Поиск авторов по алфавиту

Автор:Симеон Новый Богослов, преподобный

Симеон Новый Богослов, прп. Божественные гимны. 59

Послание к монаху, вопрошавшему (св. Отца): как ты отделяешь Сына от Отца, мыслью (ἐπινοίᾳ) или делом? В нем найдешь богатство богословия, опровергающего его (вопрошателя) хуление 1).

 

Ты воссиял и явил свет славы (Твоей),

Неприступный свет существа Твоего, Спасе,

И просветил омраченную душу,

Лучше же ту, которая есть тьма от греха,

Как потерявшую природную красоту,

И как бы из ада возвел лежащую,

И дал увидеть свет Божественного дня,

И озаряться лучами Солнца,

И самой сделаться светом, о великое чудо!

[Чему] не верят не презревшие

Славы человеческой, как Ты заповедал.

Ибо они не вкусили Божественной славы,

Которую Ты, Боже мой, дал и ныне даешь

Тем, которые от души и всецелым произволением

1) Этого гимна или послания, написанного стихами, нет ни в л. п., ни в греческ. печатном издании твор. Симеона НБ. В П. р. оно помещено под именем 21 слова, откуда оно и взято. Это то самое послание, которое Симеон написал патриаршему синкеллу Стефану, митрополиту Никомидийскому, предложившему однажды Симеону именно этот вопрос: «как ты отделяешь Сына от Отца?»... См. об этом в житии Симеона. В некоторых списках жития это послание помещено целиком; по крайней мере оно находится в рукописи Афонск. Пантелеимонова монастыря № 764 (см. каталог Ламброса т. II, стр. 428, № 6271), с которой сделана нами рукописная копия жития Симеона.

265

 

 

Взыскали Тебя — вечную славу,

Тебя воистину Бога прославленного,

Увидеть Которого не дано громкой славе.

Удостоившийся же всегда видеть Тебя

Достиг, конечно, ангельского достоинства,

Хотя и связан по природе плотью.

Если же и Ты восхотел пребывать у него 1),

Не предпочтя остаться в Себе,

То Ты исполнил Твое домостроительство,

Соделав тленного подобным Тебе

Богом, Ты — Бог пребезначальный,

Сопребывающий естеством с Богом собезначальным.

Сыном и Словом, рожденным от Тебя,

Который не мыслью отделяется от Тебя,

Но делом неотделим от Тебя.

Если же и отделяется Он, то не естеством,

А скорее ипостасью или лицом;

Ибо делом — [свойственно говорить] нечестивым и безбожным,

Мыслью же — совершенно омраченным.

В самом деле, (если) ум имеет слово, рождающееся

Непрестанно, конечно, то как же оно отделено?

Если же Оно (Бог-Слово) действительно рождается и происходит,

То и отделено, в ипостасном Слове,

Но и пребывает внутри родившего,

То есть внутри Отчего лона, должно думать,

И проходит чрез весь мир,

И все все наполняет без Отца,

И с Отцом Само все находится;

Переходит же Оно, конечно, действиями,

И перехождение (Его) мыслится чрез озарение.

Ты слышал ведь, что Оно и ходит и пребывает [на месте],

И отвращает лицо и обращает (βλέπειν),

Нисходит и опять восходит,

Приходит и обратно улетает,

И многое другое, (касающееся) Божественного действия,

1) Св. Отец разумеет здесь, очевидно, Иоан. 14, 21. 23.

266

 

 

Возвещают все Божественные Писания,

Что изрек Всесвятый Дух,

Неизреченно исшедший от Отца

И чрез Сына ниспосланный людям:

Не неверным, не славолюбцам,

Не риторам, не философам,

Не тем, которые изучили эллинские сочинения,

Не тем, которые прочли внешние писания,

Не тем, которые упражнялись в сценических представлениях (σκηνικὸν βίον),

Не тем, которые говорят много и красно,

Не тем, которые произносят великие имена,

Не тем, которые приобрели дружбу славных,

Не тем, которые содействовали действовавшим бесчестно,

Не тем, которые приглашают и приглашаемы бывают,

Не тем, которые потешают и потешаются;

Но нищим духом и жизнью,

Чистым сердцем и телом,

Стяжавшим простое слово и еще более простую

Жизнь и простейший образ мыслей,

Бегающим славы, как огня геенского,

И от души ненавидящим льстецов,

Ибо Дух не принимает лести

И не выносит слышать о том, чего нет;

Взирающим на одну только славу души

И на спасение всех братий

И (даже) в малом сердечном движении

Не питающим сочувствия к чему-либо мирскому,

К похвалам, например, или славе человеческой,

Или всякому другому удовольствию или страсти.

Ибо они мертвы, смиренны духом и сердцем,

Кротки и ревнители о Господе.

Они нечестивы для нечестивых 1)

И благоухание жизни для избранников Господних 2).

Они (даже) и блудники для блудных сердцем

И равноангельные для девственных душою.

1) Ср. I Кор. 9, 20—22.

2) Ср. II Кор. 2, 15—16.

267

 

 

Они и среди славы смиренны

И в бедности славны,

Они нищету считают как бы царством

И царство как бы нищетой.

Они, вкушая (пищу), находятся в воздержании

И, постясь, насыщаются всяким видом (ее).

Они не снисходят к неправде

И не могут презреть угнетенного

И притесняемого богатыми.

Они не стыдятся лица человеческого,

Ибо видят лицо Господне.

Они не смягчаются сердцем чрез дары

И не презирают закона справедливости,

Ибо имеют неотъемлемое богатство

И все, что в мире, считают как бы навозом.

Имея учителем Духа, они

Не нуждаются в научении от людей,

Но, озаряемые светом Его,

Созерцают Сына, видят Отца

И поклоняются Троице лицами,

Единому Богу, соединенному естеством несказанно.

От Отца же опять они тайно научаются,

Что Сын рождается нераздельно, как Он один знает.

Я же не могу изречь (этого), ибо если бы мог,

То слово, конечно, могло бы выразить то, что превыше слова и ума,

И все то, что вверху, стало бы внизу.

Ибо если бы тварь изучила Творца

И всего уразумела, каков Он,

И могла высказать словом и написать;

То дело стало бы лучше Делателя.

Оставь, человек, содрогнись, смертный по природе,

И помысли, что ты произведен из небытия

И, вышедши из матерней утробы,

Увидел мир, произведенный прежде тебя.

И если ты можешь познать высоту неба,

Или показать, какова сущность

Солнца, луны и звезд,

Где они утверждены и как совершают течение,

268

 

 

Будучи бездушными и бесчувственно двигаясь;

Или если бы ты узнал границу и меру, широту и величину

Самой земли, из которой сам ты взят,

И на чем она ходит,

И что это опять такое, или где оно совершает свой ход;

Если бы ты познал (все) это и для каждого в отдельности нашел предел;

И если бы ты исчислил песок морской,

И мог распознать природу себя самого,

И изъяснить это дело премудрости [Божией];

Тогда ты уразумел бы и Самого Творца,

Как в Троице — Единица неслиянно,

И в Единице — Троица нераздельно.

Взыщи Духа, будь вне мира,

Не дай очам сна совершенно

И не заботься о настоящей жизни,

Плачь и рыдай о том времени, которое ты потерял;

Быть может, ты умолишь Бога, и Он даст (тебе),

Как прежде дал видеть мир

И солнце и дневной свет,

Так и ныне сподобит озарить,

И показать тебе умный мир,

И просветить тебя трисолнечным светом.

Когда же его ты увидишь, тогда познаешь и то, о чем говорю я,

Тогда уразумеешь благодать Духа,

Что Он, и отсутствуя, присутствует силою,

И присутствуя, невидим в Божественном естестве,

Но и везде есть и нигде.

Ибо если станешь искать, чтобы чувственно увидеть Его,

То где ты найдешь (Его)? — нигде, конечно, должен сказать ты.

Если же возможешь умно прозреть,

Лучше же — (когда) Он озарит ум твой

И откроет зеницы сердца твоего,

Тогда ты не будешь отрицать, что Он везде есть,

Но чрез Него ты всему научишься,

269

 

 

Хотя бы ты был неученым и простецом.

Если же ты не познал, что око

Ума твоего отверсто и увидело свет,

И не ощутил еще Божественной сладости;

Если не просвещен ты Божественным Духом,

Если не плакал беспечальными слезами,

Если не увидел, что ум твой омыт,

И не познал, что сердце твое очищено

И просияло светлыми отблесками;

И (если) нежданно не нашел ты Христа внутри себя,

И не пришел в изумление, увидев Божественную красоту,

И не забыл человеческой природы,

Всего себя видя измененным;

То как, скажи, не трепещешь ты говорить о Боге?

Как, будучи сам весь плотью

И не соделавшись еще духом, как Павел,

Смеешь философствовать или говорить о Духе,

Который, (как) слышишь ты, не обитает в таковых,

Как и Слово, потому что они суть плоть (Быт. 6, 3)?

Написал же я это для того, чтобы ты знал, как я верую,

И если пожелаешь ты, то поверишь мне и опечалишься.

Ибо поистине если ты не имеешь того сокровища,

Которого мир не может вместить,

Если ты не получил еще славу рыбарей,

Приявшие которую поистине восприняли Бога;

То оставишь мир и то, что в мире,

И, вскочив на ноги, потечешь, прежде чем не заключатся

Для тебя врата жизни и здешнего зрелища,

И окончится праздник сей жизни,

И омрачится солнце и звезды,

И прейдет земля и отверзется ад,

И наступит всякая тьма и хаос.

И тогда узнаешь ты, любезная душа, и изведаешь,

Что не имеющие Божественного Духа,

Светящего в уме, наподобие светильника,

И обитающего в сердце неизъяснимо,

Отсылаются в вечную тьму.

270

 

 

Ибо и Дух есть Господь,

И Бог Отец Господа — Дух,

Один, конечно, Дух, ибо Он не разделяется.

Имеющий Его поистине имеет трех,

Но неслиянно, хотя и нераздельно.

Ибо есть Отец, и как Он будет Сыном,

Ведь Он по существу нерожденный?

Есть и Сын, и как Он сделается Духом?

Дух же есть Дух, и как Он явится Отцом? 1)

Отец есть Отец, потому что всегда Он — Родитель.

Как же бывает это вечное рождение,

Что (Сын) совершенно не отделяется от Отца

И весь происходит неизъяснимо,

Всегда пребывая в Отчем лоне

И всегда происходя неизреченно?

Сын вечно видится в Отце:

Родившись, Он пребывает неразлучным,

Происходя, Он не отделяется от корня;

Но и отдельно является нераздельным,

И будучи соединен весь с Отцом живым,

И Сам есть жизнь, доставляя всем жизнь.

Что есть Отец, то и Сын,

И что Сын, то и Отец также.

Видя Сына, я вижу и Отца,

Равно и Отец видится с Сыном;

Однако один раждает, другой же раждается,

И отдельно от Отца есть то, что Он есть.

Что же Он есть, скажи и изъясни всем людям? Бог безначальный, как и Творец всех,

Так как Он был и будет 2)

Богом равным Отцу по существу и по естеству,

И по власти, и, по образу воистину, и по виду,

И по времени Он еще не был без Отца.

Как Он происходит? — как слово из ума.

Как отделяется? — как голос от слова.

Как Он воплотился? — как слово написанное.

1) По другой рукоп. (Афонской Павтелеимоновской № 764)—Сыном.

2) По другой рукоп.— Он не произошел и не будет происходить: Он Бог равнный Отцу...

271

 

 

Быв низведен от вышних к нижним,

Я опечалился чрез себя самого,

И оплакивал род человеческий;

Так как, ища необычайных доказательств,

[Люди] приводят человеческие

Понятия и вещи и слова,

И думают, что изображают Божественное естество,

То естество, которого никто ни из Ангелов, ни из людей

Не мог ни увидеть, ни наименовать.

И в самом деле, чем можно было бы назвать Творца всех?

Ведь имена и вещи и слова Все произошло по повелению Бога.

Ибо и имена положил Он делам (Своим),

Каждой вещи свое название; Не всем же Сам, но дал, чтобы и твари

В свою очередь (своим) делам полагали имена:

И одна другую и называет и называема бывает 1).

Его же имя нам еще не известно,

Кроме (имени) «Сущий» неизреченный Бог, как сказал Он (Исх. 3, 14).

Итак, если Он неизреченен, если не имеет имени;

Если невидим, если сокровен;

Если неприступен, если один Он превыше слова,

Превыше представления не только человеческого,

Но и — невещественных умов;

Ибо Он положил тьму покровом (Своим) (Псал. 17, 12),

И потому все прочее находится во тьме,

И один только Он, как свет, вне тьмы;

То как ты вводишь 2) о Нем понятие (ἐπίνοιαν)

Или ты делом увидел отделенного 3)?

Откуда же и как прошел ты чрез тьму,

Один отделившись от всех тварей?

Если же это не свойственно тебе, но другому,

1) По другой рукоп,—и одна другою или одно другим называемо бывает.

2) В другой рукоп.—как ты вводишь самое понятие?

3) См. заглавие этого гимна.

272

 

 

То, удивляюсь, кому же? — спрашиваю тебя, чтобы научиться,

Ангелу или кому-либо другому из невещественных [умов]?

Да и не читал ли ты, что и лица

И ноги они имеют покровенными

Благоговейно и прилично Божественными крылами?

Если эти некие крылья ты будешь понимать

Не (иначе, как) покров от неприступной славы,

Ибо не естество (Божие) они видят, но славу славы;

То какому же человеку — посмеешь сказать ты?

Иоанну или великому Павлу?

Но один взывает и всем проповедует,

Что ремня одного или ремешка

Обуви он не может развязать (Лук. 3, 16).

Другой же, когда взошед на третье небо

И после того взят был в рай,

Не сказал ли тебе одному чего-либо частным образом,

Что ты скрыл и ныне желаешь возвестить?

Ибо мы не слыхали, чтобы и он

Что-либо сообщил об этом письменно,

Но и он громогласно говорит:

Я слышал глаголы, которых не могу изречь (II Кор. 12, 4);

Обитает же Бог в неприступном свете (I Тим. 6, 16).

Итак, Иоанн не развязывает ремня

И недостоин развязать ремешка одного,

Павел не мог изъяснить глаголов,

Которые он слышал, называя их неизреченными;

Кто же [после этого] исследовал так Бога,

И остался неопалимым от неприступного света?

И, проникнув в это обиталище [Бога],

Узрел самое естество Владыки,

Чтобы нечто большее Иоанна и Павла

Дерзнул он, несчастный, сказать?

Ибо кто не содрогнется и кто не восплачет

Об ослеплении и омрачении ныне говорящих

И вводящих новую и поистине странную ересь,

Низвергающую в одну пропасть всех,

Вопрошающих и вопрошаемых?

273

 

 

Ибо мыслью ли они отделяют Слово

Или делом — зломудренно заблуждаются,

С той и другой стороны попадая в ересь.

Ведь (отделять) делом значит рассекать Слово (от Отца),

Мыслью же — наоборот сливать Его,

Как бы Оно совершенно не отделялось.

Содрогнись, человече, познай себя самого,

Поведай о себе, поведай, если уж хочешь нечто (поведать);

Быть может, и ты, как Давид, воззовешь,

Говоря: дивна для меня премудрость Твоя

И ведение Твое, Боже мой (Псал. 138, 6).

Ей, оставь любопытство,

Отложи богохульные слова

И скажи прежде, как нам спастись;

Затем скажи, как сам ты спасся,

Чтобы не оказалось, что ты учишь нас (только) словом,

Но и делом показываешь усерднейшими,

Если ты не намерен самого себя наказать

И осудить, как не делавший того, о чем говоришь,

И чрез то стать выше слов,

Как никогда не положивший таковыми начала.

Положи сперва камень в основание,

Ибо на воздухе не строится здание.

Сотвори заповеди Христа-Камня,

Строителя Божественной Церкви,

Новых людей — словесных овец.

Сделай и скажи, созидая на этом Камне,

Лучше же — сам созидайся на Камне.

Он да будет для тебя и пастырем,

И архитектором, и основанием жизни.

Какая нужда в кровле прежде основания?

Сперва основание и тогда кровля:

Делание с познанием, и [только] таким образом созерцание.

Как прежде сбора винограда хочешь ты пить вино?

Оно не вмещается в ветхом мешке.

Как прежде посева думаешь ты собирать снопы

И другим сообщать пустоту?

274

 

 

Если хочешь, иди, не уклоняясь от пути,

Но научись глубине судеб

Человеческих, как одни счастливо живут,

И без сомнения, злые и неведущие Бога,

А другие несчастны, знающие Бога

И Богом одним знаемые;

Одни бедны и, вероятно, неблагодарны,

Другие же несут нищету с благодарностью,

А иные и богаты и злобно непризнательны;

Иные же, похищая и поступая несправедливо,

Думают, что Богу служат чрез это,

И многое другое, что видишь ты повседневно,

Что смертные делают и наоборот переносят;

И Бог, Творец всех, терпит,

Да не сочли бы Его как-нибудь несправедливым беззаконные

Или подобные мне малодушные.

Поучись еще Божественному суду,

О том дне и часе, в который

Все мы обнаженными предстанем

Пред судилищем Бога моего и Спасителя,

И за здешние деяния и слова,

Помышления и вместе намерения

Получим достойное возмездие.

Поведай, кто будет там дерзновенным

И кто напротив посрамленным?

Можешь ли говорить об этом без опыта?

После же этого внимай и творению,

Ибо другую бездну ты найдешь в нем.

Взгляни на небо, солнце и звезды,

Посмотри на землю-мать и могилу

Всех нас, происшедшую по повелению [Божию].

Придя же сюда, поведай о смерти,

Философствуй о многом неизбежном

И полезном для друзей и вместе для сродников,

Для богатых так же, как и для славных.

И если ты со всеми будешь толковать [об этом],

То тебе станет говорить (даже) до смерти,

И по смерти это принесет тебе пользу.

Взгляни затем на окружающий мир:

275

 

 

На находящиеся внутри его породы всевозможных животных,

На пестрый вид пернатых

И вместе на голоса маленьких птичек,

На широту, величину и границы моря;

Подивись, изумись и скажи в ответ:

О глубина богатства и ведения Божественного!

О (глубина) премудрости Твоей, всемилостивый Боже мой!

Здесь-то и смирись чрез внешние (предметы);

Собравши ум, вникни в себя самого,

Лучше же — философствуй о себе самом и о том, что относится к тебе;

И что бы ни видел ты, найди в видимых (вещах)

В каждой учителя себе в добродетели

Или изображение порочной страсти,

Дабы из величия и красоты тварей

Познал ты непостижимую премудрость

Божию и мысленную брань,

Которую предызобразил Создатель всех.

И, как змея, стяжи, конечно, мудрость,

Яд же злобы изблюй.

Как конь, беги на пути от зла,

Ржать же, разумеется, к женскому полу ты не будешь.

Стань кошкой, стерегущей мысленную мышь,

Но отнюдь не похищающей принадлежащего ближнему

И не смотрящей на долю братий твоих.

Но и [будучи] мышью, противных мышей ты будешь

Гнать, конечно, из своего дома.

Не будь волком, но от волков беги,

Лучше же — сделайся собакою Владыки,

Всею своею яростью дыша против них

И выслеживая пути Владыки твоего;

Доколе не найдешь ты и не настигнешь

Божественную добычу, не обратись вспять

И не сделайся добычею мысленных зверей.

Подражай зайцу, если не можешь собаке,

И, стяжав Христа скалою и прибежищем своим,

Скройся там, где (совершенно) 1) нет страха.

1) Это слово прибавлено в друг. рукоп.

276

 

 

Либо, как олень, взойди на горы,

Убегая от рук охотников;

Или расправь (крылья), как хорошая птица,

И пари над всеми сетями,

Под крыльями же разумей святую любовь,

Без которой никуда не уйдешь.

Подражай жребяти, носящему Творца (Мф. 21, 7),

Будь волом, влекущим Божественный плуг

И режущим сладкую борозду слова.

Всему подражай, кроме худого:

Худое (дело) — лисица, живущая лицемерием,

Которая (в действительности) одно, а показывается другим;

Ибо она притворяется, (будто) издохла, дабы похитить что-либо.

(Нечто) страшное — медведица: если где-либо и на меч она наткнется,

То не останавливается, разрывая свою рану,

До тех пор, пока сама не издохнет от нея.

Худое — свинья, жрущая ненасытно,

Худое — аспид, ибо он затыкает уши,

Худо (все) худое, и если, желая исследовать его,

Ты и избежать постараешься, любезная душа,

То поистине обретешь истинную мудрость.

Шествуя путем, о если бы шел ты к лучшему,

И вместе со всеми (тварями) познал и себя самого!

И тогда на вопрос ты ответишь мне

Словом, конечно, которое произносишь и которое я воспринимаю.

Есть ли оно в тебе, переходя и ко мне,

Или оно оставляет тебя лишенным слова?

Я знаю ведь, ты скажешь 1), что оно и ко мне перешло

И все остается в тебе, не отделившись от тебя.

Скажи мне об этом и оставь ныне Бога,

Чтобы вся вместе тварь, вострепетав, не пала

И не раздробила твою тучную плоть,

И не сокрушила твою плотяную душу,

1) По другой рукоп.—И один я ведь знаю, что...

277

 

 

И не попалила огнем ума твоего,

Который вдается в бесполезное и пустое занятие 1).

Ибо ни делом ни мыслью

Нераздельное Слово не отделяется (от Отца).

Ведь тот, кто заключен внутри дома,

Но имеет ум, блуждающий вне,

Не остался в доме без ума,

Но и с ним и вне (его), конечно, находится.

Итак, это отделение чем ты наименуешь?

Делом назовешь или мыслью — скажешь?

Если мыслью, то как весь он (ум) находится вне?

Если же делом, то как — внутри дома?

Но что, конечно, значит этот пример

В сравнении с превосходящим ум и мысль Словом?

Ибо посланное от Отца Слово,

Низойдя (на землю) и вселившись в утробу Девы,

Все было и во Отце и все во чреве,

Будучи невместимо и во всей (вселенной).

Не сократившись, не умалившись, конечно, Оно вошло все [во чрево]

И, оставшись неизменным, приняло образ раба,

И, родившись, по всему сделалось человеком,

Все пройдя (матернюю) утробу и придя в мир,

И все опять возвратившись туда, откуда же отлучилось.

Итак, мыслью или делом произошло это?

Мог ли бы ты совершенно смело сказать (это) о том, что неизреченно для всех

Ангелов и Архангелов и для всякой тварной природы?

И в самом деле, оно поистине мыслится, но не высказывается всецело

И отнюдь не постигается умом совершенно.

Каким образом Он — Бог и человек, и наоборот человек и Бог?

И Сын есть Отца, весь нераздельный от Него,

И, произойдя в мире, сделался (сыном) Девы,

1) Буквально: ни к чему полезному пускающегося в пустое пространство.

278

 

 

И остался, как сказано, невместимым для всех?

Мыслью, скажи, или делом (πράγματι)? — конечно, теперь ты замолчишь;

Ибо хотя бы и хотел сказать, ум твой не даст слова,

И многоречивый язык твой останется праздным.

Если же ты пожелал бы назвать Божественное естество вещью (πρᾶγμα),

То скажи, конечно, и какого рода, ибо я не знаю.

Слава Тебе, Отче и Сыне и Св. Душе,

Божество неописанное, нераздельное естеством.

Тебе в Духе Святом все мы поклоняемся,

Имеющие Духа Твоего и от Тебя получившие (Его);

И, видя славу Твою, не любопытствуем,

Но в Нем (Духе) созерцаем Тебя, нерожденного Отца,

И от Тебя рожденное и происходящее Слово;

(Итак) 1), поклоняемся нераздельной и неслиянной Троице

Во едином Божестве, и начале, и силе. Аминь.


Страница сгенерирована за 0.14 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.