Поиск авторов по алфавиту

Автор:Феофан (Говоров) Вышенский Затворник, святитель

Феофан Затворник, свт Письма о духовной жизни. Письмо 10. Как войти внутрь. О говений и причащении. Как рассматривать свое внутреннее состояние, готовясь к исповеди. Надо всеусердно молить Бога об истинном сокрушении. Как вызвать в себе сокрушительные чувства. О таинстве испов

Письмо десятое

Как войти внутрь. О говений и причащении. Как рассматривать свое внутреннее состояние, готовясь к исповеди. Надо всеусердно молить Бога об истинном сокрушении. Как вызвать в себе сокрушительные чувства. О таинстве исповеди. О причащении    

 

Как войти внутрь, об этом было уже говорено. Можно бы прибавить только: устройся так и держись этого строя терпеливо, ожидая Божия посещения. Милостив Бог, — получишь несомненно, только в час, в который и не чаешь, ибо оно не приходит с усмотрением. Но наше внимание должно останавливаться на том, что говорит об этом Сперанский. Припомните, что он уже касался этого предмета в первом письме, но не высказался вполне. Там он упомянул о последнем условии к получению сего дара, а здесь говорит об образе первого вступления в путь, ведущем к тому, — таком образе, которым можно измерять шаги вперед на этом пути. Именно, он говорит об удалении по временам от мира для того, чтобы поглубже заняться собою, об исповеди и причащении. Хоть эти три действия он называет тремя шагами, но в практике нашей Церкви это одно дело — гонение.

Что за дивное у нас учреждение — это говение! Хочет не хочет человек, но глубже займется

344

 

 

собою и усерднее припадет ко Господу; а тут, неведомо как, у одного засеменяется решение исправить свою жизнь, у другого зарождается забота от внешней исправности перейти к внутренней, у третьего возгорается огнь внутренней пред Богом жизни; далее — поддерживается и усиливается этот огнь строгим исполнением сего же учреждения, во все положенные у нас посты, и кроме их.

Сказав, что надо войти внутрь пред Господа, Сперанский определяет шаги туда. «Первый шаг, — говорит он, — состоит в том, чтобы войти в самого себя (удалясь от мира); второй шаг есть раскаяние; третий причащение».

Иначе сказать: брось все дела на время, пересмотри всю свою жизнь, отвратись от всего худого, оплачь то, что следует оплакать, и, положив намерение ходить по заповедям непорочно, очисти себя покаянием; затем чашу спасения приими, чтоб искреннее соединиться с Господом. Обновившись таким образом, ты с новыми силами опять вступишь в порядок своей жизни, на груды о спасении, соответственно степени твоего духовного преспеяния. Выносится из этого чина говения не всеми одно: одни выносят решимость жить исправно, другие ревность о внутренней жизни, третьи огнь этой жизни или поддержание и усиление его. Сперанский говорит о говений вообще, не ограничивая его каким-либо

345

 

 

особым состоянием духа, хоть по ходу речи видно, что он чает от этого для друга своего зарождения внутрь пребывания пред Господом.

Все действия, входящие в состав говения, так хорошо определены у Сперанского, что нам остается только переписать их здесь, лишь кое-где прибавляя несколько пояснительных слов.

«Удаление от мира. Быть одиноким 1), среди мира есть принадлежность существ совершенных, на которую мы не должны иметь притязания 2). Периодические удаления необходимы. Посвятите одну-две недели на удаление, хочу сказать: на самое строгое одиночество 3). Странность, приличия — все это вздор в сравнении с спасением 4).

1).  Лучше: уединенным в себе, собранным в сердце.

2). Утвердившиеся по внутренней жизни сильны на то, но прописываемое по временам удаление от мира, или уединение, и им необходимо.

3). У нас обычно говение ведется неделю или шесть дней, и достаточно. Временное удаление от мира требует прекращения житейских дел и сношений. У нас всего удобнее,— особенно если говение предпринимается не в пост, наряду с другими, — удалиться в какую-либо благоустроенную обитель. Там легче забыть все и заняться только делом спасения: ибо для возгревания духа необходимы и церковная служба, и душеполезное чтение, и назидательная беседа. Строгое одиночество, даже временное, тому, кто еще не умеет править споим внутренним, неполезно.

4). Если говеть в посты, не будет никакой странности и не окажется никакого опущения приличий. К сожалению, обычай говеть в посты — становится все более и более чуждым нашему обществу, особенно образованному. Это достойно сожаления, ибо обличает нерадение о спасении, а то и еще более — неверие.

346

 

 

Употребите это время единственно на то, чтоб рассматривать самого себя, без всякой примеси теоретических размышлений. Довольно вы размышляли: пора вам себя обсудить. Производите над собою следствие с трех главных точек: гражданской, нравственной и религиозной 1). Недостаточно осудить себя в общих чертах (великая ошибка обыкновенных исповедей!) — нужно спуститься до малейших подробностей; нужно иметь храбрость взглянуть в лицо всем безобразным формам своего беззакония 2). Я слишком полагаюсь на благость нашего Спасителя и на благодать, уже пребывающую в нас, чтоб не надеяться,

1). Рассматривать себя без пособия трудно, особенно на первый раз; надо иметь под руками книжку в руководство. Всего проще, возьми чин исповедания и просматривай себя по нему. Кроме сего, читай Евангелие и Послания апостольские там, где изображаются характеристические черты христианской жизни. Но поелику мы стоим на переходе к внутренней жизни, то всего пригоднее взять в руки отеческие писания об этом. Лучше всех в этом отношении «Лествица» святого Иоанна Лествичника.

2). Стороны рассмотрения суть: 1)дела или факты; 2) лежащие под ними чувства и расположения, из коих каждое может быть выражаемо множеством фактов, иногда разновидных, и 3) главное — общий дух всей жизни: кому служим — себе, миру или Богу. Когда обращаются только еще от греха к добродетели, тогда разбираются и в глаза более мечутся дела или факты; когда хотят перейти от внешней исправности к внутренней, тогда разбирают и отыскивают более чувства и расположения; а после сего стараются определить более общий дух жизни, дух самоотверженного, исключительного богоугождения. Но осматривать эти стороны должно всегда и всем.

347

 

 

что взгляд ваш не будет отведен изворотами самолюбия и что вы будете иметь достаточно сил, чтоб увидеть себя таковым, как вы есть 1). Не выходите из этого горнила прежде, чем когда вы убедитесь, что злодей, влекомый в темницу и терзаемый публичною казнью, есть некоторого рода святой 2) в сравнении с нами, людьми добра и внутреннего благочестия, которые имеем притязания 3) на благодать и на общение с Иисусом

1). Надобно усердно молить о сем Господа, прося у Него просвещения, чтоб увидеть себя. Как помогает в этом отношении откровенная беседа с своим духовным отцом прежде самой исповеди! Ее можно рекомендовать всякому, коль скоро есть возможность устроить ее.

2). Поменьше распалять воображение. Ведь это поведет только к минутным движениям, как парламентские речи, хоть, конечно, сравнения и образы могут помочь в усмирении самолюбия и разогнании его обольщений. Главное, надобно позаботиться образовать глубокое и прочное чувство и убеждение в своем непотребстве и безответности пред Богом. Тут не будет времени определить — есть ли кто грешнее. Надобно поставить председателями этого суда страх Божий, с сознанием неумолимого правосудия Божия. Он разбудит и оживит совесть, и с нею пройдет до разделения души же и духа, членов же и мозгов, то есть по всем исходищам и путям наших дел, и осудит самые сокровенные помышления сердца.

3). Не та фраза: не притязания, а самое дело. О всяком должно сказать, что он получил благодать возрождения в святом крещении, печать дара Духа Святаго — в миропомазании, получал не раз благодать разрешения от грехов в таинстве покаяния и благодать теснейшего общения с Господом — в таинстве причащения. То-то и обличительно, что не только естественные, но и все эти благодатные дары попираются грехом и грехолюбивыми расположениями.

348

 

 

Христом (вы легко проникнетесь этою истиною, вместе горькою и спасительною).

При этом разборе следует остерегаться одного камня преткновения: судя себя, не следует судить других, — следует держаться своей личности и предоставлять все сравнения Тому, Кто ведает сердца 1).

Раскаяние 2). Когда чувствуешь себя проникнутым, растерзанным в сознании своего беззакония, тогда понимаешь впервые, что такое раскаяние. Сердце сокрушенное не есть выражение метафорическое: это истинное и положительное ощущение; чувствуешь, как оно сокрушается, стирается в прах.

1). Когда Бог дает сокрушение, тогда никто не придет на ум сторонний, кроме себя. Но чтобы сокрушение пришло, надобно тереть сердце. Трется оно молитвою. Надо много молиться и в церкви, и дома; наибольшую часть говения надо посвящать молитве. Как многопомощно в этом отношении бдение или хоть умаление сна! (Достаточно вставать к утрене.) Оно даст умиление — преддверие сокрушения.

2). Это второе дело говения. Одно слово — «раскаяние» не выражает его вполне. Надо разуметь при сем и исповедь. Вернее было бы так и озаглавить. Первое дело, сознание себя кругом виновным и безответным пред Богом, производится помянутым уже судом над собою. Теперь к тому надобно приложить соответственные чувства раскаяния, и силою чувств дойти до решимости — вперед быть исправным во всем, в чем оказался теперь неисправным. Полное дело слагается из всех сих трех моментов. Самоиспытание и самоосуждение не полно без чувств сокрушения; а сии последние бесплодны без последующего решения — являть себя вперед исправным.

349

 

 

Не бойтесь измять его; напротив того, разорвите его окончательно 1), свидетельствуя, так сказать, публично об этом внутреннем раскаянии, хочу сказать, исповедуясь в церкви, то есть священнику, который, в некотором роде, есть представитель, уполномоченный всех наших верующих братий, известных и неизвестных, видимых и невидимых, живых и умерших, составляющих в

1). Истинное сокрушение Бог подает, и молить Его надобно о сем всеусердно, не переставая, однако ж, и своими усилиями вызывать сокрушительные чувства. Устыди себя пред людьми, Ангелами и святыми, подосадуй на себя за оплошность, поскорби за себя ради потерь, причиненных грехом, поболей, что оскорбил Бога, не перестававшего изливать на тебя Свои милости и тогда, как ты работаешь греху, устраши себя горькою участью, ожидающею тебя в будущем, и поплачь обо всем этом, если подаст Бог слезы. Сокрушение слагается из всех этих чувств, из коих каждое, в настоящей силе, то же для сердца, что удар молота для камня. Сокрушился? — благо тебе. Но надобно же подумать и о том, чтоб поправить свое горькое состояние. Это производится решимостью — не ходить более теми путями, которые довели до него. Все тут в двух словах: согрешил, не буду. Этот акт имеет иной смысл в первую исповедь, когда отстают от греха и обращаются на путь добродетели; иной — в тот период, когда ищут внутренней жизни; и иной — когда она утверждается уже. Во втором, много помогает этому делу повседневная исповедь и откровение помыслов духовному отцу; в третьем, кроме сего, — поминутное очищение себя сердечным покаянием, или непрерывное сокрушение и плач сердечный. Но во всех видах раскаяния надобно доходить до причин уклонения от правоты и придумывать, как чего избежать впредь, чтоб, когда будет произноситься: согрешил, не буду, ясно было, что и как будет делаться потом.

350

 

 

смысле мистическом и истинном тело Иисуса Христа 1). Не боюсь утверждать, что внутреннее раскаяние, как бы оно ни было горячо, без этой форменной исповеди (разве при неодолимых препятствиях) всегда будет не полно 2).

1). Священник, при исповеди, не есть представитель всех верных, а носитель (не представитель) власти Господа Иисуса Христа, разрешителя грехов наших. Власть вязать и решить вручил Господь священству, которое и носит ее в том же полном значении, как она есть в Господе. Потому-то священник и говорит: «Аз недостойный, властию Его, мне данною, прощаю и разрешаю». В человеческих обществах люди сами себе пишут законы и наблюдение за исполнением их поручают избранным своим, в руки которых дают и власть судить и наказывать неисполняющих. Тут можно сказать, что власти суть представители общества и его силою действуют; в Церкви же все заповеди от Господа, члены Церкви, не участвуя в законодательстве, не имеют и судной власти; не имея же ее, не могут иметь притязания и на представительство ее от своего лица. Не того ищет кающийся, чтобы другие христиане его простили и извинили, а того, чтобы Господь простил и не помянул более беззаконий его. Это и делает разрешение священника силою и властью Господа; оно изглаждает грех отвеюду, где бы он ни означился. Церковь, как союз лиц, похожа на другие общества; но существенно отлична от них тем, что она есть союз верующих в Господа — главу, производителя и сочетателя воедино всех членов Церкви, и душу всего тела ее. Это надобно всегда помнить, чтобы ни в этом, ни в другом каком-либо случае не переносить на верующих силу и действие Церкви, которая есть в ней не от нее, а от Господа — Главы. Сама Церковь, как союз людей, — ничто. Вся сила ее от Господа, чрез нее действующего.

2). Слова: «без форменной исповеди» не хороши. Лучше бы так: без таинства исповеди, или без словесного исповедания грехов своих пред священником в таинстве покая-

351

 

 

Причащение. В причащении Иисус Христос истинно соединяется с нами. Он всегда в нас 1) (и это присутствие называется благодатию; вот истинный смысл этого выражения, столь мало известный книжникам нашего века), — хотя мы Его и не ощущаем, но мы должны Его ощущать в себе; и для того чтоб возбуждать или оживлять сие ощущение, и установлено святое причастие 2). Те, которые уверяют, что вследствие постоянного непрерывного общения они могут обойтись и без

ния. Без этого одно внутреннее раскаяние не только не полно, но и бесплодно; оно пустоцвет. Благодать потеряна чрез грех; кающийся ищет возвращения ее. Когда священник произносит разрешение от всех грехов, то снова отверзается в нас дверь для входа благодати, которая тут же и исходит, и во многих случаях очень ощутительно. У многих тут же зарождается и настоящая внутренняя жизнь, и внутрь пребывание пред лицом Господа, зачавшись в этот момент, уже потом не прекращается.

1). Надобно приразумевать: пока мы не впадаем в смертные грехи, и не болим беспечностию и нерадением о богоугождении и спасении. Ибо в этом случае Господь отходит, и стоит уже вне и толцет, чтоб опять войти.

2). Этого мало. Господь Сам говорит об этом сильнее: аще не снесте плоти Сына Человеческаго, ни пиете крове Его, живота не имате в себе. Ядый Мою плоть, и пияй Мою кровь во Мне пребывает, и Аз в нем (Ин. 6, 53, 56). Таким образом, причащение есть дело существенное в христианской жизни, как в теле принятие каждым малым членом кровяных частиц существенно в деле жизни его. Ощущение живого с Господом общения при этом может быть и не быть. Это в руках Господа: как Ему угодно, так и творит. Но в достойно причащающихся жизнь от Господа всегда приемлется и действует — сокровенно ли то или явно.

352

 

 

этого специального сочетания, заблуждаются глубоко. Ибо, во-первых, постоянное общение предполагает высокую степень святости,— а кто будет достаточно смел, чтоб ее себе приписать? Далее, предположив даже, что существует это непрерывное общение, сие другое, нарочитое и символическое, общение лишь оживит и усилит его. Итак, оно во всяком случае чрезвычайно полезно и нужно 1). Присовокупите к этим доводам, что ваша церковь представляет к этому упражнению столь великие удобства, что не пользоваться ими непростительно 2). Было бы излишне предупреж-

1). Слова: «без специального сочетания» не хороши. Лучше так: без этого сочетания чрез богоучрежденное таинство Тела и Крови. Равно не точно и «символическое общение»: тут не символ общения. Лучше бы и здесь сказать: общение чрез таинство Тела и Крови Господних. Отказываться от причащения, ссылаясь на присущее уже общение с Господом, могут только теоретики, а не практики. Кто самым делом достиг непрерывного общения с Господом и ощущает Его, тот сильнее еще, чем прежде, стремится к таинству причащения, — и причащается, как только есть возможность. И это не потому только, что причащение полезно или сладостно, а потому, что оно есть условие, без которого нет духовной жизни, ибо Господь Сам сказал: иначе живота не имате в себе.

2). Сперанский пишет к лютеранину о лютеранской церкви. В какой мере благодать Божия присуща этой церкви — не наше дело судить. Может быть, здесь приложимо слово Господа: по вере вашей буди вам (Мф. 9, 29). На сколько веруют, на столько и получают. Но что говорится об удобствах причащаться в этой церкви, то надобно бы выразить так: «И ваша церковь представляет удобства. В нашей Православной Церкви есть все удобства, но и ваша не ли

353

 

 

дать вас относительно другой опасности — сердечной сухости. Вам слишком хорошо известно, что кротость и горячность чувства не всегда суть верное ручательство в умножении благодати; напротив, она действует могущественнее при внутренних мучениях и крестах 1)».

Изложив весь порядок говения, Сперанский дает другу своему несколько уроков, применительно к тому. Уроки эти такого рода, что могут идти ко всякому из нас: ими стоит заняться.

1). Сухость во время говения или, как обычнее бывает, вялость и безжизненность зависят от того, что не все исполняют, чего требует говение. Одни много умом работают, другие ограничиваются одним внешним чином говения. Надобно все исполнять, — не удаляться только от мира, но и поститься, в церковь ходить и дома молиться, читать, размышлять, беседовать с кем-либо единомысленным. Переходя от одного к другому, говельщик будет постоянно оживляться и избежит сухости.


Страница сгенерирована за 0.31 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.