Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Равноапостольный великий князь Владимир. Судьбоносный выбор

РАВНОАПОСТОЛЬНЫЙ ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ВЛАДИМИР

 

В далеком X веке трудами святого равноапостольного великого князя Владимира Русь восприняла от Восточной Римской империи — Византии — христианскую веру и культуру, сделав духовный и цивилизационный выбор, определивший вектор исторического развития нашего народа. По словам митрополита Киевского Илариона, автора знаменитого «Слова о Законе и Благодати», «вера благодатная по всей земле распространилась и до нашего народа русского дошла... Все страны Благой Бог наш помиловал и нас не презрел, восхотел — и спас нас, и в разумение Истины привел».

Тем самым святой князь Владимир, просветивший предков наших светом Христовой истины, стал основоположником новой цивилизации, в которую вошла Древняя Русь, — той самой цивилизации, которая в течение веков была украшена величайшими достижениями человеческого духа и человеческой мысли.

Сам же равноапостольный князь стал одним из тех, кто олицетворяет православный идеал праведной власти, руководствующейся подлинными ценностями, направляющей человека и общество к Богу, к жизни по Его заповедям.

Сегодня у многих представителей интеллигенции, у думающих людей, да и у тех, кто не очень часто обращается к книгам, возникают вопросы: «А, собственно говоря, что произошло тогда, больше тысячи лет назад? Что дало нам, нашей стране, всем странам исторической Руси Крещение?» Что же действительно принес нам сей святой муж? Почему спустя многие столетия мы торжественно совершаем его память?

76

 

 

Суть подвига князя Владимира замечательно выразил тот же святитель Иларион. «Все страны, и города, и народы, — пишет он, — чтут и славят каждый своего учителя, научившего их православной вере. Похвалим же и мы, по силе нашей... великое и дивное сотворившего, нашего учителя и наставника, великого князя земли нашей Владимира». Его мудрый выбор изменил весь ход нашей истории, ибо принес нам весть о Спасителе мира Христе — Немеркнущем Солнце Правды, озаряющем Своим Божественным светом человеческое бытие. Благодаря равноапостольному князю Владимиру наш народ оказался под покровом усердной Заступницы и скорой Помощницы — Пречистой Девы Богородицы, простирающей над землей нашей Свой честной омофор. Благодаря этому святому правителю была основана Церковь Русская, которая вот уже более тысячи лет несет людям слово жизни, любви и мира и в которой мы, как и наши предки, обретаем Царство Небесное.

Крещение Руси — поворотное событие в судьбе всех народов, что наследуют сегодня традиции, дух, веру Святой Руси — той самой, которая вышла из днепровских вод крещения. Мы знаем, что это событие повлекло за собой огромные перемены в ментальности людей, в их нравственности, в устроении государственной жизни. Оно так мощно подтолкнуло развитие культуры, искусства, что Древняя Русь оказалась не позади, а наравне с другими европейскими странами — об этом красноречиво свидетельствуют браки, которые заключались с монархами Западной Европы. Русь была действительно цветущим государством — от Галиции до Волги, от Балтийского до Черного моря. И все мы являемся духовными и культурными наследниками той цивилизации, которая была создана в результате Крещения Руси.

Личность Крестителя Руси — Киевского великого князя Владимира всем хорошо знакома по учебникам истории. Отец

78

 

 

Владимира князь Святослав, победитель Хазарии, был сыном князя Игоря — того самого Игоря, которого непокорные древляне разорвали на двух деревьях, это за него отомстила его жена — княгиня Ольга, первая из русских правителей ставшая христианкой. У Владимира были еще два брата — Ярополк и Олег. После смерти Святослава Ярополк стал княжить в Киеве, Олег — у древлян, а Владимир — в Новгороде. Ну, казалось бы, три брата, три удела — живите в мире! Но происходит прямо противоположное. Ярополк убивает Олега и собирается идти на Новгород, чтобы убить Владимира. Тот, понимая, что не справится с дружиной Ярополка, бежит к варягам, собирает войско. Ярополк возвращается в Киев. Но теперь уже Владимир, обретший военную силу, достаточную для захвата Киева, идет против родного брата, хитростью заманивает его к себе и убивает.

Вот картина из жизни дохристианской Киевской Руси. Три брата — три смертельных врага. Нужно сказать, что и после принятия христианства были, конечно, междоусобные брани, были и случаи убийств. Но это уже не считалось явлением обыденным, которое не получало никакой критической оценки со стороны людей. А до того ситуация: три брата — маленькая звериная стая — была некой нормой.

Ну а что же личная жизнь Владимира? Он женится на полоцкой княжне Рогнеде, а когда убивает Ярополка, берет в жены и его жену-гречанку. Кроме того, у него множество наложниц — вот такая семейная жизнь.

Князь Владимир, как и его предки, обращал свой взор на соседей и воевал весьма успешно. Он распространил свое политическое влияние, а значит, границы единого Древнерусского государства на Червонную Русь — это крайний запад, на Волжскую Булгарию — восток, на вятичей — север. Новгород исторически входил в состав единого Русского государства, а на юге — Тмутаракань, Причерноморье. Огромная страна!

79

 

 

Владимир Святославич был успешным правителем. Он был мудрым, сильным, жестоким, как и полагалось языческому князю. Благодаря своему полководческому таланту он сумел объединить разрозненные славянские племена и воссесть в Киеве как великий правитель всей Руси.

Вместе с тем князь Владимир прекрасно понимал, что реализовать главную идею своей жизни — по-настоящему объединить славянские племена на подконтрольных ему территориях — невозможно без общей мировоззренческой основы.

Еще будучи рьяным язычником, князь стремился привести разные культы к некоему единству. Он создает в Киеве капище всем национальным лжебогам, целый пантеон идолов, воздвигает изображения Перуна, Даждьбога и прочих древних славянских идолов-божеств даже там, где их почитание не было распространено.

Но, внутренне неудовлетворенный языческой верой, князь Владимир ищет духовный выход из той ситуации, в которой находились он и его предки.

В то время, да и гораздо позже, именно религия была мировоззренческой основой жизни людей. Вспомните «Тараса Бульбу» Гоголя: «А ну-ка перекрестись!» То, как человек накладывал на себя крестное знамение, было, если хотите, паролем «свой — чужой», неким кодом или знаком, который определял принадлежность к той или иной группе. Избирая религиозный фактор в качестве основополагающего для объединения славянских племен, князь Владимир делал то, что должен был сделать, потому что в этом смысле иного выбора у него и не было.

Однако оставался, конечно, выбор — какую веру принять. Крещению Руси предшествовали годы осмотрительного изучения всего того, что тогдашний мир предлагал с точки зрения религиозного выбора. И из всего многообразия предложений князь Владимир останавливает свое внимание на Православии,

80

 

 

на восточном христианстве. Тем самым он делает судьбоносный выбор.

Следует отметить, что в то время еще не произошло окончательного разделения между Востоком и Западом. Но причина, по которой князь Владимир обратился к вере, которая была принята в Византии, а не в западном Риме, тоже очевидна. Константинополь был центром культурного мира, в то время как Рим прошел через страшный период упадка, связанного с вторжениями варварских племен. Правда, в VIII веке император Карл Великий попытался объединить разрозненные государства Западной Европы, но то были лишь первые шаги. Рим, находившийся в разрухе, и сравнить было нельзя с Константинопольской империей, достигавшей тогда пика не только экономического и военного, но и культурного, духовного могущества. Первое тысячелетие — это век византийских святых отцов, философов, богословов, которые обогатили христианскую мысль своими замечательными творениями. И сейчас, читая их тексты, мы сознаем, насколько они актуальны, насколько глубоки, насколько поразительны. Святоотеческий вклад в мировую культуру невозможно переоценить. С этим столкнулся и князь Владимир, выбирая, у кого просить крещения, куда идти — на Восток или на Запад. И мы знаем, что, выбрав Православие, он не сделал ошибки.

Владимир принимает крещение, женится на константинопольской принцессе Анне, и с этого момента начинается новый отсчет в его жизни. И как будто подменили этого разгульного, жестокого, коварного князя! Он в корне изменил свою личную жизнь, у него поменялось отношение к окружающим, к народу, он стал милостивым, хотя и строгим правителем. Он начал строить храмы, кормить нищих, заботиться о страждущих. Больных и неимущих в древнем Киеве потчуют рыбой и квасом. Разве можно представить, чтобы это было возможным, когда Владимир был язычником? Вовсе нет! Внутреннее

81

 

 

перерождение было настолько очевидным, что некогда грозного, жестокого и, конечно, несправедливого князя народ стал называть Красным Солнышком. Это, наверное, единственный случай за всю нашу историю, когда не кто-то из придворных, из элиты, желая угодить правителю, наградил его подобным эпитетом, — из самой глубины народной жизни вышло признание того, что крещение изменило Владимира.

В своем «Слове о Законе и Благодати», пытаясь проникнуть в тайну князя Владимира, понять этого великого человека, митрополит Иларион обращает к нему вопросы, которые отражали, видимо, недоумение общества тех времен: «Как открыл ты свое сердце Богу? Как принял страх Божий? Как проникся любовью к Богу?» Почему он задает эти вопросы? Да потому, что обращение князя Владимира не было делом очевидным. Оно не проистекало ни из условий жизни того времени, ни из культуры самого князя. Одни историки говорят о влиянии бабки, княгини Ольги, которая крестилась в Константинополе; другие утверждают, что для обращения князя были некие политические предпосылки — необходимость войти в более тесное общение с соседними христианскими странами и в первую очередь с Византией. Но веру из-за политики люди не меняют. Да и сменить веру в то время означало бросить вызов очень многим — как это и случилось. Современники недоумевали: уж очень не соответствовала христианским принципам та жизнь, которую прежде вел Владимир, известный не только своей жестокостью, но и распущенностью, нечистоплотностью в отношениях с людьми; летописцы, не стесняясь, рассказывают нам о многочисленных пороках великого князя.

Уж очень непонятным с точки зрения житейского и политического прагматизма является все то, что произошло с князем. Он опускается в купель Крещения одним человеком, а выходит из нее совершенно другим. Что же послужило причиной такого радикального мировоззренческого переворота?

82

 

 

Как пишет митрополит Иларион, «воссиял разум в сердце его, чтобы уразуметь суету идольской лжи». Князь Владимир прозрел эту суетную ложь, и не только умом своим, но и сердцем, потому что одни лишь мысли не могли бы произвести столь глубокого переворота не только в его душе, но и в жизни многих людей. Нужно было, чтобы все естество подчинилось этим мыслям, чтобы ими было проникнуто сердце. И в таинстве Крещения Владимир обретает такое единство мыслей и чувств. Он принимает и разумом, и сердцем веру христианскую и становится другим человеком.

Для чего я так подробно рассказал историю князя Владимира, которую многие наверняка хорошо знают? Для того, чтобы на примере его личности можно было понять, что произошло в результате принятия крещения с одним лишь человеком. Но ведь крещение князя не было только его личным делом — он был главой народа, и его выбор стал выбором всего народа! Летом 988 года в Днепре были крещены киевляне — по приказу князя, хотя многие уже сами имели потребность в таком действии, потому что в Киеве уже до того были греческие священники, привезенные еще княгиней Ольгой, и даже в дружине князя многие были христианами. Святитель Иларион, восхваляя князя Владимира, говорит, что он «не одного человека обратил от заблуждения идольской лжи, не десятерых, не город, но всю землю эту». Народ крестился, народ принял веру; после этого началось распространение Православия по всей территории огромного Киевско-Новгородского государства.

Мы не можем даже представить себе, насколько трудным был этот шаг для святого князя Владимира! Каждый из своего личного опыта знает, как сложно противиться устоявшимся традициям и обычаям. Они входят в плоть и кровь людей, они создают некую внешнюю культуру, выйти из которой означает совершить мужественный поступок — поступок, несомненно,

83

 

 

сопровождаемый отрицательным отношением к себе других. Так было и во времена князя Владимира.

Были люди, которые говорили, что князь делает неправильный выбор. Многие не одобрили его, потому что, и крестившись, душой оставались язычниками. Для них отеческая языческая вера была ближе и понятнее. Она потакала человеческим страстям, раскрепощала человеческие инстинкты, сопровождалась как бурными застольями, так и кровавыми жертвоприношениями. Этим людям было трудно порвать со свободой языческих нравов и принять новые обязательства пред Богом, которые требовали духовного подвига, самоограничения, то есть того, что противно языческому образу жизни. Некоторые упрекали князя в том, что он предался иноземцам — тем, кто, мол, навязал нам эту веру. Но, подобно равноапостольному царю Константину, князь Владимир не побоялся пойти наперекор воззрениям своей дружины и бояр — правящего класса Древней Руси, связывавшего языческие культы с властью, богатством, плодородием. Не устрашился он и гнева толпы, подстрекаемой жрецами и готовой совершать кровавые жертвоприношения. Великий благоверный и равноапостольный князь делает решительный шаг в другую сторону.

Для того чтобы так круто развернуть жизнь народа, князю Владимиру нужно было быть человеком могучим, целеустремленным, сильным, мужественным, терпеливым.

Что же означало Крещение для нашего народа? На примере князя Владимира мы можем сказать, что это означало для отдельного человека, — это изменение образа жизни, образа мыслей, это другие ценности, другая поведенческая модель. А для государства, для народа это означало смену исторического курса. Несмотря на все трудности, совершилось историческое деяние: вместе с Крещением Русь сделала свой цивилизационный выбор. Это было событие эпохального значения не только для самой Руси и не только для Европы, но для всего мира.

84

 

 

Восприняв веру из Восточной Римской империи, Русь в полной мере приобщилась и к Божественному откровению, и к величайшей культурной традиции своего времени, творчески восприняв и развив ее. Через коммуникацию с Византией Русь вошла в общеевропейское культурное пространство, что открыло огромные горизонты не только для культурного, духовного, но и для политического развития нашего народа.

Если мы посмотрим на дальнейшую нашу историю, то увидим, что следствием судьбоносного выбора одного человека со временем стали плоды святости сотен тысяч людей. Духовные наследники святого Владимира явили миру подвиги веры и благочестия на всем пространстве исторической Руси и за ее пределами. Это еще раз доказывает, что духовный путь святого равноапостольного князя имеет универсальное, не подверженное временным изменениям значение.

Как Моисей, услышавший призыв Господа: Выведи из Египта народ Мой (Исх. 3, 10), князь Владимир вывел Русь из языческого плена и поставил на светлую стезю исповедания Христа как Бога и Спасителя. Вместе с христианством на Руси была принята иная система ценностей — евангельских ценностей, которых не существовало в языческом обществе. Эта система ценностей во многом стала определять и отношения людей, и не только в семье, но и в обществе; она сформировала личную и общественную мораль.

К сожалению, после кончины князя Владимира Отечество наше снова погрузилось в междоусобные брани. Много было пролито невинной крови — казалось, пример князя Владимира не повлиял на людей так, чтобы во мгновение ока изменилась их жизнь. Действительно, во мгновение ока такие изменения не происходят. Но у нас есть очень яркие исторические свидетельства того, что перемена произошла не только в духовной жизни князя Владимира, но и в других людях. Примером такого слома старых ценностей и обретения новых являются

85

 

 

сыновья князя — Борис и Глеб. Казалось бы, они должны были силой отвоевывать киевский престол у своего брата или же, зная, что тот способен на братоубийство, мечом защитить себя. Однако они становятся нашими первыми русскими святыми, отказавшись поднять меч на брата, и получают наименование «страстотерпцы». Даже столкнувшись лицом к лицу с посланной против них дружиной, они не обнажают меча, а склоняют в смирении главу перед волей Божией и погибают, свидетельствуя о жизненной силе того духовного и нравственного идеала, который вошел в них и во многих через Крещение Руси.

Не в одночасье ушла прежняя жизнь — не так уж быстро осуществлялась христианизация народа, еще многие столетия сохранялись рудименты языческого мышления. Кем были языческие боги киевского пантеона? Это рукотворные символы человеческих страстей и буйства внешней стихии, ведь именно перед стихией в ужасе склонялись язычники и одновременно искали в идолах оправдание своей жизни и своих поступков. И вот произошел слом всей старой мировоззренческой основы, и христианский идеал не без труда, но входит в плоть и кровь, в саму жизнь нашего народа. Этот идеал и был назван Святой Русью.

Разве не было на Руси грешников? Были и, может быть, не меньше, чем в других странах. Но называли мы себя Святой Русью потому, что самой возвышенной целью бытия, подлинным немеркнущим идеалом стала святость, и выше этого идеала не было ничего. Конечно, каждый взбирался к святости по-своему. Кто-то шел до конца и увенчивал духовный небосклон Руси своим именем, вписывая его в сонм других русских угодников Божиих. Много было и тех, кто этого идеала не достигал. Но ведь от этого идеал не теряет своего значения! Идеал — это свет, на который мы идем, и каждый приближается к нему по мере своих возможностей и сил. Если же свет

86

 

 

гаснет, то наступает тьма. И тогда человек становится легкой добычей любых сил, способных оказывать влияние на его сознание, на его совесть, чувства...

За последующие десять столетий нашей христианской истории Господь явил в народе нашем множество святых, сформировались наша культура и цивилизация. И все то, чем мы живем сейчас, само наше мировоззрение имеют своим основанием судьбоносное решение князя Владимира обратиться к Богу истинному и вслед за собой повести народ. Что может по своему значению сравниться с этим великим подвигом Крестителя Руси? Какое политическое прозрение, столь свойственное многим великим политикам, может сравниться с этим духовным прозрением, определившим на тысячелетие исторический путь народа, и со всем тем великим, что наши люди совершили в течение этой тысячи лет?

Князь Владимир как бы прозревал толщу предстоящих веков, его взор словно пронизывал все столетия, что отделяют его от нас. Он словно видел и происходящее ныне в его Отечестве, потому и избрал веру, которая является истинной. Познаете истину, и истина сделает вас свободными (Ин. 8, 32), — говорит Спаситель. И те язычники, которые считали себя свободными, но находились во власти греха, в полном порабощении у диавола, становятся людьми поистине свободными, открывающими свое сердце и свой ум навстречу веянию Божественной благодати.

Подвиг князя Владимира был в том, что он устремил свой взор к самому главному. Он прозрел то, что многие и сегодня прозреть не могут. Он увидел те ценности, без которых человек не может жить, без которых он теряет свое богоподобие, свою человеческую сущность. Без этих ценностей человек может превратиться в зверя, который, устремляясь к материальному богатству, к политическому могуществу, будет уничтожать все на своем пути...

87

 

 

Святой Владимир сделал самое важное в истории Руси — он привел нас к граду Небесному. Вспоминая слова апостола Павла, мы можем сказать, что именно со времен князя Владимира мы не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу (Еф. 2, 19).

В Евангелии есть удивительная притча, в которой Господь говорит о Царствии Божием. Оно уподоблено человеку, который нашел клад под землей, а потом пошел и продал все, что имел, чтобы купить ту землю. Царствие Божие уподоблено и купцу, который, найдя жемчужину дорогую, желанную, продал все, что имел, чтобы обрести ее (см.: Мф. 13, 44-46).

Духовный подвиг князя Владимира сродни исполнению этой притчи. Он отдал все, что имел, — все свои духовные и даже философские ценности, — чтобы обрести новую духовную, интеллектуальную доминанту, которой для него стала Божия правда, и чтобы эта доминанта присутствовала и в жизни народной.

В этой притче есть и другой образ — образ невода: Царствие Божие подобно неводу, который собирает всех рыб в море, попавшихся на его пути. Но когда невод извлекают на берег, то добрую рыбу оставляют, а худую выбрасывают (см.: Мф. 13, 47-48). Затем Господь говорит о Своем Суде, о конце истории, который связан с этим Судом.

Критерием Божественного выбора между теми, кто будет оправдан, и теми, кто будет осужден, как раз и явится степень верности людей Божией правде. Эта правда должна осуществляться не только в личной жизни каждого из нас, но и в жизни обществ и народов.

Этот великий идеал был включен в нашу национальную культуру, он отразился в изобразительном искусстве, в архитектуре, в музыке, в классической литературе и философии. И даже тогда, когда люди сомневались, даже когда многие отрицали само бытие Божие, тема поиска

88

 

 

Бога — богоискательства, внутренней интеллектуальной и духовной борьбы — была в центре и философской мысли, и художественной литературы, и народного духовного поиска.

Не случайно в дни памяти святых равноапостольных мужей и жен Церковь предлагает нам чтение замечательных слов апостола Павла: Возвещаю вам, братия, что Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое... я принял его и научился не от человека, но через откровение Иисуса Христа (Гал. 1, 11-12). В этих словах утверждается великая истина, что Евангелие не есть плод человеческой мудрости, но что Евангелие есть Божественное откровение, то есть слово Самого Бога. Святой князь Владимир жизнью своей явил правоту этих слов.

Почему те ясные и понятные языческие цели и ценности, которые князь исповедовал ранее как правитель государства, он изменил на другие? Потому что с Крещением он в свой разум и в свое сердце принял Христа, принял новую систему ценностей, радикально отличающуюся от того, чем жил, во что верил и ради чего боролся раньше.

Каждый знает, что такое Крещение. Через Крещение мы получаем благодать Святого Духа, входим в общину апостолов, которая именуется Церковью, устанавливаем личную связь с Богом. Именно через Крещение и Миропомазание замыкается связь между Богом и человеком. Актом Крещения мы словно «включаем» способ соединиться с Господом, и ток — не электрический, но Божественной энергии — от Бога переходит к нам, а навстречу Богу идут наши молитвы. Вот что было самым главным в Крещении Руси — соединение людей с Богом Живым через Господа Иисуса Христа.

Слова апостола Павла являются ключевыми для понимания того, что есть евангельская весть, евангельские заповеди и евангельская система ценностей. Все это не от человека, но через откровение Иисуса Христа. Через человека мы

89

 

 

получаем многое — все знания, которые накоплены человеческим родом. Культуру также созидают люди. Но мы знаем, что знания являются преходящими: что-то остается на долгие годы, может быть, навсегда, а что-то заменяется новым пониманием, новыми взглядами на мир, и старые знания уходят в небытие.

То же самое можно сказать про любой род человеческой деятельности: что-то непременно сохраняется, но большая часть произведенного силой человеческого ума или эстетического чувства уходит в небытие. Как много памятников искусства было создано в Античности, но только ничтожно малую их часть мы можем сейчас увидеть в музеях. А ведь то была великая культура.

А знания? Какие-то дошли до нас, а что-то растворилось в бурях человеческой истории. За последние две тысячи лет сколько всего было разрушено, уничтожено, а сколько потеряло всякий смысл для современных людей, сохранив свою ценность только для отдельных ученых, узконаправленно изучающих те или иные явления древности!

Что из созданного князем Владимиром дошло до нашего времени? Кажется, немного. Материальная культура практически не сохранилась в том виде, в каком она создавалась в X-XIвеках. О жизни наших средневековых предков мы можем судить лишь по немногим и обычно более поздним образцам. Что же в полной мере, без какого-либо разрушения и изменения, дошло до нас от князя Владимира? Вера православная! Почему? Потому что князь Владимир, как и апостол Павел, воспринял евангельскую весть не от человека, но через откровение Иисуса Христа.

Если бы Крещение Руси было только культурным актом, о чем сейчас говорят историки, ученые, то, наверное, ничего не осталось бы — все было бы разрушено в ходе трагической истории нашей страны, все сгорело бы в огне войн.

90

 

 

междоусобных браней, разрушилось бы под влиянием мощных интеллектуальных сил, которые воздействовали на наш народ, нередко желая оторвать его от Бога. Чего только стоило нам XX столетие! Мы знаем, какие огромные силы работали на то, чтобы разрушить духовную доминанту нашего народа. Но не получилось! Мы как народ и как Церковь прошли через эти испытания! И не существует никакого другого института, кроме Православной Церкви, который, пережив все эти испытания, сохранил бы свое единство и свою духовную силу. Это произошло не потому, что во главе Церкви — умные и образованные люди и духовенство честно исполняет свой долг, но именно потому, что тогда в Киевской купели замкнулась связь между каждым человеком, крестившимся в Днепре, и Господом.

В самой сердцевине Евангелия лежит слово Божие, непререкаемое и не подверженное разрушению со стороны вихрей истории. Именно поэтому не умирает и евангельское слово, и все то, что создают люди, связывая свое творчество с Божественным откровением.

А что лежит в основе этой системы ценностей, которой святой Владимир отдал разум, душу и жизнь? В центре евангельского послания — то, что людям до сих пор трудно понять, что не перестает удивлять каждое последующее поколение своей новизной и притягательной силой. Это самое главное — любовь. Любовь как основа бытия, любовь как основа личной и семейной жизни, любовь как основа жизни общественной и даже государственной.

Эти слова остаются непонятными для многих людей — гораздо понятнее власть, деньги и могущество. Под эти цели можно сверстать любую политическую программу, можно вдохновить людей на борьбу, даже на войну, потому что в каждом сидит этот бес — стремление быть богатым, сильным, могущественным.

91

 

 

Что же такое любовь, которую проповедует Христос? Как можно возлюбить ближнего, как можно возлюбить даже врага? Этот вопрос, уже будучи верующими людьми, мы задаем себе, сознавая, что в сердце нашем нет любви к другому человеку, а тем более к врагу. Что же означают эти слова Господа? Ведь это не человеческие слова, не мудрость поколений, не мудрость народов или всего человечества, — это Божественная мудрость. Понятна она людям или непонятна, способны люди следовать этой мудрости или не способны — от этого слово Божие не перестает оставаться Божиим словом и Божественной истиной, вечной и неизменной. И сила верующего человека в том, что, даже не осознавая в полной мере Божественной истины умом своим и опытом жизни, он преклоняет перед нею колена ума и сердца своего в послушании слову Божию.

Божественная истина становится понятной через внутренний, религиозный опыт человека. Этот опыт помогает нам понять то, что Бог во Христе, Сыне Своем, совершил ради нашего спасения. Господь пришел и пострадал для того, чтобы люди имели жизнь и жизнь с избытком (Ин. 10,10), чтобы эта полнота человеческого бытия не прекратилась со смертью, но перешла в вечность. Господь ради этого пришел и отдал Свою жизнь, Себя на поругание человеческой злобе, зависти, гневу и нечистоте. Он сделал это, движимый любовью к людям, к Своему творению. Пример Самого Господа помогает нам понять, что есть любовь: это есть прежде всего способность отдавать себя другим. Готовность отдать себя, часть своей жизни, времени, заботы, человеческого тепла и участия другому и есть проявление любви. Любовь — это не красивые слова, а способность разделять с другими свою жизнь.

Богу было угодно, чтобы именно эта способность разделять свою жизнь с другими легла в основу человеческого бытия, в основу самого главного закона, по которому только и должна устраиваться личная, семейная и общественная жизнь...

92

 

 

Всему этому мы научены от Киевской купели, от святого князя Владимира. Он прозрел тайну человеческого бытия и счастья, он отказался от жестокости и властолюбия, от всего того, что еще недавно грело его душу и вдохновляло на поступки. В тот момент князь Владимир переосмыслил всю свою жизнь и дал нам великий завет любви и единства...

Есть еще нечто, связанное с Крещением Руси, о чем нужно непременно сказать. В Евангелии от Иоанна Господь называет Себя пастырем добрым, а паству Свою, то есть всех нас, называет овцами (см.: Ин. 10, 11). Вот какие замечательные слова мы находим в этом евангельском отрывке: А овцы за ним идут, потому что знают голос его (Ин. 10, 4). Те, кто жил в деревне, кому приходилось пасти овец, помнят, что они не очень умные животные, ими трудно управлять, трудно быть пастырем для овец. Почему же Господь Свою паству назвал овцами? Конечно, не потому, что Его паства глупее других, не потому, что она имеет меньше знаний, но потому, что любой человек несоизмерим силой ума своего с величием и могуществом Божиим и мы, все люди земли, — овцы пред Богом.

Мы знаем, что существует иной взгляд на мир и на Бога. Некоторые Бога отвергают, некоторые горделиво противопоставляют себя всему тому, что известно о Боге из Его слова. Некоторые бросают Богу вызов, некоторые возносят хулу на имя Божие, но все они — овцы, только не слышат голоса Пастуха, своего Пастыря. А какие же голоса слышат люди сегодня? Те, которые громко звучат, привлекают своей силой — либо той, что опирается на человеческие знание и логику, либо той, что посредством денег трансформируется в огромную мощь средств массовой информации... Но есть еще некий голос, который мы все иногда слышим отчетливее, чем голос Божий. Это голос нашей плоти, голос греха, и мы отзываемся на этот голос и идем за ним, не ведая, что творим, ибо это — не голос нашего Пастыря.

93

 

 

Есть и еще нечто важное в сравнении людей с отарой овец. Опять-таки тот, кто пас овец, знает, как они все устремляются туда, куда устремляется одна из них, как они беспечно идут по пути, который может привести их к гибели. Это психология стада: делай так, как делают другие, ни о чем не размышляй, никого не слушай! Услышал некий голос, кто-то позвал — иди за ним! А уж если этот зов многократно усиливается средствами массовой информации, если он многократно повторяется на страницах журналов, газет и в интернете, то как же его не услышать?!

Как же разобрать — это голос Божий или голос врага рода человеческого? Есть ли у нас хоть какой-то внутренний инструмент, хоть какая-то возможность различать голоса, различать духов (см.: 1 Кор. 12, 10)? Мы знаем, что есть. Бог сотворил человека по образу Своему и вложил в нас инструмент распознания добра и зла: это голос нашей совести, это состояние нашей души, когда мы чувствуем внутренний мир, покой, радость — не веселье временное или пьяное, не буйство человеческой страсти, а тихую радость в сердце, — либо когда чувствуем любовь ко всем людям и радуемся этой любви, либо когда созерцаем красоту Божия мира или гармонию, творимую человеком. Если все это прекрасное, входя в нас, в нашу душу, привносит мир и покой и отображается нашей добротой к окружающему миру, то это и означает, что мы слышим голос Божий.

Но удивительные слова находим мы в Священном Писании. Не каждый человек, имея этот инструмент опознания Божественной истины, способен его безошибочно употребить, потому что каждый из нас, будучи свободным, может этот внутренний камертон разрушить или настроить на неправильную волну. Тогда все погибло, тогда злое мы будем воспринимать как доброе, греховное — как святое, ложь — как правду. Именно поэтому говорит Господь: Блаженны чистые сердцем, потому

94

 

 

что они увидят Бога (Мф. 5,8). Сердечная чистота, сохранение святости и внутреннего мира — это и есть критерий истины, это и есть инструмент, безошибочно определяющий, что от Бога, а что от иной — темной и страшной — силы.

Именно через святого равноапостольного князя Владимира вошла в языческий народ Божия истина, именно через его подвиг вооружились мы критерием истины, мерилом правды. И хранит Русь Святая это мерило, несмотря на самые страшные жизненные потрясения, исторические трагедии, соблазны и заблуждения!

Мы знаем, что и сегодня в мир входят различные соблазны. Нам говорят, что Евангелие ложно, что существуют какие-то иные повествования о Христе, что есть какие-то другие истинные «церкви», а не Церковь, идущая от святых апостолов; нам предлагают идти по одному пути, по другому, по третьему... Но народ наш, просвещенный святым равноапостольным князем Владимиром, храня веру православную, хранит и это мерило истины и прилагает его ко всем обстоятельствам жизни. Мы должны научиться делать это применительно не только к своей личной жизни, но и к жизни общественной, народной. Мы должны, вооружась великой Божественной силой, работать таким образом, чтобы в нас отображался голос Божий — в наших мыслях, в наших делах, в нашей воле.

Почему мы считаем выбор князя Владимира правильным? Может быть, не надо было отрекаться от того полупьяного, полуразгульного буйства, что соединялось с языческими культами? Может, нужно было просто продолжать всю эту традицию греха до сегодняшнего дня?

Но мы знаем, что приняли истинную веру. Есть великое историческое доказательство правоты святого князя Владимира. Ведь сколько было попыток склонить народ наш к иным целям и ценностям! Не раз предпринимались попытки уничтожить Православие, посеять раздоры и гражданскую смуту

95

 

 

в нашем народе, увлечь людей ложными идеями, обещаниями скорого земного счастья и материального благополучия. Именно наш православный духовный стержень стал восприниматься внешними противниками Руси как опасное для них явление, которое нужно либо уничтожить, либо подогнать под собственные стандарты. Мы знаем, что и в сражениях, которые вел Александр Невский, и в Куликовской битве, и во многих других войнах усилия нашего народа были направлены на то, чтобы защитить этот мировоззренческий стержень. И произносили слова: «За веру, царя и Отечество», поставляя веру на первое место, потому что, если она будет разрушена — и царь не устоит, и Отечество будет разрушено и если не физически, то духовно потеряет свой суверенитет. Удивительно, через какие испытания, связанные с внешним желанием разрушить этот духовный стержень, прошел наш народ. Но никому не удалось изменить цивилизационный выбор Руси, ведомой святым равноапостольным князем!

В XX веке мы столкнулись с еще большей, может быть, опасностью, когда православную веру решили разрушить не силой оружия, а сочетанием насилия с убеждениями, выдавая эти убеждения за высокие научные откровения. То была грозная агрессия против всего, что всегда хранила Русь. В какой-то момент показалось, что враг победил. Теперь мы знаем, что не победил, и наша вера — то, чем гордился наш народ, — сохранилась и сохраняется! По милости Господней Святая Русь доныне живет в наших сердцах.

Но и сегодня очень многие хотели бы переформатировать наш внутренний стержень, сознавая, что именно благодаря ему Русь непобедима. Для этих целей употребляются и военные, и идеологические средства. Одними нас пугают извне, а другие используются внутри, чтобы вновь убедить наш народ, что православная вера, могучая духовная традиция, этот наш стержень, — это ничто, некий предрассудок, который

96

 

 

не имеет ничего общего с современным человеком, с его силой и мощью, с его культурой, с его поисками, с его сознанием того, что хорошо, а что плохо. Идеи, разлагающие нашу духовную силу и наше национальное самосознание, проникают в народную жизнь и, подобно страшным жалящим змеям, ранят молодежь, отравляют ее самосознание, рисуют перед ней фантастические образы «счастливой жизни» и подталкивают к разрыву с князем Владимиром и его наследием, с тем чтобы создать якобы счастливую, благополучную и сытую жизнь.

Мы испытываем на себе колоссальное воздействие иных мыслей, иных философий, иного понимания жизни и, в частности, того, которое не признает никакой объективной истины, но связывает истину с человеческим произволением. А потому и говорят: «Сколько умов, столько и истин», а еще: «У каждого своя правда». Эта разрушительная философская идея, которая сегодня предлагается всей человеческой цивилизации, будучи ложно обосновываемой свободой личности, приводит к тому, что истина исчезает, минимизируется, ее не разглядеть среди прочих точек зрения. На это и направлена борьба с Церковью — чтобы не видно было пути, истины и жизни (см.: Ин. 14,6).

И может быть, нынешнее идеологическое давление на веру еще страшнее того, которое сопровождалось насилием, потому что там, где насилие, там и сопротивление, там и мученики, там и исповедники, там и примеры борьбы; а если человека обволакивают мягкой силой, прельщают сладкой жизнью, противопоставляя его бедность богатству, которое якобы только потому и есть у других, что они не такие, как он, то кто- то может и дрогнуть, особенно из людей молодых. Можно подумать: «Да, в самом деле, зачем нам все это надо?» И если такие мысли овладеют нашим народом, будет уже не важно, через насильственные действия извне или по причине собственного умопомрачения будет потеряна Русь.

97

 

 

Сегодня одни люди сознательно отказываются от евангельского идеала. Другие просто не задаются вопросами, касающимися мировоззренческих основ жизни. Третьи плывут по течению и воспринимают с наивностью и доверием все то, что обрушивает на них мощный информационный поток, вплоть до того, что перестают различать добро и зло, светлое и черное. А отсутствие способности отличать добро от зла и есть видимый знак утраты идеала.

Что же тогда приходит на место евангельской системы ценностей? Идолы! Ведь в духовной сфере не может быть вакуума, людям нужно кому-то поклоняться, вот и создает современное человечество идолов куда страшнее киевского Перуна. Современное язычество с его культом стяжательства, потребления, гедонизма, безумных наслаждений притягивает к себе людские души с не меньшей силой, чем те языческие пиршества на киевских холмах. Люди стремятся раскрепостить себя вплоть до полной вседозволенности и начинают поклоняться чувственным наслаждениям, потребительству, эгоизму. А если на пути достижения этих целей возникают проблемы, то их можно решать — с позиций такого мировоззрения — практически любыми средствами и способами. И мы видим, как мир захлестнули преступность, большие и малые войны, как почти ничего не стоит в наш «просвещенный» век человеческая жизнь...

Старые идолы появляются в новом обличии, обладая колоссальной притягательностью. Тысячу лет спустя перед нашим народом снова встает мировоззренческий выбор. И сегодня, как в X веке, обращение человека ко Христу не самоочевидно, особенно для тех, кто большую часть своей жизни прожил при атеизме, а тем более для молодых людей, находящихся под огромным влиянием стереотипов «модной» жизни.

Мы сталкиваемся с теми же искушениями, с которыми столкнулся равноапостольный князь Владимир. Кто-то

98

 

 

говорит об ошибке великого князя, о том, что не в ту географическую сторону обратил он свой взор, что надо было сделать иной выбор и тогда, мол, наша жизнь была бы лучше. То же самое говорили и некоторые киевляне: зачем возлагает на нас новые бремена? Зачем требует от нас того, чего не требовала старая вера?.. Ведь и сегодня для многих, как и для древних язычников, православная вера является бременем неудобоносимым. Некоторым кажется, что она связывает их личную свободу, что она требует невозможного, что она мешает жить в свое удовольствие, жить по голосу плоти.

Христианство в отличие от языческого образа жизни, будь то в глубокой древности или в нынешнее время, требует работы над собой, борьбы со своими страстями, постоянного воспитания духа и воли, восхождения горе. А идти вверх, как мы знаем, гораздо тяжелее, чем спускаться вниз. Это требование к каждому человеку и ко всему народу — становиться лучше, духовно и нравственно укрепляться — многие и сегодня воспринимают как бремена неудобоносимые, вторя ропоту язычников-киевлян.

Что мы изберем? Небо на земле, как говорили о богослужении в константинопольском храме Святой Софии послы князя Владимира? Или почитание идолов? С кем мы как народ, как страна, как наследники равноапостольного князя и Святой Руси?

От нас сегодня требуется то же, что требовалось от князя Владимира, — духовный поиск, духовная сила, мужество, способность идти против течения.

Верим, что мы останемся теми, кем стали, выйдя из купели днепровского Крещения. Верим, что, несмотря на языческие соблазны мира сего, продолжая дело святого равноапостольного князя Владимира, мы будем идти вперед, будем стремиться горе, потому что человек, не устремляющийся к Небу, обречен на то, чтобы пресмыкаться на земле.

99

 

 

Именно поэтому, празднуя Крещение Руси, совершая память великого князя Владимира, который принял откровение Иисуса Христа и включил его в духовную, в культурную и даже в государственную жизнь нашего народа, мы должны помнить о том, что вера православная есть тот столп, тот стержень, который никогда не даст Руси быть порабощенной или разрушенной. Предадим, откажемся — потеряем всё.

В этом смысле очень поучительна история Великой Отечественной войны, ведь именно она положила конец периоду страшного, кровавого гонения на Церковь и истребления святынь.

Наказуя наказа мя Господь, смерти же не предаде мя (Пс. 117,18)— великие слова Священного Писания. Так и с нашим народом произошло: наказал Господь, но смерти его не предал, потому что вера хранилась. Именно в суровые годы войны эта вера так укрепилась в народе, что снова стала главным цементирующим фактором, объединившим людей, духовной скрепой, духовным стержнем жизни нашего народа.

Поэтому мы должны помнить, что и сегодня, живя во время военных слухов (Мф. 24, 6) и угроз, мы останемся сильными и непобедимыми, если сохраним нашу веру. Но не просто веру где-то в глубине сердца и в личной молитве. Ценности этой веры должны обрести реальность в жизни нашего общества, конечно, с учетом того, что не все люди православные. Но и многие неправославные, как мы хорошо знаем из диалога с представителями традиционных религий, готовы поддерживать те самые нравственные ценности, которые мы находим в Евангелии.

Наша сила — в верности князю Владимиру, в верности той свободе, которую человек обретает во Христе, потому что только через эту свободу и возникает человеческая солидарность. Хранение сокровища, которое передал нам великий князь Владимир, есть залог и нашей безопасности,

100

 

 

благополучия, процветания, и того духовного единства всей исторической Руси, которое не могут поколебать никакие слова и никакие действия.

Мы свидетельствуем свою верность Христу, на Нем, как на краеугольном камне, мы основываем свое бытие. Через Него мы входим в общение с Триединым Богом, в Царствие Божие. Мы помним, веруем и исповедуем, что Он есть путь и истина и жизнь (Ин. 14, 6).

Наш народ, приняв христианскую веру, не раз доказывал верность Спасителю. Смог он вернуться к Нему и после отступления, навязанного жестокими гонителями в XX веке. И мы должны усвоить уроки прошлого. Главный из них таков: здание нашей цивилизации не может существовать без евангельского фундамента, на котором оно было возведено. Нации, утратившие идеал служения Богу, отечеству и ближнему, теряют духовную силу, становятся слабыми и уязвимыми, что влечет за собой угрозу исчезновения и печальную перспективу уступить свое место другим, духовно более сильным. Нам нужно ясно понимать это и не идти путем, ведущим к гибели, памятуя слова пророка: Так говорит Господь: остановитесь на путях ваших и рассмотрите, и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите по нему, и найдете покой душам вашим (Иер. 6,16).

Киевская крещальная купель навеки связала общей исторической судьбой единокровные народы современной России, Украины и Беларуси. Это поворотное событие на столетия определило национальную идентичность восточных славян, задав вектор их духовно-нравственного и культурного развития.

Для наших стран Православие стало той мощной силой, которая повлияла на формирование национального характера, нравственного облика и психологического склада народов исторической Руси. Оно также способствовало созиданию

101

 

 

государственности восточных славян, развитию самобытной культуры и самого уклада жизни.

На протяжении истории судьбы народов, духовно рожденных в Киевской купели, складывались по-разному. В иные периоды некоторые из них находились под иноземным владычеством, входили в состав других государств. Долгое время мы вместе жили в одной большой стране, а сейчас — в нескольких суверенных государствах. Но неизменно существовало и ныне существует наше духовное единство, сохраняемое благодатной силой Божией и общностью нравственного идеала, проповедуемого и оберегаемого Русской Православной Церковью.

В духовно-историческом и религиозно-культурном понимании все мы, преемники днепровской иордани, являемся, невзирая на разделяющие нас земные границы, гражданами единого духовного Отечества — Святой Руси. И это вовсе не ностальгия по прошлому. Это тот духовный «генетический код», который мы впитываем с молоком матери. Это та система духовных ценностей, которая объединяет наследников князя Владимира. И пока она живет в наших сердцах — и народы, и государства наши будут развиваться по пути, который предопределил князь Владимир. Это путь, соединяющий духовное и материальное, Божественное и человеческое, Небесное и земное.

Дай Бог, чтобы наши народы никогда не сошли с этого пути, чтобы никогда не помрачилась их вера во Христа Спасителя, чтобы они всегда сохраняли силу быть согражданами святых и своими Богу! Однако сегодня мы переживаем непростое время, когда безрассудные люди пытаются расколоть нас, лишить мира и согласия, посеяв вражду и ненависть между братьями. Такие люди, исходя из сиюминутных настроений и эгоистичных устремлений, принимают опасные решения, имеющие долговременные и порой даже неизгладимые последствия. Люди же мудрые понимают, что их жизнь и добрые поступки могут стать частью Божия замысла о спасении мира.

102

 

 

Вот почему они всегда помнят о вечном и простирают свой взор в историю, извлекая из нее уроки и ответы на важнейшие вопросы современности.

Всем нам нужно искать эти ответы, преодолевая негативный информационный шум, создаваемый средствами массовой информации. И найти их мы можем в примерах великих личностей, оказавших благотворное влияние на развитие наших народов и причисленных Церковью к лику святых. Одним из них и является равноапостольный князь Владимир, положивший в основание жизни народов исторической Руси спасительную веру Христову.

По меткому выражению выдающегося религиозного мыслителя XIX века Дмитрия Алексеевича Хомякова, «камень веры нужен не для построения прямо на нем государства и светского общества, а для того, чтобы, стоя на нем, каждый человек старался бы устранить из государства и светского общества все, по возможности, что противно вере»1.

Действительно, противостояние безнравственным и порочным явлениям в общественной жизни — важнейшая составляющая социальной миссии православного христианина. Необходимо осознавать, что христианство — это всегда некий вызов помраченному грехом человеческому общежитию и в то же время ответ на его мучительные поиски выхода из духовного тупика.

Церковь призывает человека проявить волю ко спасению и избрать Богом заповеданный образ жизни по совести, в основании которого лежат такие ключевые понятия, как «нравственность», «любовь» и «вера».

Жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое (Втор. 30, 19), — говорит нам Господь устами Моисея. Только

1 Хомяков Д. А. Православие. Самодержавие. Народность. М., 2011.

103

 

 

так, следуя Божиему гласу, мы сумеем сохранить и передать последующим поколениям благодатные дары нашей православной традиции.

Посему особенно ценен и поучителен для нас духовный опыт святого равноапостольного князя Владимира. Читая его житие, мы видим яркий и сильный образ человека, откликнувшегося на Божественный призыв, ставшего христианином и поставившего своей целью приобщение всего общества к опыту жизни в соответствии с евангельской нравственностью. Именно это соделало его равным апостолам, которые проповедовали народам слово Божие, утверждали спасительную истину и обращали ко Христу человеческие души.

Молитвенно вспоминая святого равноапостольного князя Владимира, мы просим его быть с нами. Мы просим его умудрить наш народ, помочь нашей молодежи осознать подвиг его жизни, подвиг тысяч и тысяч тех, кто приумножил его святое деяние, кто создал Святую Русь. Мы должны быть готовы бороться за Святую Русь, бороться в первую очередь с грехом внутри себя и через эту борьбу приближать тот идеал, который умом и сердцем принял князь Владимир. И если мы не дадим нашей истории, нашей культуре, оставив свой идеал, развернуться вспять, к прежним идолам, то у нас будет надежда на будущее, на построение мирной, справедливой жизни, в центре которой — немеркнущий идеал святости, а значит, человеческой чистоты, разума, благородства, любви и надежды.

Искренне, от всего сердца мы обращаемся к святому князю Владимиру с молитвой о сохранении в духовном единстве народов, которые являются преемниками древнерусского народа, крестившегося в днепровской купели; о Церкви нашей — хранительнице предания Святой Руси.

104

 

 

Испросим у Господа силу веры и любви, крепость духа и твердость в следовании Его заповедям, дабы быть нам достойными продолжателями дела святого Владимира. И да поможет нам Бог сохранить и приумножить наследие равноапостольного князя, непоколебимо стоять в Православии, соблюдая себя, подобно Его апостолам, в чистоте, в благоразумии, в великодушии, в благости, в Духе Святом, в нелицемерной любви (2 Кор. 6, 6)!

105


Страница сгенерирована за 0.56 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.