Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Новомученики и исповедники Церкви Русской. Подвиг исповедничества веры

НОВОМУЧЕНИКИ И ИСПОВЕДНИКИ ЦЕРКВИ РУССКОЙ

 

В XX веке Русская Православная Церковь освятила историю христианства уникальным опытом мученичества и исповедничества, опытом страданий множества людей, которые кровью своей запечатлели верность Христу.

Наша Церковь принесла Богу такой дар свидетельства о Христе, каким не может похвалиться ни один народ. Трагедия XX века, унесшая сотни жизней таких свидетелей, являет собой, с одной стороны, образ диавольской ненависти, восстающей на Бога и правду Его, но с другой — непреходящую красоту силы человеческого духа, которая обретается в служении Господу.

Всех имен новомучеников за Христову веру мы до сих пор не знаем. Это огромное число тех, кто не убоялся пойти навстречу смерти, истязаниям, забвению, клевете ради правды Божией. В политической терминологии используется слово «геноцид». Это — страшное слово, под ним подразумевается истребление народа. Мы никогда не применяли этого слова по отношению к Церкви, но если говорить о страданиях Русской Православной Церкви, используя это светское слово, то оно в полной мере отразит сущность того, что произошло. Церковь была почти уничтожена физически. Это было проявлением человеческой злобы, несправедливости, это было торжеством диавола.

Давайте представим себе не сегодняшнюю славу патриаршего и соборного служения на месте гибели множества мучеников, с прекрасным пением, со множеством народа,

268

 

 

а Бутовский полигон с августа 1937 по октябрь 1938 года. Октябрь, ноябрь, декабрь, мрачные, темные месяцы, не то осень, не то зима, снег и дождь, холод и ветер. Туда привозили несчастных, обреченных на смерть людей. Они по грязи шли к краю своей могилы. Темно, сыро... Казалось бы, никакой надежды на свет, никакой надежды на то, что Бог явит правду. Может быть, до самого последнего мгновения эти люди верили, что чудо произойдет и они останутся живы. Но Бог тогда никакого чуда не явил, и они были умерщвлены на кромке этих страшных рвов...

Ну кто тогда мог думать, что здесь будут совершаться торжественные богослужения? От одной этой мысли, наверное, онемели бы гонители. Позже, когда наступили относительно благополучные времена, то место, Бутовский полигон, пребывало в забвении. Оно, конечно, всегда сохранялось в памяти Церкви, но никакой возможности открыто выразить свои чувства к тем, кто был там убит и погребен, не было. Однако сегодня все те, кто погибал там в страшные месяцы 1937-1938 годов, в том числе за веру Христову, молитвенно вспоминаются, и мы поклоняемся святым мученикам, прося их помощи и заступления.

И разве не является все это доказательством силы Божией и силы победы воскресшего Христа?! Никакой геноцид против Церкви неосуществим в принципе — по Божиему определению, ибо врата ада не одолеют ее (Мф. 16,18).

Те, кто принял в те годы мученическую смерть, ныне предстоят Богу и вместе с нами образуют единую Церковь Божию, Церковь не мертвых, но живых, ибо Бог не есть Бог мертвых, но Бог живых (Мк. 12, 27). Осознание того, что нет границы и стены между земной жизнью и вечностью, между Церковью земной и Церковью торжествующей Небесной, является важнейшим основанием нашего христианского миропонимания и мироощущения. Для нас мир Божий — это мир не только

269

 

 

тех, кто живет сегодня, но и тех, кто жил до нас и кто придет после нас, это все — Божие творение, силой могущества Божественного извлеченное из небытия. Мы, люди, являющиеся сердцевиной и вершиной всего творения, несем ответственность за все, что происходит в мире, потому что именно человеку Бог вручил многое, что надлежит сделать для того, чтобы мир и творение Божие обнаруживали красоту первозданного бытия.

Из этой ответственности за судьбы мира и человека проистекает особое служение Церкви. Мы называем такое служение пророческим, потому что, по примеру Господа и святых пророков продолжая это служение, Церковь призвана провозглашать Божию правду людям, ибо пророчество — это и есть провозглашение Божией правды, и оно никогда не было легким. За всю двухтысячелетнюю историю Церкви провозглашение Божественной правды множество раз наталкивалось на глухоту и слепоту людей, на нежелание слышать, на раздражительность, на озлобление и даже ненависть. Вся история Церкви — это история свидетельства о Божией правде, свидетельства не только словом и жизнью, но даже смертью. Именно это свидетельство мы называем мученичеством.

Мученики погибли, потому что не отказались от креста, что и стало их свидетельством о Божией правде. Мучители хорошо знали, что это свидетельство может быть воспринято другими. Многие из них помнили слова Тертуллиана: «Кровь мучеников — семя христианства», а если и не помнили, то опытно чувствовали опасность проливать кровь христианскую, ибо она может быть семенем для рождения новых во Христе спасаемых душ. И потому убийства и мучения происходили втайне. Мученики XX века погибали как мученики за Христа. Их томили в одиночестве в замкнутом пространстве, в отлучении от мира; многие из них, наверное, никогда и не думали о том, что их подвиг станет известен людям. Но замысел мучителей

270

 

 

не оправдался, потому что со святыми мучениками был Сам Господь. И какой бы глубокой тайной ни были окружены гонения на христиан XX века, все стало явным — и имена святых мучеников, и те места, где проливалась их кровь.

Для нас все то, что произошло с нашей Церковью в XX веке, является великим назиданием. Пример святых новомучеников и исповедников убеждает нас в том, что в любой момент каждый из нас должен быть готов и словом, и делом, и даже до смерти возвещать Божию правду; что в этом и заключается смысл нашей христианской жизни и нашего свидетельства. Пример XX века учит нас также тому, что нет такой силы в мире, которая могла бы превозмочь силу Божию; нет такой человеческой злобы, которая могла бы противостоять Божией любви. Победа всегда за Христом и Церковью, потому что Христос воскрес из мертвых и Своим Воскресением уже одержал эту победу.

Наверное, ничто не может поразить сознание наших современников так, как этот трагический опыт нашего народа, явившего столько мучеников и исповедников. Трудно представить себе, в каких невероятных условиях осуществлялось это исповедничество. Часто людей прямо принуждали отказаться от веры. Это был самый простой случай, и абсолютное большинство говорили «нет». Нередко гонители сразу приговаривали такого человека к высшей мере наказания — смертной казни — либо, наоборот, отступали. Но если бы было только так, как было бы просто! Если бы одним только ответом «Верую!» можно было определить свое отношение к Богу, ко Христу и запечатлеть этим правду Божию! Но враг был изощрен, невероятно хитер, прекрасно организован. Это открывается, в частности, тем, кто имел возможность читать страшные протоколы допросов, следственные дела, где все так запутано, так сложно. Дай такой результат допроса современному криминалисту, и он скажет: «Человек, который был

271

 

 

подвергнут допросу, являлся врагом» — настолько юридически грамотно создавались эти страшные обвинения. И все-таки были те, кто, несмотря на всю изощренность, продуманность, организованность машины истребления, оставался способным ответить гонителям: «Я — со Христом, и я Его не предаю!»

Как же задавались вопросы, если прямых вопросов не было? Вопросы задавались косвенно: «Кого еще вы можете назвать? Кто вместе с вами в храм ходил? С кем еще вы беседовали на религиозные темы? А что вам ответил тот или иной человек?» — чтобы допрашиваемый назвал имена других, к чему и стремились те, кто осуществлял массовые репрессии. Нередко они убеждали допрашиваемого в том, что человек, против которого он не хочет свидетельствовать, на самом деле все уже про него рассказал и назвал его врагом. Теперь, мол, тебе нужно просто ответить тем же: скажи, что и он враг. И многие говорили, но их участь ничем не отличалась от участи тех, кто не говорил, — может быть, последних только били больше, истязали больше, пытаясь вырвать обвинения в адрес других людей.

Не у каждого хватало силы — и у верующих мирян, и у священнослужителей — оставаться верными Христу даже до смерти. Вот почему так сложен процесс канонизации. Сама по себе смертная казнь в годы репрессий не является достаточным основанием для прославления человека. И Церковь наша никогда не канонизировала людей только по одному признаку: был казнен, значит, святой. В таком случае нужно было бы канонизировать всех, кто был репрессирован. Церковь не пошла по этому пути, и сегодня она останавливает всех тех, кто, желая увеличить количество новомучеников в рамках епархии или самоуправляемой Церкви, стремится идти по этому легкому пути: был казнен, значит, святой. Необходимо тщательное изучение всех обстоятельств, для того чтобы вынести окончательное решение и убедиться в том, что перед нами

272

 

 

действительно мученик и исповедник Церкви. А если человек в преддверии своей казни привел к казни многих других? Если косвенно на нем кровь других?

Именно этот изощренный подход к допросам и отличает подвиг новомучеников нашей Церкви от всего, что было ранее. Потому что никогда ранее человек не ставился в такую сложную с нравственной точки зрения ситуацию. Никто не подвергался такому ухищренному давлению, как те, кто проходил через тюремные застенки в XX веке.

Кроме того, были случаи, когда люди не сдавались, когда они ни на кого не клеветали, когда они открыто исповедовали веру в Господа, но протоколы их допросов составлялись помимо их воли, и перо для подписи давалось, когда они уже были лишены всякой способности оценить текст и находились на грани смерти. Поэтому не всякое самооболгание и не всякое лжесвидетельство на деле являются таковыми.

Мы никого не осуждаем, даже тех, кто, будучи гонителями Церкви, были затем сами уничтожены. Мы молимся о всех и всех оплакиваем, но прославляем в лике святых лишь тех, кто сохранил до смерти любовь ко Христу, сохранил верность Ему, несмотря на страшные обстоятельства жизни и на саму смерть, кто не растоптал под тяжестью внешней ненависти и злобы закон любви.

В Евангелии от Иоанна (см.: Ин. 15, 17-16, 2) есть слова, имеющие совершенно особое значение для самопонимания тех людей, которые принимают на себя имя христианина. Мы знаем, что в центре учения Христа Спасителя — заповедь о любви к ближним: ...заповедаю вам, да любите друг друга. Но в какой трагический и скорбный контекст они поставлены, ведь затем следуют слова, поражающие сердце: «Как Меня ненавидели, так и вас будут ненавидеть. Если Меня гнали, будут гнать и вас».

Может ли быть случайным это совпадение величайшей заповеди о любви, которая является нравственным средоточием

273

 

 

Нового Завета, вершиной всего того, что когда-либо слышали люди, законом, определяющим подлинные отношения между людьми, те отношения, которые и приводят человека к счастью: ...заповедаю вам, да любите друг друга, — со страшными словами: Если Меня гнали, будут гнать и вас? Не случайна эта связь. Она позволяет нам лучше понять, что означает подлинная любовь, подлинное исповедание веры во Христа, вплоть до принятия страданий и смерти.

Если мы любим друг друга, то естественным проявлением любви является верность. Это знает, наверное, каждый человек — и тот, кто связан узами брака, и тот, кто связан узами дружбы. Почему так болезненно переживается предательство того, кого ты любил и кто тебя любит? Потому что отсутствие верности разрушает любовь, разрушает фундаментальный Божественный закон жизни. И что бы нам ни говорила современная греховная цивилизация о свободном выборе, о свободном произволении, о том, что жить нужно по своим похотям и страстям, мы знаем, что закон жизни — это закон любви. И если нарушается верность, то разрушается этот закон.

Но почему Господь связывает заповедь о любви с гонениями на Него, на Его последователей? Ну а в каких еще обстоятельствах может обнаружиться подлинная любовь человека к Богу, ко Христу, как не в обстоятельствах стесненных, связанных с гонениями и даже с ненавистью и злобой, о которой говорит Спаситель?

Верность супругов и даже что-то вроде любви могут более- менее сохраняться, если жизнь их благополучна, если есть материальный достаток, комфортные условия жизни, если отсутствуют стрессы. Правда, современный человек и в таких благоприятных условиях находит основание для неверности и предательства, но в данном случае внешние обстоятельства никак этому не способствуют. Вот так же и наша верность Христу — когда мы живем во внешне благополучных

274

 

 

обстоятельствах, когда никто не бросает нам вызов: быть со Христом или быть против Него, когда никто не пугает нас насилием, притеснением, гонением и смертью, тогда все вроде со Христом, в большей или в меньшей степени. Но как же измерить эту величайшую ценность, как измерить нашу любовь к Богу, ко Христу? Именно гонение, страдание и ненависть извне помогают каждому из нас измерить свою верность Господу, любовь к Нему...

Что означает опыт мученичества и исповедничества? Это полное сораспятие Христу, полный отказ от себя, даже до смерти. У человека ничего не остается своего, даже жизни — он все отдает Богу, он растворяется в Боге, он становится Божиим человеком. Вот почему для мучеников и исповедников перед смертью не требовалось покаяния, вот почему в древней Церкви мученичество приравнивалось к крещению. Если мученичество принимал некрещеный человек, то никто не ставил вопроса, член он Церкви или нет, потому что кровь мученика очищала его от греха, соединяя с Богом, — то было крещение кровью. Через такое очищение от греха прошла большая часть нашей Церкви. Почти две тысячи человек причислены к лику святых, а скольких мы не знаем — тех, чьи имена просто исчезли и память о которых прошла, — не причисленных к лику святых, но сопричастных подвигу мучеников и исповедников.

Такова глубокая внутренняя связь между покаянием и мученичеством. Ведь покаяние — это то же исповедничество, это некий отказ от привычного образа мыслей, это зафиксированное волей твердое желание идти за Христом, пересмотреть свою жизнь, это принятие на себя Божией правды и отторжение того, что еще вчера казалось своей человеческой правдой. В покаянии человек, осознавая и осуждая свой грех, беря обязательства его преодолеть, отказывается от самого себя или, по крайней мере, от огромной части собственной жизни — от привычек, от взглядов на окружающую

275

 

 

действительность, на людей, на самого себя. Подлинное покаяние может совершиться только тогда, когда человек преодолевает свое эгоистическое «я» и отвергает то, что еще вчера было для него дорого, значительно, но что не вписывается в систему Божественных заповедей; когда человек осознает противоречие между своей жизнью и Божиим законом. Покаяние есть разрушение своей маленькой жизненной правды, которая пред лицем Божиим вдруг оказывается неправдой, и принятие в сердце правды Божией или, как сейчас говорят, переформатирование своего сознания, своих ценностных установок, своих волевых устремлений.

И мученичество также есть полное посвящение человека Богу, соединение с Богом в полном доверии, в полном отречении не только от каких-то своих человеческих заблуждений и прав, но даже от самой жизни.

Что же происходит, когда человек так соединяется с Богом? Удивительные слова содержатся в Послании апостола Павла к Римлянам; этот отрывок читается всякий раз, когда мы вспоминаем мучеников и исповедников. ...Я уверен, — пишет апостол Павел, — что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина... не могут отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем (Рим. 8, 38-39). Эти громоподобные слова апостола должны всегда присутствовать в нашей памяти и в сознании: ничто не должно и не может отлучить нас от любви Божией, а значит, от общения и жизни с Богом, если мы посвящаем себя Ему...

Вспоминая память новомучеников и исповедников, мы в какой-то мере можем понять смысл их подвига, размышляя и над другими словами апостола Павла. Какая совместность храма Божия с идолами? Ибо вы храм Бога живого, как сказал Бог: вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, а они будут Моим народом (2 Кор. 6, 16).

276

 

 

Каждый человек, по замыслу Божию, является храмом Божиим, потому что создан по образу и подобию Божию (см.: Быт. 1, 26). Человек несет в себе, в своей бессмертной душе отображение Божественной жизни, отображение вечности. Он — венец творения и как таковой является сознательно и свободно Божественным вместилищем, если живет по Божиему закону, верит в Бога и признает Его высшей ценностью.

А что же такое идолы? Идолы — это тоже ценность для определенных людей, которые этих идолов создают или поклоняются идолам, созданным иными людьми. Идол — это всегда творение, может быть, даже Божие творение. Мы знаем, как древние обожествляли явления природы — и гром, и молнию, и бурю, небо и землю и поклонялись им как абсолютным ценностям, выше которых нет ничего. Но, встав на этот путь, люди стали создавать иных идолов — собственные творения и, что самое страшное, сделали идолом самого человека.

Все мы помним известное изречение: «Человек — высшая ценность». А если он — высшая ценность и если выше этой ценности нет ничего, то почему же не поклоняться человеку? И создавались целые философии, которые воспитывали людей в поклонении человеку. Избирались отдельные личности — герои, правители — и обожествлялись. Нам хорошо известно такое понятие, как «культ личности». Это ведь тоже идол, созданный человеческим воображением, некоей болезненной фантазией. Этот ряд можно продолжать до бесконечности; идолами становятся философии, идеологии, политика. Сама человеческая природа, столь подвластная страстям, порокам, искушениям и грехам, обожествляется в том виде, в котором она существует, — с теми самыми грехами и пороками. А отсюда — поклонение этим порокам, идолопоклонство.

А при чем же здесь мученики и исповедники? При том, что их также заставляли поклониться идолам — политическим

277

 

 

и идеологическим. Им также предлагали, в лучшем случае, совместить храм Божий с идолами, а в худшем — разрушить всякие Божии храмы ради поклонения идолам. Но они не пошли по этому пути. Сейчас, взирая на их подвиг, мы можем сказать: «Ну да, мужественные люди». Но этого мало. Нужно представить себе атмосферу, в которой эти мужественные люди пошли против течения. Ведь тогда с идолами связывалось человеческое счастье, точно так же, как в языческие времена, с поклонением идолам связывались благополучие, плодородие, богатство, плотские наслаждения, власть. И как много людей поклонились тем идолам, забыв о Боге! Но истинны слова: «Несовместим идол с храмом Божиим». Если поклоняешься идолу, то невозможно поклоняться Богу, Который присутствует в храме.

Люди, поклоняясь идолам идеологическим и политическим, воспринимали их как величайшую ценность, служили этим идолам, отдавая порой даже свою жизнь, не говоря о комфорте, о благополучии, о жизни других людей, — свою собственную жизнь готовы были положить — и клали — на алтарь перед этими идолами.

Мы знаем, какой страшной кровью для всего народа обернулось это идолопоклонство. Слишком много было пролито крови. Казалось бы, мы должны иметь очень сильную прививку от всякого идолопоклонства, мы должны быть так сфокусированы на почитании Бога, на той идее, что идол и храм Божий несовместимы, что никакие другие соблазны нас не поколеблют. Но оказывается, что это не так, и последующие поколения людей, которые прямо не связаны с тем трагическим опытом идолопоклонства XX века, с его кровавыми жертвоприношениями, сегодня отдают все свои силы, часто силы молодые, крепкие, тому, чтобы служить новым культам, новым, так называемым высшим и абсолютным ценностям, связанным прежде всего с греховной жизнью человека. Этими

278

 

 

идолами становятся богатство, наслаждение, потребление, власть, деньги. Перед этими ложными ценностями, которые объявляются высшими, возводятся алтари и на них приносятся жертвы — не кровавые пока еще, слава Богу! Но сколько же разрушенных жизней, покалеченных судеб! Сколько людей, которые разрушили себя изнутри поклонением этим идолам, нарушили свою целомудренность, чистоту, святость, праведность, внутреннюю целостность! Как много тех, кто разрушил свои семьи, обрек на сиротское существование детей при живых родителях! Как много тех, кто во имя безудержного наслаждения творит беззакония, противоправные действия! Преступность, коррупция и все то, что мы сегодня называем язвами нашей общественной жизни, — это все следствие идолопоклонства.

Конечно, новомученикам и исповедникам было тяжелее, чем нам. Сегодня никто не угрожает ни смертью, ни пытками, ни тюрьмами, ни ссылками за отказ поклоняться новым идолам. Но в том-то и трагедия, что без всякого принуждения люди сами отдают себя идолослужению, испытывая от этого даже наслаждение.

«Если бы Христос не пришел, то не имели бы греха, — говорит Евангелие, — а теперь знаете то, что Он сделал и сказал, а потому имеете грех на себе, если не исполняете закона» (см.: Ин. 15, 22). Эти слова можно применить и к той теме, на которую мы сейчас размышляем. Во многих странах, где не было примера новомучеников и исповедников, отказ от Бога, идолопоклонство как бы вытекают из жизни тех поколений, которые предшествовали нынешнему. Часто отказ от веры, от Бога, разрыв с христианской традицией воспринимаются некоторыми как естественное развитие философской мысли. Не было у них этого страшного урока наказания Божьего за идолопоклонство! Но наш народ помнит этот урок и имеет великий пример святых новомучеников и исповедников. И поэтому

279

 

 

мы должны иметь и способность отражать всякие соблазны идолопоклонства.

Мы должны быть духовно сильным народом — не можем мы быть другими перед лицом жертв наших отцов и дедов! Мы обязаны хранить веру и признавать только Бога высшей ценностью, Ему воздавать религиозное почитание, но никак не соблазнам мира сего, умственным или физическим...

Сегодня мы не можем не задумываться о причинах той страшной трагедии, которая постигла наш народ, о причинах невероятной жестокости, беспочвенных подозрений, преследований и казней. Невольно возникает мысль: где же предел человеку в его святости и его добре, в его злобе и его грехе; и как получается, что люди не просто совершают зло, но оправдывают — интеллектуально, логически, психологически, эмоционально — совершаемые ими преступления? Речь идет не только о тех, кто приводил в действие орудия казни, был палачом в прямом смысле слова, — речь о тех, кто принимал страшные решения об умерщвлении части своего собственного народа, и о тех, кто поддерживал эти решения, кто им аплодировал, кто себя отождествлял с такой властью.

В Деяниях святых апостолов говорится о том, как Ирод убивает апостола Иакова (см.: Деян. 12,1 -11). Он приказывает отрубить ему голову, потому что полагает, что эту казнь одобрят многие. Желая понравиться тем, кто воздвиг гонения на юную христианскую Церковь, он совершает преступление и невинного человека отдает на смерть. В этом смысле вся последующая история Церкви, исполненная многих страданий, ничем не отличается от первых дней существования христианства. Более того, во всей последующей истории Церкви запечатлевается образ Самого Бога, страдающего за род человеческий, Спасителя мира, Который взошел на Крест без всякой вины и без всякой видимой причины, — только потому, что злоба

280

 

 

человеческая не принимала той вести, которую Господь обратил через Сына Своего к роду человеческому. И всегда все те, кто продолжал служение Божией правде, рисковали. В некоторые эпохи рисковали жизнью. Но были и те, кто рисковал положением, репутацией, карьерой, жизненным спокойствием, благополучием, кто шел против общего течения, потому что течение было направлено не к Богу, не ко спасению, а в иную сторону.

В Евангелии апостола Иоанна (см.: Ин. 8, 31-42) содержатся слова, которые вскрывают смысл всей этой исторической драмы: почему на Христа, на Церковь постоянно обрушивались гонения? Почему и в мирное время все, что совершает Церковь, окружается критикой, а иногда и просто наветами, клеветой? Почему мир так снисходителен к своим собственным ошибкам и почему даже малый человеческий грех, если он совершается в ограде Церкви, представляется как некое огромное событие и вокруг него разворачивается целая общественная кампания?

Почему люди убивали себе подобных в нашей стране в XX веке? Они тем самым хотели приблизить построение справедливого общества, где все были бы равны и свободны. У любого нормального человека возникает вопрос: что же это за свобода, которая должна быть оплачена такими жестокими жертвами, убийствами?

Так вот, разящие душу слова Евангелия от Иоанна помогают нам понять и причину происходившего в России в те страшные времена, и многое другое, что происходит с родом человеческим. Спаситель говорит: Познаете истину, и истина сделает вас свободными (Ин. 8,32). И иудеи немедленно отвечают Ему: «Мы дети Авраама и никогда ни у кого не были в рабстве» (см.: Ин. 8, 33). Дети Авраама разделяли те стереотипы мышления, которые присущи и многим другим — и нам, и многим человеческим обществам, — когда под свободой подразумевается

281

 

 

исключительно политическая свобода: ни у кого не в рабстве, значит, свободны.

Господь же говорит о другом. На возражение иудеев Он отвечает: Истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха (Ин. 8, 34). В этих словах открывается нам глубинный смысл человеческого бытия и человеческой истории. Никакие внешние свободы не освобождают человека, никакие внешние декларации о свободе не делают человека свободным. Его легко закабалить, поработить его разум, воспитать его в стереотипах и предрассудках, направить его мышление и волю в нужную сторону, если он становится рабом греха, рабом своих страстей. Достаточно научиться управлять страстями, управлять грехом — и можно управлять миром. Сегодня научились управлять и страстями, и грехом; и при всем том, что каждый говорит о «свободе», мир закабаляется, становится рабом греха.

Не следует думать, что это нечто новое, присущее только нашей эпохе. Если было бы так, то Христос не произнес бы этих обжигающих разум слов о подлинной человеческой свободе. Так было всегда, и для того, чтобы разрушить эту неправильную логику человеческой жизни, Господь и приходит на землю, восходит на Голгофу и искупает человеческий грех. Он несет миру правду Божию — ту истину, которая делает нас свободными.

Во имя достижения такой свободы никогда не был убит ни один человек. А если некие преступления и совершались от имени Церкви, то они совершались не во имя этой свободы, а во имя власти — той ложно понимаемой власти, проявление которой не имело к этой внутренней свободе никакого отношения. И те, кто убивал людей по всей нашей многострадальной земле, силой, оружием, казнями, кровью хотели добиться той самой «свободы», которая является не свободой, а новой системой закабаления человека.

282

 

 

Мы должны ясно понимать, что есть свобода человека. Те, кому стреляли в затылок, кого сбрасывали в ров, кто становился жертвой страшной машины уничтожения, кровавой и безрассудной, — эти люди и были свободны. В голову не могло прийти исполнителям казней, что их жертвы подлинно свободны. Кто-то сейчас может сказать: «А где же эта свобода, во имя которой они боролись? Где истина, и почему эта истина их не спасла?» Мы знаем, что они обрели полную, окончательную и абсолютную свободу не только в Царствии Божием, но они были свободными даже тогда, когда не сгибались под диктатом гонителей, когда не боялись смерти, когда не клеветали на своих ближних, когда принимали со смирением крест, который Христос на них возлагал, свидетельствуя подвигом своей жизни и смерти об истине. Они были свободны от страха смерти, они не пошли на предательство, чтобы, спасая себя, погубить других. Они мужественно вставали у могильных рвов и уходили к Господу как ангелы...

Что означает для нас подвиг исповедничества веры? Нам иногда кажется, что такой подвиг — это нечто, принадлежащее прошлому, поскольку сегодня нас окружает совершенно другая реальность, не требующая никаких особых усилий, чтобы исповедовать Христа. На самом деле исповедничество веры, подвиг свидетельства будут всегда.

Что говорили следователи людям, которые в страшных застенках, сокрытые от глаз общественности, вне всякой связи со средствами массовой информации, в полном одиночестве лицом к лицу предстояли своим мучителям? Они говорили очень просто и ясно: «Своими мыслями, своими делами, своими убеждениями ты мешаешь нашему народу идти к счастью. Мы не хотим быть под игом эксплуататоров, мы не хотим трудиться на кого-то. Мы хотим работать для себя, для своей страны. Мы хотим развивать образование, науку, искусство, а ты своими убеждениями мешаешь, ты встаешь поперек

283

 

 

нашего движения. Посмотри на стройные ряды демонстрантов, которые шагают по Красной площади! Вот там будущее, а ты — поперек этого общего потока. Сознайся, что все это нелепо, что все это глупо, что все это от необразованности, от темноты, от незнания науки». Но мученики и исповедники не соглашались с этим, а ведь многие среди них были людьми высочайших знаний, высокой культуры и образованности и прекрасно понимали, что означает подлинное движение человечества вперед.

То же самое, что говорили нашим мученикам и исповедникам, говорят верующим и поныне: «Вы — серые люди, вы отстали, вы не знаете, что такое демократия, вы не знаете, что такое свободный выбор. Вы живете старыми стереотипами, вы мешаете идти вперед». И ведь очень многие соглашаются, как соглашались и там, в застенках: «В самом деле, может быть, я ошибаюсь? Может, своей христианской верой я действительно мешаю идти вперед?..»

С этим искушением Церковь сталкивается до сих пор, даже в самых благополучных странах, когда ей говорят: примите законы, которые якобы снимают путы дискриминации с тех или других людей. А потом мы вдруг узнаем, что речь идет вовсе не о гражданской, политической, экономической или культурной дискриминации. Речь идет об интимной жизни человека, и нам предлагают греховный извод этой жизни оправдать законами. Даже у язычников этого не было, хотя языческое понятие греха очень размыто.

У современных людей не меньше искушений и соблазнов, чем было у тех, кто пострадал за истинную свободу в XX веке. Конечно, сегодня никто не требует от нас отказываться от веры, никто не принуждает уйти из Церкви. От нас не требуется идти на смерть. Никто не ставит вопрос так: либо вы христиане, либо мы вас выталкиваем из общества, деклассируем, лишаем работы, пенсии, благополучия. Но разве сегодня

284

 

 

не требуется исповедовать веру в Иисуса Христа, когда общее течение современной так называемой культуры уносит сознание людей в сторону, противоположную Христу? Как много соблазнов и искушений исходит от тех, кто насаждает иную, богопротивную философию жизни, в которой нет истины! И какая разница, кто на той стороне: люди с оружием на краю страшных могильных рвов или те, кто словом своим, примером, а иногда и властью своей отрывает людей от Христа и разрушает веру? Воздействуя на человека, они безо всякого физического насилия способны оторвать его от Бога и Церкви, помрачить его жизнь и способность свидетельствовать о Божией правде.

Чаще всего это насаждение богопротивных взглядов по- прежнему сопровождается призывом к «свободе» человека: «Во имя свободы сбросьте оковы, отбросьте предубеждения, станьте раскованными, свободными!» И как много людей, особенно молодых, поддаются этим страшным уловкам и думают, что свобода там, где нет никаких сдерживающих душу ограничений, никакой внутренней дисциплины, никакой ответственности! Но эта «свобода» и есть то рабство греху, о котором предупреждал Христос, и ничего доброго ни для человека, ни для общества, ни для всей человеческой семьи такая «свобода» принести не может.

Сами стандарты жизни, стандарты мысли, некая мода на образ жизни, господствующие в современном мире, являются антихристианскими. Из этих ценностей, которые и ценностями нельзя назвать, удалено духовное, религиозное измерение. Сегодня созидается внерелигиозная цивилизация. Часто это делается сознательно, со ссылкой на то, что, мол, мир сегодня пришел в движение, он стремится к объединению, в нем сталкиваются, вступают во взаимодействие разные религии, разные системы ценностей, что невозможно построить мир, в котором присутствовали бы все эти религиозные

285

 

 

ценности, а потому мир должен быть внерелигиозным; при этом люди свободны быть верующими или неверующими, но должны ограничивать свою религиозность рамками личной жизни. Одновременно проповедуются ценности, которые по сути являются языческими или даже, более того, — нерелигиозными. Через средства массовой информации все эти стереотипы бытия и мода на нерелигиозную жизнь вольно или невольно обрушиваются на сознание современного человека и захватывают его.

Мы знаем, что сегодня происходит во многих странах мира, когда для того, чтобы быть членом благополучного и богатого общества, требуется отказаться от веры через принятие и одобрение богохульных законов, идущих против Божественной воли и Божественной истины. Мы знаем, что кто-то соблазняется, начинает себя оправдывать и соблазнять других. Но мы знаем и то, что многие мужественные люди восстают против принятия этих законов, что есть люди, которые твердо стоят за Божию правду так, как она явлена и в Ветхом, и в Новом Заветах. Вот здесь и требуется мужество, тут-то и требуется сила идти узкими вратами Царствия Божия (см.: Мф. 7, 13-14), идти против течения в надежде на то, что чем больше людей пойдут против этого общего потока, тем вероятнее, что мутные воды остановятся, а может быть, и повернут вспять.

Бог дал человечеству законы, нарушение которых влечет за собой гибель человеческой цивилизации. И если мы хотим жить как народ, как общество, как цивилизация, мы не можем бросать вызов Божественным законам человеческого бытия. И тем более мы не можем за чечевичную похлебку, за некое гипотетическое благополучие отказываться от Божией правды и идти туда, куда пошли в том числе и наши дрогнувшие на допросах соотечественники, но куда не пошли мученики и исповедники Церкви нашей.

286

 

 

Быть христианином сегодня — значит ни на минуту не терять бдительности, значит заботиться о религиозном воспитании своих детей, значит с любовью относиться к своему Отечеству, молиться за него, беречь его, словом и делом ограждая людей наших от всяких соблазнов, которые способны помрачить истину, хотя и не способны ее искоренить. И какими бы великими силами ни пугали нас, как бы ни были эти силы действительно велики, они не способны ослабить силу Божию, и наш народ, как никакой другой, пройдя через горнило страданий за Христа, знает это.

Все, что произошло с нами, с нашей Церковью, с нашим народом в XX веке, никогда не должно быть забыто. Мы должны научиться сопротивляться всем тем искушениям мира сего, которые управляют человеческими страстями и человеческим грехом, закабаляют человека, подталкивая его ко греху, делая его рабом греха, мешая его свободе. И если мы эту внутреннюю христианскую свободу соединим с правильным устроением общества и государства, чтобы не было структур угнетения, чтобы не было того, что подавляет человеческую личность, то мы построим великую цивилизацию.

Не знаю, будет нам это дано или нет... Может быть, это просто мечта; может быть, это просто надежда. Но в любом случае всегда в роде человеческом и в Церкви Христовой найдутся люди, которые не подчинятся власти греха и человеческого инстинкта. Всегда будут те, кто сохранит эту внутреннюю свободу. И дай Бог нам всем, вспоминая о новомучениках, думать о настоящем и о будущем, устрояя жизнь нашу в соответствии с величайшими Божественными словами: Познаете истину, и истина сделает вас свободными.

Непросто развивается человеческая история. Как много противоречий, заблуждений, трудностей! Как не сбиться с пути? Как не потерять самого себя? Как не распять свои принципы и идеалы? Что может спасти нас от всех

287

 

 

заблуждений? Сильная вера, память о наших новомучениках и исповедниках, которые даже перед угрозой смерти не поклонялись идолам. Они ушли в иной мир, ушли к Богу, стали героями для народа нашего и святыми для Церкви. Прославляя их память и вспоминая всех, — их же имена только Бог знает, — мы просим святых новомучеников и исповедников Церкви нашей быть с нами в нынешнее непростое время обольщения новыми идолами и новыми заблуждениями.

Нам не дано знать, что может произойти в истории в результате нашего свидетельства о Христе, о правде Божией. Но мы точно знаем, что именно жизнь в соответствии с этой правдой является настоящей жизнью, именно эта жизнь несет в себе истину, именно она является путем в Царствие Божие, потому что Сам Господь сказал: Я есмь путь и истина и жизнь (Ин. 14,6).

Те наши деды, отцы, матери, братья и сестры, которые приняли на себя подвиг мученичества и исповедничества, сегодня вместе с нами, с нашим народом. Их молитвами, их кровью, их подвигом и предстательством пред лицем Божиим даруется нам сила свидетельства. Дай Бог только, чтобы мы, несмотря на наши собственные немощные силы, были способны принять Божию благодать, ответить на молитвы новомучеников, чтобы в жизни нашего народа больше не было падений, способных отлучить его от Бога.

Подвиг новомучеников и исповедников — это великая сила, которая способна оживотворять и укреплять не только нашу церковную жизнь, жизнь Русской Церкви XXI века, но и жизнь всего нашего народа. Этот подвиг еще и еще раз помогает понять каждому, кто готов понимать и слышать, что подлинная свобода обретается в истине, а отвергая истину, невозможно обрести свободу.

Поэтому, празднуя память святых новомучеников, невинно за Христа умерщвленных, мы тем самым празднуем память

288

 

 

тех, кто сохранил верность истине и тем самым остался свободным от самых страшных и тяжких внешних обстоятельств жизни. Прославление Церковью новомучеников является свидетельством их победы над мучителями, верности их жизненной позиции, их взглядов на истину и свободу.

Да поможет всем нам Господь быть верными тому, чему были верны новомученики и исповедники Церкви нашей! Да поможет нам Господь хранить верность Его истине и через эту истину обретать свободу и от стеснений внешними обстоятельствами, и подлинную свободу духа для Царствия Небесного!

Мы молимся святым новомученикам и исповедникам об укреплении веры в народе нашем, об укреплении истины Христовой в мире, о том, чтобы Господь приклонил милость Свою к роду человеческому, чтобы как можно больше людей осознали, что невозможно идти против рожна, как сказал явившийся апостолу Павлу Спаситель (см.: Деян. 9, 5). Невозможно идти против силы Божией, потому что на этом пути одерживаются только временные победы, но окончательная победа там, где воскресший Христос.

Молитвами новомучеников и исповедников да сохранит Господь Церковь нашу в единстве, в непоколебимом стоянии за веру православную, в непоколебимой способности свидетельствовать миру правду Божию и правду о нашей стране, о духовном единстве всей Святой Руси, претерпевшей в XX веке страшные гонения на Христа и на Церковь.

289


Страница сгенерирована за 0.63 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.