Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея России. «Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит»

СВЯТИТЕЛЬ ТИХОН, ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РОССИИ

 

В день двунадесятого праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы святитель Тихон взошел на московский Патриарший трон и одновременно — на свою голгофу. Он не дрогнул перед лицом безбожной власти и всех стихий мира, которые обрушились, стремясь уничтожить Церковь Русскую. Как мудрый Первосвятитель земли нашей, как ревностный поборник православной веры, как человек глубокой веры и святой жизни, он встал на защиту Церкви, объединяя вокруг себя верных ее чад.

Он жил в тяжелейшее время революционных преобразований. Большинство из нас даже представить себе не могут, что такое революция, что тогда происходило в России. То был слом всей жизни, который сопровождался бесчинствами, проявлениями страшной несправедливости под лозунгами об этой самой справедливости. Во многие страдания погрузился наш народ — святыни были порушены, духовенство истреблялось.

Именно в это время святитель Тихон своим мирным, спокойным голосом, мудрым взором старца помогал людям не потерять веру, сохранить самих себя, уберечься от греха. Он вел их по пути спасения — казалось бы, по самому трудному пути. Но для Бога нет ни легких, ни трудных путей. Для Бога важно место, куда мы приходим, — к Нему или к диаволу, обретаем мы спасение или навечно его теряем. И потому Патриарх Тихон старался дистанцироваться от всех революционных событий настолько, насколько мог. Он погружался в молитву, он общался с единомышленниками, он много служил, он много молился, он объединял вокруг себя народ. И, как мы теперь

252

 

 

видим, это и было самым важным, что помогало сохранять в людях веру и благочестие.

С избранием Патриарха Тихона связывались огромные надежды, потому что 200 лет наша Церковь не могла жить так, как она должна была бы жить в соответствии со своими канонами. Это не просто унижало достоинство нашей Церкви в глазах Восточных Патриархов и всего Православия (ибо везде были свои Предстоятели, а в Русской Церкви Предстоятеля не было), но, что самое главное, это лишало Церковь возможности самостоятельно решать такие важные вопросы, как избрание архиереев, назначение настоятелей и настоятельниц монастырей, назначение ректоров и иного руководства в духовные школы. Не говоря уже о полной невозможности для Церкви давать оценку тому, что происходило в стране, в обществе, призывать людей в том числе к преодолению внутренних средостений — так называемых классовых противоречий, — о чем в то время особенно много говорили. Церковь не могла тогда сказать ни одного слова, которое остановило бы приближение страшной катастрофы революции с последующим уничтожением страны.

В то тяжелейшее время нашей истории Церковь, освободившись от жесткого попечения со стороны государства, которое лишало ее необходимой свободы действий для внутреннего устроения и для внешнего свидетельства, наконец-то избрала своего Патриарха. Тем самым закладывался принципиально новый порядок управления Церковью, фундамент автономного, независимого от светской власти существования Церкви и ее свидетельства.

Когда был избран Патриарх Тихон, может быть, самое страшное уже произошло — Россия пережила тяжелейшую войну. И хотя у страны нашей было все для того, чтобы в этой войне победить, возникшая в стране революция, обезумевшие от пропаганды люди, потерявшие всякую

253

 

 

способность различать духов (см.: 1 Ин. 4, 1), восставшие друг на друга, погубили Отечество. Мы знаем, что Россия, которая более всего сделала для победы в Первой мировой войне, оказалась страной, не просто не победившей, но оккупированной врагом, который сам потерпел поражение в той войне.

Именно в этот момент Господь воздвигает на Патриарший престол святителя Тихона...

Возглавляя Церковь в момент исторического катаклизма, Патриарх делал все для того, чтобы сохранить наследие Божие, сохранить верность Христу, сохранить верность каноническому устройству Церкви. Но с исторической точки зрения ему мало что удалось совершить. Не удалось предотвратить гонение на Церковь, уничтожение храмов, расстрел священников и монахов. В этом смысле его служение было тяжким крестом — в нем было очень мало радости. Может быть, только первое ликование народа в связи с избранием его на Патриарший престол, грандиозные крестные ходы, в том числе на Красной площади в Москве, в Петрограде, в других местах, куда приезжал святитель, духовно поддерживали его в тяжелейшем служении. Однако с каждым месяцем ситуация становилась все более и более тревожной, опасной, разрушительной для Церкви.

Но святитель Тихон сделал самое главное: он сохранил Церковь нашу — пусть ущемленную, пусть разрушенную, пусть разделенную, — он сохранил ее в самое трудное время. Мы знаем евангельское повествование о добром пастыре, который так разительно отличается от тех, кто только называют себя пастырями, а по сути — тати, то есть воры и разбойники, их не слушают овцы (см.: Ин. 10, 1-5). Все это так точно отобразилось в истории Патриарха Тихона! Именно в те трудные годы в Церкви нашей возник раскол обновленчества, стали появляться разного рода «митрополиты», «епископы», «архиепископы», которые лишь именовали себя так, но никогда

254

 

 

не были по благодати тем, чем именовались. Они-то и были татями и разбойниками, которые ставили перед собой задачу разделить стадо Христово, направить его по ложному пути — по тому, по которому призывала идти безбожная власть.

Когда раскол набирал силу, когда государственная власть, стремясь к уничтожению Церкви, поддерживала всяческие разделения, когда, казалось бы, у Православной Церкви не оставалось никаких шансов выжить, когда Русскую Церковь пренебрежительно называли «тихоновской» (не Христовой, не Православной, а «тихоновской» — словно один из расколов или как один из вариантов Православия), когда очень многие, убоявшись государственной силы, а некоторые и поддавшись пропаганде, переходили в стан раскольников, Патриарх не дрогнул.

Поэтому святитель Тихон был заточен в стенах Донского монастыря. Здесь он провел последние годы своей жизни, будучи изолированным от народа, от страны. Чтобы Церковь не сопротивлялась, ее надо было обезглавить. Мы знаем, что служение Патриарха завершилось исповедничеством и смертью, природа которой до сих пор не ясна. Многие считают, что это была не простая смерть, но смерть мученическая. Вслед за святителем Тихоном пошли тысячи священномучеников, чья кровь оросила нашу землю. Столько святых мучеников и исповедников, которые отдали душу свою за веру в Отечестве нашем в XX веке, не было за всю историю Вселенской Православной Церкви. И для всех них в самые страшные моменты допросов, истязаний, приговоров и казней подлинным пастырем, за которым они готовы были идти даже до смерти (Откр. 12, 11), оставался святитель Тихон, Патриарх Всероссийский.

Святитель, сознавая свою ответственность за Церковь Русскую, делал все для того, чтобы умиротворить людей и при этом не поступиться Божией правдой. Это особенно явственно

255

 

 

следовало из его слов и действий, направленных на преодоление обновленческого раскола.

Что было бы, если бы и он ушел в раскол? Сегодня не было бы Русской Православной Церкви, народ лишился бы благодати. Но Первосвятитель не ушел, и в этом его непреходящая историческая заслуга. Он остался в Церкви, хотя пространство церковное сужалось с каждым днем. И потому все, что произошло после Патриарха Тихона, стало продолжением его трудов. И приснопамятный Патриарх Сергий, и последующие первосвятители земли нашей продолжали делать то, что начал Святейший Тихон, а именно: сохранять, оберегать, а когда появилась возможность, то и приумножать духовную силу русского Православия.

Казалось бы, что проще, — согласиться с той частью духовенства, которая примкнула к новой власти и требует революционных перемен в Церкви. Если произошли такие перемены в стране, если они поощряются властью, то почему бы не пойти по такому же пути и в Церкви?

Но святитель Тихон узрел диавольски опасный замысел толкнуть Церковь на путь все новых и новых разделений, спутать мысли, подорвать волю тех, кто был готов к мученичеству и исповедничеству. Диаволу не нужны мученики и исповедники, потому что все они — с Богом, все они составляют Его воинство. Диаволу нужны те, которые добровольно отдают себя в его руки. Вот такими и были те самые обновленцы 1920-х годов, которые, прикрываясь красивыми словами, внешне привлекательными призывами, на самом деле творили беззаконие, разрушая Церковь Божию.

Трудно представить себе, какие душевные страдания выпали на долю Патриарха Тихона. Трудно представить, каких сил стоило ему сопротивление тому распаду, и не только общественному, народному, но и церковному. Наверное, завершая свой жизненный путь, он не мог прозревать, что Церковь наша

256

 

 

сравнительно скоро (а что такое 70 лет пред лицем Божиим?) восстанет из пепла и мало-помалу начнет проповедовать Божию правду народу своему, призывая его не забывать и уроков прошлого.

Патриарх не может не говорить правду — и он ее сказал. А потом ему эту правду вспоминали, называя врагом советской власти, каковым он не был, потому что как канонический архиерей и Патриарх Церкви он не мог быть врагом светской власти. По своим убеждениям он, конечно, мог отрицательно относиться к той власти, но он никогда не выступал как ее враг и одновременно старался говорить правду Церкви и народу своему. Но эта правда колола власти глаза, и потому его назвали врагом.

Как важны были те честные и правдивые слова Патриарха, как много они значили для нашего народа! Они дали такой мощный импульс, который не смогло разрушить даже последующее тотальное гонение на Церковь с почти полным уничтожением епископата и духовенства. И мы сохранили светлую память о Патриархе Тихоне, исповеднике, который возвышал свой пророческий голос и который, не вовлекаясь в суетную борьбу мира сего, не занимая того или иного положения, не поддерживая той или иной стороны в Гражданской войне, непрестанно молился об Отечестве, о примирении всех, о возвращении Руси той духовной силы, того единомыслия, той крепости, которые отличали во многом наш народ и обеспечивали прежде всего высочайшее развитие страны, превращение ее в подлинно великую державу.

Почему Патриарх Тихон служил примирению людей? Может быть, ему надо было занять одну из сторон в Гражданской войне, например благословить Белое движение, чего он не сделал? Или, может быть, ему нужно было примкнуть к власти, которая восседала сначала в Петрограде, а потом в Москве? Может быть, тогда он был бы менее уязвим и получил бы

257

 

 

больше возможностей для осуществления своей патриаршей миссии?

Не сделал Святейший Патриарх ни того, ни другого. Он поднялся над схваткой обезумевших людей, соблазненных, обманутых, нарисовавших пред своим взором идиллические картины, принявших сказку за быль, обман — за правду. Святейший поднялся над всей той ужасной борьбой, кровопролитием и как истинный Первосвятитель земли Русской самим фактом своего служения, объединением вокруг себя епископата и народа Божьего делал все для того, чтобы сохранить в людях православную веру, ибо знал, что если вера будет жива, то воскреснет Россия. Ему не удалось увидеть этого воскресения, как не удалось увидеть его замученным архипастырям, пастырям, монашествующим и сотням тысяч православных людей. Но их подвиг и правда Патриарха Тихона через десятилетия достигли нас с вами, нынешнего поколения россиян.

Патриарх Тихон был подлинным миротворцем, и это, конечно, проистекало не из каких-то его личных особенностей, а из слов апостола Павла в его Послании к Ефесянам: «Христос есть мир наш» (см.: Еф. 2,14), соединивший разделенных. О каких разделенных говорил апостол Павел? Он говорил о язычниках и иудеях, которые были духовно непримиримыми врагами христианства с его совершенно другой культурой, с иной верой, с иными нравственными и духовными идеалами. Но Христос стал миром, соединившим разделенных. Апостол Павел свидетельствует об этом с полным пониманием и знанием дела, ведь он проповедовал язычникам и видел, как иудеи и язычники объединяются в христианских общинах.

И тысячелетние разделения исчезают, потому что Христос есть мир наш, который соединяет разделенных. Именно понимая это, понимая великое служение миру и ради мира Церкви Христовой, святитель Тихон и был миротворцем в самый,

258

 

 

может быть, тяжелый момент нашей гражданской, светской истории.

Мы должны хранить заветы святителя Тихона, мы должны уже в новых условиях продолжать его служение для примирения в том числе и нашего народа. Сегодня господствуют разные историософские, культурные, политические взгляды. Нередко люди, сталкиваясь в тяжелейшей борьбе, стремятся вовлечь в эту борьбу и Церковь, задавая вопрос: вы с кем — с правыми или с левыми, с одними или с другими? Наш ответ должен быть таким, который дал своей жизнью святитель Тихон: мы с нашим народом, потому что на Церкви лежит величайшая ответственность сохранения его единства. Ибо Христос — мир наш, Он может примирить самых непримиримых, Он может объединить самых разделенных, Он может привнести покой в души самые смятенные.

Патриарх был призван десницей Божией к своему крестному служению именно в то смутное время, в тяжелейшую для нашего Отечества эпоху, чтобы сохранить единство Церкви, чтобы одолеть внутренние расколы и внешние силы, работавшие на разделение Церкви, чтобы сберечь веру православную в сердце нашего народа. Святитель был призван сохранить все то, что можно было сохранить, несмотря на открытые гонения, на убийства иерархов и священнослужителей, на закрытие храмов и монастырей, на уничтожение церковных школ, на разрушение всей системы церковной благотворительности и всего того, что Церковь делала и чем жила ради народа своего.

И мы знаем, что, несмотря на последовавшие еще более суровые гонения, несмотря на почти полное уничтожение Православной Церкви к 1939 году, вера в сердцах людей сохранилась. В грозные военные годы происходит укрепление веры, и не по приказу свыше, а как мощное внутреннее движение людей, которые уже не боялись открыто исповедовать свою веру, потому что слишком велики и страшны были

259

 

 

опасности, обрушившиеся на страну. Власть поняла, что Церковь и вера могут вдохновить людей, укрепляя их убежденность в правоте своей борьбы, подавая реальную духовную помощь в сопротивлении врагу.

Если бы не святитель Тихон, если бы не сонм наших исповедников и мучеников, то, может быть, тому поколению людей и не хватило бы внутренней силы, чтобы возродилась вера православная. Поэтому мы с благодарением Богу взираем на светлый облик Патриарха Тихона, который в трудную годину возглавил Церковь, для того чтобы сохранить веру в сердце нашего народа.

Мы с благодарением вспоминаем его подвижнические труды по сохранению веры православной, ибо что было бы с народом нашим в 1990-е годы, если бы не хранилась в сердцах наших вера православная? Мы помним, как вместе с открытостью России открылись и двери для лжеучителей, обманщиков, которые тысячами пришли на нашу землю, чтобы совратить с православного пути наш народ. Почему же народ, в то время не отличавшийся особой религиозностью, иногда даже не умевший перекреститься правильно, не принял этих полчищ, отличил друзей от врагов? Да именно потому, что та вера православная, о сохранении которой в нашем народе молился святитель Тихон, действительно была жива и в последующие десятилетия после его смерти, и на излете XX века, когда Отечество наше столкнулось с новыми духовными вызовами и опасностями.

Трудно даже представить себе, какой крест был на плечах Святейшего Тихона. Сознавая свое богоизбранничество, он не мог не сознавать возложенной на него ответственности за состояние народа. Своими глазами он видел, что происходит с народом: как те, кто еще вчера посещал храмы, сегодня стали сбрасывать кресты с куполов, закрывать святыни, убивать священнослужителей, глумиться над верой и Церковью,

260

 

 

ядом пропитывать сердца и умы молодых людей. Наверное, люди церковные, проходя через все те тяжелейшие испытания, порой связывали их с концом мира, с концом истории. Некоторым казалось, что пришел антихрист и именно он разрушает Святую Русь, а через нее и весь мир. Многие так думали и готовились к последним дням, которые для них действительно явились последними, потому что эти люди были замучены и ушли в другой мир.

Зная, что произошло с Россией, с Церковью нашей, которая умирала, но воскресла, мы должны, опираясь на этот пример, взирать и на то, что сегодня происходит с нами и со всем родом человеческим. Иногда кажется, что уже наступили последние времена и враг рода человеческого торжествует. Но еще не конец... И как воскресла Россия после тех трагических лет, связанных и с земной жизнью Патриарха Тихона, так, верим, и сегодня — по молитвам в первую очередь новомучеников и исповедников Церкви Русской — Россия не сойдет с пути своего духовного возрождения, и никакие соблазны, никакая лесть, как сказано в молитве ко святому Тихону, никакой обман, никакие искушения не отвратят народ наш от спасительного пути, который предначертан ему святыми, в земле нашей просиявшими верой православной.

По неисповедимому Промыслу Божию святитель Тихон отошел ко Господу в день праздника Благовещения Пресвятой Богородицы.

Благовещение несет в себе огромный заряд Божественной энергии, которая через Пресвятую Богородицу пришла в мир в рождестве Сына Ея, в Его жизни, в Его скорбях, в Его страданиях, через Его смерть и через Его Воскресение. И потому не случайно мы этот день называем началом нашего спасения — «днесь спасения нашего главизна»1, — потому что это

1 Тропарь Благовещения Пресвятой Богородицы.

261

 

 

первое действие Божественного всемогущества, направленное на искупление и спасение рода человеческого.

Именно делу спасения людей служил Святейший Патриарх Тихон. И видимо, не случайно именно в день, когда миром была обретена Благая весть о пришествии Спасителя, Господу было угодно принять к Себе верного Своего служителя.

Святитель Тихон, Патриарх Всероссийский, отдал жизнь за Церковь и народ. Он был действительно священноисповедником, принявшим патриаршее служение в самое страшное время. Он ничего не боялся, никогда не выступал как политический оппозиционер, не участвовал в политической борьбе, но всегда провозглашал правду Божию. И когда требовалось выразить эту правду применительно к политическим событиям, происходившим в стране, он не боялся говорить ее. Мы молимся, чтобы Господь и нам всем дал такое мужество.

Нам иногда ставят в вину, что мы связываем уроки прошлого с современностью. И делают это те, кто хотел бы, чтобы мы как народ и как Церковь забыли, что с нами произошло, чтобы мы снова польстились на те лживые, безумные слова, на которые польстился наш народ в тяжелейшую годину революционных и постреволюционных испытаний.

Но мы верим, что силой Божией, молитвами святых новомучеников и исповедников Церкви Русской, молитвами святителя Тихона, Патриарха Всероссийского, Господь избавит нас от новых смут, вооружит людей историческим знанием, а вместе с ним и духовным ведением, способностью различать духов (см.: 1 Кор. 12,10) и поможет осуществлять эту способность в конкретных действиях, направленных на сохранение Отечества нашего в единстве и Церкви нашей в единомыслии и чистоте. Пусть удивительный по силе пример святителя Тихона вдохновит наш епископат, наше духовенство, монашествующих, весь верующий народ.

262

 

 

Святитель Тихон почти наш современник. Еще наши родители помнили ту эпоху и молились в храмах о святителе Тихоне, нередко рискуя жизнью, потому что одно только упоминание канонического и законного Патриарха было причиной для репрессий и гонений. И многие только за верность Патриарху, которая выражалась в молитвенном поминовении, были обречены на долгие годы заключения и даже на гибель.

Наверное, не случайно наша Церковь прошла через все те испытания. Люди плохо знают историю, но Церковь силой благодати Божией хранит в себе историческую память, как ни один из институтов человеческого общества. Для нас святые угодники — это не просто исторические персонажи, это святые, предстоящие Богу, которым мы молимся, с которыми у нас реальная духовная связь. И потому святитель Тихон не просто исторический персонаж, а наш святой современник, который обращает вместе с нами молитву к Богу, а святыми останками почивает в раке.

Церковь живет вне времени и пространства, и мы называем это эсхатоном, иной жизнью, жизнью будущего века. И именно потому, что эта жизнь будущего века присутствует в исторической жизни Церкви, ее не одолеть никаким внешним силам. Но испытания, которые постигают Церковь, являются проверкой нашей верности Богу, силы нашей веры. И во времена Патриарха Тихона иерархи и духовенство, монашествующие и миряне, наша интеллигенция испытывались на эту верность, и многие отпали, согрешили, устрашились, убоялись, искали легких путей в жизни, но не нашли их. Страшным репрессиям конца 1930-х годов подверглись и те, кто думал устроить свою благополучную жизнь через предательство и отступление от канонического порядка, от подлинной Церкви.

Господь провел нас через тяжкие испытания, чтобы мы не делали ошибок. Мы с вами всё помним не только потому, что

263

 

 

читаем книги, а потому, что Духом Святым соединены со святыми угодниками, с мучениками, с исповедниками, со Святейшим Патриархом Тихоном. И сегодня, когда многие силы хотят снова разрушить единство нашей Церкви, и мы знаем, что происходит на просторах Святой Руси, наша молитва к нему особая: чтобы он помог защитить Церковь нашу, сохранить единство, объединить епископат, духовенство, монашествующих, верующий народ. И чтобы всем нам помог не только спасительно устремляться по пути личного благочестия, но и всем вместе трудиться для укрепления духовных основ жизни нашего народа, чтобы Церковь Божия явила многие и многие благодатные плоды своего делания.

Сегодня нам, живущим в условиях полной свободы, кажется, что нет никаких опасностей. Но христианин должен постоянно отстаивать свои убеждения, тем более что мы живем в обществе, из которого влиянием различных сил и средств, в том числе средств массовой информации, пытаются исторгнуть веру в Господа, сделать ее только частью культурной традиции, ослабить внутреннюю силу духа веры. И потому сегодня нам так необходимы образ и пример святителя Тихона, Патриарха Всероссийского, его молитвенное предстательство.

Мы знаем, что никакая человеческая сила, даже временно восторжествовавшая и затмившая память святителя, предавшая его забвению и поруганию, не способна вычеркнуть его имя из истории Церкви и страны нашей. И, преклоняя колена пред ракой с его мощами, мы возносим к нему — Первосвятителю земли нашей — молитвы, прося предстоять пред Господом и молиться за Церковь нашу, за историческую Русь — страну нашу, дабы Господь всегда приклонял милость к нашему народу, помогая нам непреткновенно, в чистоте и благочестии совершать свое жительство.

Сегодня нужно особенно молиться святителю Тихону, чтобы он дал мудрость, спокойствие, духовную силу всем тем, кто

264

 

в Церкви несет ответственность за ее жизнь, за ее служение, за ее труды. Также святителю Тихону надо молиться и о властях, и о воинстве, и о всем народе нашем, чтобы святитель, предстоя Господу, ходатайствовал пред Ним о том, чтобы возрождение Руси не пресеклось, но достигло того момента, когда глубоко в сердцах людей поселится вера, — того момента, когда вера будет вновь передаваться из поколения в поколение, являясь стержнем, основной опорой народа нашего и государства.

265

 


Страница сгенерирована за 0.39 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.