Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Преподобный Сергий, игумен Радонежский. Возможно ли достичь святости в современном мире?

ПРЕПОДОБНЫЙ СЕРГИЙ, ИГУМЕН РАДОНЕЖСКИЙ

 

Память о преподобном и богоносном отце нашем Сергии Радонежском, чудотворце, живет в народе и жила всегда, даже в самые трудные времена. Он наш духовный светоч, великий пример, который всегда пробуждал в людях силу, помогавшую им сохранять веру, сохранять живым нравственный евангельский идеал.

Значение этого подвижника для Святой Руси и для всего православного мира огромно. И чада Русской Православной Церкви испокон веков благоговейно именуют Сергия Радонежского Игуменом земли Русской. Это особый угодник Божий, который жизнь свою отдал ради народа и Церкви и обрел равноангельское житие.

Преподобный Сергий, великий муж земли Русской, соединивший ревностное служение Богу со служением Отечеству и ближним своим, явил в жизни образец христианской святости. Он олицетворяет собой все лучшее, что есть в русской святости: самоотвержение, молитвенность, стремление к богообщению, глубокое смирение и искреннее братолюбие, деятельную заботу о судьбе народа и отеческое попечение о духовном росте новых поколений, в том числе иночествующих.

Сергий Радонежский зримым образом явил и показал, как могут различные дарования и различные служения обретать свою полноту в святости — в том, к чему предназначен каждый человек. И потому с благодарением вспоминают имя преподобного и богоносного отца нашего Сергия все — и те, кто знает историю, знает его исторический вклад в жизнь страны, и те, кто не знает, что совершил он во благо Отечества.

156

 

 

Смиренный старец, заложивший в лесных дебрях Свято-Троицкий монастырь, посвятивший свою жизнь молитве, созерцанию, исполнению послушаний, физическим трудам, никогда не готовивший себя ни к какой политической деятельности и даже отказавшийся от призыва митрополита Алексия принять архиерейский сан, будучи внешне самым простым и незаметным человеком, так повлиял на судьбу нашего Отечества, что сегодня мы говорим: если бы не преподобный Сергий, то не было бы Куликовской битвы, не было бы последующего развития нашей страны, которое привело к освобождению от татаро-монгольского ига, а затем и к великому процветанию Руси.

Прожив жизнь в уединении, в отдалении от мира, преподобный Сергий воссиял тем светом, который озарил всю Русскую землю. Мы знаем, что это не просто метафора, то был действительно свет — свет мысли, свет молитвы, свет слова, свет убеждения. И люди слушались слова Преподобного именно потому, что оно несло в себе Божественный свет, который помогал им прозревать и опасные причины нестроений в государственной жизни, и причины проблем в собственной жизни, помогал им увидеть свою греховность.

Свет, который источал преподобный Сергий, не пресекся с его жизнью. Он источается и ныне от его многоцелебных мощей, от Свято-Троицкой Сергиевой Лавры распространяется на всю Русь и далеко за ее пределы.

В масштабе всей своей жизни и всей истории этот угодник Божий является действительно светильником. Как в пламени свечи концентрируется вся ее энергия, так и в личности преподобного Сергия сконцентрировались весь свет и вся духовная сила Святой Руси.

Что мы имеем в виду, когда говорим Святая Русь? Некоторые считают, что это лишь мифологема, некая идея, которая была присуща нашему народу в Средние века. Другие пытаются найти воплощение Святой Руси в определенном

158

 

 

историческом отрезке времени и, указывая на тот или иной период, говорят: вот это и была Святая Русь. Но ни то, ни другое не верно. Святая Русь — это не миф. Святая Русь — это не историческая реальность. Святая Русь — это то, что мы называем метареальностью, то, что за границами человеческой реальности. Святая Русь — это неумирающий духовно-нравственный идеал нашего народа, и выражением этого идеала, его доминантой является святость. Главной ценностью для наших предков стала святость, состояние преображенности действием Святого Духа. И в этом прежде всего заслуга преподобного Сергия. Если бы не было в истории Руси Сергия Радонежского, то никогда не появилось бы и Святой Руси.

Обычно у народов бывают другие идеалы — идеалы, связанные с земной жизнью: богатство, власть, могущество. Но идеалом нашего народа стала святость, она была национальной идеей, и потому те, кто достигал святости, кто реализовывал этот общенациональный идеал, становились героями — героями духа, подвижниками, светильниками, теми, на кого равнялись все — и князья, и бояре, и военачальники, и простые крестьяне, и монахи, и миряне. А из тех, кто воплотил в себе идеал Святой Руси, на первом месте — святой преподобный Сергий, игумен Радонежский.

Почему на первом месте? Кто устанавливал такую последовательность: кому быть первым, кому вторым? Кто-то может спросить: а что мы могли бы прочитать из того, что принадлежит перу преподобного Сергия? Ответ такой: не сможете прочитать ничего, он не оставил после себя ни строчки. Но, может быть, он сделал что-то очень важное, что можно было бы увидеть, пощупать, к чему можно было бы прикоснуться? Нет, он лишь построил обитель — скромную, деревянную, в непроходимых чащах...

Не своими письменами силен святой Сергий, а своими учениками. Уже при его жизни, а затем и после его кончины

159

 

 

создается множество монастырей, которые начинают повторять духовный опыт Троице-Сергиевой обители. А сам монастырь расширяется, укрепляется, благоустраивается и становится не только духовным центром, но и местом сопротивления внешним врагам. Когда в XVII веке началось Смутное время и судьба страны висела на волоске, крепостные стены Сергиевой обители не поддались многократно превосходящему по численности врагу. Почему? Да потому, что сила духа сопротивлявшихся монахов и стрельцов была столь велика, что невозможно было ее сокрушить.

Существует некая связь между духовным подвигом человека, между святостью и реальностями нашей жизни, нашего исторического бытия. Эта связь очевидна, потому что святость не может быть ограничена лишь одной личностью. Святость — это явление Божией благодати, а Божия благодать действует сильнее всякой радиации, она влияет на умы и сердца, объединяет тысячи и миллионы людей, производит великое чудо преображения человеческой личности.

Именно своей святостью, а не какими-то внешними дарами, не особой волей или силой, но горячей и сильной молитвой объединил преподобный Сергий разрозненные русские княжества, тем самым предопределив победу на Куликовом поле, с которой началось освобождение нашего Отечества. Сердцем, просвещенным Божественной благодатью, он узрел в князе Димитрии Донском человека, способного сокрушить врага.

Вот так духовное влияет на мирское, внешнее. А что происходит, когда духовное изгоняется из жизни? Мирское становится слабым, убогим, подчас карикатурным. И чем больше напрягаются люди, чтобы умножить свою силу, не имея связи с Божественной благодатью, тем более тщетными кажутся их усилия.

История нашего Отечества в XX веке является ярким примером того, как самые мощные человеческие усилия, осу-

160

 

 

ществляемые вне связи с Богом, разрушаются, подобно Вавилонской башне. Поэтому, может быть, самая главная заповедь, которую оставил нам преподобный Сергий, — чтобы мы сохраняли немеркнущий идеал Святой Руси, устремлялись к нему, а на пути к этому идеалу делали все возможное, чтобы жизнь наша становилась чище, светлее, справедливее, чтобы народ наш обретал единство, духовную силу и способность решать все проблемы, которые встают на его историческом пути. Все это возможно с Богом. И преподобный Сергий учит нас этому.

Он является для всех нас величайшим примером того, как в личности человека могут осуществиться Божественные заповеди, как человек, подверженный слабостям и болезням, связанный физическим бытием этого мира, обретает ангелоподобие.

У каждого верующего время от времени появляется мысль: возможно ли вообще достичь этого Божественного подобия в нашем современном мире? Чтение жития преподобного Сергия убеждает, что он действительно был великим человеком. Он был счастливым человеком. Преподобный Сергий никогда не жаловался даже на самые стесненные обстоятельства: и когда он жил в одиночестве в темном лесу, начиная созидать свою святую обитель; и когда он, не понятый братией, должен был удалиться из монастыря и жил как бы в изгнании; и в те времена, когда величайшие опасности окружали и Церковь, и страну. Нигде не отмечено, что Преподобный был чем-то недоволен, раздражен или гневался, пытаясь человеческими силами что- то поправить. Житие свидетельствует нам о мудром, духовно сильном, прекрасном человеке.

Что помогает понять тайну такой жизни? С чего начинается, чем поддерживается такой образ жизни? Всем хорошо известны слова из Евангелия от Матфея: Придите... и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем... А что дальше?

161

 

 

...И обрящете покой душам вашим (Мф. 11, 28-29). Господь связывает кротость и смирение с внутренним покоем, а покой — это синоним человеческого благополучия. Можно быть богатым, знатным, обладать властью, можно быть иерархом, священником, министром — кем угодно, но если нет внутреннего покоя, то нет и благополучия. Современная жизнь показывает нам удивительные примеры того, как люди, достигающие высот в политической жизни, становящиеся очень богатыми, сверхбогатыми, не могут найти этого покоя. А почему? Да потому, что мы живем в мире, где пребывает грех, и в сердцах человеческих возникают разные негативные чувства по отношению к другим людям. Например, всем хорошо известно чувство зависти, которое лишает человека покоя. Завистливый ищет способ наказать того, кто вызывает у него зависть, чтобы лишить его положения, денег, семейного благополучия либо уважения со стороны других. Реализация этого стремления требует действий: нужно построить некий план, может быть, взять кого-то в единомышленники, нужно выработать целую стратегию борьбы. Ну и где же здесь покой? Не покой, а мука, горе! И если что-то срывается, такие люди от злости локти себе кусают, слезы проливают.

А иногда бывает так, что человек вовсе и не завистливый — просто ему кажется, что сам он сделал бы все гораздо лучше, чем кто-то другой. И снова начинается борьба, от скрытых интриг переходящая к открытым действиям.

Если мы хотим быть счастливыми, всего этого делать не следует. Если мы хотим иметь покой, нужно научиться предавать суду Божию наших противников и врагов. Если мы осознаем свою правоту, то первое, что должны чувствовать в опасной жизненной ситуации, — это уверенность в том, что только Бог является подлинным Судией, только Он прозревает глубины человеческого духа. И если тот или иной человек действительно становится нашим врагом (а мы того не желаем и поводов

162

 

 

не даем), то нужно крепко молиться о нем и просить, чтобы свершился суд Божий, а не суд человеческий.

Суд Божий настигает людей, совершающих злые деяния, так быстро, что мы и представить себе этого не можем. Если же бывает промедление, то это для нашего спасения, для воспитания в нас смирения, терпения. Главное для нас — не дрогнуть. Если... впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости (Гал. 6, 1), — пишет апостол Павел в Послании к Галатам.

Исправление человека, всей его жизни есть непременное условие развития личности и совершенствования жизни человеческого общества, общественных отношений, потому что именно грех, а не что иное, является причиной наших бед, скорбей, семейных неурядиц, нездоровья, проблем в обществе и государстве, — грех, который гнездится внутри людей, толкает их на то, чтобы обманывать друг друга, полагать ложь в основание своей жизнедеятельности, стремиться к обогащению и власти за счет других, подавлять и преследовать тех, кто не согласен. Все это имеет своим корнем, своей причиной не внешнее неблагоустройство общественных отношений, не наличие тех или иных законов, тех или иных традиций в устроении социальной жизни, но единственная всему причина — грех внутри человека. И никогда не станут лучше общество и человек, если не будет борьбы с грехом.

Согрешивших исправляйте духом кротости... Грех не может покинуть человека под влиянием внешней силы, будь то сила государства или, как это бывало иногда в истории, внешняя принуждающая сила Церкви. Грех может исчезнуть только через внутренний труд и внутреннюю работу человека над самим собой; а если и может быть внешнее воздействие на личность, то только духом кротости. Потому что сам человек должен определить, что хорошо, а что плохо. Он сам должен отречься от греха. Он сам должен встать на путь спасения, ведь никакой

163

 

 

властью и силой спасти человека невозможно. А для того чтобы помочь человеку понять свою ответственность и власть над самим собой, следует влиять на него духом кротости.

Евангелие говорит нам: Блаженны нищие духом (Лк. 6, 20), то есть те, кто управляем не своей самостью, но силой Божией; те, кто свое собственное «я» уступает Богу, и Бог становится в центре их жизни. Блажен тот, кто кроток; даже тот, кто плачет (см.: Мф. 5, 4-5; Лк. 6, 21). И нигде не сказано, что блажен тот, кто умеет защищать себя, наносить встречные удары, любыми способами прокладывать себе путь к жизненному успеху.

Кротость и смирение сердца — это не слабость, не состояние забитости, подавленности; это сознательное пред стояние Богу Живому, великому и сильному, это склонение перед Ним главы, ума и сердца своего. Кротость и смирение есть величайшая сила, которая помогает человеку обрести покой, а с ним и здоровье, помогает жить по закону Божиему.

Чтобы обрести ангельское житие, нужно отказаться от греховной жизни. Это — огромный подвиг. Каждый из нас знает, как тяжело воздержаться даже от самых что ни на есть простых грехов — не осуждать, не злословить, не делать человеку зла, не хранить это зло в сердце своем... Мы так привыкли вовлекаться во всевозможные конфликты, отвечать силой на силу, злословием на злословие, злобой на злобу, что для нас иной образ жизни представляется порой невозможным.

А преподобный Сергий в своей жизни осуществил то, о чем говорил Спаситель, — он тоже был кротким и смиренным сердцем. Он, можно сказать, распял себя: свою волю подчинил воле Божией и потому стал великим примером христианской жизни для всех нас.

Но есть еще нечто очень важное для всего человеческого общежития в этой Божественной заповеди, повелевающей нам быть кроткими и смиренными сердцем. Кротость есть

164

 

 

также осознание ценности других людей. Человек, поставляющий себя в центр бытия, не может быть кротким, а значит, он не принимает других людей, он считает их ниже, слабее себя. И на этом мироощущении основываются все беды, которые сотрясают человеческое общество. Кротость есть признание того, что все люди — дети Божии, что у каждого свой талант, своя красота, свой духовный мир. Кроткий человек не топчет мир своего ближнего ногами, но бережно относится к нему, а значит, вокруг кроткого всегда собираются люди. Когда кроткий человек созидает семью, он наполняет ее духовной силой, любовью, взаимным уважением. Кроткий, смиренный сердцем человек видит ценность других людей и, даже находясь во власти, помогает другим проявлять свои таланты, не боясь конкуренции, а предавая себя в руки Божии и уважая силу другого человека.

Почему преподобный Сергий собрал вокруг себя не только братию своей обители, но и всю Русь? Почему склонил перед ним колена благоверный князь Димитрий Донской, отправляясь на Куликово поле? Почему склонил перед ним голову Олег Рязанский, не желавший быть вместе с Москвой в борьбе против иноземных захватчиков? Да потому, что люди собираются вокруг кротких и смиренных сердцем. Рядом с ними они чувствуют себя спокойно и уверенно, у них возникают совсем иные чувства друг к другу, и тогда прорастает великая добродетель любви к ближнему. И Преподобный не силой человеческой власти, не силой принуждения, а силой кротости исправлял души людей, привлекал к ним молитвами своими Божественную благодать.

Каждый из нас в какой-то момент жизни призван кого- то учить: родители — детей, педагоги — учеников, опытные люди — молодежь. Мы должны понять: если хотим исправить ближнего своего по закону Христову, по заповедям Его, то нет иного средства, как только совершать это духом кротости...

165

 

 

И если мы будем жить по слову апостола, то и к нам Господь через угодников Своих, в лике которых особое место для нас занимает преподобный Сергий, приклонит милость Свою и исправит наше греховное житие, наполняя его Своей благодатью, силой и крепостью...

«Радуйся, в рождении твоем сыном радости нареченный» — эти замечательные слова слышим мы в акафисте преподобному Сергию Радонежскому. Для кого он был сыном радости? В первую очередь, наверное, для родителей. И сразу приходит на ум такая параллель: а каждый ли из современных родителей может назвать своих детей сынами радости? Как часто приходится слышать из уст отцов и матерей, что дети их — сыны и дочери не радости, а горя, которые приносят горе не только самим себе, но и родителям, и окружающим. Почему же одни становятся сынами и дочерьми радости, а другие — сынами и дочерьми горя человеческого? На этот вопрос можно ответить на примере преподобного Сергия Радонежского.

Человеческая личность формируется в первые годы жизни, хотя и не во всей своей полноте. Именно тогда закладываются определенные принципы, которые лежат в основе познания окружающего мира. Эти принципы и формируют то, что мы называем мировоззрением, отношением к окружающему миру, к людям, к Богу, к природе, — все это там, в самом раннем детстве.

Родители преподобного Сергия, ростовский боярин Кирилл и его жена Мария, были людьми небогатыми, но все же влиятельными и жили в достатке. Однако Богу было угодно провести их через испытание — они разорились, обнищали, и все это случилось на глазах отрока Варфоломея, будущего Сергия.

Что нередко происходит, когда успех, удача отворачиваются от людей? Одни впадают в панику, другие — в уныние, третьи руки на себя накладывают, четвертые теряют всякие жизненные ориентиры — словом, внешние обстоятельства,

166

 

 

неблагополучие, сменив благосостояние, разрушают человеческую личность.

А для Варфоломея пример родителей стал примером труда и созидания. Они не впали в уныние, благодарили Бога, воспитывали своих детей, духовно возрастали. Наверное, отрок Варфоломей размышлял на темы скоротечности, призрачности человеческой силы, в особенности богатства и власти. Именно пример родителей помог ему сформировать такое отношение к внешним благам, и потому он еще в юности порывает с внешним миром, с возможностью сделать политическую или военную карьеру и уходит в радонежские леса.

Да и сам отрок имел опыт уничижения — опыт, благодаря которому он стал сильным, внутренне сконцентрированным, сосредоточенным, способным преодолевать трудности. Ведь в детстве Варфоломей был неудачником, ему не давалось учение.

Как ведут себя дети, когда отстают в учебе? Кто-то изо всех сил пытается учиться, но, поняв, что не получается, исполняется чувства агрессии, недоброжелательности, — нередко такие люди пополняют ряды преступников. А отрок Варфоломей принимал свою ограниченность со смирением, как некое Божие посещение. Он горячо молился Богу, и мы знаем, что произошло чудо и отрок Варфоломей обрел удивительные интеллектуальные способности, благодаря которым он стал не только мудрым наставником, но и подлинным духовным вождем народа.

Однако были и другие обстоятельства, которые, несомненно, повлияли на складывание личности преподобного Сергия.

Его отец, боярин Кирилл, верой и правдой служил ростовским князьям. Тогда никто не мог взойти на княжеский престол без разрешения хана, и потому каждый князь отправлялся в Золотую Орду, не зная, чем закончится это путешествие, — были случаи, когда князья не возвращались из Орды, когда они претерпевали там смерть, позор, мучения.

167

 

 

Святой Кирилл дважды сопровождал ростовских князей в Золотую Орду. Он видел все то унижение, страх, неуверенность, которые испытывали те, кто был призван руководить народом. И, возвращаясь в Ростов, он, наверное, говорил в кругу семьи о том, чему был свидетелем: и о страшной силе хана, и о множестве войска, его окружавшего, и о том, как тяжко приходилось русским князьям, которые шли на поклон в Орду.

Понимал отрок Варфоломей и всю опасность, которая проистекала от разделения Руси. Не было бы тех позорных шествий в Орду, если бы русские князья и русские земли объединились. И вероятно, рассказы отца во многом сформировали глубокое убеждение Варфоломея, будущего игумена Радонежского, в необходимости объединения русских земель.

И мы знаем, что именно преподобный Сергий призвал к этому объединению, призвал не из прагматических и политических интересов, но говоря о том, что жизнь в единстве есть жизнь по образу Святой Троицы. Там, где единство, там сила, духовное родство, умножение возможностей; и именно там, где единство, осуществляются великие прорывы — духовные, материальные и цивилизационные.

Никто из исторических лиц того времени не послужил объединению разделенных русских княжеств так, как преподобный Сергий. Если бы по зову Преподобного не примирились князья, тогда не было бы единого русского воинства, не было бы победы над Мамаем на Куликовом поле и неизвестно, сколько еще столетий пребывала бы страна наша под игом. Достаточно сказать, что подобное татаро-монгольскому иноверное иго над некоторыми европейскими странами господствовало 500 лет. Мы же освободили землю свою, и ни у одного ученого, ни у одного историка не остается сомнений в том, что решающая роль в этом принадлежит преподобному Сергию.

168

 

 

В лице преподобного Сергия Русь обрела личность такой духовной силы, что вокруг него, почитавшегося святым еще при жизни, смогли объединиться наиболее здоровые силы и понять, что защита своей земли — это прежде всего задача «духовной безопасности». Да, для Сергия Радонежского защита родной земли от иноверцев была духовной, а не мирской задачей: он, как никто иной, понимал, что, пока Русь разобщена и разодрана междоусобицами, пока князья зависят от ханских ярлыков, народ не сможет осознать себя единым народом, с едиными духовными и общественными ценностями. Битва на Куликовом поле была в первую очередь стоянием за правду и за веру, а не только за независимость.

И хотя Куликовская победа не принесла полного освобождения стране, она символизировала освобождение духа людей, их возросшее национальное самосознание, готовность и способность вместе работать во благо Отечества, своей веры, во спасение своих душ. А через сотню лет татаро-монгольское иго окончательно пало и народ наш обрел полную независимость.

Участие Сергия Радонежского в примирении князей и освобождении Руси от иноверного ига гармоничным образом проистекало из его любви к Святой Троице и желания главный закон жизни — закон Троичной любви — сделать основным принципом устройства общества. Все его «участие в политической жизни» не выходило за рамки кротких отеческих увещеваний тех или иных русских князей, просьб строго руководствоваться в своей управленческой деятельности христианскими заповедями, не умножать горестей народа и страны, не плодить междоусобицы пред лицом внешней угрозы.

Сергий Радонежский «от чрева матери» был избран Богом стать особой фигурой в духовном обновлении Руси. Его любовь и изумление перед тайной Святой Троицы, его боль о торжестве зла и разделениях в родной земле были настолько

169

 

 

велики, что смогли переломить ход истории и дать новое направление жизни общества.

Сегодня у нас не меньше вызовов, которые способны разрушить единство народной жизни. Мы видим, как велика рознь среди народов, государств, как напряжены политические отношения. Мы знаем о войнах и о военных слухах (Мф. 24, 6). Вдумчивый человек не может с легким сердцем смотреть новостные передачи или читать газеты, понимая, как рознь мира сего разрушает человеческое общежитие. Особенно же волнует всех нас то, что происходит в Отечестве нашем, на пространстве исторической Руси.

Подобно преподобному Сергию постигая нерушимость, любовь, единство Святой Троицы, мы обращаем призыв ко всем нашим соотечественникам преодолевать рознь мира сего. Это непросто, потому что рознь происходит от завышенного, гипертрофированного понимания своей личности, неготовности разделять с другими свою жизнь, свои мысли, свои ресурсы. Это все приводит к некой атомизации общества, когда ткань общественных отношений разрушается или же когда на эту ткань налагается страшная печать разделений, конфронтации и борьбы.

Для того чтобы мы все могли жить в мире, нужно уметь научиться отдавать себя другим. Нужно научиться хранить то, что свято для народа, что является фундаментом его единства и благополучия. Мы должны хранить наши нравственные заветы, которые пришли к нам от Самого Бога и вошли в историческую культуру нашего народа. Мы должны хранить веру нашу. Мы должны быть жертвенными, способными разделять жизнь с другими. И тогда по образу Святой Троицы рознь мира сего будет уничтожена.

Кто-то может сказать: «Это нереально, посмотрите на то, что происходит среди нас». Но ведь точно так же говорили преподобному Сергию: «Это нереально, князь Олег Рязанский

170

 

 

против, другие князья против. Как же ты сможешь объединить этих гордых, жестокосердных, не видящих далее своего носа князей в единое воинство, подчинить их единой воле?» Но именно потому, что князья в сердце своем имели веру православную, преподобный Сергий помог им понять, что любовью и единством мы сильны.

И сегодня он снова обращает к нашей стране, к исторической Руси, то же слово: любовью, единством спасемся и рознь мира сего разрушим общением в духе со Святой Троицей, образом любви и единомыслия. Так же и апостол Павел в Послании к Коринфянам говорит: «Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, будьте единомысленны» (см.: 1 Кор. 1, 10). Эти призывы преподобного Сергия и апостола обращены ко всем нам. Мы как Церковь должны быть единомысленны, мы не должны допускать расколов, разъединений, не должны поддаваться на провокации, когда люди, выдавая себя за Ангела светла (2 Кор. 11, 14), служат диаволу, пытаясь посеять плевелы разделения. Единство Церкви на всем пространстве Святой Руси является залогом единства наших стран, наших народов — Богом заповеданного единства, ибо народы наши хранят веру православную; а уж если мы называемся православными, то должны следовать словам апостола: «Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, будьте единомысленны».

И да поможет нам Господь в единстве, в общении, во взаимной поддержке и солидарности, которые превышают по силе духовной всякую человеческую немощь, устроять единство нашего Отечества ко славе Божией!..

Преподобный Сергий стал великим потому, что воплотил Евангелие в своей жизни. Он был водим Духом Святым, потому что всего себя отдал в руки Божественного Духа. И как замечательно звучат слова апостола из Послания к Галатам, помогающие понять, что есть жизнь в Духе: Плод же духа: любовь,

171

 

 

радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал. 5, 22-23). Плод — это результат. Значит, результатом жизни в Духе Божием являются такие ценности, с которыми люди связывают свое счастье: любовь, радость и мир. А что же нужно еще человеку, чтобы чувствовать полноту жизни? И любовь, и радость, и мир являются самыми важными человеческими ценностями, даже если сами люди этого не осознают и в жизни своей устремляются к ложным идеалам. Только с подлинными ценностями человек имеет жизнь, и, по слову Божиему, имеет ее с избытком (Ин. 10,10).

Жизнь по Духу, в Духе, есть жизнь полная, с избытком, жизнь счастливая. Но почему же тогда апостол говорит, что жизнь в Духе есть долготерпение, милосердие, воздержание? Разве есть какая-то связь между терпением и радостью, между милосердием и счастьем? Значит, есть, хотя мы и не связываем со своим счастьем такие понятия, как «терпение» и «милосердие».

Жизнь по Божиему закону — это не жизнь в сплошном наслаждении и веселье, это человеческая жизнь с ее радостями и скорбями. И когда приходят к нам скорби, не нужно воспринимать их как нечто разрушающее нашу жизнь, мешающее ей. Христианское отношение к скорби должно быть проникнуто пониманием того, что и скорбь включена в нашу жизнь и что для преодоления скорби даются нам и силы, и долготерпение, и благость (то есть способность творить добро), и милосердие, и кротость, и воздержание, и, конечно, вера. Все это связано с самоограничением человека — не с раскрепощением страстей, инстинктов, к чему призывает нас современный стиль жизни, а с самоограничением, через которое только и может являться подлинный дар Духа в любви, радости и мире.

В перспективе вечности нет большей задачи, стоящей перед человеком, нет иной цели жизни, кроме как стяжать эти дары Духа...

172

 

 

Преподобный Сергий изменил окружавший его мир через стяжание даров Духа Святого, через личное совершенствование. И если нас, особенно молодых людей, сегодня увлекают туда, где нет даров Духа, то нужно помнить, что те, кто избирает временные ценности, ничего не добьются ни для себя, ни для рода человеческого.

Преподобный прошел и через долготерпение, и через благость, и через милосердие; и кротким он был, и воздержанным, и веру сильную имел, и потому в его личности расцвели плоды Духа в любви, радости и мире. И он делился этими плодами с другими, устрояя мир не только вокруг себя, но и в стране нашей. Радостью и мирным сердцем он притягивал к себе людей и именно через это притяжение и стяжал славу великого угодника Божия, Игумена земли Русской.

Если человек стяжает эти ценности, то он становится победителем над самим собой, а значит, он способен решить любые задачи, но не в отрыве от Божественного измерения жизни, а в соответствии с ним. Только такая работа, направленная на преображение истории и человеческой реальности, может быть успешна. И да услышат эти слова все реформаторы, все те, кто хочет изменить лишь внешнюю сторону человеческой жизни, кто вновь и вновь говорит нам: «Нужно решить материальные проблемы, и тогда все будет хорошо». Мы знаем, что не будет хорошо, если не решим главной проблемы: не изменим человека, его внутреннего состояния. По-настоящему хорошо будет тогда, когда хорошо в сердце человека, когда обретается благодать Божия, — те самые дары Духа, которые стяжал преподобный Сергий.

Поэтому Преподобный и является великим нашим учителем — не только словом, но и всей своей жизнью. Идти Сергиевым путем — значит подлинно преображать окружающий нас мир, ибо в ответ на наше устремление к личному совершенствованию мы получаем дар Святого Духа, который

173

 

 

становится реальной силой, способной изменить нас и вместе с нами весь мир...

Святой Сергий начал свою жизнь в радонежских лесах с подвижничества. Подвижничество означает несение духовного подвига, а подвиг всегда предполагает самоотречение. Подвиг не может совершаться тем, кто заботится о себе, о своем благополучии, о деньгах, о карьере, кто погружен в суету. Подвиг всегда требует от человека отдачи себя во имя ближних и дальних, для решения многих дел — земных и небесных. Подвиг есть некое сораспятие Христу. И с этого подвига началась жизнь преподобного Сергия, он возрастал от силы в силу (Пс. 83, 8) и ныне является для нас великим примером того, что если мы хотим жить так, как Господь нам повелел, если хотим следовать великим угодникам Божиим, то должны научиться совершать подвиг. Большой или маленький подвиг — все зависит от того, сколько у нас сил, какое положение мы занимаем, сколь весомыми для окружающих могут быть результаты этого подвига. Но мы должны его совершать путем отречения от самих себя, путем жертвенности, через служение Божиему делу и высшим идеалам.

Если же человек не изменяется духовно, если в его жизни ничего не происходит, то это значит, что он деградирует. Как важно каждому из нас почувствовать, что реально с нами происходит — растем мы или стоим на месте. Если стоим на месте, значит, деградируем, значит, не идем по пути преподобного Сергия, не идем по пути святых. Именно поэтому мы должны блюсти свои мысли, свои дела, свои поступки, постоянно оценивая их собственной совестью и пред лицем Божиим в молитве. И если человек стремится к горнему, если каждый день жизни добавляет хотя бы крупицу к его духовной силе, то это значит, что такой человек на пути ко спасению.

Многие люди, далекие от реального духовного опыта, стремясь сделать нечто значительное в своей жизни, все свои силы

174

 

 

направляют на достижение каких-то временных успехов, не задумываясь о внутреннем факторе. Конечно, нужны и временные успехи, и промежуточные победы, но человек не достигнет поставленной цели, пока не победит самого себя, пока не одержит главной победы над своими страстями, над своей похотью, над своими слабостями, над своей уязвимостью. Даже внешне сильный и могущественный человек, обладающий властью и деньгами, может стать легкой добычей собственных слабостей, если он не способен одержать главную победу — победу над самим собой. А без этой победы не может быть и иных подвигов: если человек не научился совершать подвиг во имя своего спасения, движимый страхом Божиим и желанием жить по Божией воле, то о каких же других подвигах может идти речь?

Преподобный Сергий всем нам являет дивный пример того, как личное спасение, работа над собой, преодоление своих слабостей возвышают личность до огромных, планетарных масштабов. Его подвиг начался с самого малого и завершился всероссийским игуменством, завершился тысячами паломников, которые в любую погоду приходят в Троице-Сергиеву Лавру, чтобы поклониться его святым мощам. Будем же просить преподобного и богоносного отца нашего Сергия помогать нам возрастать духовно от силы в силу, помогать нам научиться совершать подвиг — большой или малый! Мы должны помнить, что спасение не бывает без подвига, а с подвигом никакие невзгоды и искушения (ни внешние, ни внутренние) не помешают нам идти тем путем, которым шел преподобный Сергий, игумен Радонежский.

Каждый святой — это герой, одержавший победу над самим собой. И как много у нас святых, которые стали национальными героями, историческими личностями! Но значительное место в истории — удел очень немногих, а вот битва на своем собственном поле — удел каждого. И Бог нас будет оценивать

175

 

 

не по тому, что мы сделали для истории, а по тому, что мы сделали, работая над собой, по тому, удалось ли нам одержать победу на своем личном поле брани. Если одержали, то мы никогда не сделаем ничего дурного не только по отношению к своим близким, но и по отношению к своему народу, к своей стране, к роду человеческому. В этом смысле каждый праведник имеет глобальное значение, потому что его жизнь умножает в человеческой истории Божию славу.

И потому, как бы ни учил нас современный мир иному, каким бы притягательным ни делал образ язычника — гордого, надменного, самолюбивого, властного, богатого, способного любыми средствами прокладывать себе дорогу, — устоим от соблазнов, сохраним в сердце своем Божественный идеал, памятуя о жизни и личности преподобного Сергия! Этим внутренним деланием мы можем остановить мир от страшного сползания в пропасть жизни не по закону Божиему, а по закону диавольскому. Церковь и призвана молитвой, кротостью, смирением, любовью, силой мысли и силой чувства объединять людей во имя спасения. Верим, что на пути такого спасения будет и земная слава нашего Отечества, всей исторической Руси, бережно сохраняющей, несмотря на все испытания, в сердце своего народа идеал святости и духовной красоты...

Каждый раз, когда мы приезжаем в Троице-Сергиеву Лавру, мы соприкасаемся не только с историей нашего Отечества — мы соприкасаемся с ее духовными истоками. Наверное, мало кто в далеком XIV веке мог представить себе, что на этом месте воссияет великая Лавра Святой Руси, что духовный подвиг многих людей принесет огромные плоды, что в обители святого Сергия не единожды за историю Руси будет решаться ее судьба, в том числе и в самые грозные годы татаро-монгольского нашествия и польской интервенции.

И поскольку именно сила духа, сила молитвы, сила веры были главным сокровищем этого места, в Лавру стекались

176

 

 

со всей Святой Руси люди, жаждавшие духовного подвига, жаждавшие явить на деле свою веру. Что это означает? Это означает только одно: святой человек является реальным, видимым свидетелем присутствия Божественной благодати в мире, он есть самое яркое свидетельство бытия Божия. И чтобы укрепить свою веру, люди всегда прибегали к духовно сильным, чтобы, прикоснувшись к ним, самим стать сильнее.

И сегодня, может быть, как никогда, Лавра, являющаяся духовным центром Руси, несет свое свидетельство о присутствии Божией благодати. Мы приходим туда в первую очередь для того, чтобы прикоснуться к святым мощам преподобного Сергия, почерпнуть от него благодать, и каждый, кто входит под своды Троицкого собора, чувствует эту благодать, если сердце его не окаменело. Он чувствует особые движения Духа Божия, чувствует, что находится в святом месте. И, припадая к мощам преподобного Сергия, мы припадаем к благодати Божией, являемой через эти святые мощи, и выходим оттуда утешенными, окрыленными, утвержденными в вере, способными творить добрые дела и свидетельствовать о своей вере.

Каждого из нас Преподобный особым путем приводит к своим целебным мощам: одни идут с сомнениями, с любопытством (при полном отсутствии веры), другие — как к последнему прибежищу, где можно получить ответ на самый главный вопрос своей жизни и испросить помощи в самых, может быть, тяжких жизненных обстоятельствах. Но с каким бы чувством и с какими бы намерениями (кроме, конечно, намерений злых) человек ни приходил к святым мощам, он уходит иным — не тем, каким пришел. Через мощи святого Сергия Господь дарует нам Свою силу, потому что Преподобный уподобился Богу еще при земной жизни, и сегодня он вместе с Ним в Небесном Царствии.

Иногда люди, далекие от Церкви, а то и враждебные к ней, спрашивают нас: а где чудеса? И мы говорим, что чудес так

177

 

 

много, что их и перечислить невозможно. Разве сила преподобного Сергия не явление Божией милости, Божией благодати? Разве это не чудо? Разве не чудо то, что по прошествии 600 с лишним лет множество людей собираются в Лавре, вокруг Преподобного, как некогда вокруг него собрались иноки обители, как некогда вокруг него собиралась Русь Святая?

Главное чудо Сергия Радонежского — он сам. Если бы сейчас поставить Преподобного среди нас в обычной одежде, то никто на него и внимания не обратил бы. И этот обычный, казалось бы, человек стал центром Руси, вокруг него объединились княжества. Бежавший любой власти — и светской, и церковной, — он стал абсолютным авторитетом в государстве и в Церкви. Сознательно выбравший для подвигов непригодное для нормальной жизни место, он создал огромную Лавру и целый город — Сергиев Посад. Смиренный монах, он мобилизовал и вдохновил русский народ на защиту Отечества. Не это ли явление Божией силы?

Не может человек, так сильно любивший других людей на земле, забыть о них после смерти. Его любовь продолжается. Преподобный Сергий любит нашу страну — единую историческую Русь, он любит народы, которые населяют это великое единое духовное пространство, он отвечает на молитвы тех, кто помнит его святое имя. И сегодня, как, быть может, никогда, мы просим Преподобного не отвращать свой лик от страны нашей, от народа нашего, от всех тех, кто ныне сталкивается со множеством трудностей.

Сегодня наступает время, когда мы особенно сильно должны молиться о народе, об Отечестве, о всей Святой Руси, чтобы молитвой Преподобного, которая некогда избавила Русь от нашествия иноплеменных, и ныне воцарился мир на земле Руси, прекратились междоусобные брани и отчуждение одного брата от другого, чтобы навсегда ушли в прошлое злоба и ненависть, которые способны разрушить самые добрые

178

 

 

братские отношения. Но наша молитва должна простираться далее Святой Руси. Мы видим, какие грозные и опасные знаки являет нам нынешний день. Иногда самые страшные кровопролития начинались далеко за пределами нашей Родины, а потом получалось так, что на нас ложились тяжелые последствия тех войн. Достаточно вспомнить все то, что произошло в XX веке.

Поэтому мы просим Господа остановить кровопролитие, совершающееся в мире, оградить от опасности наше Отечество. И одновременно просим, чтобы Он помог всем нам осознать важность переживаемого момента, возжег в сердцах наших любовь к своей стране, друг к другу, помог преодолеть местные невзгоды, проблемы, конфликты и разделения, которые ослабляют жизнь народа. Будем просить Господа, чтобы милость Его пребывала со всеми нами, чтобы Отечество наше, несмотря на происходящие сегодня военные действия, было ограждено и «от нападения вражия, и от тлетворных ветр, и от смертоносныя язвы, и от всякаго зла»1.

Сегодня на пути нашей страны множество преград. Некоторые считают, что эти преграды лежат исключительно в материальной плоскости: мол, нужно подправить экономику, улучшить управляемость, повысить уровень жизни людей, и тогда все само собой решится. Но мы уже говорили, что это не так. Можно развить экономику, повысить управляемость, дать людям большой достаток — и погубить и людей, и страну, потому что человек обретает самого себя, находит смысл жизни не столько в удовлетворении своих материальных потребностей, сколько в удовлетворении потребностей души. Когда душа тоскует, когда одолевает скорбь, когда у человека внутренний разлад, тогда никакие деньги не помогут человеку обрести покой в душе.

1 Молитва из Акафиста Пресвятой Богородице.

179

 

 

Всем нам нужно всегда помнить об этом. И возрождение Отечества, и укрепление семей, и рост духовного и материального благосостояния возможны тогда, когда человек в сердце своем имеет великие священные идеалы любви, ради которых он готов разделять с другими скорби жизни, готов трудиться для того, чтобы улучшать общую жизнь.

Удивительны слова апостола Павла: Друг друга бремена носите, и тако исполните закон Христов (Гал. 6, 2). Кто же будет носить бремена друг друга, если в сердце нет любви? Тогда бремена сбрасываются, тогда человек никакого бремени носить не хочет — он лишь хочет удовлетворять свои потребности, которым нет предела, и тогда образ человеческий превращается в образ животного (хотя и животное столько не потребляет).

Мы можем носить бремена друг друга, а значит, можем поддерживать реальное единство народа, страны — исторической Руси, Церкви нашей, наших семей, трудовых коллективов именно тогда, когда способны разделять трудности с другими людьми. А нужно ли это? Нужно, потому что бремена другого есть бремена Божии, а Господь говорит: ...иго... Мое благо, и бремя Мое легко есть (Мф. 11, 30). И потому Церковь призывает носить не бремена неудобоносимые, но бремена спасительные — и для каждого человека, и для Церкви, и для всего народа.

Будем всегда помнить эти Божественные заветы и пример преподобного Сергия — и в наших отношениях с близкими, с родителями, детьми, братьями, сестрами, с теми, с кем мы трудимся, с нашими, может быть, не всегда простыми в общении соседями. Будем стремиться сохранять единство нашего народа, блюсти единство Церкви, будем всегда готовы отозваться на боль и страдание людские. И тогда легкое бремя Спасителя введет нас в общение с Ним, подобно тому как ввело это бремя в общение с Богом Сергия Радонежского.

180

 

 

Дай Бог, чтобы пример преподобного и богоносного отца нашего Сергия был для каждого из нас ярким, привлекательным и значимым, чтобы и мы в своей жизни то, что должны делать, соединяли всегда с крепкой верой и со следованием воле Божией. Тогда преобразуется жизнь наша — и личная, и семейная, и общественная, и жизнь государства, потому что тогда Бог в ответ на нашу веру приклонит к нам Свою спасающую десницу.

Верим, что и сегодня, как и всегда, преподобный Сергий пред лицем Божиим молится за народ наш, за страну нашу. А чем еще можно объяснить то, что Русь, пройдя такими страшными историческими испытаниями, сохранилась как страна, что сохранился народ, сохранилась православная вера?

Преподобный Сергий из глубины веков взирает сегодня на нас с икон своим кротким ликом и как бы стремится показать нам, как нужно жить. Если мы приходим в его Лавру, прикладываемся к его мощам, чувствуем помощь, исходящую от Преподобного, так давайте поверим и тому образу жизни, который он вел, побеждая врагов, усмиряя гордецов и завистников, поддерживая самых сильных мира сего, став через кротость свою и смирение великим духовным лидером нашего народа, и не только для поколений уже отдаленного от нас XIV века, но и для мятущегося во грехе поколения века XXI.

Обратим слова своих сердечных воздыханий к преподобному Сергию, чтобы он своим сильным предстательством пред Богом защитил и оградил всю историческую Русь, державу Российскую от всяких напастей, бед и зол, от внешних и внутренних конфликтов и противостояний. Чтобы по его молитвам сохранилась в единстве Церковь наша, чтобы вера православная, которая была укоренена в народе нашем во многом его трудами и его молитвами, принесла обильный плод, давая людям вдохновение и силу для того, чтобы идти по жизненному пути в соответствии с законом Божиим.

181


Страница сгенерирована за 0.69 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.