Поиск авторов по алфавиту

Казем-Бек А. Второй Ватиканский Собор

Очерк второй: НАЧАЛО ГЕНЕРАЛЬНОГО СРАЖЕНИЯ ЗА КОМИССИИ СОБОРА:

"ЗАЛП" ФРАНЦУЗСКИХ И НЕМЕЦКИХ КАРДИНАЛОВ

Мы начнем изложение нашумевшей истории с выборами комиссий П Ватиканского собора с пространной, но интересной и показательной цитаты из католического журнала "Темуаньаж кретиен", имеющего репутацию "передового" органа французской религиозной мысли, черпающего вдохновение (и материалы) из среды "прогрессивного" епископата и близкого к кардиналу Лиенару. А кардинал Лиенар оказался "застрельщиком" дебатов на соборе, поставив вопрос об отсрочке выборов комиссий собора.

Комментируя эту инициативу Лиенара, вся печать уже называет ее "инициативой французского епископата", что вполне соответствует действительности, поскольку епископат Франции известен не только "радикальными идеями", но и своей спаянностью и "коллегиальностью", и поскольку теперь уже точно установлено, что выступление Лиенара на общей ассамблее собора 13 октября имело место после предварительного совещания всех французских отцов собора. Поэтому заключения французской католической печати представляют собой в настоящее время особый интерес.

Мы надеемся иметь возможность прибегать к заимствованиям из этой печати в случаях, когда оценки ее будут иметь вес, как в данном случае оценка выступления Лиенара в "Темуавьаж кретиен". К его довольно субтильному, часто ироническому, если даже не саркастическому языку, выражающему - отнюдь не официозно и иногда просто намеками - вполне конкретные вещи, исходящие от некоторых весьма влиятельных французских иерархов, всегда внимательно прислуживаются в римской курии (нередко, правда, со скрежетом зубовным).

Для иллюстрации приводимых нами фантов и утверждений подобные цитаты представляются полезными, поскольку они позволяют документировать факты и обосновывать выводы. Находясь на большом расстоянии от Рима, автору настоящего очерка не раз приходилось наталкиваться на предположения, что он попросту дает волю своей фантазии. Между тем, за редкими исключениями, все, что мы сообщали в своих очерках и сводках за последние годы, могло дать ясное и верное представление о происходившем и готовившемся в жизни инославных исповеданий и, в частности, Римской Церкви.

После этой преамбулы предоставляем слово журналу "Темуаньяж кретиен" (от 19 октября 1962 г.): "Только что закончился в Сикстинской капелле прием тысячи журналистов, аккредитованных при соборе, излучавшим свою обычную отеческую приветливость папой. Видавшие виды журналисты, профессионально, можно сказать, пресыщенные всем виденный на своем веку - от представителя агентства Тасс до католических журналистов - сбивали друг друга с ног, теснясь, как простые паломники, чтобы видеть папу поближе и выражали ему свою симпатию дружными аплодисментами".

"Но, по окончании аудиенции, профессиональные заботы вновь заняли умы и стали сыпаться вопросы о "первой общей ассамблее", которая только что состоялась в базилике св. Петра, оказавшись кратким двадцатиминутным заседанием. Уже передавался слух, что с самого начала был поднят вопрос процедуры. Отцам собора было предложено избрать 160 членов десяти комиссий собора (они состоят из 240 членов, во остальных 80 назначает сам папа)".

"Под аплодисменты ассамблеи кардинал Лиенар, епископ Лильский, к которому присоединился кардинал Фрингс, архиепископ Кельнский, просил отсрочки голосования, чтобы позволить отцам лучше ознакомиться с кандидатами. Французский кардинал, ставропигиальный епископ французского миссионерского центра ("Миссией де Франс"), широко известный по тому мужеству, с которым он умел защищать своих священников, оказывавшихся в трудном положении (это намок на роль кардинала Лиенара в деле "рабочих священников", примечание автора), и немецкий кардинал, автор плана "Мизереор" ("Сострадания требующий"), распространенного среди германского епископата в целях помощи слаборазвитым странам, открыли символическим натиском первый дебаты в соборе".

"В тот же вечер официальное коммюнике бюро печати собора подтверждало это известие, о котором итальянская печать сообщила под таким заголовком, как "Епископы против курии". Оказалось, что итальянскому телевидению было разрешено зафильмовать заседание, которое рассматривалось было как чисто формальное. Таким образом, публика была сначала осведомлена о первых дебатах собора "уточкой", которую затем нашли более тактичным подтвердить. Впрочем за этой формальной стороной вырисовывается фундаментальный вопрос, который предвещает, что судьба собора решается в первые же дни его созыва". "Римской курии приписывается следующее рассуждение: "Чего ожидать от прений в парламенте из 3000 епископов? Основная работа расчищена предсоборными комиссиями под руководством кардиналов курии, проведем же через десять комиссий собора (состоящих каждая под председательством одного из куриальных кардиналов) результаты этой предварительной работы, которые затем будут приняты чисто формальными общими ассамблеями". Согласно этому рассуждению собор, подготавливавшийся в течение трех лет, сегодня уже фактически окончен".

"Отказавшись принять подобную точку зрения, епископы выразили волю к действительному участию в соборе. В самом деле, если главная часть прений протекала бы в комиссиях, в них могли бы принять участие только 240 епископов, в то время как остальным 2500, по выражению другого французского кардинала, оставалось бы лишь коротать время".

"По нашему мнению, - продолжает французский католический журнал, - тут кроется ключевой пункт, чрезвычайно важный для исправной работы соборного начала. Либо дело подлинно заключается в соборности епископов всех рас и всех материков, созванных папой для внутреннего обновления Церкви, для того, чтобы усилить "присутствие" ее в современном мире, либо все сводится к тому, чтобы позволить римской курии ловким маневрированием выйти укрепленной в своем централизме из положения, которое в принципе должно было бы обозначить ее умаление".

"Как всегда, возможны оптимистические и пессимистические толкования. Немало высокопоставленных лиц утверждает, орудуя фактическими данными, что огромная административная "махина", какой неизбежно является механизм собора, задушит в зародыше всякое поползновение к прямому участию епископов в прениях. Разве "из-под полы" не возвещалось, что в пожеланиях и резолюциях предсоборной комиссии по апостолату мирян от многочисленных выступлений и пожеланий основателя первого движения католического действия ("Аксион католик"), из которого возникли и все прочие, было оставлено лишь резюме из трех строк? Такой довод имеет свой вес и всякий, кому довелось видеть по телевидению колоссальные размеры базилики св. Петра, где протекают общие ассамблеи, уже из этого одного может понять основательность этого довода".

"Некоторые истолковали очень сердечное упоминание папой Франции в речи, обращенной к журналистам, как молчаливое и косвенное одобрение, данное французским епископам за проявленную ими решительность добиться не фиктивного, а действительного собора. Даже и не включаясь в игру хитроумных толкований мысли Иоанна XXIII, можно все же полагать, что в расчеты папы не входило собирать вопреки всем препятствиям такой собор, чтобы попросту удовлетвориться созерцанием всех епископов мира за несколькими грандиозными церемониями. Поэтому от "боевого" духа отцов собора будет зависеть в большой мере, чтобы голос их был услышан, невзирая ни на какое давление "структур".

Тут мы прерываем цитату из "Темуаньаж кретиен", и так уже достаточно длинную, но казавшуюся нам особенно показательной.

Мы позволим себе, однако, открыть, как нам кажется, не менее интересные скобки другой цитатой из того же номера журнала, после чего перейдем к занимающему нас инциденту с отказом отцов собора принять заранее заготовленные списки комиссий, - инциденту, решившему ни более, ни менее, как всю судьбу собора.

Говоря о новом положении, в каком оказались епископы, явившиеся в Рим на собор, французский журнал отмечает: "Вчера еще епископ, относительно изолированный в своей епархисреди советников и пасомых, оказался теперь на продолжительное время в ином мире, - в центре необычайного брожения идей. И не странно ли было, накануне открытия собора, видеть епископов, как и кардиналов, выбирающих в какой-то любезной сутолоке каждый свою папку из белой пластмассы, содержащую распорядок и расписание собора и разные необходимые документы, в том числе сведения для туристов, изложенные на латинском языке! Католики-активисты, привыкшие к политическим или профсоюзным съездам, были бы порядком удивлены, увидев некоторых из своих епископов, которых они знают подчас лишь в самом иерархическом их облике, играющих с самым серьезным видом свою новую роль "конгрессистов".

"Сегодня они высказываются "за" или "против", или "условно за" по предложениям, вносимым их собратьями. Не один епископ впервые обнаруживает для себя правила "демократических" дискуссий и голосований. Неприметным образом собор вносит в епископские нравы настоящую "революцию".

"И вот еще полный разрыв с традиционным образом мышления: вступительная речь, произнесенная на соборе Иоанном XXIII. Было замечено, что папа без колебаний решительно обличал людей, "горящих усердием, но лишенных широты взглядов, скромности и чувства меры", которые "в современном мире склонны видеть лишь преступления и развалины". И папа даже добавил: "Они твердят, что в нашу эпоху все ухудшилось по сравнению с другими временами, они ведут себя, как будто их ничему не научила история, которая ведь учит жить, и как будто во времена предшествующих вселенских соборов полностью торжествовали христианское мышление, христианская жизнь и справедливая религиозная свобода". К решительности этих утверждений, направленных, по некоторым мнениям, против "интегралистских кругов", следует еще добавить, что, вспоминая о том, что Церковь всегда противилась заблуждениям, папа не желает высказывать новых осуждений. "Церковь Христова предпочитает применять средство милосердия, скорее, нежели суровости", подчеркнул он. Заранее папа отвечает отрицательно том, кто стремился бы использовать собор для проповеди нового "крестового похода" против коммунизма".

"И, наконец, прибытие в Рим двух православных русских наблюдателей, на которое в настоящий момент уже больше не надеялись, произвело впечатление разорвавшейся бомбы. Если появление обоих новых наблюдателей и можно увязать с довольно сложной стратегией или опасением перед первенством Константинополя, оно все же является показателем довольно нового "климата". И кто бы мог подумать об этом всего только несколько месяцев тому назад? Можно понять поэтому, какая растерянность царит в кругах, которые всегда склонялись к упрощенчеству, доля мир на "добрых" и "дурных".

"Принуждая к переоценке ценностей при помощи совсем иной шкалы, собор, возникший по воле Иоанна XXIII, подлинно призван отметить перелом в истории Церкви и мира. И мы решительно становимся в ряды оптимистов в предвидение результатов, какие можно ожидать от П Ватиканского собора".


Страница сгенерирована за 0.08 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.