Поиск авторов по алфавиту

Казем-Бек А. Второй Ватиканский Собор

ИОАНН XXIII БЫЛ ИЗБРАН, КАК "ВРЕМЕННЫЙ" ПАПА ДЛЯ "ПЕРЕХОДНОГО" ПЕРИОДА

Пий XII считал, что созывать собор - слишком рано. Будучи епископом христианской Церкви и носителем апостольского преемства, он не мог отрицать значение собора и соборности Церкви. Но, занимая папский престол, он был в положении самодержавного монарха, с подозрением относящегося к созыву "парламента" или иного суверенного собрания с учредительными функциями и правомочиями.

Вокруг него курия, то есть все "министерства" Ватикана, держались того же мнения. Курия давно стала своеобразной олигархической верхушкой, которая предпочитала давать указания сверху вниз, чем получать советы снизу вверх. Как раз на эту тему французский журнал "Информасион католик интернасиональ" в своем номере от 15 октября 1962 г., вышедшем в самый момент открытия собора, печатает передовую статью под заглавием "Не слишком ли рано созывается собор?"

В этой статье важно не то, что сам журнал приходит к заключению, что собор созван вполне своевременно. Для настоящего изложения важно то, что католический журнал, отмечая, что почин папы вызвал в курии большое удивление, говорит: "Многие круги старались там (в Риме) впоследствии как можно более ограничить исключительное вселенское значение этого события. Если бы папа предварительно произвел опрос своих "министров", почти единогласно было бы высказано мнение: Собор? Но ведь слишком рано! Однако папа, по иному думающий "на века вперед", не провел никакого опроса".

"Спящих растряс сам папа". "Благодаря объявлению о созыве собора, движение к обновлению стало в некотором роде официальным, чего ожидали лишь немногие из католиков". Таковы отдельные фразы, которые мы заимствуем из цитируемого католического журнала. И еще: "От богословов в наши дни требуют заменить богословие "сидячее" "движущимся", поступательным богословием, богословием взаимодействия, в котором истина освещается вразумляющей любовью, вместо богословия взаимного противостояния, при котором любовь становится игрушкой мнимой истины". Иоанн XXIII был избран, как "временный" глава Римской Церкви для "переходного периода". Избравшие его, во всяком случае многие из них, видимо, плохо знали его. Им следовало бы обратить внимание на слова его, обращенные при возведении на кафедру Патриарха Венецианского к его новой пастве: "Я постараюсь установить внутреннюю связь с вами, но просто без торжественности: шагами быстрыми и бесшумными. Таков обычай Пастыря: считать овец одну за другой. Таким будет мое служение среди вас. Не считайте вашего патриарха политиком, дипломатом: ищите священника, пастыря душ, который служение свое среди вас осуществляет во имя Господа нашего. Пастырь идет к овцам, открывает им дверь, ведет к тучным пастбищам и полагает душу за овцы".

Чтобы лучше понять всю линию поведения Иоанна XXIII на папском престоле, было бы важно вспомнить обстоятельства его избрания папой (28 октября 1958 г.). На конклаве было несколько кардиналов, по разным причинам считавшихся более или менее правдоподобными "папабили", то есть имевших некоторые шансы быть избранными. В 1958 г. не было, однако, ни одного "фаворита", шансы которого могли бы казаться решающими. До открытия конклава положение оставалось поэтому неясным, не в пример конклавам 1922 и 1939 гг., на которых были избраны папы Ратти (Пий XI) и Пачелли (Пий XII). Тогда исход выборов мог считаться предрешенным.

Кардиналы курии и вообще реакционно настроенный кардиналат ясно отдавали себе отчет в том, что почти двадцатилетний понтификат Пия XI подверг суровому испытанию терпение и дисциплинированность значительных групп католического епископата, в частности французского, польского и большой части южно-американского. Смерть Пия XII для реакционного крыла кардиналов была невознаградимой потерей, так как избрать продолжателя его линии представлялось делом крайне затруднительным. Курия пыталась на конклаве найти почву для компромисса, выдвинув мысль о "временном папе" (как даже уточнил куриальный кардинал Чириачи "не моложе 75 лет").

Куриальная линия могла найти поддержку там же, где она искала ее и на самом соборе: у представителей Соединенных Штатов, Ирландии и некоторой части испанцев. Но, если американских епископов много, то кардиналов мало. Так что курия была изолирована в среде кардиналата уже в 1958 г. В то же время кардиналы итальянцы, занимавшие главные архиепископские кафедры Италии, имели и свои счеты с курией, примерно по тем же линиям, что и кардиналы французские.

В результате быстро провалились выдвинутые "правыми" кандидатуры - престарелого папского викария в Риме Микара и кардинала-камерленго Алоизи-Мазелла (эти люди, принадлежавшие к курии, ни в ком не вызывали энтузиазма). Компромисс с итальянскими кардиналами с мест тоже не удался: последние отвергли своих собратьев Сири и Руффини, хотя за них поочередно ратовали американцы.

"Левые" кандидатуры были выдвинуты французами. Тиссеран и Агаджанян не прошли, так как в 1958 г. в священной коллегии кардиналов идея "интернационализации" Римской Церкви и ее курии была еще только в зародыше: нельзя забывать, что это была коллегия Пия XII. Так что тогда на конклаве выдвижение неитальянской кандидатуры на папский престол было путем наибольшего сопротивления. В то время всех кардиналов оставалось лишь 53 (из них итальянцев - 16). За последние пять лет своего понтификата Пий XII не замещал выбывавших членов священной коллегии, почему к моменту его смерти в ней и осталось 17 незаполненных вакансий.

Тут следует напомнить, что общая численность коллегии кардиналов была издавна определена по конституции 1586 г. папы Сикста У (составившей особый канон) числом семидесяти. Это строго соблюдалось до понтификата Иоанна XXIII, отменившего этот канон и постепенно увеличившего число кардиналов до 85 с указанием, что распространение Римской Церкви по всему земному шару потребует довести их число до 120. Кроме того, за последние три столетия утвердился обычай сохранять в Священной коллегии пропорцию 30 кардиналов-итальянцев к 40 кардиналам всех других национальностей. Но и это изменено предприимчивым папой Иоанном XXIII.

Возвращаясь к обстоятельствам его избрания, следует подчеркнуть, что главную роль в этом событии сыграли кардиналы Франции. Ловким и решающим маневром их оказался сговор с некуриальными кардиналами Италии, с кардиналами восточными и южно-американскими. Старейший итальянский кардинал, архиепископ Флорентийский делла-Коста (умерший в прошлом году) настойчиво поддерживал со своей стороны имя патриарха Венецианского Ронкалли, которого выдвинул французский блок. До Венеции Ронкалли был нунцием в Париже и его связывало дружеское единомыслие с Фельтэном, архиепископом Парижским, Жерлиэ, архиепископом Лионским, и ставленником еще папы Ратти - Лиенаром, епископом Лильским. Все итальянцы проголосовали за Ронкалли в третьем туре. Курия была удовлетворена его возрастом: 76 лет.

Но престарелый "временный" папа готовил много неожиданностей.


Страница сгенерирована за 0.1 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.