Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Верные Господу. Царская семья

Правообладателем дано разрешение на размещение материала на сайте «Электронная библиотека Одинцовского благочиния».

Разбивка страниц настоящей электронной книги соответствует оригиналу.

 

 

 

СЛОВО

СВЯТЕЙШЕГО

ПАТРИАРХА

ВЫПУСК 6

ПАТРИАРХ

МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ
КИРИЛЛ

 

ВЕРНЫЕ ГОСПОДУ
Царская семья

 

ИЗДАТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
МОСКВА
2018

 

[Предисловие]

Памятной датой, важной не только для истории, Церкви, общества, но и лично для каждого из нас, отмечен 2018 год. Эта дата — 100-летие со дня мучени­ческого подвига святых Царственных страстотерпцев, преподобномученицы Елисаветы Феодоровны и их вер­ных спутников. Это переломное и трагическое для рос­сийской истории событие стало днем торжества жизни над смертью и победой святости над злом.

Жизнь Царской семьи — очень важное свидетельство того, что такое святость в наши дни.

Святейший Патриарх Кирилл говорит: «Сегодня мы видим, что народ наш с глубокой верой почитает память почившего Государя и его Семьи. И возникает вопрос: а как все это стало возможным? На ум приходят слова великого Пасхального песнопения — кондака Святой Пасхи: “Аще и во гроб снизшел еси, Безсмертне, но адо­ву разрушил еси силу”. Господь Своим Воскресением со­крушил силу ада. А это значит, что всякое зло, которое присутствует в человеческой истории, не может одержать окончательную победу — оно уже побеждено. Победа зла, особенно в масштабах истории, — временная, ско­ротечная. И как явственно для всех нас свидетельствует о сокрушении адовой силы прославление Царской семьи! Как удивительно пробились зеленые ростки, ростки жиз­ни, через бетонную плиту, которой пытались закрыть всякую память о тех временах!..»

Сегодня очень важно открыть для себя истинный образ святых Царственных страстотерпцев. Посмотрите на их одухотворенные, светлые лица. Невозможно, увидев их, узнав их житие, не захотеть в чем-то измениться, стать лучше, чище. Пусть же знакомство с ними наполнит на­шу жизнь новым смыслом, придаст сил и поможет в со­зидании Царства Небесного в наших душах и сердцах.

Кирилл,

митрополит Екатеринбургский и Верхотурский

 

ПАТРИАРХ

МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ

КИРИЛЛ

 

ВЕРНЫЕ ГОСПОДУ

Царская семья

 

Династия Романовых была призвана на царство после одоления Смуты, страшного разорения Русской земли внутренни­ми усобицами и иноземными вторжениями, когда государство и страну пришлось восстанавливать из руин. Но при всем страшном опустошении, которое принесла Смута, сохранялся фундамент и источник народной жизни — православная ве­ра. Именно вера дала людям возможность высто­ять и изгнать захватчиков, именно вера стояла за тем национальным согласием, которое было выражено в решении Земского собора 1613 го­да избрать Михаила Феодоровича Романова на Всероссийский престол.

За решением поставить свои частные интересы, личные или групповые, на второе место всегда стоит сознание общности, которая перекрыва­ет все сословные, региональные, клановые или семейные разделения. И в истории России это именно православная вера. Люди вспомнили, что прежде всего они — православные, и это со­знание дало им возможность совершить деяние поистине эпических масштабов.

9

 

 

Бывают ключевые, переломные моменты в исто­рии страны или всего мира. Для нашей цивилиза­ции это в первую очередь Крещение Руси. А на вто­рое место можно поставить одоление Смуты и воцарение Дома Романовых, потому что Россия оставалась последней православной державой, сохранявшей государственную независимость. Страна, казалось, обреченная на исчезновение, народ, которому, по-видимому, предстояло ис­чезнуть с лица земли, быть порабощенным, а по­том и поглощенным более сильными, развитыми, воинственными соседями, отстоял свою незави­симость и воссоздал государство, ставшее впо­следствии, за триста лет правления Романовых, одной из крупнейших мировых держав.

После завершения Смуты и избрания Михаила Феодоровича на царство, а в особенности с при­ходом к власти Государя Алексея Михайловича, Россия обрела второе дыхание, произошло огром­ное, колоссальное развитие национальной жиз­ни, экономики, государственного строительства, освоения новых земель. Огромные силы, жив­шие в нашем народе, развернулись, и Московия превратилась в великое государство — от моря и до моря, от океана до океана — с цветущей куль­турой и бурно развивающейся экономикой.

Мы знаем, что в течение трехсот лет правле­ния династии Романовых из небольшого госу­дарства страна наша стала великой державой — от Балтийского моря до Тихого океана. Россия, особенно в годы правления Государя Императора Николая II, до начала Первой мировой войны, явила чудеса экономического, социального и политического развития. В ближайшие десяти­летия Россия могла стать лидером всего мира,

10

 

 

и происходило это без лагерей, без тюрем, без насильственной коллективизации, потому что проистекало из народного потенциала, который действительно раскрывался в те годы в России. Но мы знаем, что война, которая была направлена в первую очередь на ослабление мощи Российской державы, повлекла за собой раскол нашего общест­ва, а затем революционные события, Гражданскую войну и все тяжкие последствия, которые пере­жил народ наш в XX веке.

Конечно, мы призваны трезво смотреть на на­шу историю. Люди, которые творили ее, не бы­ли безупречны. У каждого человека, тем более

11

 

 

у правителя, есть плюсы и минусы, которые оце­нивают современники и потомки, а историки тщательно исследуют в своих научных трудах, что человек сделал доброго, где поступил правильно, а в чем ошибся. То же самое делается и по отно­шению к любому представителю трехсотлетней династии Романовых.

Но здесь мне хотелось бы четко разделить два возможных подхода к истории. Существует трезвый, взвешенный подход — что произошло на самом деле и какие уроки мы можем извлечь из этого. И существует подход идеологизиро­ванный, для которого любые исторические све­дения интересны лишь постольку, поскольку их можно приспособить к продвижению определен­ных, заранее принятых идеологических постула­тов. Многие из нас помнят время, когда об эпохе Романовых в истории России было принято говорить не иначе, как о «проклятом царизме», «тюрьме на­родов», «свинцовых мерзостях», от которых нас якобы спасла революция. В действительности, если сравнивать государственную деятельность царей с деятельностью тех, кто затем разрушил великую Россию, разорвал ее, с деятельностью тех, кто в XX веке нанес огромный ущерб общенацио­нальным интересам, то, несомненно, личности царей из династии Романовых представляются нам высоким и замечательным образцом заботы о государстве и о народе.

Негативный, большевистский по происхожде­нию взгляд на историю России подхватывается теми, кого не устраивает историческая и прежде всего духовная идентичность нашей страны, кто хотел бы представить всю ее историю как череду провалов и преступлений, так, чтобы нынешнее

12

 

 

поколение, особенно молодые люди, не испыты­вало ни гордости за своих предков, ни благодар­ности за свое наследие, ни чувства долга по от­ношению к современникам и потомкам. Но ведь без благодарности к тому доброму, что было в прошлом, осознания своей общности с предка­ми и потомками здоровое общество невозможно.

Бывает и другая ошибка — люди, совершенно справедливо отвергающие такой подход, впада­ют в безудержную идеализацию этого периода нашей истории. Это тоже неверно. Мы не долж­ны пропускать уроков истории, в том числе ее горьких уроков.

Мы должны искать правду — и историческую, и нравственную. Когда мы оцениваем деятельность государя и любого масштабного государствен­ного деятеля, то ведь в первую очередь смотрим на результаты: что было сделано для страны, для народа, для развития общества; но личные каче­ства часто находятся в тени.

Нужно сказать, что среди Романовых не бы­ло ни одного святого, кроме последнего Царя, который был прославлен в лике святых не как государственный деятель, не как полководец, не как политический лидер, а как страстотер­пец. Поэтому, говоря о династии Романовых, мы не должны забывать и о том общекультурном фоне, на котором развивалась их деятельность. И вот в этом общекультурном фоне не все было благополучно. Мы знаем, как тлетворно влияло многое на жизнь нашего народа в XVIII веке — несомненно, при попустительстве тех же госу­дарей, которые сами оказывались увлечены ду­хом этого времени. Были проблемы и в веке XIX. Поэтому при всем уважении, которое Церковь

13

 

 

всегда испытывала к государственной власти в соответствии с евангельскими наказами, все же нужно отметить, что существовала определенная дистанция между духовной жизнью народа и ду­ховной жизнью нашей аристократии.

Иногда сверху, силой, предпринимались по­пытки навязать России неорганичные для нее установления, образ мышления и культуры, кото­рый казался части аристократии «европейским» и «прогрессивным».

Поэтому бывает трудно давать какие-то одно­значные оценки. Возьмем, например, такую вели­кую фигуру, как Петр I. Его заслуги как правите­ля несомненны: благодаря его победе в Северной войне, Россия вышла на мировую арену сильным, независимым государством, он укрепил армию, флот, развивал промышленность и торговлю...

Но Петр I, оглядываясь на протестантские стра­ны Северной Европы, импортировал модель цер­ковно-государственных отношений, сложившуюся на Западе в ходе Реформации, когда Церковь была подчинена светской власти, сделана частью госу­дарственного механизма. Кстати, впоследствии революция, возможно, потому так сильно ударила по Церкви, что в сознании многих людей Церковь отождествлялась с властью, воспринималась как ее инструмент... При Петре Патриаршество бы­ло ликвидировано, Православная Церковь стала «ведомством православного исповедания».

Петр ввел в России то, что ей не было свойст­венно: он ввел модель западноевропейского абсо­лютизма. Такого в России еще не было. Власть рус­ского царя всегда уравновешивалась — Боярской думой, Церковью. Люди могли сказать царю: ты не прав. У народа через определенные способы

14

 

 

выражения общественного мнения была такая возможность.

Я знаю, что в нашем российском обществе су­ществует некий особенный пиетет по отноше­нию к Петру I. Я не оспариваю многого из того, что Петр сделал. Но он совершил и нечто очень опасное для страны: привил на нашу, в общем, не предрасположенную к этому почву культур­ную основу западного абсолютизма. И Церковь

15

 

 

потеряла свою независимость. А потом, когда произошла революция, речь шла уже не о модели церковно-государственных отношений, не о не­зависимости Церкви, а о выживании.

Кроме того, в некоторых отношениях рус­ские проявляли куда большую просвещенность, чем европейцы. Вспомним, например, Государя Александра I, победителя Наполеона. Когда фран­цузские войска, несшие на Русь «просвещение и передовые идеи», находились в Москве, они раз­рушали все, что могли, оскверняли храмы и даже, уходя, взорвали Московский Кремль.

И вот, войдя в Париж, великодушный Государь Император Александр приказал ничего не тро­гать, ничего не разрушать в столице Франции, не мстить. Поэтому его встречали с радостью, как освободителя.

Или вспомним реформы Императора Алексан­дра II. Примерно в те же годы отменили раб­ство в США — и как: с опустошительной граждан­ской войной, с морем крови. А в России глубокие, коренные преобразования прошли мирно. Одной из причин этого было то, что Государь ориентиро­вался на национальную традицию. Модернизация национального масштаба не была связана с меха­ническим копированием чужого опыта государ­ственного управления, социального устройства и технического оснащения, но осуществлялась с опорой на нравственные нормы, духовную и культурную традицию народа. Это был удачный опыт гармонизации новаторства и традиции, государственнического мышления и полной пре­данности Промыслу Божиему.

И этот Государь был убит террористами — так уже тогда проявилось противостояние между

16

 

 

теми, кто искал продуманных реформ, которые бы органически вырастали из всего предыдущего опыта страны, и теми, кто хотел резкого перево­рота, разрыва с исторической Россией.

Если говорить о личности Императора Нико­лая II, то надо сказать, что он многое сделал для России: за время его царствования значительно вырос уровень благосостояния людей, в значи­тельной мере был решен земельный вопрос, как известно, ключевой для России, появились за­житочные крестьяне, стремительно развивалась промышленность и железнодорожный транс­порт, стали появляться высококвалифициро­ванные зажиточные рабочие, распространялись

17

 

 

образование, наука, модернизировалась армия. Конечно, были ошибки и просчеты в государст­венном управлении, что признавал позже и сам Государь...

Но, говоря о Царе-страстотерпце, мы в первую очередь вспоминаем его кончину, которая была отмечена великим мужеством, способностью не ожесточиться даже в тот момент, когда он шел на казнь. Своей смертью Государь засвидетель­ствовал ту силу духа, которой обладал, и которая для всех нас является примером. И потому Царь и Семья его прославлены в лике страстотерпцев, то есть тех, кто достойно встречает смерть, как и тех, кто достойно способен встретить любые жизненные невзгоды. Подобно святому Иову Многострадальному, в день памяти которого Государь родился, Царь и его Семья показали пример исповедания веры перед лицом страда­ний. Царская семья сохранила веру и предан­ность Господу...

Мы знаем, что семья является фундаментом, на котором единственно возможно созидание духовно сильного и нравственно здорового го­сударства Российского. Мы воспринимаем се­мью как малую Церковь, как круг самых близких людей, объединенных отеческой верой. Не слу­чайно в Евангелии сказано: Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них (Мф. 18, 20). Именно устроение семьи во имя Господне по­зволяет наиболее правильно созидать отношения мужа и жены, детей и родителей, — отношения, при которых любое деяние сопровождается го­товностью служить ближнему как самому себе.

Ярким примером христианской семьи являет­ся Семья Царственных страстотерпцев. Святые

18

 

 

Страстотерпцы явили нам пример осуществления завета апостольского: Друг друга тяготы носи­те, и тако исполните закон Христов (Гал. 6, 2). Государь Император, его супруга и дети совме­стно несли свое общественное служение, стойко переносили клевету и ненависть. Когда Царевича Алексия, Царицу Александру Феодоровну или великих княжон постигали болезни, они, с тер­пением перенося физические страдания, стре­мились помогать друг другу...

В радости и в горе, в благополучии и в гонениях святые Царственные страстотерпцы всей душой болели о России, о тяготах и проблемах Отечества. Именно в таких семьях сегодня наш народ может и должен черпать свою крепость и силу.

То, что мы знаем о последних днях жизни Царской семьи, поражает подлинно христиан­ским отношением к скорбям, к оскорблениям и к смерти. Они простили своих гонителей и убийц. В подвале Ипатьевского дома они долж­ны были уйти в небытие, о них никто не должен был вспоминать, поэтому даже прах их хотели уничтожить... Но переформатировать Россию под требования революционной идеологии не получилось, хотя результаты такой попытки ока­зались просто страшными.

И сегодня от нас иногда хотят, чтобы мы разо­рвали с нашим прошлым ради чьих-то представ­лений о светлом будущем. Но мы уже знаем, что все обещания светлого будущего, которое надо купить ценой отречения от прошлого, оборачи­ваются порой трагедией. Поэтому нам так важно быть благодарными потомками, помнить и чтить наших предков, в том числе наших государей из династии Романовых.

26

 

 

Вспоминая юбилейные даты со дня рожде­ния Государя Императора Николая II и со дня его мученической кончины, всякий раз мы по­лучаем возможность подумать об истории на­шего Отечества, о трагедии нашего народа, еще раз вспомнить о духовном подвиге Государя Императора Николая II и его Семьи, который был явлен в принятии смерти так, как надлежит ее принять любому христианину, — в незлобии и спокойствии, в прощении врагам, в полном смирении и в предании души своей и тела своего в руки Божии. Потому и прославляем мы святого страстотерпца Государя Императора Николая II и его Семью.

Екатеринбург — это Уральская голгофа, свя­тые места, отмеченные кровью страстотерпцев, новомучеников и исповедников Церкви Русской во главе со святой Царской семьей. Здесь мы вспоминаем о Доме Романовых — царской дина­стии, с которой связано усиление и возвышение России, превращение ее в великую державу. Как говорилось выше, у каждого человека, тем более у правителя, есть плюсы и минусы, которые исто­рики часто препарируют в своих научных трудах и оценивают, что человек сделал доброго, а что менее доброго, какие правильные шаги предпри­нял и какие ошибки совершил. То же самое дела­ется и по отношению к любому представителю трехсотлетней династии Романовых.

Но если посмотреть на результат, на то, что за эти триста лет произошло, то мы видим, как из обычного мононационального государства с небольшим присутствием инославия и иных этносов Россия превратилась в огромную семью народов, соединенную народом русским и верой

27

 

 

православной. Семью, в которой люди разных религий и национальностей чувствовали себя благополучно. Эта великая страна набирала ог­ромную экономическую мощь, которая стала угрожать другим могущественным странам и си­лам, и в результате, как мы знаем, была развязана Мировая война, вслед за которой последовало крушение Российской державы.

А почему это произошло? А потому что людям внушили, что, изменив государственный строй и убив Царя, они станут счастливыми, создадут бо­гатое и справедливое общество, где все будут рав­ны и где все будут наслаждаться благами. Пройдя тяжелейшими десятилетиями XX века, мы знаем, что это была утопия или мечта... Вся пропаганда была направлена на то, чтобы разрушить основы государственной жизни великого народа.

17 июля 1918 года в Екатеринбурге произошло убиение Государя Императора Николая II и его Семьи. И здесь же мы празднуем дни рождения Государя Императора. Ежегодно даты рожде­ния и смерти Царя, как бы смыкаясь, образуют один ряд, наполненный огромными смыслами. И один из больших вопросов, ответ на который раскрывает самый главный смысл нашей исто­рии, заключается в следующем: а почему нам не удалось построить того общества, о котором мечтали люди? Почему нам не удалось добиться того самого процветания и справедливости, ради которой убили Царя, а потом вздыбили страну Гражданской войной?

У историков разные ответы на этот вопрос. Но есть, я думаю, самый важный ответ, который открывает нам смысл истории: невозможно стро­ить человеческое счастье на убийствах, на лжи,

29

 

 

на кровопролитной борьбе. Невозможно постро­ить благополучие через кровь и ложь. Те, кто убивал здесь Царскую семью, считали, что посту­пают праведно: «нужно стереть с лица земли эту Семью, а с ней — и память о прошлой России», мол, в присутствии этих живых символов невозможно идти вперед — нужно все уничтожить, разрушить этот мир до основания, а потом построить другой, который, конечно, будет счастливым.

Мы знаем, что ничего не получилось. И мисти­чески прозреваем, что не получилось потому, что и здесь неправедно пролилась кровь, как потом она реками проливалась на нашей земле.

Но, вспоминая прошлое, мы ведь думаем о современной жизни своей, о будущем. Так вот, почему с нами произошла такая катастро­фа? Почему так много крови было пролито? Почему такие страдания принял наш народ, включая и Первую мировую войну, и револю­цию, и войну Гражданскую, и террор, и репрес­сии, и затем Великую Отечественную войну? Миллионы и миллионы человеческих жизней были загублены для достижения мечты, которая так и не осуществилась.

Анализируя прошлое, думая о современной жизни, простирая взгляд в будущее, мы должны сделать правильные выводы. Никогда не строй своего благополучия на неблагополучии другого человека. Это имеет отношение к нашей личной жизни. Это имеет отношение к нашей работе. Как часто мы в процессе своего карьерного роста сталкиваемся с конкурентами, которые готовы уничтожить соперников! И ведь действительно бывают случаи, когда одни физически уничто­жают других, чтобы расширить себе жизненное

32

 

 

пространство, чтобы получить больше денег и больше власти...

Мы никогда не достигнем своих целей, никогда не обретем счастья, если будем бороться за счас­тье ложью, лживой пропагандой, коварством и убийствами. Вот какой главный смысл открыва­ется нам в трагедии Ипатьевского дома... Этого дома сейчас нет, но вместо него к небу взметнул­ся величественный Храм на Крови — как памят­ник тому, что здесь произошло, как памятник невинно убиенным и как некий символ и знак надежды нашего народа на возрождение, на по­строение действительно справедливой жизни, без крови, без насилия, без революций, без граждан­ских столкновений — так, как созидали великую Россию наши благочестивые предки.

И потому сегодня, в XXI веке, молитва на­ша перед Царственными страстотерпцами — о процветании Отечества нашего, всей историче­ской Руси и Российской державы; о процветании Церкви нашей — носительницы того самого ду­ховного кода нации, сохраняя который мы сохра­няем народ; о благополучии народа нашего; об укреплении веры православной; о процветании Екатеринбурга и всей земли екатеринбургской.

Пусть Господь хранит нас, оберегая умы и сердца от всякой смуты, от ложно понимаемых идеалов; сделает способными различать духов (1 Кор. 12, 10), отличать правду ото лжи и хра­нить всегда память о трагедии нашего народа для того, чтобы никогда более не повторилось разрушения Отечества.

Сегодня мы видим, что народ наш с глубо­кой верой почитает память почившего Государя и его Семьи. И возникает вопрос: а как все это

33

 

 

стало возможным? На ум приходят слова вели­кого Пасхального песнопения — кондака Святой Пасхи: «Аще и во гроб снизшел еси, Безсмертне, но адову разрушил еси силу». Господь Своим Воскресением сокрушил силу ада. А это значит, что всякое зло, которое присутствует в челове­ческой истории, не может одержать окончатель­ную победу — оно уже побеждено. Победа зла, особенно в масштабах истории, — временная, скоротечная. И как явственно для всех нас свиде­тельствует о сокрушении адовой силы прославле­ние Царской семьи! Как удивительно пробились зеленые ростки, ростки жизни, через бетонную плиту, которой пытались закрыть всякую память о тех временах в историческом сознании народа!

Для того чтобы иметь крепкую веру, нужно уметь читать историю, видеть знаки Божиего при­сутствия. Нам иногда кажется, что происходящее необъяснимо; люди отмахиваются от всяких по­пыток объяснить, в том числе то, что произошло с нашим Отечеством в XX веке. Но мы, верующие люди, понимаем, что зло было наказано и разру­шено именно потому, что Христос Воскресший сокрушил адову силу.

А что все это означает для нашей современной жизни? А это означает, что мы должны жить со страхом Божиим в сердце, не делать зла, не нести с собой лжи и неправды. Нам иногда кажется, что о том, что мы делаем плохого, гадкого, зна­ем только мы или, может быть, какой-то узкий круг людей и никто и никогда об этом ничего не узнает. Однако опыт жизни показывает, что все становится явным, и история дает удивительно правильные оценки историческим личностям, несмотря на все попытки эту историю исказить.

37

 

 

Всегда с особым душевным чувством я посе­щаю Ганину Яму Пусть Господь хранит всех нас, укрепляя в вере православной, в чистоте жизни, в чистоте помыслов, в таком образе мысли и обра­зе действий, которые соответствовали бы всегда Божией правде. А если что-то у кого-то не полу­чается, если враг искушает, если кажется, что зло непобедимо, вспомните Ганину Яму и вспомни­те удивительные слова Пасхального песнопения «адову разрушил еси силу», и эти воспоминания, как и эти слова, помогут нам воспрять духом да­же в самых тяжелых жизненных обстоятельствах.

Быть может, на Ганиной Яме — месте мучениче­ского подвига Царственных страстотерпцев, — как нигде больше, понимаешь, через какие страдания прошел наш народ. И, умывшись, очистившись кровью наших мучеников, исповедников, стра­стотерпцев, мы должны стать другим народом, который бы никогда больше не допустил поруга­ния своих святынь, никогда больше не отказался от Бога, который бы научился, соединяя молитву с трудом, воспитывать в великой духовной тра­диции своих детей и внуков.

...В качестве результата деятельности царей, принадлежавших к романовской династии, мы имеем несомненные огромные положительные достижения. И в этом смысле думаю, что первое чувство, которое мы сегодня должны испытывать к тем, кто возглавлял наше Отечество на протя­жении трехсот лет, — это чувство благодарности, признательности за то, что было сделано. Но при всем том эта признательность не должна быть лубочной, картинной, искусственной.

На Ганиной Яме, где было совершено тягчай­шее преступление — сокрытие останков святых

38

 

 

Страстотерпцев, ныне воздвигнут замечатель­ный монастырь; 18 мая 2013 года здесь был освя­щен фундамент храма в честь Державной иконы Божией Матери.

Явление Державной иконы Божией Матери случилось в селе Коломенском в 1917 году. В этот день произошло вынужденное отречение Государя Императора Николая Александровича от Российского престола. Не вдаваясь в дета­ли этого трагического события, скажем только, что никакие усилия, направленные на постро­ение счастливой, справедливой, обеспеченной жизни, не могут принести плода, если связаны с преступлениями и страданиями. Наверное, те, кто принуждал Государя Императора к отрече­нию, думали: вот уйдет с Российского престола Царь, полностью дискредитированный враждеб­ными силами, потерявший авторитет в общест­ве, и придут другие — умные, интеллигентные, образованные, европейски просвещенные, те, кто произносил блестящие речи в тогдашнем парламенте, в Государственной думе. И эти ора­торы, негодовавшие праведным гневом против Императора, полагали: как только им в руки дана будет власть, наступят новые времена и Россия будет жить счастливой жизнью.

Мы знаем, что отречение Государя Императора и приход к власти иных сил ни к чему подобному не привели. Те, кто забрал власть у Царя, отда­ли ее еще более радикальным силам, и мы зна­ем, чем закончилась эта трагедия. Закончилась не сразу — даже не после кровавой и страшной Гражданской войны, даже не после времен дикта­туры и связанных с ней массовых репрессий, даже не после кровавой войны, унесшей миллионы и

40

 

 

миллионы жизней, даже не в послевоенное время и даже не тогда, когда в 90-е мы снова задумались о том, как изменить жизнь страны. Сколько было надежд на то, что это произойдет! Но затем рух­нуло государство, распалась великая страна... И нужно быть просто слепым и неспособным видеть причинно-следственные связи, чтобы не прийти к простому выводу: через несправедли­вость, через обман, через злобу, через смерть ни­когда нельзя достичь добрых результатов.

В день отречения Государя Императора яви­лась икона «Державная», и это событие было все­ми воспринято как явление Божественной воли. Ушел видимый царь, и на престол Российский взошла Царица Небесная. Произошедшее вызва­ло огромный энтузиазм в народе, проходивший тогда в Москве Поместный Собор воспринял это явление как чудо. Вскоре был составлен ака­фист Державной иконе Божией Матери — в его создании участвовали профессора богословия, светила тогдашней богословской науки. Но те, кто произвел в стране кровавый переворот, вос­приняли явление Державного образа как нечто для них опасное, и вскоре творцы акафиста, те, кто призывал почитать явление «Державной» Божией Матери, были уничтожены. Делалось это сознательно, чтобы и следа не осталось от этого события. Достаточно было упомянуть явление Державной иконы Божией Матери, чтобы чело­век был умерщвлен. Только подумайте: могла ли такая злоба происходить от человеков? Нет. Она происходила от темной силы. А если она проис­ходила от темной силы, проводниками которой были власть имущие, то в какую же бездну по­грузилось наше Отечество?

41

 

 

Если подводить итог тяжелейшему XX столе­тию, то, при всех достижениях нашего народа в науке, искусстве и иных областях, никогда из на­шей памяти не уйдет эта национальная трагедия. Но хранить в памяти недостаточно — нужно де­лать выводы. Все, что произошло с нами сто лет назад и продолжалось на протяжении большей части века, являет нам величайший пример си­лы Божественного Промысла. Господь из камней сих может соделать детей Аврааму (Мф. 3, 9). Он может чудесным образом изменить жизнь людей и целой страны. Но очень важно, чтобы перемены в нашей личной жизни и жизни об­щественной никогда не сопровождались той не­правдой, той злобой, которая затворяет врата для Божественной благодати. Бог отступает и предает нас в наши собственные руки, если своей жесто­костью, злобой, ложью мы пытаемся построить счастливую жизнь.

По милости Божией мы можем после столетия смуты искренне, без каких-либо политических комментариев, перевернуть эту страницу отечест­венной истории. Мы перелистываем ее, вспоми­ная мучеников, исповедников, невинно убиенных, но также героев труда и воинской славы. Мы мо­литвенно вспоминаем историю столетия и про­сим Господа, чтобы по молитвам Его Пречистой Матери, Державный образ Которой был явлен сто лет назад, и наша страна, и каждый из нас шли вперед в соответствии с Божиим нравственным законом, чтобы преступления, невинные жер­твы, ложь, клевета, обман, доверчивость к злым и лживым словам никогда более не становились движущей силой, меняющей жизнь нашего наро­да. Мы будем просить Царицу Небесную о том,

42

 

 

чтобы Она приклонила милость ко всем нам, но более всего к молодому поколению. Дай Бог, чтобы никакие обстоятельства не помешали им, как и всем нам, сделать правильные выводы из тяжелейших уроков минувшего столетия.

Наверное, теми, кто убивал Царскую семью, кто старался истребить их тела и полностью вычерк­нуть все, что произошло, из истории, руководили, с одной стороны, страх, а с другой стороны — не­нависть. На стороне тех людей была власть и была возможность распоряжаться судьбами, в том чи­сле плененного Государя Императора и его Семьи. Казалось бы, последующие десятилетия легли на память этой Семьи подобно огромной бетонной плите, через которую не может прорасти зеленая трава. Многим казалось, что память о них истреб­лена, а если и сохраняется, то лишь в качестве предмета насмешек и поругания. Мало кто мог себе представить, что память о Царской семье жива в народе и что еще в то время, когда поли­тическая система крайне отрицательно оценивала деятельность почившего Императора, началось поминовение Государя и его Семьи, почитание страшного Ипатьевского дома в Екатеринбурге, где произошел расстрел.

Ныне на том месте, где принял мученическую кончину Царь Николай Александрович со своей благочестивой Семьей, построен Храм на Крови. Его освящение совпало с днем святых жен-миро­носиц и праведных Иосифа и Никодима.

В апостольском чтении на этот день из Книги Деяний (см.: Деян. 6,1-7) повествуется об избрании диаконов — служителей Церкви. Когда увеличи­лась христианская община в Иерусалиме и апо­столы осознали, что нужно не только собираться

43

 

 

для молитвы, но и помогать людям — кормить, поддерживать бедных и больных, тогда были избраны первые служители Церкви. Избраны не для того, чтобы господствовать над верующи­ми, не для того, чтобы быть начальством, а для того, чтобы служить людям. С этого началось служение Церкви, и это было не только служение семи диаконов, на которых, помолившись, возло­жили руки святые апостолы. То было служение и жен-мироносиц. Отмечая день их памяти, мы вспоминаем, что эти женщины сопутствовали Спасителю вместе с апостолами. Наверное, они помогали нести какие-то бремена по бытовому устроению апостольской семьи.

Но что самое примечательное и важное, по­чему Церковь так прославляет жен-мироносиц? Потому что, когда наступили страшные моменты, связанные с истязаниями и распятием Спасителя, апостолы в страхе разбежались. Те, к кому Он ад­ресовал все Свои слова, те, кто был свидетелем Его величайших чудес, включая воскрешение Четверодневного Лазаря, — все в страхе разбежа­лись. Животный, инстинктивный страх за свою жизнь затмил все. Они забыли о верности и пре­данности, они забыли о тех словах, которые они обращали к Спасителю, а Петр, который клялся в верности, трижды отрекся от Спасителя — все из-за того же страха. А слабые жены-мироноси­цы — те, кто все время пребывал в тени, про кого Евангелие почти ничего не говорит, — остались вместе со Спасителем. Они поднимались вме­сте с Ним на Голгофу, они стояли у Его Креста, и никакой страх преследования, никакой страх смерти не мог разрушить их любви к Спасителю и их преданности Ему.

44

Мы имеем и другой пример удивительной пре­данности жен-мироносиц. Это послереволюци­онная история нашего Отечества, когда начались гонения на Церковь, когда открытое исповедание веры соединялось с угрозой смерти или заточения.

45

 

 

Известно, что многие жители Екатеринбурга были готовы растерзать Царскую семью, расстрелять из пушки дом, где она находилась, так что даже гонителям, арестовавшим Государя, приходилось скрывать его от этой человеческой ненависти. Наверное, как страшно было проявлять чувство солидарности и поддержки! И ведь рядом не было никого — только сестры Ново-Тихвинского мо­настыря, которые приносили пищу, проявляли заботу, подвергая себя смертельной опасности, и в конце концов, как известно, погибли за эту преданность и веру.

В последующие годы сильные мужчины, полу­чавшие образование и делавшие карьеру, боялись: боялись, даже сохраняя в сердце веру, присутст­вовать на крещении своих детей; боялись лоб пе­рекрестить, хотя в глубине души оставались ве­рующими. Кто же сохранил веру в нашей стране? Жены-мироносицы, наши матери и бабушки, те самые, которые ничего не боялись. Их вызывали и говорили: «Лишим пенсии». Но это их не пуга­ло, хотя ничтожная пенсия была для них единст­венным средством к существованию. Говорили: «Выкинем из квартиры», — не боялись, хотя ни­чего, кроме маленькой комнаты в коммунальной квартире, у них не было. Именно они крестили наш народ, именно они сохранили преемственность от тех славных времен расцвета Русской Церкви до того времени, когда исповедовать Христа уже стало нестрашно. Жены-мироносицы земли на­шей пронесли эту веру.

До сих пор, встречаясь с людьми среднего и старшего возраста, которые ныне ходят в храм, исповедуют православную веру, спрашиваешь: «А как было в вашей семье? Откуда в вас эта вера?»

46

 

 

И ответ обычно такой: «Да мы росли безбожника­ми, и только бабушка напоминала нам о вере. Она нас тайно отнесла крестить, и потому мы стали кре­щеными». Этот подвиг верности наших российских жен-мироносиц и содействовал тому, что, когда на­ступил час и время пробуждения, было кому про­буждаться и было кому возрождать веру.

Промыслительно, что Император Николай II родился в день памяти святого Иова Много­страдального. Этот ветхозаветный святой был богатым человеком, но Господь попустил, чтобы диавол сокрушил все его богатство, чтобы он по­терял все — и деньги, и положение, и дом, и се­мью, и друзей — и оказался на гноище, на свалке. Искушая его, диавол говорил: «Ну, где же твой Бог? Ведь Он тебе не помог, Он не помог тебе сохра­нить твои деньги, твою власть, твое положение, твои красивые одежды, твой дом. Ты на свалке жизни, все закончено». Какую же огромную ве­ру нужно было иметь, чтобы не поддаться этим лживым словам, этому внушению, чтобы остаться преданным и верным Господу!

Иногда люди, которые помогают Церкви, а по­том вдруг сталкиваются с какими-то материаль­ными неудачами, приходят с недоумением и спра­шивают: «Как же так, Церкви помогал, а чего-то лишился, дело пошло не лучше, а хуже?» Таких людей порой трудно убедить, что вера — это не лотерея, это не выигрыш билета, который момен­тально и навсегда дает благополучие. Вера — это жизнь с Богом, а Бог проводит через радости и скорби, иногда испытывая нашу веру, и, навер­ное, каждый в глубине души, покопавшись в сво­ей собственной истории, может сказать, что и он проходил через такое испытание.

47

 

 

Каким же страшным испытанием было для Государя Императора предательство всех, кто был рядом с ним, — генералов, министров, при­дворных и даже родственников! Он остался со­вершенно один — человек, который сделал для России столько, сколько, может быть, не сделал ни один император, потому что именно за время его царствования Россия стала великой держа­вой, значительно вырос уровень благосостояния людей, появились зажиточные крестьяне, стали появляться высококвалифицированные зажи­точные рабочие, распространялись образова­ние, наука, модернизировалась армия. Казалось бы, такого человека надо было на руках носить и благодарить за то, что он своим тихим голосом, никогда никого не оскорбляя, сумел так органи­зовать работу, что за короткое время, несмотря на испытания революцией 1905 года, страна стала сильной и могущественной!

И ведь война, которая была развязана имен­но для того, чтобы ослабить, подорвать и унич­тожить Россию, не смогла подорвать и уничто­жить ее. Даже пройдя через тяжкие испытания и разочарования первых лет Мировой войны, народ наш собрался, как собрался он впоследст­вии в Великую Отечественную войну, и началось мощное контрнаступление, грозившее полным разгромом противника.

Однако именно в это время народ соблазнился и отрекся от царя, от Родины, от веры и, влеко­мый призраком благополучия и некоего равен­ства, которое так и не наступило, разрушил свою собственную страну, разрушил святыни. И ведь всё это чувствовали Царь Николай и его Семья, пребывая в полном одиночестве в Ипатьевском

48

 

 

доме, оставленные всеми, кроме тех жен-миро­носиц из Тихвинского монастыря, что приходили к ним с пищей!

Но Царская семья сохранила веру в Бога, пре­данность Господу Никакого ропота ни на Бога, ни на гонителей.

Имя Царя-страстотерпца Николая II и имя его Семьи мы вспоминаем с благодарностью и благоговением, видя в них пример исповедничества веры, подобно тому как исповедовал ве­ру в Господа, несмотря на жизненные страдания, тот, в день памяти которого Государь родился, — святой Иов Многострадальный.

Эти примеры учат нас тому, что преданность Богу, хранение веры и верности являются ве­личайшими ценностями. Вера и верность Богу всегда соединялись с любовью к Отечеству, забо­той о своем народе и о своей стране. Вот почему православная вера всегда — на примере святых угодников и Царственных страстотерпцев — учит людей любви к своей стране и к своему народу, верности Господу, верности Его Промыслу, пре­данности Ему даже до смерти.

Мы станем действительно великой страной при соблюдении одного только условия: если мы сохра­ним верность Богу и любовь к своему Отечеству. Тогда никакие соблазны, никакие посулы, ника­кие обещания красивой жизни не соблазнят нас, если в обмен за это от нас потребуется отречение от Бога, от Церкви и отказ от принципиальных, глубинных интересов Отечества и народа.

Опыт, через который мы прошли в XX веке, потрясает своим драматизмом. Как много крови, как много страданий! Иногда говорят, что ребен­ка нужно наказать, чтобы он больше не поступал

49

 

 

плохо. Действительно, иногда наказание, с лю­бовью совершаемое родителями, исправляет недостатки детей. Мы были страшно наказаны за богоотступничество, за предательство своего Отечества, за разрушение своей страны. Наверное, невозможно представить более сурового наказа­ния, чем последовавшие после революции страш­ные десятилетия. Будем всегда помнить этот урок. То были страшные годы, и тысячи, десятки тысяч людей были уничтожены. То были годы расстре­ла не только Царской семьи, не отдельно взятых представителей народа нашего — то были годы расстрела исторической России. И когда затем на этой крови кому-то захотелось воссоздать историческую Россию и сделать ее могучим и сильным государством, то, опять-таки положив ради этой цели огромное количество человече­ских жизней, этой цели не достигли. Буквально за три дня, без единого выстрела, то, что пыта­лись сделать, без Бога воссоздавая историческую Россию, было уничтожено. В каком-то смысле расстрел Царской семьи — это символ, кровавый и страшный, всех тех событий, что произошли, круто изменив жизнь нашего народа, проведя его через многие соблазны, фантазии, утопии, искушения и через кровь.

Почему же это произошло с нами? Ведь у нас было так много монастырей и храмов. На одной только екатеринбургской земле было больше ты­сячи храмов. И храмы эти не были пустыми, они наполнялись народом. Почему же мы не вымолили у Господа спасения исторической Руси? Пока мы не ответим на этот вопрос, каждый и все вместе, мы не застрахованы от новых потрясений, новой крови, новых разрушений. Наверное, у каждого

58

 

 

есть свой ответ, но, взирая на всю историю спа­сения рода человеческого, можно сказать, что человеческие катаклизмы и потрясения есть осу­ществление Божией справедливости, есть нака­зание за грех, и то, что произошло с нами, есть наказание за грех нашего народа.

Те, кто знает историю, понимают, о чем идет речь. И храмы были, и монастыри стояли, и народ наш в храмы приходил, но элита нашего общест­ва, интеллигенция — те, кто владел умами людей, — отвратились от Бога, стали богопротивниками. Нам, живущим в XXI веке в современной секулярной России, даже представить трудно, как была презираема вера в православной империи. Профессора университетов — те, кто еще хранили веру в сердце, — боялись сказать об этом своим коллегам; было поголовное безверие интеллиген­ции, студенчества; даже в духовных семинариях происходили забастовки и убийства преподавате­лей и профессоров. И все это происходило рядом с мощами святых угодников, рядом с прославлен­ными иконами, великими святынями. Грех смешал­ся со спасением, а кому много дано, с того много и спросится. Много было дано нашему народу, и спросил Господь с нас, сурово спросил.

А что сегодня? Некоторые говорят, что сейчас время каяться за все те старые грехи, некоторые при­зывают нас к всенародному покаянию, возбуждают народ. Но все наши грехи искуплены кровью. Это не просто эмоции, это не интеллигентские слезы по поводу чьей-то чужой вины, — это искупление греха страданиями, муками, кровью нашего наро­да, символом которых является насильственное умерщвление Царской семьи; и теперь мы долж­ны сделать правильные выводы из этой истории.

59

 

 

Нам не уйти от эмоционального пережива­ния того, что произошло со страной, с Государем Императором, с его Семьей, с нашими новомуче­никами и исповедниками, с тысячами и тысячами загубленных жизней, но, устремляясь вперед, мы должны делать выводы и извлекать уроки из на­шей истории. А урок заключается в следующем: золотые купола и величественные храмы не яв­ляются гарантией спасения. Они не предотвра­щают народ от падения.

Иногда нам говорят: «Не нужно ничего изо­бретать, давайте просто повторим то, что было до революции». Если повторим — снова наступим на те же грабли. Не для того Господь провел нас этими кровавыми путями, чтобы мы вновь впа­дали в те же ошибки, от которых и пострадал наш народ. Сегодня мы должны помнить, что храмы и купола — это видимые знаки нашей веры, горя­чей веры, христианского мировоззрения, твердых убеждений и жизни в соответствии с этой верой.

Также мы должны помнить, что сила слова — это больше, чем сила денег или оружия. Все, что происходило в истории, все самые большие пере­мены начинались со слова. Идея, мысль артику­лировалась и передавалась другим, а затем если она захватывала людей, то появлялись и деньги для ее реализации, а когда нужно — и военная сила. Слово несет в себе потенциал спасения и потенциал гибели, и минувший XX век силу слова поразительным образом иллюстрирует.

Революция в России радикально изменила жизнь страны, приведя к огромным жертвам и потрясениям. А с чего все начиналось? Со слова! Слова, которое несло в себе ложь, провокацию, которое возбуждало человеческие чувства, в том

60

 

 

числе чувство справедливости и желание улуч­шить ситуацию, но само по себе было лживо. Вот только один пример. Когда знакомишься с мате­риалами дореволюционной прессы, видишь, что большинство газет и журналов, а не только прес­са большевистской партии, в ту пору призывали к революционным преобразованиям. Казалось бы, следовало ссылаться на факты, анализировать реальную ситуацию, но почему-то поступали ина­че — шли на прямой обман, ложь, провокации.

К 1913 году Россия входила в группу стран-ли­деров по ВВП. Наблюдалось стремительное раз­витие экономики, инфраструктуры. До недавнего времени большую часть железных дорог в нашей стране составляли те, что были построены при Государе Императоре Николае II. Мощными были армия и флот. Даже когда все силы были броше­ны на то, чтобы деморализовать армию, лишить ее боеспособности, она приносила победы в же­сточайших схватках Первой мировой войны. Известны замечательные примеры героизма, солидарности, помощи другим странам. Если бы не русская армия, то Париж был бы взят немца­ми, — встречаясь 5 декабря 2016 года с господи­ном Олландом, я ему об этом напомнил. Я сказал: «Вы должны помнить, как далеко простиралась симпатия русских людей к французам, ведь и в са­мое тяжелое время русские выступили против немцев, когда те угрожали Парижу». И мы знаем, чем закончилось это выступление — нашим пора­жением в Восточной Пруссии, разгромом армии Самсонова. Мы понесли жертвы, но Париж был огражден от нашествия иноплеменников.

Так вот, Россия находилась на подъеме и ста­новилась действительно мощным государством.

61

 

 

Однако власти страны, которые управляли очень спокойно, мирно, стараясь объединить людей разных взглядов и убеждений, стали подвер­гаться невероятной клевете. Жуткие карикатуры на Царя и Царскую семью! Возникает вопрос: как это было возможно? Даже сейчас, в нашем сво­бодном информационном обществе, это считает­ся неприличным. Но было сделано все для того, чтобы опозорить, скомпрометировать, подорвать авторитет...

Почему я об этом говорю? Я говорю о силе сло­ва. Слово может нести страшный потенциал и становиться разрушительной силой. Но, с другой стороны, слово несет и спасение людям. Мы знаем примеры, когда правильное слово военного свя­щенника, а позднее, уже в нерелигиозные времена, тех, кто отвечал за дух и настроение армии, могло подвигнуть людей на героизм. А самый сильный пример спасительного слова — это, конечно, Слово Божие, которое способно радикально изменить человеческую жизнь, не только принести спасе­ние в этой жизни, но и открыть врата вечности.

Будем держаться крепко за веру православную, которая является стержнем всей нашей народной жизни. Будем доверять тому, чему нас учит Сам Христос, как доверял Господу до последнего ды­хания Царь-страстотерпец Николай II.

Важной темой, волнующей не только церковное, но и светское общество на протяжении многих лет, является идентификация останков, найден­ных в 1979 году в окрестностях Екатеринбурга. В то время они были сокрыты, но в 1991 году первооткрыватели захоронения на Ганиной Яме заявили, что оно содержит останки расстрелян­ных в Ипатьевском доме членов Царской семьи

63

 

 

и их слуг, за исключением Цесаревича Алексия и великой княжны Марии.

Были проведены раскопки, останки были извле­чены из земли. В российской прессе развернулась бурная полемика относительно их идентификации. Уже тогда говорилось о необходимости тщатель­ного научно-криминалистического исследования. Сегодня для верующих эта тема имеет особое зна­чение, поскольку речь может идти о мощах про­славленных святых.

В июле 1993 года Священный Синод обратил­ся с Посланием ко всем архипастырям, пастырям и верным чадам Церкви Русской по случаю семи­десятипятилетия убийства Царской семьи.

В Послании, в частности, содержался призыв к гражданским властям приступить к детальному расследованию екатеринбургского злодеяния.

Спустя два месяца была создана правитель­ственная комиссия, в самом названии которой постулировалась принадлежность найденных под Екатеринбургом останков членам Царской семьи: «Комиссия по изучению вопросов, свя­занных с исследованием и перезахоронением останков российского Императора Николая II и членов его Семьи». Таким образом, историческая, антропологическая и генетическая экспертизы превращались в формальность. Благодарение Богу, в комиссию вошли лица, которые твердо отстаивали более взвешенный подход. Таковыми являлись митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, историк и академик Российской ака­демии наук Вениамин Васильевич Алексеев, цер­ковный археолог Сергей Алексеевич Беляев, заме­ститель министра культуры Вячеслав Иванович Брагин, художник Илья Сергеевич Глазунов,

64

 

 

предводитель Российского дворянского собра­ния Андрей Кириллович Голицын.

У этих членов правительственной комиссии возникли многочисленные вопросы относитель­но проводившегося научно-криминалистиче­ского исследования. Приведу некоторые из этих вопросов:

• почему следствие, которое выстраивалось на основе утверждений, содержащихся в так на­зываемой записке цареубийцы Юровского, укло­нялось от изучения подлинности этой записки, между тем как разные исследователи неоднократно ставили под сомнение эту подлинность?

• почему следствие не осуществило разработку всех возможных следственных версий, но с самого начала сосредоточилось на той версии, которая предполагала признание найденных останков принадлежащими Царской семье?

• почему следствие игнорировало данные сле­дователя Николая Алексеевича Соколова, рассле­довавшего цареубийство в 1919 году и собравшего богатейший материал, основанный на нескольких сотнях свидетельских показаний и на многочи­сленных следственных действиях?

• почему грубо нарушались строгие правила хранения и транспортировки исследуемых ма­териалов? Эксгумированные костные фрагменты великого князя Георгия Александровича, равно как и костные останки из екатеринбургского за­хоронения, хранились и перевозились в не опечатанном виде. Это вызвало серьезную критику со стороны ряда историков и криминалистов, поскольку таким образом создавались условия для возможных манипуляций исследуемыми ма­териалами. Генетическая экспертиза велась без

65

 

 

необходимой в данной ситуации прозрачности, которая позволила бы гарантировать, что срав­ниваемые образцы действительно принадлежат исследуемым останкам.

С возникавшими вопросами упомянутые члены правительственной комиссии неоднократно об­ращались устно и письменно ко всем ее четырем председателям. Удовлетворительных ответов они так и не получили.

Равным образом, несмотря на направленные запросы, не были получены от руководителя след­ствия приемо-передаточные акты при транспор­тировке материалов на генетические исследования в зарубежные и российские лаборатории. На­стойчивые требования члена комиссии академика Вениамина Васильевича Алексеева провести тщатель­ную историческую экспертизу также были проигно­рированы.

Церковное священноначалие призывало руко­водство правительственной комиссии к откры­тому диалогу.

В частности, предлагалось передать Церкви часть останков для проведения собственного ге­нетического исследования в независимых научных лабораториях, чтобы можно было предоставить ученым возможность сопоставить результаты в научной дискуссии и в конечном итоге обре­сти истину.

Эти предложения были встречены резко от­рицательно. На заседании Священного Синода 6 октября 1995 года приглашенные высокие госу­дарственные чиновники даже перешли к угрозам в адрес Патриарха и членов Священного Синода, приравнивая сомнения в выводах следствия к на­рушению государственных законов.

72

 

 

В связи с отказом руководства правительст­венной комиссии от конструктивного диалога священноначалие официально направило в комиссию ряд вопросов по главным проблемам ис­следования екатеринбургских останков и предло­жило провести дополнительные историческую, антропологическую, судебно-медицинскую и генетическую экспертизы. Предложение было проигнорировано, а на поставленные вопросы получены отписки.

Все это послужило причиной того, что аргу­менты руководства правительственной комиссии в пользу признания екатеринбургских останков принадлежащими Царской семье были нами признаны неубедительными. При захоронении останков в Петропавловской крепости в 1998 го­ду иерархи нашей Церкви не присутствовали, а заупокойное богослужение совершалось без поминовения имен.

На протяжении долгих лет Церковь отклоняла всякие предложения согласиться с результатами тех экспертиз, которые были проведены в 90-е годы. Эта позиция подвергалась критике, в том числе публичной. Но единственное, что нас оста­навливало от того, чтобы признать результаты проведенных экспертиз, — это непрозрачность исследовательского процесса и полное нежела­ние включить в этот процесс Церковь. То есть нам предлагалось просто поверить в результаты проведенных исследований; естественно, Церковь это не устраивало.

Вспоминаю достаточно непростые дискуссии, когда на заседание Священного Синода были приглашены представители государственной ко­миссии, которая занималась изучением данной

73

 

 

темы. Помню странные заявления от имени этой комиссии, которые полностью похоронили вся­кую надежду на то, чтобы Священный Синод согласился с результатами проведенных иссле­дований. Позиция заключалась в следующем: вы должны принять результаты; все наши вопросы и недоумения отвергались. Односторонняя жесткая позиция, направленная на то, чтобы полностью исключить Церковь из процесса, вызвала есте­ственное недоумение, и в контексте проведения такого рода работы над чрезвычайно важной для Церкви темой невозможно было представить, чтобы Церковь согласилась с результатами про­веденных экспертиз.

С течением времени ситуация изменилась, и я, обсуждая эту тему с Президентом нашей страны Владимиром Владимировичем Путиным, сфор­мулировал условия, при которых Церковь могла бы серьезно рассматривать результаты экспер­тизы. Наша позиция заключалась в следующем: весь процесс нужно повторить заново, и с самого начала до конца Церковь не должна наблюдать со стороны, она должна быть включена в этот про­цесс. В первую очередь мною был поставлен во­прос о необходимости эксгумации тела Государя Императора Александра III, отца Императора Николая II, с тем чтобы можно было заново про­вести соответствующие генетические экспертизы. Президент с пониманием отнесся к нашей пози­ции, были даны соответствующие указания след­ственным органам, дано согласие на эксгумацию.

В 2007 году были найдены останки, относи­тельно которых возникло предположение об их принадлежности Страстотерпцам Цесаревичу Алексию и великой княжне Марии. По инициативе

74

 

 

правительства в 2015 году была образована ко­миссия по захоронению этих останков. В ответ на мое обращение с просьбой о возобновлении расследования дела о екатеринбургских останках и об эксгумации останков Государя Императора Александра III Президент России дал согласие на полномасштабное и всестороннее исследо­вание данной темы. В Следственном комитете Российской Федерации была сформирована но­вая следственная группа, работа которой нахо­дится под постоянным контролем председателя Следственного комитета Александра Ивановича Бастрыкина.

В отличие от ситуации 90-х годов, государ­ство предоставило представителям Церкви — архиереям, клирикам и приглашенным уче­ным — возможность непосредственно участвовать в расследовании. В связи с этим была создана церковная комиссия во главе с митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Варсонофием.

Ведется трехуровневая экспертиза: историче­ская, антропологическая и генетическая. Важным этапом экспертизы стало взятие проб для генети­ческих исследований останков, приписываемых святым Страстотерпцам Государю Императору Николаю Александровичу и Государыне Импера­трице Александре Феодоровне, а также останков Государя Императора Александра III в непосред­ственном присутствии представителей Церкви.

Мною получены заверения на самом высоком уровне, что никакой торопливости и привязыва­ния окончания следствия к тем или иным датам допущено не будет. Следствие продлится столь­ко времени, сколько необходимо для того, чтобы установить истину.

75

 

 

Сегодня каждый может задавать любые во­просы. У Церкви еще не сформулирована пози­ция по результатам этих исследований, она будет формироваться, в том числе в контексте работы Синода и Архиерейских Соборов, но сегодня мы должны выслушать доклады экспертов и задать, как я уже сказал, любые вопросы, какие сочтем нужными. Ничто не предопределено, окончатель­ное суждение будет иметь Архиерейский Собор. У меня самого есть целый ряд непростых вопросов, которые я бы тоже хотел обратить к экспертам.

Хотел бы призвать всех к открытой дискуссии — спокойной, уважительной, с тем чтобы мы могли максимально отстраниться от эмоционального фона, на мой взгляд, совершенно неуместного для серьезного научного разговора о проблеме, которая стоит на повестке дня. Да поможет нам Господь в результате всех исследований, которые были сделаны, принять правильные и мудрые решения.

Мы ищем ответы на судьбоносные вопросы, особенно это чувствуют члены нашей Церкви. Для нас это не просто вопрос о том, как совер­шено было это убийство, что все это означало, являются ли эти найденные останки останками членов Царской семьи или нет. Это еще и вопрос, связанный с духовной жизнью нашего народа, по­тому что Царская семья канонизирована и почи­тание ее очень глубокое в народе. Поэтому у нас нет права на ошибку.

В том деле, которым мы все вместе занимаем­ся, не может быть никакой поспешности. Мы не можем делать ни «к празднику», ни «к понедель­нику», как говорится, ни «к новому году». Когда сделаем, тогда сделаем. Но результаты должны

78

 

 

нам дать очень твердое свидетельство в ту или иную сторону. Сейчас, я думаю, мы все откры­ты к тому, чтобы идти по этому непростому, но очень важному пути.

27 ноября 2017 года в Сретенском монасты­ре под моим председательством прошла конфе­ренция «Дело об убийстве Царской семьи: новые экспертизы и материалы. Дискуссия». Свободно обсуждались различные мнения, были поставле­ны самые разные вопросы — антропологическо­го, исторического, медицинского, юридического и даже бытового характера. Присутствовавшие на конференции представители Следственного ко­митета и привлеченные следствием эксперты ли­бо тотчас давали ответы на эти вопросы, либо, в тех случаях, когда по поднятой теме следствие еще не располагало официальным заключением, сооб­щали, что такое заключение будет дано впослед­ствии. Это соответствует пожеланию, выражен­ному Архиерейским Собором 2016 года, а имен­но: «Сроки завершения экспертизы не должны зависеть от каких-либо внешних обстоятельств, но определяться временем, требуемым для на­учных исследований» (пункт 10 Постановлений Собора). Напоминаю, что, согласно решению это­го Собора, «Решение о признании или непризна­нии “екатеринбургских останков” святыми моща­ми Царственных страстотерпцев может быть при­нято Архиерейским Собором по представлению Священного Синода исходя из оценок итоговых материалов комплексной экспертизы, которые должны быть предварительно опубликованы для общественной дискуссии» (там же). Это решение было подтверждено Архиерейским Собором, за­вершившимся 2 декабря 2017 года.

79

 

 

Дай Бог, чтобы результаты действительно при­вели к тем действиям в нашей Церкви, которые бы еще более сплотили наш верующий народ.

Церковный писатель II века Тертуллиан неда­ром говорил, что кровь мучеников — семя хри­стианства. Есть какая-то тайна в том, что через страдания и скорбь убеждения передаются куда более действенно, чем в условиях благополучия, комфорта, духовного и физического расслабления.

Правда Божия всегда торжествует. Зло, ложь, коварство, измена — все то, что так больно обжи­гает нашу совесть, возбуждая в нас чувство про­теста, — все это ничто перед силой Воскресшего Спасителя. Когда мы празднуем Пасху Христову, мы утверждаем победу Христа над диаволом.

Разве сегодня мы не сталкиваемся с обманом, ложью, лицемерием, коварством? Разве сегодня нет людей, которые бы хотели, чтобы никогда не было никакой памяти ни о Царственных страсто­терпцах, ни о гонениях, ни о страданиях нашего народа? Разве все сегодня приветствуют появле­ние святых Божиих храмов и возрождение веры? Но всякое сопротивление бессмысленно, потому что Христос уже победил диавола.

В этом и есть сила нашей веры. Не в способно­сти произносить те или иные слова — вся сила христианства заключается в победе Христа над диаволом; а потому всякое господство лжи, ко­варства, измены, неверия, кощунства, лицемерия есть лишь временная победа. Зная это, мы долж­ны быть спокойными, сильными, убежденными в правоте своего дела.

Сегодня, когда Церковь наша и народ наш живут в условиях полной свободы, когда нет ни­каких стесняющих нас обстоятельств, когда мы

80

 

 

действительно можем по своему свободному и ра­зумному выбору устроить свою жизнь, мы должны помнить об уроках прошлого, мы должны призы­вать в молитве святых Страстотерпцев, которые жизнь свою отдали со смирением и любовью к людям. И верим, что Господь по молитвам му­чеников и исповедников Российских приклонит милость к нам — свободным наследникам того прошлого, в котором они жили, — и поможет нам обустраивать жизнь личную, семейную, общест­венную, государственную таким образом, чтобы величайшие духовные идеалы, провозглашенные Спасителем, утверждались в нашем народе, под­линно преобразуя изнутри жизнь каждого и все наше Отечество.

Молитвами святых Царственных страстотерп­цев да поможет Господь всем нам идти по пути, который венчается Царствием Его, Божественным Царством, наступающим уже здесь, в нашей жизни, и в полной мере открывающимся нам в вечности.

81


Страница сгенерирована за 0.41 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.