Поиск авторов по алфавиту

Автор:Дмитриевский Алексей Афанасьевич

Дмитриевский А. А. Великая суббота в святогробском храме

 

 

Разбивка страниц настоящей электронной статьи соответствует оригиналу.

 

Дмитриевский А. А.

 

Великая суббота в святогробском храме.

Первые три дня страстной седмицы наши палестинские паломники говеют и готовятся в последний раз принять Тело и Кровь Христовы на Гробе Господнем. Многие из них, прибывшие в Иерусалим к Пасхе и не посещавшие Иордана на святках, путешествуют в эти дни на Иордан, совершая омовение в прохладных струях священной реки. В среду вечером паломники присутствуют в патриаршем монастыре святых равно-апостольских царей Константина и Елены на елеосвящении и помазуются, по греческому обычаю, семикратно каждый, по окончании чина. Ночь на великий четверг они проводят в святогробском храме и за литургией на гробе Господнем приобщаются Св. Таин. Утром все стараются насладиться созерцанием умилительного

377

 

 

378

и торжественного обряда умовения ног. Большинство паломников проводит Пятницу или на русских постройках, или по иерусалимским монастырям, где службы этого дня совершаются торжественно и в чинном порядке. О службах великой пятницы в святогробском храме этого нельзя сказать, потому что суета, страшная давка и непрестанные крики ликующих арабов, явившихся к торжеству получения святого огня, мешают в значительной степени стройному и чинному течению здесь служб. Эти дети пустыни, объятые религиозным экстазом, составляют хороводы и в духовном веселии кружатся около кувуклия, громко прославляя преимущества православной веры перед другими верами. «Православные арабы, пришедшие из деревень (между ними бывают и за—иорданские) для получения благодатного огня, по словам одного очевидца, жившего в Иерусалиме несколько лет, видя себя среди многочисленной семьи единоверцев, выражают свою радость, что они исповеди ют православную веру—тем способом, который восходит к глубокой древности, ибо упоминаются у Псалмопевца: «Вси языци восплещите руками, воскликните Богу гласом радования». Исполняя буквально это приглашение, они, составив вереницу, бегают вокруг кувуклий св. Гроба и плещут руками, припевая в такт разные религиозные выражения, между коими чаще слышится следующий стих: «воля дин, илля дин ел-мессия», что значит в буквальном переводе: «нет (подразумевается: иной) веры, едина вера православных христиан» (Душеп. Чтен. 1863, № 3 стр. 284). «Признаюсь откровенно, во всех виденных мною в это время проявлениях их детской радости я, заключает свои замечания тот же наблюдатель, не нашел ничего «возмутительного», как пишут иные из наших, вслед за писателями западной церкви, не желая вникнуть в сущность этого восторга... Кто не хочет вникнуть в сущность дела, пусть, вместе с легкомысленною Мелхолою, осуждает подражателей песнопевца Давида» (Там же стр. 315—319).

 

 

379

Но не одни дети пустыни плещут и ликуют под сводами святогробского храма и тем способствуют нарушению тишины и порядка в свитом месте, но и пришедшие отовсюду на это единственное и исключительное зрелище—получение «небесного», «святого» огня паломники всех стран и народностей ведут себя в храме не менее нервно и оживленно. Все карнизы храма, галереи, свободные балконы и окна, устроенные нарочито места для зрителей на трибунах уже давно закуплены и перекуплены счастливцами и располагающими хорошими денежными средствами, но и «паломники-бедняки», Христовым именем добравшиеся в Иерусалим и проживавшие здесь со всеми лишениями и нуждами, не желают отказать себе в счастье видеть это необыкновенное торжество «своими очами». Им приходится буквально «с бою» брать себе более или менее удобные места в храме, и отстаивать их от посягательства других силою своих мускулов и упорным терпением. В храме нередко слышатся споры, крупные разговоры, отчаянные крики и даже истерические рыдания... Занявшие удобные места на карнизах или балконах храма и стоящие на трибунах, чтобы не потерять их, вынуждены с вечера пятницы до полудня субботы, когда совершается чин получения святого огня, оставаться все время в напряженном положении, не двигаясь с места... От криков, давки и тяжелой атмосферы в храме делается со многими головокружение и потеря сознания. В громадном количестве переполняющие в эти дни храм турецкие солдаты с ружьями в руках, введенные по распоряжению местной администрации, не в силах, однако, поддерживать необходимый порядок и сдерживать нервно настроенную многотысячную толпу разноплеменных богомольцев в ее религиозном экстазе. Солдатам, при помощи кавасов, нередко пускающих в дело тяжелые плети по спинам расходившихся богомольцев, с великим усилием удается давать свободный проход для духовенства и почетных посетителей храма воскресения.

 

 

380

Часов в 9 1/2 вечера в пятницу появляется, в сопровождении многочисленного духовенства, в храм воскресения патриарх, и шум, царивший здесь дотоле, на время затихает. Встав в троне, патриарх дает благословение экклисиарху, который входит на колокольню, находящуюся над иконостасом воскресенского храма, и весьма искусно начинает перебирать била и клепала, повешенные здесь в достаточном количестве. Этот торжественный звон в иерусалимском храме совершается только в нарочитые праздники, в присутствии патриарха, длится довольно долга и составляет несомненно украшение праздничного богослужения сионской церкви. Несмотря на непривычность к этому звону русского уха, в виду искусства местных звонарей, звон в била и клепала производит и на русских богомольцев приятное впечатление. В ту нору, как в храме царит тишина и все услаждаются своеобразным звоном бил и клепал, из алтаря выходят два диакона в полном облачении, имея в одной руке кадило, а другою поддерживают лежащую на левом плече, покрытом богатою пеленою, ладоницу в виде церковки, подходят к трону патриарха, получают у него благословение и кадят весь, храм и все святые места (такое каждение всех святых мест перед началом утреннего богослужения совершается каждодневно и при том не только православными диаконами, но армянскими и коптскими).

Около полуночи начинается утреня. Чин ее совершается по обычаю. 17 кафизму поют патриарх, все присутствующие на лицо архиереи и иеромонахи но стихам. Во. время пения канона патриарх одевается в полное облачение. То же делают и два другие из старейших синодальных архиереев. Прочие епископы, участвующие в выносе плащаницы, имеют на себе только епитрахили и малые омофоры. Священники облачаются в фелони и епитрахили.

Св. плащаница, сделанная из плотной материи, величиною превосходящая употребляемые у нас в практике в

 

 

381

три раза, с богатыми золотыми кистями по углам, во все время утрени, усыпанная живыми цветами, возлежит на св. престоле в алтаре. После великого славословия архимандриты берут плащаницу на головы свои, а иеромонахи поддерживают ее за кисти и через южную дверь в самом алтаре несут ее на Голгофу. Клирики святогробского храма предшествуют плащанице с хоругвями, крестом и свечами, а патриарх и епископы, имея в руках евангелия и горящие свечи, следуют позади ее. По приходе процессии на Голгофу, св. плащаница полагается на престол, перед стоящим здесь крестом, патриарх произносит ектенью сугубую о православных царях и патриархах, на которую клир отвечает многократным пением «Господи помилуй». Затем, с благословения патриарха, который садится в приготовленное для него кресло (то же делают и другие архиереи), русский архимандрит, начальник нашей миссии, произносит с возвышенного амвона, приделанного к правой стене, проповедь на русском языке.

После проповеди плащаница подымается на головы священнослужителей и через северную лестницу спускается вниз к камню помазания. Обнеся св. плащаницу трижды вокруг камня помазания, ее полагают на некоторое время на нем. По произнесении ектеньи о православных поклонниках св. Гроба, назначенный иерокирикс (проповедник) произносит проповедь на арабском языке.

По окончании проповеди, плащаница поднимается с камня помазания и с крестным ходом ее несут к кувуклию Гроба Господня. По троекратном обнесении плащаницы кругом кувуклия, епископы вносят плащаницу внутрь кувуклия и полагают на св. Гробе. Архиереи, облаченные в священные одежды, становятся перед плащаницею внутри св. Гроба и кадят перед нею до окончания утрени. По прочтении евангелия и по произнесении сугубой ектеньи, говорятся одна за другою две проповеди на греческом и турецком языках. После того, как архиереи и священнослужи-

 

 

382

тели облобызают си. плащаницу, выносят ее из Гроба Господня, вносят в алтарь Воскресенского храма, обносят трижды кругом престола и полагают на нем.

После утрени тушатся все огни в храме воскресения. Кувуклий запечатывается. Народ, не смотря на утомление, остается на своих позициях, в ожидании обряда получения благодатного огня. Арабы, на время прекратившие свои ликования и круговые движения около кувуклия, возобновляют их с новою энергией. Энтузиазм ликующих достигает, можно сказать, безграничных пределов. На плечи кружащихся и ликующих арабов, вскакивают более ловкие, образуя второй хор ликующих, носимый первыми. Слышатся среди толпы смех, брань и крики...

В 2 часа по-полудни начинается в храме воскресения обряд получения св. огня. Патриархи греческий и армянский с своим многочисленным духовенством, при помощи кавасов, с трудом проходят к кувуклию. Патриарх греческий и 12 иеромонахов облачаются в белые одежды и приготовляются к совершению литании. Из алтаря выносят 12 хоругвей, за ними идут певчие с пением тропаря: «Воскресение Твое, Христе Спасе», далее попарно иеромонахи и, наконец, патриарх в полном облачении. После троекратного обхождения кувуклия, хоругви, певчие и иеромонахи возвращаются в алтарь, а патриарх, став пред гробом Господним, снимает с себя священные облачения, оставшись только в подризнике и в малом омофоре на плечах. Стража снимает у Гроба печати. Внутрь его входят патриархи греческий и армянский, при чем двери Гроба снова закрываются. По бокам кувуклия с северной стороны близ имеющегося здесь отверстия становится священник араб с лампадою, чтобы принять св. огонь, а близ южного такого же отверстия становится один из армянских клириков с тою же целью. В храме водворяется глубокая благоговейная тишина, длящаяся не менее пятнадцати минут. Взоры всех в это время устремлены на кувуклий, и все с

 

 

383

нетерпением ожидают оттуда появления св. огня. Оглушительный звон во «вся тяжкая» с колокольни храма воскресения прерывает напряженную тишину и возвещает благочестивым паломникам об окончании церемонии. В отверстиях кувуклия показывается св. огонь, который морем, в мгновение ока, разливается по всему храму. Каждый богомолец, находящийся в храме, имея в руке пук свечей в количестве 33, по числу лет жизни Спасителя нашего на земле, спешит в духовной радости возжечь его от св. огня. Не многие, однако, из богомольцев сохраняют св. огонь до окончания церемонии, большая часть из них, по возжении от св. огня, скоро тушить свечи нарочито для сего продающимися колпачками, из бумаги, наполненными ватою. Это делается с тою целью, чтобы свечи, освященные святым огнем, сохранить на память и отвезти, в качестве паломнической реликвии, на родину. Дым и смрад наполняют, благодаря этому, иерусалимский храм, и атмосфера в нем и без того удушливая, благодаря громадному стечению богомольцев, делается положительно невыносимою...

С получением св. огня ликования арабов не знают себе пределов. С пением тех же стихов, в священном экстазе, они опаляют себе огнем грудь, руки, уста и даже тушат пуки горящих свеч прямо на лбу или на груди, считая, что этим они себя застраховывают от всяких болезней. Находившийся в кувуклие, патриарх, имея в обеих руках зажженные свечи, выходить из гроба и появляется среди народа. Это появление усиливает народное ликование, и энтузиазму его нет пределов. Все бросаются к патриарху, чтобы зажечь свечу от его свечи, с благоговением прикоснуться к его одежде и т. д. Патриаршим кавасам, при помощи солдат и тяжелых нагаек, с великим усилием удается провести измученного патриарха в алтарь. Духовенство приветствует патриарха с получением святой благодати. Народ мало-по-малу начинает покидать храм Воскресения, чтобы отдохнуть и подкрепить себя для

 

 

384

пасхального бдения. Выходят многие из храма с си. огнем, чтобы возжечь лампаду в своей келии и потом хранить св. огонь целый год. Ликование арабов тоже мало-но-малу утихает, переходя на улицы, и святогробский храм пустует и проветривается.

В храме воскресения, по уходе патриарха и синодалов, начинается литургия св. Василия Великого, которую совершает один из архиереев. Богомольцев за нею обыкновенно бывает немного, а между тем служба эта обставлена на православном Востоке любопытными подробностями, совершенно неизвестными у нас. Служба эта носит название «Первого воскресения», и обряды, совершающиеся во время ее отправления, вполне оправдывают это название. По прочтении только трех паремий, вместо наших пятнадцати, а именно из книги Бытия, из книги Исход и из пророка Даниила, и апостола, архиерей, одетый в светлые ризы, начинает петь перед престолом стих: «Воскресни, Боже, суди земли». При пении того же стиха по клиросам, архиерей отворяет царские двери и, имея в руках корзину с живыми цветами и дафнами, разбрасывает их по всему храму с приветствием к народу: «Христос воскресе». В это время била и клепала воскресенского храма аккомпанируют умилительному пению сладкогласных певцов о воскресении Спасителя. Литургия эта оканчивается отпустом: «Воскресый из мертвых Христос истинный Бог наш».

Проф. А. Дмитриевский.


Страница сгенерирована за 0.38 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.