Поиск авторов по алфавиту

Автор:Тертуллиан

Тертуллиан О крещении

СТАТЬЯ ШЕСТАЯ

О КРЕЩЕНИИ (*).

I. Какое счастье приносит таинство крещения нашего! Какого действия оно не производит! Оно изглаживает пятна прошедших наших грехов, делает нас чадами Божиими, отверзает нам вход в жизнь вечную. Рассуждение о сем предмете будет не бесполезно как для поучения наших оглашенных, так и для убеждения тех беспечных верующих, которые, довольствуясь простою верою, не стараются вникать в то, чему священное Писание и предание нас научают, и чрез таковое небрежение не могут познать тех основании, на которых утверждается исповедуемая ими вера. Недавно случилось, что некая жена или лучше сказать ядовитейшая ехидна из еретической секты Каинитов, скверным своим учением обольстила многих людей. Она паче всего вооружается против крещения; в

(*) Сочинена около 190 года по Р. X.

3

 

 

4

чем поступает сообразно своей природе и качеству. Известно, что ехидны, аспиды и другие подобные змеи убегают воды, а ищут сухих и бесплодных мест. Что касается до нас: то мы, как рыбы, предводимые Иисусом-Христом, главою нашим, рождаемся в воде, и не можем иначе сохранить жизни своей, как пребывая в той же воде. Но Квинтилла, не имевшая даже и права учить, нашла несомненное средство ввести в погибель несколько сих рыб, извлекши их из воды.

II. Посмотрите, какое искусство имеют развратные умы, и какою силою искусство сие обладает, чтобы поколебать веру или воспрепятствовать к приятию ее во всей полноте. Они разрушают добродетель сию в ее основании, стараясь истребить то, что составляет как бы естественную ее сущность. Ничто не кажется им столько странным и невероятным, как то, что Бог с одной стороны пользуется самым простым веществом для произведения божественного своего дела, а с другой придает ему величественное действие. Таково наше крещение. Все при нем кажется просто, нет никакого блеска, ни пышности, ни великолепия. Сидя, что тут человек только погружается просто в воду и омывается водою, причем над ним произносится несколько слов, люди тем менее убеждаются в возможности ниспослания ему чрез то жизни вечной, что он не выходит из сей купели ни более чистым, ни более опрятным. Напротив того, между идолопоклонниками является тут нечто лучше устроенное наружный блеск, пышность и многостоящие приготовления поражают их чувства и внушают им почтение к мистериям и к идольским их праздникам. Несчастное неверие не допускает видеть в Боге главнейших Его

 

 

5

качеств: простоты и могущества. — Как! скажет иной, неужели некоторым количеством воды может истреблена быть смерть?—Но для того-то и верить сему должно, что действие представляется столь чудесным. Впрочем, какие могут быть дела Божии, как не дела, превосходящие всякое понятие? Мы им удивляемся, потому что верим им. Мнимо-мудрые, острые умы, также им удивляются, но не верят. Они почитают простые вещи за бесполезные, а величественные за невозможные. Если ты держишься сего ложного мнения: то божественное откровение легко выведет тебя из заблуждения: Буяя избра Бог, да премудрый посрамит (1 Коринф. I, 27); у человек сие не возможно есть, у Бога же вся возможна (Матф. XIX, 26). Да и в самом деле, если Бог премудр и всемогущ, в чем весь свет сознается; то Он может к творению рук Своих употребить такое вещество, которое покажется нам противным Его премудрости и всемогуществу, покажется буиим и бессильным. Никогда вещи не обнаруживаются с таким блеском, как в то время, когда они ставятся на вид с супротивными вещами.

III. Какое бы впечатление ни делало на нас таковое божественное откровение, долженствующее служить нам непреоборимым основным началом; но рассмотрим со вниманием, подлинно ли дело пустое и не возможное, чтобы человек возрождался водою. Чтобы менее удивляться тому, что вещество сие поставлено на столь высокую степень достоинства, вникнем в самое происхождение сей стихии. Стихия сия благодатна по своему происхождению. Она знаменита с самого начала мира. Вода была одна из стихий, которая, прежде, нежели мир получил полное свое устройство, укрывалась под завесою всемогущества

 

 

6

Божия. В начале, сказано в священном Писании, сотвори Бог небо и землю. Земля же бе невидима и не устроена, и тма верху бездны: и Дух Божий ношашеся верху воды (Быт. I, 1 и 2). О человеки! Бот почему надобно иметь почтение к сущности поды из уважения к древности употребления ее, и почему за тем надлежит благоговеть к ее достоинству. Она была седалищем Духа Божия, который предпочел ее всем прочим стихиям. Все было не иное что, как ужасный хаос; звезды не издавали еще света; все было не устроено, море пасмурно, земля невидима, небо не украшено. Вода, одна вода, вещество совершенное, изъящное, чистое, служила престолом для Духа Божия. Прибавьте к тому, что когда Бог устраивал потом различные части вселенной: то Он творил все сие посредством же воды. Да будет твердь посреде воды, сказал Господь, и да будет разлучающи посреде воды и воды (Быт. I, 6). Тоже самое сделал Бог и с землею, и явися суша. Когда наконец мир устроен был во всех своих частях посредством распределения различных стихий для удобного их населения: то Бог преимущественно пред прочими стихиями повелел: да изведут воды гады душ живых (Быт. I, 20). И так вода первая произвела то, что имеет жизнь, дабы никто не удивлялся, что крещение водою может даровать душе нашей жизнь вечную. При образовании даже человека Бог употребил воду для довершения сего превосходного создания. Хотя собственно земля составляла то вещество, из которого человек сотворен; но она не могла быть к тому годна иначе, как в влажном и смоченном виде. Персть, растворенную влажностью и сухостью с третьего дня, Бог употребил для сотворения человека.

 

 

7

Если бы нужно было войти в подробнейшее рассмотрение главных преимуществ воды: то что мог бы я сказать о ее силе и плодотворности? Какие блага, какое обилие, какую помощь получает мир от нее? Но я боюсь, чтобы кто не счел меня более панегиристом воды, нежели объявителем предмета крещения. Однако ж чрез сие показал бы я гораздо ощутительнее, что если Бог обращает воду в столь многие вещи и творения: то весьма вероятно, что Он мог употребить ее и для таинства крещения, дабы доставить нам сверхъестественную жизнь, долженствующую продлиться вечно на небесах.

IV. Довольно уже и того, что мы здесь привели, дабы возыметь некоторое как бы предубеждение в пользу крещения, и открыть прообраз его с самого начала мира. Дух Божий, носившийся верху воды, сам указал нам, что он крещающимся доставит духовное возрождение. То, что свято, не могло носиться верху не святой вещи, или, говоря иными словами, то, что носило, заимствовало освящение от Того, кто носился верху его. Подобно как всякое низшее вещество причастно к качествам высшего над собою вещества, так телесная сущность причастия к сущности духовной, тем более что сия последняя посредством своей утонченности легко может проникать и оживлять первую. Таким образом сущность воды, освящаемой Духом Святым, получила силу освящать человека и в таинстве крещения.

Может быть кто побудь скажет: разве мы теперь крестимся тою же самою Кодою, какая была при начале мира? Ответствую. Вода может быть и не совсем та самая; но она подходит к ней потому, что одного с нею рода; а всякой род бывает одинакового свойства. Для сего-то все равно креститься в

 

 

8

море или в пруде, в реке или в источнике, в озере или бассейне. Нет различия ни между теми, которых Иоанн Креститель крестил во Иордане, ни между теми, которых Апостол Петр крестил в Тибре. Евнух, которого диакон Филипп крестил в воде, случайно попавшейся на дороге (Деян. VIII, 36), удостоен был одной и той же благодати. Всякой род воды по тому преимуществу, что верху ее носился Дух Божий, имеет силу и способность обратиться в таинство освящения, когда призван будет Бог для совершения сего действия. Дух Святый немедленно нисходит, и остановясь верху воды, освящает ее присутствием Своим; вода, таким образом освященная, облекается такою силою, что сама себя может освящать. Впрочем, она имеет особое соотношение к намерениям Божиим при совершении крещения. Мы осквернены грехами как бы позорными пятнами: вода способна вас от них очищать. Но как грехи не обнаруживаются на плоти, потому что никто не носит по наружности знаков идолопоклонства, обмана, прелюбодеяния: то грехи начертывают пятна свои на душе, как на главном фундаменте всякого греха. Дух повелевает, а плоть только повинуется. Таким образом когда вода получит так сказать врачебную силу посредством сошествия Святого Духа: то душа омывается в ней телом, а плоть очищается духом.

V. Язычники, как ин чужды духовных познаний, сами приписывают идолам своим действующую в сем отношении силу, хотя и ошибаются на счет употребления вод, лишенных всякой силы. У них в обычае новообращенных своих посредством некоторого рода крещения посвящать в мистерии богини Изиды или бога Митры. Они употребляют в

 

 

9

честь богов своих торжественные возлияния, которые производят над своими кумирами. Сверх того, когда нужно принести очистительные жертвы, то жрецы их берут воду отовсюду: дома, храмы, целые селения и города орошаются тогда водою. Известно также, что во время игрищ Аполлониевых и Элевзинских, люди, празднующие их, погружаются в воду: обряд, соблюдаемый ими в том уверении, что они чрез то возродятся и избегнут казни за свои преступления. Равным образом и у древних, кто осквернял себя убийством, тот должен был изглаживать пятно сие посредством очистительной воды. Если же слепые язычники уверены в том, что вода естественною своего силою может изглаживать их злодеяния: то может ли быть сомнение, чтоб она не производила того же действия силою и властью Бога, Творца стихии и Виновника всех их качеств? Если они верят, что Религия подает воде такую спасительную силу: то какая Религия больше, как не та, которая исповедует Бога живого? Познать сего истинного Бога значит познать хитрости диавола, всегда готового подражать деяниям Божиим. Да и подлинно диавол заставляет преданных ему людей как бы принимать крещение. Но какое сравнение? Нечистый очищает, раб освобождает, осужденный разрешает. Изглаживать грехи, самим им внушаемые, не тоже ли самое, что разрушать дело рук своих? Все мною здесь приведенное клонится к убеждению в истине тех, которые, отвергая свет веры, упорствуют в том, будто Бог не может производить вещей, считаемых ими возможными для противника Божия.

Но оставим в стороне таинства. Не общее ли в народе мнение, что известные нечистые духи но-

 

 

10

сятся над водами, как бы в подражание тому, что в начале мира Дух Божий носился верху воды? Много слышно рассказов о мрачных источниках, об ужасных ручьях, о купелях в банях, о чанах в домах, о заколдованных колодезях и водоемах, которые, судя по сказкам, глотают или душат людей, силою конечно злато духа. Обыкновенно называют удушливыми, лимфатиками, водобоязливыми тех, которых воды умерщвляют или приводят в бешенство и ипохондрию. Но для чего приводим мы все сие? Для того, чтобы каждому казалось менее невероятным, что Ангел господень председит над водами и приводит их в движение для спасения людей, так как злой дух пользуется тою же стихией, для их погибели. Но дабы не казалось странным, что Ангел вспомоществует сему чудесному действию вод; то тут всякое сомнение отъемлется истинным происшествием. Ангел Господень, сказано в Евангелии, на всяко лето схождаше в купель, и возмущаше воду, и иже первее влазяше по возмущении воды, здрав бываше, яцем же недугом одержим бываше (Иоан. V, 4). Сие телесное исцеление было предзнаменование получаемого нами духовного врачевства, как-то и обыкновенно случается, что материальные вещи доводят нас до познания вещей духовных.

В последствии благодать Божия излилась на людей обильнее, воды получили большую силу, Ангел приял вящщую власть. Что исцеляло прежде тела, то исцеляет ныне души. Что доставляло временное здравие, то приносит ныне вечное спасение. Что освобождало прежде одного человека от болезни однажды в год, то избавляет ныне всегда множество людей от греха. Во время крещения отпускается

 

 

11

всякая вина и отлагается всякая казнь. Таким-то образом человек вводится так сказать в приязнь с Богом, и становится подобным первому человеку, сотворенному по образу Божию. Образ входит в соотношение с оригиналом, составляющим вечность. Тогда-то человек восприемлет Духа Святого, вдунутого в него Богом в начале мира и утраченного им неповиновением своим.

Я не говорю, чтобы воды могли сами собою даровать нам Духа Святого; но вода, над которою председит Ангел, очищая от преступлений, приуготовляет нас к приятию сего Святого Духа. Мы видим сие в прообразовании, предшествующем таинству крещения. Подобно как Иоанн Креститель был предтечей Господа, приуготовляя пути Его, так и Ангел, предпоставленный над крещением, направляет пути. Духа Святого посредством воды, омывающей и очищающей нас от греха, но не иначе, как при исповедании веры нашей, запечатленной печатью Отца и Сына и Святого Духа, которых всех трех призываем мы во свидетели (Мат. XXVIII, 19). Если всякое свидетельство утверждается отзывами трех свидетелей: то кольми паче надежда наша может твердо опираться на числе трех божественных Лиц, служащих залогами и спасения нашего и веры нашей. Как исповедание веры и надежда спасения основываются гак сказать на ответственности трех божественных Лиц: то тут необходимо следует воспомянуть также и о Церкви; ибо где находятся Отец, Сын и Дух Святый, там находится и Церковь, составляющая таинственное тело трех божественных Лиц.

VI. По изшествии из спасительной купели, мы приемлем святое помазание по древнему чипу, состо-

 

 

12

явшему в том, что обыкновенно приносим был елей в сосуде, для помазания посвящаемых на богослужение. Сим образом Аарон посвящен был от брата своего Моисея. Посему-то и Иисус наименован Христом от слова Хрем, означающего помазание, чрез которое Бог Отец исполнил Его Святого Духа Своего, как-то сказано в деяниях Апостольских: Собрашася (Ирод, Пилат и люди) воистинну во граде сем, на святого отрока Твоего Иисуса, Его же помазал ecu (IV, 27). И так хотя помазание, приемлемое нами, производится на теле; но действие его простирается и на душу. Равным образом хотя крещение бывает внешнее, потому что одно только тело погружается в воду; но действие его совершенно духовное, потому что очищает нас от греха.

VII. После сего возлагают на нас руки, призывая и привлекая к вам Духа Святого молитвою, сопровождающею сей священный чин. В ветхом завете преподано нам на сей счет точное прообразование. Когда к Патриарху Иакову приведены были внуки его Манассия и Ефрем, сыновья Иосифовы: то он благословил их, возложив им на главу и пременив руце (Быт. XLVIII, 14). Можно сказать, что пременив таким образом руки, они вперед представил образ Иисуса Христа на кресте: то было как бы предвещание того благословения, которое мы долженствовали получить в последствии от Иисуса Христа.

VIII. Тогда-то Дух Святый охотно сходит от Бога Отца на тела, таким образом очищенные и благословенные, и почивает на водах крещения, видя в них как бы древнее Свое седалище. Так снизшел он на Господа нашего в виде голубя (Мат. III, 16). Господь хотел показать нам Свое

 

 

13

отличительное качество посредством простоты и повинности сей кроткой и смирной птицы: говорят, что в голубях нет желчи. Для сего-то Иисус Христос и сказал ученикам своим: будите цели яко голубие (Мат. X, 16). Так равномерно после потопа, очистившего землю от нечестия человеческого, голубь, выпущенный из ковчега, и возвратившийся с масличною ветвью (Быт. VIII, 11), возвестил вселенной мир, и дал разуметь, что гнев Божий уже утишился; известно, что и у язычников маличная ветвь была злаком мира. Подобно сему как скоро земля наша, то есть, земляное наше тело омоется от прежних грехов спасительными водами крещения: то Святый Дух, сей небесный голубь, снисходит на нас, возвещая нам мир Божий. Он сходит с неба, как некогда голубь всходил из ковчега, знаменующего образ Церкви. Но мир осквернил себя потом новыми преступлениями, и для того он должен снова быть очищен огнем, равно как и всякой человек, который после крещения подвергнется новым грехам. То, что я говорю здесь мимоходом, да примут грешники за спасительное им с моей стороны предуведомление.

IX. Но посмотрите, сколько выгод со стороны природы, сколько преимуществ со стороны благодати, сколько торжественных обрядов со стороны Религии, было во все времена представляемо таинством воды и чудною ее силою! Во-первых, по выходе Израильского народа из Египта, каким образом спасся он от преследования Фараона cx. XIV, 3—29)? Он прошел сквозь расступившиеся воды чермного моря; но те же воды поглотили и царя, и все его воинство. Какое быть может лучшее преобразование таинства крещения? Народ освобождается от раб-

 

 

14

ства века сего; а диавол, древний мучитель, теряет всю гордость и силу свою в водах. Во-вторых, вода из горькой становится сладкою, как скоро Моисей дотронулся до нее частичкой дерева (Исх. XV 25). Дерево сие изображало крест, к которому Иисус Христос пригвожден был, чтобы божественною Своею силою, воды безвкусные и ядовитые обратить в воды спасительные: сии последние суть воды крещения, которые прообразованы были водою, изведенною чудесно Моисеем из камня (Числ. XX, 11). Если же камень сей есть Сам Христос: то можно ли сомневаться, чтобы воды крещения не были благословляемы Самим Иисусом-Христом (1 Кор. X, 1 и 2)?

Для большего утверждения веры в крещение, рассмотрим еще более, какую особую честь Бог и Сын Его воздают воде. По-видимому, стихия сия всегда сопровождает Иисуса Христа. Он сам крещается в водах Иордана (Мат. III, 16). Первый опыт верховной власти Своей показывает Он над водою, превращенною им в вино на браке в Кане (Иоан. II, 7). Поучая народ, Он приглашает всех жаждущих пить воду вечную, которая есть Сам Он (Иоан. VII, 37). В другом месте объявляет, что кто напоит единого от малых сих чашею студены воды, тот не погубит мзды своея (Мат. X, 42). Он отдыхает у источника Иаковля (Иоан. IV, 6). Ходит по водам. Часто проплывает море Геннисаретское, вливает воду в умывальницу, чтоб омыть ноги ученикам Своим (Иоан. XIII, 5). Свидетельство крещения продолжается до самых страстей Его. Когда Богочеловек осужден был на смерть: то вода и тут действовала; даже и Пилат у мыл прежде руки, нежели предал Его Иудеям на пропятие (Мат. XXVII, 24). Наконец, когда по смерти был

 

 

15

Он прободен, абие изыде кровь и вода из ребр Его (Иоан. XIX, 34).

X. Доселе говорили мы, сколько наши слабые способности позволили, обо всем том, что служит основанием святости крещения. Теперь намерен я, как могу, объяснить, то, что остается сказать касательно сущности сего таинства. Надобно отвечать на следующие вопросы. Господь Сам вопросил фарисеев: Крещение Иоанново откуду бе, с небесе ли или от человек (Мат. XXI, 25)? Фарисеи остерегались дать ответ: они приведены были в замешательство от того, что не хотели верить тому, чему надлежало верить. Мы можем решить вопрос сей по правилам веры нашей тем, что крещение Иоанново было от Бога, потому что Бог заповедал его, хотя и не придал ему никакой сверхъестественной силы. Священное Писание удостоверяет нас, что Бог действительно послал Иоанна крестить; но в отношении сущности сего крещения, в нем ничего иного не было, кроме человеческого действия. Само по себе оно не производило благодати: оно приуготовляло только человека к приятию ее посредством покаяния, доступного силам человеческим. Фарисеи и законоучители, не захотевши веровать, не могли потому и покаяться. Если же правда, что покаяние было только нечто человеческое: то правда и то, что крещение сие было того же свойства. А иначе если бы оно было небесное, то даровало бы и Духа Святого и отпущение грехов; по один Бог отпущает грехи, Он один дарует Святого Духа. Впрочем, Сам Господь возвестил, что аще не иду Аз (к Пославшему Мя Отцу), Утешитель (Дух Святый) не приидет к вам (Иоан. XVI, 7). А чего Господь еще не давал, думаете ли вы, что служитель может то дать?

 

 

16

Мы видим из книги деяний Апостольских, что люди, принимавшие крещение Иоанново, не получали Духа Святого, о котором даже и не слыхали (XIX, 2). Следовательно, что не производило небесных действий, то не было и небесным. Что было небесного в Иоанне, то есть, дух пророчества, то по преселении Духа Святого в Иисуса Христа во всей полноте, до такой степени в нем оскудело, что он, не познавая уже Того, о пришествии которого сам возвестил, послал к Нему спросить: Ты ли еси грядый, или инаго чаем (Мат. XI, 3)? Сие крещение покаяния было только ступенькою или лестницею к отпущению грехов и к освящению души, которые надлежало приять чрез Иисуса Христа. Хотя Иоанн и проповедывал крещение покаяния во оставление грехов (Лук. III, 3); но тут надобно разуметь оставление их будущее. Покаяние предшествует, а оставление грехов приходит после: это именуется уготовать путь. Не тот совершает, кто готовит: сей только располагает, дабы другой изложил последнюю руку. Иоанн сам сознается, что они не с небесн: это принадлежало одному Иисусу Христу. Грядый свыше, говорит он, над всеми есть; сый от земли, от земли есть, и от земли глаголет; грядый с небесе над всеми есть (Иоан. III, 31). Он объявляет, что дает только крещение покаяния: аз водою крещаю вы; грядет же креплий мене, Той вы крестит Духом Святым и огнем (Лук. III, 1 С), то есть, подобно как истинно верующие очищаются чрез крещение водою к своему освящению чрез Духа Святого, так лицемеры и неверующие получат крещение огнем к своему осуждению.

XI. Иной может быть скажет: Господь, будучи на земле, Сам не крестил; мы, читаем именно:

 

 

17

Иисус же Сам не крещаще, но ученицы Ею (Иоан. IV, 2); между тем казалось бы, суди по пророчеству Иоанна, что Он будет крестить собственными руками.— На сие не трудно отвечать. Слова Иоанновы надлежит разуметь в том смысле, как обыкновенно часто говорят. Говорят например: Император обнародовал повеления; правитель казнил такого-то. Разве Император сам занимается обнародованием повеления? Разве правитель сам казнит? Всегда почитаем мы господина действующим, когда служители исполняют его приказания. Таким же образом надобно изъяснять и сии Иоанновы слова: Той вы крестит, то есть, вы будете крещены или Им или о Нем. Кто еще на сей счет сомневается, того можно спросить: если бы Христос Сам крестил, то какое было бы Его крещение? Не крещение ли покаяния? В таком случае какая бы была Ему надобность в Предтече? Если же бы то крещение было во оставление грехов: то и с нем нужды не было; Ему стоило сказать одно слово, и грехи были бы очищены. Разве не исполнялось ли бы крещение сие во имя Его? Но Он слишком старался скрывать Себя под завесою смирения. Наконец не оставалось ли Ему крестить Духом Святым, тогда как Дух сей еще не снисходил, или во имя Церкви, которой Апостолы Его еще не создали? И так крестили Апостолы, как служители Иисусовы, по предсказанию Иоаннову, и они сообщили не иное какое крещение, как Иоанново. Не надобно полагать, чтоб они могли тогда преподавать какое-либо другое крещение. Сие другое крещение было единственно то, которое Иисусом-Христом было установлено уже в последствии, и которого ученики Его не могли в то время совершать, потому что Господь не достиг еще высочай-

 

 

18

шей Своей славы, и что Он не утвердил еще действительности крещения Своими страстьми и Своим воскресением. Мы не могли иначе истребить в себе смерть, как Его страстями, не могли иначе восстановить в себе жизнь, как Его воскресением.

XII. Впрочем нам нельзя не знать, что без крещения никто спастись не может. Сам Господь о том нам возвестил сими словами: аще кто не родится водою и духом, не может внити во царствие Божие (Иоан. III, 5). На сей счет некоторые спорливые или дерзкие люди предлагают вопрос: если без крещения нельзя спастись, то каким образом могли спастись Апостолы, тогда как мы не видим, чтобы кто из них крестился, кроме Павла? Сверх того если один Павел из Апостолов получил крещение Христово: то надобно полагать, что или не приявшие сего крещения осуждаются для оправдания означенного Спасителева изречения, или что изречение сие несправедливо, когда они без крещения спасены.— Бог свидетель, что я сам слышал от некоторых людей подобные отзывы, дабы кому не пришло в голову, что я нарочно выдумываю странные затруднения для удовлетворения излишней моей охоты писать, или для удовольствия находить в других пустые и суетные недоумия.

И так постараемся, как можем лучше, отвечать тем, которые отрицают, чтоб Апостолы были крещены. Я говорю; если правда, как-то кажется и неоспоримо, что все Апостолы получили человеческое крещение Иоанново; то без сомнения они желали удостоиться и небесного крещения Иисуса Христа, тогда как сей божественный Спаситель объявил им, что крещение есть только едино, отвечав Петру, отказывавшемуся от умовения ног, сими словами: из-

 

 

19

мовепный не требует, токмо позе умыти (Иоан. XIII, 10), то есть, кто был уже в купели, тому не нужна она в другой раз. Конечно не говорил бы Он так человеку не крестившемуся; а это служит между прочим новым обличением для тех, которые полагают, будто Апостолы получили крещение Иоанново на тот конец, дабы не иметь надобности в крещении Христовом. Вероятию ли, чтобы путь Господень, то есть, крещение Иоанново, не был уготован для тех, которые сами предназначены к указанию пути Господня целой вселенной? Иисус Христос, будучи совершенно безгрешен, Сам восхотел креститься: неужели же грешники не имели в том надобности?

Но, возразит кто-либо, разве несправедливо то, что многие из последовавших Христу не крещены? Может быть и так, но верно не ученики Иисуса Христа: это были конечно враги веры, и между прочим книжники и фарисеи; из чего я заключаю, что если противники Христовы не желали креститься, то друзья Его действительно прияли крещение, дабы не подражать безумной мудрости Его врагов, а особливо се тех пор, как Иисус Христос заявил знаменитое свидетельство об Иоанне сими словами: не воста в рожденных женами болий Иоанна Крестителя (Матф. XI, 11).

Другие говорят, что Апостолы достаточно крещены, когда во время бури, находясь в барке, покрывались волнами (Матф. VIII, 24), и когда Петр утопал даже в водах моря (Матф. XIV, 30). Я напротив того думаю, что великая разность покрываться морскими волнами во время сильной бури, и омыться в свяшенной купели. Впрочем, означенная барка была не иное что, как прообразовало Церкви, вол-

 

 

20

нуемой в море мира сего беспрерывными трусами, то есть, искушениями и гонениями, между тем как Господь представляется спокойно спящим, пока наконец, пробужденный молитвами Святых, не утишит волн века сего и не успокоит Своих.

Но хотя бы Апостолы были крещены или не крещены, или же оставались до конца без крещения, одного того уже довольно, что упомянутое изречение Христово к Петру о единокрещении относится собственно к ним. Сверх того, явная была бы дерзость ставить себя судьями касательно спасения Апостолов, как будто бы благодать их призвания и неразлучное их пребывание со Иисусом-Христом, не могли заменить для них самого крещения, тем более что они были возлюбленные ученики Того, кто обещал спасение всем верующим в Него: вера твоя, говорит Он, спасе тя (Лук. XVIII, 42), и в другом месте;: отпущаются ти греси твои (Матф. IX, 2), говорит Он иному человеку, который вероятно не был крещен. Если бы сия благодать отпущения грехов оскудела в отношении к ученикам: то я не понимаю, каким образом вера других могла бы быть действительнее их веры. Один оставляет мытницу при первом слове Спасителя (Матф. IX, 9), другой отказывается для Него от отца, корабля и ремесла своего (Матф. IV, 22), третий, не пошедши погребсти отца своего (Матф. VIII, 22), повинуется гласу Иисуса—Христа, прежде даже нежели услышал от Него достопамятные слова: Иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин (Матф. X, 37).

XIII. Иные столько же дерзкие, как и злочестивые люди, возражают: если вера достаточна, то стало быть крещение не нужно; Авраам благоугодил

 

 

21

Богу без всякого другого таинства, кроме веры.— В ответ на сие скажу, что последующие законы всегда имеют преимущество над предшествовавшими. Положим, что прежде страстей и воскресения Иисуса Христа можно было спастись и без крещения; но когда на нас возложена новая обязанность веровать в Тождество, страсти и воскресение Его: то тут присовокуплено было вместе и новое таинство, таинство крещения, как печать и краса веры нашей, веры древле нагой, не могшей иначе исполняться, как чрез соблюдение закона. Таким образом надобность крещения постановлена, и форма его предписана. Шедше, говорит Господь Апостолам, научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святого Духа (Матф. XXVIII, 19). Заповедь сия подтверждается другим столько же решительным определением: аще кто не родится водою и духом, не может внити во царствие Божие (Иоан. III, 5). Слова сии несомненно показывают необходимость крещения. Со времени изречения их, все, вступающие в число верующих, крестятся. Как скоро Павел уверовал, он был крещен. Господь повелел ему сие, поразивши его слепотой, и сказавши: востани и вниди во град, и речется ти, что ти подобает творити (Деян. IX, 6), то есть, что тебе надобно креститься. Сего одного недоставало Павлу: во всем прочем он был достаточно изучен, и верил уже, что Иисус от Назарета был Сын Божий.

XIV. И рассуждении святого Апостола Плела некоторые находят новое затруднение з том, что он сказал: не посла мене Христос крестити (1 Кор. I, 17). Можно ли вообразить, чтоб Апостол, говоря таким образом, думал отменить крещение, да и не окрестил ли он Криспа, Гаиа и Стефанинов дом?

 

 

22

Впрочем, если Христос и не послал Павла крестить: то не повелел ли Он того другим Апостолам? Наконец Павел писал о том к Коринфянам единственно по причине возникших между ими распрей. Он был уведомлен, что у них произошли споры и несогласия. Один говорил: аз есмь Павлов; Другой: аз Аполлосов (1 Кор. I, 12). По сему-то Апостол сей, как любитель мира, не потворствуя ни тем, ни другим, сказал, что он послан не крестить, но благовестить; ибо прежде надобно благовестить, а потом уже крестить; кто же имел власть благовестить, тот мог и крестить.

XV. Не знаю, нет ли других еще столь же пустых предлогов отвергать крещение. Как бы то ни было, но я намерен предложить еще здесь то, что пред сим мною пропущено, дабы не оставить без решения главных вопросов. Едино есть крещение, как гласят Евангелие и послания Апостолов: един Господь, едина вера, едино крещение (Ефес. IV, 5). Сие единое и истинное крещение соблюдается только между нами; но в отношении к еретикам долг наш есть входить предварительно в рассмотрение, как поступать с ними. Они не участвуют в нашем благочинии. Видя, что они отделились от нашего общения, мы должны считать их чуждыми. Я не обязан признавать в них того, что принадлежит только мне, потому что у них не тот Бог и не тот Христос, какой у нас. Нет у них единства крещения, потому что крещение их не то, что наше; а как оно исполняется у них не так, как должно: то стало быть его как бы не было, стало быть они не могут и крестить. И так мы приемлем крещение только однажды; грехи наши омываются также только однажды, дабы нам известно было, что мы не

 

 

23

должны уже вновь грешить. Иудеи омываются ежедневно, потому что ежедневно получают какую-либо скверну. Для предупреждения такого очищения, нам объявлено, что крещение есть только единое. Блаженна вода, омывающая единожды, спасительная для грешников и приводящая омытых в состояние не заражаться новыми пятнами!

XVI. Правда, у нас есть второе крещение, и именно крещение кровью; но оно также единое. О сем-то крещении Иисус Христос сказал: крещением имам креститися (Лук. XII, 50), хотя и был уже крещен; ибо Сей есть пришедый не водою точию, но водою и кровью (Иоан. V, 6), пришедший омыться водою и прославиться кровью. Для сего-то также, желая призвать нас водою и соделать избранными кровью, Он произвел из ребр Своих сии два крещения (Иоан. XIX, 34), потому что верующие в кровь Его должны очищаться водою, а очищающиеся водою должны пить кровь Его. Сие крещение пополняет крещение водою, и вознаграждает недостаток оного, если кто имел несчастье его лишиться.

XVII. Чтоб кончить статью сию, мы упомянем, в каком порядке должно производиться исполнение крещения. Право исполнения сто принадлежит, прежде всего первосвященнику, то есть, Епископу. Совершать его могут также священники и диаконы, но не без дозволения Епископа, дабы сохранить уважение к Церкви в ее начальнике и соблюсти мир чрез сию подчиненность (*). Впрочем, даже и мирянам в крайнем случае дозволено крестить. Таким образом когда нет ни Епископа, ни священника, ни

(*) Так видно совершался обряд крещения в первые веки Христианства; но теперь обряд сей обыкновенно исполняется одними священниками.

 

 

24

диакона: то никто не должен отрекаться от сообщения дара Господня. Следовательно, как крещение есть одно из благ, данных Богом всем людям без исключения: то все и могут в нем участвовать. Миряне однако ж во всяком случае обязаны соблюдать скромность и уважение к своим начальникам, от которых власть сия зависит. А потому им надобно остерегаться присваивать себе без нужды должность, принадлежащую Епископу. Излишняя ревность есть мать распрей. Апостол говорит: вся ми леть суть, но не вся на пользу (I. Кор. VI, 12). И так да пользуется мирянин сею властью при крайней только надобности, то есть, когда будет к тому побужден обстоятельствами места, времени и лица; ибо в таком случае опасность, предстоящая одному, достаточно извиняет смелость другого; а иначе сей последний будет виновен в гибели первого, не давши ему того, что мог дать.

Некоторые жены, как выше примечено, присвоили себе право учить. Не ужели будут они столько дерзки, что покусятся и крестить? С трудом можно тому поверить. Если те из них, которые читают послания Павловы без всякого разбора, вздумают в сем случаи сослаться к своему оправданию на пример святой Феклы, которой Павел будто бы дал власть учить и крестить: то да ведают, что книга, о сем упоминающая, писана не Павлом, но одним Азийским священником, выдавшим се под именем Павла и наполнившим ее собственными бреднями. Сей священник, уличенный и сознавшийся в том, что он ее сочинил, был за то отрешен и изгнав из Церкви. Да и в самом деле может ли быть малейшая вероятность, чтобы святой Павел, едва дозволивший женам присутствовать при

 

 

25

публичном учении, стал уполномочивать их самих учить и крестить? Жены ваша, говорит он, в церквах да молчат; аще ли чесому научитися хотят, в дому своих мужей да вопрошают (I, Кор. XIV, 34 и 35).

XVIII. Впрочем люди, обязанные долгом своим исполнять обряд крещения, довольно знают, что приступать к тому не должно без особых предосторожностей. Слова сии: просящему у тебе дай (Лук. VI, 30), имеют свое ограничение, подобно как и обязанность давать милостыню; или лучше сказать надобно помнить другое изречение; не дадите святая псом, ни пометайте бисер ваших пред свиниями (Мат. VII, 6); также: руки скоро не возлагай ни на когоже, ниже приобщайся чужым грехом (I. Тим. V, 22). — Но, говорите вы, Филипп тотчас же окрестил Евиуха. — Правда; однако ж тут он предупрежден был явным и точным устроением Господа, когда Дух Святый повелел ему избрать известный путь (Деян. VIII, 29), и сам евнух, дабы не потерять времени, занимался уже чтением святых пророков, хотя еще и не думал тогда креститься. Он мыслил только о том, что приходил поклонитися во Иерусалим, и чтяше пророка Исаию. Диакон Филипп долженствовал того, к кому от Бога послан был, найти в религиозном расположении духа. Он получает повеление приступить к колеснице казнохранителя Кандакии царицы, и обретает уже в нем початок веры, произведенный чтением священного Писания. Евнух внемлет поучениям Апостола, Господь открывает ему Себя, и вера его не терпит отлагательства: тут кстати встретилась вода. Как же скоро крещение совершилось, Ангел Господень восхитил посланника Божия.

 

 

26

Павел также крещен был без отлагательства. Ученику Анании сам Господь возвестил, яко сосуд избран Ему сей будет (Деян. IX, 15). Благодать Божия знаменуется иногда особыми предпочтениями. Но вообще, смотря по состоянию, расположению и возрасту, полезнее отлагать крещение, нежели тотчас его выполнять, а особливо детям (*). За чем без крайней нужды подвергать крестных отца и мать опасности? Они могут умереть и не выполнить данного ими обета; если же и живы будут, то дурные склонности детей могут воспрепятствовать их ожиданиям.

Правда, что Господь наш сказал о детях: не возбраняйте им прийти ко Мне (Мат. XIX, 14). Пусть же приходят они, когда уже несколько возмужают, когда будут в состоянии понимать учение и исполнять свои обязанности: пусть начнут с того, чтобы познать Иисуса Христа прежде, нежели сделаются Христианами. За чем спешить очищением грехов в возрасте невинности? Светские люди поступают с большею осторожностью. Они не смеют управления имением вверять младенцам, между тем как мы спешим вручать им благо небесное. Пусть научатся они прежде молиться о спасении, дабы они знали, что только просящему дано будет (Мат. VII, 7). Даже есть причины отлагать крещение и для взрослых молодых людей, потому что они подвержены слишком сильным страстям: пусть прежде или женятся или укрепятся в веровании и воздержании. Кто хорошо поймет важные обязанности, крещением на него возлагаемые, гот скорее побоится

(*) Это было личное мнение самого Тертуллиана, а отнюдь не заповедь Церкви, в которой крещение младенцев всегда совершалось.

 

 

27

принять его, нежели отложить. Истинная вера не усомнится в спасении.

XIX. Торжественный день для крещения есть день Пасхи, когда страсти Господни, в которые мы крестимся, уже совершены. Можно считать как бы прообразованием крещения данное Иисусом-Христом ученикам Своим повеление касательно приготовления к Пасхе: срящет вас, говорит Он, человек в скудельнице воду нося (Марк. XIV, 13). Он указал им на воду для означения места, где праздновать Пасху. Другой торжественный день для крещения есть пятидесятница, когда протекло уже довольно долгое время для расположения и научения долженствующих креститься. В сие-то время Христос часто открывал ученикам Свое воскресение, обещал послать им Святого Духа, и уверил их во втором Своем пришествии, когда по вознесении Его на небеса Ангелы сказали им: сем Иисус вознесыйся от вас на небо, такожде приидет, им же образом видесте Его идуща на небо (Деян. I, 11). К сему можно также применить изречение Пророка Иеремии: Се Аз соберу их от конец земли в праздник Пасхи (XXXI, 8). Впрочем, каждый день есть день Господень: всякое время, всякий час удобны для крещения. Какое бы ни имели мы уважение к празднествам, благодать таинства в них не нуждается.

XX. Желающие креститься должны приготовиться к тому частыми молитвами, постом, коленопреклонениями, бдением и исповеданием всех прошедших грехов своих, дабы теме самым сообразоваться вместе и с крещением Иоанновым. И крещахуся, говорит Писание, от него, исповедающе грехи своя (Мат. III, 6). Мы имеем ту выгоду перед ними, что исповедуем беззакония сбои не публично.

 

 

28

Умерщвлением духа и тела мы изглаживаем прежние грехи, и вместе с тем предохраняем себя от будущих. Бдите и молитеся, говорит Господь, да не внидете в напасть (Мат. XXVI, 41). Причиною тому, что ученики впали в напасть или в искушение, было кажется мне то, что они допускали сну овладевать собою, и от того оставили Учителя своего, как скоро увидели Его в руках, вражеских. Тот даже, который с начала имел столько мужества, что последовал за Ним и обнажил меч в помощь Ему, сделался после так слаб, что отрекся от Него. Впрочем, никто не может войти в царствие небесное, кто не был искушен. Сам Спаситель по крещении Своем благоволил после сорокадневного поста подвергнуться различным искушениям (Мат. IV, 1-11).

Если это так, скажет иной, то и нам надобно после крещения поститься более, нежели прежде. Никто тому не мешает, разве когда новоокрестившиеся обязаны проводить праздник Пасхи в духовной радости и в торжественных благодарениях Богу за возведение их на путь спасения. Господь кажется в лице еще Израильтян укоряет нас в нашей неумеренности, в нашем невоздержании. Народ сей, прешедший чудесным образом море, водимый по пустыне и питаемый небесною пищей в течении сорока лет, не преставал роптать, помышляя более о желудке своем, нежели о Боге (Числ. XI, 4). Иисус Христос, удалясь после крещения в пустыню, и приведши там сорок дней в посте, довольно ясно нам показал, что человек не о хлебе едином жив будет, но о всяком глаголе исходящем из уст Божиих (Мат. IV, 4), и что пост есть самовернейшее средство к преодолению искушений со стороны всякого рода похотей.

 

 

29

К вам обращаюсь, счастливые новообращенные Христиане! Когда благодать Божия призвала вас и так милостиво с вами поступила: то вы, изшедши из купели, вас возродившей, и сподобясь вместе с братьями присоединиться к Церкви матери вашей, должны молить Отца Небесного, молить Господа о ниспослании вам благ священных, благодати сверхъестественной, даров Духа Святого. Иисус Христос говорит: просите, и дастся вам (Мат. VII, 7). Вы доселе просили, и теперь нашли; толкали в двери, и теперь они вам отворены.

Прошу и я вас об одной милости, чтобы в молитвах своих поминали вы Тертуллиана грешника.


Страница сгенерирована за 0.51 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.