Поиск авторов по алфавиту

Автор:Глубоковский Николай Никанорович, профессор

Глубоковский Н., проф. Новейшее приобретение для текстуальной критики Нового Завета

Журнал «Христианское чтение», СПБ, 1899 г. № 9.

Файл в формате PDF взят с сайта www.spbda.ru

Разбивка страниц настоящей электронной статьи соответствует оригиналу.

 

 

Н. Н. Глубоковский

 

 

НОВЕЙШЕЕ ПРИОБРЕТЕНИЕ ДЛЯ ТЕКСТУАЛЬНОЙ КРИТИКИ НОВОГО ЗАВЕТА

Новейшие открытия в области новозаветного текста и их значение.— Пурпуровый кодекс Евангелий (Ν) и его внешняя история до приобретения для С.-Петербургской Императорской Публичной Библиотеки. — Предположения о первоначальном составе рукописи по соотношению с сохранившимися листами. — Положение N среди других греческих списков Нового Завета, место, условия и время его происхождения. — Содержание новооткрытой части и критическое достоинство текста.— Замечания о труде г. Кронина.

_____________

 

В области новозаветной текстуальной критики исключительная честь принадлежит кончающемуся столетию, ибо и только в течение его она получила возможно прочное обоснование и развитие. Имена Лахмана, Триджельса, Тишендорфа, Е. Аббота, Хорта и Весткотта, Грегори, Нестлэ с достоинством украшают страницы этой важной дисциплины. Такому успеху немало способствовали и блестящие открытия или достоверные публикации разных драгоценных материалов по данному предмету. К сожалению, после усиленного напряжения настало потом ослабление, и при господствовавшем затишье могло казаться, как будто источники уже истощились, между тем нужда в обновлении и пополнении критического аппарата была чуть ли не большая, поелику возникшие гипотезы требовали для себя объективной проверки по документам. Поэтому понятен живой интерес ко всяким новинкам в рассматриваемой сфере. За последнее время таких было — собственно — три.

Это — прежде всего — сирский палимпсест Евангелий, открытый англичанками сестрами Джибсон и Льюис (почему называется Syrus Lewisianus в отличие ох Curetonianus) в синайском монастыре св. Екатерины (т. е. там же, где

331

 

332

и С.-Петербургский греч. א), но издание его пока не оправдало возбужденных надежд. Несомненно, что это новое и дорогое звено в цепи текстуального сирского предания, которое должно найти в нем свое освещение. При всем том доселе остается несомненным, что в сумму неизвестных сирского перевода Нового Завета· этот список привносит излишний х, а это, разумеется, не способствует разгадке у и z... Доколе не найдено надежного ключа к таинственной судьбе сирских версий,—наука не может воспользоваться поименованным приобретением со всею плодотворностью 1).

Более существенных результатов позволительно бы ожидать от греческого списка Афонской лавры. Он разыскан лиценциатом (и—ныне—пастором) Эд. фон дер Гольцем и описан им в специальной работе (Eine textkritische Arbeit des zehnten bezw. sechsten Jahrhunderts herausgegeben nach einem Kodex des Athosklosters Lawra von Lic. Ed. Freiherrn von der Goltz·, Pastor zu Deyelsdorf, mit einer Doppeltafel in Lichtdruck.  «Texte und Untersuchungen» von Oscar V. Gebhardt und Adolf Harnack XVII, 4; neue Folge II, 4: Lpzg 1899). Самая рукопись относится к Х-му столетию, но—по наблюдениям Гольца — она вышла из школы Арефы кесарийского и, следовательно, фактически принадлежит к VI-му в. В основе ее лежат цели не богослужебно-церковной или индивидуальной корректности, а чисто критические в самом широком смысле, и здесь «издатели» опираются на труды Оригена, Памфила и Евсевия, сообщая на полях многочисленные критические замечания и указания (ор. cit., S. 7. 9. 10. 11 — 16. 23—24. 34). С этой стороны манускрипт представляет беспримерное явление среди чуть не четырех тысяч греческих кодексов Нового Завета, известных науке, и не без права претендует на звание Тишендорфа VI-го в. Легко понять всю его важность, если эти мнения подтвердятся. Однако самый текст еще не опубликован и поступил в аппарат Берлинского проф. Г. ф.-Зодена (Hermann von Soden), предпринимающего

1) См. в нашей книге «Греческий Евангелистарий», Спб. 1898, прим. 15-енастр. 217—218, иср. ещемнение Rev. G. H. Gwilliam’a вкнижке «The Oxford Debate on the Textual Criticism of the New Testament, held at New College on May 6, 1897, with a Preface Explanatory of the Rival Systems», London 1897, p. 31 sequ.

 

 

333

грандиозное критическое издание греческого Нового Завета, а компетентные авторитеты сильно сомневаются в справедливости заключений Гольца, для чего достаточно сослаться на внушительное имя проф. Теодора Цана (см. его рецензию в «Theologisches Literaturblatt» XX, 16 [21. April 1899], Sp. 177—181). Ясно, что и тут приходится жить упованием не без опасности горьких разочарований.

Совсем иное видим в третьем открытии. Это пурпуровый кодекс греческого текста Евангелий. Пока мы имели об нем лишь скудные сведения, и старательная работа «совокупных наличных сил» Русского Археологического Института в Константинополе (см. статью «Вновь найденный пурпуровый кодекс евангелия» в первом томе «Известий» этого Института, Одесса 1896, стр. 138 —172)—по краткости нахождения в их руках самого памятника (стр. 139) — по необходимости оказалась недостаточною, поскольку—тщательная в отношении внешней стороны дела—она слишком мало давала касательно текста 2). В самое недавнее время этот недостаток устранен исследованием Кембриджского ученого X. С. Кронина 3), датированным у автора маем 1899 г. и посвященным высокопреосв. митрополиту С.-Петербургскому Антонию, почетному доктору прав Кембриджского Университета Dedicated by Permission to His Holiness Antonius Metropolitan of St. Petersburg

2) Cp. наши заметки в «Церковном Вестнике» 1896 г., № 89, столб. 1273—1274, и в «Христианском Чтении» 1897 г., № 7, стр. 150—151.

3) «Texts and Studies»: Contributions to Biblical and Patristic Literature, edited by J. Armitage Robinson D. D., Canon of Westminster. Vol. V. No. 4: Codex Purpureus Petropolitanus. The Text of Codex N of the Gospels edited with an Introduction and. an Appendix by H. S. Cronin M. A., Dean of Trinity Hall, Cambridge. Cambridge 1899. Price 6 sh. net. (три с небольшим рубля). Автор занимался исследованием рукописи в С.-Петербурге в течение двух вакатов 1897 г. и, между прочим, особенно глубокую признательность свидетельствует покойному А. Ф. Бычкову. Г. Кронин пользуется русскою работой, но иногда почему-то говорит о ней неправду. Так, он заявляет, что его розыски не подтвердили мнения русских авторов будто фрагменты манускрипта есть на о. Кипре (р. XXII, и), но в I-м томе «Известии» на стр. 163 сказано следующее: «Не оправдались, по наведенным справкам, и слухи о том, что в кипрском монастыре Кикке хранятся листки из того же кодекса»...

 

 

334

Honorary Doctor of Laws of the University of Cambridge»). Издание текста (p. 3—104) сопровождается приложением (p. 106—108) и предваряется кратким предисловием (p. IX—XI) и обширным введением (р. XIII LXIV). Пользуясь последним, и предлагаем главнейшие данные с некоторыми замечаниями.

В теперешнем своем виде кодекс представляет большую книгу в переплете с зеленым (бумажным) бархатом и с серебряными украшениями (на передней доске в среднем медальоне распятие и по углам Давид, Соломон, Исаия и Иеремия, на задней в средине три мироносицы при гробе и по углам евангелисты—Иоанн с орлом, Матфей с Ангелом, Марк со львом, Лука с тельцом), вероятно, левантинского происхождения. Но не скоро рукопись достигла этого благополучия в длинной истории многоразличных испытаний. Эхо бесспорно по ее неполноте и связи со сходными фрагментами. Таких—под Тишендорфовским обозначением N—доныне было 45 листов: четыре (Мф. XXVI. 57-65. XXVII, 26 — 34. Ин. XIV, 2 — 10. XV, 15 — 22) в Британском Музее (Cotton [т. е. в собрании Sir Robert Bruce Cottona, умершего в 1631 г.], Titas С. XV), в Лондоне, шесть (Мф. XIX, 6 — 13. XX, 6—22. XX, 29—XXI, 19) в Ватиканской библиотеке (№ 3.785), в Риме, два (Лк. XXIV, 13 — 21. 39—49) в Императорской библиотеке (Lambec. 2): в Вене, и тридцать три (Мрк. VI, 53—VII, 4. VII, 21 —VIII, 32. IX, 1—X, 43. XI, 7—XII, 19. XIV, 25—XV, 22) в монастыре св. Иоанна Богослова на о. Патмосе. Происходя ив одного источника, все они совпадают по нему и с С.-Петербургскою частью, как это ясно по характеру материала, свойству письма и связи текста: так, απο—Мф. XX, 22 на 3 л. Ват. продолжается—κριθεις κτλ. на 131 л. Спб., και εκπορευМф. XX, 29 последнего прямо примыкает к— μενων κτλ. л. 4 Ват., επι την—Мрк. VI, 53 на л. 10 Спб. восполняется γην κτλ. на л. 1 Патм. Очевидно, что первоначальный список был разрознен давно, ибо римские листы известны от конца XVI в. и, по преданию, были подарены кипрскою королевой Катериной де Комано папе Иннокентию VIII (1484—J492 гг.), Лондонские находились в Англии уже в начале XVII в., Венские упоминаются в 1670 г.

Реставрируя прошлое кодекса, г. Кронин относит его расторжение ко времени около XII столетия, чрез кресто-

 

 

335

носцев, поелику пометки на верхних полях (со счетом по 50 лл.) принадлежат XII—XIII в., когда листы были собраны. Русские авторы думают, что в этой коллекции—из 427 оригинальных листов—текста было от 250 до 350 лл., но английский ученный понижает цифру до 240 лл., из коих имеется 215 лл. в Спб. и Патм., а Рим. и Лондон. в нее не входили. По указанию cod. Beratinus (в Берате или Белграде в Эпире) Ф догадываются, что манускрипт потом был снова разрознен, и в г. Ефесе оставалось лишь Евангелие Иоанна (без тетрадей Венских и Лондонских листов). Этот сборник (не позднее XVIII в.) около 1820 г. соединен с другим и—за утратою четырех листов (яко бы чрез продажу их священником-хранителем)—куплен Россией. На последнем листе переплета запись иеродиакона Герасима (ныне экзарх всей Галатии, митрополит анкирский: см. под № 30 в «Списке» при «Церковных Ведомостях» за 1899 г.) от 24 октября 1847 г. констатирует наличность кодекса в деревне Сармисахлы 4) (близь Кесарии), где в 1883 г. видел его проф. римской Collegia de Propaganda Fide Димитриади (cp. «Ἐκχλησιαστιχὴ Ἀλήθεια» за 1886 г., стр. 412). С тех пор и начинаются попытки к приобретению манускрипта, причем американцы и англичане набили цену с 400 до 1.200 фунт. (т. е. чуть не до 12 тысяч рублей). Получив сведения от русского археолога Я. И. Смирнова и ознакомившись с листком Евангелия, наш Археологический Институт в Константинополе обратился к содействию посла А. И. Нелидова, —и, благодаря щедрости Государя Императора Николая II, рукопись была куплена за 1.000 турецких лир (около 7 тысяч рублей), доставлена из Сармисахлы русским консулом в Конье А. Д. Левицким и в 1896 г. поступила в Императорскую Публичную Библиотеку, в С.-Петербурге.

Так добыто новых 182 листа в дополнение к прежним 45 или всего 227 лл. 5). Сколько было их первона-

4) Этим еще раз подтверждается критическая проницательность покойного Хорта, поелику он давно высказывал, что недостающие части N найдутся именно вблизи Ефеса.

5) Судьба остальных частей не выяснена, но русские авторы говорят («Известия» I, 162), что утраченные с 1820 г. «четыре листа ныне, вероятно хранятся у лиц, их приобретших, что точно известно относительно одного листа».

 

 

336

чально и сколько утрачено текста?—это решается с достаточною определенностью. По г. Кронину, манускрипт содержал 466 — 462 — 446 лл. 6), и—значит—мы имеем теперь больше половины текстуального содержания. Русские авторы считают 490 листов, но английский исследователь не соглашается, что каждая из 49 тетрадей была полною «пентадой» («квинтерном») из 5-ти развернутых листов или 10-ти четвертин в 20 наших страниц, касательно тетрадей 22-й и 23-й думает, что 26-й л. Пат. есть второй (а не первый) из 22-й и что из 23-й, начинающейся 180 л. Спб., утеряно лишь пять лл. (а не все десять). Гораздо важнее другое разноречие. По всем соображениям несомненно, что текст не заполнял всей рукописи и в ней были пробелы. Полагая, что каждое Евангелие писалось на новой тетради (1-й, 15-й, 24-й и 39-й) и в конце каждого были пустые страницы, русские исследователи допускают, что пять из них (при концах Евангелий) были заняты евангельскими «оглавлениями» (обрывки которых сохранились в наклейках) и остальные были украшены миниатюрами (напр., в средине рассказа о страстях Господних). В свою очередь г. Кронин принимает, что отдельное Евангелие начиналось— при предшествующей пустой — первою страницей новой тетради, но он сокращает количество пропусков, оглавления помещает в начале Евангелий и не признает существования миниатюр. Вторая гипотеза более вероятна уже потому, что едва ли все «пентады» первоначально были полными 7). Соответственно этому на 462 листа теперь приходится 227: 47 (8 + 39) на 135 Мф. (0,348), 44 (33 + 11) на 84 Мрк. (0,524), 73 (2 + 71) на 141 Лк. (0,518), 63 (2+ 61) на 102 (0,628) Ин. или всего 0,491 на 1000, т. е. немного менее половины (р. XXXII).

Таким образом текста погибло очень много, однако это

6) Эти три цифры указываются у г. Кронина безо всякого соглашения; впрочем, очевидно, что первая (р. XIV, 3) означает всю рукопись с κεφάλαια, вторая дает объем одного текста (р. ХХXII) без «оглавлений» (но с листами неизвестного содержания), и третья (р. XXVII) исключает последние.

7) По г. Кронину (р. XXX—XXXI), тетради 1—13.15—22. 24—26. 28—29. 31—36. 39—41. 43—47 имели по 10 листов (=400 лл.), 27. 30. 87—88. 42. 48 — по 8 листов ( = 48 лл.), 14. 23 и 49 — по 6 листов ( = 18), всего 466 листов.

 

 

337

явление не столь печально. В этом убеждает ближайшее выяснение положения N среди других греческих новозаветных рукописей. В числе их известно пурпуровое Евангелие Россанское (Σ), изданное профф. Оск. Гебгардтом и Ад. Гарнаком (в. «Texte und Untersuchungen» I, 4, Lpzg 1883: Evangeliorum Codex Graecus Purpureus Rossanensis), при чем была категорически высказана мысль о связи его с N. Эта идея безусловно подтверждается г. Кронином, который тщательно сличил оба манускрипта. Оказалось до 151 случая разностей (56 Мф. и 95 Мрк.), но из них 9 (2+7) простые ошибки того или другого писца и 44 (22+22) касаются лишь «итацизмов» и орфографии. Из 93-х остальных (примерно — по одному на каждую соответствующую страницу N) N в 44 (15 + 29) совпадает с textus receptus против Σ, который здесь в 20-ти (6+14) одинок и в 16-ти (6+10) сходится только с немногими кодексами. В свою очередь Σ в гармонии с textus receptus 45 (15 + 30) раз, из коих в N 18 (5+13) свойственны исключительно ему и 14 (6 + 8) имеют мало союзников. Оба разногласят между собою и с text. rec. в Мрк. V, 36. VIII, 25. XIV, 36. 40. Впрочем, и в этих примерах находим ассимиляции (22) с ближайшим и сродным (5+17), влияние параллелей (6 + 18), опущения или прибавления (5+13) неважных слов (18), мелкие изменения по контексту в них (2 + 4) или в распорядке (2 + 6), 5 сомнительны; другие разъясняются удовлетворительно естественными догадками о побуждениях и основаниях копиистов. Следовательно, N и Σ, будучи взаимно независимы, отсылают к общему первоисточнику (р. X. XLII sequ. LUI), который не устраняется и вторичными поправками (около 63), потому что для них тоже не требуется различного оригинала 8).

Эти наблюдения способствуют выяснению всех условий происхождения N. Касательно местности с значительною уверенностью догадываются, что это был Константинополь, куда— приблизительно—возводятся родственные Σ и Ф:—первый по связи Калабрии с данным городом, второй на основании тра-

8). Г. Кронин не без права думает, что оригинал, с которого скопирован N, не был пурпуровым кодексом точно такого же стиля (р. XLVIII, з: «was not а purple codex of the exact style of N»).

 

 

338

диции, которая—по странной иронии—усвояет его св. Иоанну Златоусту, хотя он не дорожил подобными списками и пренебрежительно смотрел на их владельцев 9). Роскошь манускрипта вынуждает думать о предназначении его для частного богача или особо состоятельной видной церкви столицы.

Время появления несколько загадочнее, и палеография помогает тут весьма мало. Пергамен отличается редкою тонкостью, почему чернила часто просвечивают, и даже трудно разобрать, которая сторона выглаженная. Он окрашен пурпуром и иногда сохранился почти в первичной неприкосновенности — преимущественно в С.-Петербургском кодексе, где лучше всего листы 41—43. 46—48. 139 —165. Текст писан серебром, а золото употребляется лишь для священных имен сокращенного начертания и в немногих других местах (напр., у Лк. XII, 36. Мф. XIII, 51). По внешности кодекс представляет прекрасный образец древнего письма, но самое это качество — по его исключительности — есть плохой хронологический руководитель, ибо на богачей закона и времени нет... Не совсем надежны и другие признаки. Оригинальные листы — приблизительно — были по размеру в 34 + 29 сант., на каждой странице по две колонны (в 23,2 + 10,3 сант. с пробелами в 1,9 сант.) в 16 строк (при промежутках между ними в 7 миллим.) по 10—12 букв. Большие буквы при началах отделов выдаются за черту столбцов и вдвое больше обычных. На краях были нанесены Аммониевы главы с Евсевиевыми канонами, а внизу или вверху писанные золотом (— кроме цифр—) «титлы», три образца коих по счастью сохранились доселе. Письмо унциальное и, в общем, сплошное — с перерывами при начале перикоп. Встречаются одна и две точки и ударения, при чем точка над буквами применяется для дыхания, для акцентов, в качестве слогоразделителя (диерезиса) и для иных целей; точки с запятой и коммы не замечено. В характере букв, аббревиатурах и правописании (итацизмы) не оказывается специальных особенностей. Все это свойства не решительные, и Гардгаузен говорит, что при таких рукописях «можно спрашивать не о том, как они стары, но насколько молоды». В

9) См. в нашем исследовании «греческого Евангелистария» прим. 32-е на стр. 228—229.

 

 

339

науке для них известны следующие даты: конец IV-го — начало V-го в. (Хорн), VII—VIII-й в. (Шольц), V-й в. (Каслэй), VI VII-й в. (Тишендорф). Для N больше наклоняются к VI в., и, соглашаясь с русскими авторами, г. Кронин приурочивает его к самому началу VI-го в. (even somewhat early sixth Century), считая несколько равнейшим Россанского кодекса (р. IX, XV, XL).

Возраст во всяком случае почтенный, невольно обращающий внимание на текст, потому что от VI в. имеется лишь около 10—12 унциалов (D1 N P1 R Ζ Σ Ф для Евв., D1 E2 для Деян, и соб. посланий, D2 Н3 для Павловых посланий).

Новооткрытая часть содержит:

Μф. I, 24—II, 7 (л. 44). II, 20—III, 4 (л. 45). VI, 25— VII, 15 (л. 11—13). VIII, 1—23 (л. 14—16). VIII, 31 — X, 28 (л. 17-25). XI, 4—XII, 40 (л. 26 — 33). XIII, 4— 37 (л. 34—37). XIII, 41— XIV, 6 (л. 38 — 40). XIV, 31 — XV, 14 (л. 41-42). XV, 30 — 38 (л. 43). XVIII, 5 — 25 (л. 46—48). [XIX, 6 — 13: Ват. 1. XX, 6—22: Ват. 2 — 3]. XX, 22—29 (л. 181). [XX, 29 —XXI, 19: Ват. 4—6. XXVI, 57—65; XXVII, 26 — 34: Лонд. 1—2.]

Мрк. V, 20—VI, 53 (л. 1-10). [VI, 53—VII, 4; VII, 20—VIИ, 32; IX, 1—X, 43; XI, 7—XII, 19; XIV, 25 —XV, 23: Патм. 1—33.] XV, 33—42 (л. 180).

Лк. II, 23—IV, 3 (л. 49—56). IV, 19—26 (л. 57). IV, 36—42 (л. 58). V, 12 — 33 (л. 59—61). IX, 8 — 20 (л. 66—67). IX, 28 —35 (л. 68). IX, 58—X, 4 (л. 62). X, 12 — 34 (л. 63 — 65). XI, 14 — 23 (л. 179). XII, 12— 20 (л. 182). XII, 29—XVIII, 31 (л. 69—97). XIX, 17— XX, 30 (л. 98—104). XXI, 22—XXII, 49 (л. 105— Ш). XXII, 57—XXIII, 41 (л. 112 — 117). [XXIV, 13—21. 39 — 49: Венск. 1—2.]

Ин. I, 21—40 (л. 118 119). II, 6—III, 14 (л. 120 123). III, 22—29 (л. 124). IV, 4—V, 2 (л. 125 — 130). V, 10—19 (л. 131). V, 26—VI, 30 (л. 132—137). VI, 39—49 (л. 138). VI, 57—IX, 32 (л. 139—155) [XIV, 2—10; XV, 15—22: Лонд. 3-4.] XVI, 15-ХXI, 20 (л. 156 — 178).

Из этого перечня ясно, что С.-Петербургские листы значительно восполняют прежние пробелы оригинального содержания,

 

 

340

но и во всей наличной совокупности N дает нам собственно третье и четвертое Евангелия, мало сохранив из Мф. и Мрк. Вот здесь-то и важно его сродство с Россанским списком, поелику последний заключает в себе именно первых двух синоптиков. Значит, утрата для науки не очень тяжелая, и характер всего текста восстановляется с достаточною отчетливостью.

Для выяснения критического достоинства у г. Кронина даются следующие указания. Σ смешанного качества, и это— по словам Гебгардта—«для чистоты текста в кодексе Россанском результат неблагоприятный». Тоже верно и для Np. р. X). Он согласуется с א (синайским в Спб.), С (Парижским Ephremi Syri), D1 (Кембриджским Безы), Δ (Sangallensis), со списками Ферраровой группы, но не мало и таких примеров, где совпадения простираются на многие лучшие унциалы, как—частью—это наблюдается еще в корректурах. Отсюда г. Кронин выводит (р. LXIII LXIV): «Ценность N и Σ состоит собственно не в важности поддерживаемых ими чтений. Верно, что эта рецензия подкрепляет значительное число чтений лучших унциалов; верно и то, что для некоторых чтений она единственный свидетель, а для других, известных по переводам и позднейшим греческим экземплярам, единственный греческий свидетель древности. Однако и эти чтения не имеют большой важности или не обладают принудительными свойствами подлинных. Достоинство данной рецензии ограничивается тем, что она бросает свет на историю текста. В ней существует достаточно чтений, отвергнутых позднейшими унциалами и курсивами, и несколько (чтений) намеренно устранено корректором в пользу других, сделавшихся потом популярными. Это обнаруживает, пред нами стойкость древнего текста в защите своей самобытности и те способы, какими она была сломлена и лучшия чтения изъяты из обращения. Различия от оригинального прототипа (особенно, единичные чтения этой рецензии) показывают и умственные течения, наклонявшие к воспроизведению позднейшего текста. При явной ошибочности некоторых — многие свидетельствуют о стремлении к гладкости (изложения) и согласованию (содержания). Пожалуй, можно бы пойти дальше и выразить предположение, что недостаток здравого суждения в предпочтении этих качеств пластической силе оригинала

 

 

341

сказывается всюду и должен быть почитаем в числе причин беспокойства, какое—насчет морали и доктрины—вызывали раннейшие владельцы таких манускриптов у св. Златоуста и блаж. Иеронима» 10).

Г. Кронин хочет видеть в N одного из свидетелей борьбы первичного текста с позднейшим (общераспространенным или церковным) и потому усердно умаляет силу его индивидуальных особенностей, чем прямо возвышается аутентичность чтений унциальных (критических). Здесь автор всецело держится господствующих критико-текстуальных теорий, но аргументы его далеко не убедительны. Согласие синоптических рассказов обыкновенно усвояется гармонистическим стараниям разных справщиков, портивших исконные оригиналы, между тем это идея ложная и Provost, George Sаlmоn прекрасно раскрыл, что для первых трех Евангелий в сходных отделах вероятнее первоначальность чтений созвучных (см. его книгу Some Thoughts on the Textual Criticism of the New Testament, London 1897). Поэтому необходимо ослабляются все параллели г. Кронина; вместе с этим падает и странная догадка его касательно Златоуста и Иеронима, при чем они т коим образом не служат союзниками маюскулов, а первый резко выдвигается у Весткотта и Хорта в качестве поручителя и сторонника «сирской» ревизии новозаветного текста— с произвольными (яко бы) исправлениями его на «церковный» тип. По отмеченным причинам примеры совпадений N с унциалами несправедливо выдавать за единственные остатки неповрежденной старины, относя на долю личных новшеств его индивидуальные отличия, которых даже больше. Во всяком случае оба ряда по критической энергии равноправны, а второй, естественно, имеет преимущественную ценность.

Опустив этот существенный момент, г. Кронин взглянул на дело односторонне и не взвесил объективно самого главного в предмете. Отсюда специальные чтения рецензии потеряли у него всякое критическое значение, тогда как они бесспорно, принадлежат к VI-му в. и скорее могут способствовать отрезвлению от психопатии критического унциа-

10) Для Иеронима см. в нашем исследовании «греческого Евангелистария» на стр. 230, а касательно св. Златоуста ср. указание выше в прим. 9-м (на стр. 338).

 

 

342

лизма, чего мы ожидали и раньше (см. «Христианское Чтение» 1897, № 7, стр. 151). Легко убедится в этом по сличению таблиц чтений, собственных одним N и Σ или при немногих других манускриптах, по славянскому переводу Мрк., который заимствуем из критического издания проф. Г. А. Воскресенского (Сергиев Посад 1894).

Для первой группы имеем:

VI, 35 προσῆλθον... λέγοντες (вм. προσελθόντες... λέγουσιν, LTrWHNestle ἔλεγον) Б. А 9.10 приступиша... и глаголаша, в Г опущено «и».

VI, 47 ὀψίας δὲ (вм. καὶ ὀψίας) ср. Г и вечеру же.

IX, 19 λέγει αὐτῳ cp. А9 глагола ему, А2.13 из рече им, А37 рече ему.

IX, 21 τὸν πατέρα αὐτοῦ Ἰησοῦς ср. А (кроме А2 ) и Б и вопроси Иисус отца его.

X, 30 καὶ πατέρας καὶ μητέρας А. Г отца и матере, Б отца и матерь.

XI, 32 ὡς προφήτην (без ὄντως) А (кроме А9. 11) яко пророка, А10 яко пророк бысть.

XII, 1 λέγειν αὐτοῖς ἐν παραβολαῖς А 38 глаголати им притчами.

XII, 7 ἴδόντες αὐτὸν А (кроме A6.7.8.) и Б видевше и.

XIV, 27 γέγραπτε(αι) γὰρ (вм. ὅτι γ.) А. Б и Г писано бо есть.

XIV, 70 δηλοῖ (вм. ὁμιάζει) А20 яве тя творит.

Во втором разряде находим:

V, 21 πρὸς αὐτὸν Б1 собрася народ мног к нему.

V, 27 εἰς τὸν ὄχλον Б в народе (Воскресенский 175 прим.).

V, 28 ἔλεγε γὰρ ἐν ἑαυτῇ Б глаголаше бо в себе.

VI, 9 ἐνδεδύσθαι Б (кроме Б30. 33) и Г и не облачитися.

VI, 13 ἐθεραπεύοντο А11. 25. 39 и Г исцелеваху.

VI, 14 αἱ δυ(νά)μεις ἐνεργοῦσιν А. Б и Г силы деются.

VI, 45 αὐτὸν (после προάγειν) А и Г варити и,—его.

VII, 32 τὰς χεῖρας А12 руце.

VIII, 7 αὐτὰ εὐλογήσας А (кроме А38), В1. 2 и Г и ты— и тыя—и сия благословив.

 

 

343

VШ, 28 ἄλλοι δὲ ἡλίαν А2 (13. 14. 19. 24. 26. 37), Б (Б 1. 4. 5.7. 17. 19. 20. 23. 26. 31. 32. 40 с добавлением: ини[же] Иеремию) ови же — ини же Илию.

IX, 7 ἐγένετο δὲ А и Б бысть же.

IX, 13 ὅτι ἡλίας А. Б. В и Г яко Илия.

IX, 21 ἄφ οὗ А. Б. и Г. отнележе.

X, 27 τοῦτο ἀδύνατον А (кроме А 5. 6. 10) се не возможно.

XI, 15 ἔρχονται πάλιν А (кроме А6—8) и Б и придоша паки.

XI, 15 τὰς τραπέζας τῶν κολλυβιστῶν ἐξέχεεν ср. А 20 и доски им испроверже.

XI, 32 φοβούρεθα Α7. 38 боимся.

XII, 1 ἄνθρωπος ἐφύτευσεν ἄμπελῶνα А 20 и Б 5 человек (некий) насади виноград.

XII, 2 δοῦλον τῷ καιρῷ А и Б раб-рабы во время.

XII, 14 приб. εἰπὲ οὖν ἡμῖν A9. 20 и Б рцы убо нам.

XIV, 32 ἄπελθὼν (после ἕως) А. Б и Г дондеже шед.

XIV, 50 τότε οἱ μαθηταὶ ср. Б46 и тогда вси ученицы.

XIV, 64 αὐτοῦ (после τῆς βλασφημίας) ср. А (кроме А 1. 5. 10. 11) и Б его беззаконно разуменье,—его хульны глаголы.

XIV, 64 δοκεῖ (вм. φαίνεται) А 11. 32 и Б 2.13.14. 47 что вам се (что ся вам) мнит.

XV, 1 ἀπήγαγον (вм. άπἡνεγκαν) А. Б. В и Г ведоша.

Почти всюду, где сравнение возможно, славянский перевод близко подходит к N и Σ. Это наблюдается и в ново открытой части пурпурового кодекса.

Мрк. X, I ἦλθεν (вм. ἔρχεται) А. Б. В (кроме В 1. 2) и Г приде.

X, 4 ἀπολῦσαι αὐτὴν А пустити ю.

XII, 16 τίνος ἔστιν εἰκών А (кроме А38) и Б1 чий есть образ.

Приведенные сближения важны прежде всего в том отношении, что они ограждают достоинство славянского перевода, возводя его индивидуальные отличия далеко за грань IX в. 11). Но есть здесь и другая сторона, интересная для специальных целей нашей речи. Отсюда открывается, что N и Σ со своими частными чтениями совсем не столь одиноки, а этим существенно колеблется унциалофильская мысль г. Кронина, будто общепринятый церковный текст возник из про-

11) Ср. у нас в книге о «греческом Евангелистарии» на стр. 234 сл.

 

 

344

невольных операций благочестивых справщиков над исконным типом. По соображениям автора, и корректор 12) N мотивировался такими же тенденциями. Однако точное рассмотрение представленного (р. LXII LXIII) списка совсем не подтверждает подобного заявления. Кроме несомненных ошибок (Мф. XI, 22),—в нем видим такие случаи: 1) исправления беспримерные в текстуальном аппарате (Мф. XXVII, 33. Лк. XX, 24. Ин. IV, 27. VIII, 42), 2) совпадения с большинством манускриптов (Мф. ХVIII, 10. ХXVI, 60. Лк. IX, 31. XXIV, 13. Ин. I, 27 [в двух местах]. IV, 53), — 3) со многими унциалами (Мрк. IX, 23. X, 19. Ин. VII, 39), — 4) со всеми кодексами (Лк. Ш, 35. Ин. VI, 27. VIII, 44. XX, 10), — 5) с немногими курсивами (Лк. V, 19. Ин. XIX, 5). Из этих рубрик не подходят к идее г. Кронина: 1-я, ибо она не оставила следов в текстуальном предании, 2-я и 4-я — по обычности в нем разумеемых фактов. В пользу ее говорит только 5-я, но количественно и качественно (πῶς вм. ποίας и αὐτοῖς после πιλάτος) она ничтожна и безусловно подавляется 3-ею, где замечается прямой наклон к унциалам и где — в свою очередь — солидарен с нею перевод славянский (πιστεῦσαι после δύνῃ] у Марк. IX, 23 А. Б. В и Г: можеши веровати; приб. ἀποστερήσῃς у Мрк. X, 19 А 5 — 8. 10. 11. 18. 20: не обиди). Таким образом и писец и корректор вовсе не страдали ненавистью к маюскулам или влечением к минускулам, почему весь текст N и Σ является свидетелем общей, а не субъективно частной, текстуальной традиции. По нашему мнению, в этом именно и заключается преимущественное значение нового кодекса, так как, подкрепляя распространенный тип, он сглаживает крайности критического унциалофильства, вводит в аппарат «церковные» чтения с достаточным правом голоса и тем способствует выработке более трезвых и беспристрастных методов реконструкции—вопреки беспринципности Тишендорфа и искусственно-гипотетической запутанности Весткотт-Хорта 13).

12) Нужно заметить, что — по мнению г. Кронина — он совпадает с писцом, и весь кодекс есть произведение одной руки— за исключением разве ἑρμηνευόμενον (вм. λεγὁμενον) у Мф. ХXVII, 33 (р. XL-XLI).

13) Подробнее см. об этом в нашем исследовании «греческого Евангелистария» на стр. 208 сл.

 

 

345

Во всяком случае критическая ценность столь роскошного нового приобретения бесспорна 14), и его надлежащему применению не мало содействует труд г. Кронина. Введение написано старательно и тщательно, не лишено многих серьезных наблюдений в деталях и показывает хорошую школу. Но сведения касательно внешней стороны манускрипта не обогащают нас существенно по сравнению с данными русских авторов и не имеют влияния в вопросах текстуальных, хотя поправки, в общем, справедливы и заслуживают внимания. В собственно критическом разборе взята лишь часть сложной задачи, однако и она не выполнена удовлетворительно в самом дорогом пункте, затемненном тенденциозными суждениями. Поэтому несомненное достоинство остается только за изданным текстом. Здесь нельзя не пожалеть, что во всей книге нет какого-либо снимка, между тем он был бы весьма интересен для наглядного представления о кодексе и для понимания спорных мест. Автор говорит (р. XXXIX): «я не даю факсимиле, поелику превосходное воспроизведения Венских листов доступно в издании Венского Бытия», но 1) С.-Петербургская рукопись сохранилась лучше других фрагментов и 2) все-таки она не везде ясна, почему сам г. Кронин скорбит (р. XLVII13), что не может апеллировать к читателю в рассмотрении характерного чтения Мф. XI, 27 (ουδεις επιγνωσκει τονπρα ει μη о υς ουδε τον— υν τις έπιγνωσκει ει μη о—πηρ). Конечно, должно надеяться на точную репродукцию всего манускрипта, который Ватиканская библиотека считает перлом своих сокровищ, если почтила юбилей папы Льва XIII царски- роскошнейшим изданием своих пурпуровых листков (Roma 1888). Только когда же это будет и скоро ли для сего явится к нам новый Тишендорф, ибо без него мы, кажется, будем «неподвижими от упования», как не могли обойтись без англичанина при начале дела?.. За всем тем текст представлен удовлетворительно. Автор собрал все, что имеется из N, и расположил последовательно, отметив на полях соответствующие источники. Листы С.-Петербургские и Лондонские сверены им самолично и сомнительные случаи везде обозначены, а Венские и Потмосския чтения

14) Г. Кронин полагает (р. XXVIII, г), что в N не было Мф. XII, 47 и Лк. IX, 56, но Мф. XVII, 21 в нем находился.

 

 

346

взяты из лучших изданий и вторые частью (для лл. 4 г. и 8 v.) сличены по оригиналу. Под строкой — небольшие необходимые замечания и—что уместно и полезно — все варианты Σ. В конце — сверка С.-Петербургского пурпурового манускрипта, писанного яко бы императрицей Феодорой (Petrop. VI. 470. Tischendorf 2pe, Gregory 565, Westcott and Hort 81, Scrivener 473).

Все это выполнено удачно и облегчает критическую разработку, которая—думаем—и не замедлит.

Н. Глубоковский.

Спб. 1899, VI, 1—4.


Страница сгенерирована за 0.1 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.