Поиск авторов по алфавиту

Автор:Тареев Михаил Михайлович, проф.

Тареев М. М. Ответ г. Торопову

IV.

Ответ г. Торопову.

(Богосл. Вест. 1904 июль-авг.).

В защиту «принятого и обычного» изъяснения Иоан VIII. 44 —К. Торопова.

Когда в Октябрьской книжке «Богословского Вестника» за прошлый год прочитал я изъяснение Ин. VIII, 44; так тогда еще хотел было

1) Ср. 1 Ин. 1, 10; V, 10; также 11, 4; IV, 20.

2) Кажется, и Богдашевский по такому же недоразумению ссылается на славянский перевод. 

 

 

173

указать проф. Тарееву на серьезное его недомогание в греческом языке. Теперь, когда, и после указания проф. Богдашевским «ненатуральности» предложенного им изъяснения, он продолжает отстаивать свой перевод, приемлю смелость указать допущенные им погрешности.

Он погрешает совсем против элементарных правил грамматики. Он глубоко заблуждается, когда и в майской книжке настаивает, что «в греческом ψεύστηςупотреблено без члена, а πατὴρ с членом и потому эти два слова не могут быть одинаковыми частями одного предложения, и именно двумя сказуемыми». Но по законам греческого языка из двух сказуемых одного предложения одно может быть без члена, а другое с членом: и это бывает всегда, если после другого существительного стоить родительный падеж местоимений личных и местоимения αὐτός (как это и есть в Ин. VIII. 44). В грамматиках, обыкновенно, в том-же самом параграфе, где идеи речь об употреблении члена, говорится также, что родительные надежи местоимений личных и местоимения αὐτός, если находятся после имени существительного, употребляются всегда с членом, причем член ставится пред существительным и в греческом языке никогда и нигде нельзя встретить выражения: πατήρμου,—αὐτοῦ, а непременно: πατήρμου,—αὐτοῦ (вм. πατήρμοῦ,— αὐτοῦ). И в Ин. VII. 44 пред πατήρ стоит член не потому, что это слово—подлежащее, а потому, что после него есть родительный падеж местоимения αὐτός,—что без члена это слово не могло быть употреблено, не смотря на то, что в предложении является сказуемым.

Не лучше обстоит дело и с союзом ὅτι. Совершенно верно, что союз ὅτι значит «что» и «потому что», но в тексте всегда можно найти указание, в каком значении этот союз употребляется. Ведь, и в русском языке характер предложений определяется не союзами, а более существенными признаками, и часто одними и тени-же союзами начинаются совершенно различные предложения… Обыкновенно, ὅτι в значении «что» вводит повествовательные предложения: между тем—предложение ...лжец и отец его» такого характера не имеет. —Если бы это предложение было дополнительное, то оно было-бы выражено чрез инфинитивный оборот, так как дополнительные предложения, зависящие от глаголов говорить, думать (verba dicendi, existimandi), выражаются посредством асс. с. infinit. Достойно внимания и то, что в главном предложения глагол λαλεῖ повторяется, значит—естественнее относить к нему то же дополнение, что и в первом случае (ψεῦδος), а не новое,—даже целое предложение; новое дополнение было бы поставлено и в зависимость от нового глагола (напр. Λέγει) .

Неправильно толкует проф. Тареев и местоимение αὐτοῦ, переводя его местоимением притяжательным; тогда как здесь αὐτοῦ не притяжательное местоимение, а родительный падеж личного местоимения третьего лица. В греческом языке выражение: στέργει τὸν ἐαυτοῦ(αὐτοῦ) переводится: он любит своего отца; а выражение: 

 

 

174

στέργειτὸν πατέρααὐτοῦ переводится он любит его (чужого, и ??сего) отца. Если бы Ин. VIII. 44 имело смысл, навязываемый ему проф. Тареевым, то там стояло бы не αὐτοῦ, а или αὑτοῦ (с густым. дыханием) и притом это ἑαυτοῦ или αὑτοῦ стояло бы между членом и существительным (и такое правило есть в греческих грамматиках!), а не после существительного. По правилам греческого языка под πατὴρ αὐτοῦ в Ин VIII, 44 нужно разуметь чьего угодно отца (в данном случае—отца лжи), но только не лица, высказывающего это (в данном случае—отца диавола), а проф. Тареев придаст ему то значение, которого единственно оно иметь не может.

Кроме всего этого, перевод, предложенный проф. Тареевым: «когда он (диавол) говорит эту ложь, от себя говорит он что лжец и Отец его» не то, чтобы «ненатурален», а прямо-таки бессмысленный Союз и—союз соединительный (и иногда усилительный), а между тем в его переводе он ничего не соединяет и ничего не усиливает; союз и имел бы место, если бы раньше был признан лжецом кто-либо другой, но раньше этого сказано не было. Как можно сказать: «и он неправ», не сказавши этого о ком-нибудь другом? Да и мог ли диавол когда-нибудь и где-нибудь сказать про себя, что он лжец? Между тем при «обычном» переводе союз и уместен и необходим, «потому что он лжец и (+) отец ее (т. е. лжи, как для устранения лжетолкований сказано в синодальном переводе).

Сказанное о члене в πατὴρ αὐτοῦ не отвечает моей аргументации. Вопрос не о том, почему при πατὴρ αὐτοῦ стоит член, дело не в этом выражении,—дело в сочетании ψεύστης καὶ πατὴρ αὐτοῦ, вопрос в том, почему в этом сочетании при одном существительном стоит член, а при другом нет. Мы должны иметь в виду ту часть греческой грамматики, которая говорит об употреблении члена при однородных частях предложения. Дело в том, что греческий язык имеет тенденцию уравнивать в отношении к члену однородные части предложения. Что это означает, рассмотрим на примерах. У Mф. X, 37 φιλῶν πατέρα μητέρα κτλ, у Лк. XIV, 26 οὐ μισεῖ τὸν πατέρα ἑαυτοῦ καὶ τὴν μητέρα. Почему μητέρα у Мф. без члена, а у Луки с членом? Ответ: потому что у Мф. предшествующее литера без члена, а у Лк. предшествующее τὸν πατέρα αὐτοῦ с членом. Сказать τὸν πατέρα αὐτοῦ καὶ μητέρα или πατέρα καὶ τὴν μητέρα —это резало бы ухо. Также Рим. I, 7 ἀπὸ θεοῦ πατρὸς ἡμῶν, 2 Фесс. I, 1 то же; 1 Тим. I, 1 θεοῦ σωτῆρος ἡμῶν. Здесь πατρὸς ἡμῶν и σωτῆρος ἡμῶν—без члена, потому

 

 

175

что предшествующее θεοῦ без члена. Соглашаюсь, что эта тенденция греческого языка выражается сложным законом, допускающим много исключений. Но мы имеем в виду частное применение закона—к нескольким сказуемым одного предложения, и утверждаем, что если бы и ψεύστης и πατὴρ αὐτοῦ были двумя сказуемыми одного предложения, то (в силу указанной тенденции) или при обоих не стояло бы члена или при обоих стоял бы член. В этом случае мы можем сослаться на то, что в Н. З. нет примера, когда бы из двух сказуемых-существительных одно имело бы член, а другое не имело бы члена, так что наш пример, при обычном понимании, оказывается странным исключительным случаем, что и отмечается грамматиками новозаветного языка. Так в Grammatikdesneut. SprachidiomsvonWinerLünemann (7 изд.) сказано на стр. 109: Einmal sind im PrädikatSubst. mit und ohne Art. verbunden Io. 8, 44 ὅτι ψεύστης ἐστι καὶ πατὴρ αὐτοῦ, т. e. единственный раз из двух сказуемых-существительных одно стоит без члена, а другое с членом. Но очевидно, эта странность получается лишь оттого, что неправильно принимают о πατῆρ за сказуемое,—примем его за подлежащее, и странности не будет.— Что для греческого уха в сочетании ψεύστης καὶ πατὴρ αὐτοῦ первое существительное неотразимо звучало как сказуемое, а второе как подлежащее, это легко подтвердить. Так у Игнатия Бог. читаем: ἐάν τις θεὸν νόμου καὶ προφητῶν κηρύττῃ ἕνα, χηιστὸν δὲ ἀρνῆυαι υὑοὶν εἶναι θεοῦ, ψεύστης ἐστὶν ὡς καὶ πατῆρ αὐτοῦ διάβολος. У Епифания: ὑμεῖς υἱοί ἐδτε τοῦ πατρὸς ὑμῶν τοὺ διάβολου, ὅτι ψεύστης ἐστιν, ὅτι πατὴρ αὐτοῦ ψεύστης ἦν... ὅνι καὶ πατὴρ αὐτοῦ ψεύστης ἦν. (См. И другие примеры y Тишенд.). Из этих же примеров видно и то, как понималось значение союза καὶ (ὡς καὶ). Конечно, эти примеры не могут служить богословским подтверждением нашего понимания, но речь теперь не об этом,—в качестве же филологической справки они дают непоколебимые основания для того перевода, который я предлагаю.

Что значит ὅτι при глаг. λαλεῖν, об этом в GrammatikdesNeutestamentlichenGriechischvonF. Blass (2 изд. 1902 г.) мы читаем на стр. 237: Die Verba des Sagens, Anzeigens usw. habeninweitestemUmzangeὅτι mitVerb, finit., т. e. в новоза-

 

 

176

ветном языке глаголы с значением говорить, объявлять и т. д. имеют при себе по большей части союз ὅτι с verb. finit... Seltenλαλεῖν ὅτι H. 11, 18, nie dies Verb, mit Akk. u. Jnf., T. e. редко (среди глаголов с этим значением употребляется) λαλεῖν ὅτι Евр. XI, 18, никогда этот глагол не употребляется с асс. et infin.

Относительно αὑτοῦ и αὐτοῦ в грамматиках новозаветного языка разъясняется их безразличное употребление. Параграф об этом в Grammatikdesneut. SprachidiomsvonWiner-Lünemannна стр. 144 заканчивается такими словами: EssolltedaherauchimN. Г. die Wahl zwischenαὑτοῦ и αὐτοῦ dem besonnenenUrtheilderHerausgeberüberlassenwerden, T. e. начертание αὐτοῦ или αὑτοῦ должно быть предоставлено соображению издателей. Можно указать поучительные примеры. Так Мф. XVI, 25 след. (и пар.): кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее и т. д. ὃς ἐὰν θέλῃ τὴν ψυχὴν αὐτοῦ σῶσαιἀπολέσῃ τὴν ψυχὴν αὐτοῦ и т. д. Или Лк. XIV, 26 след. Кто не возненавидит отца своего... и самой жизни своей... и не несет креста своего: οὐ μισεῖ τὸν πατέρα ἑαυτοῦ... τὴν ἑαυτοῦ ψυχὴν... τὸν σταυρὸν ἑαυτοῦ... Мф. X, 38 τὸν σταυρὸν αὐτοῦ... τὴν ψυχὴν αὐτοῦ (Текст приводится по Тишендорфу).

Так легко устраняются недоразумения г. Торопова простою справкой с грамматиками греческого новозаветного языка, который имеет свои особенности.

Печально не то, что г. Торопов не знает этих особенностей, а печально то, что для него вся мудрость заключена в семинарских учебниках.


Страница сгенерирована за 0.2 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.