Поиск авторов по алфавиту

Автор:Соловьев Владимир Сергеевич

Соловьев В.С. Вопрос о самочинном умствовании Л. Тихомирова, Духовенство и общество в современном религиозном движении. 1893

Вопрос о «самочинном умствовании».

Л. Тихомиров, «Духовенство и общество в современном религиозном движении».

1892

___

Вопрос этот, поставленный ныне на очередь самобытным развитием русского сознания, имеет уже свою историю. Почва для его возникновения в нашей литературе была подготовлена профессором Владиславлевым, который в своей философии о рангах установил принцип чинопостепенности в значении истины всех истин. Но профессор Владиславлев, как настоящий Гегель здешних мест, возвел только на высоту логической формулы то действительное сознание, которое господствовало в чиновном мире Коломны и Песков; из этой общей формулы он не делал никаких определенных выводов сокрушительного свойства. Переход в область «конкретного» был совершен недавно мыслителем того же направления, но другого темперамента, — именно, Г. Д. Щегловым, который жестоко обличал разных вольнодумных литераторов, в особенности Гоголя, Достоевского и Льва Толстого, за то. что «не по чину берут»: будучи людьми совершенно партикулярными, они не довольствуются тем, что своими «мерзкими» романами вводят в соблазн даже генералов и высших духовных особ, но дерзают ,еще вмешиваться в вопросы государственные и религиозные, выступая какими-то пророками и учителями. Обличения г. Щеглова были сокрушительны, но несколько односторонни: им подвергались безнравственные романисты да еще почему-то те лица, которые непочтительно отзывались о собственных произведениях г. Щеглова. Между тем настоящая всесторонняя

476

 

 

постановка нашего вопроса уже была (как и многое другое) художественно провидена покойным Салтыковым. В его «Пошехонской старине» кто-то утверждает, что особы, достигающие высшего духовного сана, обязаны будто бы проклинать «всех партикулярных вообще». Я не знаю, какого сана достиг г. Лев Тихомиров, но во всяком случае ему принадлежит заслуга вполне серьезного и пространно мотивированного применения того принципа, который мимоходом был предуказан нашим Щедриным. «Все партикулярные вообще должны быть прокляты за самочинное умствование» — вот идея г. Л. Тихомирова. Частные люда неспособны сами по себе, внутреннею работою своего духа, достигать истины и добра, а должны безусловно подчиняться в этом отношении руководству «законных пастырей», или «пойти на выучку к духовенству», как выражается г. Тихомиров. Только духовенство обладает истиной, «знает веру» и носит в себе вековую церковную мудрость — оно одно только составляет саму церковь in concreto. «Нашему образованному обществу, — говорит г. Тихомиров, — нужно поэтому искать помощи извне (курсив его), самостоятельно, добровольно подчинившись оздоравливающему влиянию церкви, или, говоря конкретны, — духовенства» (курсив его)1. А так как «наше образованное общество» ищет религиозной истины помимо официального руководства, так как оно предается «самовольной и самочинной работе духа» и стремится «умствовать» вместо того, чтобы просто и «скромно подчиняться», — то г. Тихомиров и подвергает его безусловному осуждению, безо всяких даже смягчающих обстоятельств. Он проклинает уже не одних известных романистов, как его предшественник г. Д. Щеглов, а прямо — всех партикулярных вообще, без различия профессий и убеждений. Он осуждает «современное религиозное движение» не за то, что выдвинутые им идеи ложны по своему содержанию (этого содержания он не касается ни одним словом), а единственно только за то, что в нем проявляется самостоятельная работа духа, а не простое подчинение официальному авторитету. Не упоминая ни единым словом о существенном содержании религии вообще и христианства в особенности, г. Тихомиров определяет религию с внешней и случайной стороны, как искание знамений (по евангельскому выражению) или, по его соб-

______________________

1 «Русское Обозрение», №9, стр. 239.

477

 

 

ственному выражению, как подчинение Богу в том (внешнем) проявлении, «какое угодно было Ему дать», или в котором Ему «угодно было Самому показать Себя»; а такое проявление дано именно в духовенстве, как уверяет г. Тихомиров. Вот его слова: «Для восстановления правильного развития нашему обществу необходимо воспитание чувства вины и стало быть отрешение от умствований, от глубоко-ошибочной привычки рассудком самочинно искать религиозной истины. Первый акт стремления к культуре чувства веры есть скромное обращение за научением туда, где Богу угодно было Самому показать Себя, т. е. в Церковь (какую?), к духовенству, которому вверено научение»2. Выходить так: человек, у которого еще нет настоящей веры, который нуждается еще в воспитании чувства веры, должен прежде всего обратиться к духовенству, потому что в нем Бог Сам показал Себя; значит, сначала нужно поверить в духовенство, а потом уже от него получить и веру в Бога. Но г. Тихомирову следовало бы показать, по какому чувству и вообще на каких если не логических, то психологических и нравственных основаниях человек, не верящий или плохо верящий в Бога, может серьезно и искренно поверить в благочестивый характер духовенства и при том именно этого определенного? Вместо того, чтобы как-нибудь разъяснить эту несообразность, к которой привело его собственное самочинное умствование, он предпочитает изливать свое негодование на всякое умствование вообще, на всякое «партикулярное» рассуждение о религиозных предметах. «В истории воссоединения образованного общества к христианству (?) — говорит он, — учительство мирян почти заслоняет церковь3. Миссионерами общества с самого начала являются: журналисты, романисты, «вольные пророки». Это ненормальное явление доходит до таких размеров, что в религиозных спорах иного интеллигентного кружка не услышишь других ссылок, как на Хомякова, Достоевского, Леонтьева, Соловьева и т. д. Словно они имеют хотя тень церковного авторитета!»4. Что значит это восклицание? Если, как надо надеяться, эти «интеллигентные» беседы происходили не в городской больнице св. Пантелеймона, то, конечно, никто из собеседников не приписывал

____________________

2 Там же; курсивы — г. Тихомирова.

3 Значить миряне — вне церкви?

4 «Русское Обозрение», стр. 225.

478

 

 

названным писателям собственно церковного, иерархического авторитета. Значит, г. Тихомиров негодует на то, что миряне в частных разговорах о религиозных предметах ссылаются на мнения светских писателей. Это очень строго. Через страницу г. Тихомиров проявляет еще большую строгость; он осуждает даже простое чтение этих писателей: «Общество читает гг. Достоевских5 и Соловьевых, а о. Климента даже не знает». Но как же быть обществу: ведь о. Климент Зедергольм, как известно и г. Тихомирову, никаких сочинений не оставил. Строгость строгостью, — однако, нельзя же требовать от людей, чтобы они читали только тех авторов, которые никогда не писали!

Если бы г. Тихомиров «рассуждал не «от своего чрева», как говорят семинаристы, а добросовестно ознакомился с относящимся к делу историческими фактами, то он увидал бы, что вопрос решается вовсе не так просто и легко. На первый раз, для примера, укажу ему некоторые характеристические факты, о которых, как известно, сообщил не так давно в нашей печати покойный Н. П. Гиляров-Платонов. — Дело касается ближайшим образом митрополита московского Платона, но Гиляров начинает издалека, с прежней полемики между старообрядцами и духовенством. «Эпоху в этом отношении, — пишет он, — составили «Поморские ответы»6. С неумолимою логикою, шаг за шагом разобраны в них главнейшие пункты разногласия, и хронологическим перечнем свидетельств доказывалось, что древность на стороне раскола. Силу особенную «Поморским ответам» дали при том фальсификации Питирима7, который в своем «Пращице» не стесняясь ссылался на сфабрикованные «Деяния Собора против Мартына Армянина» и на «Феогностов Требник». Подложность той и другой рукописи доказана в «Поморских ответах» и исторически, и филологически. «Позиция православными полемиками, — продолжает Гиляров-Платонов, — была таким образом потеряна. Ссылаться на древность стало им до времени невозможно. Оружие, приготовленное в виде «Деяний на Мартына» и «Феогносгова Требника», переломилось в

_______________________

5 Это множественное число для господ Достоевских очень мило под пером единственного Льва Тихомирова!

6 Сочинение известного старобрядческого учителя Денисова,

7 Нижегородский епископ Петра В., с особым усердием боровшийся против раскола.

479

 

 

их руках. Оли приняли новое положение. «Древне ли, ново ли — это до веры не касается». С этой точки зрения и в кротком примирительном духе была написана книга митрополита Платона: «Увещание Вселенской Церкви ко всем отлучившимся ей». На эту книгу отвечал старообрядческий (поповщинский) инок Никодим сочинением о преданиях церковных, где священными авторитетами доказывал, что обряды вовсе не безразличны.

«Рукопись столь убедительная с точки зрения раскола и столь затруднительная для православного увещателя была поднесена митрополиту Платону. Общий смысл ее выходил таков: «Вот, ваше высокопреосвященство, — вы говорите, что все равно, а по вашим же книгам не все равно. Мы судили на основаниях, вами же признаваемых. Как же быть и чему верить?» Прочел Платон митрополит книгу, почувствовал ее жало, и на первом ее листе, перед заглавием, начертал:

«Церкви Христовой пастырю, н самому просвещенному, невозможно иметь с раскольниками прение и их в заблуждении убедить. Ибо в прениях с обеих сторон должно быть едино начало или основание, на котором бы утверждались все доказательства. Но ежели у одной стороны начало будет иное, а у другой другое, то согласиться никогда будет невозможно. Богопросвещенный христианский богослов для утверждения всех истин веры Христовой не иное признает начало, как едино Слово Божие или писания Ветхого и Нового Завета; а раскольник кроме сего начала, которое и мало уважает, ибо мало понимает, признает еще за равносильные слову Божию начала и всякие правила соборов, и всякие писания церковных учителей, и всякие повести в книгах церковных обретаемые, да еще их и более уважает, нежели слово Божие, ибо они для него понятнее. Но как и правила соборов или относились к тем временам, или писаны по пристрастию и непросвещенному невежеству, н в писаниях церковных учителей много погрешительного, и с самими собою и с словом Божиим несогласного, а в повестях и зело много басней, небылиц и безместностей, — то п следовало бы правила и отцев и повести не иначе принять, как когда они согласны с словом Божиим и служат тому объяснением. Но раскольник сего не приемлет и почитает хулою, когда бы ему открыть, что соборы или отцы в иных мнениях погрешили, а повести многие невероятны. «Как, — вое-

480

 

 

кликнете он, — отцы святые погрешили? Да мы их святыми почитаем, сни чудеса творили, их писания суть богодухновенны». Что на сие богослов? Легко может возразит, но не посмеет, дабы, не только раскольников, но и своих маломысленных не соблазнить и не сделать зла горшего. «Вот, провозгласят, отцов святых не почитает, соборы отвергает, повестям церковным смеется!» Итак, богослов богопросвещенный молчи, а раскольник ври — и других глупых удобно к себе склоняй».

Как же полагает г. Тихомиров: «знал веру» митрополите Платон, или не знал? И в том и в другом случае взгляд нашего автора обличается во лжи. Если митрополит знал веру и правильно судил о значении слова Божия, то сам г. Тихомиров, но считающий священное писание единственным и самодовлеющим критерием религиозной истины, должен быть отнесен если не к «верующим» раскольникам, то к «малосмысленным» и «глупым», удобно склоняемым ко всякому «вранью». Если же г. Тихомиров вздумаете признать, что митрополит Платон ошибался, то значите уже не нужно подчиняться законным пастырям и даже архипастырям как таковым, а нужно обращаться за научением только к тем из них, которые согласны с г. Тихомировым, — но тогда уже не духовенство, а этот светский писатель, сам г. Л. Тихомиров, окажется «тем проявлением, в котором Богу угодно было показать Себя». — Если же конкретное духовенство заменить абстрактным «учением церкви», то это будет только осложнением, а не решением задачи. Ибо от кого же узнать истинное учение церкви по тому или другому предмету? От «законных пастырей»? — Но вот, оказывается, они могут заблуждаться. — Разобрать самим? — Но это, во-первых, было бы узаконением «самочинного умствования», прямым отрицанием взгляда г. Тихомирова, а во-вторых не давало бы практического исхода. Ибо если мы, вместе с митрополитом Платоном, станем искать критерия истинного учения в слове Божием, а г. Тихомиров, вместе с иноком Никодимом, в разных «баснях, небылицах и безместностях», — то кто же по праву нас рассудить?

Мнение г. Тихомирова, будто вообще духовенство имеете исключительную привилегию «знать веру» и быть «носителем вековой церковной мудрости» — не только разрушает само себя, но и прямо обличается известным заявлением восточных патриархов, кото-

481

 

 

рые в 1848 г. соборне пиши: «у нас (т. е. в православии) хранитель религия (ὕπερασπιστὴς τῆς δρησκείας) есть самое тело церкви, т. е. самый народ». Послание, где находятся эти слова, подписано четырьмя патриархами и 29 митрополитами из синодов. Кроме своей авторитетности, это заявление совершенно согласно и с историческою истиной, ибо известны целые эпохи, когда сама восточная иерархия впадала в ересь (напр. монофелитскую в VII веке, иконоборческую — в VIII веке), так что по-неволе приходилось признать мирян за хранителей религии.

Впрочем, г. Тихомиров, очевидно, сам плохо верит в то, что говорит. Заявляя с одной стороны, что самому Богу угодно было показать себя в духовенстве, он, с другой стороны, присоединяется к опасениям проф. Кояловича, как бы в наше духовенство при измененных внешних порядках не проникли разные не-православные и даже не-христианские воззрения, приемы действия и привычки, — а все свои рассуждения г. Тихомиров заканчивает таким сомнением: «сохранит ли само духовенство в отношении шатающихся свое твердое положение, безо всяких недозволительных уступок и компромиссов?» Самый этот вопрос есть явный и недозволительный компромисс между верою (в духовенство) и шатанием. Умствования г. Тихомирова, несогласные с церковными авторитетами, оказываются несогласными и сами с собою. «Самочинное умствование» есть, конечно, великий грех, но самочинное умствование г. Тихомирова вполне искупило свой грех тем, что само себя уничтожило.

__________

482


Страница сгенерирована за 0.4 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.