Поиск авторов по алфавиту

Автор:Соловьев Владимир Сергеевич

Соловьев В.С. Новозаветный Израиль

Новозаветный Израиль.

1885.

В наступающий день Рождества Христова молитвенный дом «Вифлеем», в Кишиневе, будет праздновать первую годовщину своего основания. Если бы несколько лет тому назад кто-нибудь сказал, что в южной России явится еврейская молельня во имя Иисуса Христа Сына Божия, и в ней сотни евреев каждую неделю будут слушать проповедь Евангелия — никто бы этому не поверил. Человек, через которого совершилось это дело, Иосиф Рабинович, возбудил против себя сильную ненависть и гонения со стороны своих соплеменников. Сначала говорили, что он обманщик, постом — что он сумасшедший. Но кто слушал его без пристрастия, тот узнавал в нем истинного Израильтянина, в нем же нет лукавства. В этом вся история его обращения. Путем Закона и Пророков он пришел ко Христу, увидел и сказал: Равви. Ты еси Сын Вожий, Ты еси Царь Израилев.

Нужно ли говорить, что для прирожденного еврея, воспитанного на обетованиях Ветхого Завета, это слово Царь Израилев имеет совсем другое значение, чем для нас? Если прирожденный еврей узнает в Христе истинного Царя Израилева, то он найдет в Нем не только исполнение своей религии, но и совершенное удовлетворение своему народно-историческому чувству. Да и не одно это выражение «Царь Израилев», а также и более общее именование «Спаситель», иначе звучит для обращенного еврея, чем для нас. Мы разумеем Спасителя от общих грехов и бедствий человеческой природы, а еврей, пришедший ко Христу, находит в Нем кроме того Спасителя от особых исторических болезней своего нарда.

Вот как выражался об, этом сам Иосиф Рабинович в одном частном разговоре.

207

 

 

«Страдание моего народа всегда лежало у меня на сердце. И я пробовал всякие средства помочь ему, но все — напрасно. Когда врач приходит к больному, он должен сначала его расспросить и исследовать, прежде чем давать средство против болезни. Он щупает пульс, потом нажимает то то, то другое место тела, спрашивая каждый раз: не больно ли здесь? не давит ли тут? — Но лишь когда врач дотронется до больного места — раздается настоящий громкий ответ больного, вызванный чувством боли: не жмите, больно! — Так было и со мною, когда я занялся страданиями моего народа. Я тщательно нажимал в разных местах. Так как я не попадал на больное место, то и не получал почти никакого ответа. Когда я говорил: «Талмуд и все раввинския приделки происходят вовсе не от Синая, как говорят, а все это — только человеческая работа, в которой наполовину смысла, а наполовину бессмыслицы», — то эти шва мало затрагивали мой народ. Говорил ли я далее: «И Тора (Закон) и весь Тенах (Ветхий Завет) содержит одни человеческие постановления, недостоверные истории и невероятные чудеса», то и тут я все-таки оставался уважаемым Рабиновичем, и от этих моих слов не было больно народу моему. Оставался спокоен народ мой и тогдаа, когда я ставил Моисея на одну доску с современными кудесниками, когда я называл его обманщиком. Я мог бы даже отрицать самого Бога, и народ мой не издал бы болезненного звука. Но вот, когда я вернулся из Святой Земли с радостною вестью: Иисус есть брат наш, тут я попал на больное место, и отовсюду раздался крик боли: «не жми, не трогай, больно!»

«Конечно, больно; но знай же, народ мой, что это и есть твоя болезнь, по Нем ты только и страдаешь, — по брате твоем Иисусе. Твоя болезнь только в том, что ты Его не имеешь. Прими же Его, и исцелишься от всех твоих страданий».

В проповеди, говоренной 3 августа настоящего года, основатель Ново-Заветного Израиля подробно развивает ту же свою главную мысль. Так как эта проповедь была напечатана только на еврейском языке, то я и приведу ее здесь с немногими выпусками и сокращениями, пользуясь рукописным русским переводом, полученным мною от проповедника1

____________________________

1 Этот буквальный перевод с еврейского жаргона я должен

208

 

 

Прочтя из Ветхого Завета заповедь о поставлении Царя (Второзак. XVII, 4—20) и в Новом Завете соответствующее место из Евангелия Луки (XII, 24—29), проповедник стал говорить, обращаясь к народу: «Любезные братья! Народ Израилев! Имя твое и память о тебе возбуждают все мои чувства. Израиль! это почетное и многосмысленное имя, в котором заключены и скрыты важныt мысли и обаятельные воспоминания! И кто же ныне этот народ, кто обладает этим именем? Разве Израиль твое имя? Жидом тебя зовут, ты презрен и ненавистен в глазах всего мира. Это ли тот народ, которого Бог передо всеми другими приобрел Себе в собственность? Это ли тот народ, которому даны писания и пророчества, составляющие источник жизни для всех народов, действующих в мире? Это ли тот Израиль, которому еще 3000 лет тому назад, его верный законодатель Моисей дал основные законы и учреждения, сходные с лучшими установлениями нынешних просвещенных народов? А теперь что стало с тобою, народ мой? Отчего ты изменился так, что никто не узнает тебя? Верно ты болен. Увы! как долго продолжается твоя болезнь! С чем сравнит тебя, народ мой, чему уподобить тебя? Ты словно разбитый корабль, давно погрузившийся в воду с товаром и экипажем своим, и на поверхности моря видна только шатающаяся из стороны в сторону мачта; множество кораблей совершают около него свои рейсы, одни проходят благополучно, а другие, потерпев крушение, опускаются совсем на дно моря, один только этот корабль волнуется под водами и не может ни выплыть на поверхность, ни вполне погрузиться. Так и ты, народ мой. Израиль! Ты давно уже весь разбит, в твоем теле нет ничего целого, мозг твой парализован, все органы чувств твоих атрофированы. Только в одной частице твоего сердца можно еще заметить по временам маленькое биение, члены твои вздрагивают, и черты лица твоего свидетельствуют, что тебя еще нельзя внести в список вымерших народов. Да, ты еще жив, имя Израиль еще витает над тобою. Качаешься туда и сюда среди житейской пучины, стоишь между жизнью и смертью, не можешь жить и не можешь умереть».

____________________

был, разумеется, несколько переработать в отношении русского слога.

209

 

 

Затем проповедник припоминает разные способы, какие предлагались для исцеления еврейского народа от его многовековой болезни. Так талмудисты думали, что лучшее средство излечения состоит в том, чтобы подражать здоровью и действительное исполнение Завета заменять разными искусственными знаками (например, так называемые тефилим, т. е. повязки на лбу и руках с начертанными на них словами закона). Когда лее с течением времени оказалось, что подобные средства вместо исцеления только усиливают боль, предавая к тому же евреев на всеобщее посмеяние, тогда народ израильский стал срывать с себя талмудические пластыри, в надежде, что дух нового наступившего времени одним своим веянием исцелить все его болезни. Тогда-то явился просветитель нынешних евреев, Моисей Мендельсон, открывший им новое средство исцеления. Все страдания евреев по его учению происходят от того, что они считают себя за особую, отдельную нацию. Стоит им только от этого отказаться, стоит только евреям в Германии признать себя немцами Моисеева закона, польским евреям — признать себя поляками Моисеева закона, и т. д. — н тоща непременно все евреи сольются с остальными просвещенными народами и навсегда избавятся от своих национальных бедствий, т. е., другими словами, корабль Израиля со всем, и с мачтою своею, погрузится в глубину моря. Но вот прошло одно столетие, и дух нового времени, на примирительное веяние которого так надеялись просвещенные евреи, внезапно перешел в грозное дыхание антисемитской бури, которая забушевала по всей Европе, разбивая вдребезги дома и разнося по ветру достояние всех этих немцев, поляков, русских — Моисеева закона. В это несчастное время явились новые спасители еврейского народа — публицисты, объявившие, вопреки Мендельсону, что есть национальность у евреев, и что эта нация способна еще жить отдельно, не сливаясь с другими народами, и что для возрождения ее нужно только переменить ей климат и переселиться в Палестину.

«Вот перед вами опасный больной, который едва дышит и не в силах пошевелиться, а кругом него собрались на консультацию три врача. Первый из них начинает пространно рассуждать о тех движениях и упражнениях, которые больному полезно было бы совершать; второй врач стал справляться о настоящем имени больного, полагая, что без точного обозначения этого имени на ре-

210

 

 

центе в аптеку нельзя приступить и к лечению, наконец, третий стал доказывать, что больному нужно прежде всего переменить местность и уехать в дальние страны. Таковы твои врачи, Израиль! Когда же ты наконец уразумеешь их неразумие? Ты видно совсем забыл слова, сказанные тебе и написанные в твоей Торе, в той самой Торе, которую ты прочитываешь еженедельно два раза по тексту и один раз в переводе, — слова: Я Бог твой Целитель (Исх. IV, 26). Знай же, Израиль, что пока ты будешь ждать помощи и исцеления от рук смертных, а не от Бога твоего, ты останешься вечно неисцелимым. «Послал слово свое и исцелил их», говорит Дух Божий в устах псалмопевца (Пс. CVII, 20).

«Пророк Исаия, видя в своем пророческом видении, что Бог Саваоф совершит предназначенное истребление по всей земле, и, что возносящиеся ветви будут отсечены и высокие ниспадут, утешился и сказал: «И взойдет отрасль от усеченного древа Иессеева ... и дух Господень почиет на Нем». Братия! шва эти не нуждаются в каких-либо толкованиях, а требуют только чуткого слуха, чистого сердца и прямого смысла. Эти слова: отрасль усеченного древа Иессеева — готовы дать нам понятие о совете Божием при основании Им на земле Своего небесного царствия. Божественный муж Исаия, когда Дух Божий почил на нем и возвышенные пророческие мысли охватили его душу, и ему представились знамения Божия из давно прошедших времен, — он пришел в восторг и неописанную радость от того, что в происшествиях из жизни первого истинного Израильского Царя Давида, младшего из детей Иессеевых, пастуха овец, он увидел целую историю Христа Бога Иакова, составляющего надежду и славу народа Израиля, в котором хранятся исполнения всех обетований, данных этому народу, и действием которого в конце времен волк будет жить вместе с агнцем, и леопард вместе с козленком, а малое дитя, Христос, по плоти сын младшего из детей Иессеевых, пастуха Вифлеемского, поведет их как добрый пастырь. Шестнадцатая глава 1-й книги Царств освещает и объясняет нам эти два пророческие слова: малое дитя».

Передав библейский рассказ о том, как пророк Самуил против собственного желания, вопреки всякой видимости и всем соображениям человеческим, помазал на царство маленького пастуха Давида, которого избрал сам Бог, — проповедник продол-

211

 

 

жает: «Цель Господа при таком выборе, как видно из следующей главы (XVII, 41-47), была та, чтобы чрез сражение этого пастуха с филистимлянином Голиафом вся земля узнала, что есть Бог у Израиля, и что не мечом и копьем спасает Господь. Этот страшный филистимлянин, надеясь на свою плотскую силу и на свое гигантское вооружение, подробно описанное в священной книге, ругался войску израильскому, говоря: дайте мне человека, чтобы сразиться со мною на поединке. Указав на испуг и смущение Саула и всех израильтян, Писание рассказывает нам далее, что старшие сыновья Иессея следовали за Саулом на войну, а Давид, самый младший, не переставал пасти стада отца своего в Вифлееме. Только случайно очутился он в боевом строе, — потому только, что отец его Иессей послал через него пищу старшим сыновьям своим. Братия! стоит заметить это обстоятельство, что возвышение царя Израильского Давида, на царствовании которого основаны самые сокровенные и светлые надежды целого еврейского народа, он же и ныне во время своего изгнания не перестает упоминать в молитвах своих: Давид Царь Израиля жив и вечен, как сказано: «не отойдет скипетр от Иуды» — стоит заметить, говорю я, что это величайшее событие еврейской истории последовало как бы косвенным и случайным образом. Это потому, как сказано: «воистину Ты Бог сокровенный, Бог Израилев Спаситель», и дабы дать человеку свободную волю приписать то или другое происшествие промыслу Божию, или же простому случаю и тем испытать сердце верующее. Итак, непредвиденно попавши в ратный строй и услыхав оскорбительный вызов филистимлянина, Давид облекся ревностью по Боге Саваофе и воскликнул: кто такой этот необрезанный, что так поносит воинство Бога живого? И когда представили его перед царя Саула, и тот говорил ему: «ты не можешь идти против этого филистимлянина, ибо ты еще отрок, а он муж ратоборец от юности своей», — Давид возразил простодушно: «Бак льва и медведя побивал раб твой, так будет и этому иноплеменнику. Пойду и поражу его, и отниму поношение от Израиля; ибо кто этот необрезанный, что уничтожил полк Бога живого? Этими словами будущий царь Израиля хотел сказать, что только Дух Божий животворит и укрепляет человека, а без этого, одною своею собственною силою, человек подобен зверю полевому. И поэтому он прибавил с полною уверенностью: «Господь, избавляв-

212

 

 

ший меня от когтей льва и от когтей медведя, так же избавит меня и от руки этого необрезанного». Затем, когда облекли Давида воинскою одеждою Сауловою, и шлемом и мечом, он сложил с себя все это и, взяв свой пастуший посох и положив в сумку пять гладких камней (камень, его же небрегоша зиждущие), он подошел к филистимлянину, говоря: «ты идешь на меня с мечом, с копьем и щитом, а я иду на тебя во имя Господа Саваофа, Бога воинства израильского, которого ты поносил, и ныне предаст тебя Господь в руку мою — и узнает вся земля, что есть Бог во Израиле, и уразумеет весь этот сонм, что не мечам и не копьем спасает Господь». Вот это-то желание: показать не свою силу, а силу Бога живого, дабы вся земля узнала, что есть Бог во Израиле, — это-то дивное желание, которое Бог заранее видел в сердце маленького вифлеемского пастуха, оно-то и сделало этого пастуха избранником Божиим.

«Таково было назначение у первого основателя царства Божия на земле у первого царя из дома Иессеева, и это же назначение последнего царя Израилева, из рода Иессеева, — вечно сущего Сына Божия, Иисуса Христа, — а именно: показать миру, что есть Бог, и всем верующим в Него дать вечную жизнь, как Сам Христос сказал: «сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя единого истинного Бога и посланного Тобою Иисуса Христа» (Ев. Иоанна ХVII, 19). И как Давид, пастух овец и меньший из всех братьев своих, был избрав вопреки всякой видимости человеческой, так и Сын Давидов, наш добрый пастырь, Себя умаливший и зрак раба принявший, научает нас не судить по своим плотским глазам. Он же и ученикам Своим сказал: «кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий как служащий: такому только завещано царство» (Ев. Луки XXII, 24-26).

«Такого царя заповедует Бог Израилю, говоря: «поставь над собою царя, которого изберет Господь Бог твой, — чтобы этот царь не умножал коней и не умножал жен, и не возлагал надежду свою на злато и сребро, а только на Бога и на учение Господне, чтобы не надмевалось сердце его, — тогда он и сыны его будут пребывать на царстве своем среди Израиля.

«Так Бог сказал, так и исполнил. Он нашел Себе такого царя по сердцу Своему, Давида, а чтобы он и сыны его всегда пребывали на царстве среди Израиля, для этого Иисусу, нашему Мес-

213

 

 

сии или Христу (т. е. Помазаннику, Царю), сыну Давидову и Сыну Божию, дан Богом престол Давида, отца Его, и Он воцарился над домом Иакова во-веки, и царству Его не будет конца (Ев. Луки I, 32, 33). Да, братия! Он та отрасль от усеченного древа Иессеева, и то малое дитя, что ведет вместе волков, овец, ягнят, леопардов, козлят, коров и медведей (т. е. всяких людей и народов, кротких и диких), как это видел пророк Исаия. И если мы с полным сердечным раскаянием пойдем за Ним и войдем в царство этого потомка Иессеева по плоти, тогда Он, согласно пророчеству Исаии, будет судить бедных (т. е. нас) по правде и поразит землю (восстающую против нас) жезлом уст Своих — святым Евангелием, ибо Ему наш Небесный Отец завещал Свое царство, и только верующие в Него унаследуют вместе с Ним.

«Положите, братия, все слова сии в сердце ваше, удалите всякую любовь ко лжи из среды вас, подойдите и приблизьтесь к вашему Мессии, к вашему Царю Иисусу. Он вылечит от слепоты, которую еще пророк заметил на нас говоря: «кто так слеп как раб Мой?» (Ис. ХLII, 19). Да! ты, Израиль, тот самый слепой, о котором ученики Господа Иисуса спросили: «кто согрешил, он, или родители его?» — и Иисус отвечал им: «не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии» (Ев. Иоан. IX, 2-4). Да, Израиль! ты слеп, свет мира темень для тебя, и на всех твоих дорогах лежат камни преткновения. Одни (социалисты) говорят, что ты согрешил, другие (антисемиты) говорят, что родители твои, верно же только то, что сказал Господь Спаситель: «что для того, чтобы на нем явились дела Божии». Для того ты ослеп, для того ты разбит и угнетен и для того ты все-таки живешь, чтобы на тебе явились дела Божии. Как только обратишься к Иегове, Богу твоему, будешь любить Его и верить в Сына Его Иисуса Христа, искупителя всех человеческих грехов, и ты станешь зрячим, как тот иерусалимский слепой; через эту веру в Иисуса и тебе откроется свет жизни, под которым ходят все просвещенные народы, и ты снова поднимешься на ступень славных в сем мире наций.

«Этот Мессия Иисус, который сошел в бездну и взошел на небо, Он сойдет и к тебе, чтобы повергнуть в пучину морскую все грехи твои, и выведет из моря бедствий затонувший корабль Израиля, и ты опят станешь народом Божиим. Князь жизни и

214

 

 

мира да творит мир между Израилем и народами! Да исполнятся скоро слова пророка: и волк будет жить вместе с агнцем, и леопард будет лежать вместе с козленком, и малое дитя, — Господь наш Иисус Христос, — поведет их. Да благословенно будет имя Его во веки веков. Аминь...»

Вот в каком духе проповедует основатель нового Израиля. «Всяк дух, иже исповедует Иисуса Христа во плоти пришедша, от Бога есть». Что наш проповедник имеет веру Христову — это ясно. Можно спрашивать только: каким путем он ее достиг? Сам Христос есть путь, истина и жизнь. И хотя Христос как путь, или путь Христов един в своем нравственном существе, которое есть смирение и послушание высшей воле, но в видимом своем проявлении этот путь весьма различен смотря по тому: откуда кто идет. Если для нас, рожденных в церкви, путь Христов состоит в свободном подчинении этой церкви во всех ее определениях, то для иудея, вне церкви рожденного, законный путь Христов, указанный самим Христом и Его апостолами, есть внимательное и чистосердечное последование пророческому смыслу Ветхого Завета.

Великая разница и даже прямая противоположность между христианскими сектами, отделившимися от определенной церкви и ушедшими — одни ближе, другие дальше, в беспредельную пустыню рационализма, — и между этим Новозаветным Израилем, исходящим от древних обетований и достигающим Того, в Ком предел и исполните всякой истины. И если в сознании этой новорожденной общины полнота христианской истины еще не обнаружила всех своих определений, если многое и даже весьма существенное, является здесь в нетвердых и неясных чертах, то ведь точно то же было и со всею христианскою церковью в начале ее истории. Вся истина была дана во Христе, но не вся сразу раскрыта для христианского сознания. Только при полном равнодушии к исторической правде можно утверждать, что все догматы православия, ныне нами усвоенные, исповедовались явно и определительно всею церковью с самого ее начала, от времен Христа и апостолов. На самом деле первоначальное христианское вероучение вовсе не было механическою совокупностью отдельных догматов, а было живым семенем истины, из которого постепенно расчленялась и разрасталась сложная и обширная система православной догматики. Это живое

215

 

 

семя христианской истины представляет нам и новозаветный Израиль в своем Credo, которое в сущности тождественно с древним Апостольским Символом. Вот этоCredo1.

1. Верую воистину, что Отец наш Небесный есть живый, истинный, вечный Бог, сотворивший небо и землю, все видимое и невидимое Словом Своим и Духом Святым. Он есть единый, все от Него и все в Нем, и все к Нему.

2 Верую воистину, что Отец наш Небесный, согласно своим обетованиям нашим отцам, пророкам и царю нашему Давиду, сыну Иессееву, воздвиг избавителя для Израиля, Иисуса, рожденного от Марии Девы в Вифлееме граде Иудином, страдавшего, распятого, умершего и погребенного ради нашего спасения, воскресшего из мертвых, живущего и седящего одесную Отца на небесах, и оттуда грядущего судить на земле живым и мертвым, Он же есть Царь над домом Иакова во веки и царству Его не будет конца.

3. Верую воистину, что по правосудному приговору и предведению Божию отцы наши были поражены жестокосердием и нечестиво противились Мессии своему, Господу Иисусу, дабы возбудить тем большую ревность в других народах земли и примирить их всех верою во Христа, по слову Евангелистов Его, дабы земля наполнилась познанием Господа, и Господь воцарился бы надо всею землей.

4. Верую воистину, что всякий человек оправдывается без дел закона, одною верою в Иисуса Мессию, он же есть Слово Небесного Отца, от века из Отца рожденное, и что один и тот же Бог оправдывает иудеев, обрезанных из веры, и язычников, не обрезанных чрез веру, и нет различия между иудеями и эллинами, рабами и свободными, мужем и женою, но все вместе едино во Христе.

5. Верую воистину во единую Святую апостольскую Церковь.

6. Исповедаю едино крещение во оставление грехов.

7. Чаю воскресения мертвых в жизнь вечную. Аминь.

В этом исповедании ярко и отчетливо выступает только истина обетованного Мессии; все остальное или в тени, или в за-

________________________

1 Иосиф Рабинович составил два исповедания веры: пространное в 25 членов и краткое в 7 членов. Мы приводим последнее, лишь в одном месте дополнивши его из пространного.

216

 

 

чатке. Но именно эта истина как Мессии составляла все содержание первоначальной апостольской проповеди, как мы это видим в книге Деяний. Как тогда, так и теперь именно с этой мессианской истины должен был начинать верующий иудей, чтобы на своей религиозно-исторической почве сознательно принять христианство. Всякое другое отношение ко Христу со стороны иудейства было бы бесполезным и бесплодным. Да и для одних ли иудеев ветхозаветных обетования имеют решающее значение? Разве не ссылалась преимущественно на эти мессианския обетования и Церковь в своих вероучительных определениях. Правда, для нас теперь эти церковные определения имеют самостоятельное значение и безусловный авторитет. Но требовать, чтобы религиозный и добросовестный еврей сразу усвоил себе все догматические постановления вселенских соборов, было бы крайне неосновательно и несправедливо. Мы знаем, что определения Вселенской Церкви вызывались известными потребностями и запросами, исторически возникшими. Каждое из этих догматических положений было определенным ответом на определенный вопрос. Но если я не ставлю известного вопроса, если этот вопрос чужд и непонятен мне, то какое же значение может иметь для меня и ответ на него, хотя бы сам по себе этот ответ был безусловно верным и истинным (каковы несомненно все догматические определения Вселенской Церкви)? Если я сам не спрашиваю, то ответ на чужие вопросы пронесется мимо меня пустым звуком. Если я, например, никогда не занимался метафизическими вопросами о силах и действиях божеского и человеческого существа, если я вовсе не примечаю различия между естественною волею или хотением (thelesis) и нравственною волею (gnome), то неужели я потерплю какой-нибудь вред от того, что догмат VI вселенского собора о двух естественных волях и действиях во Христе останется для меня пока немою речью?

Божественное значение Христа как Слова, от века рожденного от Отца, высказано в символе Новозаветного Израиля. Высказана там и троичность в Божестве (Отца, Его Слова и Духа Святого). Правда, формального определения о трех единосущных ипостасях мы не найдем в этом символе, так же как не найдем и в наших символах: Апостольском, Никейском и Константинопольском. Но если вся Церковь могла существовать без этой формулы несколько веков, то отчего же маленькому обществу еврей-

217

 

 

ских христиан не просуществовать без нее несколько лет? И что же делать, если для еврейского ума неясно различие между существом и ѵпостасью. Не сразу выяснилось это различие и в самом христианстве. Какой великий соблазн произошел в Церкви, когда в конце четвертого века Мелетий Антиохийский впервые употребил выражение три ипостаси! Так как греческое слово hypostasis было буквально переведено по латыни словом substantia, то западные христиане стали обвинять восточных в явном трехбожии. Только благодаря ученому Иерониму, орнаково хорошо знавшему греческий и латинский языки, удалось разъяснить недоразумение н предотвратить бедственный раздор в Церкви. Но, скажут, пускай эти новозаветные евреи не употребляют непонятных им греческих терминов, но пуст они только прямо признают совершенное божество Слова и Духа. На это мы ничего не ответим от себя, а приведем то, что говорил св. Григорий Богослов в подобном случае, а именно когда дело шло о христианах, отказывавшихся признать Духа Святого Богом.

«Вас затрудняют слоги, останавливает одно речение, и оно делается для вас камнем преткновения и камнем соблазна, чем для некоторых был и Христос. Это — человеческая немощь. Сойдемся между собою духовно, будем лучше братолюбивыми, нежели самолюбивыми. Признайте силу Божества, и мы сделаем вам снисхождение в речении. Исповедуйте естество под другими наименованиями, какия наиболее уважаете, и мы уврачуем вас как немощных, даже скрыв иное к вашему удовольствию. Ибо стыдно, подлинно стыдно и довольно безразеуро быть здравыми по душе и ставить велико звуки, утаивать сокровища, как бы завидуя ругам, или опасаясь, чтобы не освятить и языка. Но еще стыднее нам подвергаться тому же, в чем других обвиняем, и осуждая споры о звуках, самим стоять за букву. Исповедуйте в Троице единое Божество, или, если угодно, единое естество; и я испрошу вам у Духа слово Бог. Ибо очень знаю, что давший первое даст и второе, и тем паче, если причиною спора какая-то духовная робость, а не диавольское упорство. Скажу еще яснее и короче: ни вы не обвиняйте нас за речение более возвышенное (ибо не должно завидовать возвышению), ни мы не будем вас осуждать за то речение, которое вам до времени по силам, пока не достигнете, хотя другим путем, того же с нами пристанища. Мы домогаемся не

218

 

 

победы, а возвращения братьев, разлука с которыми терзает нас»1.

Последуем увещанию великого святителя. Новозаветные евреи не обвиняют нас за наши возвышенные речения (в догмате о Пресвятой Троице), не будем же и мы осуждать их за то истинное, хотя и неполное понятие об этом предмете, которое им до времени по силам, пока и они не достигнут, хотя другим путем, общего с нами пристанища. Одно дело отойти от полного определения истины, другое дело — не дойти до этого определения. Протестантский рационализм стремится к искусственному упрощению христианства, а Новозаветный Израиль исходит из естественной простоты первоначального мессианского факта, и может при благоприятных условиях войти в совершенную полноту возраста Христова. Из первобытной простоты апостольской общины выработалось не протестантство, а Вселенская Церковь. Между тем у нас, под одним поверхностным впечатлением внешняго сходства, хотят насильно привязать новозаветных евреев к протестантству. Два поезда, идущие в противоположных направлениях, могут сойтись и некоторое время стоять вместе на одной и той же станции: следует ли из этого, что их нужно навсегда связать друг с другом? Протестантство, увидя, что поезд Новозаветного Израиля стоит в настоящую минуту рядом с их собственным, кричат: вы должны ехать вместе с нами! С их стороны это, пожалуй, понятно; но какое основание и какой интерес у нашего правительства отнимать самостоятельность у еврейской общины, пришедшей ко Христу своим законным путем, принявшей своего Мессию на своей и Его собственной родной почве, на почве исторического трехтысячелетняго предания? Какое основание, какой интерес подчинят такую общину чужому безпочвенному исповеданию отрицательного направления. Есть ли какой-нибудь смысл людей, исповедующих положительную религию, основанную самим Богом, отдавать в жертву людям, исповедующим только человеческия произвольныя мнения? В исповедании Новозаветного Израиля нельзя указать ни орого положения, которое выражало бы личное мнение Иосифа Рабиновича. Это ли протестантизм?

__________________________

1 Творения св. Григория Богослова, М. 1814, часть четверт., стр. 12-13.

219

 

 

Оставаясь всецело евреем, основатель новозаветного Израиля сознает свою тесную связь с Россией и высказывается весьма сочувственно о Православной Церкви. Вот что он пишет между прочим, в одном частном письме: «… Вижу, что не дремлет и не спит страж Израиля. Он и в сердцах русских моих братьев во Христе милостиво и живо стал работать в пользу несчастного и почти мертвого Израиля. В самом же деле пора и русскому христианству, обладающему несметным запасом веры во Христа, не считать таковой только его собственностью, одному ему принадлежащею. Господь сказал: «кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из нутра потекут реки воды живой» ... Каждое христианское государство должно знать, что несчастный еврейский вопрос состоит не в том: что делать с евреями? как расширить или ограничить их права на приобретение земных благ среди христианского населения? Вопрос в том: как сделать их истинными израильтянами, не лукавыми, т. е. как привести их к тем рекам живой воды, что текут из сердца верующих в Иисуса Христа? Тогда только они перестанут быть верноподданными князя мира сего и сыновьями отца лжи, т. е. Талмуда... Да! передайте всем братьям во Христе, скорбящим о слепоте Израиля, что возвращение его к своему истинному Мессии — неминуемо, ибо всех заключил Бог в непослушание, чтобы всех помиловать. О, бездна богатства и премудрости, и ведения Божия! Перст Божий, — осложнение еврейского вопроса во всей Европе, — показывает нам, что теперь момент работы для этих упрямых доселе евреев, и именно в России, где Божий промысел нагромозрл их такую огромную кучу. Западное христианство дало евреям возможность познакомиться с Евангелием, — оно там переведено отлично на древнееврейский язык, и восточному христианству, коего охранительницею стоит Россия, суждено, по моему верованию, дать им возможность устроить Церковь».

Не будем смущаться этим желанием устроить Церковь вместо того, чтобы просто присоединиться к Церкви уже устроенной. Новозаветный Израиль, как маленькая, но живая ветвь, хочет привиться к самому стволу христианства. Многие ветви уже посохли и отломились, но ствол крепок и несокрушим. Он в силах дать и этой маленькой ветви все жизненные соки, чтобы она

220

 

 

возросла в полноту свою. Ясно, что Новозаветный Израиль есть явление зачаточное. Во всяком случае он находится на пути к истинной дели. Зачем же нам полагать ему на этом пути камни преткновения? Не лучше ли будет показать, что «мы домогаемся не победы, а возвращения братьев, разлука с которыми терзает нас»?

221


Страница сгенерирована за 0.23 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.