Поиск авторов по алфавиту

Автор:Соловьев Владимир Сергеевич

Соловьев В.С. Взгляд первого славянофила на церковный раздор. 1884

Первым и чистейшим славянофилом может быть, по справедливости, назван Юрий Крижанич, живший в ХѴП веке и одинаково замечательный как христианский мыслитель, славянский патриот, политик и филолог. По происхождению хорват, он еще в молодых годах приехал в Россию, одушевленный любовью к нашему народу и с мечтою объединения всех славян под державой русского царя. Но будучи глубоко верующим христианином, Крижанич не отделял своей политической идеи от религиозных и нравственных начал. Он явился прежде всего прямым и безбоязненным обличителем общественных грехов, от которых страдала Россия. Эти обличения не произвели желанного действия, и сам Крижанич сильно пострадал за них. В 1660 г. он был сослан в Сибирь, и лишь после двадцатилетней неволи, совершенно разрушившей его силы, был наконец отпущен на свободу и умер под Веной в славянском войске Яна Собеского. Плодом его пребывания в России и свидетельством любви к ней осталось несколько сочинений, лишь в недавнее время открытых и изданных О. М. Бодянским и П. А. Бессоновым. Одно из них — изыскание о русской грамматике — заслужило ему со стороны издателя (покойного Бодянского) название отца сравнительной филологии. За другое сочинение о государстве (разговоры о владательстве) его называют предшественником Петра Великого1. В третьем сочинении о Прови-

______________________

1 См. «Словарь русских писателей», изданный под редакцией О. Миллера. Более обширные статьи о Крижаниче в «Православном Обозрении» за 1870 г. и отдельная монография А. Маркевича, «Юрий Крижанич и его литературная деятельность», Варшава 1876. Известное сочинение Крижанича — ответ на соловецкую челобитную.

189

 

 

дении иди Промысле Божием, написанном по латыни (другие написаны на славяно-русском наречии), и изданном, к сожалению, далеко не в полном объеме П. А. Бессоновым, Крижанич прилагает христианскую точку зрения к важнейшим вопросам народной жизни. В том же духе написано, невидимому, и его духовное завещание к русскому народу, которое, по сообщению «Нового Времени», только что открыто тем же заслуженным филологом, П. А. Бессоновым.

В виду некоторых суждений, высказанных недавно у нас по поводу соединения церквей, мне показалось не лишним напомнить, что думал и писал об этом предмете первый по времени, а может быть и по достоинству, славянофил, посмертный сотрудник «Русской Беседы», которого, конечно, нельзя упрекнуть ни в отвлеченности ума, ни в недостатке национального чувства. В конце своего сочинения о «Промысле» (написанного в форме диалога), Крижанич говорит, между прочим, следующее по поводу разделения между восточной и западной церковью: «Ты должен, Валерий, при сем случае заметить вещь достопримечательнейшую, о которой я намерен тебе сказать, хотя она лежит и вне нашего настоящего плана, именно, что церковный раздор есть злодеяние изо всех злодеяний огромнейшее и гнуснейшее, и что оно содержит в себе злобу всех грехов.

«Ибо, во-первых, раздор есть грех умственный, совершенный на небе сатаною…

«Во-вторых, что есть грех общественный или народный и преображенный в благочестие, а потому нет на него никакого исправителя (nullus corrector), т е. никого, кто по обязанности должен бы был ему противодействовать, как суды и власти противодействуют заведомым преступлениям частных лиц.

«В-третьих, раздор есть грех, в коем совершающие его не сознаются и не считают его грехом, но делом благочестия.

«В-четвертых, раздор зачинается из обдуманной злобы, ибо он не происходит из похоти и плоти, ни из гнева, но из честолюбия, соревнования и зависти, не без клевет, придуманных против первосвященников церкви.

«В-пятых, это грех величайший, поелику прямо противится величайшей добродетели — любви. Ибо любовь есть первая и величайшая добродетель или царица и совершенство всех добродетелей.

190

 

 

Следовательно, раздор, коим разрушается любовь и единение, должен быть грехом величайшим и корнем множества грехов».

1 наша Россия страдала и страдает от этого величайшего и не сознанного греха. Несмотря, однако, на великость этого бедствия, Крижанич уверен, что оно может быть легко и совершенно устранено без всякой смуты в царстве и без всякого оскорбления народа, но с великим умилостивлением гнева Божия и с «великой надеждой отвратить кары и бичи Божии, которые нас непрестанно поражают».

Крижанич возлагал свои надежды на власть царя и мнение русского собора. Но сначала необходимо было выяснить русским людям, в чем дело и где правда. И тут все старания Крижанича уничтожались равнодушием в религии тех людей, которые стояли наверху государства и общества. Наш автор с горестью передает следующий типичный ответ одного из них: «Некто из вельмож был спрошен: «Вы, господа, обилуете всякими средствами и ничего вам не недостает в этой жизни, кроме имени царского. Итак, отчего же вы чрез эти временные блага не добываете себе благого обиталища в жизни вечной?» Он же ответствовал: «Здесь бы пожить, а там Бог даст» (ille respondit: «zdes bi posit, a tam Bog dast»).

Такие люди, рассказывает далее Крижанич, «принимают подобные дела за ничто, будто это пустяки, и не двинутся, а сидят спокойно, покуда могут».

И думают, что поступают весьма мудро, когда говорят: «оставим дела идти их дорогой». А не мыслят, что мудрость сего века есть безумие пред Богом и что Бог потребует от них отчета за такое нерадение. Тем же, кои напоминают им, обыкновенно ответствуют: «теперь не время заниматься делами церковными, — займемся ими, когда повершим дела политические. А этому никогда не бывать, ибо никогда в мире не будет конца войнам и заботам политическим».

Немногим изменилось наше положение в этом деле с тех пор, как Крижанич, два века тому назад, погиб за свою ревность в доме Божием. Явились у нас люди, усвоившие себе его политическую идею объединения всех славянских народов. Но главное внутреннее препятствие к этому единению — наш коренной и величайший грех остается по-прежнему грехом несознанным, по-преж-

191

 

 

нему прикрывается видом благочестия. Тот же грех и то же равнодушие: здесь бы пожить. А между тем наш народ глубоко чувствует недостатки и грехи своей жизни, ждет не дождется ее исправителей и руководителей. Но исправлять и направлять жизнь восьмидесятимиллионного народа могут только общественные силы, объединенные высшим началом и правильно устроенные для совокупного, дружного действия. А какое же у нас может быть объединение, какая же организация и совокупное действие, когда мы равнодушны и даже враждебны к истинной основе всякого единения — к единству церковному?

Не будем, однако, ради нашего общественного греха впадать в грех уныния. Мы припомним обличения и сетования Крижанича — припомним и укреплявшую его веру: «Производительная всех вещей причина есть Промысел Божий, конечная же причина или цель, ради которой происходят все победы и поражения и все какие ни на есть дела в мире, есть слава Божия и Царство Иисус Христово, то есть святая церковь, торжествующая на небесах и воинствующая на земле».

192


Страница сгенерирована за 0.37 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.