Поиск авторов по алфавиту

Часть IV

Для Церквей "за железным занавесом" нет возможности никакой социальной деятельности. Конечно, занавес этот сделан не из железа или какого-либо другого материала, а скорее, из принципов. Основным же принципом нового тоталитарного режима является именно полное отделение Церкви от всей области политической, социальной и экономической деятельности. Церковь вынуждена замыкаться в "своей собственной сфере", которая к тому же очень строго ограничена. Единственная дозволенная деятельность - богослужение. Запрещена всякая воспитательная и миссионерская деятельность, хотя в действительности политика может меняться в разных странах и от года в год. В общем признается как само собой разумеющаяся абсолютная верховная власть государства. В этих странах существует только одна власть - власть государства или партии.

В принципе, Церковь может находить свой путь при всех обстоятельствах и в любом конкретном положении. Основная опасность заключается в другом, а именно в неправильном истолковании "неотмирности" Церкви. Очень показательно сравнение двух документов, исходящих от православных Церквей и носящих более или менее неофициальный характер. Первый из них - недавно опубликованная от имени "Христианского общества профессиональных людей Греции" книга "К христианской цивилизации" (Афины, 1950). Это откровенный и смелый призыв к христианской деятельности во всех областях цивилизации. Это прекрасный набросок активного и "руководящего" христианства, и христианства "современного". Христиане должны выносить суждение о всех сферах жизни, и прежде всего о своих собственных неудачах в действенной борьбе с безнадежным положением. Страницы этой книги дышат свободным и творческим духом. Это настоящий призыв к христианской деятельности. Призываются христиане, не только власти или духовенство. Считается, что христианство обладает авторитетом в социальной области. Этот манифест носит неформальный и частный характер. Это голос христиан, голос Тела Церкви.

Другой документ исходит из Советского Союза. Это доклад о всей экуменической проблеме, составленный московским священником о. Разумовским, для конференции нескольких православных Церквей, состоявшейся в Москве в июле 1948 г. Он включен в деяния этой конференции, теперь опубликованные по-русски (т. II, Москва, 1949). Нас в данном случае касается заключительная часть этого доклада. Основная мысль доклада - совершенное разделение области Церкви и области государства - "души" и "тела". Цитируется фраза из оксфордского доклада 1937 г.: "Для христианина нет большего авторитета, чем Бог", и добавляется характерное уточнение: "Да, но только в области души и духа, а не в материальной сфере, в которой самовластно государство, ответственное перед Богом" (с. 177). Это замечание действительно странно, если мы вспомним, что государство, о котором речь, есть государство безбожное. Однако мысль совершенно ясна: христианские принципы не приложимы к "материальной сфере". Кроме того, в следующих страницах нам сообщается, что принципы справедливости, равенства, свободы - не христианские. Они принадлежат независимой мирской сфере, неподвластной даже моральному суду Церкви. Церкви просто нечего делать в области социальных и подобных им проблем. Подчеркивается и один определенный пункт: признается, что Христос послал Своих апостолов "учить", но учить они должны "только народы, а не "правителей" (с. 177). Далее Христос указал Своим последователям избегать непосредственного контакта со злом. "Если социальная несправедливость есть зло - ибо мир во зле лежит - то это уже знак, что это не принадлежит к нашей области" (с. 191). Эта загадочная фраза должна, видимо, означать, что христиане не должны бороться со злом, а лишь творить добро. Говорится также, что социальные усовершенствования и экономическая обеспеченность, с нравственной точки зрения, ценности сомнительные: "Оставалось лишь бы место для жертвенной любви, которую заповедал Христос". Отсюда - нет нужды преодолевать алчность или зависть (с. 189). Основное содержание документа очевидно: Церковь отступает от мира, в котором ей нечего делать; у нее нет вообще никакой социальной миссии, и ей нужно избегать всякого "контакта" с этим миром потому, что он "во зле лежит". Следует ли нам забыть о нищете и страданиях? Нет, но все это относится исключительно к компетенции государства, Церковь же отказывается от своей ответственности за "материальную сферу". Возможно, что это как раз тот объем "религиозной свободы", который дается церквам атеистическим государством и возможно, что это вполне согласуется с безбожными принципами. Но может ли Церковь принять "примирение" и "терпимость" такой ценой, не изменяя Евангелию праведности и своей собственной вековой традиции? Такая "неотмирность" Церкви не имеет для себя основания в историческом опыте Восточной Церкви. Конечно, это не в традиции св. Василия и св. Златоуста.

Нет нужды добавлять, что на самом деле между сферами компетенции действительного разделения нет, просто потому, что Церковь в Советском Союзе неоднократно впадает в заявления открыто политического и социального характера, когда, конечно, государство приглашает ее это делать.  


Страница сгенерирована за 0.09 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.