Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово по окончании утреннего богослужения в четверг первой седмицы Великого поста в Успенском кафедральном соборе г. Смоленска (13.03.2003)

СЛОВО ПО ОКОНЧАНИИ УТРЕННЕГО БОГОСЛУЖЕНИЯ
В ЧЕТВЕРГ ПЕРВОЙ СЕДМИЦЫ ВЕЛИКОГО ПОСТА
В УСПЕНСКОМ КАФЕДРАЛЬНОМ СОБОРЕ
г. СМОЛЕНСКА

13.03.2003

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Средства, которые мы используем для своего духовного возрождения, духовного возрастания, испытаны многовековой историей спасения народа Божиего, запечатленной на страницах церковной истории. Святые отцы научают нас тому, что покаяние, пост, молитва и милосердие являются путями, которые способны вывести нас из состояния духовной спячки, «окамененного нечувствия», теплохладности и возбудить ревность по духовной жизни. Если же в центре нашей жизни окажутся вопросы духовные, если мы станем зорко следить за состоянием своей души, если будем погружать свой ум в сердце, обращенное к Богу, то тогда ревность по духовной жизни постепенно начнет преобразовываться в собственно духовную жизнь.

Для того чтобы все совершилось именно так, необходимо воспитывать свой ум, правя его на точильном камне истин христианского учения. А наилучшим средством воспитания нашего разума и обретения нами мудрого сердца является чтение Священного Писания,

1 Ефрем Сирин, прп. О терпении, о кончине века и втором пришествии. О прилежном чтении Божественных Писаний и пользе безмолвия.

335

 

 

творений святых отцов, житий святых — чтение неспешное, сосредоточенное и пытливое, не оставляющее без разъяснения знающими и духовно опытными людьми трудных мест в тексте. Человек, пестующий свой разум в духовной работе над постижением Слова Божия, в постоянном внутреннем взаимодействии с Божественными истинами, много преуспеет на пути к обретению духовного самоконтроля, с которого начинается «погружение ума в сердце».

Но Бог благословил нас обладать не только силой разума, но и силой воли. Более того, Он даровал нам свободу воли. От того, как осуществляет себя в мире наша воля, во многом зависят наши действия и поступки, а также наш образ жизни. Поэтому воспитание воли не менее важно, чем воспитание ума.

Какие же средства предлагает нам Церковь для воспитания воли? Человеческий ум образовывается, получая духовную прививку Божественных истин, в результате чего изменения нашего бытия совершаются на интеллектуальном уровне, в сфере разума. Что же касается воли, то она воспитывается практическими действиями во славу Божию, — ибо мы — Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять (Еф. 2,10).

Какими же должны быть наши действия? Каждому человеку в основном известны его слабые места. Правда, люди, которые не имеют навыка наблюдения за своей духовной жизнью, этих слабых мест в себе, как правило, не видят. Но те, кто имеют склонность к самоанализу и самопознанию или хоть в какой-то степени осмысливают течение своей жизни, задумываются о том, что они собой представляют, обязательно будут фиксировать свои самые уязвимые места, свои грехи и греховные склонности.

У любого из нас найдется немало таких склонностей, но есть грехи, уже вполне укоренившиеся в природе того или иного человека, причем иногда это может быть даже обусловлено внешними обстоятельствами жизни. В таких случаях принято говорить, что «так жизнь сложилась». И когда человеку самому не под силу вырваться из привычного греховного плена, из колеи греховной инерции, ставшей образом жизни, то такие случаи нужно отнести к сложным и трудно излечимым.

Но духовную жизнь подавляющего большинства людей обычно омрачает какой-нибудь грех, присутствие которого в нас никакими внешними обстоятельствами не продиктовано. Его существование

336

 

 

или его конец целиком зависит от нас самих, от направления действия и силы нашей собственной воли. А для того, чтобы воспитать волю, нужно в ней запечатлеть добродетель, то есть победить какой-то наш грех, какую-то свойственную нам греховную склонность.

Святые отцы, размышлявшие над этой темой, в том числе такие великие аскеты, как преподобный Иоанн Лествичник или наши русские святые Тихон Задонский и Феофан Затворник, предлагают запечатлевать добродетель силою нашей воли, восходя от более легкого к более трудному и от более простого — к более сложному, приступая на первых порах к борьбе с тем грехом, который представляется наиболее податливым нашему волевому воздействию.

В этой ситуации нас можно уподобить спортсмену, который, стремясь укрепить свою физическую природу, нагружает организм тренировками постепенно, по определенному плану выводя его на пик спортивной формы. Такой же тактики должен придерживаться и человек, имеющий целью укрепить свою духовную природу и победить грех: не сразу и не вдруг, не «с места в карьер», но мало-помалу и шаг за шагом возлагая на себя все более тяжелый груз трудов по самосовершенствованию. А «малое влечение воли нашей на добро привлекает Бога на помощь», — говорит авва Зосима.

Итак, помимо тяжких, безраздельно овладевших человеком и трудноизлечимых грехов могут существовать и обременять нас многочисленные греховные привычки и привязанности: один злоупотребляет хмельными застольями в дружеской компании, другой страдает пустословием, третий предпочитает праздное времяпрепровождение, четвертому свойственны хвастовство и стремление приврать, пятый слишком привязан к материальным вещам, шестой предается греху в своем воображении, седьмой слишком интересуется чужими делами или не ко времени остер на язык... То есть мы знаем, что у всех нас есть какой-то не очень уж тяжкий грех, который присутствует в нашей жизни и который мы сами себе великодушно прощаем.

Так вот, начинать запечатление добродетели в своих волевых усилиях нужно с борьбы против этих малых грехов, ибо они вовсе не безобидны. В XIX веке об этом предмете так размышлял епископ Томский и Семипалатинский Петр (Екатериновский): «Если бы кто, насыпав в мешок много песку, поплыл с ним по глубокой воде, то от тяжести его так же может потонуть, как и от большого камня.

337

 

 

Так и от малых грехов, — которые в общей сложности могут составить тяжесть, равную большому греху или даже превосходящую тяжесть большого греха, — так же можно погибнуть, как и от больших грехов»1. А уже в наше время святитель Иоанн Сан-Францисский собрал свои размышления по этому вопросу в книгу, которой дал красноречивое и грозное заглавие: «Апокалипсис мелкого греха»2.

Итак, поставим себе цель: не тратить понапрасну времени жизни и не топить ее смысл в пустопорожних словах, не злоупотреблять спиртным, не бахвалиться, не разжигать свое сердце грешными видениями, положить хранение уму своему и устам своим (Пс. 140, 3)... Словом, не делать ничего из того, что присутствует в нашей жизни в качестве малого прегрешения и что сравнительно легко может быть нами искоренено. И если наше стремление к добру и внутреннему совершенствованию будет с помощью Божией отмечено обретением хотя бы одной добродетели, то это, несомненно, станет величайшим шагом в деле воспитания нашей воли, ибо воля наша получит некий урок, а сами мы обретем положительный навык сопротивления греху. Затем можно будет переходить к другому нашему греховному недостатку, другой греховной слабости, чтобы так же исцелить их, опираясь при этом на уже имеющийся у нас опыт преодоления тяготения ко греху.

Святые отцы, духовно опытные аскеты и подвижники благочестия не призывают нас объявлять войну всем грехам сразу, не предлагают вести боевые действия против наших слабостей и недостатков одновременно на всех фронтах. Подобное бремя было бы неподъемно для человека, а самого его на этом пути ждало бы неминуемое поражение — как и всякого, кто, вместо того чтобы мало-помалу выбираться с топкого места на сухой берег, попытался бы поднять себя за волосы, чтобы выбраться из болота.

Если малые и великие враги нашего спасения будут побеждаться нами поодиночке и один за другим, то в душу нашу с каждым таким успехом станут вливаться новые силы. Более того, каждый выигранный бой против нечестия и неправды нашей жизни будет одаривать

1 Петр (Екатериновсхий), еп. Томский и Семипалатинский. Поучение перед исповедью, с объяснением десяти заповедей.

2 Книга архиеп. Сан-Францисского и Западно-Американского Иоанна (Шаховского; 1902-1989) (Православная Церковь в Америке) «Апокалипсис мелкого греха» была издана в Санкт-Петербурге в 1997 г. — Примеч. ред.

338

 

 

нас радостью свободы от греха, обогащать нас особым опытом этого духовного переживания, опытом сопричастности этой победе. В этом, собственно говоря, и заключается воспитание воли. А воля человека способна крепостью своей превосходить даже железные оковы. Четьи-Минеи, например, приводят такое древнее свидетельство: преподобный Симеон Столпник приковал было себя железной цепью к камню, на котором молился, но святой патриарх Мелетий посоветовал ему волей и разумом приковать себя, что тот и исполнил1. А этот славный антиохийский отшельник и основоположник столпничества, напомню, подвизался в своем подвиге более тридцати лет...

Время Великого поста создает особо благоприятные условия для того, чтобы попытаться запечатлеть в нашей воле хотя бы одну единственную добродетель. А покаяние, пост и молитва, равно как и добрые дела, должны поддерживать нас в этом стремлении, укрепляя в сознании правильности избранного пути.

Да поможет нам Господь не потерять и не растратить времени Святой Четыредесятницы, но, проходя сие поприще, сделать реальные шаги по пути к той цели, которую каждый христианин должен ставить перед собой. Эта цель — очищение души от греха и истинное преображение, возвышение, обновление всех наших духовных сил. И да внемлют наши души благословению апостола: Вы были некогда тьма, а теперь — свет в Господе: поступайте, как чада света (Еф. 5, 8). Аминь.


Страница сгенерирована за 0.38 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.