Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово по окончании утреннего богослужения во вторник первой седмицы Великого поста в Успенском кафедральном соборе г. Смоленска (27.02.2001)

СЛОВО ПО ОКОНЧАНИИ УТРЕННЕГО БОГОСЛУЖЕНИЯ
ВО ВТОРНИК ПЕРВОЙ СЕДМИЦЫ ВЕЛИКОГО ПОСТА
В УСПЕНСКОМ КАФЕДРАЛЬНОМ СОБОРЕ
г. СМОЛЕНСКА

27.02.2001

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Третий порок, об избавлении от которого мы просим Господа словами молитвы святого Ефрема Сирина, по-славянски называется любоначалием. На русский язык это редкое слово переводится как «властолюбие» — желание начальствовать, стремление господствовать.

Любоначалие есть не что иное, как похоть власти — грех, от которого следует избавляться всеми силами. Но для того, чтобы преуспеть в обуздании этого порока, христианин должен иметь представление

1 Феофан Затворник, свт. Письма к разным лицам о разных предметах веры и жизни. 878: Откуда приходит тоска и как прогоняется.

245

 

 

о сущности данного греха. А для этого нужно понимать природу власти, которая есть способность и возможность одних людей посредством изъявления своей воли управлять другими людьми. Таким образом, механизм власти заключается в том, что те, кем управляют, добровольно или вынужденно подчиняют свою волю воле правителя.

Но давайте вспомним, не этот ли принцип лежит также в основе величайшей человеческой добродетели по отношению к Богу? Ведь в идеале вся жизнь людей должна быть по сути своей подчинением воли человека воле Божией. Это образец совершенного жития, к которому призвал нас Господь. Ибо воля Божия — благая и совершенная, и, следуя ей, человек обретает полноту жизни, становится счастливым. Но если Господь призвал людей исполнять Его волю, то как же тогда этот наш долг возможно согласовать с идеей власти одного человека над другим, покорности одного человека воле другого?

Идея власти зарождается и развивается в человеческом сообществе на заре истории, в глубочайшей древности, о которой повествует нам книга Бытия — древнейшая часть Библии. Вначале это была власть старшего — вождя племени, главы рода, отца семейства. И такая власть была мотивирована и понятна, ибо, например, отец семейства несет ответственность за надлежащее воспитание и безопасность детей, за благополучие женщин и стариков, за поддержание определенной системы отношений и соответствующего уклада внутри семьи, за ее взаимоотношения с внешним миром, за настоящее и будущее семьи в целом. И в силу этой ответственности пред Господом и перед своими близкими отец семейства обладает как естественным, так и богоданным правом в необходимых случаях подчинять своей воле волю детей во имя их благополучия, пусть даже и не осознаваемого ими в данный момент.

Святитель Филарет Московский так говорит об этом: «Итак, в семействе лежат семена всего, что потом раскрылось и возросло в великом семействе, которое называют государством. Там нужно искать и первого образа власти, и подчинения, видимых ныне в обществе. Отец, который естественно имеет власть дать жизнь сыну и образовать его способности, есть первый властитель; сын, который ни своих способностей, ни самой жизни сохранить не может без повиновения родителям и воспитателям, есть природно подвластный. Но как власть отца не сотворена самим отцом и не дарована ему

246

 

 

сыном, а произошла вместе с человеком от Того, Кто сотворил человека, то открывается, что глубочайший источник и высочайшее начало первой, а следовательно, всякой последующей между людьми власти — в Боге»1.

Таковой же была в ветхозаветные времена и власть патриархов по отношению к избранному народу. А затем этот народ оказался в иноземном плену, где над ним не оказалось никакой власти, которая имела бы Божественную санкцию. Ибо власть египетского фараона воспринималась верующими иудеями как власть не от Бога; более того — как нечто противное воле Божией, ибо деспотизм древних восточных правителей был столь жестоким и устрашающим, что являл собой воистину жуткий образ человеческого самовластья.

Но когда потребовалось вывести израильский народ из плена, Бог призвал Моисея, который, не будучи формально правителем народа, становится его признанным духовным вождем. Власть Моисея имеет свое основание в прямой воле Божией, ибо Сам Господь призывает и благословляет его на это служение. И люди покоряются воле Моисея, зная, что через него с ними говорит Бог, так что, подчиняясь воле Моисея, они ходят в воле Божией. Под водительством Моисея народ освобождается из египетского плена и приходит в Землю обетованную. А после его смерти избирает из своей среды особо праведных, боговдохновенных людей, на которых почиет духовная печать благословения свыше, чье слово и дело отмечено Божиим присутствием. Этих вождей народа стали именовать судьями. И народ покорялся их воле не потому, что они являлись правителями, но потому, что были Божиими избранниками. И, подчиняясь судьям, народ подчинялся Богу и ходил в Его воле.

Так продолжалось до тех пор, пока не умножилось греховное беззаконие и не ослабела вера в роде иудейском. И тогда народ стал требовать себе в правители царя. Помазание Саула на царство стало, с одной стороны, необходимостью, ибо при всех обстоятельствах народ нуждался в надлежащей организации своей государственной, общественной и религиозной жизни, дабы иудеи оставались сильными

1 Филарет Московский, свт. Христианское учение о царской власти и об обязанностях верноподданных. Ч. 1. Гл. 1. О происхождении власти. 1. Божественное установление царской власти.

247

 

 

и способными отражать нападения врагов. Но, с другой стороны, установление царства взамен правления судей обозначило глубокую духовную трагедию Древнего Израиля, стало свидетельством того, что некогда избранный Богом народ отвергся воли Господней и, поставив над собою земного владыку, предпочел подчиняться ему.

Эти события ветхозаветной истории говорят нам прежде всего о том, что власть в роде человеческом есть нечто хотя и необходимое для устроения человеческого общежития, но вместе с тем воспринимающееся религиозным сознанием как отступление от нормы и идеала, поскольку таковые заключаются в подчинении человека Богу. Бог является нашим законным и верховным Владыкой, ибо Он есть Творец Неба и земли и всего рода человеческого, наш Царь Небесный. Его воля — всеблагая и всесовершенная, и подчинение ей свято, угодно Господу и имеет своим следствием полноту жизни и радость человеческого бытия.

Итак, установление института земной власти совершилось по крайней необходимости, в силу которой один человек стал владычествовать над другим, а тот — исполнять волю своего повелителя. Но вот вопрос: каким должно быть восприятие земным правителем той власти, которую он получает в свои руки по воле Божией? Властитель, исполненный христианского духа, ведает истинную природу собственной власти и помнит о ее Первоисточнике. Он отдает себе отчет в том, что единым подлинным Владыкой является Бог, а человек поставлен над другими людьми только для того, чтобы максимально содействовать совершению над ними воли Божией. Истинный правитель имеет в сердце и в уме слова апостола Иоанна: Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от Единого Бога, не ищете? (Ин. 5, 44). И потому такой правитель видит цель своих трудов в достижении полноты жизни подвластных ему людей, в содействии тому, чтобы воля Бога как единого законного и верховного Правителя рода человеческого осуществлялась между людьми.

Снова обратимся к мудрости святителя Московского Филарета, который еще в XIX веке сказал слова, в пророческой справедливости которых имели возможность неоднократно убедиться последующие поколения: «В наше время многие народы мало знают отношение государства к Царству Божию... Им не нравится старинное постро-

248

 

 

ение государства на основании благословения и закона Божия; они думают: гораздо лучше воздвигнуть здание человеческого общества в новом вкусе на песке народных мнений, поддерживать его бурею бесконечных распрей. Их новые построения никогда не достраиваются, каждый день угрожают падением, часто действительно рушатся...»1.

Между тем святые отцы и учители Церкви всегда понимали светскую власть, равно как и власть Церкви, исключительно как служение ближним во славу Божию, ибо нет у власти иного предназначения, чем работать во благо всех людей. Это изначальное понимание природы и идеи власти запечатлено даже в наименовании некоторых ее институтов. Например, слово «министр» восходит к латинскому minister, что означает «слуга», а глагольная форма ministroпереводится как «служу; управляю». Иными словами, функция человека, имеющего в нашем мире одну из высших степеней властных полномочий, определяется самим ее именованием как служение другим людям. И в этом заключен истинный смысл человеческой власти, у которой нет иного предназначения и иной цели, кроме служения правителя тем, кем он управляет. Ибо от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут (Лк. 12, 48). И если некий человек греховно властолюбив, если он упивается своей властью над другими людьми, если он существует во имя обладания этой властью, полагая ее высшей ценностью своей жизни и принося ей в жертву все остальное, то он страшно согрешает перед Богом — Источником всякой власти и единым законным Правителем над людьми.

И потому призывает нас святой преподобный Ефрем Сирин молиться Господу о том, чтобы Он оградил нас от искушения похотью власти, уберег от наслаждения властью, сохранил от искажения подлинного смысла и верного понимания человеческой власти. Здесь может возникнуть вопрос: а среди нас так ли много людей, стоящих у кормила власти, держащих в своих руках бразды правления, стоящих во главе? И если немногие традиционно властвуют над многими, то почему преподобный Ефрем предлагает каждому человеку молитвенно

1 Филарет Московский, свт. Христианское учение о царской власти и об обязанностях верноподданных. Ч. 1. Гл. 1. 2. Действительность и свойство непосредственного Божиего управления земными царствами человеческими.

249

 

 

просить Господа избавить его от этого порока? Да потому, что речь здесь идет не только об административно-государственной, политической, судебной, церковной и иной высшей власти, но о всякой власти, о любой ситуации, в которой воля одного человека подчиняет себе волю другого. Подобное имеет место в трудовом коллективе, в дружеском сообществе, в семье, в отношениях между близкими и родными, а также и между незнакомыми друг другу, случайными людьми.

Преподобный Ефрем учит всех нас возносить молитвы, дабы Господь защитил нас от порока наслаждения властью. Да не испытаем мы никогда сладострастного торжества, подчиняя себе волю других людей. Но будем всегда помнить, что, по слову святителя Тихона Задонского, «властолюбие есть великое зло в человеке и начало всякого зла... Мы знаем, что беззаконному Ироду не страшно было убить столько тысяч неповинных младенцев, чтобы только не лишиться царской власти. О, великое зло — властолюбие! Человек хочет другими владеть, но сам собою владеть не может. Беги от этого зла, чтобы не погубить себя и других. Надо прежде научиться собою владеть, и тогда принимать власть над другими»1.

Но если в какой-то момент хотя бы тень страсти к любоначалию посетит нас, вспомним слова Господа, обращенные к ученикам: Вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом (Мф. 20, 25-27).

Да поможет нам опамятоваться в минуту искушения прошение к Богу из ныне ежедневно повторяемого нами великопостного молитвословия: «Господи и Владыко живота моего, дух праздности, уныния, любоначалия не даждь ми...» Аминь.

1 Тихон Задонский, свт. Письма келейные и наставления. Письмо 66: Что подвигло беззаконного царя желать убиения Христа-Младенца?

250


Страница сгенерирована за 0.34 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.