Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово по окончании великого повечерия в понедельник первой седмицы Великого поста в Успенском кафедральном соборе г. Смоленска (26.02.2001)

СЛОВО ПО ОКОНЧАНИИ ВЕЛИКОГО ПОВЕЧЕРИЯ

В ПОНЕДЕЛЬНИК ПЕРВОЙ СЕДМИЦЫ ВЕЛИКОГО ПОСТА
В УСПЕНСКОМ КАФЕДРАЛЬНОМ СОБОРЕ
г. СМОЛЕНСКА

26.02.2001

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

В свою великопостную молитву, которую мы читаем за богослужениями Святой Четыредесятницы, преподобный Ефрем Сирин вложил в сжатом виде целую систему аскетического делания, которое предполагает борьбу с пороками и стяжание добродетелей.

В первых словах молитвы мы слышим такие прошения: «Господи и Владыко живота моего! Дух праздности, уныния... не даждь ми». Мы уже говорили о том, почему святой Ефрем начинает перечисление пороков, от которых нам надлежит освободиться прежде всего, с упоминания о праздности. Ибо она вкупе с духовной ленью разрушает целостность человеческой личности, погубляет время нашей жизни, медленно убивает в нас дарованные Господом таланты, не позволяя личности реализоваться и состояться в соответствии с Божиим замыслом.

Но не менее опасен и такой порок, как уныние, о котором преподобный Ефрем также говорит в самом начале своей молитвы. Каковы же свойства этого духовного состояния? Преподобный Иоанн Лествичник так определяет его: «Уныние есть расслабление души, изнеможение ума... ненависть к обету»1, «уныние происходит иногда от наслаждения, а иногда оттого, что страха Божия нет в человеке»2. Преподобный Нил Синайский дополняет: «Печаль же есть унылость души и бывает следствием гневных помыслов; ибо гнев желает отмщения и неуспех в отмщении порождает печаль»3. Блаженный Диад ох называет уныние «теплохладной и разленяющей страстью»4.

1 Иоанн Лествичник, прп. Лествица. Слово 13, 2.

2 Там же. Слово 26, 44.

3 Нил Синайский, прп. Аскетические наставления. Ч. 2. О восьми духах зла. д) О печали. 1.

4 Диадох Фотикийский, свт. Подвижническое слово, разделенное на сто глав деятельных, исполненных ведения и рассуждения духовного. 58.

241

 

 

Все мы знаем, что уныние обнаруживает себя в подавленном настроении человека, в снижении его жизненного тонуса, угнетенном состоянии духа, иногда в сочетании с брюзжанием и ворчливостью.

Здесь надо сказать, что медицинской науке известно немало душевных болезней, которые могут иметь сходную симптоматику, — ведь описываемое в психиатрии состояние депрессии также проявляется в подавленности, заметном падении жизненного тонуса. Этому заболеванию свойственны заторможенность интеллектуальной и моторной деятельности человека, вялость, апатия, ослабление побуждений, мрачная оценка больным себя и своего положения в окружающей действительности, порой отрицательное до самоуничижения восприятие собственной личности, пессимистический взгляд на внешний мир, свое настоящее и будущее. Депрессивные состояния имеют широкую распространенность и отличаются большим многообразием: современной психиатрии известно более 70 разновидностей таких заболеваний — от «алкогольной депрессии» до «депрессии эгоистической». И поскольку депрессивный синдром является серьезной болезнью, то и борются с ней при помощи соответствующих медикаментозных препаратов и лечебных процедур.

Однако грех уныния не имеет отношения к заболеваниям психики. Человек, совершенно здоровый физически и психически, также вполне может впасть в греховное состояние уныния. Ибо уныние в отличие от депрессивного синдрома вызывается маловерием и отсутствием терпения.

Человек, впавший в уныние, постоянно пребывает в состоянии тяжкой подавленности, но ему также свойственна раздражительность. И если не бороться с унынием, то оно способно развиться до такого опасного состояния человеческого духа, как отчаяние. Ведь отчаяние есть прямое следствие порабощения человеческой природы грехом уныния. Отчаяние — поистине страшное, помраченное состояние, когда человек теряет всякий контроль над собой и способен под влиянием тягчайших душевных переживаний совершить самые страшные и непоправимые деяния. Например, причиной самоубийств чаще всего становится именно отчаяние. Воистину, печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению, а печаль мирская производит смерть (2 Кор. 7,10).

Итак, уныние овладевает человеком в отсутствие или при недостатке веры и терпения на фоне тяжелых обстоятельств жизни. Чело-

242

 

 

век падает духом и опускает руки, ему представляется, что горести и тяготы его существования нескончаемы и незаслуженны, что все происходящее с ним несправедливо и неправильно, что из его положения нет и не будет выхода. В тяжелой житейской ситуации человек приходит в уныние, не видя возможности самостоятельно справиться со своими невзгодами и забывая о том, что Бог каждого из нас ведет по уготованным ему жизненным стезям. И если на этом пути нам случается проходить через череду испытаний и скорбей, если даже порой при этом нас посещает ощущение безысходности, то верующий человек все равно должен крепко помнить, что тяжкие обстоятельства жизни есть крест, который Господь возлагает на наши плечи, дабы через достойное, со смиренным сердцем приятие его мы возрастали духом, преображали себя и возвышались над собой, уподобляясь Самому Спасителю в несении Им Его страшного Голгофского Креста. Господь прямо говорит нам: Кто не берет креста своего и не следует за Мною, тот не достоин Меня (Мф. 10, 38).

Ибо сам подвиг Спасителя, Его крестные страдания, мучительная смерть на Голгофе и последующее Воскресение являются для христианина самым убедительным основанием для того, чтобы с доверием и надеждой относиться к Промыслу Божию, который проводит нас через разнообразные жизненные испытания. Ведь если бы в земной жизни Господа Иисуса Христа не было Голгофы, если бы воплотившийся Сын Божий посетил сей мир для беззаботного, счастливого и радостного пребывания в нем, то тогда, быть может, выпавшие на нашу долю испытания могли бы показаться нам чрезмерными и поколебать нашу веру. Но мы знаем, что Спаситель избрал путь страдания за грехи человеческие, путь спасительного Креста. На этом пути Бога, благоизволившего испить до самого дна чашу человеческих страданий, ожидало преодоление враждебных и необоримых обстоятельств, борьба до последнего вздоха, поношение и поругание, предсмертные муки и, наконец, сама смерть... И только затем наступило Воскресение.

И поэтому, когда жизненные обстоятельства теснят нас к краю черной бездны уныния и отчаяния, когда мы не находим разумного объяснения постигшим нас неудачам и обрушившимся на нас невзгодам, мы не имеем права терять присутствия духа. Напротив, мы должны только еще более укрепляться в нашей вере. Мы должны говорить

243

 

 

себе: Бог, знающий лучше нас о том, что нужно нашей душе, предлагает нам именно этот жизненный путь, а не какой-либо иной, и, значит, это и есть тот путь, которым нам надлежит следовать с терпением и надеждой. Верующий человек обладает средством победить уныние и преодолеть отчаяние, ибо знает: Мы отовсюду притесняемы, но не стеснены; мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся; мы гонимы, но не оставлены; низлагаемы, но не погибаем. Всегда носим в теле мертвость Господа Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в теле нашем (2 Кор. 4, 8-10).

Не нужно только никому завидовать. Не нужно с ревнивой недоброжелательностью оценивать жизнь и успехи других людей. Не нужно ни с кем сравнивать себя, не нужно роптать на то, что кто-то внешне выглядит более удачливым или счастливым, чем мы. Подобные дурные помыслы произрастают из нашего уныния, из недостатка веры в то, что Господь всегда рядом с нами.

Пусть же поддержат и утешат нас слова преподобного Феодора Студита, говорившего: «Всегда так бывает, что ныне малодушие, а завтра мужество; теперь печальное расположение, а вдруг воодушевление; сию минуту страстей восстание, а в следующую — Божия помощь их пресечет. Не таким, как вчера, явишься ты, возлюбленный. Но придет к тебе благодать Божия и поборет по тебе Господь. Речешь тогда: “Где был еси доселе, Господи?” — и Он скажет тебе на это: “Смотрел, как ты борешься, и знал”. Будем же терпеливы, возвеликодушествуем немного, стесним себя и тело свое придавим, порабощая его и далеко от себя отбрасывая страсти»1.

Даже во глубине страдания следует всегда помнить, что Бог не без умысла о нашем благе ведет нас именно этим, а не иным путем жизни и что, только совершая этот путь и исполняя Божию волю, мы призваны спасти нашу душу. И даже если не хватает сил сопротивляться порой чрезмерно трудным обстоятельствам жизни, мы тем не менее должны с терпением переносить все испытания, памятуя, что Бог никогда не дает креста сверх сил, что крест не раздавливает и не погубляет человека, но дается для его возвышения и спасения.

И потому не должно быть уныния в сердце верующего человека. Но, со смирением и кротостью неся крест, данный нам Богом, мы

1 Феодор Студит, прп. Подвижнические монахам наставления. Слово 25. 5.

244

 

 

должны поддерживать и укреплять свою веру, особенно когда она испытывается на прочность тяжкими внешними обстоятельствами. Святитель Феофан Затворник научает нас: «Вы чувствовали нападки тоски. Это вражья напасть... Она нападает, когда затмятся пути Божии в устроении наших обстоятельств жизни. Мрак этот где тоску наводит, где страхи, где нечаяния. Молитва разгоняет этот мрак, и свет промышления Божия о нас дает нам ясно видеть все тогда... Отсюда умирение духа и отрада сердца, даже при самом безотрадном положении»1.

Все мы знаем, как трудно нести свой крест и противостоять унынию. Ведал это и святой Ефрем Сирин, который в молитве своей, что произносится нами во дни Великого поста, поставил на второе по важности место борьбу с унынием, как пороком, освободиться от которого мы можем только силой Божией.

«Господи и Владыко живота моего, дух праздности и уныния не даждь ми...» Аминь.


Страница сгенерирована за 0.37 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.