Поиск авторов по алфавиту

Автор:Иоанн (Смирнов), архиепископ

Иоанн (Смирнов), архиеп Пророк Авдий

Разбивка страниц настоящей электронной книги соответствует оригиналу.

 

Иоанн Смирнов

 

ПРОРОК АВДИЙ.

Рязань

1874

Иудейское царство, со времени отпадения от него десяти колен израилевых, одно стало составлять корень и зерно царства Божия на земле. Оно владеет храмом, освященным от самого Господа, Его в нем обитания; оно находилось под управлением царственного дома давидова, которому дано было обетование вечного обладания царством. В том и другом, т. е.,— и храме и царской власти потомков Давида оно видело верный залог не только целости своего политического существования, но а осуществления данных Израилю обетовании. Для такого царства правление Иорама, сына Иосафатова, имело печальное значение. Иорам женился на Гофолии, дочери известных своим нечестием Ахаава и Иезавели, — этих Фанатических поклонников ваалова идолослужения. Чрез этот брак злое нечестие ахаавова дома, быстро и глубоко утвердившееся в Израильском царстве, было пересажено и в царство Иудейское. Иорам ходил по путям царя израильского и, подобно нечестивому дому Ахаава, поступать лукаво пред Господом; он умертвил своих братьев мечем и обольщением склонял своих подданных к идолослужению (4 Цар 8, 18; 2 Пар. 21, 4—7 и 11). Его жена Гофалия, после смерти своего мужа и своего сына Охозии, захватила царскую власть в свои руки, истребила все царское семейство, исключая однолетнего Иоаса, которого спасла от погибели сестра Охозии и жена первосвященника Иоддая, по имени Иосавеефа, спрятав его в келлии священнической при храме (4 Ц. 11, 1-3; 2 Пар. 22, 10-12). Вслед за такими злодеяниями и таким нечестием следовало и Божие наказание. При Иораме отложилась от Иудеи Идумея; кроме того, филистимляне и аравитяне ворвались в Иудейское царство, опустошили страну, овладели Иерусалимом и сокровищами дворца царского, отвели в плен жен и детей Иорамовых, за исключением самого младшего из них, Охозии, который оставлен был при царе (4 Ц. 8, 20-22; 2 Пар. 21, 8-10. 16 и 17). Вскоре после таких тяжелых и печальных событий, сам Иорам подвергнулся тяжкой и му-

3

 

 

4

чительной болезни чрева, кончившейся после двух лет страдания, смертию царя. Сын его и наследник царского престола Охозия, подобно отцу своему, подражавший во всем дому ахаавову, царствовал только год; вместе с своими братьями и некоторыми князьями иудейскими он был умерщвлен Ииуем; а Гофолия, мать его, после шестилетнего управления, свергнута с престола и убита своими подданными.

 

Погибли ревнители и вводители ваалова идолослужения, но не погибло посеянное или в царстве нечестие. Религиозное и нравственное растление, сдерживаемое несколько в своем развитии в первые годы царствования Иоаса, в последние годы его стало снова распространяться с тем большею быстротою, чем с большею силою оно было удерживаемо вначале Спасенный и воцаренный первосвященником Иоддаем Иоас, доколе жив был его спаситель, воспитатель и руководитель, — пребывал верным истинно вере своих отцев; но как скоро умер Иоддай, служение истинному Богу было оставлено, идолопоклонство Ваалу снова введено во Иерусалиме и Захария, сын Иоддаев, порицавший такое нечестивое дело, по приказанию самого царя, ревнителями идолопоклонства был побит камнями во дворе храма. Сын и преемник Иоаса, Амасия, после победы, одержанной им в соляной долине над идумеянами, принес во Иерусалим идолов этого народа, кланялся им и курил фимиам пред ними. За свое нечестие как отец, так и сын подпали Божию наказанию; против обоих составлены были заговоры и оба погибли от руки убийц. Следующие затем цари, Озия и Иоафам, хотя и удалялись от грубого идолопоклонства, хотя и заботились о распространении среди народа служения Иегове; но несмотря на это и при них продолжало в Иудейском царстве существовать богоотступничество, так что, когда стал управлять царством нечестивый Ахаз, тогда поток растления прорвал все плотины, преграждавшие ему путь, идолослужение сделалось господствующим по всему царству; проникло даже во двор храма Иеговы, и безбожие дошло до небывалой уже доселе силы (4 Ц. 16: 2 Пар 28).

Таким образом чрез нечестивое царствование идолопоклонника Иорама было положено основание отпадению царства Иудейского от Бога, — отпадению, которое при преемниках Иорама постепенно развивалось и усиливалось, при Ахазе распространилось с ужасающею силою и уже тогда привело царство почти на край погибели, а при Манассии достигло наконец полюй меры, так что Господь изрек над своим народом окончательный суд отвержения ( 4 Ц 1. 10-16)

Доколе народ Иудейский признавал своим Богом только Бога

 

 

5

истинного, дотоле и обетование, данное Давиду, о вечной власти его царства, подкрепляемое существованием храма Божия во Иерусалиме, могло быть усвояемо царству Иудину, управляемому преемниками Давида. Поэтому до времен Иорама жившие и действовавшие пророки, слава и дела которых изложены в пророческо-исторических книгах с. писания, в своем пророческом созерцании не выступали далеко за пределы современного им положения вещей. Они пред линем царей, князей народа раскрывали словом и утверждали делом изложенное в законе Божественное право и чрез то самое старались о сохранении и еще большем развитии царства Божия в настоящем для них положении царства земного во Израиле. Со всем другое дело со времен Иорама. Царь, а за ним и народ отвергают истинного Бога; Ваал-идол делается их Богом. Теократия падает, а с падением теократии неминуемо должно падать и самое царство; потому что существование его обусловливалось вполне теократией. Обетование, следовательно, данное Давиду, становится в такое положение, что при наступивших условиях жизни общества оно не имеет для себя почвы в царстве Иудином. И вот со времен Иорама Господь воздвигает пророков, которых пророчественный взор не ограничивается настоящим, а проникает в самую отдаленную будущность С этого времени на поприще общественной деятельности выступают пророки, которые, взирая па современное им состояние Израиля при свете Божественного плана домостроительства спасения всего человечества, возвещают, что отселе царство Божие имеет раскрываться чрез Божии суды над отверженным Израилем и чрез борьбу с языческими силами. Следствием этих судов и этой борьбы будет опасение верных чад Божиих, откровение славы Божией, или основание Миссиею обетованного Давиду вечного царства правды и мира. Чтобы утвердить истинность и непреложность своих предречений и в то же время дать благочестивым людям, среди имевших наступить судов Божиих над Израилем, твердую, руководительную точку  опоры в их уповании на Бога, пророки заключают свои устный речи в письмена. Ряд этих пророков открывает собою Авдий (Евр. Овадиа — служитель, чтитель Иеговы), проходивший свое общественное служение именно во времена столь печального для народа Божия царствования Иорама, пророк, по своему происхождению и обстоятельствам жизни, почти неизвестный и потому в писаниях раввинов и в писаниях св. отцев Церкви признаваемый за одно лице то с богобоязненным начальником дворца ахавова, скрывшим 100 пророков от Иезавели (3 Ц. 18, 3), то с последним из тех трех пятидесятников, которых Охозия, царь

 

 

6

израильский, посылал к пророку Илии (4 Ц. 1, 13), или же выдаваемый за прозелита из эдомлян.

Спорное время жизни и деятельности пророка более точным образом определяется из рассмотрения отношений к его книге пророков Иеремии и Иоиля, с которыми Авдий столь тесно сходится в некоторых характерных мыслях и выражениях, что становится необходимым допустить знание ими один другого. Если мы более тесным образом посмотрим на сходство Авдия с Иеремией в пророчестве последнего об Эдоме (Иер. 49, 7-22); то несомненною откроется та истина, что не Авдий читал Иеремию и пользовался им, а наоборот — Иеремия читал Авдия и им пользовался. Это можно выводить уже из той особенности Иеремии, по которой повсюду в своих пророчествах воспроизводит пророческие мысли, образы и выражения прежде его жавших пророков. Так основу почти всех его пророчеств против иноземных народов составляют пророчества об этих народах у более ранних пророков, так напр. в основании пророчества его против филистимлян (47 гл.) лежит пророчество Исаии (14, 28—32) об этом народе, в пророчестве против Моавитян (48 гл.) Пророчеств о Исаии (гл. 15 и 16), в пророчестве против Аммонитян (49, 1) пророчество Амоса против этого народа (1, 13-16), в пророчестве против Дамаска (49, 32—27) пророчества Амоса (1, 3 - 5), наконец в пророчестве против Вавилона (50 и 51 гл.) пророчества Исаии о Вавилоне (13-14, 23) К этому надо прибавит еще и то, что в пророчестве Иеремии против Эдома находятся мысли и выражения характерныя, отличающие его от других пророков, — и из этих характерных мыслей и выражений иеремииных ничего не встречается у Авдия; между тем как то, в чем Иеремия в приведенном месте сходится с Авдием, где либо в другом месте не повторяет, чего не могло бы быть, если бы мысли и выражения, в которых он сходится с Авдием, принадлежали ему, а не были заимствованы им у сего пророка. Кроме того, общее у обоих пророков,— у Авдия не только со внешней стороны образует целое, у Иеремии же разбросано по многим одно он другого отдельным местам его пророчества (ср. Авд. 4-8 с Иер. 49, 7. 9. 10. 14-16), но и со внутренней стороны у Авдия теснее связано и представляется более первоначальным, чем у Иеремии Если таким образом не сомнению то, что пророчество Авдия первоначальнее, равно как и древние пророчества Иеремии об Эдоме; то Авдий должен был пророчествовать не после разрушения Иерусалима халдеями, но до него; так как пророчество Иеремии против Эдома относится к четвертому году царствования Иоакима, при котором Иерусалим не был еще разрушен.

 

 

7

По-видимому с таким выводом не согласуется среднее отделение пророчества Авдиева (10-16), поводом к возвещенному в первых девяти стихах суду над Эдомом выставляется злорадство этого народа над несчастною судьбой Иуды и Иерусалима, когда чуждые народы ворвались во врата города, бросили жребий об Иерусалиме, и где ему напоминается, что он не удовольствовался одним злорадством, но сам принял участие в расхищении Иуды, убивал спасающихся от гибели беглецов или выдавал их в руки врагов. Такого рода упреки, без сомнения, предполагают овладение Иерусалимом чуждыми народами. Не дают ли они в тоже время повод предполагать разрушение Иерусалима, совершенное халдеями и побуждающее низводить время жизни пророка к этим временам разрушения царства Иудейского? На этот вопрос нельзя отвечать утвердительно Это видно из следующего — Другие пророки, как напр. Иезекииль угрожают Эдому вечным запустением за то, что он пита п. вечную вражду к Израилю и гнал сынов его под меч (Иезек. 35, 5). за то, что он говорил: «эти два народа и эти две земли (Иуда и Израиль) должны быть мои и мы завладеем ими» (ст. 10); за то, что он ненависть имел к сынам Израия и ругательные слова обращал к горам израилевым и говори им: «опустели, нам отданы на съедение» (ст. 12); за то, что он радовался тому, что удел дома израилева опустел. Совершенно ясно, что в представленном изображении у пророка Иезекиля вражды Эдома к Израилю берутся во внимание опустошение Иуды и разрушение Иерусалима и обнаруженная при этом во всей очевидности враждебность Эдома к Иуде. Но то у Авдия. Авдий ни одним словом не указывает на разрушение Иерусалима; он не говорит ни о вечной вражде Эдома, ни о желании его присвоить себе земли Иуды и Израиля; по просто говорит только о враждебном отношении эдомлян к Иуде в то время, когда иноземцы ворвались во Иерусалим, разграбит его сокровища и сынов Иуды избили Таким образом Авдий при своем пророчествовании имеет в виду только овладение Иерусалимом и разграбление его чуждыми народами, но не разрушение его. Самое обозначение пророком дня Иерусалима более и более сильными именами, как напр. день поражения, погибели, нужды, несчастий — показывает только то, что несчастие, случившиеся с Иерусалимом, было очень велико, но не говорит того, чтобы город этот был разрушен среди этого несчастий и царство Иуды рушилось. О каком же овладении и разграблении Иерусалима говорит пророк?

Иерусалим со своего окончательного разрушении Навуходоносором несколько раз впадал в руки врагов и, разумеется, всег-

 

 

8

да бывал разграбляет или, — так: 1., в 5 г. царствования Ровоама он был разграблен Египетским царем Сусакимом (3 Ц. 11, 25 и. д , о Пар. 12); 2., при Иораме — филистимлянами и аравитянами (2 Пар. 21. 16 и 9.), при Амассии — израильским царем Иоасом (4 Ц. 14, 14 и 9.; 2 Пар. 25, 23). 4 , при Иоакиме (4 Ц. 24; 2 Пар. 38, 6 и 9.) и 5., при Иехонии — халдеями (4 Ц. 24, 10 и 9.; 2 Пар. 36, 10). При решении постановленного выше вопроса первое из этих разграблений не может быть принято во внимание; потому что идумеяне, в то время подвластные царству Иудейскому, не могли предпринять того, что об них говорит Авдий; не могут быть приняты во внимание и разграбления вавилонские при Иоакиме и Иехонии; потому что Авдий, по выше раскрытому отношению его к Иеремии, должен был пророчествовать ранее этих разграблений; не может быть принято также во вн мание и разграбление, бывшее при Амассии; потому что Авдий врагов Иерусалима называет  zarim и  nakrim, что указывает на языческие народы (ср. Иоил. 4, 17 слав. 3, 11; Иер. 5, 2, Вт. 17, 17), но нейдет к гражданам и  десятиколенного царства. Таким образом остается одно только разграбление Иерусалима Филистимлянами и аравитянами при Иораме, и отношение Авдия к пророку Иоилю подтверждает то, что Авдий действительно при своем пророчествовании имел в виду это именно разграбление.

Авдий столь поразительно сходится (именно ст. 10-18 ср. Иоил. гл. 4 и 3, 5, — слав. гл. 3 и 2. 32) с Иоилем в немалом количестве слов, выражений и мыслей, что всеми признается зависимость их одного от другого. Только зависимость эту надо полагать не на стороне Авдия, но на стороне Иоиля. Решительное в пользу этого доказательство дает приводимое Иоилем выражение, похожее на цитат какого либо места: «как говорит и Господь» (3, 5, — слав. 2, 32), чрез что предшествующие, общие у Иоиля с Авдием (ср. ст. 18) мысль что на горе Сион и во Иерусалиме будут уцелевшие, обозначается, как слово Иеговы. Эту мысль, приведенную Иоилем с указанным цитатом и потому, значит, им откуда либо заимствованную, пророк сей мог заимствовать только у Авдия; так как ее в другом каком-либо месте нет. Предполагать какое либо древнее, затерянное потом пророчество, из которого мог бы Иоиль заимствовать приведенную мысль, было бы тогда только обязательно, когда бы неопровержимо было доказано более позднее происхождение Авдия, или зависимость его от Иоиля, чего, однако ж еще нет.

Из представленного определения отношения Авдия к Иоилю вытекает то, что Авдии пророчествовал ранее Иоиля, а отсюда становится до-

 

 

9

стойным вероятия полного то положение, что Авдий, как выше было указано, в своей речи порицает враждебность Эдома, которую последний проявил именно при овладении Иерусалимом и разграблении его Филистимлянами и Аравитянами в царствование Иорама. Это над Иудою и Иерусалимом обрушившееся несчастие, послужившее для Авдия поводом к его пророчеству, падает на последние годы восьмилетнего царствования Иорама. Поэтому произнести и издать в письмени свое пророчество Авдий мог только незадолго до смерти Иорама, но и не позднее ее; потому что пророчество Авдия с одной стороны неоспоримо дает видеть, что обнаруженная при несчастий Иуды враждебность Эдома жила еще в свежей памяти народа, а с другой стороны оно не указывает никаких следов того идолослужения, которое сделалось господствующим в Иудейском царстве при беззаконной Гофолии, сделавшейся правительницею царства после однолетнего царствования, за Иорамом следовавшего, Охозии.

 

_______

Пророчество Авдия состоит из трех отделений. Оно начинается возвещением окончательно определенной от Бога погибели Эдома, уповавшего на неприступность своих скалистых жилищ (1—9); потом изображает повод к внезапно над сим высокомерным народом обрушивающемуся суду Божию, а именно то беззаконие, которое проявил этот народ относительно Иакова, народа завета, проявил в то время, когда языческие народы овладели Иудою и Иерусалимом, разграбили и постыдным образом осквернили гору Сион. За это в близкий день Господь эдомлянам всем вообще враждебным народам будет воздаяние, простирающееся даже до их уничтожения (10—16). А на горе Сион между тем будут спасенные и самая гора будет святою. Дом Иакова займет земли язычников, истребит идумеям и владения свои расширит во все стороны. Рассеянная по языческим землям часть народа Божия возвратится в распространенную отечественную землю. На горе Сион явятся спасители, чтобы быть судиями горы Исавовой; и тогда будет царство Иеговы (17—21).

Представим более подробное изложение содержания речи Авдия. „Видение Авдия“, так начинает свое пророчество об Эдоме сам пророк и таковым началом показывает, что опт. имеет возвестить Эдому то, что ему открыто в видении от Бога. „Так говорит Господь Иегова об Эдоме, и продолжает он, приступая к изложению открытого ему и виденного им об Эдоме. Что же такое открыто пророку, что такое он созерцал в видении Божием о судьбе Эдома? Мы услыхали известие от Иеговы“, объ-

 

 

10

ясняет пророк, при этом сливая себя во едино со Израилем, для которого известие, полученное пророком в видении, было особенно важно и радостно, «и вестник послан по народам». Полученное от Бога радостное известие состоит в том, что Бог возбуждает и поднимает народы против Эдома, вестник послан Богом к пародам за тем, чтобы Божие намерение относительно возбуждения народов), привести в исполнение; а потому как исполнитель воли Божией, действующий от лица и имени Иеговы, он от лица Кого, как предводителя поднимаемых им на поражение Эдома полчищ военных (ср. Иоил. 2, 11; Пс. 12, 45), и говорит к тем народам, к которым он послан: «вставайте пойдем против него войною» (т. е. против Эдома). Войну против Эдома Бог начинает потому, что Он хочет глубоко смирить этот гордый народ, который, уповая на свои высокие, скалистые 1) твердыни, считает себя народом непобедимым. Намерение Божие смирить Эдома так непреложно, что Он говорит о нем, как о намерении, уже исполнившемся. «Вот я, - говорит он устами пророка, - сделал тебя маловажным среди народов; ты весьма ничтожен», ты, пораженный, обессилены, и  ограбленный, как бы находился уже в глубоком унижении и поношении у всех, как народ незначительный и слабый. Такая то предстоит участь Эдому и предстоит неотвратимо. Никакие средства защиты, никакие усилия не спасут Эдома от этой участи. Все его гордые надежды на свое неприступное для врагов положение горько обманут его. «Гордость сердца твоего», говорит от имени Божия пророк, «обольстила тебя», в гордости сердца своего ты считаешь себя народом недоступным для врага, народом непобедимым, а на самом деле случится с тобою иное, с тобою, «который поселился па утесах скал, живешь на высотах, говоришь в сердце своем: кто низринет меня на земли»? Кто проникнет в Мои расположения на горах и скалах, укрепленные жилища? Кто завладеет ими и, как побежденного и пораженного в конец пленника, выгонит меня оттуда? Что же такое случится с столь гордым народом? А вот — что:   «хотя бы ты,»  говорит Бог Эдому, «построил» укрепленное жилище свое, «как орел» устрояющий обыкновенно гнездо свое на высочайших вершинах

1) Идумеяне, потомки Исава — Эдома, сына Исаакова, обитали на горе Сеир, крутые, отвесные, песчаные склоны которой делали ее трудно доступною для врага. Гора Сеир состоит из больших, гранитных скаль, покрытых по местам свежею растительностью.

 

 

11

скал (ср. Иов. 3, 27). «и хотя бы среди звезд поставил гнездо свое, Я и оттуда низрину тебя, говорит Иегова» (1—4).

Предвозвещаемое Богом низвержение Эдома пророк созерцает как событие уже совершившееся, при том как событие, нашедшее свое осуществление во всецелом опустошении народа посланным от Бога врагом. Для того, чтобы живее представить это низвержение и опустошение Эдома, пророк первоначально, в виде как бы сравнения, представляет два случая разграбления, при которых от разграбления нечто еще остается уцелевшим, и затем позывает, что с Эдомом поступлено будет гораздо хуже,— он будет ограблен дочиста. «Если бы воры», простые обыкновенные воры «пришли к тебе», представляет пророк первый случай разграбления, если бы ночные грабители, с насилием отнимающие чужую собственность, пришли за тем, чтобы причинить вред тебе «о как ты разорен!» в форме восклицании, выражающего сильное  изумление, вставляет пророк главную мысль своего предсказания и потом снова продолжает начатую речь об обыкновенных ворах и грабителях, «то они (воры и грабители) не украли ли бы довольного себе», не украли ли бы столько, сколько им надобно, или сколько в состоянии были взять, иди наконец сколько им попалось под руку; таким образом не все бы украли, а нечто оставили бы и неукраденным. Затем пророк представляет другой случай. «Если бы обиратели винограда пришли к тебе», говорит он; «то не оставили ли бы они недобранного»? не оставили ли бы они тех ягод в винограднике, которые легко не заметить при общем, да еще торопливом обирании винограда, и которые могут быть замечены только при вторичном более тщательном обирании винограда. Так грабят воры, так сбирают обиратели винограда, но не так будет ограблен, не так обобран Эдом,— ограблен и обобран он врагом так, что у него ничего не осталось. «О! как», с изумлением восклицает пророк, «обыскан Исав, захвачены его потаенные сокровища,» те сокровища, которыми в особенности изобиловал главный город Эдома, Петра, как складочное место сирийско-аравийской торговли, и которые служили источникам благосостояния и могущества сынов Эдома. Постигнутый таким несчастием — лишением всех своих богатств, Эдом среди беды будет искать себе помощи и поддержки у своих союзных народов, у тех соседних аравийских племен, с которыми он вел взаимную торговлю. С целью получить от них потребную для себя помощь, он будет посылать к ним своих послов, но обманется в своих надеждах, в своих расчетах на них. Эти мнимые союзники,

 

 

12

не желая ввязывать себя в судьбу Эдома, отправлял назад послов его ни с чем: «до границы,» говорит пророк, «провожают тебя,» в лице отсылаемых назад ни с чем и до самой границы провожаемых (ср. Быт. 12, 20) послов твоих; «все союзники твои обманули тебя», не дали тебе той помощи, которой ты от них ожидал; они коварно и изменили тебе, во время опасности оставили тебя беззащитного и слабого на произвол врага: «одолели тебя мужи мира твоего,» мужи, на которых ты надеялся, как на самых верных и падежных союзников своих, не дали тебе нужной помощи, сделали тебя чрез то парком несильным противостоять врагу. Мало этого,- за те материальные средства, которые ты, как народ торговый и богатый, доставлял своим окрестным союзникам, эти самые сок знаки составляют против тебя же, стесненного врагом, пагубные замыслы, направленные к твоей погибели, - за твое добро они только и думают о том, как бы удобнее и лучше погубить тебя, как бы причинить тебе рану наиболее опасную и гибельную: «твой хлеб они обращают в рану под тобою.»

Но не только у своих союзников не найдет себе поддержки Эдом во время несчастия, даже в самом то себе потеряет он, всякую опору. Та изворотливость, та быстрая сообразительность, какую Эдом так славно проявлял в цветущее состояние своего царства, теперь сокроется от него, так что он при виде врага совершенно растеряется и не в состоянии будет придумать что-либо полезное для себя, для своего спасения «Нет у него рассудка,» замечает пророк. Отчего же Эдом лишился рассудка своего? Это оттого, что Бог определил предать Идумеян непременной погибели и потому в день своего суда над Эдомом Сам отымет мудрость у мудрецов идумейских, так что они в тяжелое для Эдома время не в состоянии будут дать ни одного мудрого и полезного совета своему народу. «В тот день, говорит Иегова, отниму у Идумеи мудрецов, и у жителей горы йсавовой рассудок.» С отнятием мудрости и рассудка у мудрых, Господь отнимет мужество у храбрых и неустрашимых прежде воителей эдомских: «и оробеют,» говорит Господь, «мудрецы твои Феман, потеряют по воле Божией дух мужества и воинской отваги, потеряют затем «чтобы погибли мужи горы Йсавовой па побоище,» чрез насильственное умерщвление (5 -9).

Причина погибели Эдома лежит в той ненависти, какую народ этот проявил относительно народа Божия. Еще Исав, родоначальник идумеям, возненавидел брата своего Иакова, родоначальника народа Божия,—возненавидел за то, что этот предвос-

 

 

13

хитил у него право первородства и соединенное с этим правом благословение Божие. Ненависть родоначальника перешла и к его потомкам и уже при Моисее проявилась в том, что идумеяне на просьбу Моисея дозволить евреям пройти чрез их землю отвечали отказом (Числ. 20, 10—21) Эта ненависть должна была усилиться в Эдоме особенно в то время, когда после него в благословенной обетованной земле поселявшийся Израиль в виду его получал от Бога те милости, те благодеяния, которые, но правам первородства, должны были бы принадлежать Эдому. В ряду этих благодеяний Божиих, усвоенных правам первородства, было, между прочим, и то, по которому народ Божий приобрел владычество над Эдомом во времена Давида и при первых преемниках его (2 Ц. 8, 12-14; 1 Цар. 18, 12. 13) И Эдом укрепляется более и более в своей ненависти к народу Божию,— он при каждом несчастий, постигавшем Израиля, радовался и, пользуясь стесненным положением Иакова, старался всячески вредить ему. Не упустил случая заявить и словом и делом свою враждебную ненависть к Израилю Эдом и во время Авдия, когда произошло опустошение Иудина царства, городов его и столицы его Иерусалима Филистимлянами и моавитянами. И вот: «за нечестие,» вещает пророк Эдому, за насильственную неправду «против твоего брата Иакова,» этого близнеца Исавова и потому более, чем кто-либо другой, имевшего право на любовь к себе и расположение со стороны Исава, «стыд, покроет тебя,» всею своею массою обрушится на тебя поношение полного и вечного уничтожения: на век погибнешь»

Для того чтобы обвинение Эдома в нечестии против Иакова и возвещение суда за сие нечестие сделал более твердым и доказательным. Пророк подробно раскрывает ту враждебность, какую Эдом заявил относительно Иуды при разграблении Иерусалима филистимлянами и аравитянами. «В тот день, когда ты стоял против,» говорит пророк Эдому, когда ты. как враг, злорадственно смотрел на несчастие Израиля (ст. 12) когда ты протягивал руку свою чтобы завладеть добром Иакова (ст 13), когда ты наконец вместе со врагами воевал против народа Божия (ст 14), «в тот день когда враги пленяли добро его», когда захватывали добычу себе богатство и вообще достояние Иуды, какое только находили во веси земле Иудиной, и когда «иноземцы входили во врата его,» врывались, с целью грабежа и опустошения, во врата городов Иудиных, «и бросали жребий о Иерусалиме,» бросали жребий, разделяя между собою и богатство захваченных в плен людей, как добычу, когда все это совершалось,- «и

 

 

14

ты (Эдом) был как один из них,» а и ты принимал в не приязненных действиях врагов против Иуды самое деятельное и живое участие (10. 11).

Указав на этот отдельный случай заявления ненависти к Иакову со стороны идумеян, пророк предупреждает последних во 1-х не относиться на будущее время так злорадственно к беде Иуды, как злорадственно отнеслись они во время Авдия (ст. 12), во 2-х не вести впредь относительно Иуды дел общих с завоевателями и грабителями Иуды, как это было во время пророка (ст. 13); в 3-х не стараться впредь захватывать в свои руки дело врагов относительно Иуды, захватывать затем, чтобы продолжить его и докончить, как это сделали они недавно, перехватывая по дорогам беглецов Иуды, умерщвляя их или же выдавая врагу (ст. 14): «И не смотри» (с удовольствием) предупреждает пророк «на день брата твоего,» на день, в который случается нечто горестное с ним, «на день несчастий его, не радуйся (усиленное выражение злорадства), не выражай открыто своего злорадства» о сынах Иуды, в день погибели их, и «не разевай (еще более усиленное выражение злорадства, полного насмешки и ненависти, ср. Иез. 35, 13) рта своего в день скорби.»  Это первая степень проявления ненависти «Не входи»  начинает пророк изображение второй, более усиленной степени проявления ненависти, когда человек не только злорадствует несчастию другого, но еще и сам принимает участие в совершении этого несчастия,— «во врата народа моего,» во врата, города (Иерусалима, ср. Мих. 1,9), в котором обитает Мой народ, а в день нужды не смотри ты (с наслаждением) на бедствие его, в день горести его, и не простирай рук на имение его в день бедствия его.

«Не стой» (последняя и крайняя степень ненависти), продолжает предупреждать пророк, «на распутьях,» а перекрестках дорог, «чтобы губить беглецов его», спасающихся от неприятеля, «и не выдавай» (во власть врага, на погибель) спасшихся его, в день бедствия (12—14). Ибо, «так подтверждает пророк все свои предупреждения, «близок день Господень, грядущий на все народы,» близок день откровения славы Божей, день проявления этой славы с одной стороны в суде воздаяния всем народам, враждебным Израилю (ст. 15 и 10), а с другой в спасении Сиона (ст. 17) и утверждении царства Божия на земле (см. 21). В этот день «как ты поступал» говорит Бог чрез пророка Эдому, «так будет поступлено с тобою; злодеяние твое обратится на твою голову,» тебе вполне воздано будет, отплачено за те злодеяния, которые ты проявил относительно Иуды. „Ибо как вы (идумея-

 

 

15

не) пили,» пиршествовали, как горше победители, «на горе святой моей,» на горе где обитает в своем святилище Бог, и пиршествуя, тем самым оскверняли эту святую гору: «так все народы», в том числе, разумеется, и Эдом «будут пить непрестанно,» будут пить чашу, но чашу уже не вина пиршественного, а чашу гнева Божия, и пить будут так, что эта чаша более уже не выйдет от рук их, не перейдет к Иуде, а напротив навсегда останется в руках (ср. Ис. 51, 22. 23): за гордое и оскорбительное для святости Божией торжество над народом Божиим, как Эдом, так и все другие народы — враги народа Божия подвергнутся вечному суду очищения, до дна выпьют «чашу гнева Божия, проглотят (его) и будут, как бы их не было,»— они исчезнут совсем (15—13).

Но между тем как враждебные Богу народы будут пить чашу гнева Божия, „на горе Сион, которую сквернили идумеяне своими нечестивыми пиршествовали, «будет уцелевшие,» будет невредимо обитать спасенное среди суда общество Господне, «и она (гора эта) будет святилищем,» будет горою недоступною для нечестивых,- язычники уже не будут более ходить по ней и сквернить ее (ср. Иоил. 4, 17, слав. 2, 17), на ней, как святой, и обитать будет только святой народ, семя святое (Ис. 6. 13). Это семя святое, этот «дом Иакова наследует наследия их,» завладеет наследиями врагов своих (ст. 17) Это обетование, высказанное в общих чертах, далее раскрывается пророком более подробно. «И будет дом Иакова (т е. Иуда) огнем, и дом Иосифа (десять колен Израиля, также имеющие наравне с Иудою участвовать в обетованном спасении, но участвовать не иначе, как под условием единения с Иудою) пламенем, а дом Исавов соломою, и сожгут его, и истребят его, и не будет уцелевшого в доме Исава» и это погубление непременно осуществится; «ибо так говорит Господь». По уничтожении Эдома и всех врагов народа Божия, сам народ Божий завладеет землями их и таким образом распространит свои владения по всем четырем странам света. «Южные,» говорит пророк об этом распространении, обитатели южной земли Иудина царства, «завладеют горою Исава.» Таким образом распространят владения свои к востоку, «а жители низменности,» обитатели земель Иудина царства на юго-запад от Иерусалима, ближе к средиземному морю.— «Филистимлянами,» завладеют землями филистимлян; жители же остальных и при том главных частей царства, жители гор иудиных «наследуют поле ефремово и поле самарийское,» завладеют областями Ефремова Израильского царства и столицею царства—

 

 

16

Самарией, «а Вениамин (наследует) галаадские земли» тоже принадлежавшие Израильскому царству.

Как видно из речи, распространение по странами пророк усвояет только народу Иудину, потому что в его время только этот народ, строго говоря, составлял собою народ Божий. Что же касается до десятиколенного царства, то оно, отложившись от царства Иудина, перестало же быть местом обитания народа Божия. Но и из этого нельзя заключать того, чтобы пророк исключал из участия в Божием обетования народ десятиколенного царства, — выше (ст. 18) он прямо говорит, что и дом Иосифа будет облагодатствован Богом, но облагодатствован, нужно при этом заметить, не иначе, как только под условием соединения снова в один народ с народом Иудиным. Следовательно, возвещая распространение по всем стром народу Иудину, как сменно народу Божию, пророк в тоже время возвещает тоже самое и десятиколенному царству, но не в его обособленности от народа Иудина, а в его единении с ним и потому не усвояет ему особого участка земли для владения, а напротив его же собственный участок усвояет Иуде и Вениамину.

Возвестив дому Иаковлеву наследование Ханааном, в его древних границах обладания им народом Божиим и распространение пределов владений народа Божия далее границ ханаана, пророк раскрывает затем судьбу тех, из членов народа Божия, которые, во время нападения врагов на земно Иудину и на Иерусалим, имели несчастие попасть в плен к неприятелю (см 11-14) и отведены были последним как пленники в его землю, или же перепроданы другим народам, гак, это можно видеть из слов пророка Иоиля который, имея в виду пророчество Авдия, говорит, что Финикияне и Филистимляне продавали сынов и Иуды Иерусалима сынам Иавановым т е. Грекам (Иоил. 4. 6, - слав 3. 6) «И пленники,» говорит пророк, «этого сонмища сынов Израилевых,» этого общества народа Божия, «займут землю хананеев до Царпата,» до Финикийского города Сарепты (ныне Сурафеид). лежащего между Тиром и Сидоном, при море. И пленники, значит, не лишены будут участия в Божием, обетования, и они возвратятся в землю свою и, возвратившись, будут распространять свои владения: «и пленники Иерусалима, которые в Сефараде,» которые живут, как проданные в рабство пленники, в Спарте (Сефарад — название, заимствованное евреями от финикиан и употребляемое для наименования Спарты, как страны лежащей на дальнем от Ханаана западе  Keil,  Comm  nh.  d.   n.  proph. 266) «займут города земли Иудейской, жители которых завладеют, землею Эдома (ст. 19).

 

 

17

С овладением этими землями наступит полное откровение спасения на Сионе. Подобно тому, как в древние времена Господь спасал свой народ от власти врагов чрез особого рода людей, воздвигаемых Им с этою целью и бывших судиями, управителями народа (Суд. 2, 16; 3. 9 15 и т.д.); так и теперь на горе Сионе будут слуги спасения, вожди, которые, защитят и гору, и народ, живущий на ней, от всяких врагов «И взойдут», говорил. пророк, «на гору Сион спасители, чтобы жить судиями,» владыками, управителями «земли Исавовой,» этой представительницы всех вообще врагов народа Божия. Но эти вожди не сами собой являются, а воздвигаются, как сказано выше и как показывает предшествующая история народа Божия, Самим Богом, — воздвигаются для того, чтобы созидая спасение народа Божия, чрез то самое проявить пред лицом всех величие и всемогущество Господа и утвердить Его владычество на земле. Сообразно с этим пророк заключает свою речь: «и будет царствовать Сам Господ,»— чрез уничтожение врагов и распространение господства народа Божия по всей земле, Иегова проявит Себя пред лицом всего мира как царь мира и как верховный владыка в своем царстве, и все народы волею или не волей, но должны будут признать Его таким, чрез что самое царство Господа утвердится по всей земле (ср. Иоил. 4, 21. — слав. 3, 4; Мих. 4, 7; Ис. 24, 23) (19-23).

Переданное содержание пророческой речи Авдия показывает, что эта речь содержит не простую, только против Эдома направленную проповедь. Прорек предвозвещает приближение дня Господня, грядущего на все народы. Все народы выпьют чашу горестей и будут, — как бы их не было. Значит, суд над Эдомом пророк представил как момент общего суда над всеми пародами; в уничтожении силы Эдома он возвещает низвержение вообще враждебной Богу силы народов, а в последнем восстановлении и прославлении Израиля предсказывает то блаженное время, когда все народы должны будут признать над собою власть и силу Бога израилева и добровольно склониться пред ним, как пред царем и владыкою мира. Таким в образом предмет пророчества Авдия, в его более широком и таинственном смысле, составляет суд. Божий над язычниками вообще и восстановление нового Израиля — народа Божия, по отвержении первого. Значит, пророчественная речь Авдия, не смотря на свой малый объем, касается меличайших событий, имевших совершиться в отдаленном будущем и потому с полным правом заняла место в ряду пророческих св. писаний.

 

 

18

Исполнение пророчества, в его тесном и ближайшем смысле, то есть, относительно погибели (ст. 1    9) идумеев, началось в халдейский период. Опустошение Эдома халдеями является несомненным ьнз свидетельств Иеремии (49, 7), Иезекииля (35 гл. ср. Иер. 25, 9. 27) и Малахии (4. 3). Между окружающими Иуду народами, которых, но предсказанию Иеремии, Господь и предает в руки раба своего Навуходоносора (Иер. 25, 9) и которым Иеремия должен подать поэтому из рук Иеговы чашу вина ярости, поименовываются также и идумеяне, а по словам Малахии (4, 3) Господь уже превратит в пустыню горы исавовы. «Правда, Эдом говорит,» продолжает Малахия «хотя мы и разорены, но разрушенное опять построим: но Господь воинств так говорит: они построят, а Я разрушу» (Мал. 1, 4). Из этих слов видно, что Эдом после халдейского погрома оправился, но оправился не надолго,— Бог исполнил свое определение о погибели Эдома, - погибели окончательной. Погибель Эдома, как народа, была подготовлена Маккавеями. Иуда Маккавей многократно поражал их (1 Мак. 5, 3. 65; Иос. Флав. древн.  XII 18, 1), Иоанн Гиркан. около, 129 л. до Р. Хр., завоевал города их, покорил их самих под свою власть и только тем из жителей дозволил остаться в своей земле, которые принимают обрезание и закон Иудейский (Древн. ХIII, 9, 1), а Александр Ианней докончил это покорение (Древн.  XIII, 15, 4). Если чрез покорение Маккавеями идумеяне потеряли только свою национальную самостоятельность; то совершенную погибель нанесли им римляне. В наказание за злодеяния, которые идумеяне в связи с зилотами совершали во Иерусалиме, пред осадою этого города римлянами (Иос. Флав. о воин. иуд.  IV, 5, 1. 2), некто Симон Геразский опустошил Идумею самым страшным образом (о воин. иуд.  IV, 9. 7), те же идумеяне, которые стояли на стороне Симона (V, 6, 1), были истреблены вместе с иудеями от римлян. Небольшое количество уцелевших от погибели и рассеявшихся идумеян затерялось между арабами, так с этого времени, согласно с пророчеством Авдия: «на век погибнешь» (ст. 10). - идумейский народ на веки исчез с лица земли.

Далее, — при обозрении содержания книги Авдия мы видели, что пророк, возвестивши Эдому суд Божий за его беззакония против Израиля, затем предупреждает его от этих беззаконий на будущее время (ст. 12       14). Но Эдом, не вняв этому предупреждению,— меру беззакония, от которой предупреждал его пророк,— исполнил при взятии и разрушении Иерусалима халдеями, когда он также, как и во времена Авдия, и выражал свое злорадство ка-

 

 

19

сательно погибели Иуды (см Пл. Иер. 4, 22), и простирал свою руку на владения народа Божия (см. Иез. 35, 10), и преследовал, гнал под меч сынов этого народа (Иез. 35, 5). Но исполнение, следующей затем у пророка угрозы (ст 18): «дом Иакова будет огнем, дом Иосифа пламенем, а дам Исавов соломою: и сожгут их, и истребят их, и не будет уцелевшего в доме Исава,» — не должно искать в покорении идумеян маккавеями и в опустошительном походе Симона. Истребление Эдома и овладение горою Сеир, по указанию Числ. 24, 19, будет совершено князем (Мессиею), происшедшим от Иакова. По пророчеству же Амоса (Ам. 9, 11, 12), оно воспоследует с восстановлением падшей скинии давидовой, а по Авдию — исполнится вместе с судом над всеми народами. Поэтому исполнение всех вообще пророчественных слов Авдия, находящихся в ст. 17—21, принадлежит временам Мессии,— и именно так, что исполнение их началось с основанием Мессиею на земле царства Божия, обозначенного в пророчестве под ветхозаветною формою утверждения царства Божия на Сионе горе и распространения владычества его за пределы Ханаана,— в землях врагов,—продолжается с его распространением между народами, и закончится с приходом этого царства в полноту исполнения своего, при втором пришествия нашего Господа на землю.

 (Из. Ряз. Епар. Вед. 1874 )


Страница сгенерирована за 0.02 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.