Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово за Божественной литургией в день 1000-летия преставления святого равноапостольного князя Владимира в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя г. Москвы, 28. 07. 2015

СЛОВО ЗА БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГИЕЙ В ДЕНЬ
1000-ЛЕТИЯ ПРЕСТАВЛЕНИЯ СВЯТОГО
РАВНОАПОСТОЛЬНОГО КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА
В КАФЕДРАЛЬНОМ СОБОРНОМ ХРАМЕ ХРИСТА
СПАСИТЕЛЯ г. МОСКВЫ
28. 07. 2015

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня мы празднуем 1000-летие со дня преставления святого равноапостольного великого князя Владимира, Крестителя Руси.

287

 

 

И у нас есть повод задуматься о подвиге, который совершил святой князь Владимир, о значении его деяния для всей истории нашего народа и об актуальности этого подвига для нас — людей, живущих на просторах исторической Руси в XXI веке.

Владимир Святославович был успешным правителем. Он был мудрым, сильным, жестоким, как и полагалось языческому князю. Он был жесток даже с самыми близкими — в борьбе за власть убил брата, не щадил родственников. Благодаря своему полководческому таланту и жестокости он сумел объединить разрозненные славянские племена и воссесть в Киеве как великий правитель всея Руси. Мировоззренческую основу своих поступков князь Владимир видел в языческих культах, которых тогда придерживался наш народ. Вот почему Владимир создает в Киеве капище всем национальным лжебогам, целый пантеон идолов, и, казалось, уже ничто не сможет изменить его взгляды...

В похвальном слове князю Владимиру древний автор вопрошает: «Как твое сердце отверзлось, как вошел в тебя страх Божий, как проникся ты любовью к Нему?» Современники недоумевали — уж очень не соответствовала христианским принципам та жизнь, которую вел Владимир, известный не только своей жестокостью, но и распущенностью, нечистоплотностью в отношениях с людьми, — летописцы, не стесняясь, рассказывают нам о многочисленных пороках великого князя. Что же послужило причиной того мировоззренческого переворота? Одни ученые говорят о влиянии бабки, княгини Ольги, которая крестилась в Константинополе; другие — о необходимости для Владимира войти в более тесное общение с соседними христианскими странами, и в первую очередь с Византией. Но уж очень непонятным с точки зрения житейского и политического прагматизма является все то, что произошло с князем Владимиром. Он принимает крещение от посланцев Церкви Константинопольской в Корсуни, в древнем Херсонесе, нынешнем Севастополе. Князь опускается в купель одним человеком, а выходит из нее совершенно другим.

Как пишет о крещении Владимира в «Слове о законе и благодати» митрополит Киевский Иларион, первый митрополит из русских, «воссиял разум в сердце его, чтобы уразуметь суету идольской лжи». Князь Владимир прозревает эту суетную ложь, и не только умом своим, но и сердцем, потому что одни лишь мысли не могли бы произвести столь глубокого переворота не только в его душе, но в жизни многих

288

 

 

людей. Нужно было, чтобы все естество подчинилось этим мыслям, чтобы ими было проникнуто сердце. И в таинстве Крещения Владимир обретает такое единство мыслей и чувств. Он принимает и разумом, и сердцем веру христианскую и становится другим человеком.

Преображение личности грозного князя заметили все. Он в корне изменил свою личную жизнь, у него изменилось отношение к окружающим, к народу, он стал милостивым, хотя и строгим правителем. Вокруг него стали объединяться люди, и народ, носитель подлинной мудрости, все это подметил и назвал князя Красным Солнышком. Это, наверное, единственный случай за всю нашу историю, чтобы не кто-то из придворных, не кто-то из элиты, желая угодить правителю, наградил его подобным эпитетом, — из самой глубины народной жизни вышло признание того, что крещение изменило Владимира.

После кончины князя Владимира Отечество наше снова погружается в междоусобные брани. Много было пролито невинной крови, — казалось, пример князя Владимира не повлиял на людей так, чтобы во мгновение ока изменилась их жизнь. Действительно, во мгновение ока такие изменения не происходят, но у нас есть очень яркие исторические свидетельства того, что перемена, произошедшая в князе Владимире, произошла не только в нем, но и в очень многих людях. Примером такой перемены, слома старых ценностей и обретения новых, являются дети князя Владимира — Борис и Глеб. Казалось бы, они должны были силой отвоевывать Киевский престол у своего брата или же, зная, что тот способен на братоубийство, мечом защитить себя. Однако они становятся нашими первыми русскими святыми, отказавшись поднять меч на брата, и получают наименование «страстотерпцы». Даже столкнувшись лицом к лицу с посланной против них дружиной, они не обнажают меча, а склоняют в смирении главу перед волей Божией и погибают, свидетельствуя о жизненной силе того духовного и нравственного идеала, который вошел в них и во многих через крещение Владимира, через Крещение Руси.

Действительно, Крещение произвело глубинный слом старой жизни. Не в одночасье прежняя жизнь ушла — еще многие столетия сохранялись в народе нашем рудименты языческого мышления, да и сегодня проявляются, и отнюдь не в национальных обычаях, которые давно покрыты христианской любовью и вошли в христианскую культуру нашего народа. Кем были языческие боги киевского пантеона? Они

289

 

 

были рукотворными символами человеческих страстей и буйства внешней стихии, ведь именно перед стихией в ужасе склонялись язычники и одновременно искали в идолах оправдание своей жизни и своих поступков. И вот произошел слом всей старой мировоззренческой основы, и христианский идеал, не во мгновение ока, не без труда, но входит в плоть и кровь, в саму жизнь нашего народа. Этот идеал и был назван Святой Русью.

Разве не было на Руси грешников? Были и, может быть, не меньше, чем в других странах. Но называли мы себя Святой Русью потому, что самой возвышенной целью бытия, подлинным немеркнущим идеалом стала святость, и выше этого идеала не было ничего. Конечно, каждый взбирался к святости по-своему. Кто-то шел до конца и увенчивал духовный небосклон Руси своим именем, вписывая его в сонм других русских угодников Божиих. Много было и тех, кто этого идеала не достигали. Но ведь от этого идеал не теряет своего значения! Идеал — это свет, на который мы идем, и каждый приближается к нему по мере своих возможностей и сил. Если же свет гаснет, то наступает тьма. Тогда нет больше идеалов, и человек становится легкой добычей любых сил, способных оказывать влияние на его сознание, на его совесть, на его чувства.

Сегодня, 1000 лет спустя после князя Владимира, мы вступили в особую эпоху. Многие сознательно отказываются от этого идеала. Другие просто не задаются никакими вопросами, касающимися мировоззренческих основ жизни. Третьи плывут по течению и воспринимают с наивностью и доверием все то, что обрушивает на них мощный информационный поток, вплоть до того, что перестают различать добро и зло, светлое и черное. А отсутствие способности отличать добро от зла и есть видимый знак утраты идеала.

Кто же тогда возвращается к жизни? Идолы! Ведь в духовной сфере не может быть вакуума, людям нужно кому-то поклоняться, вот и создает современное человечество идолов куда страшнее киевского Перуна. Люди стремятся раскрепостить себя вплоть до полной вседозволенности и начинают поклоняться чувственным наслаждениям, потребительству, эгоизму. А если на пути достижения этих целей возникают проблемы, то их можно решать — с позиций такого мировоззрения — практически любыми средствами и способами. И мы видим, как мир захлестнули

290

 

 

преступность, большие и малые войны, как почти ничего не стоит в наш «просвещенный» век человеческая жизнь. . .

Старые идолы появляются в новом обличии, обладая колоссальной притягательностью. Вот и 1000 лет спустя перед нашим народом снова встает мировоззренческий выбор. Что мы изберем? Небо на земле, как говорили о богослужении в константинопольском храме святой Софии послы князя Владимира? Или почитание Перуна? С кем мы как народ, как страна, как наследники Святой Руси?

Сегодня, преклоняя колени пред мощами и пред изображением князя Владимира, мы просим его быть с нами. Мы просим его умудрить наш народ, помочь нашей молодежи осознать подвиг его жизни, подвиг тысяч и тысяч тех, кто приумножили его святое деяние, кто создали Святую Русь. Мы должны быть готовы бороться за Святую Русь — бороться в первую очередь с грехом внутри себя и через эту борьбу приближать тот идеал, который умом и сердцем принял князь Владимир. И если мы не дадим нашей истории, нашей культуре, оставив свой идеал, развернуться вспять, к прежним идолам, то у нас будет надежда на будущее, на построение мирной, справедливой жизни, в центре которой — немеркнущий идеал святости, а значит, человеческой чистоты, разума, благородства, любви и надежды. И да поможет нам Господь молитвами святого равноапостольного князя Владимира сохранить и приумножить его наследие! Аминь.


Страница сгенерирована за 0.67 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.