Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово по окончании Божественной литургии во вторник второй седмицы по Пасхе, день Радоницы, в Архангельском соборе Московского Кремля, 21.04.2015

СЛОВО ПО ОКОНЧАНИИ БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГИИ
ВО ВТОРНИК ВТОРОЙ СЕДМИЦЫ ПО ПАСХЕ, ДЕНЬ
РАДОНИЦЫ, В АРХАНГЕЛЬСКОМ СОБОРЕ
МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ

21.04.2015

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Во вторник второй седмицы по Пасхе мы молимся об умерших. Это особая служба, когда заупокойные молитвы соединяются с прославлением Воскресшего Господа, и в этот же день читается Евангелие (Ин. 3,16-21), которое, казалось бы, ничего не говорит ни о смерти, ни о загробной жизни, однако дает очень многое для понимания того, как должен жить человек, чтобы обрести бессмертие в Царствии Небесном.

В небольшом отрывке из Евангелия от Иоанна есть такие слова: «Не пришел Господь в мир, чтобы судить мир, но чтобы спасти мир». Да, действительно, нигде в Евангелии не сказано, что Господь принял на Себя миссию Судии. Может быть, тогда, когда Он взошел на холм вблизи Галилейского моря, чтобы обратиться к народу с Нагорной проповедью, и было уместно сесть и судить мир. Однако ничего подобного не произошло и никогда не происходило в дни Его земной жизни. Даже когда Господь, будучи ни в чем не виновным, подвергся страшным истязаниям и был несправедливо осужден на смерть, — уж на Голгофе, казалось бы, можно было произнести слово суда, — однако и этого не было, Господь лишь сказал: «Прости им, потому что не знают, что творят».

Для чего же пришел Господь в мир? Не для того, чтобы судить мир, но чтобы спасти мир. И буквально через предложение евангелист Иоанн говорит нам о том, что есть суд Божий: Суд... состоит в том, что свет пришел в мир. Не слова Судии, не грозный взор, обращенный на грешников, а свет, который принес Спаситель, — и в первую очередь свет Его учения, — действительно стал судом для мира.

Почему так? А потому, что когда есть свет, то становится видно все. Обычно преступники выбирают темное время суток, чтобы совершать свои злодеяния, — ведь тьма все скрывает, а свет, напротив, все высвечивает. На белой ткани видна даже самая маленькая точка, а на черной не видна. И свет, который Господь принес, свет Его учения, дает точку

589

 

 

отсчета и определяет систему координат, находясь в которой каждый человек точно знает, что хорошо, а что плохо. И даже если он не в состоянии совершать только добрые дела, то, находясь в этой системе ценностных координат, человек, по крайней мере, может раскаиваться в своих грехах.

Вот почему на Евангелие буквально с первых дней начались гонения. Людям не нужен этот свет, потому что они хотят творить неблаговидные дела, обманывая других, выдавая ложь за правду, прибегая к силе денег, политическому влиянию или физической силе, как то бывало в древности и как это бывает в наше время. И мир сейчас договорился до того, что существует якобы общепринятая философия, согласно которой у каждого есть свой свет и своя правда. А это значит, что никакого света, который существовал бы помимо сознания и воли человека, и вовсе не существует. Ну, а как добро представить злом, а зло — добром, это уж «дело техники». Мы ужасаемся, слушая новости о том, как совершаемое зло представляется добром, а добро замалчивается или обвиняется как зло. Почему же все это происходит? Потому что люди отвергают свет и заставляют всех других считать, что света нет.

А свет-то есть. И суд состоит в том, что свет явился миру, и, сколько бы ни восставал враг рода человеческого на Евангелие, как бы ни пытался он затушить этот свет, возбуждая человеческие страсти, вкладывая в сознание людей ложную философию, раскрепощая страсти, насаждая идею о том, что грех — это и не грех вовсе, а наслаждение, радость жизни — единственно правильная модель поведения, он не может загасить истинный свет. Ведь это Божественный свет, и его лучи высвечивают и правду, и ложь, как бы ложь ни скрывалась и как бы правда ни разрушалась, потому что в этом свете отчетливо видно, что есть ложь, а что правда, что добро, а что зло.

Почему мы вспоминаем о суде в день, когда поминаем умерших? Это не случайно, потому что Бог и будет нас судить в свете Своей правды. Он будет нас судить не по какому-то человеческому закону, — Он будет судить нас по Своему закону, который Он нам передал, который Он нам раскрыл. Бог вооружил нас этим законом, и потому каждый из нас знает, когда он совершает добро, а когда — зло; и если хватает сил и мужества, то мы, сознавая свое зло и свой грех, приходим в храм и каемся Господу.

Может быть, не во всех грехах раскаялись те люди, о которых мы сегодня молились в этом кремлевском Архангельском соборе,

590

 

 

в соборе-усыпальнице, где покоятся великие князья, цари, правители земли нашей. И наша молитва была о том, чтобы Господь простил им и всем, о ком мы сегодня молились, — нашим родным, близким, знакомым, — их грехи и по молитвам Церкви принял их в Свое Небесное Царство. Верим, что Бог по молитвам Церкви может изменить загробную участь людей. Именно на этом и основывается особое почитание сегодняшнего дня и особая сила молитвы, с которой мы обращаемся ко Господу, вспоминая наших почивших родных и близких.

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!


Страница сгенерирована за 0.67 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.