Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово по окончании Божественной литургии в Неделю пятую Великого поста, преподобной Марии Египетской, в храме Спаса Нерукотворного Образа на Сетуни при Кунцевском кладбище, 6.04.2014

СЛОВО ПО ОКОНЧАНИИ БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГИИ
В НЕДЕЛЮ ПЯТУЮ ВЕЛИКОГО ПОСТА, ПРЕПОДОБНОЙ
МАРИИ ЕГИПЕТСКОЙ, В ХРАМЕ СПАСА
НЕРУКОТВОРНОГО ОБРАЗА НА СЕТУНИ
ПРИ КУНЦЕВСКОМ КЛАДБИЩЕ
6.04.2014

 

Ваши Преосвященства, досточтимые владыки1! Ваше Высокопреподобие, отец Николай2, настоятель сего святого храма! Досточтимые отцы, братья и сестры!

Я с особым, радостным чувством совершил сегодня Божественную литургию в этом храме Нерукотворного Спаса на Сетуни, одном из первых храмов в городе Москве, которые были возвращены Русской

1 Епп. Солнечногорский Сергий, Подольский Тихон.

2 Прот. Николай Симонов.

336

 

 

Православной Церкви после долгих лет гонений. Я помню этот храм год спустя после возвращения, в 1990 году, когда здесь только начались восстановительные работы. Помню, с каким энтузиазмом и с какой радостью люди восприняли то, что святыня возвращена Церкви. Несмотря на страшные раны, нанесенные облику храма разрушениями, человеческой ненавистью, человеческим беспамятством и преступлениями, святыня оставалась святыней. И сегодня, празднуя 25-летие возвращения храма, этого исторического деяния, мы можем с радостью свидетельствовать, что храм Нерукотворного Спаса на Сетуни — один из самых благоустроенных храмов города Москвы. И это не только внешне замечательный храм, но здесь хорошо организована приходская жизнь, включая хор, воскресную школу и многие иные приходские программы, с которыми я ознакомился перед тем, как к вам ехать, и о которых был рад узнать.

Сегодня на Церковь Божию возлагается особая ответственность не только за спасение человеческих душ — хотя это ее самая главная ответственность, — но и за устроение земной жизни людей, потому что земная жизнь есть некое преддверие жизни вечной. И если в земной жизни много беспорядка, несправедливости, человеческого горя, человеческого бесчувствия по отношению к горю ближних и много другого, что отягощает жизнь людей, то это преддверие вечной жизни становится очень и очень тяжелым, нередко побуждающим людей не к тому, чтобы совершенствоваться, но чтобы умаляться.

Говоря так, я совсем не имею в виду возможности полного отсутствия человеческих скорбей. Скорби, человеческое горе будут всегда, пока жив человек и пока существует род человеческий, потому что источниками скорби и горя, сопровождающих человеческое бытие, являются не наши с вами прегрешения, а то великое злодеяние, которое было совершено на заре человеческой истории, когда грех как явление через грехопадение прародителей вошел в человеческую историю, вошел в жизнь людей, а значит, и в жизнь каждого из нас. Грех всегда сопровождается болью. Зараженное грехом человеческое общество несет в себе страдания как некую данность. И может быть, самый важный вопрос, который должен стоять перед верующим человеком и на который он должен знать ясный ответ, заключается в следующем: как же

337

 

 

воспринимать эти страдания, эту скорбь, которые являются данностью человеческой жизни и которые нельзя из этой жизни исключить?

Сегодняшнее евангельское чтение (Мк. 10, 32-45) очень поучительно. Два близких Спасителю ученика, Иаков и Иоанн, обращаются к Нему после того, как Он рассказал, какая страшная скорбь ждет Его в Иерусалиме: что Он будет схвачен, предан избиению, оплеванию, мучениям, затем распят и в третий день воскреснет. Он, может быть, впервые так ясно говорил ученикам о Своих страданиях, и, казалось бы, ответ учеников должен был быть соответствующим: они должны были явить любовь, может быть, стремление и желание разделить с Учителем Его страдания или иначе выразить свою солидарность, попытавшись оградить Спасителя от мучений. Но ничего такого не произошло, напротив, ближайшие ученики, Иаков и Иоанн, подошли к Нему и попросили: «Господи, когда Ты будешь в славе Своей, посади нас по правую и по левую сторону от Себя». Господь ответил: «Вы не понимаете, что говорите. Можете ли вы креститься крещением, которым Я буду креститься, и пить ту чашу, которую Я должен испить?», имея в виду чашу страданий Своих. И отвечают Иаков и Иоанн: Можем. И тогда говорит Господь: Чашу, которую Я буду пить, и крещением, которым Я крещусь, вы будете креститься, — предвидя их мученическую кончину. А дать сесть... по правую сторону и по левую не в Моей власти.

Как нам понимать эти слова? Преподобный Симеон Новый Богослов, поздневизантийский церковный писатель, святой отец Церкви, говорит замечательные слова: «Бог сделает того первым, как обещал, кто с терпением и благодарностью примет поругание и заушение». Вот почему Господь, отвечая апостолам о посаждении их по правую и по левую сторону, связал это первенство с испитием Его чаши, чаши Его страданий. Может быть, непросто людям современным, живущим в повседневной круговерти событий, понять смысл того, что сказал Господь. Но смысл этот велик и спасителен: первым в очах Божиих становится тот, кто достойно переносит скорбь и страдания, являющиеся данностью этого мира.

Действительно, всегда будут болезни, всегда будет смерть, всегда будет человеческая несправедливость, всегда будут страдания людей, — много чего будет всегда, до скончания века (Мф. 28, 20). На протяжении истории не было такого, чтобы страдания уходили из человеческой жизни. Да, конечно, люди всегда мечтали о рае на земле, создавали

338

 

 

политические утопии о построении некоего общества, где все будет справедливо, где все будут наслаждаться равенством. Но даже в этих утопиях ничего не говорилось о страданиях, потому что их творцы сознавали, что страдание будет всегда и оно не зависит ни от общественного устройства, ни от государственного строя, ни от того, как устроены экономика или политика, ни от того, насколько развита благотворительность в обществе. Страдание — это то, что принадлежит человеческой природе, и оно будет всегда. Более того, именно с этим состоянием человека Бог и связывает его первенство в Своих очах, как замечательно говорят нам об этом и сегодняшнее Евангелие, и изречение Симеона Нового Богослова.

Что это означает для нас? Это означает следующее: когда Господь посещает нас скорбью, а нередко и страданием, мы не должны быть малодушными, мы не должны терять веру, — но более всего мы никогда не должны роптать на Бога. Мы должны воспринимать страдания как данность и никогда в этот момент не сравнивать себя с другими, — мол, вот этот вроде как хуже меня, а не страдает! Ведь мы не знаем, что происходит в жизни и в душах других людей. Наша задача — встретить собственную скорбь достойно и не дать ей разрушить целостность нашей личности, ослабить нас, сделать несчастными. Мы должны с преданностью воле Божией нести свой крест, помня, что достойное несение креста и является необходимым условием подлинного первенства, — не того, суетного, которое формируется человеческими обычаями, политической конъюнктурой или количеством денег, а подлинного первенства пред Богом, которое только и имеет непреходящую ценность.

Мы вспоминаем сегодня Марию Египетскую — удивительную женщину, жизнь которой в молодости не была отмечена никакими особенными скорбями. Она жила веселой, распутной жизнью, но в какой-то момент Господь помог ей осознать опасность такой жизни. И что же она делает? Она сама себя ставит в условия, которые проводят ее через многие скорби и тяжкие физические страдания: она уходит в пустыню, где претерпевает и жар, и холод; она остается без воды и без еды, питаясь только травами и колючками, — и так живет многие годы, полностью посвятив себя общению с Богом. И что же с ней происходит? Она преодолевает и скорбь, и страдания. Она становится ангелоподобным существом. Зосима, монах из монастыря преподобного Герасима

339

 

 

на берегу Иордана, встретившись с этой женщиной в пустыне, своими глазами видел, как во время молитвы она поднималась от земли, как она перешла Иордан словно посуху, достигнув действительно ангелоподобного жития, первенства у Бога. Мария прошла через несомненные скорби и страдания, о которых сама рассказала Зосиме, — прошла так достойно, с такой верой и с такой благодарностью Богу, что обрела это первенство.

Многие люди, живя в нашем мире, сознательно возлагают на себя особые «вериги», то есть некую тяжесть, чтобы пройти через испытания, чтобы обрести благодать пред Богом. Такой «веригой», таким испытанием является монашеская жизнь, строгое монашеское житие. Монах добровольно помещает себя в ситуацию, которая для обычного человека была бы невыносимой. Это отказ от всего: и от материальных благ, и от сытной еды, и от комфортной жизни; это отказ от своей воли. Но, проходя достойно через эти испытания, человек обретает первенство пред Богом, а проще говоря, спасение, наследуя жизнь вечную.

Но не только в вечной жизни человек получает ответ от Бога, но и здесь, на земле, — и тогда наша жизнь наполняется глубоким смыслом, радостью, подлинным счастьем. Вся эта суета, которая дает нам видимое, такое скоропреходящее счастье, уходит куда-то за горизонты зрения, — и человек обретает в общении с Богом подлинное счастье, непреходящую радость и Царство Небесное.

Всему этому мы научены сегодняшним евангельским чтением и воспоминанием о подвиге святой Марии Египетской. Мы, конечно, далеки от ее подвига, да и, может быть, не требуется в условиях большого города такой подвиг повторять, но мы должны помнить, что, когда Господь попустит нам скорбь и проведет через страдания и испытания, мы должны воспринимать эти скорби с терпением и благодарением Богу, и тогда, может быть, мы во многом сравняемся с теми, кто добровольно принимает на себя скорбь, чтобы быть ближе к Господу и обрести Его благоволение. Молитвами святой преподобной Марии Египетской да поможет Господь каждому из нас на том месте, на котором он находится, жить по Его заповедям, дабы обретать Его благоволение! Аминь.

340


Страница сгенерирована за 0.39 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.