Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово по окончании Божественной литургии в праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня в Крестовоздвиженском соборе Полоцкого Спасо-Евфросиниевского женского монастыря (Республика Беларусь) 27.09.2009

ВОЗДВИЖЕНИЕ ЧЕСТНОГО

И ЖИВОТВОРЯЩЕГО КРЕСТА ГОСПОДНЯ

 

СЛОВО ПО ОКОНЧАНИИ БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГИИ
В ПРАЗДНИК ВОЗДВИЖЕНИЯ ЧЕСТНОГО И ЖИВОТВОРЯЩЕГО КРЕСТА ГОСПОДНЯ В КРЕСТОВОЗДВИЖЕНСКОМ СОБОРЕ ПОЛОЦКОГО СПАСО-ЕВФРОСИНИЕВСКОГО ЖЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ (РЕСПУБЛИКА БЕЛАРУСЬ)

27.09.2009

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня мы празднуем великий праздник — Воздвижение Креста Господня. Каждый православный человек знает историю этого праздника, знает, что он связан с обретением Животворящего Древа в Иерусалиме при императрице Елене, матери царя Константина, которая, посетив Святую Землю, обрела много святынь, связанных с жизнью Спасителя, в том числе Честное Древо Господа и Спасителя нашего. В связи с этим событием в нашей Церкви установлен двунадесятый праздник и читаются особые апостольские и евангельские зачала, смысл которых в том, чтобы помочь православным людям глубже понять, что означает Крест Господень.

В церковной культуре крест — это наиболее часто встречающийся знак, окруженный особым почитанием. Мы так привыкли полагать на себя крестное знамение, так привыкли созерцать крест, лобызать его, что порой не задумываемся о смысле Креста Господня. А думать о кресте нужно, потому что всякий раз, когда мы размышляем на эту тему, Господь посещает нас все новыми и новыми мыслями, и словно открывается нам бездна Божественной премудрости, и мы сознаём, что через Крест явлена миру некая запредельная для человеческих возможностей Божия тайна.

Какие удивительные слова мы находим в Первом Послании апостола Павла к Коринфянам! Апостол говорит: крест для погибающих юродство есть (1 Кор. 1, 18). Вы все знаете, что такое юродство. Но в данном случае речь идет не о Христа ради юродстве, то есть о добровольном подвиге безумства. Речь идет о реальном безумстве,

101

 

 

о сумасшествии. Крест для погибающих — это сумасшедшая идея, которую с порога отрицали. Ибо для иудеев она была соблазном, по слову того же апостола Павла, а для эллинов — безумием (1 Кор. 1, 23). Никто не хотел думать о кресте, никто не хотел связывать с ним никаких положительных чувств.

Нужно сказать, что и сегодня люди не всегда способны связывать с крестом, со страданием какие-то положительные чувства и переживания. Совсем недавно в связи с обсуждением преподавания Основ православной культуры в школах России некий человек совершено серьезно сказал мне: «Как бы нам избежать в повествованиях о православной культуре этой странной темы — страданий, смерти? Дети-то — молодые чистые души, а мы им — страдания и смерть... Что же это за религия такая, которая в центре своего послания имеет страдания и смерть? Может, как-то подправим все это?» Такова типичная реакция современного человека — точно такая же, как и две тысячи лет тому назад. Для одних — соблазн, а для других — сумасшествие.

А вот что мы находим дальше в Послании апостола Павла к Коринфянам: когда мир своею мудростью не смог познать Бога, тогда весть о спасении была дана верующим в юродстве проповеди (1 Кор. 1, 21). Через юродство проповеди Бог тогда спас верующих. Какие удивительные слова: когда мир не смог своею мудростью'... Ведь Господь не говорит, что мудростью невозможно уверовать в Бога. Он не говорит, что разум человеческий — это не то средство. Он просто констатирует реальность: своей мудростью, своей культурой, всей силой человеческой цивилизации люди не смогли познать Бога. И тогда Ему было угодно юродством проповеди спасти верующих — помимо человеческой мудрости.

Почему же люди не смогли познать Бога мудростью? Ведь такая невероятная сила дана человеку в разуме! Все то, что мы видим вокруг, — это дело разума. Храм, в котором мы стоим, — это результат разума: ведь надо было построить его по строгим расчетам, употребив опыт и знания. Почему же разум был неспособен открыть людям Бога?

Бог несомненно дарует людям Свою благодать — в самом широком смысле этого слова — через Свое творение. Разве не благодатью является наш такой прекрасный мир? Разве не благодатью является целесообразность, мудрость, заложенная в Божием творении?

102

 

 

Некоторым людям было вполне достаточно, взирая на звездное небо, умом своим почувствовать и принять Бога. Но мир в целом оказался к этому неспособен, потому что так много влияний оказывалось, как и сегодня оказывается, на человеческий разум, который очень восприимчив! Сколько же было различных идей, учений, сколько было взглядов на Бога, на мир, на человека! И когда человеческий разум погружается во все это — сознательно, как разум ученого-исследователя, или бессознательно, как разум простых людей, находящихся под воздействием, особенно в наше время, средств массовой информации, моды, стереотипов мысли, — тогда он становится неспособным увидеть Бога, он отвлекается на другие цели и ценности.

Говорят, что самая главная задача сейчас — преодолеть экономический кризис. И будут бороться, чтобы его преодолеть, забывая, что все кризисы — внутри человека. Сколько было разных призывов к народу: решить ту или иную задачу, выполнить пятилетку, семилетку, построить то, сделать это. Мы говорим сейчас применительно к нашей стране и к нашему прошлому, но ведь то же самое можно сказать применительно ко всему человеческому роду. Постоянно человеческому разуму бросались вызовы, отвечая на которые, он забывал Бога. Так было не только в новое или новейшее время, так было и в древности. И не разум было угодно Господу сделать главным органом, через который Он возжелал установить Свою связь с людьми: Он отверг разум, отверг логику, отверг человеческую силу и явил Свое спасение в безумии, в Кресте.

Ну как можно было поверить в то, что через смертную казнь людям даруется спасение? Как можно было орудие казни сделать святыней? Кстати, до сих пор существуют сектанты, которые придерживаются точно такого мнения: что нельзя поклоняться Кресту, потому что Крест — это орудие казни. Господу было угодно юродством, безумием этой проповеди, через отказ от разума открыть людям тайну спасения.

Что же являет нам Крест Господень? Он являет нам то, что Бог есть любовь (1 Ин. 4, 8), потому что так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего. Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3,16).

Бог есть любовь (1 Ин. 4, 8), и только любовью Божией может быть понята вся тайна Креста Господня. Для нас это означает, что

103

 

 

если Бог есть любовь, то и спасение в любви. Конечно, не в той любви, которую нам сегодня показывают по телевизору, не в буйстве человеческих страстей, а в той любви, которая накрепко соединяет людей, в той любви, через которую один отдает себя другому с радостью, потому что любящий всегда готов принести себя в жертву любимому. И если это происходит в семье, то какими же крепкими они становятся! Если так строится брак — какой же это счастливый брак! Он выдерживает все испытания временем.

А если общество начинает строиться по этим законам? Конечно, не прямо по закону любви — ведь общество управляется светскими, юридическими законами; но если в этих законах заложена высокая нравственность, если государство, школа, Церковь, интеллигенция начнут воспитывать в людях способность отдавать себя другому, если сама эта отдача другому становится национальной гордостью, достоянием, идеалом, — то что будет с народом? Ведь каждый захочет быть похожим на этот идеал...

Воспитание людей в любви начинается с того, что в сердце человеческом воспитывается доброта. Всякая злоба — вне Божиего закона. Как преступник, совершающий уголовное преступление, ставится вне общества, так же вне Божественного закона оказывается тот, кто имеет зло в сердце. Зло в сердце и вера несовместимы. И если мы на кого-то сейчас сердимся, давайте простим его. Если есть желание выплеснуть на кого-то свои эмоции, давайте остановимся. Потому что закон жизни — это закон любви. И если нам не хватает той любви, какая была у святых угодников Божиих, то, может быть, хватит доброты, сострадания, заботы — такой небольшой, но способной изменить жизнь других людей и жизнь всего общества.

Нельзя соединиться с Богом, не будучи Ему подобным. Подобное познается подобным, говорили древние философы-язычники — и говорили правильно. Нельзя войти в общение с Богом, будучи Его противоположностью, потому что Бог не может быть вместе с тем, кто противоположен Ему. А потому и спасение — через Крест. Не через человеческую мудрость, не через силу знания, не через политическую силу, не через организацию общества, а через Крест Христов, в котором и через который в полной мере явилась спасающая любовь Божия. И как важно, чтобы в первую очередь на основе этой любви строились отношения в Церкви. К сожалению, не всегда

104

 

 

это происходит: в наших приходах, монастырях нередко возникают конфликты. Люди забывают о том, что они христиане: проходя мимо креста, перекрестятся, поцелуют его, поклонятся ему, а в сердце — та же злоба. Нельзя поклоняться кресту со злобой, с дурными мыслями о людях. Нужно выкинуть их из головы как страшное диавольское искушение. И тогда благодать креста привлечет нас ко спасению. Тогда мы любому скажем, что поклоняемся кресту не как орудию казни, а как жертвеннику, на котором была принесена Божественная жертва за весь род человеческий по любви Божией.

И я хотел бы пожелать всем нам: поклоняясь Кресту Господню, нося крест на своих персях со дня крещения, совершая крестное знамение, никогда не забывать, что есть крест, и подходя к нему, спросить себя: «А на кого я гневаюсь? С кем еще не примирился? Кому хочу сделать плохо?» И если найдутся ответы на эти вопросы, то здесь же, у креста, попросить у Господа силу не делать зла, вычеркнуть из сердца злобу. И тогда благодать Божественная, любовь Христова войдет в наши сердца. Аминь.


Страница сгенерирована за 0.6 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.