Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл (Гундяев), Патриарх Московский и всея Руси

Кирилл (Гундяев), патр. Слово за Божественной литургией в праздник Сретения Господня в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя г. Москвы 15.02.2009

СЛОВО ЗА БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГИЕЙ
В ПРАЗДНИК СРЕТЕНИЯ ГОСПОДНЯ
В КАФЕДРАЛЬНОМ СОБОРНОМ
ХРАМЕ ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ г. МОСКВЫ

15.02.2009

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Се, лежит Сей на падение и на восстание многих... и в предмет пререканий (Лк. 2, 34). Такими словами Симеон Богоприимец благословил Младенца Христа, по обычаю принесенного в иерусалимский храм в сороковой день после рождения. Это было удивительное и необычное благословение. Согласно еврейской традиции «барах» — благословение — содержало молитвенные пожелания добра, успеха, счастья, долголетия человеку. Благословение же старца Симеона заключало в себе нечто странное и сложное для понимания тех, кто слышал его. В этом благословении содержалось великое пророчество

42

 

 

не только о том, что Христос совершит для рода человеческого, но и о том, что Он будет совершать силой Святого Духа через историческое бытие Церкви.

Когда к изучению церковной истории подходят, используя исключительно светские научные критерии оценки того, что Церковь сделала или не сделала, что она могла сделать или не могла, то всякий раз совершают очень существенную ошибку, потому что никакой человеческий критерий недостаточен для оценки служения Церкви, как недостаточен он и для того, чтобы определять пути дальнейшего церковного развития. Для того чтобы этот критерий был правильным, нужно его воспринимать и формулировать в свете того пророчества, которое произнес праведный Симеон.

Христос действительно стал предметом пререканий по той простой причине, что человеческие ожидания, связанные с пришествием Мессии, не оправдались; образ, который присутствовал в сознании древних иудеев, связанный с Избавителем, никак не совпадал с тем реальным образом, который Христос явил миру. Израильтяне ждали Мессию как царя, как избавителя, как полководца, как могущественного правителя, который по меньшей мере избавил бы народ и страну от римских оккупантов. А в самых высоких ожиданиях — превратил бы маленький Израиль в великое и могущественное государство, которому поклонялись бы все народы земли. Но разве эти ожидания можно было соотнести с простым странником, с плотником из Назарета, у которого не было не только власти, но даже лошади. Он ходил пешком по пыльным дорогам Палестины в окружении таких же простых людей, как Он Сам. Он обращал к людям слова, которые не содержали в себе никакой политической программы, никаких призывов организоваться и победить тех, кто завоевал землю израильского народа. Его слова были совсем иными, и потому даже те, кто верил в Его Божественную силу, кто был очевидцем Его великих и даже страшных чудес, взирая на Него, не могли совместить образ бедного странника со своим собственным пониманием того, каким должен быть Мессия. Даже апостолы — и те ведь верили, но не до конца; любили Господа, но не настолько, чтобы не разбежаться в момент Его страданий. Даже после смерти Спасителя не все верили в Его Воскресение; человеческое сознание словно до конца не мирилось с тем, что Мессия, Спаситель, может быть таким, каким был Христос. Но, с другой

43

 

 

стороны, многие люди не столько умом, сколько сердцем прозревали глубину тех слов, которые Христос обращал к миру, и становились Его последователями и затем своей мученической смертью во имя Его не только засвидетельствовали свою веру в то, что Он — Спаситель мира, но и дали последующим поколениям великий пример искренней, чистой веры в Господа Иисуса Христа, Сына Божия и Сына Человеческого.

А что происходит сегодня? Перестал ли Христос быть предметом пререканий? Совсем нет. До сих пор человеческие представления о счастье и благополучии не соответствуют тому, что Христос предложил миру. До сих пор заповеди блаженства у многих вызывают либо ироническую, снисходительную улыбку, либо пожимание плечами, либо люди просто отмахиваются. До сих пор проповедь о Христе для одних — соблазн, а для других — безумие (1 Кор. 1, 23), потому что сила и власть никак не связаны в человеческом сознании с уничижением, со скорбью, смертью. До сих пор человеческая цивилизация устремляется к совершенно иным целям и иным ценностям — совсем не к тем, о которых говорил Спаситель. И совсем не заповеди блаженства являются современной декларацией о человеческих ценностях.

Собственно говоря, сегодня вообще никакие декларации не являются руководящим жизненным принципом людей; у абсолютного большинства есть только одно целеполагание — жить хорошо, причем под словом «хорошо» непременно подразумеваются власть, деньги и возможность использовать их, чтобы получать наслаждение и удовольствие. И даже многие из тех, кто называют себя христианами, кто осознаёт, какие цели нужно преследовать в жизни, если повнимательнее разберутся в самих себе, проанализируют, чем они занимаются с утра до вечера в течение всей трудовой недели, поймут, что заповеди блаженства не являются для них ни целью, ни ценностью. Вот и получается, что до сих пор Христос — предмет пререканий, и не всегда на уровне интеллектуального спора, — чаще на уровне основных жизненных предпочтений. Многие, даже принимая Спасителя разумом, сознанием, тем не менее образом своей жизни отказываются от Него, вовлекаясь в общий жизненный поток, не будучи способными остановиться на середине этой стремнины, удержаться под напором течения, а затем и пойти против него. Именно

44

 

 

этого и требует от нас Спаситель, предлагая иные цели и ценности, нежели те, которыми мы живем.

Большая часть критики, которую люди обращают в адрес Церкви, проистекает не изнутри церковного организма, не изнутри благодатной жизни Церкви, а исходит со стороны тех, чье представление о христианстве и о Церкви не совпадает с реальностью — подобно тому, как критика и неприятие Спасителя были следствием того, что представления людей о Мессии не совпадали с Его образом. Чаще всего люди формируют свой собственный образ христианства и Церкви; этим особенно страдает наша интеллигенция — и правая, и левая, — которая создает некий идеал церковной жизни, исходя из своего понимания истории, из своих философских взглядов, своих предпочтений. Затем они соотносят свой идеал, свои представления с реальной жизнью Церкви, и если видят несоответствие, то вновь и вновь Христос становится предметом пререканий. Некоторые во что бы то ни стало хотят подверстать под свое мудрование, свою собственную мечту реальную жизнь Церкви. Иногда предпринимаются попытки повлиять на нее, изменить, приспособить к себе...

Но чаще всего представления людей о Церкви настолько противоречивы, что никаким человеческим соглашением эти противоречия не сгладить. Для одних Церковь всегда будет святой, возлюбленной, а для других — критикуемой. Какой же ответ должны дать на эту критику мы, церковные люди? Мы должны отвечать так, как отвечал Христос: Он проповедовал Божию правду, осуждал лицемеров, не входил в компромиссы с диаволом, никогда не говорил неправды, совершал дела милосердия и любви; Он нес людям абсолютную Божественную истину, облекая ее в простые и ясные слова, понятные и мудрецам, и простолюдинам. Не стремясь к власти и господству, Христос обладал великой силой как Сын Божий и как Сын Человеческий. Его слово было смиренным, но одновременно и властным. Он обращался к умам и сердцам людей. Его проповедь, подхваченная святыми апостолами, мужами апостольскими, святыми апологетами, мучениками, исповедниками, святыми отцами, преподобными угодниками Божиими, святителями, священнослужителями и бесчисленным сонмом народа Божиего — мирянами, продолжается в течение всей человеческой истории, и никогда это великое служение Спасителя не прекратится, ибо врата ада не одолеют Церкви (Мф. 16, 18).

45

 

 

Для того чтобы идти вперед по тому пути, который Бог нам указывает, мы должны ясно понимать подлинные цели и задачи, которые стоят перед Церковью: она призвана спасать человека; не ее задача входить в компромисс с человеческим мудрованием, ее задача — ясно и сердечно выражать то, чему научена Церковь от Самого Спасителя. Мы должны продолжать учить, исцелять, просвещать народ и всю вселенную, ибо это и есть призвание Церкви. И как важно, чтобы церковное самосознание было способно отсекать всякие внешние искушения и соблазны, всегда сохранять церковное единство, поддерживая биение своего сердца, поддерживая жизнеспособность церковного организма! Как важно, чтобы наше церковное сознание было всегда направлено на достижение тех целей, которые Господь поставил перед нами!

Сегодня в этом храме присутствуют много людей, которые примут участие в Рождественских образовательных чтениях. Это наш церковный актив мирян: педагоги, миссионеры, ученые, представители православной интеллигенции. Ныне на всех вас лежит особая ответственность не только за воспитание молодежи, но и за сохранение того церковного самосознания, о котором было сказано.

До скончания века останется Христос предметом пререканий. Но как важно, чтобы все эти пререкания не отчуждали человека от Христа, от Его слова, но чтобы, проходя через внутреннюю борьбу, наш народ всегда имел возможность видеть обновленный, но всегда тот же спасительный образ Господа Иисуса Христа — Сына Божиего и Сына Человеческого! Аминь.


Страница сгенерирована за 0.43 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.