Поиск авторов по алфавиту

Автор:Ровнер Аркадий

Ровнер А. В. Ф. Эрн

Разбивка страниц настоящей электронной статьи сделана по: «Русская религиозно-философская мысль XX века. Сборник статей под редакцией Н. П. Полторацкого. Питтсбург, 1975, США.

 

Аркадий Ровнер

 

В. Ф. ЭРН

 

Может быть недостаточная отрешенность от треволнений времени и недостаточная самостоятельность мышления делают столь типической для «ренессанса» русской культуры начала века фигуру Владимира Францевича Эрна, скорее отразившего, нежели формировавшего дух этой эпохи.

Это был характер максималистский с жаждой поставить «главные вопросы», с резкой безоговорочностью принятий и отталкиваний, с гимназической страстностью, с засмотром на Абсолют, на его обманное пламя, с ощущением «бытийной» при­частности к миру ноуменов, ощущением правоты и мессианиз­ма. В то же время В. Ф. Эрн — представитель той рутинной социально-культурной традиции, беспощадной к своим оппо­нентам, которая из века в век превращала их и их идеи в свое послушное орудие или предавала анафеме и забвению. Кратки и эфемерны «ренессансные» эпохи в российской истории, от­сюда торопливость пророчеств, экстремизм притязаний и тра­гическая урезанность судеб — В. Ф. Эрн умер 36 лет от долгие годы изнурявшего его силы туберкулеза.

Философские работы В. Ф. Эрна — попытка создания мета­физики на основе христианского учения, стремление это про­ходит через все его творчество. «Я сознательно определяю свою философию как философию христианскую», 1 — объявляет В. Ф. Эрн в своей книге «Борьба за логос». К В. Ф. Эрну не в меньшей степени, чем к Н. А. Бердяеву, С. Булгакову, Д. С. Мережковскому, относятся слова Г. В. Флоровского: «Возни­кает у нас религиозная философия как особый тип философ­ского исповедания и делания». 2

Тематика публицистических и философских работ В. Ф. Эрна тесно связана с историко-культурным контекстом его времени. Он родился в 1881 году в городе Тифлисе в нерус­ской, но православной семье. В 1900-1904 годы он изучал фило­-

383

 

 

софию в Московском университете под руководством профессо­ров С. Н. Трубецкого и Л. М. Лопатина. В студенческом кружке, которым руководил С. Н. Трубецкой, В. Ф. Эрн занимался ис­торией христианства совместно с В. П. Свентицким, П. А. Фло­ренским, А. В. Ельчаниновым, С. М. Соловьевым и Андреем Белым. В эти годы закладываются основы его христианского, православного мировоззрения, верность которым он сохраняет до конца своей жизни. В 1904 году, окончив Московский уни­верситет, В. Ф. Эрн едет в Швейцарию, где происходит его встреча с Вяч. Ивановым. Там «скрепилась пародоксальная и бестолковая дружба фанатика от православия с этим Протеем» 3 — пишет в своих воспоминаниях Андрей Белый.

В студенческом кружке Московского университета созре­вали мысли и настроения, которые в Феврале 1905 года при­вели к образованию общества «Христианское братство борьбы»; основателями его были В. Ф. Эрн и В. П. Свентицкий. Создание общества находилось в прямой связи с политическими собы­тиями 9 января 1905 года в Петербурге, когда демонстрация рабочих перед Зимним Дворцом была разогнана оружием и были жертвы. Эмоциональным стимулом объединения был протест против акции правительства и пассивной позиции церкви.

Вот некоторые пункты из программы «братства»:

«1. Христова любовь и Христова свобода в основе всех челове­ческих отношений.

2. Идеал полной и всецелой правды человеческих отношений должен осуществляться немедленно всеми верующими, а не полагаться в будущем.

7. Христианство преображает слепые и мертвые законы при­роды в благодать Царя на Небеси и «последний же враг истре­бится — смерть» (I. Коринф. XV. 26). Последняя цель Христа в пределах истории — явление «жены, облеченной в солнце» (Апок. XII. 1) — Церковь невеста Христа.

10. «Время близко» — мы вступаем в апокалиптический период истории». 4

Мировоззренческие позиции В. Ф. Эрна, а соответственно и программа Христианского братства борьбы оформлялись в процессе размежевания с другими влиятельными в то время группами и течениями. Так после неудачной попытки устано­вить контакт с кругом, который объединялся вокруг журнала «Вопросы жизни», и добиться их поддержки в осуждении со­бытий 9 января 1905 года, В. Ф. Эрн вступает в полемику по поводу концепции двух церквей, развиваемой принадлежав-

384

 

 

шими к этому кругу Д. С. Мережковским, В- В. Розановым и Д. В. Философовым. Согласно этой концепции, церковь делится на церковь петровскую и церковь иоановскую, историческую церковь, от которой они отрекались и которую строго осуж­дали, и Церковь Грядущего. В противоположенность им, В. Ф. Эрн утверждал, что «церковь одна», 5 ибо она сохраняет святые таинства «всеми силами жизни»6 на протяжении 19-ти столетий от всех покушений на нах. Мыслить церковь будущего, которая не имела бы никакой связи с таинствами, означало бы, по мнению В. Ф. Эрна, «потерять все и лишиться всего» 7 В. Ф. Эрн убежден, что церковь будущего изменит всю человеческую жизнь: «от теперешнего богослужения не останется камня на камне — вся жизнь будет твориться Духом Святым». 8 (Но «при добром устроении сердца... вся жизнь, самая жизнь есть уже ’таинство’, ’благодать’», 9 — возражал В. Ф. Эрну В. В. Ро­занов, полагая, что В. Ф. Эрн увлечен эстетикой таинств )

Параллельно В, Ф. Эрн полемизирует с современным ему социализмом, доказывая, что последний строит свое учение на основаниях позитивизма. А так как позитивизм рассматривает все, входящее в область человеческого опыта, под знаком при­чинности, в системе социализма свобода абсолютно невозможна, и такое освобождение человечества оказывается иллюзорным. Социализм должен, если он действительно стремится к сво­боде, освободиться от позитивизма, для которого люди только рабы и марионетки. Альтернатива социализма, по мнению В. Ф. Эрна, такова: «или за позитивизм против свободы — тогда Антихрист, или за свободу против позитивизма — тогда Христос.» 10 В. Ф. Эрн считает, что единственной основой для социализма может быть христианское учение, несущее в себе преодоление двух основных препятствий на пути к свободе — времени и смерти. Только вера в Христа, победившего смерть, есть единственное возможное основание для социализма.

В. Ф. Эрн выступает также против позитивистского толко­вания идеи прогресса, согласно которому прогресс понимается как медленное количественное изменение. Истинная идея про­гресса, утверждает В. Ф. Эрн, включает движение к Абсолют­ному Добру, т. е. к Царству Божьему. Вхождение в это Царство есть конец и утверждение истории и может произойти только через катаклизм и переход к качественно иной действитель­ности. «Цель христианского прогресса, выходящая за пределы истории — вечное царствование Христово на новой земле под новыми небесами». 11

385

 

 

Характерно, что, хотя в общетеоретическом аспекте програм­ма Христианского братства борьбы носит ярко выраженный православный характер и полемизирует с социализмом, в об­ласти практических идей («переход от индивидуально-правос­лавной собственности к общественно трудовой») 12, а также в своей тактике «братство» во многих пунктах смыкалось с со­циализмом. Так организация, овладев типографией, стала вы­пускать различного рода воззвания к общественности, расклеи­вать по Москве плакаты. Портрет В. Ф. Эрна этого периода убедительно рисует А. В. Карташев в своих воспоминаниях: «Два Аякса — Эрн и Свентицкий ярко разнились по темпера­ментам. Эрн — сын немца, весь был ученость, разум, стро­жайший морализм. Высокий, с бледным безбородым, никогда не улыбающимся лицом, в обычном для того времени сером сюртуке, он казался протестантским пастором какой-то мо­рализующей секты, являя собой пример протестантского пафоса в православии». 13

Несмотря на бурную активность В. Ф. Эрна и В. П. Свентицкого, влияние Христианского братства борьбы оставалось огра­ниченным. Временно входил в организацию П. А. Флоренский, однако вскоре вышел из нее. Уже в середине 1907 года органи­зация самораспустилась — всплыли разногласия: В. Ф. Эрн отошел от В. П. Свентицкого. Просуществовавшее недолго, об­щество оказало тем не менее влияние на мировоззрение В. Ф. Эрна, и еще долго теоретическая платформа «братства» опре­деляла отношение В. Ф. Эрна к различным вопросам теории и жизни.

В конце 1905 года В. Ф. Эрн участвует во вновь созданном Религиозно-философском обществе памяти Владимира Соло­вьева, вместе с Г. Рачинским, Е. Н. Трубецким, Н. А. Бердяе­вым, С. Булгаковым и В. П. Свентицким он принадлежит к активу и авангарду этого общества. Этот актив (за исключе­нием В. П. Свентицкого) образует впоследствии кружок во­круг основанного в 1910 году М. К. Морозовым издательства «Путь», вступивший в острую полемику с редакцией русского издания международного журнала «Логос». Рецензией на пер­вый выпуск русского издания «Логоса» — «Нечто о Логосе, русской философии и научности» — В. Ф. Эрн начинает поле­мику с «Логосом» и с неокантианской философией, которую «Логос» представлял.

Полемика с «Логосом» не только меняет проблематику В. Ф. Эрна — теперь в центре его внимания критика неокантианства и в этой связи западноевропейской философии нового времени,

385

 

 

а также утверждение самостоятельности русской философской мысли — но знаменует собой дальнейшее углубление и раз­работку мировоззрения В. Ф. Эрна. В 1911 году в издательстве «Путь» появляется книга В. Ф. Эрна «Борьба за логос», вклю­чающая в себя статьи 1907-1910 годов. В следующем году в том же издательстве в серии «Русские мыслители» выходит монография В. Ф. Эрна о замечательном философе-страннике Григории Сковороде. 14 В сборниках издательства печатаются его статьи о В. Соловьеве и Л. Толстом. 15 Во всех этих работах, иллюстрирующих самобытность русской философии, формули­руются новые взгляды В. Ф. Эрна, основанные на противопо­ставлении логоса и рацио, Востока и Запада, России и целого мира.

В предисловии к «Григорию Саввичу Сковороде» В. Ф. Эрн утверждает, что трем основным чертам европейской философии — «рационализму, меонизму (онтологическому нигилизму — А. Р.) и инперсонализму, восточно—христианское мировоззре­ние противополагает логизм, онтологизм и существенный все­сторонний персонализм». 16 И далее В. Ф. Эрн развивает про­тивопоставление западноевропейской и русской культур, при­чем русская провозглашается им единственной наследницей и выразительницей восточно-христианской традиции. Западная культура «критична», русская «органична», 17 западная фило­софская мысль рационалистична и механистична, «русская философия, начиная с великого старца Сковороды, есть не­прерывное и все растущее осознание стихии Логоса». 18 Рацио­нализм связан с субъективными данными опыта и их объяс­нением в соответствии с формальными правилами рассудка, логизм есть доктрина единства познающего и познаваемого, опыт живой реальности.

Логос, по В. Ф. Эрну, это конкретное живое бытие, вторая ипостась Троицы, непрерывно актуализующаяся и присутству­ющая в историческом процессе. «В слове логос для меня объе­диняются все особенности той философии, которая основатель­но забыта современностью и которая мною считается единст­венно истинной, здоровой, нужной. Логос, — есть лозунг, зо­вущий философию от схоластики и отвлеченности вернуться к жизни и, не насилуя жизни схемами, наоборот внимая ей, стать вдохновенной и чуткой истолковательницей ее божест­венного смысла, ее скрытой радости, ее глубоких задач.» 19 Рационализм враждебен логизму, потому что он утратил пони­мание природы как живого существа, полного творческих эн­телехий и тем самым способствовал расцвету материальной

387

 

 

цивилизации и механического миросозерцания. Разрыв рацио и логоса В. Ф- Эрн ведет от Возрождения, Декарта и Бэкона он считает виновниками гибельной рационализации и механи­зации всей структуры жизни и мышления на Западе. Логос, как метафизическое целое, разбивается в человеческом соз­нании на космический, дискурсивно-логический и божествен­ный аспекты и открывается индивидууму соответственно через мифологию и искусство, через философию и через христиан­скую религию. Философия дискурсивна по форме, но по со­держанию она — синтетическое учение о бытии, приводящее к единству все данные человеческого опыта.

«Русская философия занимает среднее место между фило­софской мыслью Запада, находящейся в неустанном движении и порыве, и философской мыслью Востока, парящей в орлиных высотах и находящейся в неустанной напряженности вдохно­венного созерцания. Русская философская мысль должна рас­крыть Западу безмерные сокровища восточного умозрения.» 20 И в то же время: «русская философская мысль имеет для меня не первичную, а производную ценность. Абсолютно дан­ное моего мировоззрения — восточно-христианский логизм. Русская мысль дорога мне не потому, что она русская, а по­тому что во всей современности, во всем теперешнем мире она одна хранит живое зацветающее наследие антично-христианского умозрения.» 21 И как последний вывод из концепции — историческое столкновение ratio и «Логоса, неминуемое и неизбежное, может произойти только в России.» 22

Первая мировая война заостряет для В. Ф. Эрна проблему взаимоотношений России и Европы. В этой связи усугубляется критика западно-европейской культуры и, в частности, духовных оснований Германии. С самого начала В. Ф. Эрн рассматривает военный конфликт как столкновение все тех же рацио и логоса. Рост милитаризма в Германии В. Ф. Эрн связывает с характером немецкой философии, с «богоубийственным» 28 кантовским феноменолизмом. В октябре 1914 года В. Ф. Эрн читает в Религиозно-философском обществе ставшую скоро широко известной и опубликованную в том же году работу «От Канта к Круппу». 24 Работа эта поставила В. Ф. Эрна в центр общественного внимания, но и вызвала резкую критику с разных сторон. В 1915 году появились сборник статей «Меч и крест» и работа «Время славянофильствует». 25 Утверждения В. Ф. Эрна в этих работах о духовном противостоянии России и Европы звучат еще резче и безоговорочней: «Культура но­вого Запада... идет под знаком откровенного разрыва с Сущим

388

 

 

и ставит себе задачей всестороннюю внешнюю и внутреннюю секуляризацию человеческой жизни.» 26 «Новая культура За­пада проникнута пафосом ухождения от небесного отца, пафо­сом человеческого самоутверждения, принимающего челове­кобожеские формы…»27 «Русская культура проникнута энер­гиями полярными.» 28 В. Ф. Эрн считает, что всемирный возврат к трансцендентному опыту может быть осуществлен в резуль­тате преодоления «многообразных форм новоевропейского «ухождения» от Отца». 29 Отдавая дань великому прошлому Европы и скрытым в ней духовным потенциям, В. Ф. Эрн при­зывает «во имя Запада онтологического... пребывать в непре­рывной священной борьбе с Западом феноменологическим.» 30

Прекрасной и чистой поэтикой проникнуты страницы, рас­крывающие картину глубоких движений народного духа Рос­сии. Для В. Ф. Эрна — «Россия страна величайшего напряже­ния духовной жизни». 31 «В ее сердце вечная Фиваида» 32 — таинственный сгусток религиозной жизни. «Все солнечное и героическое..., следуя высшим призывам, встает покорно со своих родовых мест, оставляет отцов, матерей, весь быт» 33 и устремляется к этому центру. «И все, что идет по этой дороге, путем подвига, очищения, жертвы, дойдя до известного преде­ла, вдруг скрывается с горизонта, пропадает в пространстве, одевается молчанием и неизвестностью».34 Тогно так семена покрываются землей и «растут, принося плоды в тайне, в тишине, в закрытости».35 «И когда из таинственных и невиди­мых сфер народного подвига, срастворившись с сердцем роди­мой земли, к народу выходят угодники и святые, их сила, ни­кого не насилующая, их власть, никого не принуждающая, их пламень, никого не попаляющий, опять чудесно разубраны да­рами небесной Пении, и невидимы они в своей святости для тех, кто не хочет видеть, и богатое слово Бога, звучащее через них, нежно поит припадающих, оставаясь неслышным и не­доказуемым для внешнего слуха... Сама плоть русской души уже пронизана зачатками духовности, и острием ее выжжена некая точка, точка безусловности, которой не могут одолеть никакие условия жизни и никакие мысленные планы. Из этой точки родится все подлинно русское в положительном смысле слова. На низших ступенях: тоска, уныние, смутное недоволь­ство, та постоянная «изжога» неудовлетворенной воли, которую с такой силой пережил Сковорода в первую пору своей жизни; на ступенях дальнейших: порывы, душевные бури, скиталь- чество, вечное недовольство достигнутым; ещё выше — вос­пламенение всей души, возгорание всего существа и, наконец, победное, сферическое овладение земными стихиями »36

В 1911-1916 годах В. Ф. Эрн пишет сначала магистерскую, а затем докторскую диссертации об итальянских философах 19 века Антонио Размини и Винценто Джиоберти, в которых, по словам его учителя Л. М. Лопатина, он проявляет себя как «превосходный знаток итальянской философии во все эпохи ее развития». 37 В то же время Л. М. Лопатин отмечает такие недостатки, как «ограниченность и субъективную прихотли­вость его плана и метода», 38 а также «отсутствие общей исто­рической перспективы». 39 Обе диссертации печатались по час­тям в различных периодических изданиях того времени. В 1916 году В. Ф. Эрн становится сотрудником основанного в том же году журнала «Христианская мысль». В марте этого года по предложению Л. М. Лопатина и Г. И. Челпанова он был выбран членом Московского психологического общества. В. Ф. Эрн намечал прочитать в этом обществе цикл докладов о Платоне. 29-го апреля незадолго до защиты его докторской диссер­тации он умер.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1) В. Ф. Эрн. Борьба за Логос. Опыты философские и критические. Изд. «Путь», Москва, 1911, стр. VIII.

2) Г. В. Флоровский. Пути русского богословия. Изд. YMCA-Press, Па­риж, стр. 148.

3) Андрей Белый. Начало века. Москва-Ленинград, 1933, стр. 313.

4) Программа приводится в статье К. Агеева «Религия и политика», напечатанной в еженедельнике религиозно-общественной жизни и по­литики «Век», Москва, 1907, № 12, стр. 142-143.

5) В. Ф. Эрн. Борьба за Логос. Стр. 327.

6) Там же.

7) В. Ф. Эрн. Таинства и возрождение Церкви. — «Церковное обно­вление», 1907, № 9, стр. 66.

8) Там же.

9) В. В. Розанов. О таинствах (письмо в редакцию). Отклик на статью В. Ф. Эрна «Таинства и возрождение Церкви». — «Век», 1907, № 17, стр. 234.

10) В. Ф. Эрн. Борьба за Логос. Стр. 190.

11) Из программы «Христианского братства борьбы». См. примечание 4.

12) В. П. Свентицкий. «Христианское братство борьбы» и его програм­ма. «Религиозно-общественная библиотека», Серия I, для интеллигенции, Москва, 1906, № 2, стр. 9.

13) А. В. Карташев. Мои ранние встречи с о. Сергием. — «Православ­ная мысль», Париж, 1951, № 8, стр. 48.

14) В. Ф. Эрн. Григорий Саввич Сковорода, жизнь и учение. Изд. «Путь», Москва, 1912.

15) В. Ф. Эрн. Гносеология B.C. Соловьева. — Сборник первый о Вл. Соловьеве, изд. «Путь», Москва, 1911, стр. 129-207; «Толстой против Тол­стого», — Сборник второй о религии, Москва, 1912, стр. 214-248.

16) В. Ф. Эрн. Григорий Саввич Сковорода. Стр. 22.

17) Там же.

18) Там же, стр. 24,

19) В. Ф. Эрн. Борьба за Логос. Стр. VII.

20) Там же, стр. 86.

21) Там же, стр. 123.

22) Там же, стр. 90.

23) В. Ф. Эрн. Меч и крест, статьи о современных событиях. Москва, 1915, стр. 24.

24) В. Ф. Эрн. От Канта к Круппу. — «Русская мысль», т. 12, часть 2, стр. 116-124.

25) В. Ф. Эрн. Время славянофильствует. Война, Германия, Европа и Россия. Москва, 1915.

26) Там же, стр. 31.

27) Там же.

28) Там же.

29) Там же, стр. 34.

30) Там же.

31) Там же, стр. 26.

32) Там же.

33) Там же.

34) Там же.

35) Там же.

36) Там же, стр. 27-28.

37) Л. М. Лопатин. По поводу сочинения В. Ф. Эрна «Размини и его теория знания. Исследование по истории итальянской философии XIX столетия». — «Вопросы философии и психологии», 1915, т. 2, стр. 269.

38) Там же.

39) Там же.

391


Страница сгенерирована за 0.35 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.