Поиск авторов по алфавиту

Глава XI. Труд.

Христианский труд

Классическими источниками древнего олигархического богатства были войны и ростовщичество. Отцы того периода, хотя они систематически и не рассматривали подобные вопросы, осуждали их достаточно определенно и ставили их вне пределов христианской деятельности, по крайней мере, в той степени, в какой они предусматривали насилие и алчность. В повседневной жизни христианам не воспрещалось быть военнослужащими или банкирами. В своих апологетических трудах сам Тертуллиан признавал,
что в своей ежедневной деятельности христиане сталкиваются с теми же проблемами, что и язычники. Они вели такой же образ жизни, получали то же образование, испытывали те же самые каждодневные потребности, поскольку христиане, как он писал, не представляли собою изолированной группы, подобно "кассе браминов или факиров в Индии, живущих в лесном уединении. Но мы помним,что всегда должны быть благодарны нашему Господу Богу и Соз-дателю. Мы не отвергаем ничего из Его творений, мы просто понимаем, что пользуемся ими временно, вследствие чего избегаем
греховность и неумеренность в их использовании. Таким образом мы не перестаём посещать форум, рынок, бани, магазина, постоялые дворы и ярмарки, участвуем во всех других проявлениях совместной с вами жизни. Вместе с вами мы плаваем по морям, служим в армии, обрабатываем землю и ведём торговлю, также как и открыто продаём вам продукцию нашего производства* /Тертуллиан. Ап. Х^11,1/.

Тертуллиан анализировал эти занятия, являвшиеся занятиями всех и каждого, для того чтобы ответить на обвинение в том,что христиане бездеятельны и не производят полезной продукции.

Но поскольку христианский и языческий миры использовал две различные и в конечном счёте противоположные другу другу концепции труда, по этому вопросу между ними не было согласия. Христианство не признавало рабства как системы производства. Оно рассматривало труд в качестве искупительного долга, которым обладает любой человек на земле, как богатый, так и бедный. Это подтверждалось деятельностью Христа и апостолов, которые зарабатывали себе на хлеб в поте лица. Цельс также обращал на это внимание и выражал негодование по поводу общины, созданной "плотницким сыном", чья мать была трудящейся женщиной, чьи первые ученики также были трудящимися и чьи верующие, по Цельсу, в большинстве принадлежали к наибеднейшим слоям общества.

Отцы Церкви отвергали какие-либо общественные предрассудки относительно труда и трудящихся, хотя они подходили к этому вопросу не с экономической точки зрения /или осуществляли такой подход лишь от случая к случаю/, а с точки зрения этики и гигиены.

У первых Отцов нельзя найти упоминаний об использовании капитала. Большинство финансистов тогдашней Италии, а также и провинций держались в стороне от религии, которая противопоставляла их против государства, в связи с чем ставила их имущество под угрозу конфискация. Ведь очень многие императоры только и мечтали воспользоваться каким-либо предлогом, чтобы присвоить чужую собственность. В писаниях апологетов, особенно Тертуллиана и Климента Александрийского, давалось
яркое изображение алчного и аморального богатства. Церковь же была принципиально связана с ручным трудом и большим числом трудящихся, обладавших ограниченными ресурсами, гроши которых тратились на ведение войн, поддержание бюрократии и преодоление экономической дезорганизации. Труд рассматривался одновременно и как обязанность, и как достоинство. Он был средством достижения вечного покоя, в известной степени источником также и вечной благодати у Господа Бога. Экономис оценивает труд с точки зрения его немедленной отдачи, христианин же более заинтересован в конечной цели, таким образом принимая богословскую, точнее телеологическую концепцию. Поэтому прежде чем рассматривать вопрос с социальной точки зрения, он рассматривает его с точки зрения благотворительности. Человек, который не работает, не только не ест, он противопоставляет себя добру. Труд является одновременно и искуплением, и отвлечением от безделья. С социальной точки зрения, труд позволяет человеку зарабатывать себе хлеб в поте лица по заповеди Господней, а также делиться заработанным со своими ближними, которые не могут работать.
Ориген, объясняя действие Промысла Божия в истории, писал, что труд явился результатом соответствующей воли Божией, Который стремился к тому, чтобы человеческие упорство и усердие нашли соответствующее выражение и чтобы люди не оставались праздными и невежественными. И с этой целью Он сделал человека нуждающимся. Нужда стимулирует развитие человеческой изобретательности, которая позволяет ему добывать себе пищу, вырабатывать одежду и прочие средства существования. Изобилие для тех, кто заинтересован более всего божественными тайнами, могло бы привести к небрежению. Звери не имеют никаких потребностей, поскольку у них отсутствует разум, вследствие чего они лишены возможности изобретать различные способы производства различных предметов, Им вполне достаточно того, что даёт им природа /пищи, мехового и перьевого покрова и т.п. /. /Ориген, "Контра Цельсус".1У, 76/. Труд представляет собою достоинство, "хороший работник неограниченно пользуется своим хлебом, что является плато" за его труд. в то время как ленивый и нерадивый не решается взглянуть в глаза своему нанимателю? Так считала Римская Церковь, и это выражалось устами Климента, который изрекал истины, принимаемый христианами как аксиомы, но не столь приятные для слуха римских законников, воспитанных в непрекословии государству, о которых император Аврелиан
мог сказать: "Самым весёлым на свете является сытая римская толпа". Поскольку голод считался наивысшим унижением, которому можно было подвергнуть достоинство величайшего народа в древней истории.

Когда паломники стучали во врата Церкви, им оказывалась помощь в течение только двух или трёх дней, затем ему предоставлялась какая-либо работа. И если они не владели никакой профессией, то члены общины должны были найти работу, которая не поз-воляла бы им пребывать в безделиц. Христианин-бездельник противоречил своим собственным моральным устоям, он не следовал Христову учению.

По помышлению Божию труд является средством удовлетворения человеческих потребностей. Поэтому плоды труда принадлежат всем людям, на этом также основана и обязанность подавать милостыню. Благодаря такой концепции на труд уже нельзя было смотреть как на что-то унизительное, он являлся путём достижения совершенства. Царства Божия на земле.

Из приводимых рассуждений вытекал вывод: "Труд, но не до состояния изнеможения". Это само по себе уже является осуждением всяческой эксплуатации, полностью отвергает рабский труд, о котором писал Катон и который использовался многочисленными владетельными горожанами. Общество, основанное только на труде, поэтому является материалистическим и антихристианским, равно как и общество, основанное только на богатстве. И то, и другое может рассматриваться в качестве средства, но не конечной цели, это материальные средства для достижения духовной цели. Тот факт, что труд является относительным, освобождая нас от настоятельной тревоги за завтрашний день и от честолюбивого стремления всячески вознестись над собственным положением в обществе, освобождает нас также и от всего несущественного, делая независимыми, удовлетворёнными, какими нам следует быть по воле Слова.

Ёрм", чья жизнь проходила в обстановке смиренной, сельской, невзыскательной, считал, что труд достаточен для того, чтобы обеспечивать самого себя и других, но не более. Для его аскетического духа излишняя деловая активность представлялась опасной: "Тот, кто делает много дел, также и совершает множество грехов, поскольку будучи поглощённым собственными заботами, он надлежащим способом не служит Богу.

...И если человек выполняет лишь только одну обязанность, он может быть Божиим слугою, поскольку его мышление не будет развращённым..."

Ерм лелеял аскетический идеал, рассматривая добровольную нищету как условие для обретения благодати. Соответственно он рекомендовал отказываться от роскоши, объедения и всяческих излишеств, которые только отрицательно влияют на здоровье человека.

Рассматривая труды и других авторов, .мы также можем создать себе впечатление, что христианская община того времени жила или стремилась жить подобно монашеской общине, совместно распределяя экономно используемые продукты и товары. Усилия христиан Были направлены на смягчение этих экономических несправедливостей, которые были столь значительны в империи, и на оказание помощи болящим, вдовствующим, сиротствующим, престарелым и одиноким. По крайней мере, это представлялось идеалом. Неоднократные и настоятельные увещевания Отцов свидетельствуют о том, с каким сильным сопротивлением приходилось им сталкиваться в связи со своекорыстием многих членов общины. А иногда даже епископы и диаконы проявляли неприкрытую алчность к деньгам, стремились к собственному обогащению. /Ср. Дидахе, ХУ/. Существовали секты гностиков, жадность которых к деньгам вводила в смущение даже язычников. В Египте, как упоминалось в письме, /которое некоторые приписывают Адриану! / и аутентичность которого не подтверждена, адресованном консулу Сервиаяу /цит.по Флавий Вопискус, "Сатурнянус",8/ "поклонники Сераписа являются христианами и они поклоняются также и Серапису, а некоторые выдают себя за епископов Христовых; среди них нет ни одного раввина иудейской синагоги, ни одного самарянина, ни одного христианского священника, который не был бы одновременно астрологом, предсказателем или волхвом. Даже знаменитый патриарх, когда он пребывает в Египте, подвергается давлению со стороны одних, чтобы он поклонялся Серапису, и со стороны других, чтобы он поклонялся Христу.., но подлинным божеством для них всех являются деньги. Этому божеству поклоняются ихристиане, и иудеи и все прочие..."
Таким образом, в то время как в "Дидахе" говорится, что священникам надлежит жить на заработанные деньги и что им надлежит получать от верующих первые плоды, которые иначе были бы пожертвованы беднякам, в нём также верующие предостерегаются от предсказателей и апостолов-шарлатанов, которые уходя могут оставить их в одном исподнем. В нём такие просящие денег именуются псевдо-пророками, если только они не просят денег для раздаяния нуждающимся. /"Дидахе",1 и XI/.

Христианин-труженик

Труд даёт человеку пищу и достоинство. Однако и над ним должен царить моральный закон, поэтому человек должен трудиться честно, без обмана и лжи. Плоды его труда должны быть добрыми, и он должен продавать их по себестоимости. И строитель и торговец должны быть честными и откровенными, поскольку наих слова и дела взирает Господь. На этом основан также и тот суд, на который они предстанут и па котором будут спасены или осуждены. Таким образом между производителем и покупателем существуют ясные и прямые взаимоотношения, причём независимо от занимаемого положения люди должны быть честными. Мораль осуществляет преображение рынка.

Другими словами, христианин, независимо от выполняемой деятельности, остаётся христианином, т.е. подчиняется религиозным и моральным законам, что не может не сказаться на его трудовой деятельности. Прежде всего каждый труд, каждая профессия и специальность приводят к добрым результатам, если они не противоречат духовному добру. Это устанавливает различие
между законными и незаконными видами деятельности. К незаконной относится такая деятельность, которая нарушает моральные законы или противоречит им, а также которая ведёт к идолопоклонству. А Церковь учит: "Избегай злоделания" /Игнатий, "Ад Пол"/.

Из этого следовало, что большинство видов деятельности того времени были законными, делалась лишь попытка христианизировать их, освобождая от бесчестия и отвратительной погони за прибылью. Христиане не могли, однако, выполнять функции священников и служителей в храмах, продавать или подготавливать жертвы, изготавливать изображения божеств. Они не могли осуществлять торговлю или работать в тех местах, которые были предназначены для идолопоклонства. Запреты подобного характера, налагаемые на христиан, помогали очищать сточные канавы общества, переполненного преступными бездельниками и паразитами.

Христиане также не могли быть актёрами, поскольку на театры было наложено моральное проклятие. Ещё того менее могли они быть гладиаторами или выполнять какие-либо функций при осуществлении этого узаконенного убийства, которым были спектакли на стадионах. Татиан также осуждал и уличных певцов, которые занимались всякого рода притворством, поскольку они изменяли предусмотренное Богом человеческое поведение. По той же причине он презирал актёров, хоровых певцов, общественных декламаторов, философов и поэтов, поскольку они занимались пустыми и аморальными действиями. Это выглядело как серьёзное обвинение в тэт период, когда выступления перед толпой широко
использовались как государственными чиновниками, так и частными лицами.

Ассирийский апологет проводил сравнение между Сапфо, "этой презренной развратнице, эротичной до безумия и воспевавшей собственную похоть" и "благочестивыми христианскими женщинами, среди которых были непорочные девы и которые занимались ткачеством, чтением и восхвалениями в значительно более благородной манере, чем эта поэтесса с Лесбоса.
Точка зрения на торговлю была не очень благоприятной, потому что она сопровождалась ложью и обманом.

Поднимаясь вверх по профессиональной лестнице, мы видим, что воспитательная система того периода основывалась прежде всего на идолопоклоннической поэзии и ложной и аморальной прозе. Позднее Иулиан запретил христианам осуществлять своё учение под предлогом того, что они использовали учебники, содержавшие неправильные религиозные и моральные положения. Некоторые писатели считали неприемлемой также и профессию скульптора.

Само собою разумееется, что для христиан было запрещено занятие всякими бесчестными делами, равно как и идолопоклонническими и сходнями с ними профессиями. Например, во время вторжения готов в Понт имелись такие христиане, которые под прикрытием общего смущения пытались удить рыбку в мутной воде,"извлекать прибыль из крови, а также убивать раненых или заключённых." По просьбе неизвестного епископа св. Григорий Тавматург рассмотрел все вопросы, связанные с обладанием собственности^ которые возникли вследствие вторжения, и высказал мнение, что обогащение за счёт тех, кто пострадал во время этого бедствия, являлось незаконным. Любое имущества, которым христиане могли завладеть в борьбе с захватчиками, должно было быть возвращено его владельцам. И это относилось не только к имуществу, принадлежавшему ранее, своими соотечественникам, но также и противнику, а особенно тем, кто стремился сдаваться в плен. Эти вопросы рассматривались в епископском каноне, интересном документе, касавшемся вопросов поведения епископов в юридической, социальной и экономической сферах.

В заключение, было сказано, что христиане должны были вести торговлю, соблюдая крайнюю честность и "филантропию", так чтобы они могли получать искомую прибыль, но также и способствовали бы своим ближним, превращая их труд, как и молитву, в орудие совершенства. Потому что в своей повседневной жизни следовало помнить, что люди созданы Творцом, вследствие чеготорговля и прочие взаимоотношения также должны осуществляться по этому абсолютному образцу/Климент Александрийский, "Педагогус",111,6/.

Различные социальные классы в Церкви.

Во втором веке ещё в большей степени, чем в первом, христианская община отражала в себе состав всего общества, в котором она функционировала, несмотря на то, что в ней в значительной степени преобладали представители бедных классов. Это последнее объяснялось как природой христианского учения, так и взаимоотношениями, существовавшими между Церковью и государством, которые были таковыми, что богатые уделяли непомерно большое внимание своим богатствам, поскольку они понимали, что всё может быть утрачено в считанные минуты из-за их веры.

Среди богатых членов христианской общины были крупные судейские чиновники, которые проявляли достаточную мудрость и занимали соответствующие позиции, но которые, однако, оказывали Церкви существенную материальную помощь. Мы уже упоминали Гиацинта и Капрофора, мы можем добавить к ним имя богатого освобожденного раба Герметия, который умер за веру. В общине были также и процветающие представители среднего класса: имена богатых матрон Перпетуи, Фелициты, а также занимавшего высокий пост Веттия Эпагата дошли до нас в описаниниях их героического мученичества.

Действительно, в христианской мартирологии лучше, чем в каких-либо других документах находит отражение классовый состав Церкви. Среди мучеников того периода можно встретить правительственных чиновников, в частности Герметия, который после принятия христианства освободил 1200 рабов, некоего Квирина, трибуна, семью мучениям св. Симфарианы, члены кото- рой работали в местных органах управления, философов, писателей и адвокатов. Св. Ириней прибыл из Смирны в Лион, куда привлекал .людей с Востока растущий рынок сбыта товаров. Представители восточных провинций проявляли исключительную активность в использовании .любой возможности осушествления торговых операций в пределах империи, вследствие чего они впоследствии и вытеснили римлян. Был мученик Аттал, "хорошо известный" римский гражданин, которого вследствие его гражданства обезглавили, а не выдали на растерзание диких зверей. Мн уже упоминали Аполония, который занимал пост консула.

Если многие рабы становились доносчиками по отношения к своим христианским владельцам, то многие другие подражали своим владельцам в стойкости и мужестве. Церковь чтит имена Баландины. Еспера, Зои и её двух детей, Памфилия, Марии и т.д. Евелпист, один из собратьев Иустина, был императорским рабом. Поскольку Церковь должна была запрещать своим членам выполнять определённые идолопоклонческие я аморальные профессии, подобно профессий актёра, мы можем с основанием предположить, что её члены распределялись по определённым профессиональным категориям. Будущий папа Каллист был рабом, управляющим банком, принадлежавшим его хозяину христианину Карпофору, что свидетельствует о мм, что банковские' занятия были приемлемы для Церкви. И мы увидим, что немало Отцов даже почитали эту профессию, Феодот, который также был банкиром, еретиком и учеником другого Феодота, богатого жестянщика, который прибыл из Византии в Рим во время правления папы Виктора, чтобы проповедовать учение, отвергавшее божественность Христа.

Христиане предпочитали совершать сделки с христианскими купцами, так же и в финансовых делах они предпочитали общаться с христианами и вкладывать свои деньги в банки, принадлежавшие христианам. Банк Каллиста можно считать первым из известных банков, управляемых христианином, имевших капитал, принадлежавших христианам, среди которых были также и бедные вдовы, к. сожалению, этот банк обанкротился.

Б тот период Церковь также не проявляла абсолютно никакой враждебности к военной службе. Мы уже упоминали трибуна Квирина /а вместе с ним также и Гетулия и Амантия, мужа. св. Симфорианы/ и христиан, которые принадлежали, в соответствия с существовавшей тогда традицией, к "легио фульминанс", чьи молитвы были необходимы для ниспослания дождя для жаждавшей римской армией в войне против квадов.

То обстоятельство, что так много представителей различных общественных слоев входили в общину, которая считала себя единым телом и единою душою, что все члены этой общины считали друг друга братьями и что все они разделяли веру в единую смерть за веру, означало одновременно также и то, что Церковь становилась той печью, в которой расплавлялись все перегородки. В обществе переход из разряда "хумялиорес" в разряд "хонестиорес" стал значительно более трудным после кончины Адриана, поскольку уже не осуществлялось строительство больших городов, где крестьянство могло бы повысить свой социальный статус.
За пределами Церкви кристаллизовались различные классы и присущие им различия. Однако в пределах Церкви между ними всё время поддерживались тесные контакты в евангельском духе. Консерваторы, защитники старого режима, осуждали пролетарский характер Церкви.

Языческий апологет Цельс писал, что Иисус, в то время как он представлялся царём и мечтал о царстве "бродил пешком как нищий, напуганный, обездоленный, отягащенный несчастьями", пока Он не присоединил к Себе "группу из десяти или одиннадцати энергичных, но обездоленных людей, которые занимались сомнительными делами, а затем Он начал бродяжничать вместе с ними, пытаясь находить пропитание в мире лишений и невежества".

"Наш Христос,- отвечал ему Ориген от имени христиан, - презираемый за то, что родился в небольшой деревушке, которая не была даже эллинизированной и жители которой не принадлежали ни к какой из престижных национальностей, презираемый также и за то, что Он был сыном бедного человека, побуждаемый голодом отправился на заработки в Египет. Этот Иисус, Который не представлял Собою даже обыкновенного серифонца /имеется в виду невежественный человек негреческого происхождения, который пришёл к Платону, чтобы выразить несогласие со славой Фемистокла/ потряс весь человеческий мир не только сильнее, чем Фемистокл Афинский, но также больше, чем Платон, Пифагор, или какой-либо другой философ, царь или военачальник земного мира" /Ориген, "Контра Цельс", 1,29/.
Критерии уважения представляли собою подлинную антитезу, в новом сознании низкое происхождение становилось поводом для гордости.

Иудей также считали, что незнатное происхождение не способствует спасению, Распятие, другие виды смертной казни предназначались для изгоев общества, христиане обладали всем этим. "Когда Иисус подошёл к Иордану, все людт верили в то, что Он является сыном плотника Иасифа, Он не обладал той красотой, о которой пророчествовало Писание, и они считали Его плотником. И на самом деле, пока Он жил среди людей, Он исполнял плотницкую работу..." /Иустин, "диал.".^ХХХУ111,8/ И только Церковь вышла на систематические поиски бедняков, с тем чтобы только накормить и воспитывать их, чтобы преобразить их души и тела. Не удивительно, что они толпами устремились в Церковь. Ведь тяжело быть бедным, особенно было тяжело быть бедным в древности, когда считалось, что бедность является обвинением против данного человека,на суде против Апулея ему было вменено обвинение в том, что он владел всего тремя рабами /Ап.ХХ.2/. Его соотечественник Минуций писал в христианских выражениях: "Если, как это считается, большинство из нас является бедняками, то это наша слава, а не наше бесславие, поскольку как мысль истребляется роскошью, так она укрепляется тяготами. Но разве является бедняком человек, не испытывающий нужды, не стремящийся к обладанию чужим имуществом, богатый по меркам Божиим? Гораздо беднее его человек, который, обладая многим, желает ещё большего...никто в мире не может быть беднее его." /Минуциус, "Окг." ХХХУ1.3-7/.

Кроме того, обвинение язычников /Цельса, Цецилия/ в том, что Церковь черпала своих членов из отбросов общества, могло, по-видимому, быть сделано потому, что Церковь оказывала помощь в области воспитания и сохранения достоинства в большей степени беднякам, женщинам и детям, чем своим ведущим членам.
В действительности же язычника Цельса больше всего волновало то обстоятельство, что "совершенно необразованные люди, не разбирающиеся ни в литературе, ни в других искусствах" принимали равное участие в обсуждении вопроса о высшей силе во вселенной и о её свойствах. "Эта недостойная, незаконная и бесперспективная группа состоит из самых грубых мужчин и самих наивных женщин" /Цит.по Минуций, У, 4; У111.3/.

Нельзя отрицать того, что новая община характеризовалась своим преимущественно пролетарским составом. Некоторые из богатых, проявлявших героическую настойчивость в области христианства, добровольно становились бедняками. Однако из среды именно этих людей выходили безудержные силы, обрушивавшиеся на языческий мир. Эти силы представлялись совершенно недопустимыми для защитников классовых привилегий, которые с ненавистью относились ко всем народным выступлениям. Вот почему христиане утверждали, что их жестоко преследуют. Губы Цецилия искривлялись в ненависти, когда он говорил о тех неимущих христианах, которые не только имели смелость заниматься Философией и богословием, но так же собирались на уличных перекрёстках для бесед. Их наглость доходила до того, что они отвергали храмы, публично оскорбляли божества и смеялись над священными понятиями, "эти полуголые оборванцы презирали пурпур священников... Эта ужасная компания должна быть вырвана с корнем!"

Аналогичное презрение можно было видеть позднее на лицах французских аристократов, осуждавших действия парижских трудящихся, которые накануне Революций читали статьи я газеты, обсуждали гражданские реформы вместо того, чтобы послушно работать.

Церковь намеренно возвышала низшие классы, большинство представителей которых она относила к избранным, хотя и испытывавшим
холод и голод, нужду и страдания. Оживлённая общинная деятельность христиан, начиная от молитвенных собраний, кончая благотворительной деятельностью способствовала формированию нового общественного сознания. Церковь очень хорошо понимала, что перевоспитание её членов неизбежно перенесёт конфликт из религиозно-политической в социальную сферу, поскольку новое сознание изгоев не сможет не оказать воздействия на всю окружающую обстановку. И она также очень хорошо понимала, что те, кого удовлетворяли существующие поряди, будут проявлять нетерпимость, негодование и возмущение по поводу того, что невежественные люди принимают участие в обсуждений небесных вопросов. Однако она отвечала на "это, что все люди без различия по возрасту, полу или занимаемому положению, обладают знаниями, полученными не по социальному положению, а по природе...

Такая защита представителей низших классов и их присутствия в Церкви была направлена вовсе не на утверждение их превосходства по сравнению с богатыми и образованными, но на устранение различий, основанных на богатстве, образовании, различий, которые всегда приводили к классовым различиям и конфликтам.
В связи с этим Минуций писал: "Являешься ли ты царем? Ты боишься в той же степени, в какой боятся тебя, и хотя ты окружен эскортом, в момент крайней опасности ты можешь оказаться одним. Твоя слава заключена в пурпуре? Это тщеславная ошибка считать, что человек, облаченный в пурпур, обладает также и блестящим разумом." И так далее. Подобные .мысли не были оригинальными, но они получали всё большее распространение благодаря христианскому учению, на котором очи были основаны. Таким образом, как только они вступали в столкновение с укоренившейся гордыней, они не могли не оказывать воздействия на нижестоящих и не открывать для них пути к продвижению вверх в соответствии с их личными достоинствами.


Страница сгенерирована за 0.06 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.