Поиск авторов по алфавиту

Глава I. Церковь и Империя во втором веке

После убийства Домициана сенатская партия оправилась от того кошмара терроризма, который лишил её как власти, гак и лучших членов, и ей опять удалось взять верх в правлении страной путём избрания императора из своих рядов. Это был престарелый Нерва /96 г. от Р. X. /, при чьём правлении, согласно Тациту, свобода /т.е. власть и привилегии сената/ и императорская власть могли счастливо сосуществовать.

Нерва начинает династию кесарей, которая восходит к наиболее гуманному из императоров Антонию Пию, и её правление знаменует собою наиболее просвещённое правление во всей истории Империи. Каждый из императоров перед смертью избирал в качестве своего преемника сенатора, которого он считал наиболее подходящим для этого. Этот критерий приемствования и благославлялся философами, стоиками и киниками, которые образовывали оппозицию и которые требовали, чтобы самодержавная власть /басилейа/ передавалась достойнейшему гражданину не в качестве удовольствия и привилегии /гедонэ/, а как служение, ниспосланное ему Богом и предусматривающее удовлетворение нужд подданных, с тем чтобы перед своим правителем они были бы не рабами, а свободными людьми. Критерии избрания были хорошими, в сущности они гармонировали с христианскими нормами, Мы находимся во времени, когда философия приходит к власти, образованные христиане считали себя Философами подлинными Философами - и в качестве таковых они дискутировали и спорили с "другими" философами. И хотя они, конечно, не участвовали в назначении императора, они распространяли и популяризировали те теории, которые стоики могли распространять лишь
в ограниченных интеллектуальных кругах.
Кокцей Нерва, который правил в течение только двух лет /96-98/, назначил в качестве своего преемника Траяна /98-117/. Он реорганизовал армию и вёл войну с парфянами, у которых он отобрал Месопотамию, а также с даками, чью территорию, современную Румынию, он превратил в римскую провинцию. Несмотря на то, что целью данный войн был поиск новых рынков, устранение постоянного давления и запугивания со стороны варваров в отношении пограничных провинций, превращение Италии опять в экономический центр Средиземноморья, они вытягивали огромные суммы из государственного казначейства, в результате чего экономическое положение лишь ухудшалось, поскольку в этих бедных и далёких землях воины не могли получать поддержку на захваченных территориях, как это было на богатых и близких землях греческого Востока или Галлии. И с тех пор войны Рима превратились в непрерывный расход средств, вместо того чтобы обогащать его, однако, с другой стороны, вследствие своего образа мысли и традиций, а также факторов обороны и престижа, он больше не мог обходиться без них.

Что касается основных экспортных продуктов Италии, вина и растительного масла, провинции уже стали экономически независимыми от метрополии. Греция, Малая Азия, Африка и Галлия, а также Испания составляли сокрушительную конкуренцию, так что хотя Домициан и ограничил виноградарство, Траян совершенно безрезультатно побуждал сенаторов, в большинстве представлявших теперь города романизированных провинций, вкладывать капиталы в земельные угодья в Италии. Затем инвеститоры сдавали эти земли в аренду земледельцам, которые вследствие отсутствия рынков сбыта, совершенно отказывались от возделывания некоторых культур, превращая поля в пастбища, в результате чего возрастали размеры земельных наделов.

Преемник Траяна Адриан /117-138/ отказался от попыток восстановить экономическую ситуацию, существовавшую в Италии в 1-м веке, оставил Месопотамию и мирным путём разрешил пограничные проблемы. 13 качестве своей цели он ставил внутреннюю реорганизацию империи. С этой целью он совершал поездки по всей стране. Имея склонность к искусству в душе и к правлению в голове, он более сознательно и целенаправленно выполнял функция суверена греко-римского государства, в котором чем меньше привилегий оставалось у полуострова, тем лучше становились условия в провинциях. Он строил города, чтобы стимулировать развитие экономики в сельской местности, из которой он черпал цвет своей армии и многих административных чиновников. Постоянно росла имперская бюрократия, забирая одну за другой функции сенаторов и .всадников, особенно после того как уменьшались и в конце концов исчезли совсем различия между собственностью император и собственностью государства. Это оказало чрезвычайно благоприятное воздействие на финансы правителя, что принесло временное облегчение налогоплательщикам, поскольку прямое правление со стороны более эффективной местной администрации сократило в существенной степени число губернаторов и собирателей налогов, которые проводили свою произвольную и отталкивающую политику. Мечты Адриана о мире подрывались различными восстаниями, наиболее решительным из которых было восстание евреев. Во время правления Траяна они подняли восстание в Египте, на Кипре и в Палестине, когда Адриан стал императором они восстали опять.
Их сопротивление подогревалось мессианскими идеями, которые теплились под покровом учения школы раввинов в Джамнии, причём оно становилось более упорным по мере ухудшения экономического положения населения после разрушительного восстания 70-го года. В 129 году землетрясением была разрушена Кесария, резиденция легата, а также Эммаус Никопольский. Проявляя страсть к общественным работам, Адриан стремился восстановить Иерусалим, в котором сохранилось неразрушенными лишь несколько зданий, так же как он возводил по-всюду городские центры. Он поедложил назвать город Элия Капитолина в честь себя самого и римского Юпитера, которому он начал возводить храм на месте старого храма Соломона и Ирода.

Однако проповедь раввина Акибы опять разожгла националистическую гордость евреев, которые считали себя народом Божиим, предназначенным для уничтожения язычников. Под ударами этого римского произвола, наложившего печать идолопоклонства на руины Израиля и превратившего святой град в простую римскую колонию, а храм - в алтарь наиболее ненавистного из языческих богов, евреи восстали и провозгласили своим командующим и мессией некоего Бар-Косибу, которого престарелый Акиба переименовал в Бар-Кохбу, что значит "Сын звезды".

В течение двух лет он воплощал в себе религиозный национализм и отчаяние своего народа. Он нападал на римские гарнизоны и уничтожал их. Адриану пришлось послать против него легата Тинея Руфуса во главе нескольких легионов, а затем отозвать из Британии своего лучшего генерала Юлия Севера. Последний захватил одну за другой тысячу вражеских поселений и городов или посредством прямого наступления, или посредством голодной блокады. Он запер Бар-Кохбу и его отборные части в крепости Бетер, которую он взял штурмом в 135 или 136 году, похоронив под её развалинами руководителей восстания, равно как и последние искры сопротивления со стороны избранного народа. Около полумиллиона евреев было убито, а меньшее число продано в рабство, страна обезлюдела, причём обряд обрезания и прозелитизм были запрещены.

Христиане, которых Бар-Кохба также притеснял и убивал во время восстания, теперь имели на одного противника меньше, по крайней мере в Палестине. Их противоречия с иудаизмом понемногу отмирали, и они одни противостояли имперскому универсализму - не партикуляризму какого-то одного народа, а духовному универсализму.

За Адрианом последовал честный Антоний Пий /138-161/, а затем Марк Аврелий /161-181/, который несмотря на свои достоинства и таланты, допустил ошибку, нарушив правило наследование, принятое его предшественниками, и возвёл на трон своего сына Коммода /180-192/. В период правления последнего опять вышли на поверхность все ужасы, свирепствовавшие при Нерон и Домициане. Тирания царила в Сенате, а все административные должности попадали в руки паразитов. Подобно Домициану, он был убит кинжалом, причём его смерть знаменовала наступление периода дезорганизации, во время которого быстро распространялся упадок.
Одним из доказательств этого стал финансовый кризис, который уменьшил стоимость золотой монеты - динария. Вплоть до Нерона в монете было 7% примеси, при Антонии - 25%, при <чарке Аврелии - 30%, при Септиме Севере - соотношение примеси взлетело до 60%. Это была своего рода инфляция, указывавшая на развивающуюся экономическую дезорганизацию государства.

Последующие Антонины.

После смерти Коммода трон оспаривался кандидатами Сената и армии: Гельвйй, Пертинакс, Песцений Нигер, Клодий Альбин, Дидий Юлиан. Победа была одержана генералом Септимом Севером /193- 211/ Он начал или скорее продолжил войну, направленную на уничтожение Сената, и дал новый толчок улучшению социального положения солдат, которые набирались из провинциальных крестьян. Их проникновение в органы власти изменило чисто римский характер правительственной политики в целом и варваризовало администрацию. С другой стороны, поскольку он не хотел отказываться от престижа, которым обладала династия Антонинов, Септим Север представил себя как воспреемника Марка Аврелия, поставив в линию наследования двух его сыновей. В своих собственных политических целях он усилил поклонение императору.

Таким образом прошла эпоха греческих философов, существовавшая при первых Антонинах, уступив место при последующих полуварварских Антонинах римских юристам, Папиниану, Ульпиану, Павлу, которые стремились к Формированию нового законодательства, основанного на духе стоицизма, воспринятого от мудрецов предшествующего периода: Сенеки, Эпиктета, .Марка Аврелия, Плутарха. Аналогично в христианском лагере за периодом философов-апологетов Иустина, АФинагора, Тациана, которые писали по-гречески, последовал период писателей, вооружённых юриспруденцией, Минуция Феликса и Тертуллиана. Они писали по-латински, в то" время как писатели в Египте и Азии продолжали использовать греческий язык. Грабёж и конфискаций как в городах, так и среди частных лиц, которые поддерживали соперников-претендентов, постоянные война за рубедом и плохие методы управления Коммода лишь способствовали дальнейшему истощению ресурсов Империи. Император действительно облегчал существование беднейших тружеников и выступал в защиту корпораций, более тесно привязывая их к государству. Однако накладывая государственные и муниципальные ограничения на средние классы, он доводил их до нищеты. Обнищанию подвергались не только Италия, но и все провинции, поскольку финансовая система представляла собою источник извлечения доходов для поддержания громоздкой бюрократии и громадной военной машины, для наполнения императорских сундуков, без стимулирования или создания новых источников богатства. Увеличивались забастовки, сводившиеся к тому, что труженики или переходили на другие места или вообще меняли профессию. Опять появился бандитизм, в то время как слежка я политические преследования процветали, так что тысячи людей, как виновных так и невиновных, принуждались покидать свои дома. Однако, величайшим злом было наличие огромного числа правительственных агентов, в основном солдат, выполнявших функции полицейских - фрументарии стационария и коллеционес – которые в поисках политических "преступников" проникали во все города и деревня, производили обыски в частных домах и которые, конечно, шли на подкуп. Ещё более серьёзным представлялось вымогательство со стороны тех же самых агентов в связи с частыми военными походами императора. Налогами насильно облагали бедняков и враждебно настроенных людей, что в конечном счёте перерастало в разрушительный грабёж.

Это население, истощённое последовательными гражданскими войнами, неудачами, неблагоприятной погодой, грубыми конфискациями и чрезмерными налогами, взрывалось гневом в отношении христиан, поскольку они объясняли свои собственные несчастья как наказание богов за отказ христиан поклоняться им. Все эти трудности и препятствия заставляли земледельцев и горожан покидать насиженные места и постепенно обрекали их на одиночество. Рим был обречён на упадок, в товремя как вокруг него простирались заброшенные поля и царила нехватка продовольствия.
Карфагенский священник Тертуллиан не мог объяснить, почему, несмотря на очевидный прогресс, жизнь людей, казалось, была парализована кризисом. Он приписывал это избытку населения. И, подобно другим своим современникам, он поддавался общему чувству неуверенности в завтрашнем дне и экономической неустойчивости, которые, как это всегда бывает, сопровождали переходный период. Он писал: "Конечно, сам мир, как это предстаёт перед нашими глазами, становится более утончённым и
развивается с каждым днём. Сегодня все земли доступны, исследованы, открыты для путешественников, печально известные пустыни превращаются в цветущие поля, леса уступают место полям, домашние крупные и мелкие животные вытесняют хищников. Сегодня мы сеем там, где когда-то царили пески, скалы покрываются растительностью, болота осушаются, сейчас больше городов, чем когда-то было домов. Острова больше уже не отпугивают нас, повсюду люди, повсюду жизнь. И наиболее важным доказательством веливия человечества являются те нехватки, с которыми нам приходится сталкиваться, на губах у всех людей застывает вопль о о том, что природа уже не в состоянии удовлетворять наши потребности."

И считая, как и его коллеги, что необходимо новое экономическое устройство, он приходил к выводу о том, что одним из мер спасения являются "эпидемии, голод, войны и землетрясения, поглащающие целые города". И это было самым банальным решением вопроса.

Из двух сыновей Септима Севера, которые наследовали ему, Гета был убит /212/, а Каракалла довёл до ещё больших крайностей политику своего отца, подавляя высшие классы и всячески повышая престиж армии, которая набиралась из нижних классов.
Сн использовал многочисленные полицейские организации, для выслеживания подлинных или предполагаемых конспираторов. В качестве примера этой репрессивной политики, нашедшей отражение в повышении налогов и в преступлениях, можно привести предательско уничтожение александрийской молодёжи.

Среди проведённых им реформ было также и законодательство в отношении лучшего обращения с рабами, наказаний за прелюбодеяния и опекунства над несовершеннолетними. Наиболее известной из этих законов является так называемая "антонинова Конституция", или эдикт Каракаллы, принятый в 212 году, который распространил римское гражданство на всех чужеземцев. По-видимому, закон ставил своей целью унизить высшие классы, расширять источники поручения налогов и уровнять всех жителей Империи. Он находился в соответствии с традиционной имперской политикой, направленной на расширение власти кесарей за пределы границ, где в укрепленных поселениях /кастеллах/ проживали самые храбрые воины. Однако, имелись некоторые сельские группы, группы варваров и военнослужащих, на которых римское гражданство не распространялось. Это жест не имел большого социального значения. Социальные различия продолжали сохраняться, однако возросло число .людей, облагаемых налогами. С политической точки зрения, Империя прекратила быть владением града Рима. Все жители стали римлянами, и вместе с этим римское гражданство перестало быть привилегией.

Каракалла был убит в 217 году по наущению Опеллия Макрина, который стал его преемником, но был вскоре свергнут Гелиогабалом, служителем одноимённого бога в Эмесе. Его правление знаменуется попыткой ввести единую государственную религию главному богу, чьё имя он носил и чьим воплощением он представлялся.
Вследствие своих преступлений и постыдного образа жизни он был убит вместе со своей матерью. Больший срок правления имел Александр Север /222-235/. Несмотря на своё превосходное стремление оживить просвещённый режим Антонинов, он фактически играл роль раба армии, а ещё более возрастающего экономического упадка, вследствие чего он не имел возможности подчинить интересы частного капитала интересам государства. Поскольку условия всё более ухудшались из-за давления и угроз со стороны парфян на востоке и германцев на севере, он дошёл до того, что заставил отдельных частных граждан и их города отвечать за сбор всё возрастающих податей.

В 235 году он также был убит, за чем последовал ужасный период военной анархии, который завершился только с воцарением Диоклетиана через какие-нибудь пятьдесят лет. За этот период границы Рима во многих местах сократились вследствие отсутствия в армии дисциплины и боеспособности. Требования армии вносили анархию в правление и вынуждали отдельных императоров, которые следовали один за другим, осуществлять репрессии, приводить значительную часть горожан к обнищанию, короче говоря, грабить Империю, как если бы она представляла собою завоёванное государство. Даже интеллигенция подвергалась гонениям, вследствие чего в качестве наиболее эффективной меры безопасности нужно было притворяться в том, что ты беден и неграмотен. Естественно, сделать такое утверждение можно было лишь в общем плане.

Апостольские отцы.

Церковь проходила через все эти перипетии, укрепляя свою организацию. Деятельность апостолов была в основном направлена на распространение Евангелия посредством создания Церквей. Последующий период, берущий своё название от апостольских отцов, характеризовался организацией, целью которой было обеспечение для нового общества существенной дисциплинарной структуры, одновременно и иерархической и единой. Поэтому писания, относящиеся к зтому периоду, отражают эту организационную деятельность, а также общую озабоченность тем, чтобы эта общинная деятельность христиан не привела бы к созданию фракций и чтобы евангельское учение не оказалось поглащенных гностическими спекуляциями.

Название "апостольские отцы" было дано третьему поколению после Иисуса Христа, которые были или считались учениками апосголов. В более широком смысле он присваивалось всем авторам, произведения которых появились в период между 90 и 155 годами /или 156/, годом смерти Поликарпа, который был последним учеником апостола Иоанна. За ними следует целая группа более образованных авторов, находившихся под воздействием греческой софистики, которые вносили в простой разговорный язык этих писаний с их еврейским ароматом, философские и легалистические тенденци и образ мышления. Ими были знакомы с греко-римским миром размышлений и законодательства и они начали вносить в христианское мышление наилучшие плоды греческой мысли, как стоические, так и платонические, стараясь прорваться сквозь пелену предрассудков, которые правящие и образованные классы /а при Антонинах это в большинстве случаев было одно и то же/ создавали в отношении новой религии. Их работа была направлена за пределы Церкви и стремилась прежде всего к примирению между верой и образованностью, между Церковью и законом, между варварами, как они говорили, и эллинами.

Послеапосгольская литература, вообще говоря, включает следующие писания, представленные, как представляется, в хроническом порядке:

1. Дидахе /80-90/

2. Так называемое "Послание Варнавы" /96-98/
3. послание Климента коринфянам /95-98/

4. Послания св. Игнатия /107-110/

5. Поучение, названное "Вторым посланием Климента коринфянам"
/120-140/

6. Папий и пресвитеры, цитируемые Иринеем /около 150/

7. Послание к Диогнету.
8. "Пастырь" Ерма /140-155/

9. Послание Поликарпа /135-155/

10. Деяния и мученичество Поликарпа /156-157/

В большинстве случаев нам не следует искать в этих документах социальных учений. Нам следует лишь удовлетвориться нахождением в них изречений, которые имеют в основном моральный и поучительный характер, диктуемый здравым смыслом и расширяемый посредством любви. Фактически эти высказывания представляют собою вариации на темы высказываний Господа и апостолов в применений к конкретным ситуациям.

Дидахе /Дидахе тоу додека апостолон/ - /учение двенадцати апостолов/ - представляет собою небольшой трактат, который является основополагающим документом церковного права. В нём содержатся правила организации и доброго управления Церковью, руководство для обращаемых, в отношении крещения, поста, молитвы, причащения, отношения к архиереям и т.д. 3 то же время в нём даётся образец христианского поведения с точки зрения евангельской этики.

Составленное, по Функу, между 60 и 90 годами в Сирии или Палестине, это произведение пользовалось весьма высоким престижем, как если бы оно являлось каноническим. В нём представлена широкая картина обстановки, в которой приходилось действовать апостолам.

Нам также неизвестен автор послания, которое предание приписывает Варнаве, сподвижнику апостола Павла. В его аллегорической интерпретации Ветхого Завета описывается место, где эта аллегория процветала как среди иудеев, так и христиан, а именно Александрия. Оно, по-видимому, может быть отнесено ко времени правления Нервы, в котором некоторые видели одиннадцатого царя по пророчеству Даниила.

Второй или, как многие считают, третий преемник св. Петра по римскому престолу был Климент, названный Римским. По-видимому, он как освобожденный раб или сын освобожденного раба принадлежал к младшей ветви семьи Флавианов, из которой вышло несколько церковных деятелей. Он слушал одного, а, возможно, и обоих первоапостолов - Петра и Павла, он окормлял Римскую Церковь во время Домициановских преследований между 92 и 101 годами. Его личность, нашедшая отражение в Послании, единственном сохранившемся подлинном документе, который был послан Коринфской Церкви в целях улаживания смуты, вызванной несколькими отчаянными раскольниками, оказала на современников столь большое влияние, что вокруг неё расцветали легенды, которые приписывали ему целый ряд романтических приключений, завершившихся мученичеством. Согласно преданию, он был человек высокой учёности и написал большое число произведений: восемь посланий, среди которых было и второе послание в Коринф, два о девственности, два Иакову, брату Христову, а также три, включенные в ложные декреталии.

Мы включаем второе послание в Коринф здесь среди интересующих нас писаний, поскольку оно является подлинным поучением, написанным между 120 и 140 годами, когда "софистические" рассуждения достигли апогея. Харнак считает, что он обнаружил это в послании, которым епископ Римский Сотирий сопроводил финансовую помощь Коринфской Церкви, однако для такого предположения нет никаких оснований.

Вторым преемником апостола Петра на Антиохийской кафедре был мучений Игнатий, называемый также Богоносец, обращенный из язычников. При Траяне произошли внезапные и, по-видимому, непродолжительные преследования в этом знаменитом центре христианства, причём епископ оказался одной из жертв. Его присудили к доставке в Рим в цепях. Как он писал своим цветистым восточным языком, "духовный жемчуг, подобно Божиим зёрнам, растираемым зубами диких зверей, стал хлебом Христовым". Во время своего путешествия, которое немного напоминает нам путешествие апостола Павла, он написал семь посланий различным Церквам. Он претерпел мученичество около 107 года или немного позже.

В своих посланиях, за исключением одного, обращенного к римлянам, Игнатий пытается усилить иерархическое единство Церквей в лице их епископа, которому сослужат пресвитеры и диаконы.
Он также пытается бороться с разрушительным влиянием иудействующих
и гностиков-докетов.

Третьим апостольским отцом, чью личность сохранила нам история, был св. Поликарп, епископ Смирнский, который помогал св. Игнатию во время его пребывания в этом городе. Он вместе с Папием были учениками Иоанна Богослова. Он стал епископом ещё в молодые годы и предстоятельствовал в Смирнской Церкви по крайней мере в течение 50 лет. Среди его учеников были Ириней, защитник православной веры от гностиков, и Флорин, который сам стал гностиком.
В 154 году св. Поликарп отправился в Рим для разрешения с папой Аникетием противоречий относительно Пасхи, которую восточные церкви хотели праздновать 14-го нисана, в то время как римляне считали, что это должна была быть переходная дата, совпадающая с воскресеньем, двум епископам не удалось достичь согласия, однако отнеслись друг к другу с большой сердечностью. В знак уважения епископ Смирнский был приглашен принять участие в совершении евхаристии во время своего визита, через один или два года, по его возвращении в Смирну, Поликарп был сожжён заживо в цирке за свою веру. Из его двух посланий, мы располагаем толькко одним, написанным к Филиппийцам по случаю поездки Игнатия. до наших дней также сохранились его жития с описаниемпонесённого мученичества.

Папий, епископ Иерапольский во Фригии, по словам Иринея, слушал апостола /а некоторые другие считают, что пресвитера/ Иоанна. Он написал посредственную работу под заглавием: "Толкование высказываний Господних", в которой он высказывал хилиастические мысли. Ириней также писал о пресвитерах /старейшинах/, являвшихся учениками апостолов или принадлежавших к поколению, которое непосредственно следовало за ними, оставивших свои высказывания, большая часть которых к настоящему времени утеряна.

Нам ничего не известно об авторе "послания к Диогнету". Диогнет был язычником, чинившим различные препятствия христианству. С литературной точки зрения, это один из самых прекрасных памятников христианства по своей сдержанности, благородной ясности мысли и благородству и изяществу стиля. В прошлом оно приписывалось Иустину, который не мог, без всякого сомнения, придать такое очарование и строение своим творениям. Будучи апологетическим по характеру, оно занимает промежуточное положение между творениями апостолов и настоящими апологиями.

"Пастырь" Ерма является выдающимся сам по себе. Ориген отождествлял этого Ерма с тем, которого приветствовал апостол Павел в своём "Послании к Римлянам", но более вероятным представляется, что он был братом Пия, епископа Римского /ок. 140-155/, согласно утверждениям Мураторского канона. Это трактат об аскезе и морали, составленный из ряда откровений, зачастую весьма изобретательных /пять прорицаний, двенадцать заветов и десять описаний/, в которых Церковь в начале уподобляется деве, а затем кающемуся ангелу, который выступает в качестве пастыря, поучает Ерма и чрез него его довольно разрозненную общину в отношении их долга, его осуществления и плодов покаяния. В нём также даются поучения в виде ряда предписаний в отношении проявления прочих добродетелей, Несмотря на то, что этот небольшой трактат не несёт в себе отпечатка недюженного интеллекта, образованности или культуры /Ерм был освобожденным рабом, принадлежавшем доброй матроне по имени Рода/и несмотря на плохой язык, он приобрёл очень высокий, почти канонический авторитет в первые века вследствие своего пророческого характера и здравого смысла.


Страница сгенерирована за 0.07 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.