Поиск авторов по алфавиту

Автор:Зернов Николай

Зернов Н. Единство Англиканской Церкви. Журнал "Путь" №47

Самой отличительной чертой современного Англиканства, более всего поражающей постороннего наблюдателя, являет­ся напряженная борьба богословских течений и партий вну­три этой Церкви.

Противники Англиканства видят в этих столкновениях верный признак его обреченности. В особенности на страницах римско-католической богословской литературы мож­но часто найти красочные описания отсутствия единства у англикан и предсказания его неминуемой гибели. Вместе с тем всякое объективное исследование Англиканства с несом­ненностью свидетельствует об исключительной жизненно­сти и духовной силе этой Церкви. За четыре столетия своего независимого от Рима существования Англикане создали две­надцать автокефальных и пятнадцать миссионерских Цер­квей, тогда как в XVI веке они имели всего два митрополичьих округа. Подобное противоречие между предсказания­ми Римо-католических богословов и исторической действи­тельностью ставить перед каждым исследователем Ан­гликанства вопрос о причинах духовного процветания этой Церкви, которая может расти и развиваться, несмотря на очевидные разногласия среди ее членов.

Этот вопрос подводит нас вплотную к проблемам единства Церкви вообще и потому его значение и интерес вы­ходить за границы тем, связанных преимущественно с изучением Англиканства.

Англиканская Церковь обычно подразделяется на три основных группировки — высокой, широкой и низкой цер­кви, которые соответствуют католическому, протестантски-либеральному и консервативному направлению богословия других церквей. Всякий, кто знает, в какой непримиримой борьбе находятся эти три вида церковной мысли и жизни вне англиканства, может себе легко представить, насколько без­надежной должна казаться задача объединения этих трех

51

 

 

взаимоисключающих течений в лоне единой Англиканской Церкви. Вместе с тем не только все эти партии остаются внутри ее, но в действительности их число значительно превышает вышеупомянутая три направления.

Современные богословские течения Церкви Англии можно подразделить на восемь основных группировок, но и они, однако, не исчерпывают всего разнообразия и богатства англиканской богословской мысли. Четыре из них называют себя Англо-католическими и они связывают себя с все­ленской традицией церкви, четыре других Евангелических находят свое духовное отечество в Реформации XVI века.

Первое из англокатолических течений называется обыч­но романизирующим, так как его члены видят в Римском Католицизме самого авторитетного представителя Все­ленской Церкви и стремятся воспроизводить в своем богословии и богослужении современный Римский Католицизм со всеми его особенностями, вплоть до употребления латинского языка во время Евхаристии. Это течение, немногочислен­ное количественно, объединяет своих членов в общество Св. Петра, издающее небольшой журнал и серии брошюр. Оно также связано с Англиканским Бенедиктинским монастырем «Nashdom», который издает журнал «Laudate».

Второе из англо-католических течений можно назвать «трактарьянским», так как его члены являются непосред­ственными преемниками и верными хранителями заветов основоположников Оксфордского Движения *), возродившего вселенскую традицию в Англиканской Церкви. Ранние дея­тели Оксфордского Движения начали свою борьбу против тогда господствовавшего протестантизма, изданием небольших брошюр, называвшихся «трактатами», и отсюда ро­дилось и то название «трактарьянцы», под которым вошли в историю его участники.

Для трактарьянцев конечный авторитет в церковной жизни принадлежит Церкви до ее разделения на Восточную и Западную в 1054 г. В своей напряженной борьбе как про­тив Рима, так и Протестантизма, они апеллировали к решениям Вселенских соборов и к писаниям учителей Церкви первых одиннадцати веков рассчитывая найти у них твер­дое обоснование для решений всех спорных вопросов. Бо­лее всестороннее изучение церковной истории, а также новые открытия в области исследования Библии поколебали фундамент, избранный «трактарьянцами» и в настоящее время это течение постепенно уступает место другим направлениям

*) Начало Оксфордского Движения относится к 1833 г.

52

 

 

Англо-Католичества. Его представителей можно найти теперь преимущественно среди тех стариков священников, ко­торые еще помнят те годы, когда тонеры Англо-Католичества с опасностью для жизни вводили католические: облачение и обряды в богослужение своих приходов.

Третье течение можно назвать Восточным Православным. Его участники считают, что современное правосла­вие является наиболее подлинным носителем Вселенской истины и что в соединении с ним Англиканство может най­ти наиболее благоприятную почву для своего духовного роста и процветания. Больше того, они видят, что с самого на­чала своего отделения от Рима Англикане стремились осу­ществить в своей жизни те принципы соборности, которые являются характерной особенностью Восточного Православия. Это течение, бывшее немногочисленным до сих пор, начинает сейчас все более привлекать внимание молодого поко­ления Англиканских богословов. Внастоящеевремяоноимеетужедважурнала «The Christian East» и «The Journal of the Fellowship of St. Alban and of St. Sergius. В скором времени предстоит издание сборника статей его участников, в котором наравне с англиканскими авторами будут помещены статьи русских богословов из Парижа.

Последним и наиболее крупным Англо-Католическим течением является так называемый либеральный католицизм, начатый Еп. Гором и его друзьями в 1899 г. изданием сборника «Lux Mundi». В нем утверждалась органическая связь Англиканства с Вселенской традицией Церкви, но вме­сте с тем признавалась необходимость свободы научного исследования в богословии и законность применения к не­му обычного критического метода.

Этот сборник открыл новую эпоху в истории Англо-Католичества и все его наиболее видные современные предста­вители принадлежать в той или иной степени к этому те­чению. Theology, The Church Quarterly Review, The ChurchTimes и другие наиболее распространенные и авторитетные церковные журналы являются выразителями разных струй современного либеральная католицизма. Лучшие богословские колледжи Англии связаны также с этим течением и им же вдохновлялись две самые крупные организации Англикан­ской церкви — Англо-католический конгресс (Anglo-Catholic Congress и Объединение Английской Церкви (English Church Union), которые только что слились в единое общество. Либеральный католицизм признает авторитет Вселенской Церкви, не связывая, однако, его с какой-либо определенной эпохой истории или особым церковным институтом, подоб-

53

 

 

ным Папству или Вселенскому Собору. Вся история Церкви представляется ему сферойдействия и вдохновения Святого Духа.

Этими четырьмя основными направлениями исчерпывают­ся англо-католические течения внутри Англиканства. Они разделяются друг от друга преимущественно различным определением церковного авторитета. Первое из них на­ходить его в Риме, второе в церкви до ее разделения на За­падную и Восточную, третье в Восточном Православии, а четвертое в опыте всей Христовой церкви. Но, несмотря на эти разногласия, они все признают авторитет Церкви и настаивают на том, что соборный опыт христианского чело­вечества является наиболее верным критерием истины.

Четыре последних течения внутри Англиканства связывают себя с реформацией. Они склоняются поэтому к ин­дивидуализму, и считают пророческие прозрения отдельных боговдохновенных личностей за более верный путеводитель в деле спасения, чем коллективный опыт Церкви.

Первое место среди них по своему богословскому весу занимает либеральный евангелизм. В своих практических выводах он очень близко приближается к либераль­ному католичеству, но приходит он к ним, исходя из иных положений. Либеральный евангелизм, подобно либе­ральному католицизму, настаивает на необходимости сво­боды богословского исследования; он отказался от традиционного протестантизма с его верой в непогрешимость Библии и в безусловной авторитет пророков Реформации. Но в то же время либеральный евангелизм чуждается признания авторитета традиций и стремится быть строго экспериментальным во всех своих утверждениях. Он ищет тех форм церковной жизни, которые оправдали бы себя на прак­тике и удовлетворяли бы духовный потребности современных членов Церкви. Все, что оказывается жизненным и духовно-возрождающим, приемлется им и поэтому в его богословии и богослужебной практике встречается все больше и больше элементов заимствованных из опыта Вселенской церкви. Но их включение обосновывается не на признании авторитета церковной традиции, а на их практической целесообразно­сти. На этом основании либеральный евангелизм все боль­ше склоняется к литургическому типу богослужения, подчер­кивая сакраментальные принципы христианства, хотя и воз­держивается от католического учения о таинствах, которое является духовной основой либерального католичества, как и всех других Англо-католических течений. Либеральный евангелизм будучи одним из новых явления Англиканской

54

 

 

церковной жизни пока еще не многочислен. Его члены объединены в общество называемое: Anglican Evangelical Group Movement, их печатным органом служить: The Church of England Newspaper. Но наиболее ярким выражением их деятельности служат ежегодные съезды в Кромере, которые отличаются либеральным духом своих Богословских докладов и торжественностью своих богослужений. Таким образом либеральный евангелизм открыто показывает свой разрыв с консервативным Евангелизмом Англии, кото­рый до сих пор остается скованным пуританским неприятием католических форм Богослужения. Два лучших евангелических богословских колледжа Англии WycliffeHallвОксфорде и RidleyHallв Кембридже находят­ся также в настоящее время в духовной орбите либераль­ного евангелизма.

К нему справа примыкает консервативный евангелизм, а слева Англиканский модернизм. Последний считается самым радикальным течением внутри Церкви Англии. Будучи совсем немногочисленным количественно, он хорошо организован, имеет свой орган «The modern Churchman», богослов­ский колледж в Оксфорде «Ripon Hall» и устраивает еже­годно конгрессы. Англиканские модернисты ставят своей ос­новной задачей примирение традиционных учений Церкви с современным научным мышлением. Поэтому он настаивает на создании нового Символа веры и чинов Таинств, которые могли бы употребляться параллельно с ныне суще­ствующими. Они считают, что человек XX века не обязан пользоваться символами веры и формами богослужения, соз­данными или в V или в XVI веке и должен искать такие выражения для своей молитвы, которые соответствовали бы его новому мироощущению. Модернистические увлечения за по­следние годы, начинают, однако, идти на убыль. Свое вдохнове­ние они черпали в вере в незыблемость нового научного мировоззрения, которое оказалось ныне само лишенным прочного фундамента, благодаря последним открытиям в области физики и химии. Поэтому, как это ни странно, мо­дернизм в Англии является религией людей скорее почтенного возраста, и он с трудом находить своих адептов сре­ди более молодого поколения англиканских богословов.

Самым многочисленным из Евангелических течений Англиканства является консервативный евангелизм. Это на­правление характеризуется глубоким личным благочестием его членов, склонных к пиетизму и недоверчиво относя­щихся ко всякому богословию, которое представляется им недолжной рационализацией христианства. Английские кон­-

55

 

 

сервативные евангелики, несмотря на свою многочисленность и значительное влияние, переживают однако в данное время глубокий духовный кризис. Вся их религиозная мистика строилась на признании буквального Боговдохновения Библии и в этой вере они находили духовную опору для своей борьбы против авторитета Вселенской традиции Церкви. Подрыв веры в буквальную непогрешимость Библии сделал невозможной защиту их позиции на прежнем основании, и теперь евангелизм в его чистом виде все реже встречает­ся среди богословов, хотя он все еще продолжает господ­ствовать среди благочестивых мирян, в особенности принадлежащих к более состоятельным кругам общества. Органами евангелистов служат The Record и The English Churchman. У них имеется несколько больших богословских колледжей, так например: Sr. John's Highbury, но ни один из них не достигает высокого уровня колледжей, принадлежащих к англо-католическому направлению.

Последней группой среди Евангелических течений Англии являются фундаменталисты, т. е. лица, продолжающие на­стаивать на буквальном Боговдохновении Библии. Сторонники этого учения остаются лишь пережитком прошлого, и они не имеют ни одного известного богослова в своей среде. Не­смотря на это, на их средства все же содержится небольшой богословский колледж в Бристоле. Значение этого течения столь невелико, что его едва ли приходится учитывать как реальную силу при изучении современного англиканства.

Только что сделанное описание Церкви Англии должно еще раз подтвердить отсутствие единства среди ее членов, которые принадлежат ко всем течениям христианской традиции, начиная с Католичества и кончая фундаментализмом и модернизмом. Возникает, естественно, вопрос, каким же образом Англиканская Церковь смогла расслоиться настоль ко несоединимых элементов и все же сохранить свое види­мое единство. Обычно, подобное недоумение разрешается ссылками на историю англиканской реформации, в результа­те которой Церковь Англии будто бы исключительно благодаря давлению государственной власти искусственно включила в себя католические и протестантские течения. Не связанные органически друг с другом, они пребывают в мнимом единстве, благодаря продолжающемуся государственному кон­тролю над Церковью. Но как только произойдет отделение Церкви от государства в Англии и прекратится материальная помощь, которою пользуется в настоящее время все ее партии, так тотчас Англиканство распадется на свои составные части. Лица, держащаяся этого мнения таким образом

56

 

 

стремятся объяснить парадоксальность положения современного Англиканства на основании догматической беспринципности его членов и их склонности к компромиссу ради практических и даже чисто материальных выгод.

Однако есть много оснований считать, что подобное отно­шение к Англиканству зиждется на глубоком непонимании его истории, и противоречить ряду бесспорных фактов из современной жизни.

Прежде всего следует отметить, что борьба внутри англикан­ства началась задолго до реформации. Учение Уйклифа (1320— 1384) и его последователей Лоллардов является почти тождественным с основными положениями современного Англиканского евангелизма. Также можно проследить нити, связующие и другие течения внутри Англиканства с движениями, относящимся к эпохе норманского нашествия или даже к предшествующими столетиям (*).

Таким образом, наличие разнообразных течений внутри Англиканства не связано с событиями Реформации, хотя их взаимная борьба и обострилась в результате революций XVI и XVII столетий. В такой же степени неверно и утверждение, что единство Церкви в Англии держится теперь лишь благодаря контролю и давлению государства. В действитель­ности, из всех 12 автокефальных церквей, принадлежащих к Англиканству, только два митрополичьих округа: кентерберийский и йоркский, не отделены еще от государства. Вместе с тем все другие Церкви, которые давно совершенно независимы в своей внутренней и внешней жизни, продолжают включать в себя лиц, принадлежащих к различным направлениям англиканского богословия. Больше того, нес­колько епархий в самой Англии, а именно провинции Уэльса, были в 1920 г. отделены от государства, и это событие не вызвало раскола внутри них, а лишь наоборот, послужило к укреплению их внутреннего единства. В настоящее время в действительности никакие внешние преграды или преимущества не удерживают англикан в лоне их Мате­ри Церкви ите из них, которые остаются в ней,делаютэто на основании религиозных убеждений. Об этом же в особенности свидетельствует богословская литература сов­ременного Англиканства, утверждающая возможность и же­-

*) Так например архитектура знаменитых Норманских Соборов Англии указывает на любовь населения к пышным процессиям, столь распространенным и ныне среди англо-католиков. Наоборот, многие черты Англо-Саксонского христианства Англии удивительным образом совпадают с духом и традициями Восточного Православия.

57

 

 

лательность разнообразия богословских течений в своей сре­де и приветствующая наличие у себя католического, православного и протестантского направлений.

Поэтому, несомненно, следует искать более глубокое духовное основание, на котором построено необычайное здание современного Англиканства, и им является своеобразное сочетание в Англиканстве верности Церковному Преданию с недоверием к формальным и локализированным органам церковной непогрешимости.

Эти два признака проходят красной чертой через цер­ковное сознание всех партий Церкви Англии и они связуют их в единое нераздельное целое.

Так, например, Англо-Католик даже романизирующего направления, вся религиозная жизнь которого строится на незыблемом фундаменте авторитета священного предания, отличается от Римо-Католика именно тем, что он не может признать непогрешимости решений любого Римского Па­ны; непогрешимости, не зависящей ни от личных качеств последнего, ни от исторических обстоятельств его вре­мени.

То же соединение традиционализма с неприятием формаль­ной непогрешимости характеризуете и основную струю англиканского евангелизма, который, несмотря на свою склон­ность к индивидуалистическому типу благочестия, глубоко чтит литургические формы богослужения, освященная преданием Церкви. Преклоняясь перед Библией, евангелизм отри­цаете ее буквальную непогрешимость. Признавая авторитете пророков реформации, он свободно критикует их фанатизм и отказывается следовать крайностям их учения. Даже мо­дернисты не составляют в действительности исключения из общего правила. Несмотря на весь свой радикализм, и сме­лое требование широкого обновления церковной жизни, они исходят из признания ценности церкви и органичности ее раз­вития, и только в этом свете могут быть правильно поняты их действия. Модернисты Церкви Англии стремятся не унич­тожать традиционные формы богослужения и СимволВеры,на чем настаивают либеральные богословы протестантских Церквей. Они хотят лишь придать церковной литургике но­вый смысл и новую действенность, введя в них элементы, созвучные миросозерцанию современного человека. Новые чи­ны таинств и богослужений, предлагаемые модернистами, не должны, по мнению их, заменитьныне существующие, а должны употребляться наравне с последними в случае желания, отдельных приходов. В этом признании необходимости постепенной эволюции церковной жизни, англиканские мо­-

58

 

 

дернисты сближают себя с либеральными Англо-Католиками и Евангелистами и вводят себя в основную струю Англиканских традиций.

Конечно, среди членов Церкви Англии встречаются как отдельный личности, так и небольшие группы верующих, который или отрицают ценность традиций вообще (крайние модернисты) или признают возможность внешней формаль­ной непогрешимости (крайние романизирующие течения сре­ди англо-католиков и фундаменталисты среди Евангелистов), но в этих случаях эти лица уже не являются действитель­ными представителями Англиканства и они неизбежно переходят в Римо-Католицизм или в Протестантизм.

Наконец, наиболее конкретным и ярким выражением подлинно англиканского отношения к Церкви, в котором сочетается верность традиции и свобода ее истолкования, мо­жет служить история англиканского священства. Церковь Англии в отличие от других церквей, прошедших через огонь реформации, сохранила непрерывность своих епископских посвящений и, таким образом, соблюла апостольское преемство своей иерархии. В этой верности церковному преданию выразилась глубокаявера Англикан, как в единство Церкви, так и в непрерывность благодатной струи ее жизни, которую не в силах пресечь ни бури ее истории, ни отпадения и грехи ее членов. Англо-Католики, евангелисты и модерни­сты по-разному истолковывают отличие священства, имеющего Епископское рукоположение от протестантского пастор­ства, новсе они проходят через посвящение Епископами и не мыслят без него своего пастырского служения. Признание необходимости иерархии для нормальной жизни Церкви, раз­деляемое всеми без исключения Англиканскими течениями богословской мысли, делает Церковь Англии единым организмом. Насколько принятие сана из рук Епископа остает­ся ненужным и даже предосудительным актом для правоверного протестанта, настолько же оно является духовно необходимым для любого Англиканина без различия его партий­ной принадлежности. Эта верность традиции проводит основ­ную черту отличия между Англиканством и Протестантизмом. Непризнание же формальной непогрешимости выделяет его из среды Римского Католичества.

Возникает вопрос, каким образом англикане смог­ли найти ту среднюю линию между отрицанием видимой Цер­кви и отождествлением ее авторитета с личностью преемни­ка апостола Петра, чего не удалось достичь другим западным христианам. Нелегко дать исчерпывающий ответ

59

 

 

на этот вопрос. Однако, изучение англиканского богословия, в особенности же непосредственное соприкосновение с церковной жизнью англикан, указывает на особенно­сти их веры в полноту и действенность Боговоплощения, как на ту силу, которая помогла им удержать в лоне еди­ной Церкви различные течения богословской мысли. Хотя без веры в Боговоплощение не возможно христианство вообще, и на ней построено богословие всех христианских вероисповеданий, но есть элементы в англиканском восприятии Боговоплощения, которые выделяют его из среды других западных конфессий. Для Англикан Боговоплощение означает не только духовное искупление человечества и снятие с него проклятия, наложенного на него за первородный грех, но оно связано для них также и с освящением всей жизни, с преображением всего сущего на земле. Это понимание христианства, столь сродное Восточному Православию, в особен­ности в его русском выражении, делает Церковь для ан­гликан живым и творческим организмом, проникающим во все сферы жизни и повсюду несущим благодатную силу спасения. Церковь потому является для них продолжательницей дела искупления, начатого Воплотившимся Богом Словом, ей дана власть исцелять физические и нравственные недуги человечества, просвещать его разум и чувства, в ее задачу входить борьба со всеми социальными и личными грехами людей. Это учение о Церкви, которое связует в единоеце­лое дело искупления человечества, совершенное Спасителем, с историей земной Церкви, придает Англиканству ту жиз­ненность и то органическое единство, которые отсутствуют в протестантских общинах, склонных подчеркивать преиму­щественно духовную сторону искупления и потому не чувствующих видимой сакраментальной природы Церкви. Однако, Англиканство отличается не только от Протестантизма, но и от Римо-Католичества своим восприятием Боговопло­щения, и это делает его столь неприемлемым для римского Богословия. Для Англикан Боговоплощение было действительным актом самоуничижения Божества, принявшего тварную человеческую природу со всеми ее ограничениями.Ис­ходя из этого положения Англикане воспринимают и земную Церковь, как пребывающую в состоянии уничижения и страждующую от грехов, маловерия и неправоверия своих членов. Церковь, уподобленная Евангельскому полю,где до часа жатвы растутвместе пшеница и плевелы, есть наибо­лее любимый образ англиканского богословия. И поэтому Англикане менее других христиан смущаются наличием разногласий среди своих членов, считая, что полнота Бого-

60

 

 

ведения и высоты святости откроются в Церкви лишь по окончании ее земной истории.

Таким образом, Англикане, признавая неизбежность внутри-церковных столкновений, объясняемых ими в свете того пути Воплощения, которое избрало Второе Лицо Св. Трои­цы, выделяют себя из среды римских католиков, склонных придавать Церкви ту власть и ту силу, от которой от­казался Иисус Христос во время своей земной жизни.

Именно эта особенность англиканской веры в Боговоплощение со всеми вытекающими из нее практическими послед­ствиями и делает эту Церковь столь непонятной для Рима, который продолжает обвинять ее членов или в догмати­ческой незрелости или в беспринципности.

Отсюда же рождаются постоянные его предсказания о неминуемом разложении Англиканства, которое однако, про­должает процветать и приносить плоды благодатной церков­ной жизни.

Итак, Англиканство остается чуждым и одиноким сре­ди западных христиан, но не только среди католиков, но и среди протестантов, несмотря на то, что оно одно не ведет прозелитизма среди других христиан. Вопрос о различных причинах подобного отношения представляет большой интерес и, разобравшись в нем, легче будет определить и отношение Православия к современному Англиканству.

Обычный подход протестантских богословов к Церкви Англии можно определить скорее как недоумение, смешан­ное с подозрительностью. Для ортодоксального протестанта остается непонятным как Англиканская Церковь, «очищен­ная» реформацией, строящая свое вероучение на Библии, про­должает все же благоговейно чтить традиции всей Вселенской Церкви и отказывается считать Кальвина и Лютера единствен­ными авторитетными истолкователями христианства. Такое положение протестантам кажется страдающим от отсут­ствия последовательности. Они приписывают его, однако, не качеству англиканского восприятия смысла Боговоплощения, а особенности английского национального характера, забывая, что среди англикан есть последовательные проте­станты, но они принадлежать не к англиканству, а к свободным протестантским Церквам Англии.

Отношение Римо-Католиков к Англиканам гораздо более определенно и оно открыто враждебно. Можно без преувеличения сказать, что ни одна другая Церковь не вызывает столь нетерпимого отношения к себе со стороны Рима, как Англиканство и никогда ни Православие, ни Протестантизм не испытали столь систематической и непримиримой

61

 

 

борьбы, в которую втянута Римом Церковь Англии. Поэто­му далеко не случайно, что апостольское преемство англиканского священства с такойверой и любовью перенесенное англиканами черезвсе бури их церковной истории не приз­нается Римом. Каждый священник англиканской Церкви, переходящий в Римо-Католицизм, перерукополагается и даже условно перекрещивается Римо-Католиками, так как они рассматривают его как обычного мирянина. Подобное нетерпимое отношение к Англиканству имеет глубокие психологические основания. Современный римский католицизм вырос на утверждении, что отказ от свободы богословской мысли и церковного действия есть та тяжкая, но необход­имая ценз, которую члены Церкви должны платить за со­хранение ее вселенскости. Всякая независимость в мысли или вдействии неизбежно, по его убеждению, влечет христиан или в ересь или в схизму и потому они должны покор­но нести бремя своего безусловного подчинения суровому Риму и безропотно переносить удары его грозного жезла.

Вражда Римо-Католиков к Церкви Англии объясняется тем, что ее существование опровергает это утверждение. Англикане свободны в своих церковных действиях и в своем богословии, и вместе с тем каждая из автокефальных Церквей пребывает в единении с другими, сестра­ми Церквами, делая это по своей доброй воле, не связанная никакими дисциплинарными обязательствами. Больше того, несмотря на эту свободу и независимость Англикане хранят верность вселенской традиции Церкви и не потеряли своего правоверия, исповедуя Никейский Символ веры. Это поло­жение настолько вопиюще опровергает всю систему церковной дисциплины, которой подчиняется в настоящее время Рим­ский католицизм, что естественно его защитникам прихо­дится все время доказывать неизбежность разложения Англи­канства и подчеркивать все случаи разногласия и борьбы сре­ди их членов.

Таким образом, Англиканская Церковь не имеет друзей и единомышленников назападе за исключением не­большой группы Старо-Католиков, с которыми они вступи­ли в общение в Таинствах в 1931 году.

Каково же должно быть православное отношение к Цер­кви Англии. До сих пор оно страдало неясностью и двусмыс­ленностью. С одной стороны, Православная Церковь всег­да проявляла дружеское расположение к Англиканству, но с другой стороны, она до сих пор тщательно оберегала себя от общения с Англиканами и никогда не желала оказать им какую-либо существенную поддержку. Можно сказать,

62

 

 

что наибольшей популярностью среди Православных богословов пользовалось предложение присоединить к Правосла­вию ту часть Англикан, которая уже находится с нами в полном духовном единстве, предоставив остальным членам Церкви Англии разбиться наряд независимых групп, которые, в свою очередь, впоследствии присоединятся или к Риму или к Протестантизму.

Не входя в рассмотрение, насколько такое расчленение Англикан возможно и желательно, следует поставить перед Православным сознанием более основной вопрос, а именно: отличаемся ли мы вообще от Римо-Католиков в оценке Англиканства или же мы, как и Рим, считаем Ан­гликан ненормальным явлением в жизни Церкви, подлежащим возможно скорому уничтожению. Этот вопрос имеет большое практическое и принципиальное значение, так как с одной стороны, от того или иного его решения будет зависеть успех соединения Англикан с Православием, а, с другой стороны, он может способствовать опре­делению православного учения об единстве Церкви, которое до сих пор находится в периоде формирования. Современ­ное Православное богословие расколото по поводу этого вопро­са на два лагеря — тех, кто держится Римо-Католического учения о Церкви, заменяя лишь авторитет единого непогрешимого папы авторитетом семи Вселенских Соборов и тех, кто исповедует учение о соборности Церкви. Совершен­но очевидно, что для первой группы Православных богословов Англиканство также неприемлемо, как и для Римо-Католиков и его сторонники ведут упорную борьбу против признания апостольского преемства Англиканской иерархии. Наоборот, с точки зрения второй группы Англиканство пред­ставляется тем западным вероисповеданием, которое лучше других осуществило в своей жизни идеал соборного строя Церкви, и потому и оказалось наиболее близким к Право­славию.

Сочетание свободы и верности Преданию, которое окрашивает все стороны жизни Англиканской Церкви раскрывает­ся поэтому в свете Православного учения о Церкви не как ущерб Англиканства, а как источник его силы и действен­ности.

Даже борьба богословских партий и течений не должна вызывать в Православном исследователе Англиканства, разделяющем учение о соборности церковного авторитета тех чувств смущения или сурового осуждения, которые она рождает у Римо-Католиков.

Православие знает, что история Церкви с самого начала

63

 

 

была ареной столкновений между прозрениями отдельных личностей и властью общины с присущим ей консерватизмом. Их подлинное примирение возможно лишь в полноте соборности жизни Церкви, в которой община и личность вступают в органическую связь между собою, не подавляя и не исключая друг друга. Но этот синтез не осуществим без борьбы, ошибок и неудач. Англиканские богословские пар­тии, спорящие друг с другом, являются лишь одной из фаз вековой коллизии между личностью и коллективом, между авторитетом традиции и пророческим вдохновением индивидуума. Англиканская Церковь безбоязненно вступила на арену этих столкновений, с которыми связан рост зем­ной Церкви. Много тяжких поражений пришлось ей испытать на этом пути в течение последних столетий, но, несмотря на все свои неудачи, Англиканская Церковь мужественно продолжает вести свою борьбу за соборный строй Церкви, от которого уклонились другие западные вероисповедания, и она ближе к его осуществлению, чем Рим или Протестантизм.

Православные богословы поэтому способны лучше их по­нять и оценить Англиканство, но они не могут не жалеть, что споры между различными течениями внутри Церкви Англии омрачаются иногда сектантской узостью и нетерпимостью и потому ведут к умалению любви и к потере ощущения церковного единства.

Этисрывы обусловлены недостаточным усвоением Англиканством учения о Св. Духе, как хранителе единства Цер­кви и ее правоверия. В этой именно области Православный Восток со своей традицией может оказать ему воистину братскую помощь, смягчив остроту столкновения между край­ностями его романизирующих и протестантствующих тече­ний.

В заключение хочется отметить, что единство и духовное здоровье Англиканской Церкви лучше всего открывается в мистической встрече с ней во время присутствия на ее Евхаристии. В этойпростой и вместе с тем подлинной церков­ной службе объединяются Англикане всех направлений и все они с трепетом и с глубокой верой в реальность своей встре­чи со Христом, подходят к святой чаше.

Англиканская Литургия православна по духу. Это созна­ние невольно рождается у подавляющего большинства членов Православной Церкви, имевших возможность познако­миться с нею. В этом Православии Литургии раскрывается благодатная сущность англиканства, становится осязаемым его единство. Отсюда же возникает и стихийное стремление Англикан к соединению с Востоком.

64

 

 

Только прикоснувшись к сакраментальной жизни Англи­канства и ощутив подлинность его единства, существующего несмотря на борьбу его богословских течений Православие сможет понять тайну Англиканства, сделать правильную оценку этой Церкви и, таким образом, приступить к осу­ществлению великой задачи объединения западных и восточных христиан на лоне Единой, Святой, Соборной, Апостоль­ской Церкви.

Д - р  Н. 3 е р но в

Париж, 12 мая 1934.

 

Приложение к статье:

ЕДИНСТВО АНГЛИКАНСКОЙ ЦЕРКВИ.

СОВРЕМЕННЫЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ ХРИСТИАНСТВА

В АНГЛИИ.

 

Англиканская Церковь:

Римско-Католическая Церковь

Свободные церкви

возглавляемая Архиепископами Кентерберийским и Йоркским.

Англиканская цер­ковь включает в себе два основных течения: Англо-Католическое и Евангелическое

в Англии, воз­глав- ляемая Архиепископом Вестминстерским.

К Римско-Като­лической Церкви принадлежать в Англии главным образом выходцы из Ирландии и их потомки.

 

Англии, (не сохра- нившие Апостольского преемства сво­ей иерархии).

Свободные церкви распадаются на ряд независимых веро- исповеданий, из которых наиболее зна­чительными являются Методисты, Пресвитерьянцы, Конгрегационисты и Баптисты.

65


Страница сгенерирована за 0.12 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.