Поиск авторов по алфавиту

Автор:Арсеньев Николай Сергеевич

Арсеньев Н.С. Религиозные съезды в Ньюкастле и Камбридже. Журнал "Путь" №20

        Лозаннская конференция показала, какое сильное стремление к единству живет в христианском мире. Наряду со стремлением к единству в вероучении и в церковной жизни проснулось в некоторых влиятельных кругах Западного христианства желание содействовать истинному дружелюбию и братскому отношению друг к другу народов через сотрудничество Церквей на почве веры в единого общего Господа и Спасителя. Этим целям посвятил себя Всемирный Союз содействия содружеству народов через христианские Церкви («The World Alliance for promoting International Friendship through the Churches»). В этой международной работе принимает участие и ряд представителей Православной Церкви, так митрополит Германос Фиатирский, еп. Ириней Новосадский, архиепископ Иоанн Рижский и др. В середине и конце июня текущего года мне пришлось быть на двух религиозных съездах в Англии — в Ньюкасле и Кембридже. Первый был устроен как раз этим «Всемирным Союзом содействия содружеству народов». В нем принимали участие представители религиозной жизни тех национальностей, которые так или иначе связаны с Балтийским морем (отсюда и название конференции: «Baltic Churches Conference»), второй съезд был организационно тесно связан с первым: часть членов Ньюкасльского съезда была потом непосредственно из Ньюкасля приглашена в Кембридж главою одного из кембриджских университетских колледжей — The principal of Selwyn College — на съезд уже чисто богословского характера, происходившей в помещении его колледжа. В Ньюкасле были представлены шведы, норвежцы, датчане, финляндцы, немцы, латыши, эстонцы, затем почему-то и голландцы (хотя они под рубрику «Baltic», по-видимому, не подходят), наконец, сами хозяева — англичане: русский был лишь один, он же единственный православный. Ряд интересных и замечательных людей был на съезде. Среди скандинавов особенно выделя-

88

 

лась шведская делегация. По-видимому, некоторые религиозные круги Швеции переживают большой подъем церковной жизни, сходный во многом с оксфордским движением в Англии 30-х, 40-х годов прошлого века. Из шведов двое — проф. Brilioth и проф. Aulen — были яркими представителями этого церковного подъема. Через христианский мир, здесь и там, после страшных потрясений Великой Войны и послевоенного времени как бы снова проносится влияние первохристианства — сознание величия, превозмогающего величие того, что даровано нам того, что и истинно, объективно конкретно вошло в мир: откровения Вечной Жизни, откровения славы Единородного Сына Божия. Из сознания объективности, превозмогающего избытка открывшегося во Христе богатства вырастает и победное сознание «сия есть победа, победившая мир» — вера наша». Эти тона торжества и победы во Христе, этот истинно иоанновский дух созерцания открывшейся безмерной славы («мы видели славу Его»), явившейся в мир и плоть приявшей Вечной Жизни звучат в речи проф. Aulen᾽a на Кембриджской богословской конференции*), конференции, которая была по моему религиозно особенно интересна и значительна. То, что с особой яркостью и интенсивностью было высказано в Кембридже, звучало и в некоторых речах в Ньюкасле как та вдохновляющая сила — сознание, что нам даровано во Христе безмерное богатство — как тот основной фон, из которого только и возможно истинное братство в Боге, истинное в Боге содружество и людей и народов. На тему о безмерном богатстве славы, открывшемся во Христе, т. е. на 1-ую главу Евангелия от Иоанна и на первые стихи 1-го послания Иоанна говорил— в промежутке между заседаниями конференции — в одной из англиканских церквей Ньюкасля и православный член съезда.

        Большинство речей и дебатов в Ньюкасле носило более практический характер: напр. рисовало церковную жизнь в разных странах Прибалтики или подчеркивало важность добрых и сердечных отношений между народами, ибо даже экономически процветание одного народа тесно связано с процветанием другого и раззорение одного сказывается на другом (речь Principal᾽a Garvic с рядом интересных фактических данных).

        В промежутках делегатов возили в Borderland — область, пограничную с Шотландией, сцену кровавых боев и стычек вплоть до 17-го века, где бились Percy с Дугласами (Percy с английской, Дугласы с шотландской стороны), где

______________

        *) «Christusvictor!» — так формулировал проф. Auber центральное содержание посл. речи.

89

 

отличался молодой Hotspur, герой исторических драм Шекспира, где произошла знаменитая битва «ChevyChase» в ChevyMountains. Эта местность в 40-50 милях (70-80 километров) от густо населенного угольного и промышленного района Ньюкасля носит почти совершенно дикий характер — в редких деревушках населения меньше, чем в Средние Века, ибо почва там весьма скудна и население спустилось в долину.

        Цепи высоких зеленых холмов, крутых и каменистых; между ними ярко-зеленые лощины с разбросанными там и сям дубами, наверху холмов скудная пажить, сухой вереск и камни, и на заднем фоне синие горы Chevy Chase — уже Шотландия! Среди такой обстановки, на фоне лугов и перелесков, — суровый, прямой и высокий замок, еще норманнских времен, герцогов Нортумберлэндских — Alnwick (выговаривается: «Анек»), родовой замок семьи Перси. Ближе к Ньюкаслю — Durham с своим знаменитым собором на гигантских романских колоннах огромного обхвата и с университетским колледжем в реставрированной части грандиозного древнего феодально-епископского замка, одного из самых поразительных древних замков Англии, нависшего отвесно над городом.

        Здесь, вблизи от крупнейшего промышленного района английского севера, еще дышит и живет старая Англия.

        Особенно привлекательны были дни в Кембридже. Участники съезда жили в одном из университетских колледжей (Selwyn college, один из меньших колледжей Кембриджа) в студенческих комнатах (ибо «term» Кембриджский только что закончился — накануне; мы еще встречали здесь и там отъезжавших студентов). Как во всех колледжах Оксфорда и Кембриджа, у каждого студента две комнаты: спальня и комната для занятий, так что делегаты были устроены весьма комфортабельно. Меня опять охватило большое очарование жизни английских университетских колледжей, знакомое мне по Оксфорду. Утром — горячие ванны, к которым мы спешно бежали через зеленый четвероугольный quad колледжа, весь залитый лучами утреннего солнца; затем, после краткого богослужения, английский breakfast в Hall᾽t. В перерывах между докладами конференции бродили мы по «backs» (садам) кембриджских колледжей, которые образуют одну широкую зеленую ленту или завесу сзади колледжей с протекающей через нее извилистой рекой, и по средневековым дворам великолепных Trinity college и King᾽s college, этих сокровищ архитектуры, или более скромных по размерам, но почти не менее привлекательных и интересных Queen᾽s college (с комнатой Эразма Роттердамскаго! — она продолжает служить студенческой комна-

90

 

той). CorpusChristi (комнаты знаменитых драматических поэтов времен Елизаветы — Marlow и Fletcher'a!) и других. Видались также в промежутках с выдающимися богословами и учеными Кембриджа. В этой атмосфере духовной насыщенности, веющей от кембриджских колледжей (как она — в еще большей мере — веет в Оксфорде) работы богословской конференции протекали особенно благоприятно.

        На богословской конференции в Кембридже участвовали собственно только англиканцы и представители скандинавских лютеранских Церквей — шведы (5), датчане (3) норвежцы (2), один финляндец (д-р Alexi Lehtonen, чрезвычайно привлекательный и милый человек) и один латыш и кроме того один православный русский (пишущий сии строки). Из англиканцев особенно сильное впечатление произвел на меня Bishop of Middleton (викарный епископ Манчестерской епархии), человек истинно апостольского христианского подъема, исполненный духом иоанновской, горящей победной, веры и из этой веры в то, что Слово истинно «плоть бысть», черпающий вдохновение и импульс для своего социального служения (он особенно посвятил себя работе среди рабочих кругов). Bishop of Middleton особенно ярко чувствует, всю объективную реальность Церкви.

        Темы конференции были показательны для нашего времени: центром их был вопрос о Церкви. Ибо протестантский, в частности лютеранский, мир, испугавшись своего безграничного, безмерного расщепления, полон теперь борения, брожения и исканий, в своем устремлении к Церкви, к все большему выявлению и сознанию, что такое Церковь, какова должна быть церковная жизнь. Из религиозного субъективизма стремится он к объективности Духа Божия, живущего в великом общении и единстве Тела Христова.

        Это органическое единство во Христе есть единственное достаточное обоснование настоящей дружбы между народами. Поэтому, обе эти конференции внутренно, тесно связаны друг с другом, поэтому богословские вопросы, затронутые в Кембридже, имеют непосредственное, практическое значение и для жизни народов, для жизни внешнего миpa.

        Дописываю эти строки в Швейцарии — на съезде в Маloja (Engadin, 27-30 авг.) комитета 60-70 лиц, составленного из числа различных христианских Церквей и продолжающего из года в год работу большей Лозаннской конференции 1927-го года. И здесь в центре внимания — органическое единство во Христе и путь постепенного врастания в это единство. Работа Православной Церкви, принявшей участие в Лозаннской конференции и в ее продолжении, сводится здесь к братскому

91

 

воздействию на протестантский мир в направлении постепенного возвращения его к апостольской традиции. С другой стороны и православные участники этой междуцерковной работы могут и должны поучиться духовному подъему и нравственному горению и жажде послужить делу Христову многих из наших инославных друзей и братьев.

Николай Арсеньев.

29 авг. 1929 г.

92


Страница сгенерирована за 0.32 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.