Поиск авторов по алфавиту

Автор:Паскаль Блез

Паскаль Б. О необходимости пари

Часть III

О необходимости пари*

180

Великих и малых мира сего одни и те же злоключения, обиды и страсти, только одних судьба поместила на ободе вертящегося колеса, а других — поближе к ступице, так что им легче устоять на ногах1.

182

Когда человек, занятый каким-нибудь докучным делом, твердо рассчитывает на его счастливый исход, радуется малейшему проблеску надежды и в то же время нисколько не огорчается неудачам, тогда позволительно думать, что он не прочь бы проиграть это дело: он преувеличивает любой благоприятный признак, чтобы высказать крайнюю свою заинтересованность и деланной радостью скрыть подлинную, вызванную тайной уверенностью, что дело-то проиграно.

183

Мы беспечно устремляемся к пропасти, заслонив глаза чем попало, чтобы не видеть, куда бежим.

______________________

* Паскаль предлагает разрешить вопрос о существовании или несуществовании Бога в форме пари, в котором мы не можем не участвовать (Д. VIII).

318

 

 

184

Письмо, помогающее прийти к поискам Бога. А затем заставить их внимательно исследовать философов — пирроников и догматиков — поисками чего заняты те1.

188

Необходимо, чтобы во всяком разговоре, во всякой беседе находили возможность проявить внимание к тем, кто из-за чего-то обижен: «Что вызвало ваше неудовольствие?»

189

Начать с жалоб неверующих. Несчастья их — от их неверия.

Может, и не следовало бы их укорять без крайней на то необходимости, но это только повредит им.

190

Жалеть тех атеистов, которые в поиске, ибо не доста­точно ли они несчастны и так1? Поносить же тех, кто занят суетным.

191

Он что, насмехается над другим? Еще вопрос — кто над кем должен смеяться. Другой же насмехаться и не думает, напротив, питает жалость к насмешнику1.

192

Упрекнуть Митона, чтобы он не возмущался, поскольку <прийдет время, когда> его упрекнет сам Бог1.

195

Прежде доказательств христианской религии я полагаю необходимым изобразить нечестие людей, живущих в

319

 

 

полном безразличии к поиску того, что наиболее важно для них и что наиболее их затрагивает.

Из всех, присущих подобным людям, заблуждений указанное безразличие несомненно более всего изобличает их безумие и слепоту, и как раз в этом пункте всего легче привести их в замешательство с помощью первых же выводов здравого смысла и совершенно безыскусных суждений.

Ибо как усомниться, что время земной жизни — лишь миг, а посмертное состояние — вечно, о какой бы природе не шла речь, и что, следовательно, всякий наш поступок и всякая мысль обязаны избирать из всей массы возможного лишь те пути, которые соотносятся с указанным вечным состоянием; что невозможен осмысленный и рассудительный поступок, иначе как при руководствовании подобного рода истиной, обязанной быть нашей последней целью.

Не существует большей очевидности, и, следовательно, в соответствии с принципами разума, поведение оказывается совершенно безрассудным, если не отвергает упо­мянутого безразличия.

Пусть рассмотрят затем людей, живущих не помышляя о последней цели их жизни, бездумно и беспечно вверяющих руководство своими поступками склонностям и удовольствиям и мнящих обрести счастье только в миг земного существования, как будто, отвратив мысль от вечности, можно превратить в ничто саму вечность.

Вечность существует, и призванная это открыть, ежечасно им грозящая, смерть обязана за короткое время неумолимо довести до них ужасную необходимость быть вечно либо равными ничто, либо несчастными, не ведая, какая из этих судеб навсегда им уготована.

Таково сомнение, порождающее ужасные последствия. Они находятся под угрозой вечно пребывать в ничтожестве; но и ввиду этого, как если бы подобная угроза

320

 

 

не стоила внимания, пренебрегают проверить — просто ли речь идет о мнении, слишком уж легковерно воспринятом народом, или, напротив, о чем-то базирующемся на надежном, хотя и сокрытом, основании. Стало быть, ничего им не известно ни об истинности, ни о ложности этого предмета, ни о силе или слабости его доказательств. Имея упомянутые доказательства перед глазами, они отказываются хотя бы раз на них взглянуть и, пребывая в подобном неведении, принимают за образец для своих поступков все то, что каждый раз заставляет снова впадать в прежнее злосчастное состояние и, даже зная об опыте смерти, как и раньше, удовлетворяться положением столь ничтожным, бахвалиться им и, наконец, преисполняться отсюда суетностью. Рассуждая на такую тему, можно ли не ужасаться настолько нелепым поведением?

Успокоенность посреди рассмотренного неведения — вещь чудовищная, и ее нелепость и глупость надлежит дать ощутить всем, кто проводит в ней жизнь, причем — на собственном примере этих людей, дабы привести их в замешательство видом собственного же безумия. Ибо рассуждения избравших жизнь в неверии и не стремящихся ничего здесь прояснить как раз и оказываются безумными, когда речь заходит о том, что суть сами эти люди. «Я не знаю», — говорят они...

196

Люди, не умеющие прислушиваться к своему сердцу, не смогут обрести себе друга.

197

Быть до презрения нечувствительным к занимательным вещам и стать нечувствительным к тому, что более всего вас занимает1.

321

 

 

198

Чувствительность человека к пустякам и бесчувственность к существенному — какая страшная извращенность!

200

Для человека, находящегося в карцере, не знающего, арестован ли он, и имеющего лишь час, чтобы это узнать, — если известно к тому же, что часа достаточно, дабы добиться отмены приговора, — было бы противоестественным употреблять отпущенный ему час не на осведомление относительно приговора, а на игру в пикет. Таким образом, это противоестественно, когда человек, и т.д.1 Подобная беспечность — кара, налагаемая рукою Божьей.

Следовательно, не одно лишь рвение ищущих Его, но и ослепление тех, кто Его не ищет, доказывает существование Бога.

201

Все возражения и тех, и других оборачиваются лишь против самих возражающих, а вовсе не против религии. Все то, что говорят безбожники...1

202

[Пример людей, огорченных своим неверием, наглядно показывает, что Бог оставил их непросвещенными. Глядя же на других <никак неверием не тяготящихся>, видишь, что есть Бог, делающий их слепыми.]

206

Меня ужасает вечное безмолвие этих пространств.

207

Сколько держав даже не подозревает о моем существовании!

322

 

 

209

Разве ты перестанешь быть рабом оттого, что твой господин любит и превозносит тебя? Ты приносишь немалый доход, раб. Сегодня господин тебя превозносит, завтра прибьет.

211

До чего мы нелепы с нашим желанием найти опору в себе подобных! Такие же ничтожные, такие же бессильные, как мы, они нам не помогут: в смертный свой час человек один. Значит, и жить ему надобно так, словно он один на свете. Но станет ли он тогда строить себе роскошные палаты и т.д.? Нет, он сразу углубится в поиски истины. А не сделает этого, — что ж, значит, людское мнение для него дороже истины.

213

От ада или неба отделяет нас только жизнь, а это — самая хрупкая в мире вещь.

214

Несправедливость. — Сомнение, сочетающееся с ничтожеством, создает крайнюю степень несправедливости.

215

Будем бояться смерти не в час опасности, а когда нам ничего не грозит: пусть человек до конца останется человеком.

216

Страшит одна мысль о внезапной смерти. Вот почему исповедники постоянно находятся при вельможах.

323

 

 

217

Если кому-то попадутся в руки документы, удостове­ряющие его право на наследование дома, то возможно ли, чтобы, имея сомнение в их подлинности, наследник пренебрег проверкой1?

220

Лживость философов, не обсуждающих бессмертие души. Лживость их дилеммы у Монтеня1.

222

Атеисты. — Какими доводами они располагают, когда говорят, что воскресение из мертвых невозможно? Что труднее — породить нечто, никогда не бывшее, или воскресить уже некогда существовавшее? Какая-то укоренившаяся привычка заставляет нас считать первое возможным. Но и невозможность второго зависит единственно от отсутствия соответствующей привычки. Весьма примитивный способ рассуждения!

Почему девственница не может зачать? Не несется ли порой курица без петуха? И кто со стороны отличит полученные таким путем яйца от обычных? Кто сказал, что организм курицы не способен вырабатывать семя так же, как и организм петуха?

224

Не верить в евхаристию — как ненавистна мне подобная нелепость и т.д.1 Если Евангелие правдиво, если Иисус Христос — Бог, то какие тогда могут возникнуть затруднения!

225

Атеизм свидетельствует о силе ума, но силе весьма ограниченной.

324

 

 

227

Порядок посредством диалогов. — «Что я должен делать? Я не вижу вокруг ничего, кроме мрака. Верю ли я, что представляю собой ничто? Или, что я — Бог?»

«Все в мире меняется, одно приходит вместо другого». — Вы ошибаетесь, существует...

228

Возражение атеистов: «Но мы не обладаем никаким <достоверным> знанием о <Боге>»1.

229

Вот что я вижу и что приводит меня в смятение. Куда бы я ни поглядел, меня везде окружает мрак. Все, являемое мне природой, рождает лишь сомнение и тревогу. Если бы я не видел в ней ничего, отмеченного печатью божества, я утвердился бы в неверии; если бы на всем видел печать Творца, успокоился бы, полный веры. Но я вижу слишком много, чтобы отрицать, и слишком мало, чтобы преисполниться уверенности, и сердце мое скорбит. Сколько раз я повторял, — если природа сотворена Богом, пусть она неопровержимо подтвердит Его бытие, а если подтверждения ее обманчивы, пусть их совсем не будет, пусть она убедит меня во всем или во всем разубедит, чтобы мне знать, чего держаться. Но я по-прежнему не понимаю, что я такое и что я должен делать, не ведаю ни своего положения, ни долга. Сердце жаждет понять, где он — путь к истинному благу, и, во имя вечности, я готов на любые жертвы.

Я полон зависти к тем, кто верит и тем не менее живет в суете и нерадиво распоряжается сокровищем, которым я, — так, по крайней мере, мне кажется, — распорядился бы совсем иначе1.

325

 

 

231

Так, Вы полагаете, невозможно, чтобы Бог был бес­конечным и неделимым1? — Да. — Тогда я хочу продемонстрировать вещь бесконечную и в то же время неделимую. Это точка, движущаяся в произвольном направлении с бесконечной скоростью. Она должна целиком пребывать и во всем пространстве вообще, и в каждом отдельном его месте.

Пусть же этот естественный образ, казавшийся Вам прежде невозможным, заставит Вас убедиться также и в существовании иных явлений подобного рода. И не стоит заключать из полученного таким образом урока, будто он не оставляет никакой возможности для познания. Напротив, он дает бесконечный простор познанию.

232

Бесконечное движение, точка, наполняющая собой все, момент покоя: бесконечность, лишенная количественных определений, неделимая и бесконечная.

238

Что еще можете вы пообещать мне, кроме десяти лет (ибо десять лет — это срок), исполненных самолюбия и безуспешных попыток ему угодить, добавляющихся к обычным страданиям?

239

Возражение. — Надеющиеся быть спасенными, конечно, счастливы сознанием этого, но, взамен, они боятся ада.

Ответ. — У кого больше оснований бояться ада: у тех, которые живут, не зная о его существовании и в уверенности, что окажутся среди проклятых, если он таки существует, или у тех, которые твердо убеждены в его реальности и надеются быть спасенными, если их убеждение истинно?

326

 

 

«Я тотчас отказался бы от удовольствий, — говорят они, — если бы имел веру». А я Вам отвечу: «Вы тотчас придете к вере, если откажетесь от удовольствий». Итак, начните. Если бы подобное было в моих силах, я сам наделил бы вас верой. Но я не могу этого сделать, как не могу проверить того, о чем вы говорите. Но вы-то вполне способны отбросить удовольствия и проверить, насколько правдивы мои слова.

240


Страница сгенерирована за 0.43 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.