Поиск авторов по алфавиту

Автор:Зеньковский Василий, протопресвитер

4. Происхождение Мира и Развитие Жизни.

1. Современные учения о вселенной.

Развитие астрономии и астрофизики достигло сейчас очень существенных и важных результатов, однако, все то, что мы знаем о строении мира, нисколько не помогает разобраться в вопросе происхождения вселенной. Так недавно Лувенский ученый Lemaitre, в своих трудах выдвинул гипотезу о "первичном атоме," из которого и развилась вся необъятная вселенная со всеми его "галаксиями." Поскольку звезды и туманности сосредоточивают в себе материю, естественно предположить, что до этого, сосредоточия ее в звездах существовала "дозвездная" стадия в жизни мира, - и вот, как думает Lemaitre, естественно предположить, что вначале, до своей эволюции, мир был просто некоторой первичной массой - первичным радиоактивным "атомом." Процессы разложения этой массы, постепенная эволюция, возникшая на этой почве и доныне идущая во вселенной, и дают за бесконечные века космического развития ту картину мира, которую сейчас рисует нам космология.

В гипотезе Lemaitre удачно то, что в ней дается объяснение эволюции во вселенной, - но откуда же сама эта первичная масса, этот "первичный атом"? Совершенно ясно, что тут возможно только два, друг друга исключающих

50

предположения. Или эта первичная масса существовала от вечности, либо она возникла по какой-то причине, находящейся вне ее. Если материя существовала от вечности, т.е. если она независима от времени, то мы должны приписать ей свойства абсолютности, т.е. усвоять ей те самые свойства, какие мы приписываем Богу, существующему "от себя" (а sе), а не от чего-либо вне Его. Но мы уже знаем, что такое усвоение материи божественных свойств вечности и безначальности ведет нас к неприемлемому предположению двух "абсолютных" начал, т.е. Абсолюта, как Бога, как источник духовного быта, и материи, что заключает в себе внутреннее противоречие, ибо "абсолют" заключает в себе все и не может иметь никакого в себе раздвоения. Мы вынуждены поэтому признать, что, раз материя не может возникнуть "из самой себя," то очевидно возникает она благодаря какой-то силе извне, - т.е. является творением Высшего Начала. Неумолимая логика этого рассуждения ведет нас к утверждению того самого принципа, который мы знаем из Библии и христианской доктрины, - т.е. к признанию, что мир начался через акт творения его Богом.

2. Земля, как небесное тело.

Образование миров таит в себе много загадок для научного сознания, - как загадочно оно и для христианского сознания. В бесконечном пространстве рассеяно бесчисленное количество звезд, туманностей, - свет от которых доходит до нас часто в течение многих "световых лет." Если свет распространяется со скоростью 300.000 килом, . в секунду, то не трудно себе представить безмерность пространства, отделяющего нашу землю, напр., от солнца, свет от которого достигает земли лишь в 8 мин. = 480 секунд. Значит наше расстояние от солнца равно 144.000.000 килом! Если от звезды Сириуса свет доходит в несколько световых годов (световой день = 60

51

сек. х 60 х 24 = 734.000 сек.), то это дает трудно изобразимое расстояние, имея в виду, что в секунду свет проходит 300.000 клм.

Ум наш теряется, когда заглядывает в тайну этих безмерных пространств, в которых пребывает все мироздание. Для чего нужны эти пространства, есть ли жизнь на бесчисленных звездах нашей и иных галаксий, спрашиваем мы себя - и конечно, ответа не дает нам наука, как ничего не говорит об этом и наше вероучение. Тайна мироздания остается для нас тайной.

Если обратиться к земле, на которой мы живем, то не вызывает никаких сомнений то, что земля входит в состав нашей солнечной системы. Но каково взаимоотношение земли и солнца? В нашей солнечной системе имеется 9 больших планет (Меркурий, Венера, Земля, Марс, Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун, Плутон) и огромное количество (более 2000) малых планет или астероидов. По вопросу о происхождении планет в нашей солнечной системе есть различные гипотезы, но нам незачем входить в них. Важнее вопрос о том, имеют ли другие солнца (т.е. звезды) планеты? Вопрос этот спорный: еще недавно считали, что планет в других звездных системах нет, но сейчас склоняются к тому, что невидимому кое-где у звезд есть "спутники" (планеты).

Что касается нашей земли, то можно думать (в. соответствии с давней гипотезой Лапласа), что земля прошла в своем "развитии" три стадии - первую можно было бы назвать "звездной," когда земля, "оторвавшись от солнца" (как гласит указанная гипотеза), была горящей и светящейся массой. Охлаждение ее, неизбежное в силу отрыва от солнца, привело постепенно к тому, что она покрылась водой, (образовавшейся от сочетания водорода и кислорода), которая, можно предполагать, равномерно покрывала всю землю. Эта "планетная" стадия в жизни земли сменилась затем стадией "геологической," когда началось образование на земле гор. Не будем входить в подробности этих процессов, "о не можем не обратить внимание на ряд исключительных особенностей, присущих земле и возвращающих нашу мысль к некоему особому выделению земли из всех небесных тел. Конечно, мы не можем сейчас становиться на точку зрения господствовавшего раньше физического "геоцентризма," т.е. признания земли центром вселенной. Земля занимает, так сказать, скромное место в небесной системе и не может претендовать на какое-то особое значение с точки зрения космологии. Но мы не можем совершенно отбросить мысль о каком-то

52

ином, поистине "центральном" положении земли среди небесных тел. Помимо того, что к этому побуждает нас факт, что именно на нашей земле совершилось событие исключительного космического значения - Боговоплощение, - но к некоему т. сказать метафизическому геоцентризму побуждает нас склоняться то соображение, что по всем данным только на земле мы имеем явления жизни. С одной стороны ряд особенностей земли был и остается особенно благоприятным для развития жизни на земле, а с другой стороны настойчивые поиски следов жизни напр., на Марсе (единственная планета, в которой, хотя и при суровых условиях, могла бы развиться жизнь) до сих пор не дали никаких положительных результатов.

Что касается первого, т.е. особенностей, присущих земле, то здесь приходится особенно остановиться на значении воды, а с другой стороны на климатических различиях на земле.

3. Особенности земли.

Вода есть своеобразный "уникум" среди физических тел. Мы имеем в виду сейчас не то замечательное свойство ее (как "растворителя") - что в ней растворяются (иногда при нагретое(tm) воды, а в значительной части и без этого) очень много веществ (что имеет громадное значение при усваивании растениями различных веществ почвы). Мы имеем в виду другое необыкновенное свойство воды, что она обладает наибольшей плотностью при 4° (тепла), в силу чего и при нагревании, и при охлаждении она "расширяется." Всем известно, что если наполненная водой бутылка замерзает, то лед требует для себя большего пространства и вследствие этого бутылка трескается. Это свойство воды имеет неоценимое значение для существ, живущих в воде. Лед менее плотен, чем жидкая вода, - поэтому, когда замерзает река или озеро, то в лед превращается лишь поверхность водного вместилища, - а под льдом вода остается выше 0°, что охраняет жизнь существ, живущих в воде.

Особенности воды, указанные нами, приобретают свое значение именно потому, что воды на земле и под землей очень много. Все это чрезвычайно благоприятно для развития и охранения жизни на земле. Другая, чрезвычайно благоприятная для этого особенность земли связана с тем, что земля - в отношении своего движения вокруг солнца, наклонена на 23°, что ведет к очень важному для жизни на земле разнообразию климатов. Физически

53

земля - во всяком случае в последние периоды своей жизни (т.н. третичный и четвертичный - в последнем периоде мы сейчас живем) благоприятна именно для развития жизни на земле. Палеонтология, т.е. наука, изучающая недра земли, дает нам совершенно ясную картину необыкновенного развития жизни на земле, по мере того, очевидно, как условия оказывались все более благоприятны для жизни.

О возможности жизни на других планетах (точнее только на Марсе) идут очень горячие споры и сейчас, но если иметь в виду, что средняя температура на Марсе очень низка, становится весьма сомнительным существование жизни на Марсе. Заметим тут же, что Библия так сказать "нейтральна" в этом вопросе - мы не находим в ней данных ни за, ни против идеи о том. что на других планетах есть жизнь, а тем более, что там живет человек.

4. Самодеятельность земли. Возникновение жизни.

Особые условия жизни земли, возможность жизни на ней, делают для нас понятным то, чему учит Библия и что не всегда достаточно ясно трактуется в современной науке, а именно признание "самодеятельности" земли. Библейский текст ясно говорит, что Господь повелевает земле действовать своими силами ("да произведет земля..."). По словам св. Василия Великого "глагол Божий, о котором повествует Библия, звучит для земли доныне," - это и объясняет нам факт, что земля и ныне является "самодеятельной." Эта творческая активность природы, присущий ей, по выражению Бергсона, elan vital - устремление к жизни, делает понятным бесспорный факт эволюции жизни на земле. Если, однако, Библия, рядом с призывом земли к самодеятельности, упоминает (для каждого библейского "дня") участие Бога в творении новых форм, точнее в указании земле путей к созданию новых форм, то это означает уже ограничение принципа "спонтанной" (т.е. на основе самодеятельности) эволюции форм жизни. Современная наука - не по требованиям фактов, а в силу философских предпосылок, лежащих в основе современной науки, упорно стоит на идее "непрерывной эволюции," т.е. не допускает возможности участия Бога в некоторых пунктах эволюции и не видит основания для признания этого. Искание хотя бы схематического построения развития одних форм жизни из других продолжается усиленно, хотя такое "монофилетическое" (т.е. из одного корня) построение не удается. Выведение одних

54

форм из других удается лишь в некоторых пунктах, но для всего бесчисленного разнообразия форм жизни построить такую схему "линейного" развития не удалось и не удается. Но самый главный и самый первый вопрос, встающий здесь, таков: откуда сама жизнь на земле?

Вопрос о происхождении жизни на земле получил особую остроту после опытов Пастера, которые производились в течение 6 лет (1859-1865). и доказали невозможность "самозарождения" живых существ из неорганической материи. Формула "Omne vivum е vivo" ("все живое из живого же") или "Omnis cellula e cellula" ("всякая новая клетка из клетки же") хорошо выражает то, что существует некоторая особая сфера жизни в мире ("биосфера"). Правда, и после опытов Пастера защитники "самозарождения" жизни из неорганической материи вовсе не сдались, - и еще недавно один из лучших французских палеонтологов, недавно скончавшийся о. Theillard de Chardin, развивал в ряде выдающихся этюдов и книг идею, что если ныне биосфера замкнута, т.е. "все живое из живого же," то все же возникновение жизни произошло когда-то в порядке счастливого сочетания разных условий, т.е. никакой силы извне не приходится предполагать при этом. Мало этого - и раньше, и ныне ставились и ставятся опыты, имеющие в виду связать мир неорганический и органический. В этом смысле любопытны опыты Bastia, Burke, Leduc, Traube и др., которые как бы приближают мир неорганический к биосфере, - но даже при поверхностном взгляде на это видно, что настоящей биосферы никакими опытами создать невозможно. Все живые существа отличаются, как принято говорить, "автотелией," т.е. они "живут для себя" - питаются, размножаются, как бы движутся силой самосохранения. Каждая клетка ищет того, чтобы "удержаться"; в ней есть, по выражению Бергсона, elan vital - стремление жить. Вещи же могут внешне увеличиваться, но они не "питаются," не ищут питания, не размножаются и т.д.

Граница между живой и неживой материей остается непереходимой. Заметим впрочем, что в последние десятилетия установлено существование т.н. "вирусов," которые стоят как бы на грани жизни. То, что можно

55

изолировать эти "вирусы," говорит как бы об их особом независимом существовании, - но фактически отдельного существования вирусов установить доныне не удалось (вирусы находимы всюду при бактериях, как бы паразитируют на них).

Когда-то была высказана и такая гипотеза, - что жизнь на земле была занесена откуда-то из других планет нашей солнечной системы или иных систем, где эта жизнь возникла в порядке эволюции. Эта гипотеза есть, конечно, чистая фантазия, - ибо как бы могли бы быть занесены зачатки жизни откуда-то? И если возникновение жизни загадочно в отношении земли, то загадочность эта вовсе не исчезает, если мы примем гипотезу, что жизнь могла возникнуть где-то в другом месте нашей "галаксии." Переход неорганической материи в органическое бытие все равно есть скачок.

В итоге всех этих споров надо признать необъяснимым "естественное" возникновение жизни на земле. Обратим, однако, внимание на то, что в библейском рассказе не говорится, что Бог "создал" жизнь, но что Он повелел земле дать начало растениям и мельчайшим организмам, т.е. только в силу Божьего повеления возникло то, что само собой не могло бы возникнуть. Это и эволюция (ибо земля "произвела" растения и простейшие организмы), а в то же время и "скачок к жизни," который произошел по повелению Божию. Надо признать, что только это и дает нам удовлетворительное и толковое объяснение того, как появилась жизнь на земле.

Лица, знакомые с историей философии нового времени, знают, что впервые Декарт (франц. философ XVII века) выдвинул идею, что все организмы, даже высшие (кроме человека) суть "механизмы," т.е., что в них нет внутренней (психической) жизни. Последователи такого механического понимания жизни не исчезли доныне, но отрицать своеобразие биосферы можно только из упрямства. Нам незачем, в отрицании механического понимания жизни, становиться непременно на точку зрения т.н. "витализма," который объяснял особенности живых организмов наличием в них особой "жизненной силы" (vis vitalis). Существенно совсем другое - надо признать, что во всех живых организмах есть некое "динамическое начало" (как выражался Г. Спенсер, и что это динамическое начало имеет психический или (как выражался

56

один из крупнейших неовиталистов Н. Drisch _ в своей Philosophie des Organischen) "психоидный" характер. Невозможность отрицать реальность психической (или "психоидной") сферы даже в простейших клетках побудило в свое время известного ученого Геккеля усваивать психическую сторону и атомам материи (так что при таком понимании нет надобности "выводить" психику из "самодвижения" материи - как это мы находим в т.н. диалектическом материализме), но такой "панпсихизм" (близкий к "монадологии" Лейбница или к аналогичной гипотезе Н. Ф. Лосского о том, что мир состоит из "субстанциональных деятелей") является все же очень рискованной гипотезой, в которой мы имеем дело с чистой фантазией.

5. Учение Ч. Дарвина.

Но как и почему жизнь в своем развитии дала такое бесчисленное количество форм? Классификация животных и растений вводит нас в такое чрезвычайное богатство форм жизни, что нельзя не удивляться творческой силе природы. Библейское повествование говорит нам о возникновении, по повелению Божию, некоторых отдельных видов живых существ, - и отсюда в раннем естествознании утвердилась идея о "неизменности" основных форм жизни. Строго говоря, библейское повествование вовсе не дает основания говорить, что формы, вызванные к бытию, по слову Божию, должны почитаться "неизменными." Но идея "неизменности" форм (основных) казалась очень долго отвечающей тексту Библии, - и уже на основе этого учения слагались опыты классификации растений и животных и установления взаимоотношений внутри классов растений и животных. История разработки проблем этих взаимоотношений очень сложна и нам незачем входить в изучение ее, но мы не можем не остановиться на той знаменательной эпохе естествования в XIX в., которая связана с именем Дарвина. Дарвин впервые выставил законченное учение о том, что принцип эволюции является связующим началом в многообразии форм жизни, что при всей сложности и богатстве живого мира он развился путем постепенной эволюции из первичных форм жизни.

Система Дарвина, в которой были подведены итоги долголетних усилий естествоиспытателей построить

57

"лестницу" развития, в порядке чистой эволюции, всех видов животных и растений, прежде всего окончательно, как казалось, разрушала идею о том, что некоторые виды животных появились по действию сил свыше (т.е. так, как повествует об этом книга Бытия). Все виды в растительном и животном царстве, по мнению Дарвина, появились на земле в порядке естественной эволюции. Это свое утверждение, которое казалось с появлением работ Дарвина ("О происхождении видов" и о "Происхождении человека") окончательно установленным, Дарвин строил на основании долголетних своих наблюдений, изложенных им в книге "Путешествие на корабле Beagle1." Правда, те конкретные случаи, в которых утверждение Дарвина было связано с несомненными фактами, касались лишь немногих "отрезков" из бесчисленных видов растений и животных, но это само по себе (с методологической точки зрения) не ослабляло доказательной силы аргументации Дарвина: то, что проверено на одних данных, может быть с достаточным правом распространяемо и на всю совокупность фактов такого же порядка.

Дарвин выдвинул следующие гипотезы относительно тех процессов, благодаря которым развилась на земле вся бесконечная масса различных видов животных и растений:

1) Борьба за существование,
2) Естественный отбор,
3) Половой отбор,
4) Закрепление через наследственность новых изменений.

Эти четыре предположения представляют, по мысли Дарвина, достаточное объяснение эволюции жизни. Конечно, те новые изменения, которые возникают у животных или растений и потом передаются через наследственность последующим поколениям, связаны, как сейчас увидим, с случайностью - Дарвин решительно отвергал всякое активное "приспособление" организмов, всякую творческую устремленность их к наиболее "удобной" жизни, - на чем еще в конце XVIII в. настаивал французский ученый Lamarck. Ламаркизм в биологии, как бы оттесненный построениями Дарвина, вскоре однако вновь возродился (это т.н. неоламаркизм, защитниками которого являются крупнейшие биологи, как Drisch, Plate и др.; к неоламаркизму надо причислить и Бергсона с его замечательной книгой Evolution creatrice). Но прежде всего войдем в критику дарвиновского трансформизма (т.е. учения об эволюции) и остановимся на некоторых подробностях его учения.

58

6. Критика дарвинизма.

Что касается первого принципа дарвинизма "Борьба за существование," то он, как и второй принцип ("естественный отбор") говорит о том, что в борьбе животных за существование погибают слабые, а более сильные или просто более подходящие к своей среде и ее условиям организмы выживают. Это выживание и есть "естественный" отбор, который ведет к тому, что совокупность тех свойств данных животных, которые помогают им в данной обстановке уцелеть в борьбе за существование, является чисто случайной, т.е. животные обладают ими не в порядке приспособления или творческой активности, а просто случайно. Эти случайные преимущества отдельных животных и являются причиной того, что они в борьбе за существование могут уцелеть, - так что их потомство имеет достаточно шансов к тому, чтобы у них, благодаря унаследованию приобретенных их родителями через борьбу за существование свойств, эти ценные свойства могли бы закрепиться и могли бы развиваться дальше. Таким именно путем, по Дарвину, возникают новые и усиливаются прежние свойства животных.

Во всем этом построении не мало верного, но это построение все же не охватывает всей полноты фактов, сюда относящихся. Прежде всего надо иметь в виду несомненный факт "взаимопомощи" в животном мире, который ограничивает и ослабляет борьбу за существование. Иначе говоря, борьба за существование не есть такой всеобщий факт, как его выдвигает Дарвин. С другой стороны, борьба за существование очень часто ведет вовсе не к прогрессу, т.е. к улучшению тех или иных ценных свойств животных, а наоборот ведет к регрессу, т.е. ослаблению этих ценных сторон. Существует не только эволюция, ведущая к прогрессу, но есть и факт "регрессивной эволюции."

С другой стороны, сведение всех изменений к действию случайных обстоятельств, выдвигающих ту или иную функцию, закрепляемую в своем случайном соответствии с новой средой через наследственность, делает непонятной наличность целесообразности в возникновении новых функций и новых органов, а тем более новых видов. Наш

59

русский знаменитый хирург Н. Н. Пирогов справедливо высмеивал это ударение на случайности, как действенном факторе развития, говоря об "обожании случая'." Что "случайность" может иметь положительное значение в возникновении или изменении тех или иных функций и даже видов живого бытия, это, конечно, верно, но нельзя же сводить творческую силу природы к случайному сочетанию тех или иных данных! Нельзя поэтому отвергать значение приспособления организмов, как проявление творческой их активности, на чем настаивал уже Ламарк и что с такой обстоятельностью защищает современный неоламаркизм. Но значение и богатство этих творческих движений не может быть сводимо и к одному приспособлению. Есть несомненная "направляющая" сила в организмах, в природе, как целое. Это с полной силой проявляется в т.н. "мутациях," - тех внезапных и необъяснимых (с точки зрения "причинности") творческих переменах, которые "вспыхивают" иногда в организмах, создавая ряд изменений, нужных и полезных. Факт мутации, хотя и не .может быть толкуем очень расширенно, свидетельствует о наличности "скрытой энергии развития," о которой т1'.к верно говорил еще Аристотель, - и в то же время очень глубоко подрывает основы правоверного дарвинизма, который кроме чисто внешней случайности не знает никаких внутренних факторов развития.

Вообще дарвинизм, как общее учение об изменениях в природе, в частности о возникновении новых видов живого бытия, не может быть защищаем в настоящее время. Если он дает объяснение некоторых фактов, то не может быть признаваем, как единственная и всеохватывающая система в вопросе о возникновении новых видов. Заметим тут же, что исторически наибольшим ударом по дарвинизму явилось указание Вейсмана и целой плеяды ученых, занимавшихся вопросом о природе "наследственности, "- на то, что наследственность не может быть относима к вновь приобретенным свойствам, возникшим так, как это описывал Дарвин. Правда, вопрос о природе наследственности остается и поныне загадкой, но все же указания Вейсмана были правы, как и детальные исследования Менделя. Пресловутые утверждения советского ученого Мичурина, которые были официально объявлены как неоспоримое достижение советской науки, не встретили

60

никакой поддержки даже в сов. России, не говоря о западной науке. Суть же Мичуринской гипотезы заключалась как раз в утверждении того, что случайные или искусственно вызванные изменения ("новоприобретения") закрепляются в наследственности. Мичуринская гипотеза есть, конечно, научная фикция, но она совершенно в духе правоверного дарвинизма.

7. Участие Бога в жизни земли.

Кризис чистого дарвинизма и невозможность расширенного толкования мутационных явлений, конечно, не зачеркивает факта эволюции в природе, - а только показывает, что процессы эволюции сложнее, чем это казалось раньше. Нет сомнений, что дальнейшее развитие научных исследований прольет свет на то, что остается неясным или загадочным в развитии видов, но нельзя не признать, что библейские указания на творческое воздействие Творца, подымающее формы жизни до высших и высших ступеней, получают новую силу в свете тех затруднений, через которые прошла наука в данной области. Еще раз укажем, что смысл этого воздействия Творца на природу не заключается в том, что сам Творец созидает новые формы жизни бытия. Библейский текст всегда указывает на то, что новые формы жизни, новые виды появляются вследствие деятельности самой земли, но по указанию направляющей силы Господа. Всюду Библия говорит о том, что "сказал Господь: да произведет земля...." и т.д. Господь дает так сказать толчок, указывает направление, но сама земля, т.е. природа в связи с этим и создает новые виды. Основным в библейском рассказе остается и навсегда останется указание, что некоторые ступени в эволюции живого мира не могли быть осуществленными без направляющих слов Творца. На большее не должно распространяться указание Библии, и возвращаться к учению, оставленному в науке, о "неизменности форм жизни," нет надобности. Эволюция была и есть в природе, но она в разных ступенях своих нуждалась в воздействии Творца. С особой можно сказать поразительной ясностью это выступает в вопросе о появлении человека на земле, чем мы

61

займемся в ближайших главах. Сейчас нам было важно осветить вопрос о "днях" (периодах) творения, как о них повествует Библия, чтобы показать, что при правильном толковании текста Библии он сохраняет и ныне всю свою значительность и глубину. Не можем тут же не указать на справедливые и глубокие построения французского философа Boutroux, который в своих сочинениях "О случайности законов природы," "О естественном законе" превосходно показал, что различные сферы бытия не могут быть объяснимы одна из другой, что всякая более высокая сфера так сказать опирается на предыдущие, но не выводима из них. Эти разные ступени бытия не возникают в порядке эволюции, но каждая новая "ступень" (в силу воздействия какой-то силы вне космоса, т.е. Бога) появляется именно как новая.

8. О четвертом дне творения.

Нам незачем входит в апологетическое истолкование каждого дня творения - не потому, что тут нечего сказать, а потому, что было бы неверным стремиться каждую деталь в библейском тексте освещать данными науки Система "согласования" (конкордизма), как мы уже говорили, ложна в самом принципе - так как наука в своем развитии постоянно вынуждена или заменять одни предположения другими, или так менять прежние, что они по существу являются новыми. Эти колебания и изменения в науке совершенно неизбежны, - и чем дальше движется научное исследование, тем более скромна наука в своих утверждениях. А библейский текст остается все тем же... Поэтому мы не входим в истолкование отдельных дней творения, ограничиваясь лишь вопросом об принципе эволюции. Упомянем разве о самом трудном для объяснения повествования о 4-м дне творения. Существуют разные апологетические попытки пролить свет на содержание этого текста, но все они недостаточны. Скажем даже более: текст Библии, касающийся 4-го дня творения, остается загадочным для нас. Быть может когда-нибудь развитие космологии прольет свой свет на него, но самые учения космологии так еще неуверенны, лишь приблизительны, что ими невозможно пользоваться, как чем-то твердо установленным.

Перейдем к вопросу о происхождении человека.

62


Страница сгенерирована за 0.07 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.