Поиск авторов по алфавиту

Автор:Глубоковский Николай Никанорович, профессор

Глубоковский Н., проф. По вопросу о праве евреев именоваться христианскими именами

 

Разбивка страниц настоящей электронной книги соответствует оригиналу.

Содержание размещено в начале.

 

 

H. H Глубоковскій,

ординарный профессоръ С.-Петербургской Духовной Академіи.

 

ПО ВОПРОСУ О «ПРАВѢ»

ЕВРЕЕВЪ ИМЕНОВАТЬСЯ

ХРИСТІАНСКИМИ ИМЕНАМИ.

Трактатъ и историческая справка.

С.-ПЕТЕРБУРГЬ.

СѴНОДАЛЬНАЯ ТИПОГРАФІЯ.
1911.

 

СОДЕРЖАНИЕ

О праве евреев именоваться христианскими именами.   3

Историческая справка о домогательствах евреев в России на «право» именоваться христианскими личными именами.   61

 

ПО ВОПРОСУ О «ПРАВЕ»

евреев именоваться христианскими именами.

Вопрос

«о праве евреев именоваться христианскими именами»

предполагает наличность «христианских» имен, которыми желают позаимствоваться евреи,—конечно,—для покрытия своих недостатков. Отсюда выходит, что I) евреи имеют нужду в увеличении своего onomasticona и для сего должны обращаться непременно к христианским именам, для усвоения коих нет для них религиозных препон, а II) мы, христиане, не можем и не в нраве атому противиться или даже сами готовы санкционировать и поощрять подобное похищение.

С этих двух сторон и рассмотрим дело.

3

 

 

4

I.

1) Евреи могли бы нуждаться в позаимствованиях, прежде всего, по количественной скудости своих имен, но тут странно, что этот недочет почувствовался столь поздно, и все евреи долго жили у нас без всякой надобности обязываться христианам по части ономатологии. Здесь необходимо устранить лишь одно недоразумение, существующее со времен Комиссии графа Палена, где 3-м пунктом проектировано, что «внесение в метрику еврея под другим, кроме библейских, имен не воспрещается». По буквальному смыслу фразы ясно допускается, что евреям раньше как будто не дозволялось называться небиблейскими именами, но это всегда и во всех отношениях неверно, ибо они во все времена и везде невозбранно пользовались богатым запасом собственно иудейских имен, возникших на почве после-библейской иудейско-раввинской традиции, хотя и библейских имен вполне достаточно 1).

Значит, со стороны количества имен

1) Высчитывают, что на 15.000 библейских лиц приходится 2.800 собственных имен: см. в Еврейской Энциклопедия, т. VIII (Спб. 1911), стлб. 141, ив The Jewish Encyclopedia IX (New York and London 1905), p. 153a.

 

 

5

у евреев нет принудительных оснований не довольствоваться своим ономастиконом, весьма богатым и брать себе чужие имена. Причины могли быть другие, и они раскрываются нам по конкретным случаям подобных ходатайств. Так, в делах «Высшей Комиссии» графа Палена 2) «по пересмотру законов о евреях» (1883—1888 гг.) сообщается следующее. «В числе студентов Военно-Медицинской Академии находится немало молодых людей еврейского (?) вероисповедания, которые носят уменьшительные личные имена, по старинному еврейскому произношению; напр. Ицко, Мовшна, Сруль и тому подобные»...; «между тем евреи, получившие известную степень образования, крайне тяготятся означенными именами, резко отделяющими их от того русского общества, среди которого они призваны исполнять, лежащие на них обязанности. Отчуждение это, но свидетельству Военного Министер-

1) См. и книжку: Полное собрание еврейских имен с написанием их на русском и еврейском языках; составлено [капитаном: см.: стр. 107] Ж. С. Жураковским при участии общественного равнина С. М. Рабиновича, изд. 2. Варшава 1909 (1908).

2) Граф Константин Иванович Пален, род. в 1833 г.: см. о нем в «Словаре» Брокгауза и Ефрона, XLIV полут. (Спб. 1897), стр. 609—610.

 

 

6

ства, еще заметнее в той среде, которая и сама не обладает значительною степенью образования, как, напр., в казачьем населении, склонном презрительно или недоброжелательно относиться ко всему, чуждому его нравам и обычаям» 1). В другом месте говорится: «Вопрос этот возник только в начале 70-х годов [XIX столетия] и вскоре усложнился многочисленными ходатайствами евреев об исправлении по официальным документам и замене простонародных их имен соответствующими именами русскими. Особенно добиваются такого изменения купцы евреи, получившие право жительства во внутренних губерниях Империи, и родителя, дети которых поступают в общие учебные заведения. В основание означенных ходатайств приводится то обстоятельство, что, находясь по торговым оборотам и другим делам в сношениях с русскими гражданами,—кроме неприятного впечатления, производимого их еврейскими именами,—евреи встречают также неудобства и затруднения от того, что в общежитии они известны под христианскими именами, а в выдаваемых доку-

1) Ср. к сему в Еврейской Энциклопедии VIII, стлб. 150—151, и в журнале «Новый Восход» 1910 г., № 31, стлб. 23—24.

 

 

7

ментах обязаны именоваться именами еврейскими, под которыми записаны в ревизских сказках» 1). Из самого последнего времени заявляется, что «теперь народ [еврейский] совершенно бессилен против преступной кучки невежд [раввинов], которые, под видом «сохранения в еврействе еврейских имен», безнаказанно налагают на рождающихся позорные, на всю жизнь остающиеся, клейма в виде имен уничижительных или вообще искаженных», когда, напр., «раввин искажает библейское имя, переводя его чрез Мовша, Иосель, Янкель или Сруль» (см. у Н. А. Переферковича, Религиозные вопросы у современных евреев в России: разбор «заключений» Особого Съезда при Раввинской комиссии 1910 г.: Спб. 1911. стр. 56).

Таким образом, реальною и фактическою причиной изменения евреями иудейских имен на христианские более открыто выдвигается некоторая зазорность первых, яко бы вызывающая отчуждение русских. Конечно, по этой части в еврейскую ономатологию вкралось немало по разным «прихотям» 2), но ведь все тут обу-

1) См. и в Еврейской Энциклопедии VIII, стлб. 150. и в журнале «Новый Восход» 1910 г.. № 32, стлб. 19.

2) См. о сем и у K. С. Жураковского на стр. 11.

 

 

8

словливается не существом дела, а лишь историческими искажениями или личными злоупотреблениями раввинов. В таком случае было бы просто не логично устранять эти ненормальности заимствованием чужих имен, способных подвергнуться одинаковой участи,—как если бы мы вздумали совершать с христианскими нечто подобное, напр., потому, что некоторые священники «клеймят» незаконорожденных необычными именами—Игафракса, Ва́рвара, Иуды и пр. Единственный законный путь здесь тот, чтобы иудейский именослов был освобожден от искажений восстановлением правильных произношений и начертаний. Тогда иудейские имена потеряют признаваемую евреями неприятность и не будут создавать житейских неудобств—не менее имен мусульманских и других. Вместе с этим не будет для сего жизненной надобности и в двойственных именах, на что ссылаются заявления торговых людей. Но раз (по документам Комиссии графа Палена) «евреи, по собственному сознанию просителей, сохраняя полученные ими при рождении семитические имена дома и между своими единоверцами, тяготятся ими и тех лишь случаях, когда им приходится по своим профессиям сталкиваться с

 

 

9

русской средой», то вышеизложенным упраздняется последний предлог к обогащению иудейской ономатологии христианскою. Я не говорю пока об отчуждении, которое вызывается, бесспорно, не именами,— и потому было бы слишком детским или несколько преступным мечтать о сближении народностей, исторически обособленных национально и религиозно, посредством взаимообщения в личных названиях. Мы ничуть не будем ближе к евреям, если они станут величаться Николаями, Павлами, Виталиями, Владимирами, Ольгами, Надеждами, Наталиями, Верами, они же едва ли согласятся по совести признать, что желают этим путем скрыть свое еврейство и выдавать себя пред русскими за русских, а для истинного объединения с последними должны твердо памятовать и фактически осуществлять правило своего р. Пинхаса б. Хама: «имя, которое сам себе приобрел человек [своею жизнью], драгоценнее данного ему отцом и матерью» (Prof. Dr. Wilhelm Bacher, Die Agada der palästinensischen Amoräer III, Strassburg i. E. 1899, S. 332).

По всем отмеченным соображениям мы не находим в иудейской ономатологии оснований, чтобы евреи не довольствовались ею и испытывали необходимость в

 

 

10

пособии христианской. Наглядное подтверждение сему представляют иудеи-карапмы. У них—вследствие меньшого развития послебиблейской традиции—запас личных имен скуднее 1); однако, они не склонны усвоят христианские русские имена, свои же всегда и везде употребляют и объявляют неприкровенно—и, тем не менее, не испытывают никаких практических неудобств, при чем ни мы ни они не замышляем устроят подозрительно-фиктивное сближение при помощи общих имен.

2) Поневоле приходится допустить по отношению к евреям, что не в именах тут дело... Если бы так, то евреи могли бы просто исправить свой именослов и увеличить его новыми, изобретенными именами, создав их по библейским аналогиям и при пособии иудейского предания. Но в настоящем случае они непременно хотят усвоят христианские имена и говорят, что у них нет для этого препятствий. Положим,—это для христиан совершенно неубедительно и ровно ни К чему не принуждает, ибо существующий

1) Впрочем, у караимов много имен арабских и персидских, но библейские как будто преобладают, а татарских меньше, чем можно бы ожидать по общеупотребительности у них (в Крыму) татарского языка.

 

 

11

у евреев abusus не создает для нас даже ususa. Желание взять что-либо у другого не только для него необязательно само по себе, без его согласия, но на практике часто бывает вполне преступным. Значит, эта ссылка безусловно неуместна, да и не столь бесспорна теоретически.

3) Обобщая все указания по этому предмету, состоящая при Министерстве Внутренних Дел Раввинская комиссия касательно коллизии еврея Иоэльсона и раввина Дейца, отказавшегося в сентябре 1910 г. назвать его сына Максимилианом, свидетельствует: «Еврейское вероучение не запрещает евреям называться какими угодно именами. Фактически же евреи всегда имели обыкновение нарекать своих детей именами других народов, среди которых, по причинам историческим, им приходилось жить» 1). Этот мотив с разными вариациями повторяется во всех соответственных справках, в коих Министерству Внутренних Дед некогда выяснялось даже нечто весьма необычное, а именно: «У евреев нет санкционированных религией списков

1) Ср. еще в Еврейской Энциклопедии VIII, стлб. 147, ив The Jewish Encydopedia IX, р. 157a.

 

 

12

плен и с именем, нарекаемым младенцу, вообще не соединяется никакого религиозного представления. В принципе еврейской религии лежит нигде не записывать имен ее последователей в виду того, что Бог (как значится в IV 1) кн. Царств. гл. 2-1) наказал царя Давида за сделанную им народную перепись неслыханною смертностью его народа. Кроме того, среди многих евреев господствует поверье, что сокрытие от посторонних лиц настоящего имени ребенка, до достижения им совершеннолетия, способствует благополучию его в жизни, вследствие чего нередко имя ребенка прикрывается каким-либо прозвищем, напр., алтер (старец)» 2). Последнее говорить только о том, что евреи могут «сочинять» своя новые имена и потому не имеют необходимой нужды заимствоваться у других, а ссылка на печальный эпизод из истории Давида поражает своею неожиданностью и непригодностью, ибо данное событие не имело ни малейшего отношения ни к названию, ни к записыванию имен, а касалось лишь исчисления количества народа еврей-

1) Это ошибка; нужно: II книга Царств.

2) Несколько иначе— яснее и точнееоб «Alter» и «Alterke» см. в Еврейской Энциклопедии VIII, стлб. 149, и в The Jewish Enсусlopedia IX, р. 158a.

 

 

13

ского (2 Цар. XXIV, 1 сл. I Парал. XXI, 1 сл.). Из новейшего времени мы слышим такие голоса: «Родители (еврейские), дающие своим детям употребительные у русских имена «Владимир», «Ольга» и проч., стоят на почве исторического иудаизма, который не придает [своим?] именам никакого [?!] религиозного значения: в эпоху вавилонского плена мы видим у евреев вавилонские имена, в эпоху владычества римлян— греко-римские (раввины—Александр, Антигон, Антоний, Юстус, даже Аполлон, Аполлоний), в эпоху вавилонского Талмуда—арамейские (Абба, Гуна, Иаипа), в арабский период—арабские (Гассан, Абдалла, Абульвалид, Ибн-Акнин); в средние века мы встречаем еврейских ученых и деятелей с именами испанскими, немецкими, французскими, и в настоящее время культурные евреи Западной Европы и Америки дают своим детям только имена, обычные в том языке, на котором они говорят, что требуется удобствами речи и благозвучием» (см. у Н. А. Переферковича, Религиозные вопросы у современных евреев, стр. 55—56).

В приведенных мнениях теоретическое бессодержательное невоспрещение восполняется практическим употреблением,

 

 

14

a это последнее ограждается санкцией закона. Не буду распространяться о крайней юридической шаткости данной аргументации, ибо практика, сама по себе, не может создавать юридической нормы просто потому, что не была предусмотрена или оговорена законом, а часто вызывает необходимость внести в него точные ограничения и даже прямые запрещения практикуемых деяний. Мы возьмем лишь одни факты, разумеемые в аргументации. В ней они считаются неотразимыми, но, по меньшей мере, весьма преувеличены и пристрастно освещаются. Если нам внушают, будто «еврейское вероучение не запрещает евреям называться какими угодно именами», то я могу лишь недоумевать по поводу большой неточности, допущенной официальною Раввинскою комиссией, которая обязана осведомлять Министерство Внутренних Дел обстоятельно и объективно 1). Библия заповедует даже

1) Раввинская комиссия, состоящая при Министерстве Внутренних Дел по Департаменту духовных дел иностранных исповеданий, образуется так: «купцы, раввины и почтеннейшие из евреев» в губерниях черти еврейской оседлости избирают 32 кандидатов (но 2 от 15 «еврейских губерний» и 2 от Одесского градоначальства), а из них уже Министр Внутренних Дел назначает председателя и шесть членов. Такие комиссия заседает по указанию Министра (который может продол-

 

 

15

не упоминать имени богов чужих (Исх. XXIII, 13. И. Нав. XXIII, 7) и говорит, что имя нечестивых омерзеет (Притч. X, 7), а у надменного злодея имя—кощунник (Притч. XXI, 21). И раввинская традиция ясно отличала разные имена (см. р. Joce б.-Ханина у Prof. Dr. Wilhelm Bacher, Die Agada der palästinensischen Amoräer I, Strassburg i. E. 1892, S. 424—425),—напр., варварские, страшные (Joma 38b) и имена мерзкие (Meg. 14b) при существовании людей нечистого оскверненного имени (см. Rabb. Dr. J. Levy, Chaldäisches Wörterbuch über die Targumim II, Leipzig 1676, S. 491a). Естественно, что все такое не дозволяется и не находит применения 1). Так, возбраняется прозывать насмешливыми и оскорбительными

жить срок) 2 месяца в году, при чем «рассматривает и разрешает мнения и вопросы, относящиеся к правилам и обрядам еврейской веры и к действиям раввинов, и рассматривает дела о расторжении браков в тех случаях, когда сами раввины встретят неясность в законе, или когда постучит жалоба на неправильное решение местного раввина» (Св. зак. т. XI, ст. 1336), а равно — кроме вопросов религиозных и бракоразводных—обсуждает и другие дела по поручению министра Внутренних Дел. Ясно, что для последнего это есть доверительно-компетентное еврейское учреждение.

1) Ср. и у К. С. Жураковского на стр. 10, прим. 1.

 

 

16

кличками и именами людей недостойных,— грешников. Р. Елеазар заповедует: «преступник делает убийственным (свое) имя—не употребляй его». Р. Самуэль бар-Нахман в IV в. заявлял: «Имена преступников подобны льняной ткани, которая расползается, если ее оставляют без употребления. Имена преступников нельзя носить. Слыхал ли ты когда-нибудь, чтобы какой-либо отец давал своему сыну имя Фараона, Сисары, Сеннахирима? Нужно давать ему имена в роде: Авраам, Исаак, Рувим, Симеон» (см. Prof. W. Bacher, Die Agada der palästinensischen Amoräer I, S. 489. Prof. Dr. Samuel Krauss, Talmudische Archäologie, Band II, Leipzig 1911, S. 13). P. Елеазар Гаккапор в числе причин освобождения евреев из египетского рабства отмечал и ту, что тогда они сохраняли еврейские имена и не сменяли их на египетские. Сохранились решительные порицания на чужеземные, языческие имена p. Prof. Samuel Krauss, Talmudische Archäologie II, S. 13—14). Предубеждение против чужих имен бываю столь сильно, что допускали соответствующее влияние на характер человека. «Всегда нужно быть осмотрительным при давании имени своему сыну, потому что имя имеет на него влия-

 

 

17

ние» (см. у Dr. J. Hamburger, Real-Encydopädie des Judentums II. Leipzig 1890, S. 829. 835). О нечестивых, беззаконниках (в Juma 38b y J. Levy 1 cit.) высказывается: «тление (гибель) да приидет на имена их, дабы мы никого не называли по ним».

Ясно теперь, что для евреев дозволительны вовсе не «какие угодно имена»—и пока еще неизвестно, не относятся ли у них собственно христианские к запретным... Практика тоже не установила полного безразличия для евреев в употреблении личных названий. По самому коренному смыслу слово שֵם (schem, как и греч. ὅνομα, санскр. naman)—знак, знамение (ср. Пса. LV, 13. Быт. XI, 4),—имя было обозначением данного человека во всей его конкретной обособленности, носителем ого личного достоинства и даже заменою ею человеческой индивидуальности 1), почему знавший чье-либо имя уже тем самым имел власть над собственником последнего, а лишенный имени являлся недостойным (Иов. XXX, 8). Но поскольку безусловною личностью был лишь Бог, то термин שֵם стал прямым божественным наименованием без

1) Ср. ксемуи The Catholic Encyclopedia, vol. X (London 1911), p. 675b.

 

 

13

всяких дальнейших определений, заменяя неизреченную божественную тетраграмму (см. Лев. XXIV, 11—16 и послебиблейские памятники). При таких условиях в древнем еврействе господствовала строгая разборчивость относительно имен, которые менялись редко и всегда по особым причинам. Чужие имена усвоялись евреям сначала только другими народами, иностранцами (напр., Иосифу в Египте, Даниилу и «трем отрокам» в Вавилоне). С плена вавилонского замечается некоторый поворот, и чужеземная номенклатура распространяется среди евреев довольно быстро и широко. Однако это была простая уступка исторически обусловленному обычаю, теревшаяся, но нимало не санкционированная религией, и она скорее была против подобного увлечения. Явное свидетельство сего в том, что именно с вавилонской эпохи опять оживает интерес к старым, почти забытым национально-еврейским именам, которые приобретают теперь священную притягательность и получают усердное применение. Все отмеченное вполне справедливо и для позднейших периодов. Тут всегда наблюдается, что склонность евреев к чужим именам связывалась с понижением национально религиозного

 

 

19

сознания, а крайние пристрастия по этой части обнаруживали прямое падение такого самочувствия. Это мы видим, напр., при возобладании эллинизма в еврейских кругах, когда господство у них греческих имен удостоверяло национально-религиозный индифферентизм, по которому многие евреи из эллинофилов старались стереть все своп национальные черты и практиковали даже особые приемы (ἐπισπαδμός) для физического изглаждения печати обрезания, чтобы оно было незаметно для постороннего взгляда.

Наша краткая историческая справка достаточно убеждает, что иудейская религия только попускала и терпела употребление евреями иноземных имен, а ничуть не была совершенно равнодушною в данном отношении. Естественно, что она и теперь не можешь быть пассивною при утверждении среди ее исповедников собственно христианской ономатологии. Есть все резоны думать, что иудейская религия, как таковая, будет принципиально противодействовать этому, хотя бы практически дозволяла послабления. Наречение имени у евреев совершается с религиозною обрядностью и происходит—для девочек в одну из ближайших по рождении суббот (самую первую, или же в ту, когда

 

 

20

мать может присутствовать в синагоге впервые по выздоровлении; см. S. Schechtert The Child in Jewish Literature в сборнике: Studies in Judaism, London 1896, p. 358—359), а для мальчиков по связи с обрезанием p. и Prof. S. Krauss, Talmudische Archäologie II, S. 12), после которого читается особая молитва: «Боже наш и Боже отец наших! сохрани дитя сие отцу его и матери, и да будет наречено имя ему во Израиле такое-то» (см. Еврейский молитвослов с дословным русским переводом... АнзораБлоштейна, изд. 2-е, Вильна 1891, стр. 526—527; The Authorized Daily Prayer Book of the United Hebrew Congregations of the British Empire, with new Translation by Rev. S. Singer, published under the Sanction of the late Rabbi Dr. Nathan Marcus Adler, seventh Edition, London 1904, p. 305). Равно в молитве за родильницу читается (у А. Блоштейна на стр. 208): «Кто благословлял праотцев наших—Авраама, Исаака и Иакова, Тот да благословит родильницу (имя рок) и новорожденного (—ную) сына (—дочь); да будет наречено имя ему (—ей) во Израиле такое-то». Теперь и необходимо спросить, может ли еврей быть наречен по своей иудейской вере христианским име-

 

 

21

нем «во Израиле»? Мне кажется, здесь бесспорен ответ отрицательный. По совершенно понятным причинам, священнейшее для нас имя Господа Иисуса Христа совсем неприемлемо для евреев ныне, как и прежде—с самого момента отдельного существования христианства (ср. и у Privatdoz. Gustav Hoennicke, Das Judenchristentum im ersten und zweiten Jahrhundert, Berlin 1908; Lic. Walter Bauer, Das Leben Jesu im Zeitalter der neutestamentlichen Apokryphen, Tübingen 1909). Мы не будем настаивать, что кощунственно возмутительные басни о Христе и Богоматери изначально применялись в иудействе именно к ним (ср. у Prof. Hermann L. Strack, Jesus, die Häretiker und die Christen nach den ältesten jüdischen Angaben, Leipzig 1910), но тем важнее, есливопреки своему происхождениюони получили потом антихристиански-богохульное приложение (см. и Dr. Erich Bichoff, Ein jüdisch-deutsches Leben Jesu: Tholdoth Jesu ha-nozri; Geschichte Jesu von Nazareth, geboren im Jahre 3760 seit Erschaffung der Welt, Leipzig 1895. Pfarrer Ludtvig Couard, Altchristliche Sagen über das Leben Jesu und der Apostel. Mit einem Anhang: Jüdische Sagen über das Leben Jesu. Auf Grund

 

 

22

der apocryphischen Evangelien und Apostelgeschichten sowie des Talmud u. a. Gütersloh 1009. S. 130 ff.). Это ведь бесспорный факт, и в нем не менее несомненно, что трехбуквенное слово Jsv= ישוּ (Иешу) в отношении к Иисусу Христу толковалось по методу нотарикона так: jimmach semô vezikhrô, т. е. «его имя и память да будет уничтожено» (Prof. Samuel Ermiss, Das Leben Jesu nach jüdischen Quellen herausgegeben und erläutert, Berlin 1902, S. 249—253. Lic. Job. de le Roi, Neujüdische Stimmen über Jesum Christum, Leipzig 1910, S. 3. Christianus in Talmude Judaeorum sive Rabbinicae doctrinae de christianis secreta, quae patere fecit I. Е. Pranaitis, Petropoli 1892, p. 89. 92 и по русскому переводу в оттиске из составленной Канцелярией Совета Объединенных Дворянских Обществ «Справки к докладу по еврейскому вопросу» [ч. III, стр. 156 — 178] особою брошюрой под заглавием: «Христианин в Талмуде еврейском или Тайны раввинского учения разоблачил И. Б. Прапайтис», Спб. 1911, стр. 13. 15).

Этих заявлений теперь мы не слышим гласно, но соответствующие чувства натуральны во всяком правоверно-религиозном еврее. Нам приводится много иудей-

 

 

23

скпх голосов, благоприятных Христу и даже восхваляющих Его, но все они идут лишь из свободно либерального лагеря еврейства и базируются собственно на антихристианском уничижении Господа Спасителя, поскольку провозглашают Его евреям по самому Своему учению и присвояют себе, как полную иудейскую собственность, считая наше церковное понимание позднейшим «извращением» и подменою подлинного, первоначального христианства (см. все это в цитированной книжке Job. de le Roi).

Значит, Христос Церкви, почитаемый нами, не может быть принят еврейством по самому имени. Па это есть препятствия принципиальные и неустранимые, пока христианство и иудейство остаются религиозно-обособленными. Посему еврейство касательно Иисуса (ср. Деян. V, 40) еще во времена апостольские запрещало проповедовать «имя сие» (Деян. IV, 17. 18. V, 28) и избегало само произносить его, говоря о Христе косвенно, как о «человеке том» (V, 28), а после обозначая Христа безличным термином ha-nonzri (הׇנוֹצְרִי)=другой (именно тот, который фигурирует в кощунственных иудейских легендах, отличный от достопочтенных для еврейства Иисусов, напр.,

 

 

24 -

Навна). Но для нас «несть иного имене под небесем, данного в человецех, о нем же подобает спастися нам» (Деян. IV, 2S). Все почерпает свою святость именно в Нем и по сохранении связи с Тем, Кто «столько превосходнее Ангелов, сколько славнейшее пред ними наследовал имя» (Евр. I, 4). Все христианские праведники стало таковыми ради имени Господа Иисуса и лишь чрез Него сами имеют для нас священное имя. Все они святы собственно во Христе, и мы нарицаемся их именами в виду соучастия в имени Христовом 1). Таким образом христианские имена употребляются у нас исключительно в качестве Христовых, получающих свою священность по отражению имена Христова и по неразрывности с ним 2)

1) С этой стороны совершенно бесспорно, что и наши библейские имена – вовсе не еврейского происхождения и ничуть не взяты Церковьюу иудейства; напротив, у нас они— всецело христианские, как имена праотцов Господа Спасителя по Его человеческой генеалогии, жившие, спасшиеся и святые исключительно по вере во Христа (см Евр. XI, 4 сл.)

2) См. и у св. Иоанна Златоуста: «Ныне все мы имеем одно имя, которое важнее всех тех (прежних),—имя христиан, сынов и друзей Божиих, тела (Христова);... мы называемся по имени не полководца, не какого-либо начальника земного, не ангела, не архангела, не серафима, а самого Царя их» (на Еван. Иоанна беседа XIX, 3 в «Творениях», т. VIII, Спб. 1902, стр. 128). Согласно сему древние считали

 

 

23

Тогда далее само собою ясно, что, не допуская у себя имени Господа Иисуса Христа, иудейство по тем же религиозным мотивам не может принимать и все другие христианские имена 1). В этом смысле раввин Дейц, отказавший записать Иоэльсонова сына «Максимиллианом», вполне прав и поступил так не по капризу или пристрастию, а по требованиям своей

преимущественным или даже единственным для себя имя «христианин». Так, при Марке Аврелии мученик на вопрос судьи отвечал: «в качестве первого и превосходнейшего имени я ношу имя «христианин», если же ты спрашиваешь мое мирское имя, то я прозываюсь Карпом». В числе Лионских мучеников был некто Санкт, который совсем не сказал этого своего имени и на все обращения к нему о сем неизменно повторял: «я—христианин». Tertull. ad. Scapulam 4: «Proculus Christianus, qui Torpacion cognominabatur». См. y Prof. Adolf Harnack, Mission und Ausbreitung des Christentum ersten drei Jahrhunderten, zweite Auflage, Band I (Leipzig 1906), 8. 350. Мученик Лукиан на все вопросы истязателей говорил: «я—христианин!» и этим объяснил и свое отечество, и род, и занятие, и все (Творения св. Иоанна Златоустого, т. II, Спб. 1896, стр. 567). Мученик Акакий (в конце III-го века) свидетельствовал на допросе: «вожделенное для меня и для всех родственников моих есть то имя, которое происходит от достославного имени Христова,—я называюсь христианином; но по-человечески я именуюсь Акакием» (см. Четьи-Минеи за 7-е мая по изданию Московской Синодальной типографии. Москва 1908, стр. 227).

1) А какие злоупотребления .здесь возможны,— это видно хотя бы по тому, что даже еврей-

 

 

26

веры и в силу своего официального звания, ибо «раввин есть блюститель и толкователь еврейского закона; он обязан объяснять евреям закон их, вразумлять в истинном смысле закона и разрешать встречающиеся в нем недоразумения»: ему «предоставлено законом исключительное право совершать, между прочим, обряды обрезания и расторжения браков», и «никто другой не может исполнять религиозных обрядов, под страхом уголовной ответственности» 1).

Из всего вышеизложенного вытекает, что с религиозно-иудейской стороны еврейство не может допустить употребления у себя христианских имен, как это категорически и высказал Особый Съезда, при Раввинской комиссии шестого созыва, со 2-го марта по 4-е апреля 1010 года. Если

ское имя Мария, когда оно относится к Богоматери, толкуется по-иудейски в смысле хария, т. е. навоз, кал... См. у И. Б. Празайтиса Christians in Talmude Judaeorum, p. 93; Христианин в Талмуде еврейском, стр. 16. Весьма характерно еще письмо некоего еврея-хасида известному писателю М. О. Меньшикову (в «Новом Времени» № 12.623 за 5-e мая 1911 г., стр. 4, стлб. 3), где. удостоверяется, что еврейство проникнуто кровавою ненавистью к христианству.

1) См. Св. зак. т. XI, стт. 1322 и 1335. Ср. и в книге: Обзор ныне, действующих исключительных законов о евреях, состоящих в подданстве России, Спб. 1883, стр. 7.

 

 

27

в истории не редко усвоились евреями чужие имена, то или людьми религиозно-индифферентными и вопреки религиозным нормам, или только для внешнего мира применительно к общему иудейскому правилу: «в моем городе—мое имя, а вне моего города—моя роскошная одежда» (Schabb. 145b). Так водворилась в еврейской ономатологии двойственность, но для себя—в своей среде—каждый истинный еврей религиозно дорожит лишь своим национальным именем 1). Даже для Филона, во многом чувствовавшего более эллином и иногда противополагавшего себя евреям, отыскивается (у Азарин де Росси)— еврейско-библейское (ср. 2 Цар. XII, 25) имя (Иедидья), и он известен искони и доселе под именем греческим собственно потому, что сохранением своих творений обязан христианству. Нечто подобное есть и в нашей практике, поскольку «в документах, составляемых непосредственно евреями и на еврейском языке, как-то: обручальных, брачных и разводных актах, а также прп всех религиозных обрядах, должны употребляться и дей-

1) Даже в своих прозваниях (фамилиях) евреи,—по крайней мере, говорящие по-немецки,—придерживаются таких, в основе которых находятся библейские имена: см. The Jewish Encyclopedia IX, р 1?7.

 

 

28

ствительно употребляются имена коренные в полной их первобытной форме», «сохраняемые при совершении религиозных обрядов», «дома и между своими единоверцами». Значит, и отсюда следует, что в иудействе нет религиозной санкции на принятие евреями, как таковыми, христианских имен, а—напротив—имеются решительные догматические препятствия вполне резонного свойства. В виду этих религиозных затруднений и придумана была обычная раввинизму фикция—допущения двойных имен: «кинуй»—для повседневного, мирского обихода, или «профанное», и «шем гаккадош» -священное, синагогальное, употребляемое во всех документах на еврейском языке 1). Закреплять этот порядок, христиански зазорный, едва ли в интересах правительства, хотя оно легально допускает подобную практику 2), создающую столько злоупотреблений и затруднений... Нашедши для своей совести удобный выход в вышеуказанной фикции, еврейство не желает

1) См. в Еврейской Энциклопедии VIII, стлб. 144. 146. 150; 5. Schechter, Studios in Judaism, p. 357 («профанное» имя дается в ту субботу, когда мать новорожденного возвращается домой из синагоги после первого ее посещения по своем выздоровлении). См. стр. 72.

2) На это указывают и речи об еврейских именах «по вере или при рождении»...

 

 

29

связывать себя точно установленным именословом и всячески тормозит эту работу, трубя о ее «неосуществимости», но правительственным органам следовало бы не смущаться тенденциозно напускаемыми на него страхами, а привести все дело к решительному результату, фактически вполне достижимому...

По всему сказанному вмешательства внешней гражданской власти во внутреннюю иудейскую область будет совсем неоправданным и при настойчивости может повести к политике, которая позволит говорить о насилии над религиозною совестью евреев. Последние— в своих интимно иудейских тайниках—никогда не подчинятся этому вторжению, и в результате водворится взаимная напряженность при лицемерной покорности принуждаемых. Мне кажется, нет оснований для вмешательства указанного характера и в нашем государственном законе. Раввинская комиссия категорически свидетельствует, что ст. 770 т. IX Св. зак. о сост. дозволяет евреям употреблять христианские имена и даже настолько, что каждый еврей может обязать к сему несогласного раввина, хотя это «есть блюститель и толкователь еврейского закона». Я не располагаю

 

 

30

всеми материалами для окончательного суждения о смысле данной статьи закона, Высочайше утвержденной 23 апреля 1893 г., но все же сомневаюсь в такой решительной интерпретации, которую разделяет и г. Ю. И. Гессен (в Еврейской Энциклопедии VIII, стлб. 152, и в журнале «Новый Восход» 1910 г., № 32, стлб. 20). Самые различия правительственных взглядов по этому предмету прямо говорят, что там нет подобной ясности, и она вносится искусственно. Тогда по юридической строгости следовало бы не ссылаться на нее в темном вопросе, как на ultima ratio, а пожелать более точной формулировки. Материалы для нее можно находить в самом генезисе ст. 770, которая, по-видимому, возникла в Высшей Комиссии графа К. И. Палена. Там проектировали, что «каждый еврей должен именоваться в официальных документах тем именем, под коим внесен в метрическую книгу», а в руководство установлениям, на которые возлагается метрика для евреев, признавали целесообразным преподать точный список коренных еврейских имен. Непосредственный, неустранимый и единственный смысл здесь, конечно, тот, что евреи должны быть вносимы в метрические книга лишь «под своими коренными

 

 

31

еврейскими именами», а Комиссия и потом выражала, что «настоящими собственными именами во всех духовных и гражданских актах считаются только полные— коренные имена, сохраняемые евреями при совершении ими религиозных обрядов». В дальнейшем речь шла просто о переводе или замене этих—еврейских-имен соответствующими русскими во мнение было отрицательное. В результате находим, что текст статьи 770-й относится исключительно к еврейским именам 2). Не

1) Слова наших документов: «относительно права называть своих детей теми или другими именами доказывается учеными раввинами, что по закону еврейской религии не воспрещается евреям, по их желанию, именовать своих детей разными именами, не исключая и христианских, и что, в виду сего, раввины не считают себя в праве ни воспрещать им наречение избранных ими имен, ни отказывать при регистрации рождений в занесении таких имен в метрические книги»—эти слова напрасно приводятся у г. Ю. И. Гессена (в Еврейской Энциклопедии VIII, стлб. 151, и в журнале «Новый Восход» 1910 г., № 32. стлб. 20) в качестве мнения Комиссии, ибо это есть только голая справка, после которой непосредственно читается следующее: «По вопросу о замене этих имен христианскими»...

2) На это может наводить и ст. 772-я IX т., которая говорит о перемене евреями имен при крещении неограничительно, между тел надо бы сказать определеннее, если бы допускалась законность христианских имен в еврействе помимо и независимо от принятия христианства.

 

 

32

ослабляет такого толкования и пункт 3-й заключений Комиссии графа К. И. Палена, что «внесение в метрику еврея под другим, кроме библейских, именем, не воспрещается», ибо он дает право на увеличение еврейской ономатологии однородными библейским именами, т. е. собственно еврейскими, как и в самом протоколе говорится об отсутствии «запрещения евреям нарекать своих детей при рождении и другими, кроме ветхозаветных, именами с запискою этих имен в метрики», или послебиблейскими, но опять же еврейскими, а не христианскими. И если член Палевовской Комиссии князь H. Н. Голицын 1) в своем отдельном мнении допускает возможность разуметь и последние, то лишь в качестве неправильного перетолкования, всегда в этом случае возможного и благоразумно им предупреждаемого, но на практике восторжествовавшего в качестве нормы... И коль скоро

1) Князь Николай Николаевич Голицын род. в 1836 г., был в 70-х годах Подольским вице губернатором, в 80-х — редактором «Варшавского Дневника», потом членом совета Крестьянского банка: см. в «Словаре» и Брокгауза и Ефрона, полут. XVII (Спб. 1893), стр. 53; дополнит. полут. II (Спб. 1905), стр. 589. Он специально занимался еврейским вопросом с религиозной стороны и. напр., писал об употреблении евреями христианской крови.

 

 

33

таковое перетолкование утвердилось у нас разными путями и способами, волею и нуждою, ведением и неведением,—его непременно надо устранить, как проникшее и навязываемое вопреки первоначальному смыслу закона, для всех обязательного по собственной исконной силе. Правда, позднее (в 189s г.) Министерством Внутренних Дел дан был ясный наклон в пользу устранения прямых стеснений для еврейской ономатологии строго фиксированным, исключительно нехристианским списком — с потенциальным допущением туда собственно христианских элементов, во конечный мотив формулирован у министра (покойного И. Н. Дурново) неясно, спутанно и неубедительно—таким образом: «в виду затруднений к точному разграничению имен христианских от библейских (?!) и к составлению особого указателя еврейских имен, я нахожу установление каких-либо определенных правил по сему предмету неосуществимым и потому полагал бы п. 3 заключения бывшей Комиссии для пересмотра законов о евреях не вводить в закон». Однако не нужно забывать, что незапрещенное тем или иным законом ничуть не значит дозволенное, а только непредусмотренное, которое при

 

 

34

юридической фиксации может оказаться и разрешенным и возбраненным...

 

II.

1) Итак, еврейство по своим религиозным началам не располагается к принятию христианских имен в качестве своих иудейских личных обозначений. Но где находятся затруднения с еврейской стороны,—там и с христианской возникают непреоборимые препятствия, какие признавал в 1873 г. даже министр Внутренних Дел генерал-адъютант А. Е. Тимашев, говоря, что перемена еврейских имен на христианские встречает стеснения «только в религиозном [христианском] отношении». Религиозное еврейство искони противилось усвоению христианской ономатологии, как был против нее и Особый Раввинский Съезд 1910 г., где из 39 участников (вместе с председателем Д. Г. Гинцбургом) подписались христиански-русскими именами (Филипп и Владимир) только два—врач и инженер-технолог. Ясно, что религиозная часть еврейства не может искренно принять и носить христианские имена, которые будут для нее тягостны и даже противны своими христианскими ассоциациями. Эти евреи станут употреблять христианские имена вопреки

 

 

35

их христианскому смыслу и с попранием ею. Не их это будет вина, если заставят называться Христофорами или Христодулами, т. е. Христоносцами или рабами Христовыми, тех, для которых неприемлемо либо невыносимо имя Христово, но христианство не может согласиться на подобное поругание той святыни, какая неразрывно связывается с христианскими именами. Последние являются знаком нашего благодатно таинственного единения с известным святым, а он почерпает свою святость во Христе Иисусе. В этом смысле имя христианское удостоверяет наше благодатное приобщение ко Христу по соучастию в святости Его угодников, с каким значением и дается при крещении всем и всегда 1). Такого

1) Так, напр., св. Иоанн Златоуст осуждает практику «нарекать детям имена без цели и как случится, или только по именам их родителей», между тем «у древних всегда целью было то, чтобы в прозвании детей заключить постоянное напоминание о чем-либо» (Беседа на книгу Бытия LI, 1 в «Творениях», т. IV, Спб. 1898, стр. 550). Св. отец воспрещает суеверные обычаи избирать счастливые имена по тому, какой из светильников, обозначенных разными именами, прогорит дольше (на 1 Кор. беседа XII, 7 в «Творениях», т. X, Спб. 1904, стр. 120). Попреки сему он заповедует следующее: «Древние всячески старались давать детям такие имена, которые бы не только возбуждали к добродетели самих получающих эти имена, но и для всех других

 

 

36

толкования не могут отрицать или не видеть даже евреи, раз сами они «соединяют с именами (своими) и пиитическое чувство», а вполне самопонятно, что для них догматически недопустимо подобное применение. В силу этого евреи, прозываясь дохристиански, необходимо вынуждаются попирать христианское содержание своих имен, считать их только «кинуями» или «профанными» (см. стр. 25. 72), но для христиан это будет бесспорным фактическим попранием христианской святости, вызывающим в них чувства своего религиозного оскорбления подобною «профанацией». В существе дела тут будет взаимно-раздражающее хуление, которое не-

и для последующих родов служили наставлением во всяком любомудрия..." Не станем же и мы назначать детям названия случайные, не станем давать им имена отцов, дедов, прадедов и людей, знаменитых родом, но—имена мужей святых, просиявших добродетелью, стяжавших великое дерзновение у Бога» (на книгу Бытия беседа XXI, 3 в «Творениях» IV, стр. 192; ср. на Евангелие Иоанна беседа XIX, 2 ibid. VIII, стр. 128). Блаж. Феодорит, епископ Кирский, говорит, что надобно давать детям имена святых и мучеников, дабы иметь в них защиту и покровительство (Graecarum аffectionum curatio VIII: Migne gr. LXXXIII, col. 1032—1033 и по изданию Joannes Raeder, Lipsiae 1904, p. 216—219). В (сомнительных, конечно) арабских правилах 1 вселенского, Никейского собора канон 30-й гласит: «верные да не дают своим детям имена язычников, но пусть лучше весь род хри-

 

 

37

избежно по самому положению вещей, почему никто не должен создавать эти тягостные для всех и греховные условия.

Несомненно, однако, что существуют евреи, желающие именоваться по-христиански, откуда возник и весь настоящий вопрос. Это верно,—и требуется лишь внести обязательные различения. Несочувствующие христианской ономатологии евреи, удерживая для себя личные еврейские имена, могут только для других прозываться по-христиански. Если же так, то очевидно, что христианские имена обратятся тогда в обиходные клички для совсем нехристианских и иногда прямо-антихристианских потребностей, а едва ли нужно прибав-

стианский пользуется своими именами, как язычники пользуются своими, и пусть дает имена христианские по Писанию при крещении» (ср. и А Select Library of Nicene and Post-Nicene Fathers of the Christian Church, vol. XIV: The Seven Ecumenical Councils, New York 1900, p. 47). Во всяком случае это последнее внушение вполне согласно с духом древней церковной истории, откуда известно, что христиане иногда стыдились языческих своих имен и потом стали усвоят прямо христианские (особенно Апостолов Петра, Павла, Иоанна), каковые только и считали своими собственными — подобно одному мученику (311 года), объявившему о себе на суде так: «от отца прозван Бальзамом, а по духовному имени, полученному при крещении, я—Петр». См. подробнее у Prof. Ad. Harnack. Mission und Ausbreitung des Christentums in den ersten drei Jahrhunderten P, S. 358-361.

 

 

38

лять, что христиане не могут не чувствовать некоторого поношения в столь несоответственном эксплуатировании христианских имен—вопреки их религиозному значению. Трудно сокрыть истину, что это будет оскорбительным трепанием священных христианских имен по стихиям мира и ради сомнительных интересов. Но такое заключение еще бесспорнее по отношению к тем евреям, которые заранее соглашаются иметь лишь одно христианское имя. Нет надобности доказывать, что такими могут быть только те из евреев, для кого неважно или безразлично их религиозно-еврейское бытие, выражаемое своим еврейским именем. Ведь везде и всегда всякое имя есть обязательство к соответствующему званию и согласному с ним делу, ибо nomen est omen. Если же еврей не хочет именоваться по-еврейски, то он, конечно, вполне равнодушен по части своей религии. Это религиозно-индифферентный человек в принципиальном смысле, готовый креститься из-за корыстных выгод 1) или

1) См. в качестве довольно яркого примера в «Биржевых Ведомостях» № 12.245 (вечерний) за 29-е марта 1911 г. на стр. 6, стлб. 6 следующее (несомненно—еврейское) объявление: «Ищу крестного отца, жел. перейти в православие». Главн. почт. предъяв. квит. «Бирж. Вед.» 4215».

 

 

39

«похристосоваться» именно потому, что религиозно не верует решительно ни во что, как я и сам лично знавал (в Москве) подобных евреев. И фактически мы видим, что рассматриваемые требования о свободе употребления христианских имен в еврействе идут из тех его кругов, которые религиозно-индифферентны, а то и прямо безрелигиозны или атеистичны. Для этой либеральной части еврейства совсем чужда своя религия, и от нее мы слышим голоса, что «если бы обрезание не имело известного гигиенического значения, как доказывают древние писатели и некоторые современные врачи (хотя среди врачей же есть и большие противники его), то совершение над своими детьми этого кровавого обряда, переносящего нас в первобытную эпоху человечества и к самым нецивилизованным дикарям центральной Африки, было бы недостойно культурного человека» (Н. А. Переферкович, Религиозные вопросы у современных евреев в России, стр. 54). Не знаем, достойнее ли какого бы то ни было человека нарушать или поносить свою веру, не отказываясь от нее... Для вас важно единственно то, что свободомыслящие, безрелигиозные евреи всего менее могут усвоят себе специальное содержание христианских имен. Все религиозные ассо-

 

 

40

ниации последних для них не только неприемлемы, но и принципиально враждебны. Эти люди будут зваться по-христиански, отрицая и христианство и истинную религиозность. Опять недоумеваю, достойно ли это «культурного человека», который, уважая себя, скорее позаботился бы о вполне точном нарицательном названии, дозволительном в еврействе, чем самому лукавствовать и других вводить в заблуждение, либо в искушение. Несомненно, что для христианства отмеченное злоупотребление священными его именами является кощунственным оскорблением, поскольку знамениями святой веры христианской станет прикрываться если не преступное богохульство или практический атеизм, то во всяком случае антихристианский индифферентизм. Нетерпимое само по себе,—такое положение христиански недопустимо для христианских имен, даваемых крещаемым, «да знаменуется на них свет лица Божия и да знаменуется крест Единородного Сына в сердцах и в помышлениях их» (см. «Молитву во еже назнаменовати отроча, приемлющее имя во осьмый день рождения своего»).

2) Принципиально недозволительное для нас разрешение евреям именоваться по-христиански, фактически могло бы оправ-

 

 

41

дываться какими-нибудь существеннейшими христианскими интересами, как средство к достижению высоких христианских целей. Этот именно мотив и выдвигается иногда в форме миссионерских упований. Христианские работники иудейской миссии прямо констатируют, что евреи считают противление христианству делом своей национальной части (Pastor О. von Harling, Missionssekretär, 100 Jahre Judenmission, Leipzig 1909, S. 7), а теперьвместе с обострением националистического еврейского сепаратизма в сионизме—«пропасть между иудейством и христианством еще увеличилась, и всякое приближение к христианству клеймится с иудейской стороны невозможно сильнее, чем прежде, изменою и неразумием» (S. 11). На ряду с этим в современном иудействе идет процесс религиозного разложения. Ужасно наблюдать опустошение, какое произведено новейшим неверием в иудейских сердцах... Встречается множество евреев, для которых Библия вовсе не слово Божие и для которых не существует идеи в личного Мессии, ни мессианских чаяний. Религиозная опора для христианской миссии среди иудеев делается все меньше и меньше,— пропорционально тому, как увеличиваются

 

 

42

в Израиле религиозное разорение и безбожие... Не смотря на это, выражается «добрая уверенность», что те, кои потерпели крушение в древней иудейской вере, хотя бы со-временем, станут восприимчивы для проповеди Евангелия; это ожидание и применяется именно к молодому поколению русских евреев, которые перешли от омертвелого раввинизма в наирадикальнейшему неверию и не могут сладить с ним (S. 10—12). В виду явной безнадежности для христианства от сионизма и вызванных им родственных течений и движений в иудействе—миссионерские расчеты созидаются на религиозно-скептических его слоях. Это как раз совпадает с тем, что именно из последних исходят наиболее упорные в откровенные домогательства о разрешения им называться по-христиански. Вот тут-то и допускается иногда с наивною убежденностью, что христианские имена, принятые евреями, могут совершить между ними спасительное дело пробуждения христианских симпатий. Готов просить о помощи моему неверию, но, к сожалению, оно во мне попа слишком прочно по невероятности миссионерских упований. Они утверждаются на том, что иудейские скептики разочаровались

 

 

43

только в своей религии, а это опровергается самыми приведенными свидетельствами. Последние гласят, что иудейские либералы заражены совершенным неверием и—значит—в той или другой степени страдают абсолютным атеизмом, безотносительно ко всякой исторической религии. Тогда исчезает для христианской миссии самомалейшая опора, ибо находят таковую в религиозной неудовлетворенности, а ее фактически нет, если господствует безрелигиозность. Даже разочарование в иудействе вовсе не ведет еще к нашему христианству, не смотря на некоторое тяготение. У нас имеется на это не очень давний пример в лице известного Кишиневского еврея О. А. Рабиновича, со своим «неохристианством» вызвавшего лишь одну смуту и закончившего карьеру каким-то сомнительным и условным присоединением к протестантству.

При таких обстоятельствах было бы совсем не резонно ожидать христианских успехов в еврействе от распространения среди его христианской ономатологии. Прежде всего несомненно, что евреи желают принимать наши имена помимо их христианского содержания, а как простые обиходные, «профанные» названия. Естественно, что они нимало не расположены даже

 

 

44

замечать у этих имен христианское их значение и задумываться над этим, коль скоро не хотят вовсе думать о религии Мы имеем пред собою слишком длинную историю, чтобы позволять себе безнаказанно мечтать вопреки ей. Она же гласит, что евреи искони и во множестве постоянно прозывались по-христиански, между тем неизвестно нам ни единого примера, чтобы поводом к христианскому обращению послужило для кого-либо христианское имя, хотя от употребления оно часто становилось личною собственностью. И причина понятна. Всякое христианское имя священно по святости тезоименитого угодника, а святость его почерпается во Христе и утверждается на Нем. В конце концов, всякое христианское имя священно лишь верою Христовой. В силу этого только от последней и может идти христианское пробуждение чьей-либо совести, которая без этого бывает глуха не только к именным звукам, но и к благодатным глаголам живота вечного в Евангелии Тут имя может быть лишь печатью веры, а не производителем ее. Это хорошо сознает и применяет само иудейство. Оно совсем не расположено уступать христианам свои почитаемые имена и, конечно, в усвоении их усмотрело бы

 

 

45

оскорбление, зaто обращенных обязательно переименовывает по-своему. Так в иудействующим сектантстве нашем (напр., у субботников и др.) вводится собственно иудейская ономатология (хотя бы по произношению), и мы видим настоящих русских мужичков с прозваниями Moвши, Лейзера, Берки и т. п. именами, указывающими иудейское их исповедание. Здесь имя просто знаменует известную религиозность, создавшуюся помимо его. Тоже справедливо и для христианских наименований, которые отмечают христианскую веру и для своего влияния требуют наличности последней, заранее данной и действующей. Думать иначе вопреки существу дела и опытам истории христианство не может и не должно, не рискуя опасностью, что имя его будет только хулиться во иудеях, становясь там «профанным», «кинуем» (стр. 28. 72).

3) Если с христианской стороны есть препятствия и не имеется христианских побуждений уступать для совершенно противоположного пользования свои христианские имена, то нельзя их и отнять у него. В этом случае высказывается, что собственно христианских имен почти совсем нет, ибо все они имеют иное происхождение—прежде или помимо христианства.

 

 

46

Такой поворот вопроса фактически возможен, но он ведет к тому, что мы будем «ломиться в открытую дверь». Имеющиеся справки и данные показывают, что никто не отрицает собственно христианских имен, которые допускает и Раввинская комиссия без всяких оговорок. И для последних не находится справедливых оснований. Верно, что большинство наших имен—внехристианского происхождения и по своему звуковому смыслу часто не заключают в себе ничего специально-христианского. Но ведь так это было лишь некогда, давным-давно, а время это прошло, и они теперь стали другими, христианскими. Употребление закрепило за ними строго-христианское значение, с которым эта имена всеми принимаются за исключительно-христианские, почему и должны трактоваться в этом своем достоинстве, какого никто не может и не в праве лишить их. Если будем брать все наши слова в их корневом значении и первоначальном применении, то получится невообразимый сумбур, имеющий повергнуть мир чуть не в первобытный хаос. Поскольку речь у нас о правительстве,—позволю себе иллюстрацию из этой области. Термин «министр» имеет общий смысл управителя, а с этой стороны «первым

 

 

47

министром» может величаться всякий «главноуправляющий» в чем бы то ни было. Допустим, что кто-либо из людей последней категории захочет и станет зваться и писаться русским первым министром на том основании, что это слово не составляет принадлежности лишь одного известного лица или сословия. Я не думаю, чтобы закон или общество потерпели это, и предвижу довольно грозную перспективу судебной кары за присвоение непринадлежащего, чужого звания. Мало моего желания.—даже самого страстного,—чтобы сам министр Народного Просвещения иди обер-прокурор Святейшего Синода разрешил мне именоваться каким-нибудь из этих титулов в виду общности их словесного смысла и подвижности в приложении к разным лицам. За осуществление подобного желания закон будет безотговорочно преследовать каждого, как преступника, заслуживающего осуждения. По крайней мере, тоже должно быть обязательно и для христианских имен, которые от употребления сделались исключительно христианскими и содержат специально христианские ассоциации. Тут неуместна и ссылка, что данные имена только находятся у христиан в употреблении, ибо последнее факти-

 

 

48

чески закрепило за ними чисто-христианское применение и собственное христианское значение. Отсюда скорее получается урок, что для усвоения себе каких-либо общих с христианством имен еврейство обязано привести равное основание и не может ссылаться на голую наличность таких названий в его традиции, если они встречаются там случайно и спорадически, появляются по «прихотям» простых евреев или по капризам влиятельных политиков (в роде того, что в память посещения храма Иерусалимского Александром в. первосвященник яко бы распорядился назвать Александрами всех еврейских мальчиков, родившихся в этом году: см. у Dr. J. Hamburger, Real-Encyclopädie des Judentums II, S. 832). Напротив, Церковь христианская имеет на свои имена бесспорное право давности 1), и никто не может лишить ее этого права иначе, как путем насилия.

4) Мне кажется, здесь безусловный предел, его же не прейдеши, для всякого правительства, уважающего «свободу совести». Оно должно помнить хотя бы при-

1). По отношению к древним христианам см. о сем и у Prof. Ad. Harnack, Mission und Ausbreitung dos Christentums in den ersten drei Jahrhunderten I2, S. 355.

 

 

49

мер языческого проконсула Ахаии Галлиона, который притязавшим на Апостола Павла иудеям ответил: «когда идет спор об учении, и об именах, и о законе вашем, то разбирайтесь сами; я не хочу быть судьей в этом»—и прогнал их от судилища (Деян. XVIII, 15—16). А что до политической стороны дела, то ведь нельзя не считаться с чувствами и настроениями православно-христианского русского населения. Едва ли позволительно обманывать себя на тот счет, что присвоение евреями христианских имен не будет встречено среди русских не только благоволительно, но даже просто лишь терпимо или безразлично. Русский народ, сохранивший в истории память жида Схарии— при общности у евреев с христианами имени Захарии—никогда не примирится с употреблением в еврействе христианской ономатологии и будет видеть, и воспринимать в этом религиозную профанацию. Заявления об этом в печати (напр., члена Государственного Совета преосвященного Никона, епископа Вологодского, в «Колоколе» № 1.446 за 20 января 1911 г.) и в обществе—даже со стороны целых сословий (напр., в известных антиеврейских постановлениях Всероссийского союза землевладель-

 

 

50

цев в ноябре 1905 г. и в феврале 1906 г. в Москве и в позднейших антиеврейских резолюциях на VII съезде Объединенных Дворянских Обществ в С.-Петербурге согласно докладу С. А. Панчулидзева) выражают именно то, что принципиально неизбежно и фактически неотвратимо. Правительство должно наперед учитывать этот неустранимый результат и с сознанием всей тяжкой ответственности соображать, что, отдавая христианское достояние еврейству без необходимости в этом для него и без оправдания для себя, оно может достигнуть внешнего успеха опять же лишь путем насилия, утеснений и всяких репрессий...

5) Для такой роковой политики потребны героические мотивы крайней государственной важности, а где их найти и в чем они могут заключаться? В имеющихся у меня документах встречается единственный аргумент, что это «согласно и о общим направлением законодательства, в котором выражено стремление к слиянию еврейского элемента с русским». Сколько знаем по литературе и по ходящим повсюду толкам,—всегда выдвигался именно этот благовидный предлог. Мы лично считаем его не просто обманчивым, но прямо опасным для целей политических

 

 

51

касательно сближения еврейства с русским населением,—не входя в рассуждение о том, что самая идея такого объединения для многих может представляться вполне спорною, при чем она была бы пагубною, если бы не представлялась безнадежной 1). Не сходством или различием названий создается общение или

1) Чтобы не входить в длинные и прорекаемые рассуждения по этому предмету, приведем лишь две справки, выражающие взгляд высоких церковных авторитетов. Так, 11-е правило 6-го вселенского, Трулльского собора гласит (по изданию Московского Общества любителей духовного просвещения, Москва 1877, стр. 315—316): «Никто из принадлежащих к священному чину, или из мирян, отнюдь не должен ясти опресноки, даваемые Иудеями, ни вступати в содружество с ними, ни в болезнях призывати их, и врачевства принимати от них, ни в банях купно с ними мытися. Аще же кто дерзнет сие творити: то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен». Митрополит Московский Филарет 8 января 1848 г. писал наместнику Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архимандриту Антонию следующее (Письма, ч. II, Москва 1878, стр. 373 — 374): «Вы думаете, что уравнение евреев с христианами в правах гражданских поведет к христианскому просвещению евреев. От Бога вся возможна суть, но походу человеческих дел едва ли ожидать сего можно. Быть может, что есть воля судьбы Господней, чтобы евреи прежде освободились, а потом просветились верою: дабы их обращение не казалось вынужденным. Но не искомая честолюбивая свобода просветит их. А мне кажется, что английское правительство не чтит своего христианского характера, а приносит

 

 

52

разъединение людей и народов. И обособление наше от еврейства условливается вовсе не отличными от наших именами и своеобразным их произношением. Действительная причина лежит в самом национальном характере евреев 1), которые исторически стали антипатичны русским по своей иудейско-национальной самобытности 2), но последней не может изменять чужое имя. В вопросах столь деликатно-сложных и важных никогда не нужно забывать жизненных уроков, а они в нашей исто-

жертву мамоне, допуская в парламент, куда и некоторые церковные дела входят, христоненавидящий род, не имеющий права, яко пришельствуюшии, и яко малочисленный. Довольно, что еврея свободны: на что им участие в верховной власти в государстве христианском?» Предоставляем теперь судить каждому, насколько оправдались в истории эти вещие слова святителя Филарета Московского... Однако ср. и речь, сказанную архиепископом Варшавским Николаем в г. Прасныше еврейскому обществу, поднесшему хлеб-соль; тут архипастырь, между прочим, говорит: «сами евреи иногда вызывали враждебные действия и враждебные чувства к себе со стороны русских своею не всегда законною деятельностью в нашей стране. Забывая, что от пришельцы в кашей стране, им хотелось занять господстевенное положение в ней»... См. Варшавские беседы и речи архиепископа Николая, вып. III, Спб. 1911, стр. 69.

1) Ср. к сему и фельетон «Сверх-народ» М. О. Меньшикова в «Новом Времени» № 12.619 за 1-е мая 1911 г.

2) Тоже верно и для англосаксов, из коих, напр., английский судья Дарлинг в не-

 

 

53

рии по данному предмету были таковы. «Правительство несколько раз прибегало к ряду мер с целью ассимилировать евреев с коренным русским населением Империи. Однако, кому же неизвестно, что меры эти приводят лишь к оскорблению святости христианства»? «Со вступления на престол Императора Александра II все определеннее и определеннее выясняются два течения в правительственных сферах», и «так наше законодательство шло с обычными колебаниями в ту или другую сторону до 1874 года, когда идеалистический взгляд на ассимиляцию евреев подвергся серьезному искусу, который он не выдержал. Искус этот— закон о всеобщей воинской повинности не словами, а цифрами доказал, что еврей— космополит, что у него нет отечества и потому он не может подняться до понятия о защите его. По иронии судьбы министру, одному из первых добившемуся серьезного расширения прав евреев, суж-

давнем процессе против русских евреев по делу об убийстве в Лондоне официально— в напутствие присяжным пред приговором— заявил, что русско-польскому еврейству национально свойственны ложь и клятвопреступление даже там, где в этом нет практической надобности: см. в передовой статье «Нового Времени» № 12.568 за 9-е марта 1911 г., стр. 4, стлб. 3—4.

 

 

54

дено было и ходатайствовать о принятии относительно их тягчайшей репрессии» 1). Причина этих неудач и разочарований заключается «в самой природе вещей», вопреки которой идти, по малой мере, тщетно... И никто не должен забывать, что отказ от раввинистической религиозности и атеистические увлечения ничуть не означают пожертвования национальною обособленностью, а часто связываются с обостренным ее утверждением.

С этой стороны вполне напрасны надежды успехов от раскрепощения евреев чрез усвоение им христианских имен из-под тягостного и узкого религиозно-националистического гнета раввинов, как и правительство наше давно уже мечтало об избавлении еврейских умов от пагубного влияния Талмуда 2). В христианском смысле ничего счастливого отсюда не вышло и не предвидится. Мы имеем достаточно «освобожденных» рав-

1) См. «Доклад С. А. Панчулидзева о еврейском вопросе» на VII-м съезде уполномоченных Объединенных Дворянских Обществ, стр. 5 и 6.

2) См. «Копию с отношения Министра Государственных Имуществ гр. Киселева к гг. Военным Генерал-Губернаторам от 14 Апреля 1845 года» в «Справке к докладу по еврейскому вопросу», составленной Канцелярией Совета Объединенных Дворянских Обществ, ч. I, стр. 44.

 

 

55

винов 1), но они сами ничуть не ближе к христианству и вовсе не располагают своих соплеменников к нему. Ими насаждается и поддерживается безрелигиозное поколение или хоть попускается и терпится, а разве в этом для христианства неявная опасность? Но она нисколько не меньше и в самом наилучшем случае—еврейского благоволения к христианству, потому что выражается тогда подделками и «приспособлениями» последнего к иудейству и всяческими искажениями на либеральный, либо на талмудический лад. Пожалуй, эта вторая лесть даже горше первой, ибо грозит внести яд иудейского разложения в самое существо христианства и постепенно отравить все христианские сердца... Неужели нам желать подобного наваждения?.. В политическом отношении требуется лишь одно, чтобы всякие раввины занимались своим прямым делом и не выходили из законных рамок. Стремиться к осво-

1) По-видимому, к ним принадлежит и председатель последней Раввинской комиссии, давшей заключение по жалобе еврея Иоэльсона,— Л. М. Цирельсон, если к нему относится телеграмма «Речи» (№ 73 за 16 марта 1911 г., стрн. 4, стлб. 1) от 15 марта из Кишинева, что «казенный раввин Цирельсон, прибивший на своих дверях табличку: «Лев Моисеевич Цирельсон», полицией привлечен к ответственности за присвоение христианского имени».

 

 

56

бождению от раввинской опеки правительство не имеет ни оснований, ни интересов. Для него в этом нет ни малейшей выгоды, ибо в еврействе теперь больше национализм условливает религию, чем наоборот, и потому падение или ослабление раввината вовсе не повлечет за собою исчезновения национально-еврейского сепаратизма, если только не усилит его.

Ясно, что действительное сближение мыслимо лишь прп преобразовании нравов, когда еврей не только может зваться похристиански, но и быть в числе христианских святых (напр., Константин Синнадский 26 декабря), хотя среди них неизмеримо больше таких, которые почтены Церковью за разные мучения и гонения от иудеев (напр., из русских—Евстратий Печерский 28 марта, Гавриил младенец 20 апреля и 9 мая). Иначе—мы должны будем допустить, что русские примирятся с еврейским характером и примут евреев в свою любовь просто за христианские их названия; однако это совсем невероятно и не может совершиться при помощи ономатологии.

Значит, для истинного объединения «еврейского элемента с русским» под общими христианскими именами необходимо,

 

 

57

чтобы наперед или евреи преобразились по своему национальному складу, или русские изменили свои чувства к ним. Пока это не будет достигнуто, — до тех пор христианское имя у еврея будет лишь укрывательством, недостойным для него и оскорбительным для христианина. Осложнения на этой почве неизбежны и достаточно грозны. Настоящий еврей, принадлежа к «христоненавидящему роду», конечно, не дозволит называться Христофором или Христодулом даже в международном житейском обиходе и должен будет ограничить применение христианской ономатологии еврейски-подходящими христианскими именами, сносными для религиозного иудейского уха. Возникает отсюда еврейская цензура христианских имен, часть которых, несмотря на ваше разрешение, будет для евреев под жеремом, а разве это допустимо с христианской стороны и не вызовет в ней протестующих рефлексов? Когда же атеистический еврей из свободных интеллигентов бравурно станет именоваться Христофором,—против этого инстинктивно завопиет христианская совесть. Наконец, при всяких компиляциях одно христианское имя будет только подделывать еврея под русского, ничуть не сбли-

 

 

53

жая их внутренне. Еврей, не изменяясь в своих нравах, останется евреем по существу, но христианским именем будет выдавать себя за русского. На такую контрафакцию русский человек должен будет реагировать, как на подлог и именно в этом направлении 1). Тут правительство обязано оградить русские интересы во всяких деловых и житейских сношениях, а со стороны самого русского общества будут лишь естественны особые предохранительные меры, и они тем понятнее, что станут необходимыми. Если теперь евреи охотно берут у нас русские фамилии, не затрудняясь зваться даже «Троицкими», то при употреблении ими христианских имен исчезнет всякое именное отличие их от русских. Но последние,—особенно же связанные общими с еврейством житейскими интересами (напр., коммерческими),—не потерпят, чтобы это звуковое тожество принималось за фактическое, и постараются внести диакритические прибавки. И вот у нас в обиходе необходимо появятся

1) Проф. Т. Локоть протестует даже против «еврейских псевдонимов», за которые «Евреи любят прятаться» в своих писаниях. См. «Новое Время» № 13.591 за 1-е апреля 1911 г., стр. 4: «Русская интеллигенция и еврейские псевдонимы».

 

 

59

Николаи Троицкие, Сергеи Михайловы. Петры Аркадьевы и др. с эпитетами «жидов», неразрывными от них и неприятными. Послужит ли это ко взапмнопримирению и объединению? Не повлечет ли оно—наоборот—усугубления исконной вражды и создания нового озлобления? Второе гораздо вероятнее и должно удержать всякое правительство от подобного опасного шага.

Сводя все свои соображения к общему итогу, я получаю следующие формулы:

а) еврейство, как таковое, не имеет необходимости в христианских именах;

б) христианство не может догматически и ничем не располагается практически уступать последние евреям;

в) правительство не в праве принудительным путем передать христианские имена для употребления евреям и не имеет никаких прочных оснований ожидать— если не добрых, то хотя бы выгодных политических результатов от подобного акта;

г) для устранения затруднений на будущее время, необходимо и неотложно составить для употребления русских евреев именослов на указанных выше началах, при чем для его официального разрешения обязательно дозволение со стороны Святейшего

 

 

60

Синода; работа эта, конечно, не легкая, но она исполнима н, во всяком случае, избавит правительство от излишних хлопот, а русское христианское общество—от соблазнов и искушений.

Доброе имя лучше большого богатства (Притч. XXII, 1) и дорогой масти (Екклез. VII, 1),—и как христиане, так и евреи должны самою жизнью прославлять свое, не посягая на чужое, но фактически объединяясь во имя Господне!

Спб. 1911, III, 10 четверг.

 

 

61

Историческая справка о домогательствах евреев в России на «право» именоваться христианскими личными именами.

 

Вопрос о домогательствах евреев в России на «право» именоваться христианскими личными именами имеет у нас свою историю, которую излагаем в краткой справке по документам 1).

Первым известный поэт Г. Р. Державин настаивал, чтобы—в интересах правильного счисления еврейского населения и для облегчения производства судебных дел—к именам и отчествам

1) В основу этого вашего реферата положены выписки из материалов и разные сообщения, доставленные Канцелярией Св. Синода, но они восполнены и сгруппированы согласно документальным данным в «Справке» к докладу С. А. Панчулидзева по еврейскому вопросу, составленной канцелярией Совета Объединенных Дворянских Обществ, ч. II, стр. 236— 239. 244—251. См. также у Ю. В. Гессена в журнале «Новый Восход» 1910 г., № 31, стлб. 22—24; № 32, стлб. 19—21 («Право евреев на имена») и в Еврейской Энциклопедии, ч. VIII (Спб. 1911 г.), стлб. 149—153 («Имена собственные [у евреев] по русскому законодательству»).— Н. Г.

 

 

62

евреев были присоединены при ближайшей переписи русские прозвания (напр., Дикий, Промышленный, Замысловатый и т. п.). Принудительность наделения евреев фамильными именами была отвергнута, но соответствующий пункт был принят в положение о евреях 1804 г. и повторен в положении 1835 г., а с подчинением евреев общему городскому положению в 1844 г. и доныне (т. IX о сост. изд. 1899 г. по продолж. 1906 г., стт. 667 и 771) сохраняет силу следующее правило: «С переменившим сие имя или прозвание [евреем] поступается на основании общих о том законов. Думы и ратуши обязаны соблюдать совершенную правильность в написании имен и прозваний каждого еврея». В 1850 г. было запрещено изменять у евреев фамилии даже по крещении их, хотя потом это ограничение сняли. Тогда всему еврейству открылась возможность фамильно величаться по-русски — вплоть до встречающейся в нем фамилии «Троицкий». Не то с личными еврейскими именами, которые записывались в метрики по простонародному произношению и сразу выдавали еврейское происхождение. Отсюда усилия с еврейской стороны устранить это неудобство. Известный Кишиневский еврей-

 

 

63

писатель О. А. Рабинович сначала ополчился (в 1858 г.) против уменьшительных еврейских имен в своей статье «О Мошках и Иоськах», а потом выпустил исследование «О собственных именах у евреев», побуждая последних восстановлять и принимать правильные и благозвучные произношения соответственно русским. В этом смысле и начали поступать от евреев многочисленные ходатайства, которые вызвали продолжительные и сложные обсуждения данного предмета. Ближайшие подробности достаточно отчетливо изложены в журналах »Высшей Комиссии по пересмотру законов о евреях и для составления предположений о необходимых в них изменениях», действовавшей с 1883 по 1888 год под председательством члена Государственного Совета, Статс-Секретаря Д. Т. С. графа К. И. Палена. Приводим важный для нас в этом отношении журнал Высшей Комиссии за 27-е Апреля 1888 г.

Высшая Комиссия для пересмотра действующих о евреях в Империи законов рассматривала переданный Министерством Внутренних Дел вопрос о дозволении евреям заменять в аттестатах и дипломах, получаемых ими из учеб-

 

 

64

ных заведений, еврейские имена соответствующими христианскими.

Вопрос этот, согласно представлению Военного Министра в Государственный Совет, от 20 Января 1873 года за А» 245, вызван следующими обстоятельствами:

В числе студентов Военно-Медицинской Академии находится немало молодых людей еврейского вероисповедания, которые носят уменьшительные личные имена, по старинному еврейскому произношению: напр. Ицко, Мовша, Сруль и тому подобные, а как эти имена обозначены и в метрических выписках, то они вносятся, без изменения, в дипломы оканчивающих курс и во все формулярные их документы. Между тем евреи, получившие известную степень образования, крайне тяготятся означенными именами, резко отделяющими их от того русского общества, среди которого они призваны исполнять лежащие на них обязанности. Отчуждение это, по свидетельству Военного Министерства, еще заметнее в той среде, которая и сама не обладает значительною степенью образования, как, например, в казачьем населении, склонном презрительно или недоброжелательно относиться по всему, чуждому его нравам и обычаям.

 

 

65

Начальство Академии, находя, что означенное неудобство могло бы быть устранено заменою в дипломах и других документах личных уменьшительных имен евреев-студентов соответственными христианскими именами, совершенно тождественными с ними, вошло по сему предмету с ходатайством 1).

По поводу этого ходатайства Военное Министерство спрашивало заключения Министров Народного Просвещения и Внутренних Дел; но первый из них отозвался, что настоящее дело входит непосредственно в круг ведения Министерства Внутренних Дел, а бывший Министр Внутренних Дел Генерал Адъютант Тимашев 2), приняв во внимание, что замена в дипломах и других формальных документах еврейских имен соответствующими христианскими не составляет в сущности особого затрудне-

1) По обычаю—дело с еврейской стороны начато было раньше и издалека: ходатайствовали о праве службы евреев-медиков (см. в «Справке» Канцелярия Совета Объединенных Дворянских Обществ, ч. I, стр. 62 ел. 112), а когда это было достигнуто,—они теперь пошли и дальше.—Н. Г.

3) Александр Егорович Тимашев (1818— 1893 гг.) был министром Внутренних Дел в 1868—1877 гг. См. в «Энциклопедическом Словаре» Брокгауза и Ефрона, полут. LXV (Спб. 1901), стр. 180. —Н. Г.

 

 

66

ния, разве только в религиозном отношении, не встречал препятствия к замене в документах окончивших курс в высших учебных заведениях лиц, в том числе и врачей из евреев, еврейских их имен соответствующими христианскими, с тем однако ж, чтобы тождество каждого еврейского имени с христианским было надлежащим образом удостоверено.

Военный Совет, с своей стороны, признав вполне уважительными те причины, по которым молодые люди еврейского происхождения, выходя из своей среды, могут желать изменений своих имен на более употребительные, испросил Высочайшее соизволение, 2-го Декабря 1872 г., на представление в законодательном порядке следующего предположения:

«В случае изъявленного кем-либо из евреев, окончивших курс в высших учебных заведениях военного ведомства, желания заменит в дипломах и других формальных документах еврейское свое имя соответствующим христианским, дозволить начальству заведения разрешить такую замену с тем, чтобы тождество каждого еврейского имени с христианским было надлежащим образом удостоверено».

 

 

67

Государственный Советь в Департаменте Законов, приступив к рассмотрению сего дела, остановился на том, что основания, по коим Военным Советом предположено дозволить в дипломах евреев, оканчивающих курс наук в высших военно-учебных заведениях, заменять, в случае их желания, еврейские имена соответствующими христианскими, могут относиться в той же мере и к евреям, получающим образование в учебных заведениях других ведомств, и что, посему, возбужденный частный вопрос мог бы получить вполне правильное разрешение лишь по надлежащем обсуждении его в связи с общим вопросом о дозволении переменять еврейские имена на христианские всем евреям, получающим дипломы или аттестаты учебных заведений. Независимо от сего, в виду того, что в представлении Военного Министра по настоящему делу не содержится никаких указаний как относительно изменений в метриках еврейских имен, соответственно показанным в дипломах, так и того порядка, какой должен быть при этом соблюдаем, что установление положительных посему предмету правил представляется необходимым, в видах устранения тех неудобств и затруднений, с

 

 

68

коими было бы сопряжено несходство показанных в дипломах евреев имен с значащимися в метрических книгах и выписках из оных, признаваемых по закону главнейшими актами гражданского состояния, а также принимая во внимание, что в то время обсуждению в Министерстве Внутренних Дел подлежал вопрос об устройстве вообще быта евреев с целью сближения их с христианским населением,—в виду всего этого Государственный Совет, в Департаменте Законов, положил: передать означенное представление Министру Внутренних Дел, предоставив ему войти в соображение общего вопроса относительно дозволения заменять в аттестатах и дипломах учебных заведений еврейские имена соответствующими христианскими, с установлением порядка исправления в сих случаях еврейских метрик, и, по сношении с подлежащими ведомствами, внести свои предположения о том на рассмотрение Государственного Совета.

По получении сего постановления в Марте 1873 года, Министр Внутренних Дел, усматривая тесную связь приведенного вопроса с переданным тогда на обсуждение особой при Министерстве Еврейской Комиссии вопросом о метрикации

 

 

69

евреев u установлении порядка в употреблении ими собственных имен, поручил этой Комиссии войти в совокупное рассмотрение означенных вопросов.

С своей стороны Комиссия ограничилась проектированием правил, что «каждый еврей должен именоваться в официальных документах тем именем, под коим внесен в метрическую книгу», и выразила мнение о целесообразности преподать в руководство установлениям, на которые возлагается метрикация евреев, точный список коренных еврейских имен, и составление оного поручить компетентным в сем деле лицам и учреждениям.

Такой список, по поручению Председателя означенной Комиссии, Статс-Секретаря князя Лобанова-Ростовского, был составлен профессором С.-Петербургского Университета Коссовичем и консультантом при Департаменте Духовных Дел Я. Брафманом, но их труды оказались не полными и не точными 1).

Относительно общего вопроса из имеющихся в делах Министерства Внутрен-

1) У обоих авторов к числу имен евреев отнесены, между прочим, и фамилии их: Кауфман, Шварцман, Липман и т. п. Ср. стр. 108.

 

 

70

них Дел сведений выяснилось следующее 1):

«У евреев нет санкционированных религией списков имен и с именем, нарекаемым младенцу, вообще не соединяется никакого религиозного представления. В принципе еврейской религии лежит нигде не записывать имен ее последователей в виду того, что Бог (как значатся в IV 2) кн. Царств, гл. 24) наказал царя Давида за сделанную им народную перепись неслыханною смертностью его народа. Кроме того, среди многих евреев господствует поверье, что сокрытие от посторонних лиц настоящего имени ребенка, до достижения им совершеннолетия, способствует благополучию его в жизни, вследствие чего нередко имя ребенка прикрывается каким-либо прозвищем, напр., алтер (старец).

«Имена, коими зовутся евреи, за исклю-

1) В «Справке» Канцелярии Совета Объединенных Дворянских обществ во и части на стр. 246 здесь читается так: «по учреждении в 1883 г. Высшей Комиссии для пересмотра действующих о евреях в Империи законов указанный выше вопрос о дозволении евреям заменять свои еврейские имена христианскими передав был в сию Комиссию. По рассмотрении обстоятельств настоящего дела Комиссия эта нашла нижеследующее».—Н. Г.

2)Это не верно, ибо разумеется II книга Царств,— Н. Г.

 

 

71

чением немногих ветхозаветных имен, заимствованы ими у тех народов, среди которых приходилось им жить в различные периоды их истории. Евреи называют себя греческими, латинскими, немецкими и славянскими именами, но те и другие они обыкновенно извращают разными переделками, переводом на еврейский жаргон, или заменяют коренные имена разными употребляемыми в общежитии их вариантами, в ласкательном и даже пренебрежительном смысле, как то: Мошка, Ицко и т. д. Соединяя с именами и пиитическое чувство, евреи иногда дают новорожденным имена библейские, своих предков или умерших родственников 1). Но как это не всегда согласуется с стремлением евреев именоваться общеупотребительными именами христианскими, то многие из них, сохраняя при религиозных обрядах в память родственников имя еврейское, одновременно подыскивают к нему подходящее по значению или просто по созвучию имя христианское (напр. Бейриш — Борис, Хаим [жизнь] — Виталий) и пользуются им в жизни гражданской. Иногда прп

1) Давать детям имена родственников, при их жизни, считается у евреев предосудительным.

 

 

72

рождении нарекаются два имени: коренное и придаточное—обиходное, но в метрику и посемейные списки заносится лишь одно из них, по усмотрению родителей и смотря по местности—различно, вследствие различного произношения гласных букв евреями польскими, литовскими и южнорусскими.

«Вообще, па практике библейские имена, или заимствованные евреями у других народов записываются ими в метрики и прочие официальные документа очень редко. При совершении этих актов чаще всего они прибегают к именам, употребляемым в ежедневном обиходе и исковерканным на разные лады. Между тем в документах, составляемых непосредственно евреями и на еврейском языке, как то: обручальных, брачных и разводных актах, а также при всех религиозных обрядах должны употребляться и действительно употребляются имена коренные в полной их первобытной форме, т. е. согласно произношению оных в священном писании или у народов, от коих они позаимствованы 1).

1) Руководством для евреев в указанных случаях служит единственно известная на еврейском языке книга «Тив-Гитин», заключающая в себе список имен, принимаемых евреями во всех странах мира. Ср. стр. 98. 101. 107. 108.

 

 

73

«Наконец, относительно права называть своих детей тела или другими именами доказывается учеными раввинами, что по закону еврейской религии не запрещается евреям, по их желанию, именовать своих детей разными плевами, не исключая и христианских, и что, в виду сего, раввины не считают себя в праве ни воспрещать им наречение избранных ими плен, ни отказывать при регистрации рождений в занесении таких плен в метрические книги.

«По вопросу о замене этих имен христианскими, из дед состоявшей при Министерстве Внутренних Дел Комиссии по устройству быта евреев видно, что стремление русских евреев называть себя именами христианскими замечалось издавна, но не было возбуждаемо вопроса о правильности или неправильности такого именования. Вопрос этот возник только в начале 70-х годов [XIX столетия] и вскоре усложнился многочисленными ходатайствами евреев об исправлении по официальным документам и замене простонародных их имен соответствующими именами русскими. Особенно добиваются такого изменения евреи-купцы, получившие право жительства во внутренних губерниях Империи, и ро-

 

 

74

дители, дети которых поступают в общие учебные заведения. В основание означенных ходатайств приводится то обстоятельство, что, находясь по торговым оборотам и другим делам в сношениях с русскими гражданами, кроме неприятного впечатления, производимого их еврейскими именами, евреи встречают также неудобства и затруднения от того, что в общежитии они известны под христианскими пленами, а в выдаваемых документах обязаны именоваться именами еврейскими, под которыми записаны в ревизских сказках».

Министерство Внутренних Дел 1), на заключение коего передавались Министерством Финансов упомянутые ходатайства, первоначально отозвалось неимением препятствий к разрешению просителям в поданных ими ревизских сказках именоваться на ряду с еврейскими именами и общепринятыми христианскими, но затем, в виду возбужденного Военным Министерством законодательного вопроса, впредь до его решения, все подобные ходатайства оставлены были без движения. Тем не менее из переписки по сему предмету видно, что на практике исправ-

1) Отношение к Министру Финансов 32-го Октября 1870 г. за № 2.601.

 

 

75

ление по ревизским сказкам имен евреев. согласно их о том просьбам, допускается местными правлениями или в виде перевода имен с еврейского жаргона на русский язык, или в виде прибавления к имени, записанному в сказке, имени, значащегося в метрическом свидетельстве,—и только те из ходатайств доходили до Министерства, по которым возникали на месте недоразумения относительно способа их удовлетворения или же когда они касались коренной перемены имени, а иногда прозвища. В подкрепление таких ходатайств представляются обыкновенно удостоверения раввинов в верности перевода еврейских имен на русский язык, или же в тождестве их с христианскими именами.

Образцом подобных удостоверений может служить следующее: С.-Петербургский общественный раввин свидетельствует (6 Марта 1870 г., № 244), что имена «Гирш Яковлевич» в общежитии означают «Григорий Яковлевич», а Московский раввин заявляет (в свидетельстве 2 Февраля 1884 г., № 95), что имя «Яков» тождественно имени «Копель», имя «Хаим» переводится обыкновенно русским именем «Ефим», «Мендель» принято у многих русских евреев заменять именем «Ma-

 

 

71

ксим», имя «Зелик»—именем «Евсей», имя «Двера» переводится, с отпущением буквы Д, именем «Вера», «Иохель Гиршович» значит по-русски «Михаил Григорьевич».

Не встречая препятствий к допущению подобного указанному перевода еврейских имен на русские, некоторые Казенные Палаты вошли с ходатайством о дозволении пм собственною властью именовать по ревизским сказкам евреев, согласно их просьбам, наравне с еврейскими также и русскими именами, не испрашивая всякий раз разрешения Министерства. При атом Ковенская Палата объяснила, что «все сколько-нибудь образованные евреи никогда не сохраняют имени своего по местному жаргону и что замена еврейских народных имен библейскими и другими общеупотребительными может принести не вред, а существенную пользу, так как этим устранялись бы те случаи, где евреи, пользуясь незнанием многими еврейских имен и их особенностей, позволяют себе самовольно заменять одно народное имя другим созвучным и тем иногда безнаказанно уклоняться от преследования закона».

Сообщая о сем, Министерство Финансов (13 Декабря 1875 г., № 9.767) нахо-

 

 

77

дило, что испрашиваемое Казенными Палатами переименование евреев не составляет воспрещенного законом изменения имен и фамилий, данных им при рождении, а только перевод их на русский язык, и, посему, полагало возможным разрешить означенное ходатайство Палат в утвердительном смысле, но с тем непременным условием, чтобы—на ряду с русскими именами—помещались в ревизских сказках и пшена еврейские и чтобы точность перевода их на русский язык была удостоверяема, в каждом данном случае, местным общественным раввином.

В дополнение к сему, по поводу предположения передать настоящий вопрос на обсуждение Комиссии по устройству быта евреев, Министерство Финансов сообщило (12 Января 1880 г., № 160), что, по его мнению, статья 954 зак. о состоян., обязывая евреев сохранять, наравне с прочими русскими подданными, имя, фамилию или прозвание без перемены, не воспрещает произносить, а следовательно и писать в документах данное по вере или при рождении имя не так, как оно произносится по-еврейски, а так, как его следует произносить на русском языке. Сделав затем оговорку, что такое произношение

 

 

78

не должно быть смешиваемо с переменою самого имени, Министерство Финансов полагало, что допущение перевода еврейских имен на русский язык согласно и с общим направлением законодательства, в котором выражено стремление к слиянию еврейского элемента с русским, между прочим, чрез уничтожение внешнего различия, например, воспрещение евреям иметь отличительную одежду.

Напротив, Министерство Внутренних Дел 1), как видно из отношения к Министру Финансов от 19 Февраля 1885 г. за № 106, придерживается ныне того взгляда, что ходатайства евреев о прибавлении к еврейским именам соответствующих христианских или же о замене первых последними не подлежат удовлетворению за силою упомянутой выше ст. 954 зак. о сост., нарушение которой, по мнению Министерства, составляет преступление, предусматриваемое ст. 1416 Улож. о наказ.

Такой взгляд разделяется [разделялся], по-видимому, в настоящее время [тогда] и Министерством Финансов. В отношении к Министру Внутренних Дел от 12 Ноября 1887 г. за № 10.331, товарищ Министра Финансов, уведом-

1) По Департаменту Духовных Дел Иностранных Исповеданий.

 

 

79

ляя об отклонения на изложенном основании прошения одного купца—еврея о наименовании вписанных в его купеческое свидетельство сыновей христианскими именами, вместо еврейских, объяснил, что «обозначение евреев в выдаваемых им торговых документах одними христианскими именами может повести к недоразумениям при применении к таким лицам установленных законом относительно торговых прав евреев ограничений» и что, посему, представляется необходимым сделать циркулярное распоряжение, «чтобы все учреждения, наведывающие выдачею торговых документов, вносили евреев в торговые и промысловые свидетельства и билеты не иначе, как еврейскими именами».

К изложенным обстоятельствам следует присовокупить, что на произвольную перемену евреями имен и на вредные от сего последствия для народной переписи, так и при исполнении государственных повинностей, обращено было внимание Высочайше учрежденною в 1872 году Комиссию для составления положения о всесословной воинской повинности а равно бывшими в 1881 г. губернскими по еврей-

1) Сборн. Трудов этой Комиссии, Спб. 1873, стр. 671—674.

 

 

80

сколу вопросу Комиссиями—Черниговскою и Одесскою, настаивавшими на подтверждении о непременном и обязательном сохранении евреями в метриках и других официальных актах всех имен, полученных ими при рождении 1).

Законы:

Св. Зак. т. II, ч. 2 (Учрежд. управл. евреев) ст. 813, 814 (приложение) и 815.

T. IX, Зак. о сост. ст. 954, 1083; т. XI ч. 1, ст. 1080. Улож. о наказ. ст. 975, 1416 и 1418.

Соображения.

По рассмотрении изложенных обстоятельств Высшая Комиссия находить, что в данном случае подлежат обсуждению непосредственно вытекающие из оного два вопроса:

1) Об исправлении в актах состояния и других официальных документах еврейских простонародных уменьшительных имен на настоящие коренные имена

и 2) О замене или дополнении в тех же актах еврейских имен соответствующими христианскими.

По первому из сих вопросов следует

1) Печатные труды Черниговской Ком., стр. 83, 109. Одесской—995 и 1072.

 

 

81

принять во внимание, что в силу действующего закона наречение имен еврейским младенцам и записка их в метрики лежат на обязанности раввинов. Городские же общественные управления, в ведении коих находятся вообще дела о нравах состояния евреев и поверка еврейских метрик, обязаны с своей стороны соблюдать совершенную правильность в написании имен и прозваний каждого еврея в составляемых ими документах. Имея при этом в виду, что настоящими собственными именами во всех духовных и гражданских актах считаются только полные—коренные имена, сохраняемые также и евреями при совершении ими религиозных обрядов, Комиссия находит, что для устранения на будущее время изложенной ненормальности единственною целесообразною мерою было бы предложить раввинам впредь не допускать прп наречении и записи в метрические книга уменьшительных и других извращенных простонародных имен. С осуществлением сего, под наблюдением учреждений, ведающих еврейские метрические записи, будущие поколения евреев мало-по-малу избавятся от таких имен, коими они ныне тяготятся и считают даже некоторые из них для себя оскорбительными.

 

 

82

Что же касается до исправления прежних метрик, то Комиссия признает это крайне неудобным и неисполнимым на практике, и потому полагает, что какими бы именами ни были записаны евреи в выданных им метриках, имена эти должны быть заносимы также и во все последующие документы, выдаваемые евреям, как то: аттестаты учебных заведений, торговые свидетельства и т. д.

Переходя к вопросу о замене еврейских имен христианскими, нельзя не остановиться прежде всего на приведенном выше отзыве Министерства Финансов 1830 г., которое в просьбах по сему предмету евреев не усматривало воспрещенной законом перемены имен, а только перевод еврейских имен на русский язык, сообразно произношению их по-русски. Такой взгляд не отвечает фактической стороне дела. Еврейские метрические книги, как известно из приложенных к ст. 1081 т. IX форм, ведутся на еврейском и русском языках; следовательно, уже при составлении метрик о рождении данное еврею по вере имя записывается в означенные книги по-русски, согласно его произношению. Евреи, по собственному сознанию просителей, сохраняя полученные имя при рождении семитиче-

 

 

83

ския имена дома и между своими единоверцами, тяготятся ими в тех лишь случаях, когда ими приходится по своим профессиям сталкиваться с русской средой. В таких случаях они ходатайствуют не об исправлении или даже переводе на русский язык, как полагает Министерство Финансов, своих еврейских имен, а о совершенной замене их наиболее подходящими и употребительными христианскими именами. При этом произношение или тождество имен не имеют никакого значения и перевод на русский язык совершается произвольно, чему доказательством могут служить приведенные выше (стр. 76) свидетельства раввинов, а также удостоверение одного из них, что «Иохель Гиршович» значит по-русски «Михаил Григорьевич». Между тем Иохель—производное от библейского имени Иехиель, а Гирш от Гирсам,—следовательно,—правильное название должно быть Иехиель Гирсамович.

Подобные изменения имен могут нередко служить поводом к недоразумениям, и хотя это и не всегда совершается с предосудительною целью, тем не менее были случаи, что еврей, известный в обществе под русским именем, весьма удобно укрывался от местных властей,

 

 

84

разыскивавших его под настоящим его еврейском именем.

Находя, как уже выше изложено, необходимым оставление за евреем того имени, которое дано было ему при рождении и занесено в метрику, Высшая Комиссия не может признать возможным допускать перемену этих имен на христианские, из каких бы побуждений это ни делалось. Но вместе с тем Комиссия не считает нужным и вводить не установленное ныне законом запрещение евреям нарекать своих детей при рождении и другими, кроме ветхозаветных, именами с запиской этих имен в метрики, так как у евреев нет утвержденного их духовными властями списка имен, а из христианских имен многие библейского происхождения.

Заключение.

В виду изложенного Высшая Комиссия полагала бы установить следующие правила:

1) Евреи именуются во всех документах теми именами, под коими записаны они в метрические книги, и никакого исправления сих последних не допускается.

2) На будущее время евреям и их раввинам воспрещается вносить в метрические книги и другие официальные до-

 

 

85

кументы простонародные еврейские уменьшительные имена и сообразно сему следует исправить, в установленном порядке, текст форм для посемейных списков евреям, приложенных к ст. 814 ч. 2 т. II Свод. зак.

и 3) Внесение в метрику еврея под другим, кроме библейских, именем не воспрещается.

По поводу сего последнего пункта заявил 14 Мая 1888 рода особое мнение член Комиссии Действительный Статский Советник князь H. Н. Голицын такого содержания:

«Редакция последнего пункта заключения Высшей Комиссии, выраженная в словах: «Внесение в метрику еврея под другим, кроме библейских, именем не воспрещается»,—по моему мнению,—может дать повод к внесению в еврейские метрики и имен христианских.

Подобные случаи были бы вдвойне предосудительны, как а) в смысле религиозном, так и б) в практическом отношении.

В смысле религиозном ношение евреями христианских имен не может быть отнюдь допускаемо, тем более в России, где господствующая вера—вера православная. с ее высоким почитанием Святых

 

 

86

Угодников христианской, русской и восточной Церкви, служащих посредниками между людьми и Богом, вера в которых присуща религиозному сознанию каждого православного христианина. То же самое следует иметь в виду и относительно имен святых римско-католической Церкви.

В смысле практическом, ношение христианских имен (к которому евреи очень охотно прибегают) может часто служить средством для прикрытия, с какими-нибудь целями, своего еврейского происхождения.

Задачи ассимиляции и объединения евреев с остальным населением не могут быть достигаемы подобными мерами и не должны переступать известные пределы, соприкасающиеся с областью религиозною.

В виду того, что у евреев существует много библейских имен, безусловно принятых Церковью и для христиан (напр., Моисей, Давид, Илия, Вениамин и много др.), а также греческие имена позднейшей талмудической формации под влиянием эллинизма (Филон, Александр, Аристовул, Трифон и друг.), необходимо раз навсегда, при помощи совещания опытных христианских и еврейских ученых и богословов, установить точный список:

 

 

87

а) имен исключительно еврейских и б) имен общих для христиан и евреев (в православном и католическом календаре). Затем именование себя евреев и записка в еврейские метрики каких-либо других христианских имен (находящихся в обоих календарях) должно быть безусловно воспрещено».

Вывший Министр Внутренних Дел граф Д. А. Толстой, соглашаясь с предположениями по сему предмету большинства Комиссии для пересмотра законов о евреях, испросил 18 Ноября 1888 года Высочайшее соизволение на внесение настоящего вопроса в Государственный Совет, но предварительно счел необходимым, согласно указанию Департамента Законов, иметь по сему делу заключения Министров: Военного, Народного Просвещения, Юстиции, Финансов и Обер-Прокурора Святейшего Синода.

Из полученных отзывов по настоящему предмету видно, что Статс-Секретарь граф И. Д. Делянов, Сенатор Н. А. Манасеин и бывший Министр Финансов, Действительный Тайный Советник И. А. Вышнеградский, не встретили препятствий к утверждению законодательным порядком изложенных выше предположений бывшей Комиссии о евреях, первый безу-

 

 

83

словно, а два последние с некоторыми дополнениями, а именно:

Министр Юстиции заметил, что, несмотря на существующее по ст. 951 т. IX зак. о сост. воспрещение евреям менять фамилию и имя, полученные ими по вере или при рождении, произвольная перемена евреями своих имен и фамилий нередко имеет место и, по всей вероятности, не прекратится с утверждением проектируемых правил, если последние не будут снабжены постановлением, определяющим уголовную ответственность евреев за нарушение ими указанной статьи закона и ст. 1 проектируемых правил. В виду сего Министр Юстиции полагает дополнить эти правила постановлением о том, что за произвольное присвоение евреями не принадлежащего им имени или фамилии, или за перемену фамилии и имени, под коими они записаны в метрические книги, виновные подлежат наказанию по ст. 1110 улож. о нак., если ясе это сделано с целью совершить какое-либо преступление,—наказание определяется по правилам о совокупности преступлений.

Бывший же Министр Финансов (Действительный Тайный Советник И. А. Вышнеградский) признавал с своей стороны полезным, в дополнение рассматриваемых правил, установить:

 

 

89-

1) Чтобы за нарушение содержащегося в ст. 2 воспрещения вносить в метрические книги и другие официальные документы еврейские уменьшительные имена виновные подлежали ответственности по первой части ст. 1445 улож. о нак., изд. 1885 гола; и

2) Чтобы в выдаваемых евреям документах показывалось в скобках, рядом с извлеченным из метрик именем, и то имя, под которым еврей известен в общежитии.

В оправдание сего последнего предположения приведено обыкновение русского народа изменять иноземные имена, вследствие чего многие не только евреи, но и иностранцы известны под русскими именами и отчествами, ими самими наконец усвоенными и употребляемыми во всех деловых и общественных сношениях.

Военный Министр и Обер-Прокурор Святейшего Синода, не встречая возражений против первых двух пунктов означенного проекта правил, относительно п. 3, допускающего внесение евреев в метрики и под другими, кроме библейских, именами, отозвались:

Генерал-Адъютант П. С. Ванновский, что он совершенно разделяет высказанное одним из членов Комиссии [кн.

 

 

90

H. H. Голицыным] особое мнение о вреде, могущем произойти как в религиозном, так и практическом отношении от установлена означенного правила, и, посему, полагает целесообразным составить точный список еврейских имен и затем, безусловно воспретить внесение в еврейские метрики каких-либо иных имен.

Действительный Тайный Советник К. П. Победоносцев, на отношение Министра Внутренних Дел от 3 Сентября 1SS9 г. за № 5.179, в отзыве своем от 15 того же Сентября за М 4.507 писал по поводу сообщенного ему журнала Комиссии 27 Апреля 1887 года следующее:

«Рассмотрев означенный журнал Комиссии и с своей стороны вполне разделяя заключение оной об установлении правила, чтобы евреи во всех документах именовались теми именами, под коими записаны в метрические книги, и чтобы на будущее время евреям и их раввинам воспрещено было вносить в метрические книги и другие официальные документы простонародные еврейские уменьшительные имена, я не нахожу возможным согласиться с предположением Комиссии, изложенным в п. 3-м ее заключения, о том, что внесение в метрику еврея под другим, кроме библейских,

 

 

91

именем не воспрещается. В сем случае я присоединяюсь к выраженному в особом мнении члена Комиссии Д. С. С. Князя Голицына опасению, что отсутствие воспрещения вносить в метрику еврея под другим, кроме библейского, именем может дать повод к внесению в еврейские метрические книги имен христианских. А это, по мнению моему, отнюдь не должно быть допускаемо как в силу соображений, коп приведены упомянутым членом Комиссии, так и в виду изложенных в журнале Комиссии (стр. 78—79) отзывов Министерства Внутренних Д ел, от 19 Февраля 1883 г. за 106, и Министерства Финансов, от 12 Ноября 1887 г. за М 10.331, а еще более потому, что ношением евреями имен, получивших свое начало в христианстве и усвояемых исключительно христианам, оскорблялось бы религиозное чувство христианина, для еврея же такое имя являлась бы не имеющим никакого религиозного значения.

«Посему я полагал бы установить правилом, что внесение в метрику еврея другого, кроме библейских, имени воспрещается, тем более, чти, при многочисленности сих имен, такое воспрещение не может представлять собою никаких затруднений».

 

 

92

В виду всех этих замечаний Министр Внутренних Дел И. Н. Дурново 27 Июня 1892 года за № 3.729 (по Департаменту Духовных Дел Иностранных Исповедании) обратился к г. Обер-Прокурору Святейшего Синода с следующим отношением:

«По вопросу о правильной записи еврейских имен в метрики и другие документы, Ваше Высокопревосходительство, не встретив возражений против проектированных с этою целью правил бывшею Комиссией для пересмотра законов о евреях, призвали с своей стороны невозможным согласиться лишь с предположением этой Комиссии, допускающим внесение в метрику еврея под другим, кроме библейского, именем».

«В сем случае, присоединяясь к выраженному в особом мнении члена означенной Комиссии Действительного Статского Советника Князя Голицына опасению, что подобное указанному разрешение может дать повод к записям в еврейские метрические книги имен христианских, Вы, Милостивый Государь, находите, что это отнюдь не должно быть допускаемо, как в виду стремления евреев прикрывать свое происхождение христианскими именами с разными практи-

 

 

93

ческими целями, так в особенности потому, что ношением евреями имен, получивших начало в христианстве и усвоенных исключительно христианами, оскорблялось би религиозное чувство сих последних. А посему и приняв в соображение, что, при многочисленности библейских имен, не должно бы встречаться затруднений к запрещению евреям называться другими именами. Ваше Высокопревосходительство полагаете установить правилом, что внесение в метрику еврея иного, кроме библейских, имени воспрещается.

«Таким образом вопрос сводится к установлению обязательного для евреев специфического списка их имен.

«По поводу сего я не могу не остановиться на следующем:

«Из журнала Комиссии по настоящему делу, сообщенного при отношении от 3-го Сентября 1889 г., за М 5.179, Ваше Высокопревосходительство изволите усмотреть, что Министерством Внутренних Дел было поручаемо уже знатокам еврейской письменности составление описка еврейских имен, но попытка эта оказалась безуспешною,—списки представлены различные, далеко неполные и неудовлетворительные как в теоретическом, так

 

94

и практическим отношениях. Причина такой неудачи объясняется главнейше тем, что у евреев нет санкционированного их религией списка имен и что она, кроме ветхозаветных имен, назывались издревле и называют себя ныне именами других народов. И, действительно, древние письмена 1) доказывают, что евреи еще в дохристианскую эпоху пользовались именами греко-латинскими; в их обиходе были имена Александр. Ирод, Андрей, Филипп, Никодим, Досифей и проч. Засим, при общности Ветхого Завета для христиан и евреев, у тех и других замечается целый ряд одних и тех же имен (напр. Авраам, Гавриил, Даниил, Захарий, Илия, Иаков, Симеон и др.), различие коих состоит лишь в фонетической транскрипции. Многие из этих имен, носимые первыми последователями Христа евреями, сделались в последствии достоянием христиан и вошли в их святцы; тем не менее означенные имена и по развитии христианства остались на почве еврейства, чему доказательством служит Талмуд и позднейшие раввинские сборники, в коих рядом

1) Книги Маккавеев, Иосифа Флавия «Antiquitates Judaicae».

 

 

95

с библейскими упоминаются имена греческие, сирийские и другие.

«Этого не отрицает и Действительный Статский Советник Князь Голицын, объясняющий в своем особом мнении, что у евреев, под влиянием эллинизма, завелось много греческих имев позднейшей талмудической формации. Указав при этом на то, что у евреев существует также много библейских имен, безусловно принятых и христианскою Церковью, Князь Голицын полагал установить список имев исключительно еврейских и имен общих для христиан и евреев и, затем, воспретить сим последним именование какими-либо другими христианскими именами.

«Такое запрещение, при оставлении евреям имен ветхозаветных, усвоенных христианами, было бы, по моему мнению, полумерою, не достигающею предположенной выше цели.

«Нет сомнения, что христианские имена, по самому своему названию, должны бы составлять принадлежность лиц, находящихся в общении с христианскою Церковью, но если принять во внимание, что многие из принятых этою Церковью имев имеют свое начало в еврействе, или же по давностному пользованию получили у них

 

 

96

право гражданства, то едва ли найдутся твердые основания для воспрещения ныне евреям называться означенными именами.

«При таких условиях и вообще при смешении библейских имен с христианскими представляется крайне затруднительным точное их разграничение и составление указателя специально еврейский имен.

«Посему и приняв во внимание с одной стороны вековую практику употребления евреями, кроме библейских, имен, заимствованных у окружающих их народов, а с другой—отсутствие до сих пор в нашем законодательстве какого-либо запрета в сем отношении, я признавал бы неудобным регламентацию сего предмета законодательным порядком п, потому, полагаю войти с представлением в Государственный Совет о разрешении настоящего вопроса в смысле заключения большинства Комиссии по пересмотру законов о евреях о дозволении им именоваться всеми теми именами, под коими они записаны в метрические книги».

В ответ на сие Действительный Тайный Советник К. П. Победоносцев 17-го Июля 1892 г. за X: 3.921 отозвался так:

«Отношением от 27 минувшего Июня 36 3.729. Ваше Высокопревосходительство

 

 

97

изволили спрашивать моего окончательного отзыва по вопросу о правильной записи еврейских имен в метрики и другие документы, при чем объяснено, что Вы признаете неудобным регламентацию сего предмета законодательным порядком и потому полагали бы войти с представлением в Государственный Совет о разрешении дозволения евреям именоваться всеми теми именами, под коими они записаны в метрические книги.

«В ответ на сие, долгом поставляю уведомить Вас, Милостивый Государь, что, в виду изложенных ныне в том отношении соображений, я не встречаю с своей стороны препятствий к таковой постановке настоящего вопроса».

Аналогичное предшествующему отношение было послано Министром Внутренних дел и Военному Министру Генерал-Адъютанту П. С. Ванновскому, который сообщил следующие свои соображения:

«По удостоверению бывшей Высшей Комиссии, у евреев не соединяется с именем никаких религиозных представлений и поэтому они в общежитии именуют себя, независимо ветхозаветных, именами греческими, латинскими, немецкими и славянскими,—при чем обыкновенно извра-

 

 

98

щают их разными переделками на еврейский жаргон, а также и разными ласкательными и пренебрежительными прозвищами и кличками, но в документах, составляемых непосредственно евреями, и прп всех религиозных обрядах должны употребляться и действительно употребляются имена коренные в полной их первобытной форме, прп чем руководством служит книга «Тив Гитин», заключающая в себе список имен, принимаемых евреями во всех странах мира.

«Существование подобной руководственной книги, по-видимому, восполняет недостаток «санкционированного религией» списка имен, ибо, как видно из вышеизложенного, евреи не признают нужным санкцию их имен религией. В то же время употребление этой книги, особенно если она будет тщательно проредактирована сведущим и благонадежным гебраистом, может принести большую пользу в смысле воспрепятствования евреям именоваться чуждыми им христианскими именами. Такое воспрепятствование,—помимо удовлетворения совершенно законному требованию, чтобы христианское имя, даруемое св. Церковью и указывающее избранного христианином святого патрона, не терпело

 

 

99

бы поругания, будучи поставлено на ряду с переделанными на еврейский жаргон прозвищами, в то же время находит себе полное оправдание с политической, бытовой и экономической точек зрения.

«Современное еврейство, с его исконным отвращением от производительного труда и добросовестного несения государственных повинностей, а также постоянным стремлением поработить себе русское население, по справедливости считается вредным в государстве элементом. Это обстоятельство в связи с доказанною вековым опытом живучесть» национальных особенностей евреев и их неспособностью ассимилироваться с господствующим населением не только не позволяют признать основательным стремление придать еврею русское обличье, в гадательном предположении сблизить его чрез это с русским человеком, но заставляют прямо желать, чтобы еврей, при всяком его соприкосновении с русским, оставался как можно менее замаскированным и тем побуждал бы к той предусмотрительности и осторожности в сношениях с ним, которые вполне оправдываются неизменно присущею еврею страстью к эксплуатированию.

«При этом уместно заметить, что такая

 

 

100

точка зрения вполне согласна и с духом нашего законодательства, которое не только не сочувствует указанному маскированию евреев, но даже заботится, чтобы и принявшие христианскую веру евреи сохранили бы внешние признаки своей принадлежности к еврейству; так, в ст. 594 свод. зак. т. IX, изд. 1876 г., категорически указано, что «евреям, обратившимся в христианскую веру с переменою имени при св. Крещении, не дозволяется переменять свои фамилии и они должны навсегда сохранять те фамилии, которые носили до принятия ими св. Крещения». Самая редакция этого закона, повторяющая одну и ту же мысль, сначала в виде отрицательного положения, а потом положительного, указывает на стремление законодателя изложить закон в такой форме, которая не допускала бы никаких исключений.

«Вышеизложенные соображения побуждают меня,—заключает Генерал-Адъютант Ванновский,—считать вопрос об именовании евреев вопросом первостепенной важности и настаивать на обязательном употреблении евреями их коренных еврейских, но не христианских имен, для чего, должен быть составлен специально еврейский календарь, хотя бы путем исправ-

 

 

101

ленного издания вышеупомянутой книги Тив-Гитпн».

Министр Внутренних Дел представил с своей стороны следующие соображения

«Первым органическим положением о евреях в России. Высочайше утвержденным 9 Декабря 1804 года (поле. собр. зак., № 21.547), было постановлено, что каждый еврей должен иметь или принять известную свою наследственную фамилию или прозвание, которое и должно уже быть сохраняемо во всех актах и записях без всякой перемены, с при совокуплением оному имени, данного по вере или при рождении.

«Правило это, внесенное в ст. 954 зак. о сост. и сохраняющее свою силу до настоящего времени, установлено, как сказано в ст. 32 помянутого положения, для лучшего устройства гражданского состояния евреев, для удобнейшего сохранения их собственности и для разбора тяжб между ними. Впоследствии вменено установлениям, ведающим регистрацию евреев, соблюдать совершенную правильность в написании имен и прозваний каждого еврея, а с переменившим имя или прозвание поступать на основании общих о том законов (доп. к ст. 904 т. IX, по прод. 1890 г.)

 

 

102

«Означенные узаконения, не содержащие в себе ничего стеснительного для евреев и направленные к соблюдению ими правила, обязательного для всех граждан без различия вероисповеданий, невидимому, не достигают цели. Практика обнаруживает постоянную наклонность евреев к изменению своих имен и даже произвольную перемену оных, посредством исправления и перевода еврейских имен на русский язык, или замены оных наиболее употребительными христианскими именами. В этом отношении, по удостоверению бывшей Высшей Комиссии по пересмотру законов о евреях, существует полнейший произвол, коему содействуют раввины, снабжающие без всякого законного основания заинтересованных лиц удостоверениями о тождестве таковых имен.

«Желание евреев заменить свои имена наиболее употребительными русскими именами может свидетельствовать только о стремлении их сблизиться с коренным населением лишь по внешности, но такое стремление едва ли заслуживает поощрения. В виду сего и принимая вместе с тем во внимание, что перемена имен вообще, равно как и фамилий, может иметь весьма вредные последствия не только

 

 

103

в делах семейных и имущественных, но и по пополнению государственных и общественных повинностей, и что такая перемена имен евреями, чуждая другим инородцам в Империи, не вызывается ни нравственными началами, ни практическими требованиями, я с своей стороны полагал бы воспретить оную безусловно. В этих видах проектируемое бывшею Комиссией по пересмотру законов о евреях постановление, что евреи должны именоваться во всех личных своих документах теми именами, под которыми они записаны в метрические книги, и что никакого в них исправления не допускается, я нахожу вполне целесообразным. Но дабы эта мера могла иметь на практике действительное значение, казалось бы, по справедливому замечанию Министра Юстиции, необходимым определить соответственное за нарушение оной взыскание, тем более, что заключающееся в дополнении к ст. 954 свод. зак. т. IX, по прод. 1890 г., постановление о том, что с переменившим имя или прозвание поступается на основании общих законов, не имеет санкции в законах уголовных. В этих видах, я, согласно заключению Министра Юстиции, признаю полезным установить, что евреи, виновные в произвольном присвоении не

 

 

104

принадлежащих им имен или фамилий, а равно в перемене фамилий и имен, коими они записаны в метрические книги, подлежат наказанию по ст. 1410 улож. о нак., а в случае совершения сего с какой-либо преступной целью наказание определяется по правилам о совокупности преступлений.

«Обращаясь к вопросу об исправлении еврейских простонародных уменьшительных имен и о предполагаемом воспрещении евреям впредь вносить эти имена в метрические книги, я не могу не заметить, что, за приведенными соображениями к недопущению вообще перемены еврейских имен, осуществление означенного предположения едва ли было бы последовательным, тем более, что оно не вызывается, по моему мнению, какими-либо особыми уважениями. Масса еврейского населения в западных наших губерниях исстари именовалась и до сих лор называется указанными именами. Поэтому предлагаемое ныне ограничение не лишено было бы известного стеснения евреев в свободном, по их религиозному обычаю, выборе имен для наречения новорожденных. Для правительства, которое доныне не касалось вовсе значения заносимых в метрики имен, казалось бы безразлично,

 

 

105

будет ли известный еврей именоваться тем или иным именем, лишь бы об был записан в установленные акты настоящим именем, данным ему при рождении по вере. К таким именам без сомнения должны бы принадлежать только имена коренные полные, но тем не менее и уменьшительные простонародные имена евреев получили законодательную санкцию, чему доказательством служит текст форм для посемейных и алфавитных списков евреям, приложенных к примечанию ст. 814 ч. II т. II свод. зак., где на ряду с коренными библейскими именами повторяются имена сокращенные, жаргонные. Но так как приведенное указание закона может служить поводом к извращению настоящих собственных имен в уменьшительные прозвища, коими некоторые из евреев ныне тяготятся, то, для устранения сего, я в виду затруднительности исправления текста означенных форм указанных выше списков полагал необходимым таковой текст вовсе исключить из закона, предоставив евреям нарекать стоим детям те или иные имена по собственному усмотрению.

«Исходя из этого начала, я нахожу излишним предположенное бывшим Министром Финансов постановление о при-

 

 

106

меневии к виновным во внесении в метрические книги уменьшительных еврейских имен взыскания по ст. 1446 улож. о наказ.

«Что касается до проектированного бывшим Министром Финансов дозволения показывать в выдаваемых евреям документах, рядом с извлеченным из метрик именем, и то имя, под которым еврей известен в общежитии, то, останавливаясь на заявлении Действительного Тайного Советника Вышнеградского, что сии последние имена усваиваются произвольно и следовательно противозаконно, я затрудняюсь согласиться на означенное предположение, тем более, что двойственность и различие имен одного и того же лица вносят замешательство и путаницу в практической жизни, особенно при призыве евреев к исполнению воинской повинности.

«Обращаясь, наконец, к н. 3 заключения Высшей Комиссии, в коем изложено, что «внесение в метрику еврея под другим, кроме библейских, именем не воспрещается», я считаю необходимым остановиться на мнения Военного Министра, настаивающего на обязательном употреблении евреями их коренных еврейских, но нехристианских имен, для чего дол-

 

 

107

жен быть составлен специально еврейский календарь, хотя бы путем исправленного издания известной в еврейской литературе книги «Тив-Гитин». Не отрицая и с своей стороны основательности соображений Генерал-Адъютанта Ванновского о вреде, который может повлечь за собою дозволение евреям именоваться христианскими именами, я вместе с тем не могу не указать, что неоднократные попытки к составлению компетентными лицами списка еврейских имен оказались безуспешными, а самые списки неудовлетворительными. Так, в 1870 году было составлено капитаном Жураковским, при содействии Сувалкского раввина Рабиновича, полное собрание имен, употребляемых русскими евреями, с целью, как объяснено составителем, дать гражданской власти систематическое руководство к правильному записыванию еврейских имен, но таковое сочинение найдено состоящим при Министерстве Народного Просвещения Комитетом для рассмотрения еврейских учебных руководств неудовлетворительным, как в теоретическом, так и практическом отношениях. Засим в 1872 году поручено было Министерством Внутренних Дел знатокам еврейской письменности бывшему профессору С.-Пе-

 

 

108

тербургского университета Коссовичу и Я. Брафману составить списки еврейских имен, но тот и другой составили совершенно различные списки, которые при этом оказались далеко неполными и неточными: оба автора, между прочим, в числе употребительных у евреев имен привели такие, которые составляют имена фамильные, а не личные (Кауфман, Шварцман, Липман).

«Чти касается указываемой Военным Министром книги «Тив-Гитин», то, по собранным Министерством Внутренних Дел сведениям, таковая заключает в себе лишь примерный список некоторых еврейских имен (всего 271 имя), при чем на ряду с типично-еврейскими именами, как Симеон, Елеазар, Авраам, Иуда, Исаак, Михаил, Ревекка, Мария, приведены также имена жаргонные, как Зуссель, Лейба, Нухим и т. п., а равно имена греческие, латинские и германские, напр. Александр, Фока, Калоним, Лев, Карл и проч., из коих многие суть христианские. Таким образом едва ли представляется возможность, при самом тщательном редактировании означенной книги, составить полный и правильный список исключительно еврейству принадлежащих имен.

 

 

109

«В сочинении Малицкого «Собственные имена у древних евреев и их историко-религиозное значение» (Христианское Чтение 1882—1883 гг.) указывается, что еврейские имена шли в своем образовании за историей народа, которая подразделяется им на три периода, сообразно различным наименованиям еврейского народа. По словам автора, народ этот, с самых древних времен называвший себя еврейским, делается во втором периоде народом израильским, а в третьем иудейским. При ближайшем рассмотрении за то же время собственных имен оказывается, что как в эти три периода изменяется имя всего народа, так изменяется и окраска имен частных лиц, в особенности же замечается наплыв иноземного элемента в именные списки евреев со времени греческого и римского владычества.

«В означенном исследовании приводятся также результаты изысканий о еврейских именах ученого писателя Рабиновича, который историческими данными доказывает, что со времени вавилонского плена евреев и персидской у них эпохи (432 г. до Рождества Христова) до нашего времени у евреев были постоянно в употреблении имена, кроме еврейских,

 

 

110

по халдейские, арабские, персидские и европейские, не исключая славянских. Употребление последних подтверждает и Гаркави в трудах восточного отделения Императорского археологического общества (ч. XIV, Спб. I8G9 г., стр. 113—114).

«Хотя нет сомнения, что христианские имена по самому своему названию составляют как бы принадлежность лиц, находящихся в общении с христианскою Церковью, тем не менее нельзя упустить из вида, что большинство еврейских имен наполнили святцы, т. е. сделались достоянием христиан и были перенесены первыми христианами на почву их религиозного быта; другими словами, позднейшие христиане воспользовались готовыми именами, доставшимися им в наследство от первых еврейских последователей Христа. Что же касается многих греческих и римских имен, употребляемых евреями, то эти имена получили право гражданства у евреев гораздо раньше возникновения христианства.

«В виду указанных затруднений к точному разграничению имен христианских от библейских и к составлению особого указателя еврейских имен, я нахожу установление каких-либо определенных правил по сему предмету неосу-

 

 

111

ществимым и потому полагал бы п. 3 заключения бывшей Комиссии для пересмотра законов о евреях не вводить в закон.

«Заключение. По изложенным соображениям я признавал бы необходимым, в дополнение и изменение подлежащих статей свода законов, установить следующие правила:

1) Евреи именуются во всех своих личных документах теми только именами, под ю ими они записаны в метрические книги, и никакого исправления сих последних не допускается

2) Евреи, виновные в произвольном присвоении не принадлежащих им имен и фамилий, а равно в перемене фамилий и имен, под коими они записаны в метрические книга, подлежат наказанию по ст. 1-110 улож. о наказ., а в случае совершения сего с какою-либо преступною целью, наказание определяется по правилам о совокупности преступлений.

3) Текст приложенных к примечанию свод. зак. ст. 814 т. II, ч. II, изд. 1857 г., форм для посемейных и алфавитных списков евреям вовсе исключить из закона».

Государственный Совет, в Департаменте Законов и в Общем Собрании,

 

 

112

рассмотрев представление Министра Внутренних Дел о правильной записи еврейских имен в метрических книгах и других официальных документам, мнением положил:

«1. В изменение и дополнение подлежащих узаконений, постановить:

1) Евреи именуются теми только именами, под коими они записаны в метрические книги. За исключением предусмотренного статьей 1082 законов о состояниях случая погрешности писца, никакого исправления сих книг не допускается.

2) Каждому еврею, главе семейства, объявляется, каким именем и прозванием он записан в метрические книги, внесен в посемейный и алфавитный списка и должен именоваться в паспортах и во всяких актах.

3) Евреи, виновные в присвоении не принадлежащих им имен и фамилий, а равно в перемене фамилий и имен, под коими они записаны в метрические книги, подлежат наказанию по статье 1416 уложения о наказаниях, а в случае совершения сего с какою-либо преступною целью наказание определяется по правилам о совокупности преступлений.

II. Из приложенных к дополнению 2

 

 

113

при статье 974 законов о состояниях (по прод. 1890 г.) форм посемейных и алфавитных списков евреев исключить текст граф означенных форм, сохранив заглавие сих граф».

Означенное мнение Высочайше утверждено 23 Апреля 1893 года.

Вышеизложенным не были устранены все затруднения. Напротив, и потом вопрос о праве евреев именоваться христианскими личными именами неоднократно возбуждался в практике Губернских Правлений западной окраины России и по нескольким делам доходил до рассмотрения Правительствующего Сената. Таковы, например, дела: 1) по жалобе Двинского купца Иоффе на Витебское Губернское Правление за отказ просителю в ходатайстве о предписании Двинскому раввину наименовать родившегося у просителя сына христианским именем «Борис», и 2) по жалобе врача Гольцмана на Подольское Губернское Правление, оставившее без последствий ходатайство просителя о понуждении Винницкого раввина наименовать родившуюся у просителя дочь христианским именем «Ольга».

По обоим означенным делам Первый Департамент Правительствующего Сената, приняв во внимание: 1) что в действую-

 

 

114

щеп законодательстве не содержится запрещения для евреев давать родившимся у них детям христианские имена и 2) что относящееся к сему предмету законоположение—ст. 769 т. IX зак. о сост.—предписывает евреям лишь сохранить наследственную или на основании законов принятую фамилию с присовокуплением имени, которое может быть дано по вере или прп рождении, не усматривал законных оснований к отклонению изложенных ходатайств названных евреев и потому предполагал состоявшиеся по сим делам распоряжения Губернских Правлений отменить.

С таковыми определениями Министерство Внутренних Дел не могло согласиться по следующим соображениям:

Наречение имен еврейским младенцам составляет религиозный обряд, совершаемый на основании ст. 1325 Св. зак. т. XI ч. 1, исключительно раввинами и притом, по силе ст. 1327 того же тома и части, сообразно правилам веры и обычаям. Жалобы на раввинов согласно ст. 1330 Св. зак. т. XI ч. 1 приносятся в состоящую при Министерстве Внутренних Дел Раввинскую Комиссию; гражданское же начальство не может входить в рассмотрение вопросов, касающихся религиозных обрядов евреев.

 

 

115

Находя посему, что упомянутые Губернские Правления должны были признать жалобы названных евреев себе неподсудными, Министерство полагало обжалованные постановления Губернских Правлений отменить со всеми последствиями, предоставив просителям право обратиться с жалобами по сему делу в Раввинскую Комиссию.

Вследствие таких отзывов Министерства Внутренних Дел указанные дела поступили на рассмотрение Первого Общего Собрания Правительствующего Сената.

Из полученных Министерством Внутренних Дел по сим дедам указов названного Собрания от 8 Января 1903 г., 138, и 5 Февраля 1903 г., 1208, усматривается, что Собрание это по рассмотрению сего вопроса нашло: 1) что наречение имен еврейским младенцам составляет религиозный обряд, совершаемый, на основании статьи 1325 т. XI ч. 1 изд. 1896 г., исключительно раввинами, сообразно правилам веры и обычаям; 2) что рассмотрение вопросов, относящихся к правилам и обрядам еврейской веры и к действиям раввинов, а равно обсуждение жалоб на неправильные решения раввинов, отнесено к кругу ведомства особой Раввин-

 

 

116

ской Комиссии при Министерстве Внутренних Дел, действующей на основании ст. 1336 того же тома; 3) что таким образом просители, если признавали отказы названных раввинов наименовать их детей христианскими именами неправильными, должны были обратиться в Министерство Внутренних Дел с ходатайствами о внесении этого вопроса на решение Раввинской Комиссии; и 4) что посему упомянутые Губернские Правления не имели права входить в обсуждение по существу жадоб указанных евреев по упомянутому вопросу, а потому определило: постановления Губернских Правлений отменить, предоставив просителям право обратиться с жалобами по сему делу в Раввинскую Комиссию.

Самый последний случай этого рода был такой.

10 Сентября 1898 г. в г. Якобштадте родился у мещанина Файвиша (Филиппа) Давидова Иоэльсона, еврея по вере, сын, которого родители хотели назвать, при обряде обрезания, именем «Максимилиан», но раввин Дейц отказал в этом и записал мальчика в метрические книги именем «Мордух-Элья», при чем объяснил, что Максимилиан—имя христианское, а он, раввин, с точки зрения ев-

 

 

117

рейской религии, может давать при обряде обрезания и записывать по книгам только еврейские имена.

Губернское начальство, вследствие жалобы Иоэльсона (чрез его поверенного в г. Риге помощника присяжного Гиллеля Лейбовича Рубинштейна) войдя в рассмотрение дела, не встретило вообще препятствий к записи имени Максимилиана в метрические книги. Однако, имея в виду, что вопрос этот касается также правил и обрядов еврейской веры, оно признавало желательным передать возникшее сомнение на обсуждение состоящей при Министерстве Внутренних Дел Раввинской Комиссии. Последняя, рассмотрев обстоятельства настоящего дела, нашла следующее:

«Согласно ст. 770 т. IX Св. зак. о сост., евреи именуются теми только именами, под коими они записаны в метрические книги, причем никакого ограничения в выборе евреями имен ни в этом, ни в каком-либо другом законе, не содержится. Еврейское вероучение также не запрещает евреям называться какими угодно именами. Фактически же евреи всегда имели обыкновение нарекать своих детей именами других народов, среди которых, по причинам историческим, им приходилось жить. При таких обстоя-

 

 

118

тельствах отказ раввина записать в метрические книги, при совершении обряда обрезания, новорожденного младенца, согласно желанию отца, христианским именем, не находит себе оправдания ни в государственном законе, ни в еврейском вероучении» 1).

На основании изложенного, Раввинская Комиссия пришла к заключению, что действия раввина Дейца, отказавшегося Иоэльсону в наречении новорожденного сына его именем «Максимилиан», под тем предлогом, что это имя—христианское, и записавшего по этой причине в метрические книги сына жалобщика именем Мордух-Элья, должны быть признаны неправильными.

За Министра Внутренних Дел, Товарищ его, Сенатор С. Е. Крыжановский препроводил копию этого журнала Раввинской Комиссии, а равно и справку из дел Департамента Духовных Дел по затронутому в сем журнале вопросу, к Министру Юстиции, прося его заключения по содержанию сего журнала как в отношении постановленного Комиссией решения

1) Это мнение подписали—председатель Раввинской Комиссии Л. М. Цирольсон и члены: X. Соловейчик, X. Гродзенский, III. Шеерсон. М. Мазор, М. Хейн, Ш. Полинковский.

 

 

120

сему делу Святейшему Синоду. По исполнении данного поручения (в составе указанных членов и при участии приглашенного преосвященным секретаря Святейшего Синода Николая Васильевича Нумерова) преосвященный Парфений при рапорте от 30 Марта 1911 г. представил Святейшему Синоду журнал, в коем излагаются мнения его и вышеназванных профессоров—с общим от большинства членов совещания отрицательным ответом но возбужденному вопросу в том смысле, что предоставление лицам иудейского исповедания права называться христианскими именами является недопустимым с точки зрения не только христианской, но и иудейской религии и, кроме того, не вызывается никакою необходимостью. В таком виде все это дело взошло на усмотрение Святейшего Синода (в составе членов его митрополитов Московского и Коломенского Владимира и Киевского и Галицкого Флавиана и присутствовавших в Св. Синоде преосвященных: архиепископов — Ярославского и Ростовского Тихона, Ставропольского и Екатеринодарского Агафодора, Тульского и Белевского Парфения, Минского и Туровского Михаила и епископа Самарского и Ставропольского Константина и при

 

 

119

по частному делу—по ходатайству еврея Иоэльсона— о наречении его сына христианским именем «Максимилиан», так и по общему вопросу—о праве евреев именоваться христианскими именами. За Министра же Юстиции, Товарищ его А. Н. Веревкин, признавая весьма желательным при разрешении означенного вопроса иметь в виду мнение г. Обер-Прокурора Святейшего Синода, в отношении от 13-го Сентября 1910 года за 45.381 просил его о сообщении по сему предмету заключения, а г. Обер-Прокурор [Сергей Михайлович Лукьянов] предложил о сем Святейшему Синоду, который (определением своим от 13—22 Января 1911 г. за 267) образовал для предварительного обсуждения возбужденного вопроса особое совещание—под председательством епископа [ныне архиепископа] Тульского и Белевского Парфения—из ординарных профессоров С.-Петербургской Духовной Академии д. с. с. Николая Никаноровича Глубоковского и д. с. с. Ивана Гавриловича Троицкого и заслуженного профессора Киевской Духовной Академии д. с. с. Алексея Афанасьевича Дмитриевского и других лиц, по приглашению преосвященного председателя,—с представлением заключения по

 

 

121

г. Обер-Прокуроре Владимире Карловиче Саблере) с изложением мотивированных мнений—в пользу заключения совещания (председателя и двух профессоров) и против него (одного профессора). По обсуждении всех соображений, Святейший Синод с своей стороны признал предоставление для лип иудейского исповедания права называться христианскими именами недопустимым и определением 23 мая—8 июня 1911 года за № 3.759 предоставил г. Обер-Прокурору Святейшего Синода о таковом заключении Святейшего Синода сообщить Министру Юстиции, в ответ на отношение от 13-го Сентября 1910 г. за Ли; 45.381, с присовокуплением, что если бы признано было нужным составить для обязательного употребления русских евреев именослов, то, в виду заимствования еврейских имен из книг св. Библии, употребляемых и в Православной Церкви, предварительно одобрения такового именослова подлежащею властью, надлежит иметь по сему сношение с Святейшим Синодом.


Страница сгенерирована за 0.26 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.