Поиск авторов по алфавиту

Автор:Рождественский А., протоиерей

Рождественский А., прот. Об истинной и ложной дружбе по книге Иисуса сына Сираха.

Христианское чтение. 1908. № I. СПБ.

Разбивка страниц настоящей электронной статьи соответствует оригиналу.

 

прот. Рождественский А.

 

 

ОБ ИСТИННОЙ И ЛОЖНОЙ ДРУЖБЕ, ПО КНИГЕ ИИСУСА СЫНА СИРАХОВА.

Одним из благ, приносимых человеку мудростью, когда он достигнет ее путем долгих усилий и испытаний, является верная дружба. По учению Иисуса сына Сирахова, только «боящийся Господа», т. е. благочестивый обладатель мудрости, «пользуется верною дружбой, потому что каков он сам, таков и ближний его», 6, 17. Высокая ценность верной дружбы изображается перед этим яркими чертами: «нет цены верному другу, и кто нашел его, тот нашел сокровище», 6, 13, 14. Зато ложный друг опаснее врага: во время несчастия он не только не поддерживает друга,—напротив, он бросает его и даже становится его врагом: «бывает друг, который превратится во врага и обнаружит ссору, позорную для тебя», 6, 9. Отсюда вывод: «от врагов твоих отдаляйся и с друзьями своими будь осторожен», 6, 13,—разумеются недостаточно испытанные друзья, преимущественно сотрапезники (ст. 10) пли приятные собеседники (ст. 5).

Небольшой отдел об истинной и ложной дружбе помещается в книге сына Сирахова в 6-ой главе (6, 5—17); вся 5-я глава и начало 6-ой посвящены притчам, предостерегающим читателя против самонадеянности, свойственной особенно богатым грешникам, против двоедушия и против подчинения своим страстям. Необузданные страсти человека премудрый сравнивает с волом: как вол иногда истребляет молодые деревья, обгладывая на них листья и све-

3

 

 

4

жие побеги, так и страсти губят человека, предавшегося им; нужно своевременно, пока страсти еще не развились, обуздать их, чтобы не дать им перевеса над лучшими сторонами своей души,—такое самообуздание есть одно из свойств мудрости.

Предостережения против самонадеянности, двоедушия и
подчинения страстям.
(Сир. 5, 1-6, 4).

Глава 5, 1. Не надейся на богатство твое

2. не говори: «есть у меня средства

3. не надейся на силу твою,

чтобы следовать желаниям души своей;

не следуй влечениям сердца твоего и глаз твоих,

чтобы предаваться дурным удовольствиям.

3. Не говори: «кто устоит против силы моей?»

ибо Господь отмстит за преследуемых.

4. Не говори: «я согрешил,—и что мне сделалось?»

ибо Бог долготерпелив.

(6). Не говори: «милостив Господь,

и все грехи мои очистит».

5. На прощение Его не полагайся беззаботно

прибавляя грех ко греху,

7. потому что у Него милость и гнев,

и на грешников падет ярость Его.

8. Не медли же обратиться к Нему

и не отлагай со дня на день:

9. потому что внезапно придет гнев Его,

и во время наказания ты погибнешь,

10. Не полагайся на богатство суетное,

потому что не поможет оно в день гнева.

* * *

11. Не вей по всякому ветру

и не ходи по всякой дороге:

12. будь тверд в убеждении твоем

и верен в слове твоем.

13. Будь скор, когда слушаешь,

и не спеши давать ответ;

 

 

5

14. если имеешь что-либо, отвечай ближнему своему,

а если нет,—положи руку свою на уста свои.

15. В речах—слава и бесчестие,

и язык человека приводит его к падению;

16. не прослыви человеком двоедушным

и не наушничай языком своим,

17. потому что на воре лежит срам

а на двоедушном человеке еще больший позор,

18. Ни в малом, ни в великом не поступай дурно,

Глава 6, 1. и вместо друга не будь врагом,

Имя бесчестное получит в удел стыд и позор,—

так будет с человеком злым, двоедушным.

2. Не впади во власть страстей своих,

чтобы не истребили они силы твоей, как вол:

3. листья твои он съест, и плоды твои уничтожит,

и оставит тебя, как сухое дерево,

4. потому что страстная душа погубит того, кто имеет ее,

и гибель его доставит радость врагу.

* * *

В 5-й главе и начале 6-й (стихи 1—4) Иисус сын Сирахов предостерегает против самонадеянности богатого грешника, не боящегося кары Господней, против двоедушия, приводящего к позору, и против подчинения человека своим страстям, которые лишают силы телесной и душевной того, кто им отдался, и доводят его до гибели.

5, 1—2. Мудрый, благочестивый человек должен избегать самодовольства, свойственного богатому, сильному и счастливому человеку. «Не надейся», буквально: «не опирайся на богатство твое и не говори: есть у меня средства!» или ближе к еврейскому: «есть в руке моей!»—то же, что в 11, 24: «не рцы: довольна ми суть, и чим отселе озлоблен буду?» Такое самодовольное наслаждение богатством отмечено и в притче Христовой, где богач мечтает: «и реку души моей: душе, имаши многа блага, лежаща на лета многа,—почивай, яждь, пий, веселися!» Лук. 12, 19. Эта надежда на свое богатство и силу обыкновенно ведет к забвению Бога и к удовлетворению своим страстям, что и выражено в дальнейших словах премудрого. «Не надейся на силу твою, чтобы следовать желаниям души своей», бук-

 

 

6

вально: «чтобы ходить вслед желанию души твоей»,— разумеется главным образом телесная сила, здоровье. А далее уже определенно говорится, что такие влечения сердца и глаз, легко удовлетворяемые самодовольным богачом, суть именно дурные, порочные влечения: «не следуй влечениям—буквально—«не ходи вслед сердца твоего и глаз твоих, чтобы предаваться дурным удовольствиям», или «чтобы ходить в желаниях дурных». Древние переводы вместо трех стихов, стоящих в Евр., читают здесь только два. Гр. и Сл.: «Не уповай на имения твоя и не рцы: довольна ми суть. Не последуй души твоей и крепости твоей, еже ходити в похотех сердца твоего»,—здесь из четырех полустиший 2-го стиха переданы только третье и четвертое, хотя слова. «души твоей» взяты, по-видимому, из второго, а «крепости твоей»—из первого полустишия; Сир. же передает только первое и третье полустишия: «не полагайся на силу твою, чтобы ходить по желаниям сердца твоего». Из такого различия древних перевод видно, что нельзя два первых полустишия 2 стиха в Евр. считать вариантом к двум следующим, так как первое целиком переводится в Сир., а в Гр. берутся отдельные слова из первого и второго полустиший. Кроме того, и не раз отмеченный обычай автора давать три стиха, одинаково начинающиеся, свидетельствует, что между 33—35 стихами 4 главы, начинающимися ’ал тэги́, и тремя стихами, следующими после 5, 2 и начинающимися в Евр. ’ал то’мар «не говори»,—стояли в первоначальном тексте не два, а три стиха, каковые и имеются в Евр. Два первые из них начинаются также одинаково: תִּשָּׁעֵן אֵל «не опирайся, не надейся», а третий— תֵּלֵךְ אֵל «не ходи»,—с тем же отрицанием и то же согласование глагола. В переводах ошибочно опущено по два полустишия,—это легко могло произойти при близости двух последних стихов по содержанию. Евр. фразу из 1 стиха: יָדִי לְאֵל יֵשׁ «есть в руке моей» Гр. передает: αὐτάρκη μοί ἐστιν «довольна ми суть», в некоторых кодексах с прибавкой: «для жизни» (70,106, 248, 253, 308), а Сир.: «я имею много», — свободно, но близко по смыслу. В остальном, за исключением указанных отличий, эти переводы близко передают Евр. текст. Лат. дает перифраз с объяснительными дополнениями: «не полагайся на

 

 

7

имущество неправедное и не говори: достаточна у меня жизнь, ибо ничто не поможет во время наказания и посещения. Не следуй в крепости твоей желанию сердца твоего»,—здесь в 1 стихе некоторые выражения заимствованы из 10-го. Эф. 1а стих читает: «не расточай имущества твоего без причины»,—вероятно, вместо μὴ ἔπεχε «не полагайся» Эф. читал μὴ ἀπόχεε «не проливай». Арм. во 2 стихе имеет только одно полустишие: «не последуй душе и силе твоей». *)

3—4 (6). Оборот речи, употребленный в 1 стихе: «не говори: есть у меня средства», дал повод автору предложить далее три особые притчи, начинающиеся теми же вводными словами и направленные против притеснителей, надеющихся на свою силу и на полную безнаказанность, и против людей, ведущих греховную жизнь в надежде на милосердие Божие. «Не говори: кто устоит против силы моей» или «кто преможет силу мою, ибо Господь отмстит за преследуемых». Этот совет стоит в тесной связи с предшествующими словами о самодовольстве богатых и сильных; пусть знает сильный и могущественный человек, злоупотребляющий своею силой и безнаказанностью, что есть на небесах Мститель за притесняемых и обиженных,—Сам Господь. Но у сильных и богатых грешников может быть отговорка: «я согрешил,—и что мне сделалось?» Сколько грехов остаются безнаказанными, сколько грешников благоденствуют! Но премудрый устраняет эту отговорку тем, что объясняет кажущуюся безнаказанность грешников долготерпением Божиим; Господь не тотчас наказывает грешника, а долго щадит его, ожидая его исправления: «ибо Бог—долготерпелив Он». Наконец, грешник может ссылаться на бесконечное милосердие Божие, которое несомненно покроет все его грехи: «не говори: милостив Господь, и все грехи мои очистит» или «отмоет, уничтожит». Против такой отговорки премудрый возражает в дальнейших стихах.

В таком порядке, как указано, три стиха с одинаковым началом стоят в Евр. А и Сир., в Гр. же, равно и в Евр. С последнего стиха не имеется, и читается прямо 5 стих. Сл.: «И не рцы: кто мя преможет? Господь бо мстяй отмстит ти. Не рцы: согреших, и что ми бысть?

*) См. Henr. Herkenne.De veteris latinae Eccli. Leipzig 1899, p. 83.

 

 

8

Господь бо есть долготерпелив». Зато в Сир. не имеется 6 стиха, который есть в Евр. А и С и в Гр., Сл.: «Не рцы: щедрота Его многа есть, множество грехов моих очистит». Рассматривая стихи 4cd, опущенный в Гр., и 6, легко видеть, что один представляет вариант другого, п в первоначальном тексте был только один из них. Обыкновенно полагают, что первоначально был только 6 стих, а 4cd внесен в текст позднее, как вариант к 6-му. Есть данные, однако, чтобы утверждать обратное: именно 6 стих появился в тексте позднее и повел к тому, что в некоторых списках был опущен подлинный стих, стоявший после 4-го. Во-первых, замеченная уже склонность бен-Сира к трем одинаково начинающимся стихам говорит за это. Во-вторых, то же подтверждает Сир. перевод. В-третьих, 6 стих начинается таким оборотом, который, как увидим, в Евр. еще носит следы, прилаживания его к предшествующему стиху, сглаженные в Гр. Получается такая последовательность: первоначальный еврейский текст имел только 4cd стих,—с одной из верных копий его сделан Сир. перевод; потом появилась вставка—6 стих, при существовании на своем месте и подлинного 4cd стиха,—эту ступень отражает Евр. А; затем уже осталась только вставка, 6 стих, а подлинный 4cd был опущен,—это Евр. С, Гр. и другие переводы; возможно, что причиною опущения подлинного стиха был простой недосмотр переписчика, неудивительный в виду одинакового начала его с предшествующими.

В 3 стихе в Евр. стоит כחו, т. е. «силу его», но Сир. читает «силу мою», и очевидно, что в Евр. здесь простая описка вместо כּהִי «силу мою»; в Гр. это слово совсем не передано, а читается прямо «меня», что по смыслу одно и то же. В Гр. гл. (70, 106, 248, Срl.) и Лат. после «кто мя преможет» имеется объяснительная прибавка: «за дела мои»,—как и во второй половине стиха после «отмстит»: «отмстит гордость твою». Вместо Евр. «отмстит за преследуемых» или буквально «взыщет преследуемых.», Сир. переводит свободно: «Бог есть Мститель всех гонимых», а Гр.: ἐκδικῶν ἐκδικήσει «отмщая отмстит», что, по-видимому, предполагает иное еврейское чтение: прибавка σε «отмстит ти», как в Сл., не имеется в некоторых

 

 

9

списках (А, S, 55, 155 и др.) и Лат.,—последний перевод читается: «и не говори: каким образом я возмог? или кто покорит меня по причине дел моих? Ибо Бог отмщая отмстит». В 4 стихе фраза «и что мне сделалось?» читается в Гр. и Евр. С: לִי יִהְיֶת וּמָה, буквально: «и что было мне?“ в Евр. А здесь имеется прибавка: מְּאוּמָּה לִי יֵעָשֶֹה וּמָּה ,,и что сделалось мне малейшее» или «и сделалось ли мне что-нибудь?» Но прибавка эта едва ли была в первоначальном тексте, так как она слишком удлиняет первую часть стиха. В Гр. гл. прибавлено: и что было мне «печального». а в конце стиха: Бог долготерпелив, «не оставит Он тебя» (70, 106, 248, Срl.), Лат.: «ибо Вышний—терпеливый Воздаятель». Стих этот приведен в вавилонском талмуде, Chagiga 16 а. Последний из трех разбираемых стихов имеется, как сказано, в Евр. А и Сир.; Сир. перевод вместо «все грехи» читает «множество грехов», как в 6 стихе, а в конце прибавляет: очистит «мне»; Евр. чтение подтверждается аналогичным выражением Пс. 50, 11: «и вся беззакония моя очисти».

5. Премудрый настойчиво повторяет, что не следует грешить в надежде на то, что Бог все простит по Своему милосердию: «На прощение Его не полагайся беззаботно, прибавляя грех ко греху», буквально: «не будь беззаботен, для прибавления греха ко греху»; Гр. и Сл. довольно близко переводят: «О очищении бесстрашен не буди, прилагати грехи на грехи». Некоторые Гр. списки и здесь вставляют объяснительные дополнения: «чтобы во множестве прибавлять грехи ко грехам на опыте» ἐν πείρα (70, 106). Этот стих приведен в сочинении Саадии Гаона Сефер гаггалуй 1).

(6) Далее в Евр. п в древних переводах, кроме Сир., следует, как сказано, повторение 4cd стиха, с небольшими отступлениями от него и с приспособлением к предшествующему. Вторая часть 5 стиха начинается неопределенным наклонением с предлогом: לְהוֹםִיף «чтобы прибавлять»; следовало бы и здесь ждать подобного же оборота, напр., לֵאמּוֹר «говоря» или «чтобы говорить», на самом деле стоит וְאָמַרְתָּ «и ты скажешь», а в Гр. сохра-

1) См. Cowley а. Neubauer, The original Hebrew of Eccli., Oxford 1897 p. XIX—XX.

 

 

10

нился тот же оборот, что и в 4 стихе: «Не рцы: щедрота Его многа есть, множество грехов моих очистит» Сл. С Евр. этот стих переводится:

«И ты говоришь: велики милости Его,

Он простит многочисленные грехи мои».

С незначительными вариантами, не касающимися смысла, эта прибавка читается и в Евр. С. По всей вероятности, Сир. отражает здесь первоначальный еврейский текст, в котором этой прибавки не было.

7—9. Причина того, почему не следует беззаботно полагаться на милосердие Божие и продолжать грешить, лежит во внезапности и неотвратимости постигающего грешников наказания. У Господа не только милость, но и гнев, и милость Его простирается на праведников, а «на грешников падет ярость Его», или буквально: «над грешниками почиет ярость Его“. Не следует со дня на день откладывать покаяние перед Господом, прекращение греховной жизни: гнев Его постигнет грешника внезапно, когда он не ожидает,—«и во время наказания» или «мщения ты погибнешь». Снова имеются в виду те несчастия, которые постигают человека по Божию попущению и которые способен перенести, без вреда для себя, только благочестивый человек, обладающий премудростью и живущий в страхе Божием. Переводы довольно точно передают эти три стиха: Сл.: «Милость бо и гнев у Него (прибавка: «скоро идет» в 70, 157, 248, Срl. и Лат.), и на грешницех почиет ярость Его. Не медли обратитися ко Господу и не отлагай день от дне: Внезапу бо изыдет гнев Господень, и во время мести погибнеши». Слово תִּתְעַבֵּר в 8 стихе—7-я форма от ъабар «разливаться, переходить»—здесь в контексте получает значение «медлить, откладывать», т. е. переходить границы удобного времени,—в этом значении 7-я форма от ъабар не раз употребляется в книге бен-Сира. В 9 стихе в Евр., Сир., Гр. и С. читается: баъет, «во время», а в Евр. А поставлено равнозначущее бэйôм «в день», под влиянием, может быть, этого слова в 10 стихе. В средине этого стиха, после слов: «придет гнев Его», Гр. гл. имеет вставку:

«и когда ты не беспокоишься, будешь погублен».

10. Когда постигнет грешника наказание Божие, тогда не спасет его богатство: значит, нечего полагаться на него,

 

 

11

оно всегда лживо, суетно. «Не полагайся на богатство суетное, потому что не поможет оно в день гнева». שָׁקֶרנִכְסֵי «богатство лжи, обмана»,—то же, что в Новом Завете «лесть богатства» Мф. 13, 22, Мр. 4, 19: богатство часто обманывает своих обладателей, притупляя их сострадательность к ближним и заставляя бояться потери его. עֶבְרָה יוֹם«день гнева», т. е. время, когда Господь накажет грешника за все его грехи; так пророк Иезекииль говорил о наказании народа израильского за его грехи: «сребро их и злато не возможет избавити их в день гнева Господня» Иез. 7, 19, ср. Соф. 1, 18, тоже и в Пр. 11, 4: «не упользуют имения в день ярости». Гр. передает мысль свободно: «Не уповай на имения неправедна, ничимже бо упользуют в день наведения» Сл.,—вместо «упользуют» ὠφελήσει (так в 248, 307, Срl.), некоторые списки читают ὠφελήσει σε «принесут тебе пользу» (А, S, 70, 106 и др.), а другие: ὠφελήσεις «не будешь иметь пользы»; Сир. также прибавляет: не поможет «тебе»; несомненно, это только пояснительная прибавка, не бывшая в первоначальном тексте.

11—12. Премудрый снова возвращается к увещанию, мимоходом высказанному во 2, 12,—не быть двоедушным, и развивает его подробнее. Как там двоедушие представлялось под образом хождения двумя путями, так и здесь, с прибавлением еще нового образа: «не вей по всякому ветру и не ходи по всякой дороге»,—это сравнение: смысл его дается тотчас же: «будь тверд в убеждении», точнее «в знании твоем и верен в слове твоем», пли буквально: «и пусть одно будет слово твое». Человек, нетвердый в своих убеждениях, изменяющий их в угоду временным веяниям, называется теперь флюгером,—подобным же образом характеризует такого человека и бен-Сира: он веет по всякому ветру, т. е. пользуется ветром с любой стороны, чтобы сделать выгодное для себя дело—веять свой хлеб; иначе,—он ходит по всякой дороге, не разбирая, лишь бы достичь своей цели. Премудрый увещевает читателя не быть таким, а быть твердым в убеждении, в том, истину чего твердо знаешь, и верным в слове,— чтобы слово было одно и не изменялось в зависимости от обстоятельств. В двух списках Евр. А и С эти стихи читаются довольно различно, причем С больше соответствует Гр. переводу. В последнем не передана тонкость

 

 

12

Евр. оборота в начале 11 стиха: «не будь веющим» вместо «не вей» Гр.; Сл.: «Не вей себе всяким ветром и не ходи всяким путем (Остр. прибавляет: «неподобным»): сице грешник двоязычен. Буди утвержден в разуме твоем и едино буди слово твое». Здесь слова:

«так — грешник двуязычный» (поступает)

являются вставкой в Гр., взятой из 6, 1,—ни в Евр., ни в Сир. ее не имеется. Вторая часть 11 стихав Евр. А читается: וּפוֹנֶהשִׁבוֹלֶתדֶרֶךְ «и (не будь) обращающимся» или «не направляйся на путь потока», т. е., вероятно, не будь похож на поток, стремящийся куда придется; в Евр. С читается иначе: יְאַל לְכָל תִּלֵךְ «и не ходи по всякой дороге»; это последнее чтение подтверждается Гр. и Сир., — в последнем только первое слово соответствует Евр. А: «не направляйся»,— так что может быть признано первоначальным, Евр. А— вариантом к нему, а не совсем уместное здесь слово шиббӧлет—ошибкой вместо шэбӣл. В 12 стихе слово דַּעְַתֶּךָ, в «знании твоем», читалось в обоих списках, но в Евр. С было затем исправлено в דְבָרֶךָ в «слове твоем»,— явно ошибочно, под влиянием этого Слова в конце стиха; переводы против такой поправки. Остальные разночтения двух списков Евр. касаются только написания слов и их грамматической формы. В Гр. после «в разуме твоем» некоторые кодексы прибавляют: «твердом» или «твердо» (70, 106, 24S, 253). Лат. свободно: «не вей себя на всякий ветер и не ходи на всякую дорогу, ибо так всякий грешник испытывается в двойном языке. Будь тверд на пути Господнем, и в истине разум твой и знание, и пусть сопровождает тебя слово мира и правды».

13 — 14. Начав говорить о том, каких правил мудрец должен держаться в отношении к собственной речи, и сказав о твердости убеждений и верности своему слову, автор далее требует умеренности в речи: мудрец должен больше слушать чем говорить. «Будь скор, когда слушаешь»,—буквально: «при слушании»,—«и не спеши давать ответ», точнее: «и в медленности духа возвращай изречение»; это правило, обязательное для всякого, желающего быть вежливым и вести разговор с пользою для себя и собеседника, подкрепляется другим, предостерегающим от пустословия: «если имеешь что-либо», буквально:

 

 

13

13

«если есть при тебе, отвечай ближнему своему, а если нет, — положи руку свою на уста свои», в Евр. короче: «а если нет,—руку твою на уста твои!» т. е. не говори ничего, молчи, так как рука на устах—знак молчания, ср. Прит. 30, 32 (по евр. тексту), Иов. 21, 5. Изречение, записанное в 13 стихе, вошло, несомненно, в пословицу и приведено из уст народных, апостолом Иаковом в своем послании: «да будет всяк человек скор услышати и косен глаголати, косен во гнев» Иак. 1, 19; это не цитата, а именно пословица, введенная апостолом в собственную речь. И здесь Евр. С значительно отступает от Евр. А, с которым в общем согласны и переводы. Сл.: «Буди скор в слушании твоем и с долготерпением отвещай ответ. Аще есть в тебе разум, отвещай искреннему, аще же ни, то буди рука твоя на устех твоих». Гр. гл. имеет здесь две небольшие и одну значительную прибавку. Именно, после слов «в слушании» прибавляет: «добром» (70, 106, 248, 253, Срl.). а после «отвещай ответ» прибавляет: «прямой» (70, 248, 253, Срl.); кроме того, между двумя частями 13 стиха, после «в слушании добром», в некоторых списках (70, 248, Срl.) читается:

«и да будет в истине жизнь твоя».

Замечательно, что, исключая последнюю большую прибавку, две остальные читаются и в Евр. С: «будь тверд в слушании добром и в медленности отвечай ответ твердый». Отсюда можно заключить, что некоторые прибавки, имеющиеся в Гр. гл., были внесены еще в еврейский текст и оттуда были приняты в греческий перевод. Чтение Евр. С является вариантом к первоначальному, сохраненному в Евр. А; вариант этот был записан, может быть, со слов, как пословица. Выражение רוּהַ בְּאֶרֶךְ значит буквально: «в медленности духа», и употребляется обыкновенно для обозначения долготерпения, как и переведено в Гр. и Сл.,— в этом значении выше (ст. 4) употреблено подобное же выражение אַפַיִם אֶרֶךְ «долготерпелив»; но здесь после слов: «будь скор в слушании», естественно принимать это выражение в буквальном смысле и переводить: «в медленности духа» или «не спеша». В 14 стихе прибавки: если есть у тебя «знание», σύνεσις в Гр. и «положи» руку на уста в Сир. и Евр. С, сделаны для пояснения текста и не принадлежат к первоначальному тексту. В Лат. также есть

 

 

14

несколько прибавок и отступлений от подлинника: «будь кроток для слушания слова, чтобы понимать, и с мудростью предлагай ответ верный. Если есть у тебя понимание, отвечай ближнему, если же нет, пусть будет рука твоя на устах твоих, чтобы не быть тебе пойманным на слове невоспитанном п не устыдиться».

15—17. «В речах—слава и бесчестие», или буквально: «слава и бесчестие в руке говорящего, и язык человека приводит его к падению», или «язык человека—падение его»; подобная же мысль содержится в Прит. 18, 21: «смерть и живот в руце языка, удержавающие же его снедят плоды его», и в Евангелии Матф. 12, 37 говорится: «от словес своих оправдишися, и от словес своих осудишися». Премудрый говорит, что от речей человека зависит или слава, или бесчестие его, и что ненадлежащие речи, неосторожные слова часто бывают причиной гибели человека, как и у нас говорится: «язык его—враг его». Это— новое побуждение к тому, чтобы мудрый соблюдал совет больше слушать и меньше говорить, изложенный в 13—14 стихах. Если же говорит человек, то должен быть верен слову своему (ср. 12 стих) и не быть двоедушным и наушником. «Не прослыви человеком двоедушным и не наушничай языком своим». שְׁתיִם בַּעַל буквально «муж двойственности», т. е. человек двоедушный, как «муж снов»—сновидец Бт. 37, 19, «муж завета»—союзник Бт. 14, 18 и мн. др.; תְּרֵנֵּל אַל от рагал «исследовать (регелнога), быть соглядатаем, шпионить», здесь может иметь значение: «не наушничай», не доноси тайно на другого, особенно—неправды, не клевещи. Ближайшее побуждение к исполнению этого совета высказывается далее: «потому что на воре лежит» или буквально «сделан срам, а на двоедушном человеке—еще больший позор» или «позор злой»; вор крадет имущество человека, а двоедушный, наушник, клеветник—его доброе имя, которое, но словам бен-Сира, драгоценнее сокровищ и счастья (41, 15—16). Сл. согласно с Гр.: «Слава и бесчестие в беседе, и язык человечь падение ему. Не слови шепотник и языком твоим не уловляй: На тате бо студ есть, и зазор лукав над двоязычным». Сир. в конце 15 стиха переводит свободно: «ведет к падению», в остальном точно следует Евр. тексту. Гр, вместо «в руке говорящего» в 15

 

 

15

стихе свободно переводит: «в беседе», ἐν λαλιᾷ; вместо «муж двойственности» или «двоедушный» в Гр. читаем ψίθυρος «наушник», Сл. «шепотник» в 16 стихе, а в 17-м δίγλωσσος «двуязычный»,—первое есть, вероятно, свободный перевод того же Евр. выражения. Μὴ ἐνέδρευε «не подстерегай из засады», Сл. «не уловляй», Р. 59 «не строй козней»— верно передает смысл Евр. ’ал тэраггал «не наушничай»; стоящее в Евр. после этого слова רֵעַ —не наушничай «на ближнего» не передано в Гр. и Сир. и, вероятно, есть позднейшая прибавка, взятая из 14 стиха. И слова נִבְרְאָת «создан, сделан» срам на воре, лежит срам, Гр. не передает, если не считать έστίν: «на тате бо студ есть» Сл.; однако Сир. передает это слово, почему его следует признать первоначальным. Гр. гл. (70, 106, 248, 253, Срl.) прибавляет после «стыд»—«жалкий», μοχθηρά. В Лат. еще больше таких прибавок: «в речи умного», «язык безрассудного» в 15 стихе, «и языком твоим не будь пойман и посрамлен» в 16-м, а 17-й в Лат. читается: «ибо на воре—позор и презрение, и злейшее пятно (denotatio) на двуязычном, наушнику же ненависть, вражда и поношение». Как мы видели, стих 16 внесен в Евр., в качестве прибавки, после 4. 32 под влиянием, вероятно, речи о хвастливом на языке и слабом на деле, в 33 стихе 4 главы.

5, 18—6, 1. В сношениях с людьми следует быть очень осторожным, чтобы не повредить друзьям и не получить вследствие этого дурной славы. «Ни в малом, ни в великом не поступай дурно», תַּשְׁחֵת אַל от шахат «портить, разрушать», а затем—«поступать развращено, дурно», как в Исх. 32, и; «беззаконноваша людие твои»; по связи речи, в Сир. 5, 18 говорится о дурных поступках против друзей, и именно о наушничестве и двоедушии: ни по какому случаю,—важному или ничтожному, все равно,—не должен человек поступать вероломно с друзьями: «и вместо друга не будь врагом», т. е. будучи другом, зная все дружеские тайны, не окажись врагом своему другу, передавая эти тайны другим, наушничая на друга, говоря ему одно, а его врагам— другое. Такое вероломство рано или поздно обнаружится и покроет позором двоедушного человека, погибнет его доброе имя: «имя бесчестное получит в удел стыд и позор», т. е. человек с именем, запятнанными, веролом-

 

 

16

ством, на всю жизнь будет окружен позором, — «так будет с человеком злым, двоедушным», или: «так человек злой, муж двойственности». Нужно иметь в виду, как высоко ставит бен-Сира доброе имя человека, и тогда будет понятно, что он назначает весьма высокое наказание за вероломство. Сл.: «О велице и о мале не неразумевай (Остр. положительным оборотом: «разумевай»). И вместо друга но буди враг: имя бо лукаво студ и поношение наследит, сице грешник двоязычен»: здесь, как и в Гр., 6-я глава начинается вторым полустишием 18 стиха. «Не неразумевай», Гр. μὴ ἀγνόει «не ошибайся», передает, может быть, תִּשְׁגֶּה אַל «не заблуждайся», как вариант Евр. ’ал ташхет, «не поступай дурно». Первое полустишие 1 стиха очень трудно для разбора. В Евр. оно читается: חְֶרפָה תּוֺדִישׁ וְקָלוֺן רַע שֵׁם; трудно понять, какое из трех имен существительных служит подлежащим и какое дополнением к глаголу «наследует», «даст во владение». Гр. дает ключ к решению этого вопроса, он переводит буквально все слова: ὄνομα γὰρ πονηρὸν αἰσχύνην καὶ ὄνειδος κληρονομήσει, — здесь «имя дурное» является подлежащим, оно «получит в удел стыд и позор»; буквальность перевода говорит в пользу его верности первоначальному тексту, в котором, следовательно, вжалôн стояло в конце фразы, после херпâ, и может быть, вместо женского рода тôрили глагол читался в мужеском роде: יוֺרִישׁ. Сир. переводит это место свободно: «чтобы тебе не наследовать дурного имени и проклятия (קללה вместо קָלישׁ), и бесчестие и грех тому, кто ходит двумя путями». Во второй части стиха «грешник» в Гр. есть свободная передача Евр. ’ӣш раъ «муж злой». В некоторых списках Гр. после «не ошибайся» прибавлено «ни в чем» (70, 248, Срl.), вместо κληρονομήσει читается κληρονομήσεις «получишь в удел» (70, 253), как в Сир., а в конце 1 стиха прибавлено: двуязычный «будет иметь бесчестие» ( 70, 106. 248, Срl.). Лат. дает истолковательный перифраз: «правильно поступай одинаково в малом и великом, не делайся для ближнего врагом вместо друга; ибо поношение ц бесчестие наследует злой и всякий грешник завистливый и двуязычный».

2—4. Человек должен жить по закону Божию и по указаниям премудрости, а не по требованиям собствен-

 

 

17

ных дурных наклонностей, страстей; горе человеку, подпавшему власти страстей: они приведут его к погибели, на радость врагам. «Не впади во власть страстей твоих», буквально: «в руку души твоей»; здесь душа представляется носительницею низких, животных потребностей человека, в противоположность премудрости, которая, живя в человеке, направляет его к духовным благам; в этом. смысле в Прит. 23, 2 (Сл. 3) «душа» обозначает алчность, так что נֶפֶשׁבַּעַל«муж души» значит то же, что «муж алчности», Рус. «алчный», Слав. «несытнейший». Раз человек отдается во власть страстям своим, он неминуемо погибнет: как корова обедает иной раз плоды молодого дерева вместе с листьями, оставляя только сухой ствол,—так страстная душа погубит человека, не обуздывающего ее вожделений, и погибель его доставит радость врагам. Большие трудности для понимания представляет вторая часть 2 стиха, в связи с дальнейшими словами. В Гр. и Сл., эти три стиха читаются: «Не возноси себе советом души твоея, да не расхищена будет аки юнец душа твоя (Остр. опускает целое предложение от слов: «да не» до «душа твоя»): Листвие твое пояси, и плоды твоя погубиши, и оставиши себе яко древо сухо. Душа лукава погубит стяжавшего ю, и порадование врагом сотворит его». Фразе: «чтобы душа твоя не была растерзана (Сл. «расхищена»), как вол», ἵνα μὴ διαρπαγῇ ὥς ταῦρος ἡ ψυχή σου, в Евр. соответствует: עָלֶיךָ חֵילְךָ וּתְעַבֶּה «и сделает тучною силу твою свыше тебя»; можно думать, что здесь имеется в виду телесная, животная сила человека, которая, увеличиваясь, может подавить его умственные и нравственные силы. Но последнее слово Евр. фразы, ъалейка «над тобою», явилось здесь, несомненно, ошибочно, под влиянием следующего такого же слова: עָלֶיךָ «листья твои»; однако, без этого слова полустишие остается слишком коротким, и можно думать, что здесь опущено какое-то слово, и переводы Гр. и Сир. указывают, что опущенное слово имело значение: «как вол». Правда, это неожиданное сравнение много затрудняло толкователей, так что они предлагали здесь разные поправки, чтобы добиться более удовлетворительного смысла, однако свидетельство двух переводов в данном случае едва ли может быть оспариваемо. Так, Бендтсен думал, что в первоначальном тексте стояло

 

 

18

здесь כְּשׁוֺרֵק «как виноградная доза», а переводчики прочитали כְּשׁוֺר «как вол», Риссель предполагал чтение כְּשׁוּרָה «как виноградник», Друзий כְּתוֺר «как горлица», Бётчер ὡς σταυρός, «как кол», вместо ὡς ταῦρος, Эйхгорн ὡς ταώς «как павлин» и т. и. 1). Все догадки, предполагавшие иное еврейское чтение, а не то, какое передано в переводах, не оправдались Евр. текстом, но и он не дал разрешения трудного вопроса; во всяком случае, не будет ошибки признать, что в первоначальном еврейском тексте стояло здесь сравнение кэшôр или иное подобное с значением «как вол». Сказуемое передано в Гр. глаголом διαρπάζω «терзать, грабить», которым в 36, 27 передается еврейский глагол בָּעַר, Сир. переводит: «и не взыщет, как вол, силы твоей»,—предполагается еврейский глагол בָּעָה «искать»; отсюда можно заключить, что Евр. чтение תעבה «сделает тучною» не есть бесспорное, и что вместо него мог стоять другой глагол, напр., תּבַעֵר, переданный в Гр., с значением «истребит, уничтожит», буквально: «сожжет»; в Исх. 22, 5 этот глагол употребляется в законе о потраве в значении «стравить»,—это значение может дать ключ к пониманию и разбираемого места книги бен-Сира. Травят чужие поля, выпуская на них свой скот, как и в Исх. 22, 5: «аще же кто потравит ниву или виноград, и пустит скот свой пастися на чужой ниве», и т. д.; здесь, в Сир. 6, 3, человек, предавшийся страстям, представляется под образом дерева, с которого срывают листья и плоды и оставляют его голым,—продолжается, очевидно, сравнение, начатое во 2 стихе. Если же так, то «вол», о котором здесь говорится, является именно тем животным, которое обедает листья и плоды. Не препятствует относить к «волу» глаголы 3 стиха и женский род этих глаголов, так как «вол» шор употребляется в Библии не только о воле, но и о корове и имеет здесь значение собирательное 2). Таким образом, премудрый, говоря о страстях, подтачивающих силы человека, сравнил эти страсти с волом, обгладывающим молодое дерево; в Пр. 7, 22

1) См. О. Fritzsche, Kurzgef. exeg. Handbuch zu den Apokryphen, 5 Lief., Leipzig 1859. S. 35—36.

2) Cm. W. Gesenius’ Hebräische Grammatik, völlig umgearbeitet von E. Kautzsch.26 Aufl. Leipzig 1896. S. 458.

 

 

19

вол является образом похотливого человека, и в Иер. 50, 11 волы являются образом людей, преданных страстям: сильное, упрямое и сердитое животное вполне пригодно для сравнения с ним необузданных страстей человека. Продолжая сравнение, премудрый говорит уже о воле, как образе страстей, и о подчинившемся им человеке, как о дереве: «листья твои он съест, и плоды твои уничтожит, и оставит тебя, как сухое дерево»,—такая участь действительно постигает иногда молодые деревца, которые обгладываются скотом и засыхают. Подобным образом понимал данное место и Р. 59, переводя его, применительно к сирскому и латинскому переводам, так: «не возносись мыслью души своей, чтобы она не погубила тебя, как дикий вол, не поела твоих листьев, не истребила твоих плодов и не оставила тебя, как сухое дерево».

Гр. свободно переводит начало 2 стиха: Евр. «не впади в руку души твоей», а Гр. «не превозноси себя по воле души своей». Второе лицо глаголов в 3 стихе в Гр., как очевидно само собою, употребляется ошибочно. В 4 стихе вместо единственного числа: «стяжавшего ю» в Сл. и Гр., как и в Сир., в Евр. стоит множественное: «обладающих ею», но смысл от этого не изменяется, и легко предположить незначительную описку в Евр., произведшую изменение числа (лишнне י). Конец 4 стиха буквально с Евр. читается: «н радость врага постигнет их», в Гр. и Сир. свободно: «и сделает его предметом радости для врага»; так же свободно Гр. «душа лукава» вместо Евр. «душа сильная, жестокая», или «страстная», как в Ис. 56, 11: «пси бесстуднии душою, не ведяще сытости». Лат. свободно передает 2 стих: «не превозносись в помышлении души твоей, как вол, чтобы не была исторгнута доблесть твоя глупостью», а в конце 4 стиха прибавляет: «и доведет до жребия нечестивых».

 

Об ИСТИННОЙ И ЛОЖНОЙ дружбе (Сир. 6, 5 — 17).

5. Язык сладкоречивый умножает друзей,

и приятные уста заводят знакомства.

6. Пусть будет у тебя много знакомых,

но советников—один из тысячи;

 

 

20

7. если заводишь друга,—заводи осмотрительно

и не спеши доверяться ему.

8. Ибо бывает друг—только на время,

и он не останется с тобою в день скорби:

9. бывает друг, который превратится во врага

и обнаружит ссору, позорную для тебя;

10. бывает друг—участник стола,

и не найти его в день несчастия.

11. В счастии твоем он—как ты сам,

а в несчастий твоем удаляется от тебя;

12. если постигнет тебя несчастие, он обращается против тебя

и скрывается от лица твоего.

13. От врагов твоих отдаляйся

и с друзьями своими будь осторожен.

* * *

14. Верный друг—твердая защита,

и кто нашел его, тот нашел сокровище;

15. нет цены верному другу,

и нет меры пользе от пего;

16. верный друг—врачевство для жизни,

и только боящиеся Бога приобретут его.

17. Боящийся Господа пользуется верною дружбой,

потому что каков он сам, таков и ближний его.

* * *

 

Между различными пороками, против которых предупреждал премудрый, был порок двоедушия, делающий из друга врага, 6, 1, ср. 5, 11—17; это дает автору повод далее подробно говорить о дружбе и раскрыть качества как ложного друга, так и истинного,—этим и занят небольшой отдел книги бен-Сира, 6, 5—17.

5. Больше всего друзей бывает у того, кто умеет приятно говорить, так как дружба обыкновенно начинается беседою. «Язык сладкоречивый», или «гортань сладкая умножает друзей, н уста приятные заводят знакомство», с Евр. буквально: «приветствующие миром», т. е. часто приветствуют знакомых и отвечают на их приветствия. В Евр. в первом полустишии употреблено единственное число: «друга», в смысле собирательном, вместо «друзей», как и в переводах,—Сл.: «Гортань сладок умножит други

 

 

21

своя, и язык доброглаголив умножит добры беседы» здесь в конце стиха, как и в Гр., «умножит» прибавлено по смыслу, а «добры беседы»—свободный перевод Евр. слов «приветствующие миром». Сир. переводит свободно весь стих: «приветливые уста,—много друзей у него, и речь праведников есть пожелание мира»; еще свободнее Лат.: «сладкое слово умножает друзей и укрощает врагов, и язык приятный изобилует у хорошего человека».

6—7. Но легкость приобретения друзей для человека, приятного в разговоре, не должна располагать к заведению как можно большего количества друзей; не следует легкомысленно относиться к заключению дружбы. «Пусть будет у тебя много знакомых», буквально «много мужей мира твоего», приветствующих тебя словом: «мир!» — «но советников» или «мужей совета твоего», т. е. посвященных во все твои тайны, — «один из тысячи». Этот мудрый житейский совет автор раскрывает далее в параллельном стихе: «если заводишь друга,—заводи осмотрительно и не спеши доверяться ему»; полное доверие другу должно вызываться не легкомыслием доверяющегося, а продолжительным испытанием верности друга. Евр. «мужи мира твоего» в Сир. передается довольно точно: «осведомляющиеся о твоем благополучии», т. е. приветствующие тебя, а в Гр. не совсем удачно: οἱ εἰρηνεύοντες «живущие в мире». Во второй части 6 стиха в Евр. употреблено единственное число «муж совета», а в Гр. совершенно правильно—множественное, так как выражение это имеет здесь собирательное значение. בניםיוןв Евр. следует читать, вероятно, בְּנִםׇיוֺן «в испытании», т. е. осмотрительно, ср. 4, 19. Сл.: «Мирствующии (Остр.: смиряющийся) с тобою да будут мнози, советницы же твои един от тысящ. Аще стяжеши друга, во искушении стяжи его, и не скоро уверися ему». Стих этот приводится, с некоторыми изменениями, и в талмуде (Synhedrin f. 100b, Jebamoth f. 63b), a также y Саадии Гаона 1).

8—10. Осторожность при заключении дружбы необходима потому, что часто друзья бывают ложные: «бывает друг— только на время», или с Евр. «сообразно с временем», т. е. пока ему выгодно, «и он не останется с тобою в

1) См. Cowley а. Neubauer, The original hebrew of Eccli., p. XX.

 

 

22

день скорби», когда ты будешь нуждаться в поддержке и помощи,—ложный друг тогда-то и оставит тебя, не желая расстраивать себя видом твоего горя или боясь, что придется помогать тебе. Бывает и такой друг, «который превратится во врага и обнаружит ссору, позорную для тебя», буквально: «ссору позора твоего»; при разрыве с другом человек благородный не станет говорить худого про бывшего друга, но человек низкий, поссорившись с другом, превращается в злейшего врага, старается опозорить своего бывшего друга, пользуясь для этого всем, что узнал про него во время близких с ним отношений. Наконец, бывают друзья своекорыстные, любящие жить на чужой счет,—такие, конечно, первыми покинут человека, когда постигнет его несчастье: «бывает друг—участник стола», любящий только покушать у друга, «и не найти его в день несчастия»,—та же мысль и в Пр. 19, 4. Все эти три стиха имеют одинаковое начало: אוֺחֵב יֵשׁ «есть друг», только в 8 перед этими словами стоит союз кӣ «потому что», которого нет в Сир. Впрочем, в Сир. нет и двух следующих стихов, 9 и 10,—очевидно, по недосмотру, вследствие одинакового начала всех стихов, или сходного окончания 8 и 10 стихов: צׇרָה «скорби» и רׇעׇה «несчастия». Гр. и Сл. передают эти стихи очень точно: «Есть бо друг во время свое, и не пребудет во время скорби твоея; И есть друг, пременяяйся во врага, и свар поношения твоего открыет; И есть друг общник трапезам, и не пребудет во время скорби твоея». Вместо «во врага» εἰς ἐχθρόν в 9 стихе, как читается в Сл. и некоторых списках Гр. (А, С, 70, 55, 106 и др.), в других списках стоит εἰς ἔχθραν, переходит «во вражду», — вероятно, это чтение и есть первоначальное в Гр., оно свободно передает Евр. текст; Лат. отступает только в 9b: «и есть друг, который обнаружит ненависть, и ссору, и поношения».

11—12. Описывается ложный друг, который остается другом только до тех пор, пока человек счастлив, и покидает его, как только он впадает в несчастие. «В счастии твоем он—как ты сам», т. е. кажется теснейшим твоим другом,—«второй ты», как в Р. 59,— «а в несчастий твоем удаляется от тебя; если постигнет тебя несчастие, он обращается против тебя и скрывается

 

 

23

от лица твоего». Гр. и Сл.: «И во благих твоих будет якоже ты, и на рабы твоя дерзнет; Аще смирен будеши, будет на тя, и от лица твоего скрыется». Первая фраза 11 стиха: «и во благих твоих будет якоже ты» означает то же, что и в Евр.: во время счастья твоего он будет, как ты; но Рус., под влиянием второй части стиха, понимает ее узко: «в имении твоем он будет как ты», т. е. будет бесцеремонно распоряжаться твоим имуществом, как своим. Во второй же части 11 стиха Гр. далеко отступает от Евр.: вместо «и в несчастий твоем удаляется от тебя» מִמֶּךָ יִתְנַדֶּהוּבְרׇעֽתְךָ, Гр. имеет: «и дерзко, свободно будет обращаться, παῤῥησιάσεται, с домочадцами твоими», т. е. будет распоряжаться ими, как в собственном доме; может быть, Гр. читал יִתנוֺדַד וּבְרׇעָֽתְךָ. Евр. чтение подтверждается Сир. Вместо Евр.: «если постигнет тебя несчастие», Сир. имеет: «если падешь», а Гр.: «если ты будешь унижен»,—свободный перевод тех же Евр. слов, как и далее в Сир.: «пойдет и скроется от тебя». Лат. очень неправильно передает свой Гр. подлинник: «Если друг останется неизменным, то пусть будет как бы равным тебе и пусть доверительно поступает с домочадцами твоими. Если он уничижит себя перед тобою и скроет себя от лица твоего, то ты будешь иметь единодушную добрую дружбу». Нельзя не заметить, что Лат. переводчик очень плохо понял смысл Гр. текста и изложил здесь свою собственную мысль, воспользовавшись только отдельными словами подлинника.

13. Как заключение к предшествующим советам, выставляется общая мысль: «от врагов твоих отдаляйся и с друзьями своими будь осторожен». Врагов легко узнать, от них следует держаться подальше, чтобы они не могли причинить много вреда; гораздо опаснее ложные друзья, могущие воспользоваться своею близостью к человеку во вред ему,—вот почему бен-Сира советует ко всем вообще друзьям относиться осторожно, чтобы узнать, кто из них истинный и кто ложный друг. Стих приведен у Саадии Гаона согласно с Евр., только вместо הִשׇּׁמֵר«будь осторожен, внимателен», Саадия употребляет синоним הִזׇּהֵר «будь осторожен». Переводы следуют Евр.; Сл.: «От врагов твоих отлучися и от другов твоих

 

 

24

внимай», Сир.: «от врага твоего удаляйся и друга твоего остерегайся», единственное число в собирательном смысле.

14—16. В противоположность другу ложному, которого следует остерегаться, верный друг является неоцененным сокровищем для того, кто его имеет, и наградою ему от Бога за благочестивую жизнь. «Верный друг— твердая защита, и кто нашел его, тот нашел сокровище; нет цены верному другу, и нет меры пользе от него», или добру, приносимому им тебе, так как истинный друг заботится о тебе, как о самом себе и даже более: известны случаи, когда друзья отдавали за друга свою жизнь; библейский пример верной дружбы—Ионафан, сын Саулов, преданный друг Давидов (1 Цар. 19, 1—7, 20 гл., особенно 33 ст., и др.). Верный друг заботится не только о внешнем благополучии друга, но и о душе его, и готов всегда удержать его от несправедливого дела, исправить его ошибки; в этом отчасти смысле премудрый говорит далее, что «верный друг—врачевство для жизни», такое лекарство, которое поддерживает жизнь. Вот почему такое великое благо, как истинный друг, посылается Богом только людям благочестивым: «и только боящиеся Бога приобретут его». Все эти три стиха, соответствующие трем стихам о ложном друге, ст. 8—10, имеют в первой части тожественные выражения אְֶמוּנׇה אוֺהֵב «друг верности», или «верный», хотя это выражение и не везде стоит в начале стиха, как было в прежде отмеченных случаях. Гр. и Сл.: «Друг верен—кров крепок, обретый же его, обрете сокровище (Гр. список 70 прибавляет: сокровище «благословения»). Другу верну несть измены, и несть мерила доброте его. Друг верен—врачевание (Остр.: утеха) житию, и боящийся Господа обрящут его». «Доброте его», τῆς καλλονῆς αὐτοῦ, в Евр. לְטוֺבׇתוֺ собственно «добрым качествам его» или же «добру, получаемому от него», «пользе от него»,—последнее по смыслу правильнее. Во всяком случае, очень узко понимает это выражение Рус.: «доброте его»; правильнее Р. 59: «и достоинству его нет цены». Вместо слов: «кров крепок», σκέπη κραταιὰ «крепкий покров», «твердая защита», в Евр. читается: друг верный— «друг крепости», т. е. «друг твердый»,—так же и в Сир,; но это чтение следует признать ошибочным, так как в двух следующих стихах, параллельных 14-му,

 

 

25

нигде нет повторения слова ’ôгеб «друг» в сказуемом, и здесь оно явилось, как описка; верное чтение сохранено в Гр. Первая часть 16 стиха буквально читается с Евр.: «сумка жизни חַיִים צְרוֺר—друг верный»; цэрôр значит «мешочек, сумка»—для денег, Бт. 42, 35, Прит. 7, 20 («кошелек серебра» Рус., Сл.: «довольно сребра»), ср. Агг. 1, 6;— для мирры Π. Π. 1, 12; в образной речи обозначает то вместилище, в котором хранится у Бога беззаконие человека, Иов. 14, 17 («запечатлел же ми еси беззакония в мешце"), и его жизнь, 1 Цар. 25, 29,—в последнем месте употребляется то же самое выражение, что и у бен-Сира, «сумка жизни» («будет душа господина моего привязана союзом жизни у Господа Бога»), оттуда, вероятно, оно и взято автором. Но переводы Гр. и Сир. согласно читают «лекарство жизни»,—по-видимому, в этом смысле они понимают выражение «сумка жизни», так как едва ли можно предполагать здесь иное еврейское выражение в их подлиннике (напр., צְרִָי «бальзам», как думает Шехтер, или סַם— арамейское слово для обозначения порошка, лекарства, как предполагает Изр. Леви). И понимание древних переводов можно признать правильным, так как трудно придумать иное объяснение такого образа; выше сказано, что сумочки употреблялись иногда для мирры, значит, они могли служить вместилищем и лекарственных мазей,— этим и объясняется, вероятно, понимание Гр. и Сир. переводчиков. «Лекарство жизни» или «врачество для жизни»— этот перевод правильно выражает мысль автора, желавшего сказать, что истинный друг поддерживает жизнь человека и исправляет ее, если она уклоняется от верного пути. Вторая половина 16 стиха в Сир. передана свободно: «и это тот (есть верный друг), кто боится Бога». Лат. также свободно передает 15b и 16а полустишия: «и вес золота и серебра не сравнится с (non est digna contra) благом верности его. Верный друг—лекарство жизни и бессмертия»...

17. Свою речь о дружбе премудрый заканчивает раскрытием только-что высказанной мысли о том, что верного друга может иметь только благочестивый. «Боящийся Господа пользуется верною дружбой, потому что каков он сам, таков и ближний его“: другом его может быть только благочестивый же человек, а такой никогда не сде-

 

 

26

лается ложным другом,—вот почему благочестивый имеет верных друзей. Такое чтение стиха восстановлено по древним переводам, которые здесь сохранили, по-видимому, первоначальный вид текста: Гр. и Сл.: «Боящийся Господа управляет дружбу свою, якоже бо сам, тако и искренний его»,— «управляет», т. е. делает прямою, правильною, верною», Сир. во множественном числе: «боящиеся Бога пребудут в его дружбе» и т. д. В Евр. же первая часть стиха опущена,—очевидно, потому, что она начиналась одинаково со второю частью предыдущего стиха,—а для дополнения стиха, оставшегося только в одном полустишии, прибавлена новая фраза, и стих получился такой: «ибо как он, так и ближний его, и как имя его, так и дела его», т. е. он благочестив, боится Бога не по имени только, но и на деле. Рус. не совсем правильно передает Гр. подлинник: «боящийся Господа направляет дружбу свою так, что, каков он сам, таким делается и друг его»; Р. 59, ссылаясь на сирский и арабский переводы, предлагает очень свободную, хотя и верную по мысли, передачу: «между богобоязненными бывает прочное дружество, потому что они единомысленны».

Прот. А. Рождественский.


Страница сгенерирована за 0.33 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.