Поиск авторов по алфавиту

Автор:Богородский Я. А.

Первоначальное жилище человѣка на землѣ—рай въ Едемѣ

Земная поверхность въ первое время по созданіи человѣка, при всей напряженности производительныхъ силы природы, въ общемъ представляла еще, нужно думать, довольно однообразный и пустынный видъ1. Царство растительное, хотя было и сильно, и земная суша была сплошь покрыта зеленью во всѣхъ широтахъ; но оно едва ли было повсюду, кромѣ одной центральной точки, разнообразно, какъ сдѣлалось въ большей или меньшей мѣрѣ впослѣдствіи. Можно думать, что наибольшая часть суши была покрыта какими-нибудь древовидными папоротниками и нѣсколькими другими видами простѣйшей растительной организаціи, удовлетворявшими потребностямъ собственно животныхъ2. Точно такъ же и животное царство, хотя и

_________________________

1 Одобреніе созданнаго: „и увидѣлъ Богъ, что все добро зѣло“, основывалось на божественномъ прозрѣніи въ самое существо тварнаго міра, на соотвѣтствіи каждаго созданія своему предназначенію. Въ данномъ же случаѣ мы говоримъ только о наружномъ видѣ земли, о томъ, чтó могло казаться человѣку со внѣ при его ограниченномъ кругозорѣ.

2 Нѣкоторое удостовѣреніе этого предположенія можно усматривать въ слѣдующемъ разсужденіи св. Ѳеофила Антіохійскаго: „Далѣе (т. е., по созданіи человѣка) Богъ произвелъ изъ земли всякое дерево, прекрасное видомъ и хорошее для пищи (т. е. для пищи людей). Ибо въ началѣ были только сотворенныя въ третій день растенія, сѣмена и травы; въ раю же были созданы деревья превосходной красоты и

193

 

 

имѣло уже всѣхъ своихъ представителей, но было не многочисленно и не имѣло еще повсемѣстнаго распространенія; такъ что въ общемъ суша представляла молчаливый дремучій лѣсъ, и воды океана сравнительно были безжизненны. Но человѣкъ не былъ оставленъ Создателемъ въ какомъ-либо безразличномъ мѣстѣ земныхъ дебрей. Была на землѣ одна точка, на которой всемогущество Создателя уже въ самомъ началѣ привело къ завершенію дѣйствіе всѣхъ жизненныхъ силъ, вложенныхъ Имъ въ землю, гдѣ земля извела изъ себя всѣ свои дары, имѣвшіе затѣмъ постепенно распространиться въ большей или меньшей мѣрѣ по всему лицу ея. Здѣсь растительное царство уже достигло полнаго своего разнообразія и сіяло всѣми своими красотами; здѣсь же главнымъ образомъ пока было сосредоточено и животное царство. На первое указываютъ слова Бытописателя: „и произрастилъ Господь Богъ изъ земли всякое дерево, пріятное на видъ и хорошее для пищи“, на второе—то, что Адамъ увидалъ здѣсь всѣхъ животныхъ и нарекъ имъ имена. Эта точка земной поверхности есть рай въ Эдемѣ, или, по буквальному значенію еврейскаго слова, употребленнаго Моисеемъ, садъ1.

______________________________

пріятности“ (Книга вторая къ Автолику. Памятники древней христіанской письменности. Москва. 1865 г. стр. 51). Повидимому св. Ѳеофилъ полагалъ, что до насажденія рая были на землѣ только простѣйшія виды растеній; прекрасныя же деревья съ плодами, назначенными въ пищу человѣка, были созданы особо, при насажденіи рая. Мы однако же убѣждены, что для насажденія рая не были созданы особые виды растеній (кромѣ, можетъ быть, древа жизни и древа познанія добра и зла), что весь растительный міръ созданъ за одинъ разъ въ третій день, и полагаемъ только, что по особому устроенію Божію высшіе виды растеній къ моменту происхожденія человѣка достигли своего полнаго развитія именно въ Эдемѣ, и пока только въ немъ одномъ.

1 LXX толковниковъ слово גֵּן, употребленное Моисеемъ для обозначенія рая, перевели словомъ παράδεισος, заимствуя его отъ еврейскаго же פַרְדֵס означающаго садъ, отличающійся особеннымъ благоустройствомъ, обиліемъ плодовъ и

194

 

 

Этотъ рай и предназначенъ былъ Богомъ въ жилище первозданнымъ людямъ. Въ настоящее время его нѣтъ на землѣ; онъ изчезъ безслѣдно, или, можетъ быть, вѣрнѣе сказать—измѣнился до неузнаваемости.

Гдѣ же, въ какой точкѣ земной поверхности, находился земной рай? На рѣшеніе этого вопроса положено не мало труда. Впрочемъ древніе христіанскіе богословы не прилагали старанія къ тому, чтобы рѣшить его въ опредѣленномъ смыслѣ; можно сказать, что они совсѣмъ не затрогивали его. Они описывали красоты и богатства рая, разсуждали о безмѣрномъ благоволеніи Божіемъ къ человѣку, выразившемся въ устроеніи для него такого жилища, и проч. Иные усматривали въ сказаніи о раѣ нѣкоторый таинственный смыслъ, указаніе на невещественный рай, на душу че-

_________________________

красотой. Пѣснь Пѣсн. 4, 13—15; 5, 1; Еккл. 2, 5. 6. Корень этого слова въ глагольной формѣ заключаетъ въ себѣ понятіе плодородія и размноженія и въ растительномъ, и въ животномъ царствѣ, и въ родѣ человѣческомъ. Быт. 1, 22; 49, 22; Псал. 104, 24; 127, 3.—Достойно замѣчанія, что тогда какъ во всѣхъ культурныхъ языкахъ не нашлось особаго, собственнаго слова для обозначенія мѣста первоначальной блаженной жизни людей, и вошло въ употребленіе еврейское слово въ его греко-латинской передѣлкѣ—paradisus, имѣющее отношеніе только къ внѣшнему виду обозначаемаго имъ предмета,—въ одномъ славяно-русскомъ языкѣ оказалось особое слово, и притомъ такое, которое имѣетъ отношеніе не столько къ внѣшнему виду блаженнаго жилища первыхъ людей, сколько къ внутреннему, душевному настроенію, обитавшаго въ немъ человѣка, къ его сознанію и чувству. Это видно изъ словъ, имѣющихъ общій корень съ словомъ „рай“; напримѣръ: радость, радушіе (доброта, душевная привѣтливость), радуга, райдуга (областн. нар.), весе́лка (малоросс.), т. е., прекрасная, веселая дуга; отсюда радужныя надежды, т. е., ожиданіе пріятнаго. Райкій (о звукѣ)—звонкій, гулкій, пріятный, веселый звукъ. Идея, заключающаяся въ корневыхъ звукахъ ра и рад, раскрывается еще чрезъ сопоставленіе ихъ съ греческими словами, имѣющими тотъ же корень: ῥαΐος, ῤαδινὸς, ῥαδαλὸς—легкій, нѣжный, мягкій, деликатный; ῤᾴστώνη (отъ ῥᾴδιος, превосх. степ.; ῥᾳϊστος) — легкое исполненіе чего-либо, облегченіе духа, благополучіе, счастіе.

195

 

 

ловѣческую съ ея свойствами, на добродѣтели, и проч.1. Нѣкоторые находили нужнымъ только удостовѣрить, что рай, описанный въ книгѣ Бытія, дѣйствительно существовалъ на землѣ, былъ чувственно-осязаемый, а не чисто духовный. Къ этому ихъ побуждали крайности аллегорическаго толкованія, совсѣмъ устранявшаго мысль о реальномъ существованіи рая, изображеннаго Моисеемъ. Но ближайшимъ образомъ мѣстонахожденіе земного рая они не опредѣляли. Такъ, св. Епифаній Кипрскій говорилъ: „рай, откуда мы изгнаны въ лицѣ первозданнаго, очевидно есть прекрасное мѣсто на сей землѣ… откуда истекая Тигръ и Евфратъ и другія рѣки здѣсь показываются, чтобы своимъ теченіемъ орошать нашъ материкъ; не съ неба они текутъ и низвергаются“2. Въ другомъ мѣстѣ онъ объясняетъ противъ кого и противъ чего направлены его вышеприведенныя слова: „многіе о раѣ, говоритъ онъ, иносказательно толкуютъ, какъ напримѣръ, Богомъ гонимый Оригенъ, который восхотѣлъ болѣе вымыслъ привнести въ жизнь, нежели истину; онъ говоритъ: нѣтъ рая на землѣ“3. Тоже встрѣчаемъ у св. Іоанна Златоуста: „для этого, говоритъ онъ, блаженный Моисей записалъ и имя этого мѣста (т. е., рая), чтобы любящіе пустословить не могли обольщать простыхъ слушателей и говорить, что рай былъ не на землѣ, а на небѣ, и бредить подобными миѳологіями“4. У св. Ефрема Сирина, въ его одушевленномъ описаніи красотъ рая, относительно его мѣстонахожденія можно найти только намекъ, что

_________________________

1 Оригенъ. Contra Celsum. Кн. 4. Patrol. Curs. compl. 1857. T. XI, col. 378. ЕфремъСиринъ. Творенія. Москва, 1852 г. Ч. 7, стр. 58—102. ВасилійВ. De paradiso. Oratio III. Curs. compl. T. XXX, col. 62—71. ІоаннъЗлатоустъ. Творенія. Спб. 1898 г. Т. 4, кн. 1, стр. 105—7—11—13. Амвросій Медіоланскій. De paradiso. Cap. III. Curs. compl. T. XIV, 279—283.

2 Творенія. Москва, 1872 г. Ч. 3, стр. 158—9.

3 Тамъ же. Ч. 6, стр. 95.

4 Творенія. Т. 4, кн. 1, стр. 105.

196

 

 

онъ находился на какой-то горѣ, которая превосходила высотою всѣ другія горы земли, и что климатъ этой страны, гдѣ находится эта гора, самый благорастворенный. „Вершины всѣхъ горъ, говоритъ онъ, низки предъ его (рая) высотою. Едва пяты его касались высокія волны потопа; благоговѣйно лобызали стопы его и возвращались назадъ подавить и попрать вершины горъ и высотъ“1. „Когда же согрѣшилъ Адамъ, говорилъ далѣе св. Ефремъ, изгналъ его Богъ изъ рая и по благости своей далъ ему жилище внѣ райскихъ предѣловъ, поселилъ въ долинѣ, ниже рая“2. Благорастворенъ воздухъ, окружающій рай совнѣ; вблизи его каждый мѣсяцъ благорастворенъ; пасмурный февраль тамъ ясенъ, какъ май, холодный и бурный январь плодоносенъ, какъ августъ; а іюнь подобенъ марту; палящій іюль подобенъ росоносному сентябрю3. Сходно съ св. Ефремомъ училъ о раѣ и св. Іоаннъ Дамаскинъ. „Божественный рай этотъ, говорилъ онъ, насажденный руками Божіими въ Эдемѣ—на востокѣ, выше всей земли, освѣщаемый тончайшимъ и чистѣйшимъ воздухомъ, украшенный вѣчно зелеными садами, изобильный благовоніями“, и проч.4. Св. Ѳеофилъ Антіохійскій тоже въ сущности ограничился удостовѣреніемъ, что рай находился на землѣ, а не на небѣ: „что рай былъ земля и на землѣ насажденъ, объ этомъ говоритъ Писаніе: и насадилъ Богъ рай въ Эдемѣ востокѣ, и поставилъ тамъ человѣка, и произвелъ еще Богъ изъ земли всякое дерево, прекрасное видомъ и хорошее для пищи. Выраженіями: „еще на землѣ и „на востокѣ“ свящ. Писаніе ясно научаетъ насъ, что рай находился подъ симъ небомъ, подъ которымъ находятся востокъ и земля. Эдемъ же въ переводѣ съ

__________________________

1 Творенія. Ч. 7, стр. 58—9.

2 Стр. 60.

3 Стр. 96. Здѣсь разумѣются мартъ и сентябрь не нашего климата, а теплаго, притропическаго.

4 Точное изложеніе православной вѣры. Кн. 1, глава 12.

197

 

 

еврейскаго значитъ пріятность. Далѣе указывается, что изъ Эдема выходитъ рѣка для орошенія рая, и затемъ раздѣляется на 4 главныя части: изъ нихъ двѣ, названныя Фиссонъ и Геонъ, орошаютъ восточныя страны, въ особенности Геонъ, который орошаетъ всю эѳіопскую землю, и въ Египтѣ, какъ говорятъ, является подъ именемъ Нила. Остальныя двѣ рѣки, называемыя Тигромъ и Евфратомъ, намъ очень извѣстны, ибо они блики къ нашимъ странамъ“1.

Древніе писатели, вообще склонные представлять рай болѣе въ сверхъестественныхъ, чѣмъ въ естественныхъ условіяхъ, и обращавшіе вниманіе болѣе на догматическія и нравственныя истины, заключающіяся въ Моисеевомъ сказаніи о первоначальной жизни людей, чѣмъ на историческое содержаніе его, не могли сказать что-либо опредѣленное о мѣстонахожденіи рая и по недостатку точныхъ географическихъ знаній. Это видно изъ разсужденій нѣкоторыхъ изъ нихъ о райскихъ рѣкахъ. Географическій кругозоръ того времени ограничивался Переднею Азіею съ прилегающей къ ней Индіей,—о которой имѣлись только смутныя представленія,—небольшою частію сѣверовосточной Африки и европейскими берегами Средиземнаго моря (включая сюда, какъ часть его, и Черное море). Зная изъ Моисеева повѣствованія, что двѣ извѣстныя тогда величайшія рѣки, Евфратъ и Тигръ, берутъ начало въ Эдемѣ, древніе писатели, какъ кажется, подумали, что Эдемская рѣка служила источникомъ орошенія всей земной поверхности, и потому въ двухъ другихъ райскихъ рѣкахъ, Фисонѣ и Геонѣ, хотѣли видѣть двѣ другія извѣстныя имъ величайшія рѣки—Индъ (смѣшивая его иногда съ Гангомъ) и Нилъ. Этимъ только и можно объяснить, что, напримѣръ, св. Епифаній Кипрскій, замѣтивши въ одномъ мѣстѣ, что „Тигръ и Евфратъ и другія рѣки вытекаютъ изъ рая,

_______________________________

1 Памятники древней христіанской письменности. Москва, 1863 г., стр. 51.

198

 

 

чтобы своимъ теченіемъ орошать нашъ материкъ“1, съ увѣренностію говоритъ: „и мы видимъ Фисонъ очами нашими. Фисонъ есть рѣка, называемая у индійцевъ и Эѳіоплянъ Гангомъ, а Эллины называютъ эту рѣку Индомъ… Вторая рѣка—Геонъ. И мы видимъ чувственную рѣку, а не иносказательную; ибо она спускается по Эѳіопіи… орошаетъ, части Ѳиваиды и Египта и впадаетъ въ сіе море“ (т. е., Средиземное)2. То же самое о рѣкахъ, вытекавшихъ изъ рая, утверждалъ и св. Іоаннъ Дамаскинъ, при чемъ въ общей рѣкѣ, выходившей изъ Эдема и раздѣлявшейся на 4 потока, склоненъ былъ видѣть океанъ, который, по представленію древнихъ, въ видѣ рѣки окружалъ всю землю и служилъ источникомъ ея орошенія3. Хотя св. Ѳеофилъ Антіохійскій, какъ мы видѣли, тоже предполагающій (но не рѣшительно), что Геонъ есть Нилъ, о Тигрѣ и Евфратѣ и замѣтилъ, что эти рѣки хорошо извѣстны; однако же, повидимому они были извѣстны только въ среднемъ и нижнемъ теченіи, источники же ихъ оставались тогда въ неизвѣстности. Это видно изъ того, что по представленію св. Епифанія Тигръ и Евфратъ вытекаютъ откуда-то съ востока, затѣмъ скрываются подъ землею, а въ Арменіи снова выходятъ на поверхность и орошаютъ Ассирію и Персію4. Такое представленіе объ истокахъ Тигра и Евфрата обусловливалось повидимому желаніемъ сблизить ихъ съ отдаленными и тоже неизвѣстными истоками Инда (или Ганга) и Нила. Повторяемъ: древніе очень мало знали земную поверхность. Неудивительно поэтому, что при опредѣленіи мѣстонахожденія земного рая они

_________________________

1 Указ. изд. твор. Ч. 3, стр. 159.

2 Указ. изд. Ч. 6, стр. 101.

3 Указ. соч. Кн. 2. IX, 4. 5. О водахъ.—Мысль о тожествѣ Фисона съ Гангомъ и Геона съ Ниломъ, а также и о томъ, что райская рѣка окружала всю землю, высказана еще ранѣе I. Флавіемъ. Древности. Кн. 1, гл. 1. 3.

4 Твор. Ч. 6, стр. 101—2.

199

 

 

ограничивались только общимъ указаніемъ, что онъ находился гдѣ-то вообще на востокѣ.

Невозможностью, по крайней мѣрѣ съ относительной точностью, опредѣлить мѣстонахожденіе земного рая, описаннаго Моисеемъ, на основаніи признаковъ, имъ указанныхъ, и связанной съ нею другою невозможностью—знать, чтó теперь находится тамъ, гдѣ долженъ былъ быть рай, объясняется и возникновеніе мысли у нѣкоторыхъ изъ древнихъ богослововъ, что рай въ которомъ жили Адамъ и Ева, не исчезъ, а продолжаетъ существовать въ какомъ-то таинственномъ мѣстѣ. Эту мысль допускалъ св. Епифаній Кипрскій. Доказывая противъ Оригена дѣйствительное существованіе земного рая, онъ ссылается на 2 Коринѳ. 12, 4, гдѣ говорится о восхищеніи апостола въ рай, и на слова Спасителя покаявшемуся разбойнику: „днесь со Мною будеши въ раи“1. Св. Ефремъ Сиринъ, упомянувъ, что воды потопа не дерзнули подняться до высоты рая, продолжаетъ описывать его въ такихъ выраженіяхъ, которыя предполагаютъ существованіе его, какъ жилища душъ умершихъ праведниковъ2. Впрочемъ нужно замѣтить, что въ описаніи св. Ефрема рай, изображенный Моисеемъ, и рай, какъ вѣчное жилище всѣхъ праведниковъ (слѣдовательно духовный), такъ слиты между собою, что трудно составить ясное представленіе о мѣстѣ и о природѣ его. „Далекъ, говоритъ онъ, отъ взоровъ рай, недосягаемъ для ока… Въ свѣтломъ вѣнцѣ, какой видимъ около луны, представляй себѣ рай, и онъ также окружаетъ и объемлетъ собою и море и сушу“3. Повидимому св. Ефремъ, хотя и считалъ рай, изображенный Моисеемъ, принадлежащимъ къ земной сферѣ, но мыслилъ его въ условіяхъ, глубоко различныхъ отъ обычныхъ

___________________________

1 Тамъ же. Стр. 95—6.

2 Творенія. Указ. изд. Ч. 7, стр. 58 и дал.

3 Тамъ же. Стр. 59.

200

 

 

земныхъ условій, и самыхъ первыхъ обитателей его, Адама и Еву, представлялъ жившими какъ бы одною духовною жизнію, внѣ связи съ тѣлесною.

Средневѣковые ученые въ вопросѣ о мѣстонахожденіи земного рая не привнесли ничего новаго сравнительно съ древними. Въ своихъ разсужденіяхъ о раѣ они не стали на положительную библейско-историческую или экзегетическую почву, а или повторяли то, что создано воображеніемъ древнихъ, или прибѣгали къ помощи своего собственнаго воображенія. Нѣкоторые, произвольно основываясь на томъ, что нѣкогда плодородную окрестность іорданскую Бытописатель сравнилъ съ „садомъ Господнимъ“ и съ Египтомъ (Быт. 13, 10), предполагали рай тамъ, гдѣ были Содомъ и Гоморра. Другіе думали, что вся обитаемая земля была раемъ1  и что рѣка, которая окружала его, былъ океанъ, окружающій всю землю2. Иные помѣщали его на нѣкоторой горѣ, столь высокой, что она достигала луны и даже выше3. Моисей Варъ-Цефа (X вѣка) полагалъ, что рай расположенъ былъ на землѣ, отличной отъ нашей: болѣе возвышенной и болѣе тонкой и чистой сравнительно съ плотной и грубо-матеріальной, на которой мы живемъ. Онъ повторялъ предположеніе древнихъ о подземномъ теченіи райскихъ рѣкъ4. Наиболѣе положительный и ученый изъ средневѣковыхъ богослововъ Ѳома Аквинскій по-

_______________________

1 Мысль эта заключаетъ въ себѣ долю истины въ томъ отношеніи, что для человѣка въ состояніи первоначальнаго совершенства каждая точка земной поверхности могла быть мѣстомъ блаженства, по скольку оно зависѣло не отъ внѣшней обстановки, а отъ внутренняго, душевнаго состоянія. На первыхъ порахъ съ внѣшней стороны рай сосредоточивался около древа жизни. Но если бы человѣкъ удержался отъ грѣха и размножаясь распространился бы по всей землѣ, то дѣйствительно вся земля стала бы для безгрѣшныхъ людей тѣмъ же, чѣмъ былъ рай въ Эдемѣ для первозданной четы.

2 Sainte bible de Vence. Paris. 1827. T. 1, p. 324.

3 Тамъ же. Стр. 327.

4 Стр. 324—5.

201

 

 

лагалъ, что мѣсто рая недоступно для смертныхъ и отдѣлено отъ насъ чѣмъ-то въ родѣ огненной стѣны, что это отдѣленіе и обозначено въ св. Писаніи подъ образомъ сверкающаго меча Херувимова. Онъ думалъ, что это восхитительное мѣсто находится въ странѣ съ самымъ благораствореннымъ климатомъ и повидимому подъ экваторомъ. Это мнѣніе раздѣляли и нѣкоторые другіе ученые того времени1.

Попытки къ болѣе точному опредѣленію мѣстонахожденія рая принадлежатъ новѣйшему времени: 17, 18 и главнымъ образомъ 19‑му вѣку. Попытки эти были многочисленны2. Но большая часть изъ нихъ не столько уясняли вопросъ, сколько запутывали. Преосв. Филаретъ (московскій) справедливо сказалъ: „не только на землѣ, даже въ цѣломъ мірѣ не осталось почти мѣста, гдѣ любопытство не искало бы, а легковѣріе не находило бы рая“3. Казалось бы, достаточное изученіе земной поверхности,—по крайней мѣрѣ той ея части, гдѣ согласно указаніямъ Моисея, слѣдовало предполагать рай,—должно было поставить вопросъ о его мѣстонахожденіи на твердую почву; но утвердившійся у западныхъ историковъ и богослововъ раціоналистическій взглядъ на Библію, какъ на обыкновенный историческій документъ, какъ на произведеніе только человѣческое, не чуждое разнаго рода погрѣшностей, породилъ неограниченный произволъ въ толкованіи библейскаго текста, плодомъ котораго явились многочисленныя, странныя, почти сумасбродныя гипотезы о мѣстонахожденіи рая. Замѣчательно, что ученые мужи, вооруженные точными географическими познаніями, подъ вліяніемъ раціоналистическаго воззрѣнія на библейскія данныя, въ вопросѣ о раѣ снова

__________________________

1 Стр. 326.

2 Уже около половины 19 вѣка ихъ насчитывали до 80. Pressel. Real-Encyklop. vov Hrtzog. Томъ 20, стр. 333.

3 Записки, руководствующія къ основательному разумѣнію кн. Бытія. 1867 г. Стр. 38.

202

 

 

перешли на почву того самаго баснословія, которое создалось въ древности и въ кругу котораго по неволѣ вращались древніе писатели при недостаткѣ географическихъ знаній въ широкихъ размѣрахъ. Бертó (Bertho) въ своихъ „Географическихъ воззрѣніяхъ, лежащихъ въ основаніи описанія рая“ (1848 г.) видитъ изъ того основоположенія, что при рѣшеніи вопроса о раѣ нужно устранить современныя географическія познанія, что Моисей при опредѣленіи мѣстоположенія рая будтобы сообразовался съ ошибочными представленіями своихъ современниковъ о земной поверхности. Установивши такую точку зрѣнія на сказаніе Моисея, т. е. допустивши баснословный элементъ въ Библіи, онъ спокойно повторяетъ то, что въ свое время писали I. Флавій и другіе древніе писатели; Фисонъ есть Гангъ, Геонъ—Нилъ; рѣкою, раздѣляющеюся на четыре начала, онъ считаетъ Каспійское море (!). Эта рѣка напоминаетъ ему океанъ Гомера, дающій начало всѣмъ рѣкамъ. Заключеніе же такое: Эдемъ будтобы по воззрѣнію Моисея находился вообще въ сѣверной части земного шара, такъ какъ де всѣ народы южной Азіи съ древнѣйшихъ временъ полагали жилище боговъ на крайнемъ сѣверѣ1. Протестантскій богословъ Куртцъ полагаетъ, что Бертò вышеобъясненнымъ способомъ „проложилъ настоящій научный путь“ къ рѣшенію вопроса о раѣ и что такой способъ рѣшенія не нарушаетъ будтобы богооткровеннаго характера Моисеева повѣствованія; такъ какъ де откровеніе удостовѣряло на основаніи географическихъ знаній того времени положеніе рая, а не самыя географическія знанія2. Итакъ присутствіе въ Библіи человѣческихъ ошибокъ, заблужденій, баснословнаго элемента будтобы не протоворѣчитъ богооткровенному характеру ея. Въ этомъ характерномъ раціоналистическомъ софизмѣ, вѣроятно, и заключается „научность“ пути, проложен-

__________________________

1 Kurtz. Geschichte des Fyen Bundes. Berlin. 1853. B. I, S. 57—8.

2 Тамъ же. Стр. 57.

203

 

 

наго Бертò при рѣшеніи вопроса о раѣ. Повидимому эта мнимая научность заключается также въ умозаключеніи, служащемъ исходною точкою для гипотезы Бертó: если мы въ настоящее время, вооруженные точными географическими знаніями не можемъ отгадать, какія рѣки Моисей разумѣлъ подъ Фисономъ и Геономъ; то и самъ онъ не зналъ ихъ, а записалъ то, что нашелъ въ созданіяхъ народной фантазіи. Но такое умозаключеніе далеко отъ требованій строгой логики, и потому антинаучно… Православный богословъ убѣжденъ, что, если бы Моисей не зналъ точно рѣкъ, которыя назвалъ при описаніи рая, и ихъ взаимнаго отношенія, онъ и не назвалъ бы ихъ, а сказалъ бы просто, что рай былъ на востокѣ; въ противномъ случаѣ онъ былъ бы не пророкомъ Божіимъ, а обыкновеннымъ писателемъ, въ родѣ Бероза, Манеѳона и Геродота. Мы сейчасъ увидимъ, куда завелъ этотъ „научный путь“, открывшій широкое поле для фантазіи свободомыслящихъ комментаторовъ. Придумавши гипотезу, что библейское сказаніе о раѣ есть осѣвшій на еврейской почвѣ продуктъ смѣшенія различныхъ баснословій—восточныхъ, греческихъ, даже германскихъ,—они сдѣлали это предполагаемое смѣшеніе, или путаницу, исходною точкою для себя при рѣшеніи вопроса о земномъ раѣ. По мнѣнію, Креднера (Credner) еврейское сказаніе о раѣ есть произведеніе іерархіи, придумано для прославленія происхожденія народа израильскаго. Однако же подъ еврейской оболочкой скрывается истина, нѣкоторыя историческія и географическія данныя. Прегражденіе доступа къ саду съ восточной стороны (Креднеръ разумѣетъ Херувима съ пламеннымъ оружіемъ) указываетъ на то, что онъ прежде со всѣхъ сторонъ, кромѣ восточной, уже былъ недоступенъ. Слѣдовательно положеніе его должно быть на крайнемъ западѣ, и именно на Канарскихъ островахъ, къ которымъ древніе могли представлять себѣ доступъ только съ востока. Невѣжество повѣствователя (т. е., автора книги Бытія) и источники Тигра съ Евфратомъ искало на крайнемъ

204

 

 

западѣ, потому что ихъ теченіе обнаруживаетъ господствующее направленіе съ запада на востокъ1. Такъ же и греки, продолжаетъ Креднеръ, уже во времена Гомера полагали свой Элизій (поля Елисейскія) на самомъ крайнемъ западѣ, на океанѣ, обтекающемъ земной кругъ. Теперь спрашивается: откуда произошло это согласіе двухъ народовъ (т. е., евреевъ и грековъ), которые не занимались мореплаваніемъ и въ древнѣйшія времена стояли внѣ всякаго соприкосновенія? Тѣ и другіе узнали это отъ финикіянъ, которые умышленно разглашали, что доступъ въ западную часть свѣта прегражденъ самимъ Богомъ. По сему начало четырехъ рѣкъ, сообразно съ финикійско-греческо-еврейскою басней, должно находиться въ одной рѣкѣ, т. е., въ океанѣ, по ту сторону столбовъ Геркулесовыхъ. Часть океана, окружающая Европу и Азію съ сѣвера, есть Фисонъ, и земля Эвилатская (Хавила) есть все пространство отъ Остъ-Индіи къ сѣверу и западу чрезъ Европу до Испаніи; часть океана, окружающая Африку и южную Азію, есть Геонъ, и земля Еѳіопская есть пространство отъ Аравіи до западной Африки2 …. Итакъ, не смотря на то, что по прямому библейскому свидѣтельству мѣсто рая должно предполагать тамъ, гдѣ находятся истоки Евфрата и Тигра, т. е., въ Арменіи, его ищутъ на группѣ маленькихъ острововъ, затерявшихся въ водномъ пространствѣ Атлантическаго океана,—по той причинѣ, что еврейскій повѣствователь (т. е., Моисей) по своему „невѣжеству“ могъ предполагать источникъ, изъ котораго берутъ свое начало Тигръ и Евфратъ, въ Атлантическомъ океанѣ. Комментаріи излишни; достоинство гипотезы говоритъ само за себя. Столь фантастическое рѣшеніе вопроса о раѣ принад-

___________________________

1 Правильнѣе бы сказать: съ сѣверозапада на юговостокъ. Притомъ нужно замѣтить, что Евфратъ въ верхнемъ теченіи, на разстояніи цѣлой трети всей своей длины, имѣетъ направленіе прямо съ востока на западъ.

2 Real-Encyklop. von Hertzog т. 20, стр. 347—8.

205

 

 

лежитъ не одному Креднеру. Онъ имѣлъ своихъ предшественниковъ, которые еще въ концѣ 18 и въ началѣ 19 вѣка, вѣроятно, подъ вліяніемъ тогдашней свободомыслящей философіи, столь же смѣло перебрасывали рай по волѣ своей фантазіи, куда имъ вздумалось. Гассе (Hasse) въ своемъ сочиненіи „Права Пруссіи, какъ страны янтаря, быть раемъ древнихъ“ указалъ мѣсто рая на берегу Балтійскаго моря, близь Кёнигсберга. Онъ основывался на данныхъ сѣверо-германскаго эпоса (Эдда), отчасти греческой миѳологіи и особенно на мѣстонахожденіи янтаря. Въ огромныхъ янтарныхъ деревьяхъ (т. е., деревьяхъ, выпускавшихъ янтарь), которыя откапываются изъ земли, онъ увидалъ произведенія земли Эвилатской: смола этихъ деревьевъ въ жидкомъ видѣ есть бдолахъ (анѳраксъ), въ твердомъ видѣ, т. е. окристаллизовавшаяся, есть ониксъ (камень зеленый) и золото. Земля счастливыхъ гипербореевъ греческой миѳологіи напоминаетъ ему Боруссію, т. е., Пруссію, имя которой онъ ставитъ въ связь съ словомъ „Борей“. Островъ блаженныхъ, Эритіа, т. е., пурпурный—островъ Сама на Балтійскомъ морѣ; греческій Элизій—это Глисисвалль (Glisiswall) Эдды, а послѣдній есть стеклянная (Glasland), т. е., янтарная земля; Идаваллеръ (Idawaller) Эдды есть Эдемъ; Фисонъ—Балтійское море1. Нѣкто Даумеръ (Daumer) пришелъ къ мысли, что рай былъ въ Австраліи; такъ какъ послѣдняя есть отечество такъ называемаго хлѣбнаго дерева, въ которомъ ученый усмотрѣлъ райское древо жизни. Изъ Австраліи по его мнѣнію люди, размножившись, переселились въ Америку, а отсюда чрезъ узкій Беринговъ проливъ въ Азію2 … Можно поду-

___________________________

1 Тамъ же. Стр. 348.

2 Даумеръ былъ очень высокаго мнѣнія о своемъ открытіи; „моя новая географическая и этнографическая система, говорилъ онъ, для исторіи то же, что была система Коперника для астрономіи. Vigouroux. La bible et les decouvertes modernes en Palestine, en Egypte et en Assyrie. Paris. 1884. T. 1, p. 74.

206

 

 

мать, что ученые изслѣдователи (если только они заслуживаютъ такого наименованія) намѣренно сочиняли каррикатуры на библейское повѣствованіе о раѣ. Мы остановили вниманіе на вышеизложенныхъ причудливыхъ гипотезахъ для того, чтобы показать, въ какую туманную область произвольныхъ мечтаній увлекаетъ людей такъ называемое свободное отнощеніе къ библейскому тексту, утрата вѣры въ Библію, какъ въ слово Божіе. Успѣхи географіи давали только пищу воображенію, которое провело библейскій рай по всѣмъ частямъ свѣта: кромѣ Австраліи, Канарскихъ острововъ и Пруссіи, его находили въ Палестинѣ, въ Сиріи, въ Месопотаміи, въ Персіи, въ Кашмирѣ, въ Индіи, въ Японіи, въ Америкѣ, на Филипинскихъ островахъ, на Цейлонѣ, наконецъ у подножія Сенъ-Готгарда.

Конечно не было недостатка и въ изслѣдователяхъ съ болѣе трезвымъ направленіемъ мыслей. Справедливо опираясь на опредѣленное указаніе Моисея, что Евфратъ и Тигръ имѣютъ или имѣли своимъ источникомъ рѣку, вытекавшую изъ Эдема, они предполагали исчезнувшій рай именно въ области этихъ рѣкъ. Самое простое соображеніе должно было указывать въ этомъ случаѣ на ту горную страну, въ которой Евфратъ и Тигръ берутъ свое начало, т. е., на Арменію. Но такъ какъ въ послѣдней не оказывалось общей рѣки, которая давала бы начало не только четыремъ отдѣльнымъ рѣкамъ, но даже и двумъ; то желаніе найти эту общую рѣку надолго отвлекло вниманіе отъ Арменіи и навело на мысль искать мѣсто рая въ среднемъ и нижнемъ теченіи Евфрата и Тигра. Начиная съ 16 и до конца 19 вѣка1  дѣлались многочисленныя безплодныя попытки въ этомъ направленіи. Прежде всего привлекло вниманіе соединенное теченіе Тигра и Евфрата (Шатъ-Эль арабъ), и въ немъ хотѣли видѣть общую рѣку,

___________________________

1 Кальвинъ—въ своемъ толкованіи на кн. Бытія и фр. Деличъ—въ своемъ сочиненіи: Wo lag das Paradies. Leipzig. 1881.

207

 

 

при чемъ за Фисонъ и Геонъ принимали два рукава, на которые раздѣлялся Шатъ Эль арабъ предъ впаденіемъ въ Персидскій заливъ. Нѣкоторые обращали вниманіе на протоки, чрезъ которыя многоводный Евфратъ переливалъ часть своей воды въ Тигръ въ томъ мѣстѣ, гдѣ послѣдній очень близко подходитъ къ нему, и думали видѣть въ этихъ протокахъ Фисонъ и Геонъ. Другіе за Фисонъ и Геонъ принимали двѣ рѣчки, впадающія въ Шатъ Эль-арабъ съ лѣвой стороны. Всѣ на этомъ основаніи предполагали мѣсто рая въ плодородной Тигро-Евфратской долинѣ, въ частности около того мѣста, гдѣ впослѣдствіи возникъ Вавилонъ. Съ особенной настойчивостью и самоувѣренностью отстаивалъ свою гипотезу въ этомъ смыслѣ Прессель (Pressel)1. Разобравъ и признавъ неудовлетворительными всѣ предыдущія попытки рѣшить вопросъ о мѣстоположеніи рая (не исключая и тѣхъ, которыя относились къ горной Арменіи), онъ спрашиваетъ: „какимъ образомъ можно достигнуть правильнаго объясненія Моисеева сказанія о раѣ и разрѣшенія всѣхъ трудностей“? и отвѣчаетъ: дѣло такъ просто, какъ яицо Колумба“2. И онъ поступилъ, какъ Колумбъ: какъ послѣдній, чтобы поставить яицо на его заостренный конецъ, говорятъ, разбилъ его скорлупу; такъ и Прессель, чтобы сообщить вѣроятность своей гипотезѣ, нарушилъ прямой и естественный смыслъ библейскаго текста. Онъ находитъ нелѣпою общепринятую (и по смыслу библейскаго текста необходимую) мысль, что одна Эдемская рѣка раздѣлилась на 4 отдѣльныя рѣки: „это, говоритъ онъ, противно всякой физикѣ (?)—представлять себѣ одну рѣку, изъ которой произошло 4 отдѣльныя рѣки; такой рѣки нигдѣ нѣтъ на землѣ и не могло быть (?) нигдѣ также и до потопа; такое представленіе никогда

________________________

1 Real-Encyklop, von Herzog. T. XX. Обширный трактатъ здѣсь о раѣ (Paradies) принадлежитъ Пресселю, и болѣе половины его онъ посвятилъ развитію своей гипотезы.

2 Тамъ же. Стр. 352.

208

 

 

бы не должно было приходить и въ голову толкователямъ, и всего менѣе оно могло прійти въ голову такому замѣчательному человѣку, какъ Моисей“1. Мы сейчасъ увидимъ, что, если кому приходило въ голову представленіе болѣе нежели странное, то именно Пресселю и его предшественникамъ, считавшимъ Эдемскою рѣкою, раздѣлившеюся на 4 рѣки, Шатъ-Эль-арабъ. Прежде всего замѣтимъ, что, хотя дѣйствительно нѣсколько рѣкъ обыкновенно соединяются въ одну, но и въ обратномъ явленіи, т. е., въ раздѣленіи одного потока на два и болѣе, нѣтъ ничего противнаго физикѣ, и даже оно не безпримѣрно. Что могло бы воспрепятствовать многоводному потоку, встрѣтившему на пути двѣ, три или даже четыре ложбины, способныя по своему уровню принять часть его воды, разлиться по всѣмъ имъ и въ такомъ видѣ течь далѣе? Рѣшительно ничто. Многочисленные рукава, которыми многія большія рѣки вливаются въ море, отчасти подтверждаютъ возможность этого явленія. Но если бы кто либо возразилъ, что происхожденіе многочисленныхъ рукавовъ при впаденіи большихъ рѣкъ въ море обусловливается образованіемъ многочисленныхъ намывныхъ острововъ въ устьѣ, и что это явленіе не могло имѣть мѣста въ раю, который, какъ нужно думать, лежалъ очень далеко отъ моря; то мы укажемъ на другое явленіе, которое представляется Пресеелю противнымъ всякой физикѣ. Рѣка Гуанія (Guania), по другимъ обозначеніямъ Ріо-негро2, въ южной Америкѣ, внутри материка, приблизительно на половинѣ своего 700‑верстнаго теченія раздѣлилась и пошла въ двѣ почти діаметрально противоположныя стороны. Правая вѣтвь, за которой осталось то же названіе, пошла на югъ, въ область рѣки Амазонки, а лѣвая подъ

_________________________

1 Стр. 354.

2 Allgemeiner Handatlas in 126 Haupt—und 137 Nebenkaiten. Herausgegeben von A. Scobel. Bielefeld und Leipzig. 1899.

209

 

 

именемъ Кассиквіари пошла на сѣверо-востокъ, въ область рѣки Ориноко, направляющейся къ сѣверному берегу южно-американскаго материка. Если бы эти двѣ вѣтви на своемъ пути встрѣтили такой же рельефъ почвы, которымъ обусловилось первое раздѣленіе, то каждая изъ нихъ въ свою очередь раздѣлилась бы на двѣ части, и предъ нами былъ бы приблизительный образъ того, что представляла Эдемская рѣчная система по описанію Моисея1. Во всякомъ случаѣ даже и одно дѣйствительно существующее раздѣленіе названной рѣки даетъ основаніе думать, что напрасно Прессель отказалъ въ здравомъ умѣ многимъ толкователямъ, допускающимъ раздѣленіе одной рѣки на нѣсколько отдѣльныхъ, и напрасно думаетъ, что Моисей не могъ сказать того, чтò нашли въ его словахъ эти толкователи. Самъ же Прессель дѣйствительно нашелъ въ словахъ Моисея нѣчто противоположное тому, что въ нихъ ясно выражено. Моисей говоритъ: „рѣка выходила изъ Эдема, чтобы орошать рай, и оттуда раздѣлилась на четыре начала“, т. е., на четыре истока отдѣльныхъ рѣкъ… „Нѣтъ, говоритъ Прессель подчеркивая, четыре начала, или головы, суть четыре рѣки, которыя скорѣе напротивъ образовали одну рѣку“2. И чтобы доказать это, онъ ведетъ читателя сначала по Дунаю (съ низу въ верхъ) и показываетъ ему Саву, Драву и Тиссу, впадающія въ Дунай, и потомъ по Рейну и указываетъ два потока, изъ соединенія которыхъ онъ первоначально составился. Вотъ, говоритъ онъ, одинъ Рейнъ, а впереди два; Рейнъ раздѣлился (?) на два начала. Точно такъ же по его разсужденію раздѣлилась и Эдемская рѣка, т. е., согласно его гипотезѣ, Шатъ эль-арабъ: сначала онъ раздѣлился на

________________________

1 Нужно замѣтить, что описанное раздѣленіе американской рѣки имѣетъ мѣсто на водораздѣлѣ, какой представляетъ собою и Арменія, притомъ въ большей степени, посылая изъ себя рѣки во всѣ четыре страны свѣта.

2 Указ. соч., стр. 355.

210

 

 

Карунъ (воображаемый Фисонъ) и Керку (воображаемый Геонъ), втекающія въ него съ лѣвой стороны, а потомъ на Тигръ и Евфратъ, изъ сліянія которыхъ онъ образовался… Не трудно видѣть, что аргументація Пресселя коренится на извращеніи понятій, на нарушеніи логики языка. Если человѣкъ, плывя по какой либо рѣкѣ съ низу въ верхъ, встрѣтитъ два потока, изъ которыхъ каждый несетъ свои воды навстрѣчу ему, онъ никогда не скажетъ (если только слова у него не въ разладѣ съ логикой): здѣсь рѣка раздѣлилась на двѣ, а непремѣнно скажетъ: здѣсь двѣ рѣки слились въ одну. Равнымъ образомъ, если онъ плыветъ по рѣкѣ съ верху въ низъ и увидитъ, что часть воды этой рѣки отходитъ въ сторону и образуетъ другую, побочную рѣку, онъ неминуемо скажетъ: здѣсь рѣка раздѣлилась на двѣ вѣтви, и никогда не скажетъ: здѣсь двѣ рѣки слились въ одну. Если я имѣю предъ собою два стакана, на половину налитые водою, и изъ одного стакана солью воду въ другой, я соединю воду; если же я обратно изъ полнаго стакана отолью часть воды въ пустой, я раздѣлю воду. Представимъ себѣ, что полкъ во время маневровъ долженъ сдѣлать слѣдующее движеніе: сначала онъ долженъ двигаться отдѣльными колоннами, потомъ эти колонны должны соединиться, пройти сплошной массой нѣкоторое пространство, и потомъ, снова расходясь, продолжать движеніе. Смотря на то, какъ сходятся колонны (какъ ручьи), мы конечно скажемъ: полкъ соединяется; смотря же на расхожденіе колоннъ, мы скажемъ: полкъ раздѣляется… Никто, имѣющій въ головѣ здравый смыслъ, не назоветъ соединеніе раздѣленіемъ. Тѣмъ менѣе могъ это сдѣлать Моисей.

Мы занялись уясненіемъ несостоятельности главнаго основанія гипотезы Пресселя потому, что она составляетъ завершеніе цѣлаго ряда подобныхъ гипотезъ, стоявшихъ на ложномъ пути къ отысканію мѣстонахожденія рая; съ устраненіемъ ея падаетъ и вся ихъ группа. Нѣкоторую особенность представляетъ

211

 

 

гипотеза Делича, изложенная имъ въ вышеупомянутомъ сочиненіи. Онъ такъ же пріурочиваетъ рай къ Месопотаміи, въ частности—къ Вавилоніи, при чемъ Фисономъ онъ считаетъ рукавъ Евфрата съ западной стороны, которымъ онъ нѣкогда изливалъ часть своей воды въ Персидскій заливъ, а Геономъ—протокъ того же Евфрата съ восточной (лѣвой) стороны, орошавшій часть Вавилоніи и снова вливавшійся въ Евфратъ. Третья рѣка—Тигръ, четвертая—Евфратъ; рѣка выходившая изъ Эдема и раздѣлявшаяся на четыре начала—тоже Евфратъ. При этомъ нужно замѣтить болѣе чѣмъ странную особенность. Деличъ считаетъ Тигръ рѣкою, берущею начало изъ Евфрата, и именно въ Вавилоніи. Многоводный Евфратъ, говоритъ онъ, русло котораго лежитъ выше русла Тигра, отдѣлялъ отъ себя въ Вавилоніи многочисленные протоки, переливавшіеся въ маловодный Тигръ, такъ что послѣдній выше этого мѣста могъ почитаться какъ бы не существующимъ и считаться настоящею рѣкою только ниже этого мѣста. Нужно ли объяснять, что вся эта искусственная махинація относительно будтобы настоящаго Тигра придумана только для того, что бы сдвинуть рай изъ Арменіи (гдѣ истинное начало Тигра) въ Вавилонію? Для этого именно Деличъ не стѣснился зачеркнуть 700‑верстное теченіе Тигра отъ его истока до предѣловъ Вавилоніи и наивно разсчитываетъ, что и читатели его съ легкимъ сердцемъ сдѣлаютъ то же самое. Что касается вопроса: могъ ли Моисей имѣть о Тигрѣ навязываемое ему представленіе, то объ этомъ богословъ-раціоналистъ менѣе всего думаетъ. Одинъ ученый библіологъ1  справедливо обращаетъ вниманіе на странность, вытекающую изъ представленія Делича о райскихъ рѣкахъ: будто Моисей, перечисляя рѣки, получившія начало изъ одной Эдемской рѣки, назвалъ сначала два скромные протока, выдѣлившіеся изъ Ев-

_______________________

1 Vigoroux. Указ. соч. Т. I, стр. 226.

212

 

 

фрата, большую рѣку Тигръ поставилъ на третьемъ мѣстѣ, а самый Евфратъ, давшій начало всей водной системѣ, назвалъ послѣднимъ. Предполагать въ описаніи Моисея такой, не сообразный съ натурою вещей, порядокъ значитъ оказывать пренебреженіе къ библейскому тексту, допускать насильственное толкованіе его. Впрочемъ по всему видно, что система рѣчного орошенія составляетъ у Делича не первое основаніе къ опредѣленію мѣстонахожденія рая; она придумана имъ только для оправданія его гипотезы, коренящейся совсѣмъ на другомъ основаніи. Это основаніе заключается въ данныхъ ассиріологіи, въ частности—въ филологическихъ сближеніяхъ библейскихъ словъ и именъ съ словами и понятіями, встрѣчающимися въ древнѣйшихъ нарѣчіяхъ (аккадійскомъ и сумерійскомъ), возстановленныхъ по памятникамъ древней ассиро-вавилонской культуры. По его убѣжденію сказаніе о раѣ ассиро-вавилонскаго происхожденія и имѣетъ миѳическій характеръ. Оно коренится на воспоминаніяхъ о необычайномъ плодородіи окрестностей Вавилона, на что указываетъ древнее названіе ихъ: Каръ-Дуніасъ, т. е., садъ бога Дуніаса, а также названіе Вавилона: „ворота бога“ (?), или другое древнее: Тинтира, т. е., роща (лѣсокъ) жизни. Предполагаемое тожество протока изъ Евфрата, называемаго Шатъ-энъ-Ниль, съ Моисеевымъ Геономъ Деличъ доказываетъ такимъ образомъ: протокъ этотъ по-вавилонски назывался Арахту; слово это одного корня съ словомъ арху, которое значитъ: дорога, путь. На сумерійскомъ языкѣ онъ назывался Ка-ханна. Сеннахеримъ часто упоминаетъ о немъ, какъ о сплавной рѣчкѣ (значитъ, какъ о водяной дорогѣ). Знакъ клинообразнаго письма, читаемый, какъ ка, можетъ на сумерійскомъ нарѣчіи произноситься, какъ гу, и такимъ образомъ слово Ка-ханъ можно читать Гуханъ; а послѣднее то же (?), что Геонъ, который по-еврейски читается: Гихонъ. Какъ назывался въ древности другой протокъ Евфрата съ правой стороны, Деличъ не могъ открыть. Онъ только

213

 

 

сопоставляетъ имя Фисонъ съ сумерійскимъ пизанъ в ассирійскимъ пизанну, означающимъ вообще каналъ, протокъ. Этого конечно слишкомъ мало, чтобы видѣть въ указанномъ протокѣ первую райскую рѣку Фисонъ. Еще менѣе приближаетъ къ истинѣ его лингвистика по отношенію къ имени „Эдемъ“. Если сумерійское слово эдинъ значитъ степь, пустыня; то въ этомъ нѣтъ ничего соотвѣтствующаго понятію, заключающемуся въ библейскомъ словѣ эдемъ. Говоря вообще, выводы, основанные на филологіи языковъ мертвыхъ, малоизвѣстныхъ, для изученія которыхъ остались только скудные отрывки, очень ненадежны, и въ своемъ заключительномъ сужденіи о гипотезѣ Делича мы вполнѣ присоединяемся къ тому, что сказалъ о ней вышеупомянутый библіологъ: „Деличъ не открылъ въ клинообразныхъ письменахъ ничего такого, чтò прямо уясняло бы вопросъ о мѣстонахожденіи Эдема. Онъ не открылъ также и непрямого свидѣтельства касательно наиболѣе важнаго и труднаго вопроса объ отожествленіи Геона и Фисона съ какими-либо существующими рѣками. Онъ ограничился въ этомъ случаѣ смутнымъ словопроизводствомъ, пріемомъ опаснымъ, съ помощью котораго можно найти все, даже то, что Эдемъ былъ въ Америкѣ, чтó и дѣлаютъ донкихотствующіе мыслители (esprits aventureux)… Во всѣхъ языкахъ міра при нѣкоторой находчивости можно найти сходныя по звуку слова… Нужны другія доказательства, кромѣ тѣхъ, которыя получаются изъ этимологіи, болѣе или менѣе произвольной и сомнительной“1.

Ближе всѣхъ подходятъ къ истинѣ въ опредѣленіи мѣстонахожденія рая тѣ изслѣдователи, которые ищутъ его тамъ, гдѣ рѣки Тигръ и Евфратъ берутъ свое начало. Еще въ началѣ 18 столѣтія Реландъ высказалъ вполнѣ обоснованную увѣренность, что страна, въ которой долженъ былъ находиться рай земной, есть горная Арменія; потому что въ ней именно лежатъ близко

___________________________

1 Vigouroux. Указ. соч. Стр. 225.

214

 

 

другъ къ другу истоки Тигра и Евфрата и нѣкоторыхъ другихъ рѣкъ, которыя можно почесть Фисономъ и Геономъ. Рѣки эти онъ предположительно и указываетъ (Фазисъ и Араксъ); относительно же общаго истока для всѣхъ четырехъ рѣкъ ограничился нѣсколько замысловатымъ разсужденіемъ о возможности предположить его въ невидимой нынѣ, исчезнувшей вмѣстѣ съ раемъ, подземной рѣкѣ1. Августинъ Калметъ, вполнѣ раздѣлявшій воззрѣніе Реланда, подкрѣпилъ его болѣе основательнымъ предположеніемъ относительно общаго источника райскихъ рѣкъ, объяснивъ исчезновеніе его дѣйствіемъ всемірнаго потопа, который долженъ былъ произвести большія измѣненія на земной поверхности2. Гипотезу Реланда, какъ опирающуюся на твердомъ основаніи, приняли многіе послѣдующіе ученые, особенно въ 19 столѣтіи. И въ самомъ дѣлѣ, ее нельзя не признать единственною, рѣшающею вопросъ о мѣстонахожденіи земного рая наиболѣе удовлетворительнымъ образомъ. Хотя многіе вопросы, вызываемые объясненіемъ всего повѣствованія Моисеева (о Фисонѣ и Геонѣ, о странахъ, ими омываемыхъ, о золотѣ, и проч.) рѣшаются и предположительно, и даже весьма предположительно; однако же положеніе, что рай долженъ былъ находиться въ странѣ, изъ которой или близъ которой берутъ свое начало Тигръ и Евфратъ, стоитъ незыблемо. Отсутствіе общаго потока, который бы въ настоящее время давалъ имъ начало, нисколько не колеблетъ это положеніе. Если бы гдѣ-нибудь, напр., въ центральной Африкѣ, неожиданно была открыта водная система, напоминающая райскую, т. е. многоводный потокъ, дающій начало четыремъ отдѣльнымъ рѣкамъ; то это можно бы было принять только за подтвержденіе того, что могло быть нѣкогда въ Арменіи; предполагать же на этомъ

_________________________

1 Real-Encyklop. von Herzog. T. XX, стр. 339.

2 Histoire de l'ancien et de nouveau Testament. Paris. 1742. T. I, p. 189.

215

 

 

одномъ основаніи рай въ Африкѣ значило бы пренебречь прямымъ и рѣшительнымъ свидѣтельствомъ Библіи. Вполнѣ раздѣляя убѣжденіе, что мѣсто бывшаго рая должно предполагать въ горной Арменіи, и нигдѣ болѣе, мы съ своей стороны представимъ нѣсколько соображеній, которыя, какъ намъ кажется, могутъ укрѣплять это убѣжденіе.

Мы допускаемъ, что всемірный потопъ дѣйствительно могъ уничтожить рѣку, выходившую изъ Эдема. Масса воды, пронесшейся надъ всей сушей, могла произвести на послѣдней большія измѣненія. Вода, согласно съ современной теоріей дѣйствія вулканическихъ силъ, проникнувъ чрезъ кратеры вулкановъ до раскаленной, расплавленной внутренности земли, должна была возбудить усиленную дѣятельность вулкановъ, землетрясенія и сопровождающія ихъ сгибы, сдвиги и изломы пластовъ земли. Такое измѣненіе поверхности земли должно было по мѣстамъ отразиться на рѣкахъ—на ихъ длинѣ, направленіи и взаимномъ отношеніи, въ особенности на истокахъ ихъ. Но Эдемская рѣка могла и пережить потопъ, существовать долго послѣ, даже до временъ Моисея и затѣмъ исчезнуть. Дѣйствіе вулканическихъ силъ по мѣстамъ обнаруживается безпрерывно. Никто не знаетъ, чтò происходило въ горной Арменіи двѣ или три тысячи лѣтъ назадъ, вплоть до сравнительно недавняго времени, когда свѣдѣнія о чрезвычайныхъ феноменахъ природы стали получаться почти изъ всѣхъ населенныхъ пунктовъ земли. Можетъ быть, незадолго до временъ Моисея или вскорѣ послѣ него въ Арменіи произошла вулканическая катастрофа, сильно измѣнившая характеръ ея поверхности, а слѣдовательно и направленіе водъ, которыя она посылала съ себя въ страны, ниже ея лежащія. Для исторіи этотъ фактъ могъ остаться неизвѣстнымъ. Но и помимо временныхъ и рѣзкихъ вулканическихъ потрясеній земная кора находится въ постоянномъ движеніи. Движеніе это спокойно и такъ медленно, что въ общемъ ускользаетъ отъ всякаго наблюденія, и

216

 

 

только въ нѣкоторыхъ мѣстахъ, при нѣкоторыхъ особенныхъ условіяхъ даетъ знать о своемъ существованіи. Наука о землѣ, на основаніи несомнѣнныхъ признаковъ, удостовѣряетъ, что нѣкоторыя мѣста на землѣ повышаются, а другія понижаются. При этомъ случается, что одна сторона какого-либо участка суши поднимается быстрѣе, чѣмъ другая, отъ чего происходитъ уклонъ, вліяющій на направленіе и распредѣленіе текучей воды1. Слѣды новѣйшихъ поднятій носятъ Скандинавскій полуостровъ, берега Гибралтарскаго пролива, Сицилія, Сардинія, часть Франціи по берегу Атлантическаго океана и западный берегъ Великобританіи2. Берегъ Италіи близъ Неаполя то понижается, то повышается, какъ это видно по развалинамъ храма Сераписа, бывшимъ долгое время въ водѣ и опять поднявшимся изъ нея3. Медленное пониженіе суши замѣченъ на восточной оконечности о. Крита, въ Ирландіи и въ Гренландіи. Сравнительно очень быстрое, хотя и не мгновенное, пониженіе случилось въ южной Америкѣ, въ Чили, гдѣ послѣ одного землетрясенія берегъ поднялся на 4—5 футовъ, а затѣмъ въ теченіе нѣсколькихъ недѣль снова понизился на 1—2 фута4. Достаточно водоносному пространству, имѣющему опредѣленный уклонъ и питающему какой-либо потокъ, склониться на нѣсколько футовъ въ противоположную сторону, чтобы питаемый имъ потокъ исчезъ. Арменія не плоскогоріе, не сплошной горный массивъ, съ разбросанными на немъ отдѣльными и кругомъ замкнутыми долинами и котловинами, а настоящая

_______________________

1 Скандинавскій полуостровъ повышается отъ 2½ до 6 футовъ въ столѣтіе—на югѣ меньше, на сѣверѣ больше.

2 Леваковскій. Курсъ геологіи. Харьковъ. 1861 г. Вып. 1, стр. 170.

3 Усовъ и Разинъ. Всеобщее землевѣденіе. Спб. 1863 г. Т. I, стр. 217.

4 Россмесслеръ. Очеркъ исторіи земного шара. Спб. 1861 г., стр. 190.

217

 

 

альпійская страна, со множествомъ горъ, окруженныхъ со всѣхъ сторонъ долинами, продольными и поперечными, съ густою сѣтью ручьевъ и рѣчекъ, извивающихся по лабиринту ея долинъ. Нѣтъ ничего невѣроятнаго, что горы и долины Арменіи нѣкогда имѣли нѣсколько иное расположеніе. Можетъ быть, существовала обширная долина, получавшая обильную воду съ окрестныхъ высотъ и собиравшая ихъ на своемъ днѣ въ могучій потокъ; долина имѣла нѣсколько развѣтвленій, по которымъ вода потока устремлялась въ разныя стороны сообразно ихъ направленію; образовавшіеся такимъ образомъ отдѣльные потоки, обогащаемые въ своемъ дальнѣйшемъ теченіи почвенною водою, стекавшею въ ихъ русла, превращались наконецъ въ настоящія рѣки бóльшей или меньшей величины. Произшедшее измѣненіе поверхности Арменіи, моментальное или медленное, могло уничтожить начальный потокъ или же уничтожить только его развѣтвленія, оставивъ для него одинъ выходъ, такъ что онъ явился верховьемъ только одной изъ рѣкъ, бравшихъ изъ него начало. Истоки остальныхъ рѣкъ удалились отъ него и стали получать воду самостоятельно съ прилегающихъ къ нимъ горъ и уклоновъ почвы. Такъ могла нарушиться рѣчная система, орошавшая рай. Конечно, все это предположенія. Но, если описанная Моисеемъ рѣчная система дѣйствительно была, то она могла быть приблизительно такою, какою мы ее представили, и уничтожиться именно такъ, какъ мы предполагаемъ.

Если мы взглянемъ на географическую карту Арменіи1, то увидимъ слѣдующую картину. Въ томъ мѣстѣ, гдѣ лежитъ Эрзерумъ, на небольшомъ пространствѣ, около 120 верстъ длиною и не болѣе 60 верстъ въ ширину, сосредоточены истоки четырехъ важнѣйшихъ рѣкъ, стекающихъ съ высотъ Арменіи: восточнаго Евфрата (который было бы правильнѣе назвать южнымъ), Аракса, Западнаго Евфрата (вѣрнѣе—сѣвер-

__________________________

1 Разумѣемъ большую и подробную карту.

218

 

 

наго), и Чарука, или Чороха (Акампсисъ древнихъ). Разстоянія между нѣкоторыми изъ многочисленныхъ верховьевъ, питающихъ эти рѣки, не превышаютъ 10 верстъ1. Вообще эти верховья такъ близки другъ къ другу и такъ переплетаются между собою, что представляются связанными какъ бы въ одинъ узелъ, и невольно раждается мысль, что всѣ они нѣкогда могли имѣть начало въ одномъ водоемѣ. Что касается Тигра, то истокъ его въ настоящее время находится довольно далеко отъ вышеописаннаго средоточія истоковъ четырехъ рѣкъ, но въ то же время близко, даже очень близко къ Евфрату при выходѣ его изъ горной страны въ равнину. Тигръ беретъ начало изъ небольшого озера (около 10 верстъ длины), лежащаго какъ бы на полуостровѣ, который образуетъ такъ называемый восточный Евфратъ, текущій прямо на западъ, и западный Евфратъ, дѣлающій, послѣ соединенія своего съ восточнымъ, крутой поворотъ къ востоку. Отъ того и другого истокъ Тигра отстоитъ не болѣе, какъ на 25 верстъ. Въ общемъ представляется такая картина: естественнымъ верховьемъ настоящаго великаго Евфрата кажется одинъ западный Евфратъ; восточный же Евфратъ имѣетъ видъ особой рѣки—притока, впадающій въ главную рѣку съ лѣвой стороны. Притокъ этотъ отдѣленъ отъ истока Тигра горной цѣпью, идущею съ востока на западъ и упирающеюся въ лѣвой берегъ Евфрата, который, чтобы обойти эту высоту, дѣлаетъ здѣсь крутой загибъ къ западу. Возможно, что эта цѣпь горъ, къ сѣверному склону которой жмется притокъ Евфрата и на южной сторонѣ которой начинаетъ свое теченіе Тигръ, нѣкогда разрывалась глубокимъ ущельемъ, чрезъ которое вода притока прорывалась въ долину Тигра2. Въ такомъ слу-

___________________________

1 Карта Азіатской Турціи и отдѣльная карта Кавказа съ прилегающей къ нему частію Арменіи въ Allgemeiner Handatlas von Scobel. Стр. 125 и 127.

2 Къ такому предположенію сильно располагаетъ общій характеръ всей мѣстности. Большая дорога, идущая изъ Ма-

219

 

 

чаѣ теперешній притокъ Евфрата являлся верховьемъ Тигра, и начало его лежало тамъ же, гдѣ сосредоточены истоки Евфрата, Аракса и Чарука. Какая-нибудь подвижка почвы закрыла ущелье, верховье Тигра устремилось далѣе на западъ и влилось въ Евфратъ1. Съ неменьшей вѣроятностью можно предположить также, что старое верховье Тигра соединялось съ теперешнимъ посредствомъ подземнаго теченія. Подземное теченіе рѣкъ—явленіе извѣстное. Рона во Франціи (близъ Вельгарда) и Гвадіана въ Испаніи скрываются подъ землей и чрезъ нѣкоторое пространство снова выходятъ на поверхность2. Рѣка Люблянца (въ Крайнѣ, въ Австріи) дважды скрывается надъ землею, и всякій

_________________________

лой Азіи на Багдадъ, пересѣкаетъ Евфратъ при его поворотѣ на востокъ и затѣмъ, извиваясь очевидно по долинамъ, идетъ на сѣверовостокъ между горными кряжами Мушеръ-дагъ и Саримъ-дагъ. Дойдя до города Хариутъ, не больше какъ въ 15 верстахъ отъ восточнаго Евфрата, она поворачиваетъ на юговостокъ, идетъ долиною между Саримъ-дагъ съ югозападной стороны и Хунъ-пагъ съ сѣверовосточной и пересѣкаетъ Тигръ при самомъ выходѣ его изъ озера. Городъ Харпутъ, стоящій въ вершинѣ этой послѣдней долины, отстоитъ, какъ мы выдѣли, отъ восточнаго Евфрата только на 15 верстъ. Этотъ узкій водораздѣлъ представляетъ собою (если картографическое изображеніе вѣрно) впадину между Мушеръ-дагъ съ западной и Хунъ-дагъ съ восточной стороны. Сама собою приходитъ мысль, что въ этомъ именно мѣстѣ могъ замкнуться тотъ проходъ, чрезъ который Тигръ соединялся съ теперешнимъ восточнымъ Евфратомъ, какъ съ своимъ верховьемъ.

1 Ущелья въ горахъ съ ихъ отвѣсными стѣнами обязаны своимъ происхожденіемъ разрыву горъ вулканическою силою. Во время землетрясенія въ Калабріи въ 1783 году, известковая гора Цефиріо разсѣлась на двѣ части, образовавъ трещину въ ½ мили длиною. (Россмессеръ. Указ. соч., стр. 186). Та же сила можетъ и закрывать ущелья. Сотрясеніе почвы, сопровождающееся поднятіемъ ея къ верху, разрываетъ гору, а сопровождающееся опусканіемъ почвы замыкаетъ трещину.

2 Разинъ и Усовъ. Указ. соч., Т. 1, стр. 175.

220

 

 

разъ выходитъ на поверхность болѣе многоводною, чѣмъ до сокрытія1. Древнимъ не безызвѣстно было подобное явленіе. Св. Епифаній Кипрскій отмѣчаетъ это именно относительно Тигра, а также и Евфрата. О Тигрѣ онъ говоритъ: „онъ пересѣкаетъ части востока и затѣмъ скрывается подъ землею, а изъ Арменіи среди Кардійцевъ и Армянъ снова поднимается и вытекаетъ на поверхность, и раздѣленный въ своихъ потокахъ наполняетъ землю Ассиріянъ2. То же относительно Тигра утверждаетъ и Страбонъ въ своей Географіи. „Тигръ, говоритъ онъ, протекаетъ чрезъ тамъ называемое озеро Ѳотиписъ посредственной ширины. Дойдя до противоположнаго берега озера, онъ съ большимъ шумомъ и водяною пылью скрывается подъ землю; пройдя въ этомъ скрытомъ видѣ большое пространство, онъ прорывается снова недалеко отъ Гвардіан“3. Трудно допустить, чтобы въ этихъ свидѣтельствахъ не было никакой фактической подкладки. Можетъ быть этою подкладкою и было теченіе Тигра подъ тою перемычкою, которая теперь отдѣляетъ такъ называемый восточный Евфратъ отъ озера, дающаго начало Тигру. Сотрясеніе почвы, даже незначительное, могло засыпать подземный ходъ, и Тигръ оторвался отъ своего стараго верховья. Онъ не исчезъ отъ этого, но сократился въ длинѣ и обѣднѣлъ водою; онъ продолжалъ течь отъ мѣста разрыва съ своимъ старымъ

_________________________

1 Крайнскій кражъ и его чудесныя явленія. Русск. Вѣст. 1902 г. Мартъ—апрѣль. Стр. 308.

2 Указ. изд. Твореній. Ч. 6, стр. 101—2.

3 Географія Страбона. Перев. Мищенка. Москва. 1879 г., стр. 762—3. (XVI. 1. 21). Заслуживаетъ вниманія, что Страбонъ указываетъ истокъ Тигра именно тамъ, гдѣ беретъ начало теперешній восточный Евфратъ (считаемый нами за старое верховье Тигра)—въ горахъ, лежащихъ къ востоку отъ Эрзерума (называемыхъ въ древности Нифатъ) и къ сѣверу отъ озера Ванъ (Ѳопитисъ, или Thospitis древнихъ). Онъ только ошибочно предполагалъ теченіе его чрезъ озеро Ванъ. Стр. 539 (XI. 14. 8).

221

 

 

верховьемъ, питаясь водою, которая сливается разнообразными путями въ его русло. Онъ сталъ маловоденъ, и такимъ остается до сихъ поръ. Напротивъ Евфратъ, для котораго бывшее верховье Тигра явилось весьма значительнымъ притокомъ, обогатился водою; такъ что въ южной Месопотаміи, гдѣ рѣки сближаются, онъ переливаетъ въ Тигръ избытокъ своихъ водъ.

Издавна одною изъ рѣкъ, получавшихъ начало въ Эдемѣ, считали Фазисъ, или Ріонъ, берущій начало на южномъ склонѣ большого Кавказскаго хребта и впадающій въ Черное море. Онъ обращалъ на себя вниманіе изслѣдователей своимъ именемъ, въ которомъ находили созвучіе съ Фисономъ, и тѣмъ, что по близости его находилась древняя Колхида, славная по преданіямъ грековъ золотомъ. Ее отожествляли, тоже на основаніи созвучія, весьма впрочемъ сомнительнаго, съ землею Хавила, которую по словамъ Моисея обтекалъ Фисонъ и въ числѣ богатствъ которой тоже было золото. Но Фазисъ слишкомъ далекъ отъ истоковъ Тигра и Евфрата; на пространствѣ между ними, превышающемъ 200 верстъ, высится цѣлый Малый Кавказъ; сомнительное родство именъ Фазисъ и Фисонъ и особенно Колхида и Хавила даетъ мало основанія къ отожествленію ихъ; наконецъ, Фазисъ слишкомъ малъ и имѣетъ такую форму теченія, что о немъ никакъ нельзя сказать, что онъ окружалъ (תַסּו֗בֵב) Колхиду1—если бы онъ былъ дѣйствительно Фисонъ, а Колхида—Хавила, то Моисей выразился бы о немъ, какъ о Тигрѣ: протекалъ предъ (הֵח֗כִן קִדְמִת) землею Хавила. На этомъ основаніи мы, соглашаясь съ пред-

________________________

1 На старинныхъ картахъ Арменіи и Кавказа, составленныхъ спеціально для уясненія мѣстоположенія рая, Фазисъ произвольно увеличенъ, истокъ его перенесенъ далеко на югъ и всей рѣкѣ сообщена дугообразная форма. См. Aug. Calmet. Histoire l'ancien et du nouveau Testament. T. 1, p. 180 et 188.

222

 

 

полагаемымъ тожествомъ Геона съ Араксомъ, склоняемся къ предположенію, что рѣкою, называемою Фисономъ, была рѣка Чорохъ, истокъ которой находится въ близкомъ сосѣдствѣ съ верхнимъ теченіемъ Евфрата и къ которой вполнѣ приложимо выраженіе: обтекаетъ землю. Взявши начало не болѣе какъ въ 10 верстахъ отъ одного изъ верховьевъ западнаго Евфрата, она, послѣ нѣсколькихъ мелкихъ поворотовъ въ самомъ верховьи, беретъ главное свое направленіе на востокъ и сѣверовостокъ, потомъ на сѣверъ и наконецъ, повернувши на сѣверозападъ, впадаетъ въ Черное море. Она такимъ образомъ почти вполнѣ окружаетъ, или обтекаетъ значительное пространство земли, ограниченное съ сѣвера берегомъ Чернаго моря. По этому берегу расположены были греческія колоніи и значительнѣйшая между ними Трапезунтъ, очень долго сохранявшая свое торговое и отчасти политическое значеніе. Если потомокъ Сима, Хавила (Быт. 10, 29), при разсѣяніи племенъ избралъ мѣстомъ жительства прибрежную страну, окружаемую Чорохомъ, то она могла получить его имя и долгое время носятъ его. Въ ней могло быть и золото, и другіе драгоцѣнные предметы, о которыхъ упоминаетъ Моисей. Косвеннымъ указаніемъ на это могутъ служить колоніи грековъ по ея берегу, селившихся обыкновенно тамъ, гдѣ можно было богато поживиться. Притомъ же есть основаніе и область, омываемую Чорохомъ, считать Колхидою древнихъ, или по крайней мѣрѣ ея частію. Ксенофонтъ въ своемъ „Анабазисѣ“ называетъ Трапезунтъ „колоніей синоплянъ въ странѣ колховъ“1. Такое же заключеніе можно вывести и изъ словъ Страбона: „за Діоскуридою слѣдуетъ остальная часть берега Колхиды и соединяющійся съ нею Трапезунтъ послѣ значительнаго изгиба"2. Отсутствіе добычи золота въ

________________________

1 Liber IV, cap. VIII. По изданію Кремера. Москва. 1869 г.

2 Указ. изданіе. Стр. 507 (XI. 2. 14).

223

 

 

настоящее время въ области, омываемой Чорохомъ, не доказываетъ, что его тамъ никогда не было: не славится теперь золотомъ и та область, которую омываетъ Фазисъ. Уже во времена Страбона (почти 2000 лѣтъ назадъ) въ Колхидѣ не было золота. Перечисляя произведенія ея, Страбонъ отмѣчаетъ только древесные плоды, лѣсъ для кораблестроенія, ленъ, пеньку, воскъ и смолу1. Между тѣмъ въ Фарнакіи, составляющей западное продолженіе побережья, окружаемаго рѣкою Чорохъ, онъ отмѣчаетъ рудныя богатства. „А изъ земли она (Фарнакія) добываетъ металлы, теперь желѣзо, а прежде кромѣ желѣза и серебро… Надъ берегомъ подымаются горы, изобилующія металлами… Люди, живущіе въ горахъ, добываютъ себѣ средства къ жизни только отъ рудниковъ“2. Правда, здѣсь не упоминается о золотѣ. Но если было прежде серебро, а потомъ не стало, то еще въ болѣе раннія времена могло быть и золото. Когда изъ нашего Урала извлекутъ все золото и другіе драгоцѣнные минералы, доступные рукѣ человѣка, въ немъ будетъ разработываться одно желѣзо… Во всякомъ случаѣ приведенное свидѣтельство Страбона не лишено значенія для отожествленія Чороха съ Фисономъ, обтекавшимъ землю. заключавшую въ себѣ минеральныя сокровища. Что касается другихъ драгоцѣнностей, которыми славилась Хавила, то мнѣнія комментаторовъ о природѣ ихъ такъ различны, указанія же мѣстонахожденія ихъ у древнихъ писателей въ географическомъ отношеніи такъ неопредѣленны, что дѣлать по нимъ какія-либо рѣшительныя заключенія о мѣстоположеніи земли Хавила невозможно.

Отожествленіе Аракса съ Моисеевымъ Геономъ, кажется, не можетъ возбуждать сомнѣнія. Араксъ—одна изъ трехъ самыхъ большихъ рѣкъ, стекающихъ съ водоносныхъ высотъ Арменіи. Истокъ его впле-

________________________

1 Тамъ же. Стр. 508 (XI. 2. 17).

2 Тамъ же. Стр. 559 (XII. 3. 19).

224

 

 

тенъ въ общій узелъ истоковъ Чороха, Евфрата собственно и того большого притока Евфрата, который по всей вѣроятности былъ старымъ верховьемъ Тигра. Онъ на столько великъ и въ теченіи своемъ дѣлаетъ такую большую дугу, что объ немъ, какъ и о Чорохѣ, естественно было сказать, что онъ „обтекаетъ“ нѣкоторую особенную землю, заслуживающую упоминанія. Къ этому можно прибавить, что греческое названіе рѣки Араксъ по заключающейся въ немъ идеѣ соотвѣтствуетъ еврейскому Гихонъ и повидимому составляетъ переводъ его1. Что это была за земля, которую обтекалъ Геонъ-Араксъ? Въ еврейскомъ текстѣ Библіи она названа землею Кушъ. LXX переводчиковъ, очевидно въ томъ убѣжденіи, что первоначальные жители этой страны были хамиты, назвали ее Еѳіопіей, примѣнительно къ наименованію коренного мѣстожительства потомка Хама въ Африкѣ. Не вдаваясь въ сложныя соображенія, главнымъ образомъ филологическаго характера, о родствѣ кушитовъ Геона, кутеянъ, переселенныхъ ассирійскимъ царемъ въ Самарію (4 Цар. 17, 24. 30), и скиѳовъ, мѣстожительство которыхъ древніе греческіе писатели указывали именно у Аракса2, мы ограничимся ближайшимъ заключеніемъ, вытекающимъ изъ библейскихъ данныхъ относительно древнѣйшей исторіи рода человѣческаго. По-

________________________

1 Араксъ, отъ ἀράσσω, или ἀράττω—ударяю, произвожу шумъ, громъ, трескъ (латин. strepitus), указываетъ очевидно на шумное, бурливое, слѣдовательно, быстрое теченіе рѣки. Гихонъ отъ גִּיחֵ—выходить (быстро), устремляться (Суд. 20, 23), выходить изъ береговъ (Іов. 40, 18), также—издавать стонъ или вопль отъ болей (Мих. 4, 10. Въ послѣднихъ двухъ мѣстахъ въ русскомъ текстѣ Библіи слово это переведено неточно). Особенно характерно выступаетъ значеніе этого слова въ Дан. 7, 2: „и вотъ четыре вѣтра небесныхъ боролись на великомъ морѣ“, т. е. столкнулись, производя сильное волненіе и шумъ. Такимъ образомъ и еврейское названіе рѣки указываетъ на ея стремительное и шумное теченіе.

2 Bible de Vence, T. I, стр. 347—8.

225

 

 

томство Ноя, жившее послѣ потопа первоначально въ какой-либо части горной Арменіи, по мѣрѣ своего размноженія, вѣроятно очень быстраго, стало разселяться изъ Арменіи, и конечно прежде всего по странамъ, сопредѣльнымъ съ нею, естественный путь въ которыя обозначался рѣками, вытекавшими изъ Арменіи. Нужно думать, что прежде всѣхъ стало отходить потомство мятежнаго Хама. Старшая его вѣтвь, подъ предводительствомъ первенца Хамова, Куша (или Хуса), спустившись по долинѣ Аракса, осѣла въ среднемъ теченіи рѣки, по лѣвую ея сторону. Здѣсь рѣка дѣлаетъ глубокій и широкій загибъ къ югу, и земля, расположенная на сѣверной сторонѣ рѣки, представляется на половину окруженною ея теченіемъ. Этой землѣ потомки Куша и дали имя своего родоначальника. Здѣсь не мѣсто рѣшать вопросы: долго ли жили тутъ кушиты и куда затѣмъ они дѣвались; для насъ здѣсь достаточно имѣть увѣренность, что кушиты могли жить въ этой странѣ и оставить ей свое имя и что Моисей зналъ это и потому назвалъ страну по имени ея первыхъ насельниковъ.

Такъ какъ начальная рѣка, выходившая изъ Эдема, исчезла, то трудно рѣшить вопросъ, въ какой части горной Арменіи находился рай земной. За несомнѣнное можно признать только то, что рай относился къ Эдему, какъ часть послѣдняго, и притомъ занималъ какую нибудь крайнюю часть его. „Насадилъ, сказано, Богъ рай въ Эдемѣ… Изъ Эдема вытекала рѣка для орошенія рая“. Послѣднее выраженіе, какъ бы заставляющее думать, что рай находился даже не въ Эдемѣ, а гдѣ-то подлѣ него, можетъ быть приведено въ согласіе съ положеніемъ: насадилъ Богъ рай въ Эдемѣ—только такимъ представленіемъ дѣла: рѣка, бравшая свое начало въ Эдемѣ и въ значительной части своего теченія проходившая по нему же, вступала наконецъ въ рай, лежавшій на окраинѣ его, и орошала его. Очевидно, Эдемъ обнималъ собою всю горную область, съ которой собиралась вода для образованія истоковъ

226

 

 

четырехъ вышеназванныхъ рѣкъ. Есть нѣкоторое основаніе предполагать, что рай занималъ именно восточную его окраину. Уже самое выраженіе: „насадилъ Богъ рай въ Эдемѣ, на востокѣ (mikkedem)“, допускаетъ такое пониманіе: насадилъ Богъ рай въ Эдемѣ, въ восточной его части, такъ какъ по естественному порядку опредѣленія мѣстности сначала указывается общее положеніе ея, потомъ частнѣйшее, а не наоборотъ. Если бы Моисей имѣлъ въ виду словомъ „на востокѣ“ опредѣлить общее положеніе рая по отношенію къ Палестинѣ или Египту, то онъ вѣроятно сказалъ бы: насадилъ Богъ рай на востокѣ, въ Эдемѣ. Когда Адамъ и Ева были изгнаны изъ рая, Богъ „поставилъ съ восточной стороны (mikkedem) сада эдемскаго херувима.., чтобы охранять путь къ древу жизни“ (Быт. 3, 24). Изъ этого можно заключать, что, когда Адамъ и Ева должны были оставить рай и весь прекрасный Эдемъ, то они пошли на востокъ, такъ какъ это былъ ближайшій путь для выхода; почему и херувимъ былъ поставленъ именно съ восточной стороны рая, чтобы преградить имъ обратный путь. Прародители не ушли далеко отъ рая; имъ тяжело было разстаться съ нимъ, и потому, не имѣя возможности возвратиться въ него, они желали держаться по крайней мѣрѣ вблизи его. Вѣроятно таково было и намѣреніе Божіе, и, можетъ быть, не безъ основанія въ переводѣ LXX послѣ словъ: „изгналъ (Богъ) Адама“, читается: „и поселилъ его противъ рая сладости“. Когда преступный Каинъ ожесточился сердцемъ и не могъ выносить близости священнаго мѣста, около котораго продолжали жить его родители, онъ ушелъ „отъ лица Господня и поселился въ землѣ Нодъ на востокъ (mikkedem) отъ Эдема“ (Быт. 4, 16). Это было въ нѣкоторомъ родѣ бѣгство. Каинъ, желая какъ можно скорѣе удалиться отъ Эдема, побѣжалъ изъ родительскаго дома не на сѣверъ и не на югъ, а прямо на востокъ, т. е., по тому направленію, по которому сами родители его удалились изъ рая. И это также указы-

227

 

 

ваетъ на то, что прародители, поселившіеся „противъ рая сладости“ и вблизи его, жили къ востоку отъ него и что слѣдовательно самый рай находился въ восточной части Эдема.

Возвращаясь къ общему вопросу о томъ, дѣйствительно ли рай и Эдемъ находились въ горной Арменіи, мы находимъ для рѣшенія его въ положительномъ смыслѣ не лишенными значенія еще слѣдующія историко географическія данныя. Памятники самой древней культуры открыты въ Передней Азіи, въ частности въ Тигро-Евфратской долинѣ. По этимъ памятникамъ болѣе или менѣе достовѣрная исторія уходитъ въ такую глубину вѣковъ, до какой она не доходитъ нигдѣ, не исключая и Египта1. По всѣмъ даннымъ воды, которыми утоляли свою жажду древнѣйшія поколѣнія человѣческаго рода, которыми они орошали свои первыя насажденія и на которыхъ, можетъ быть, построили свои первыя ладьи, были именно воды Тигра и Евфрата, оплодотворяющія обширную равнину между сухими пустынями на западѣ и маловоднымъ Иранскимъ плоскогоріемъ на востокѣ. Вообще корни исторіи рода человѣческаго лежатъ въ Передней Азіи и въ сопредѣльныхъ съ нею земляхъ южной Азіи, сѣверовосточной Африкѣ и нѣкоторой части Европы. Древность культуры въ какомъ-либо мѣстѣ естественно предполагаетъ древность поселенія людей на этомъ мѣстѣ и продолжительность ихъ пребыванія тамъ, пока не явилась потребность искать новыхъ мѣстъ для поселенія. Гдѣ же люди должны были жить всего ранѣе

__________________________

1 Вопросъ о томъ, гдѣ исторія проникаетъ въ бóльшую глубину древности—въ Ассиро-Вавилоніи или въ Египтѣ, Ленорманъ считаетъ пока не разрѣшеннымъ, хотя и склоненъ приписать бóльшую древность ассиро-вавилонской исторіи. Руководство къ древней исторіи Востока. Кіевъ. 1879 г. Т. 1, стр. 26 и 215. Во всякомъ случаѣ древность ассиро-вавилонской исторіи наиболѣе достовѣрна, такъ какъ хронологія ея покоится на болѣе твердыхъ основаніяхъ, чѣмъ сомнительная египетская хронологія.

228

 

 

и оставить древнѣйшіе слѣды своей культуры, какъ не вблизи своей колыбели, какъ не тамъ, гдѣ жила первозданная чета, давшая начало всему роду человѣческому? Изъ Библіи мы знаемъ, что ковчегъ второго родоначальника людей остановился на высотахъ Арарата, т. е., Арменіи1. Это конечно произошло не безъ особаго промышленія Божія о будущихъ потребностяхъ имѣвшаго размножиться рода человѣческаго, какъ сейчасъ увидимъ. Но если тутъ имѣли значеніе и естественныя условія, то слѣдуетъ заключить отсюда, что Ной и до потопа жилъ недалеко отъ Арменіи, въ какой-либо странѣ, сопредѣльной съ ней. Ковчегъ по своему устройству не былъ предназначенъ для дальняго плаванія. Онъ долженъ былъ только имѣть большую подъемную силу и способность держаться на водѣ. Океанъ, вышедшій изъ береговъ и покрывшій всю сушу, не имѣлъ быстраго теченія, подобнаго рѣчному; вода, вѣроятно, двигалась, но слабо, отъ востока къ западу, подобно тому, какъ она нынѣ движется въ океанѣ подъ экваторомъ2. Ковчегъ качался на волнахъ, и только слабо двигался, повинуясь упомянутому теченію съ одной стороны и разностороннему дѣйствію вѣтра на его надводную часть съ другой. Такимъ образомъ онъ не уплылъ далеко отъ того мѣста, гдѣ былъ поднятъ водою. Выйдя изъ ковчега, Ной не

_________________________

1 Араратъ (Urarti) есть древнѣйшее наименованіе Арменіи (Vigouroux. Указ. соч., стр. 261). Нынѣ оно сохранилось въ наименованіи только двухъ горныхъ вершинъ этой страны. Если между словами Араратъ (Urarti) и Argavarta (святая земля), названіемъ горной страны на сѣверѣ Индостана, есть дѣйствительная филологическая связь, какъ думали Болэнъ и Ленорманъ, то мы, вопреки выводу, который дѣлаютъ изъ этого названные ученые, могли бы видѣть въ такомъ названіи Арменіи память о томъ, что она нѣкогда была мѣстомъ блаженной жизни первозданныхъ людей (Тамъ же, стр. 262).

2 Нынѣ общее экваторіальное теченіе по мѣстамъ развѣтвляется на нѣсколько частныхъ отъ встрѣчи съ материками. Тогда этого не могло быть.

229

 

 

имѣлъ надобности оставить ту страну, въ которой оказался послѣ потопа. Да едвали и возможно это было на первыхъ порахъ: горная страна, покрывшаяся водою позднѣе, чѣмъ низменности, и ранѣе отъ нея освободившаяся, наименѣе потерпѣла отъ разрушительнаго дѣйствія волн, земля здѣсь скорѣе возстановила свою производительность, необходимую для людей и животныхъ. Когда потомство Ноя размножилось, оно стало распространяться по всей землѣ. Нѣтъ на землѣ другой такой страны, какъ горная Арменія, которая представляла бы такія удобства для разселенія людей по всѣмъ странамъ свѣта, не теряя первоначально связи съ своей прародиной. Извѣстно, что рѣки издревле служили путями для разселенія людей, какъ по удобству движенія по нимъ, такъ и по жизненнымъ средствамъ, доставляемымъ ими самими и ихъ окрестностями, наконецъ и потому, что, двигаясь по нимъ, нельзя было затеряться, и въ случаѣ необходимости всегда была возможность вернуться назадъ, къ знакомымъ мѣстамъ. Изъ Арменіи рѣки лучеобразно текутъ во всѣ стороны, доставляя избытку людей легкую возможность выселяться въ окрестныя страны. Когда эти близкія страны наполнялись или теряли почему-нибудь привлекательность для людей, послѣдніе свободно могли разселяться далѣе; потому что вся Передняя Азія въ данномъ случаѣ занимаетъ самое счастливое положеніе по отношенію ко всѣмъ частямъ великаго материка. Смотря на географическую карту, мы видимъ предъ собою какъ бы крестъ. Въ центрѣ его горная Арменія съ ея узломъ водныхъ артерій, идущихъ во всѣ стороны; правая вѣтвь—Иранъ, открывающій дорогу во всю южную и центральную Азію; лѣвая вѣтвь—малая Азія, какъ бы мостъ, протянутый къ прекраснымъ странамъ южной Европы; верхній конецъ—широкій перешеекъ между Чернымъ и Каспійскимъ морями, ведущій въ обширныя страны восточной Европы и западной Азіи; нижній конецъ—громадный Аравійскій полуостровъ, и имѣющій

230

 

 

въ близкомъ сосѣдствѣ легко доступную съ нею Африку. Этими путями и разселялась люди по землѣ послѣ потопа. Условія, способствовавшія разселенію людей послѣ потопа, имѣли все свое значеніе и для перваго распространенія размножавшагося потомства Адамова. Богъ, имѣвшій попеченіе о человѣкѣ, предназначенномъ между прочимъ къ тому, чтобы размножаться, наполнять землю, владычествовать надъ нею и надъ всѣмъ, чтò на ней (Быт. 1, 28), избралъ для поселенія первозданной четы такую точку на землѣ, изъ которой имѣвшее размножиться потомство ея безъ труда могло бы разлиться по всѣмъ странамъ свѣта. Какъ родоначальникъ послѣпотопнаго человѣчества имѣлъ свое жилище на высотахъ или подлѣ высотъ Арарата, т. е., Арменіи, такъ и праотецъ всего рода человѣческаго, очевидно, жилъ тамъ же.

Итакъ все ведетъ къ убѣжденію въ томъ, что Эдемъ долженъ былъ находиться въ теперешней горной Арменіи. Главнымъ же образомъ заставляетъ принять эту мысль прямое свидѣтельство Библіи, что Тигръ и Евфратъ нѣкогда брали свое начало отъ потока, выходившаго изъ Эдема. Намъ, какъ и другимъ, дѣлавшимъ попытку указать рай въ другомъ мѣстѣ, приходилось при рѣшеніи этого вопроса прибѣгать ко многимъ предположеніямъ и догадкамъ. Но наши предположенія нигдѣ не шли въ разрѣзъ съ прямымъ смысломъ Моисеева повѣствованія, а напротивъ коренились именно на немъ и направлены къ защитѣ его противъ тѣхъ, которые пренебрегали имъ.

Что такое рай былъ самъ по себѣ, безъ отношенія къ обитавшимъ въ немъ людямъ, какія были его особенности по сравненію, наприм., съ прекрасными, по природѣ мѣстами на нынѣшней землѣ,—сказать объ этомъ что-либо опредѣленное (сверхъ того, что въ немъ находились древо жизни и древо познанія добра и зла) нельзя, потому что это не открыто. Моисей назвалъ его просто садомъ въ Эдемѣ, который насадилъ Богъ, произрастивъ въ немъ всякое дерево,

231

 

 

пріятное на видъ и хорошее для пищи. Эдемъ, въ имени котораго заключается понятіе удовольствія, пріятности, очевидно самъ по себѣ, по своимъ физическимъ условіямъ былъ прекрасною страною. Отсюда можно заключать, что рай, какъ особенная часть его, предназначенная въ жилище высшему, совершеннѣйшему созданію на землѣ, долженъ былъ сосредоточивать въ себѣ все лучшее, чтó земля могла принести въ даръ своему обладателю. Св. Ефремъ Сиринъ краснорѣчиво и много говоритъ о неизъяснимыхъ красотахъ рая. „Кто, говоритъ онъ, исчислитъ красоты рая? Прекрасно устройство его, блистательна каждая часть его; пространенъ рай для обитающихъ въ немъ, свѣтлы чертоги его; источники его услаждаютъ своимъ благоуханіемъ… Украсилъ и уразнообразилъ красоты рая исткавшій ихъ Художникъ; степень степени украшеннѣе въ раю… Никакія уста не въ состояніи изобразить внутренность сего сада и привлекательныя красоты его наружности. Даже и простыхъ украшеній на оградѣ его не въ состояніи описать они, какъ должно. Блистательны краски его, дивны благоуханія, вожделѣнны красоты, многоцѣнны яства. У края ограды рая—послѣднія изъ сокровищъ его, но и они превосходятъ богатствомъ всѣ сокровища вселенной. Какъ ни малы сокровища низшихъ предѣловъ его въ сравненіи съ сокровищами страны горней, однако же блаженство у самой ограды его гораздо превосходнѣе и выше всѣхъ благъ этой обитаемой нами юдоли“1. Нужно однако же замѣтить, что не все, что говоритъ св. Ефремъ о раѣ, приложимо къ раю, описанному Моисеемъ: онъ пользуется образомъ послѣдняго для изображенія нѣкотораго другого рая, духовнаго, какъ блаженнаго жилища душъ праведниковъ, и неизреченныя красоты, которыя онъ созерцалъ, скорѣе духовнаго характера,

_________________________

1 Указ. изд. твореній, ч. 7. стр. 63—4 и 70.

232

 

 

чѣмъ чувственнаго1. Когда же онъ описываетъ внѣшнія красоты земного Эдемскаго рая, онъ только соединяетъ въ одно мѣсто то, что есть наилучшаго въ окружающей насъ дѣйствительности. „Сокровенное лоно его (рая), говоритъ онъ, недоступно созерцанію. Поэтому съ удивленіемъ буду взирать на одно видимое, на одно внѣшнее… Благорастворенъ воздухъ, окружающій рай совнѣ… Самые угрюмые мѣсяцы цвѣтутъ тамъ роскошною пріятностію, потому что пріятенъ воздухъ въ сосѣдствѣ съ Эдемомъ. Всякій мѣсяцъ разсыпаетъ цвѣты вокругъ рая, чтобы во всякое время готовъ былъ вѣнецъ изъ цвѣтовъ… Бурнымъ мѣсяцамъ съ ихъ вѣтрами нѣтъ доступа въ рай, гдѣ господствуетъ миръ и тишина… Неизсякаемый льется тамъ потокъ произведеній каждаго мѣсяца, и каждый изъ нихъ приноситъ плоды свои. Кипятъ тамъ усладительные источники вина, меда, млека и масла. Декабрь производитъ стебель, январь колосъ, а февраль приноситъ уже снопы… Плодоносіе райскихъ деревъ подобно непрерывной цѣпи“2. Все это есть по частямъ и въ настоящее время на землѣ“3, и представ-

_____________________________

1 „Господь нашъ, говоритъ св. Ефремъ, пришелъ взыскать Адама и низшелъ, и обрѣлъ его въ шеолѣ (въ преисподней), извлекъ оттуда и ввелъ въ рай—въ тѣ вожделѣнныя обители при райской оградѣ, гдѣ обитаютъ души праведниковъ и святыхъ, ожидая тамъ возлюбленныхъ тѣлъ своихъ“ (стр. 89). „Радуется тамъ юность, что одержала побѣду, видитъ въ раю Іосифа, который совлекъ съ себя и отринулъ сладострастіе“ (стр. 81). „На землѣ подвигъ, въ Эдемѣ вѣнецъ славы. И небо, и землю обновитъ Богъ при нашемъ воскресеніи“ (стр. 89). «По наименованіямъ рая можно подумать, что онъ земной; по силѣ своей онъ духовенъ и чистъ» (стр. 99). Наконецъ св. Ефремъ ставитъ вопросъ: „вмѣстителенъ ли будетъ рай для всѣхъ праведниковъ, которые должны обитать въ немъ?“ (стр. 79). Ясно, что онъ описываетъ не тотъ рай, о которомъ говорилъ Моисей, хотя точкою отправленія для него и является именно послѣдній.

2 Тамъ же. Стр. 96—7.

3 Предполагаемъ, что „источники, кипящіе виномъ, медомъ, молокомъ и масломъ“ можно понимать не буквально,

233

 

 

лять внѣшній видъ земного рая какъ-нибудь иначе не уполномочиваетъ и библейское изображеніе его. Поэтому, не возбуждая ничьего сомнѣнія, можно сказать только, что это было мѣсто, обильно орошенное водою, украшенное разнообразною и роскошною растительностію, защищенное отъ зноя и не страдавшее отъ холода. Первый умѣрялся возвышеннымъ положеніемъ рая, обиліемъ воды и богатою растительностью; второго по всей вѣроятности тогда еще и не было нигдѣ на землѣ. Кромѣ того райскія предѣлы, вѣроятно, оживлялись разнообразными видами животнаго царства, которое тогда не только не угрожало человѣку, но даже и не безпокоило его1. Позволительно думать, что съ внѣшней стороны рай не отличался какими-либо сверхъестественными богатствами и красотами, подобія которымъ не было бы по частямъ никогда и нигдѣ на землѣ (въ родѣ вѣчныхъ, неувядающихъ цвѣтовъ, безпрерывнаго, никогда не смѣнявшагося ночнымъ мракомъ, свѣта, и проч.). Моисей сравнивалъ цвѣтущую іорданскую долину не только съ многоводнымъ и плодороднымъ Египтомъ, но и съ раемъ (Быт. 13, 10), чтó было бы немыслимо, если бы между послѣднимъ и первыми не было никакой соизмѣримости, если бы рай отличался отъ нихъ, какъ небо отъ земли. Ошибочно было бы думать, что первозданный человѣкъ въ состояніи первоначальнаго совершенства нуждался или находилъ удовольствіе въ тѣхъ дарахъ природы, которыми теперь прельщается человѣкъ, преданный чувственности: для него не нужны были ни золото, ни самоцвѣтные камни, ни изысканныя яства и ничто подобное, чему придаетъ цѣну и за чѣмъ гоняется грѣшный человѣкъ, находящійся подъ игомъ плоти. Если мы

_____________________________

а только какъ образное выраженіе чрезвычайнаго обилія этихъ даровъ природы.

1 Существованіе животныхъ въ раю нѣкоторыми отрицается, о чемъ будетъ сказано при изображеніи жизни прародителей въ раю.

234

 

 

хотимъ имѣть правильное представленіе о земномъ раѣ, то должны очистить свое воображеніе отъ того, чѣмъ оно увлекается въ настоящее время, и помнить, что блаженство райской жизни зависѣло не столько отъ внѣшней обстановки ея, сколько отъ внутренняго, душевнаго состоянія человѣка. Вотъ почему Божественное откровеніе мѣсто обитанія первыхъ людей называетъ просто и кратко садомъ, безъ всякаго изображенія какихъ-либо сверхъестественныхъ красотъ его: „и насадилъ Господь Богъ садъ въ Эдемѣ… и произрастилъ изъ земли всякое дерево, пріятное на видъ и хорошее для пищи… И поселилъ человѣка въ саду Эдемскомъ, чтобы воздѣлывать и хранить его“ (Быт. 2, 8. 9. 15). Возложенная на человѣка обязанность воздѣлывать рай показываетъ, что хотя природа, послушная велѣнію Творца, сосредоточила въ немъ все, что потребно для внѣшней жизни человѣка, спокойной и пріятной, не обремененной излишнимъ напряженіемъ физическихъ силъ для ея поддержанія, но ему не было дано такого идеальнаго совершенства, которое исключало бы возможность для человѣка возвысить его благоустройство собственными силами, по своему разумѣнію. При сопоставленіи земного рая съ роскошною природою нѣкоторыхъ мѣстъ на нынѣшней землѣ конечно слѣдуетъ имѣть въ виду, что въ первомъ при наличности всего полезнаго, пріятнаго и прекраснаго не было ничего зловреднаго и разрушительнаго для жившихъ въ немъ людей; тогда какъ въ настоящее время на землѣ нѣтъ ни одного мѣста, въ которомъ не заключалось бы угрозы здоровью и жизни человѣка, и даже повидимому, чѣмъ роскошнѣе природа какого-либо мѣста, тѣмъ бóльшимъ опасностямъ онъ здѣсь подверженъ. Но и это не составляетъ существеннаго отличія рая; потому что разрушительное дѣйствіе силъ природы зависитъ не отъ нея самой, а отъ тяготѣющихъ на человѣкѣ и на его отношеніи къ природѣ слѣдовъ грѣха и проклятія, отъ которыхъ онъ былъ свободенъ во время райской жизни.—Несо-

235

 

 

мнѣнно-отличительную, чрезвычайную и безпримѣрную особенность земного рая составляли „древо жизни“ и „древо познанія добра и зла“. Первое изъ нихъ, находясь посреди рая, съ внѣшней стороны было средоточіемъ всѣхъ жизненныхъ силъ природы, предустановленныхъ на службу человѣку, а съ внутренней—выраженіемъ и прообразомъ основаннаго на безконечной любви Божіей къ человѣку промышленія о немъ. Такъ какъ оно, равно и древо познанія добра и зла имѣли существеннѣйшее значеніе для жизни людей не только тѣлесной, но и духовной; то и вопросы, возбуждаемые ими, а также вопросъ о томъ, что такое былъ рай земной не совнѣ, а по существу, могутъ быть посильно разрѣшены только въ связи съ изображеніемъ жизни первозданныхъ людей въ раю.

236


Страница сгенерирована за 0.19 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.