Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл Александрийский, святитель

Кирилл Александрийский, свт. Γλαφυρά, или искусные объяснения избранных мест из книг Чисел

О Христе и Синагоге иудейской.

1. Многими способами несчастные иудеи могут быть изоб­личаемы в том, что необузданный и грубый язык свой употреб­ляли против Христа. А что таковое дело не осталось для них безнаказанным, это всякий может видеть и из того, что сталось с ними. Ибо Израиль, первородный и имевший по сему вели­кую славу, возлюбленный и избранный, поставлен позади языч­ников, оказался в последних и даже более, повержен во всяче­ские бедствия. И это предвозвещал им Господь, говоря чрез Осию: горе им, яко отскочиша от Мене: боязливы суть, яко нечествоваша ко Мне: Аз же избавих я, сии же, возглаголаша на Мя лжу (Ос. 7, 13). Ибо нет такой нелепости в словах, какой бы не дерзнули они сказать против Него. Они злослови­ли, не помышляя о написанном: Смерть и живот в руце язы­ка: удержавающии

230

 

 

же его снедят плоды его (Притч. 18, 21). Когда же безумствовали против Него, то употребляли необуз­данный язык свой и для оклеветания Его, как я сказал недав­но. А поэтому отпали и от надежды на Него, и доныне не слыша говорящего: сей жребий твой, и часть непокорства твоего на Мя, глаголет Господь (Иерем. 13, 25). Итак, что они подлежали обвинению в необузданности языка и что имели понести тяжкое наказание за свое безумие против Христа, это мы весьма хорошо можем понять и из написанного в книге Чисел. Написано же так: И возглаголаша Мариам и Аарон на Моисеа жены ради Ефиопляныни, юже поя Моисей, ибо жену поя Ефиопляныню. И рекоша: еда Моисею единому глагола Господь? еда и нам не глаголаше? и услыша Господь. И чело­век Моисей кроток зело паче всех человек сущих на земли. И рече Господь внезапу к Моисею, и Аарону, и Мариаме: изы­мите вы трие в скинию свидения. И изыдоша трие в скинию свидения: и сниде Господь в столпе облачне, и ста над дверми скинии свидения: и призва Аарона и Мариам, и изыдоста оба. И рече к ним Господь: послушайте словес моих: аще будет в вас пророк Господень, в видении ему познаюся, и во сне возглаголю ему. Не тако якоже раб мой Моисей, во всем дому моем верен есть: усты ко устом возглаголю ему яве, и не гаданием, и славу Мою виде: и почто не убоястеся глаго-

231

 

 

лати на раба моего Моисеа? И гнев ярости Господни (бысть) на них, и они ушли. И облак отступи от скинии, и се, Мариам прокажена бысть яко снег: и воззре Аарон на Мари­ам, и се прокажена. И рече Аарон к Моисею: молю тя, госпо­ди, не возлагай на ны греха, понеже не ведяхом, яко согрешихом: да не будет нам сия яко мертва, яко изверг извержен из ложесн матерних, и (се уже) пояде пол плоти ея. И возопи Моисей ко Господу, глаголя: Боже, молютися, исцели ю. И рече Господь к Моисею: аще бы отец ея плюя заплевал в лице ея, не посрамится ли? седмь дней да отлучится вне полка, и по сих да внидет. И отлучися Мариам вне полка на седмь дней: и людие не воздвигошася, дондеже очистися Мариам (Числ. 12, 1-15). Таким образом и эго сродно прежде уже сказанному а); потому что недалеко отстоит от содержащегося там созерцания, напротив имеет мысль близкую и сродную. Поелику и это говорит о таинстве Христовом и выставляет на вид бесчестие Синагоги иудейской в том, чем она безумствова­ла против Христа. Различается же как бы отчасти только вид греха. Ибо там Синагога страдала проказою и была нечистою, многими и различными грехопадениями растлевающею себя; здесь же слово паше изображает вину одного безумия

а) При сем имеется в виду сказанное в объяснениях на кн. Левит. См.: выше, с. 349 и дал.

232

 

 

против Христа, описывает надменность высокомерия иудеев и напро­тив показывает кротость Того, Который говорит: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем (Матф. 11, 29). К сему указует еще и человеколюбие праведного Судии, не до конца и не беспредельный гнев наводящего на согрешающих, но после поражения врачующего б), спасающего и делающего их здравыми. Итак, вкратце и в немногих словах сказать вообще, в этом и заключается цель предположенного нами. Разбирая же по порядку каждую подробность сказанного, мы будем рас­крывать заключающийся в нем смысл, причем дверь слову отверзающим будет Бог, Который говорит надеющимся на Него: и дам ти сокровища темная сокровенная: невидимая отвер­зу тебе (Иса. 45, 3).

 2. Итак, в словопрение с премудрым Моисеем вступили Аарон и Мариам ради жены эфиоплянки, которую он взял, и сказали: еда Моисею единому глагола Господь? еда, и нам не глаголаше? (Числ. 12, 2.) Два обвинения взводило на Моисея их пустословие: первое, что он, говорю, взял эфионлянку; а второе, сверх сего, выражено в словах: еда Моисею единому глагола Господь? еда и нам не глаголаше? В первом случае он подвергается обвинению в

б) Μοττῦντος или μοτοῦντος собственно значит: налагающего корпию на рану.

233

 

 

преступлении закона; а во втором говорится, чтобы он не очень величался, что он не особенною какою-либо по сравнению с другими обладает благодатью, если Бог, оказывается, говорил и с другими. Будем же говорить по порядку, первому обвинению уделяя первое слово; и, таким образом, то, что заключается в образах, будем опять переносить на Самого уже Христа. Итак, сначала Моисей взял себе в жену и сделал своею сожительницею мадианитянку, разумею дщерь Иофора; по прошествии же немалого времени вступил в брак с эфиоплянкою, иноплеменною и черною. Между тем Законодатель ясно провозвещал, что сынам Израилевым со­всем не должно смешиваться с иноплеменными. Ибо написано так: дщери своея не даси сыну его, и дщере его да не поймеши сыну твоему (Втор. 7, 3; Исх. 34, 16). В этом-то, как в преступ­лении закона, и судим был великий Моисей Аароном и Мариамою, не разумевшими, по достоинству, и чрез пего также опять как бы в прообразе столь прекрасно и мудро устроивше­гося таинства, которое мы сейчас насколько возможно ясно представим, существо дела наилучше перенося на Христа, Ко­торого и в этом случае представлял в своем лице Моисей. Ибо Христос есть также законодатель и ходатай Бога и челове­ков (1 Тим. 2, 5), как несомненно был и тот; потому он и назнаменовал нам, го-

234

 

 

воря: пророка от братии вашей возставит вам Господь Бог наш, якоже мене (Втор. 18, 15). Аарон же может быть принят за образ иудейского священства, а Мариам Может изображать вид Синагоги (сонмища). Итак, обвиняли Спасителя нашего Христа и старейшины иудейские, а за ними и самая Синагога; упрекая Его в преступлении Божественных заповедей, так как говорили: если бы сей человек был от Бога, то не нарушал бы субботу (Иоан. 9, 16). Скрежетали они зуба­ми своими и за иное нечто, именно за то, что Он избрал Себе в невесту черную эфиоплянку, то есть Церковь из язычников, и некоторым образом вступил с нею в брак после первой, то есть израильтянки, которая опять есть Синагога. А что они скреже­тали зубами своими по случаю нарушения суетно соблюдае­мых ими обычаев, или того, что изречено Моисеем в прообра­зах, это не трудно понять всякому, кто хотя сколько-нибудь знаком с Евангельскими Писаниями. А что, с другой стороны, Он избрал своею невестою Церковь из язычников, еще черную по причине темноты в познании и образе жизни, так как в ней еще не был свет истинный, способный сделать ее светлою и белою, на это всякий очень легко может найти доказательства у пророков. Но мне более приличным кажется показать это на домостроительстве Спасителя нашего. Он пропо-

235

 

 

ведовал ино­племенным самарянам и в них положил как бы некое начало и основание Церкви из язычников (Иоан. 4, 4 и дал.). А что они были иноплеменны и чужды общества израильского, это вся­кий без труда может видеть и из следующего. Посылая учени­ков своих возвещать проповедь о Царствии Небесном, Спаси­тель говорит: на путь язык не идите, и во град Самарянский не внидите. Идите же паче ко овцам погибшим дому Израилева (Матф. 10, 5-6). Видишь ли, как оных поставил Он вне овец дома Израилева? Итак, еще не расторгнув брака с изра­ильтянкою, то есть с Синагогою, и еще представляясь сожи­тельствующим с нею, Он уже обручился некоторым образом и вступил в брак с черною иноплеменницею, то есть с Церковью из язычников. Поэтому, беседуя с иудеями, Он говорил: и ины овцы имам, яже не суть от двора сего: и тыя Ми подобает привести, и глас мой услышат: и будет едино стадо, и един пастырь (Иоан. 10, 16). И еще строже изобличая их, как непо­корных, когда они явно спрашивали Его, говоря: аще Ты еси Христос, рцы нам не обинуяся (ст. 24), Иисус отвечал им: рех вам, и не веруете. Дела, яже Аз творю о имени Отца Моего, та свидетельствуют о Мне. Но вы не веруете: пе­сте бо от овец моих (ст. 25-26). Своими овцами теперь назы­вает уже язычников. Весьма раз-

236

 

 

гневавшись и негодуя за это на Него, как любящего иноплеменных и ни во что считаю­щего Божественный закон, иудеи с насмешкою говорили: не добре ли ми глаголем: яко самарянин еси Ты, и беса имаши? (Иоан. 8, 48.) Если бы Ты не был одних мыслей с самарянам», как бы так говорили они, если бы Ты не был любителем эллин­ского и иноплеменного, то совсем не сообщался бы с язычника­ми. И если бы в Тебе не было беса, который находится в эллинах (так как идолослужителей они называли беснующи­мися, по причине находящегося в них диавола), то Ты не счи­тал бы, говорили они, ни во что преступления заповедей зако­на. Но совершенные Христом деяния были скорее исполнени­ем закона, а не преступлением Его, согласно сказанному Им Самим: не приидох разорити закон, но исполнити (Матф. 5, 17); ибо Его делом было пременить букву закона на истину. В этом-то и заключался вид обвинения за оную черную и подо­бие преступления во Христе, как и в Моисее. Но приведем близкое к сему и родственное злословие из образа, пременяя смысл сказанного на истину. Не одному, возражали они, Мои­сею глагола Господь: но и нам глаголаше (Числ. 12, 2). Это — слова, происшедшие от гордости, и речи, исходящие от пустой надменности. Право мудрствуя, они совсем не должны бы были стремиться стать на одинаковую степень высоты с

237

 

 

тем, кото­рый по праву слышал слова: вем тя паче всех и обрел еси благодать предо Мною (Исх. 33, 17); скорее должны были бы воссылать благодарность Богу за те дары, какими они сами были почтены от Него, не преступая чина, свыше для них опре­деленного, и не присвояя себе чести, еще не данной им, что по справедливости может быть почитаемо признаком крайней над­менности. Но с другой стороны, обрати теперь мысль свою к Господу нашему Иисусу Христу, Который открыто выставляет иудеям предопределенную Ему, и по естеству только Ему од­ному, от Бога и Отца цель, и говорит: от Себе, не глаголах: по пославый Мя Отец, той Мне заповедь даде, что реку и что возглаголю (Иоан. 12, 49; сн.: 14, 10). И еще: глаголы, яже Аз глаголю, не суть мои, но пославшаго Мя (Иоан. 14, 10 и 24). Затем обрати внимание сверх того еще и на беззаконных книж­ников и фарисеев, исполненных дерзости, неумеренно похва­ляющихся тем, что с отцами их говорил Бог, и по этой причине решившихся не верить Ему. Ибо они говорят: мы вемы, яко Моисеови глагола Бог: сего же не вемы, откуду есть (Иоан. 9, 29). Видишь ли, как, говоря: мы вемы, яко Моисеови глагола Бог, они как бы повторяют те древние слова, да и в выраже­ниях еще более грубых: разве одному Христу говорил Бог и Отец? Не говорил ли Он и отцам нашим?

238

 

 

то есть на Синае. И услыша Господь. И человек Могшей кроток зело паче всех человек, сущих на земли (Числ. 12, 2-3). Мариам и Аарон, как кажется, из кротости Моисея вывели для себя случай к над­менности. Но за эго, хотя он и не возвышал своего голоса, Бог вознегодовал и Сам подвигся к праведному гневу против дер­знувших оскорбить верного служителя Его пренебрежением, как бы к Себе относя это оскорбление. Так точно мудрствуй и о Христе. Ибо по причине присущей Ему кротости и человеко­любия фарисеи были более удобопреклонны к пренебреже­нию. Но, кажется, не сомнительно можно было видеть, что не избежат они отмщения свыше. Как оскорбленный в Сыне, Бог и Отец не мог перенести этого оскорбления; ибо знал Он без научения, но боголепному всеведению, слова, исходившие от высокомерия фарисеев.

3. Затем следуют такие изречения: и рече Господъ внезапу к Моисею, и Аарону, и Мариаме: изыдите вы трие в скинию свидения. И сниде Господь в столпе облачне, и ста над дверми скинии свидения (Числ. 12, 4-5). Слова эти опять прикровенно указуют на то, что Бог будет Судиею тех, которые гово­рят против Спасителя нашего Иисуса Христа, и непременно сойдет с неба для наказания дерзнувших укорять Его и препи­раться с Ним в равночестности. Суд же вообще произведен будет

239

 

 

чрез Сына по соприсутствию именно нераздельно с Ним Родившего, как сказано: Аз во Отце, и Отец во Мне (Иоан. 14, 10, сн.: 10, 38). Когда же согрешившие Мариам и Аарон пред­стали праведному Судии, то Он сказал: послушайте словес Моих: аще будет в вас пророк Господень, в видении ему позпаюся, и во сне возглаголю ему. Не тако якоже раб Мой Моисей, во всем дому Моем верен есть: усты ко устом воз­глаголю ему яве, и не гаданием, и славу Господню виде (Числ. 12, 6-8). В этих словах указывается, как на особенное преиму­щество Моисея пред другими, на Боговидение, и прекрасно засвидетельствовано, что он особенно близко мог слышать слова Божественные. Но еще более истинным можешь видеть ты это во Христе. Ибо не так глаголал Бог и Отец в пророках, как в Сыне. Тем подавалось знание о том, что им должно было знать, чрез Духа, а Сей без научения ведал духовные советы Отца, как Премудрость и Совет Родителя. И блаженные про­роки посредством неясных образов получали созерцание сла­вы Его, потому что Бога никтоже виде нигдеже (Иоан. 1, 18), созерцается же Он единым но естеству Сыном и таким обра­зом может быть уразумеваем боголепно. И свидетелем сего может быть для пас сам Спаситель, говорящий: не яко Отца видел есть кто: токмо сый от Бога, сей виде Отца (Иоан.

240

 

 

6, 46). Посему иудеи неблагоразумно, даже более того, нечестиво выставляя на вид, как преимущество свое, то, что с отцами их говорил Бог, за ничто считали слова Христа о том, что Он глаголал, яже слышал от Отца (Иоан. 8, 26). Ибо сказанные на горе Синайской слова были тенями, образами и гаданиями, заключавшими в себе некое сокровенное и не очень ясное познание заповеданного; Христос же был самослышателем слов Отца, если только, но неизбежной необходимости разума, мож­но сказать столь просто. Кроме того, слово Божие представля­ет великое различие между Христом и всеми остальными. Во всем дому Моем верен есть, сказано (Числ. 12, 7; ср.: Евр. 3, 2). Не показывает ли оно чрез это, что домостроительство, бывшее посредством закона и пророков, было частное и ог­раниченное, а совершившееся чрез Христа, было общее и повсеместное? потому что закон спасал один только дом Израилев, Христос же не так, но весь мир, чрез веру в Него, и кровию своею искупил, как написано, Богови и Отцу (Апок. 5, 9; сн.: 1 Кор. 6, 20; 7, 23 и др.). Посему и сказано: почто не убоястеся глаголати на раба Моего Моисеа? (Числ. 12, 8.) Подобное же и издревле говорилось чрез пророка нечести­вым фарисеям за их дерзкие слова против Христа и за нео­бузданность их языка: вы же приидите семо сынове безза­конии, семя прелюбодеев

241

 

 

и блудницы: в чем услаждастеся? и на кого отверзосте уста ваша? и на кого изсунусте язык ваш? (Иса. 57, 3-4.) Ибо фарисеи, как бы совсем сняв узду с богоборствующего языка своего, произносили самые дерз­кие хулы на Христа и, надмеваясь чрезмерною гордостью, изрыгали слова безумия; о чем, весьма восскорбев, Псалмо­певец и говорит: рех беззаконнующим, не беззаконнуйте: и согрешающим, не возносите рога. Не воздвизайте на высоту рога вашего, и не глаголите на Бога неправду (Псал. 74, 5-6). Поистине беззаконновали они, нечестиво осуждая то, что менее всего должны были бы осуждать, и изобличены были как воздвигающие рог на высоту, когда не соглашались с тем, что один только Христос ведает волю Отца, и когда, более того, сами утверждали о себе, что знают ее, говоря как уже прежде было сказано: мы вемы, яко Моисеови глагола Бог (Иоан. 9, 29) и тем самым выказывая ему недоверие. Между тем в то время облако отступило от скинии свидения, и Мариам внезапно оказалась прокаженною, и не просто, но яко снег (Числ. 12, 10). И Божественное и чистое естество, негодуя и разгневавшись за безумие и нечестивую дерзость иудеев против Христа, некото­рым образом отлетело и удалилось от Синагоги, согласно ска­занному Христом: оставих дом Мой, оставих достояние Мое (Иерем. 12, 7). Ибо Господь,

242

 

 

сошедший в столпе облачном, и удалился опять как облако, согласно образу, представленному в букве Писания. И после того как Он удалился от Синагоги иудейской, она тотчас же оказалась нечистою, и не просто не­чистою, но достигшею крайней нечистоты; потому что когда говорится, что прокаженный побелел, то это значит, что бо­лезнь достигла высшей степени напряжения. А что же может быть белее снега? Естественно, даже более, необходимо и не сомнительно было, чтобы Синагога иудейская, лишившись по­печения Спасителя, оказалась в великом бедствии. Таким об­разом, необузданная и издевавшаяся толпа иудеев наказывает­ся нечистотой и бесчестием, согласно тому, как справедливо сказано святыми Богу: исполни лица их безчестия, и позна­ют, яко имя Тебе Господь (Псал. 82, 17-19). Далее, Аарон, обви­нявший Моисея вместе с Мариам, хотя и повинен был одина­ковому с ней наказанию пред Судиею, однако справедливо не поражается проказою вместе с нею; поелику чин священства почтен и велик пред Богом. Поэтому-то Аарон и избежал по­ражения проказою. Но за то, напротив, он наказан был скорбью о страдавшей проказою, согласно сказанному от Бога: препояшитеся и бийтеся жерцы, плачитеся служащий жертвеннику: внидите, поспите во вретищах служащий Богу, яко отьяся от дому Бога вашего жертва и возлияние (Иоил.

243

 

 

1, 13). Приступает же Аарон, говоря премудрому Моисею: молю тя, господи, не возлагай на ны греха, понеже не ведяхом, яко согрешихом (Числ. 12, 11). Ибо происходящие из рода Израи­лева и по плоти не чуждые Синагоги иудейской, но поставлен­ные распорядителями таинств Спасителя нашего, имели воз­носить молитвы за согрешивших по неведению, хотя в начале и пали вместе с ними. Да не подпадут они, вместе с теми, гневу Отца, умоляют они Христа, что делал Павел, говоря: братие, благоволение убо моего сердца, и молитва, яже к Богу по Израили есть во спасение (Римл. 10, 1). Но говорящий это был и строитель тайн Божиих и священнодействователь Божествен­ной проповеди, как и Аарон в то время. Когда же Моисей возопил к Богу за прокаженную и умолял исцелить ее (Числ. 12, 13), Бог откладывает свое согласие на это, говоря: да отлу­чится седмь дней вне полка, и по сих да внидет (ст. 14).

4. Эти слова опять как бы в образе показывают нам, что Божественное естество скоро преклоняется на милость и по некоему обыкновению склонно к тому, чтобы умолену быть; но часто множеством или великостью грехопадений наших за­держивается и лишает своего человеколюбия повинных (гре­ху). Но то же самое означает, по нашему мнению, и то, что многие ходатайства святых за Израиля восхо-

244

 

 

дят к Богу; одна­ко невозможно не быть наказанным ему, который изобличен в столь великих грехах. Посему Бог и поставил милость после Суда. А что Бог часто раздражаем бывает нашими грехопаде­ниями, так что иногда откладывает применение и самого, более всего любезного Ему, милосердия, это не трудно увидеть и из следующего. Когда Бог открывал чрез Святого Духа пророку Иеремии имевшее быть по времени убиение в стране Иудей­ской, при нападении на нее, по закону войны, вавилонян, при­чем уже и пали многие и видимы были мертвыми, то сказал святому пророку: горе Мне, яко исчезает душа Моя над уби­енными. Обыдите пути Иерусалимския, и воззрите, и по­знайте, и поищите на стогнах его: аще обрящете мужа творящаго суд, и ищуща веры, и милосерд буду ему, глаголет Господь (Иерем. 4, 31; 5, 1). Видишь ли в сих словах, как Он болезнует над убиенными и как охотно готов миловать Иеру­салим? Но как бы Сам Собою останавливается и откладывает боголепное милосердие по причине чрезмерности греха. Тем не менее Он ищет случая к милосердию и хотя бы ради одного праведника хочет отложить гнев Свой; потому что повелевает, чтобы желающие показали Ему в городе хотя бы одного мужа верного. Итак, Мариам высылается из стана по причине пора­жения ее проказою. Ноне воздвигошася, сказано,

245

 

 

людие, дондеже очистися Мариам (Числ. 12, 15). Ибо и мы, верующие во Христа, ожидаем очищения иудеев, то есть чрез веру. И, таким образом, наконец, оставив шатры жизни сей, возвратимся в выш­ний град и устремимся в землю обетования. Итак, истину гово­ритСпаситель, обращая следующие слова к иудеям: аще бысте веровали Моисеови, веровали бысте убо и Мне, о Мне бо той писа (Иоан. 5, 46). Чрез Него и с Ним Богу и Отцу слава со Святым Духом ныне и присно и во веки веков. Аминь.

 

О соглядавших землю обетования.

1. Превосходно наследие у тех, которые решились любить царя всяческих — Бога. Им уготовано обладание благами, превышающими ум. Уверить же в этом может блаженный про­рок Исаия, говорящий: есть наследие служащим Господеви (Иса. 54, 17). И еще: и будеши уповая на Господа, и возведет тя на благоты земныя, и ухлебит тя наследием Иакова отца твоего: уста бо Господня глаголаша сия (Иса. 58, 14). Итак, истинно и во всех отношениях твердо обетование; пото­му что не могут никогда уклониться от истины и солгать уста Бога. Во всяком случае Он исполнит обетованное. И зная это, Божественный Псалмопевец так говорит в одном месте: Гос­подь часть достояния моего, и чаши моея: Ты еси устрояяй

246

 

 

достояние мое мне (Псал. 15, 5). Но кто суть эти служащие Господеви, или к кому перейдет столь славное и достоприятное наследие? Это суть те, которые стараются исполнять угод­ное Богу, неукоснительно стремятся ко всему достохвальному, готовы весьма неленостно бороться со всяким врагом и не своими силами или искусством дерзают делать это, но как бы некое оружие имеют в руках, благодать свыше, а вождем и защитником имеют Бога всяческих. Ибо так настроенные, они говорят: не на лук мой уповаю, и меч мой не спасет мене: спасл во еси нас от стужающих нам и ненавидящих нас посрамил еси (Псал. 43, 7-8). Добрых и дерзновенных, готовых к вере, Бог особенно отличает, щедрою рукою даруя им блага; а тех, которые недугуют постыднейшими пороками и впадают в непокорность, Он совсем отлучит от стада избранных и уда­лит от всего, приносящего радость. Он воззовет к каждому вполне праведно: сия часть твоя, часть непокорства твоего на Мя (Иса. 17, 14; 57, 6; Иерем. 13, 25). Таковым укоризнам подвергнется, как увидим, народ Иудейский. Поэтому он и лишился надежды и остался вне наследия, хотя наследие и принадлежало ему, если истинно то, что их обетования по слову блаженного Павла (Римл. 9, 4). Поелику же они не по­слушались Призывавшего их к обетованиям, то остались не­причастны им

247

 

 

и, по слову Спасителя, стали последний перви, и первии последии (Матф. 20, 16). И эго опять предвозвещаемо было нам в самих ветхозаветных Писаниях. Читается же так: и по сих воздвигошася людие от Асирофа, и ополчшиася в пустыни Фарани. И рече Господь к Моисею, глаголя: поели от себе мужы, и да соглядают землю Ханаанскую, юже Аз даю сыном Израилевым во одержание: мужа единого от племене, по сонмом отечеств их, да послеши их всякого старей шину от них. И посла я Моисей от пустыни Фарами глаго­лом Господним: вси мужы старейшины сынов Израилевых сии (Числ. 13, 1-4). Итак, избранные от всех колен мужи, чис­лом двенадцать, были выделены из всего народа и вышли, что­бы тщательно высмотреть, тучна ли земля та или тоща, удобна ли она для скотоводства, хороша ли и плодородна или суха и бесплодна; также может ли она приносить плодовые деревья, производить зрелые плоды и может ли, е некоторым уходом за нею, представлять собою плодоносную ниву. Кроме того еще, каковы обитатели ее, страшны ли они сплою, воинственны ли и непобедимы для обыкновенных людей, или же удобопобедимы для людей мужественных; затем, сколько и каковы на ней го­рода, лишены ли они стен, или хорошо укреплены степами с башнями (ст. 19-21). Моисей прибавил к тому также и то, что они

248

 

 

должны были, сорвав, принести с собою и самих плодов, как бы в доказательство исполнения поручения (ст. 21). Так отправившись, они устремились к исполнению поведенного им. В потребное время они осмотрели землю, понесли с собою на обратном пути виноградную кисть, редкостную и необычай­ную, истинное чудо, и, не потерпев никакого вреда, возврати­лись к Моисею. Но только в мнениях своих они раздели­лись. Хвалить землю все считали нужным и ясно возвеща­ли, что земля хороша и тучна, в доказательство чего приводили взятый из нее плод. Но одни из них называли парод, живший на ней смелым, сильным и воинственным, мало склонным к уступчивости при оскорблении его кем бы то ни было. Сыны исполинов, говорили они, видехом тамо, столь высоких и ог­ромных, что происшедшие от племени Израилева казались саранчой пред ними, если сравнивать их с теми по величине (ст. 34). Халев же и Иисус (Навин) открыто говорили, что земля хороша и тучна и аще любит нас Господь, введет нас в нее, и опять утверждали, что побеждены будут населяющие ее, Бог будет защитником Израиля (Числ. 14, 8-9). Но когда  Израильтяне услышали таковые слова, то вся толпа народа, забыв Бога и не помня знамений, совершенных в Египте, объя­та была великим страхом, медлила выходить на войну, от-

249

 

 

каза­лась противостоять неприятелю и уже не оказывала любви к обетованному. Она не помышляла о всесильной и непобеди­мой деснице Помогающего, но по-детски плакала и с трепетом ожидала, что жены и все самое дорогое погибнет от мечей неприятельских. Они дерзнули даже говорить, что для них лучше рабство египетское и удобоносимее иго этого рабства. Со слезами на глазах говорили они, что им следует возвра­титься к египтянам (Числ. 14, 3-4). Иисуса же и Халева, которые возбуждали их к мужеству, они покушались побить камнями и засыпать землею. Но когда, наконец, дело дошло до такой степени несчастия, то я вися, сказано, слава Господня во облаце, над скинию свидения всем сыном Израилевым, и готова была погубить всех без замедления (ст. 10-12). И едва лишь тогда Бог склонился на милость, когда Моисей припал к Нему и умолял Его. Ибо рече, сказано, Господь к Моисею: милостив им есмь по словеси твоему: но живу Аз, и присно живет имя Мое, и наполнить слава Господня всю землю: яко еси мужие видящии славу Мою, и знамения, яже сотворих во Египте, и в пустыни сей, и искусиша Мя се десятое, и не послушаша гласа моего, истинно не узрят земли, еюже кляхся отцем их: разве чадом их, яже суть со Мною зде, иже не ведят добра и зла, всяк юноша не ведый, сим дам землю: еси же разгневав­шии Мя не

250

 

 

узрят ю. Раб же мой Халев, яко бысть дух ин в нем, и возследова Мне, введу его в землю, в нюже ходил тамо, и семя его наследит ю (ст. 20-24). Итак, заметь, сколь тяжко пред Богом преступление неверия. Необходимо было, чтобы соделавшиеся повинными сему преступлению подвер­жены были тяжкому и наказанию. Это и потерпел Израиль, как увидим, с ветхозаветными Писаниями снося новозаветные и открывая сокрытую под тенями истину. Ибо Моисей побуж­дает избранных от всех колен идти с целью тщательно выс­мотреть землю обетования. Когда же они сходили туда и по­том вернулись, то десять числом из них говорили о ней дурно и для всего сонмища соделались виновниками страха и бого­ненавистного неверия. Остальные же двое, Халев, сын Иефонии, а также и Иисус убеждали идти с целью завоевать землю, и самую землю хвалили, открыто говоря, что она тучна, плодоносна и имеет удобные к посеву нивы. Но те лишились обето­ванного, а эти небесным определением назначены наследника­ми и ночтены от Бога.

2. Теперь необходимо сказать, какой образ истинного и духовного созерцания заключается здесь. По свидетельству книг Моисеевых, ум иудеев некоторым образом лишаем был или благ, в них предуказанных, как бы еще в прообразах, свя­тым, или святой земли,

251

 

 

обетованной отцам. Ибо можно, очень можно в законоположительных книгах видеть начертанным в прообразах таинство Христа, даруемое Им в Духе освящение и обетованную святым надежду. Именно, закалается в Египте израильтянами агнец, совершается помазание кровью и упраз­дняется губитель. А что смерть имела быть ослаблена смертью Христа и погибель некогда минует помазанных во Святом Духе, это предвозвестила сень. Также, что мы получим даро­ванное в начале благоденствие и человек снова возвратится к райскому блаженству, на это не менее ясно указывает нам также закон. Ибо он повелел праздновать в седьмом месяце в пятнадцатый день месяца, причем взять в руки финиковые ветви и плод древа красен, и ветви древа частые, и вербы, и агновы ветви (Лев. 23, 40). Взять же не просто повелел, но в первый и седьмой день месяца; и первый день именует нареченным святым (ст. 35); также и седьмой (ст. 36). А эго обстоятельство косвенно указует на то, что рай в первое время дан был началу рода, то есть Адаму; дан же будет и в послед­нее время, то есть при скончании настоящего века, образом которого, и весьма ясным, может служить последний, седьмой день. Свят первый и седьмой день: ибо свято было время, в которое праотец наш Адам еще хранил данную ему заповедь; свято также и последнее

252

 

 

время; ибо мы освящены во Христе, избавившись от вины греховной и соделавшись причастными Святого Духа. Итак, чрез прообраз и сень Моисей, или сила законоположительных Писаний, как бы предварительно посы­лает тех, которые более других хорошо научены и имеют ум, так сказать, избранный, на тщательное рассмотрение обетован­ного от Бога. Поелику же у желающих получить столь важ­ные и славные блага брань не к крови и плоти, но скорее к началом, и ко властем, и к миродержителем века сего, со­гласно написанному (Ефес. 6, 12): то и медлят вступать в эту рань помышляющие о плотском, предпочитающие привременное и гибнущее блаженству вечному. Ибо смотри, как из­раильтяне, из-за жен и детей, всячески противоречат словам избранных, предавшись толикому страху и малодушию (Числ. 14, 3). Помысли также, с другой стороны, и о тех, которые во время пришествия Спасителя всех нас, Христа, вследствие кри­ков иудеев потеряли веру. Господь наш Иисус Христос даро­вал верующим Царствие Небесное. Но кроме того Он призы­вал к мужеству, духовному конечно; и увещавал верующих в Него, что им надлежит весьма мужественно противоборство­вать насильству диавола, причем говорил: се даю вам власть наступати на змию и на скорпию, и на всю силу вражию (Лук. 10, 19). Но некоторые

253

 

 

не хотели веровать, любви к Богу предпочитая телесное. Ибо званные на брак начата, сказано, вкупе отрицатися вси. И один говорил: село купих; другой: жену поях, и не могу прийти (Лук. 14, 18 и 20). Видишь ли родственную связь страстей? Видишь ли сродство недугов? Итак, книжники и фарисеи некоторым образом говорили про­тив обетования Божия тем, что и сами не хотели идти к нему и другим не позволяли. Поэтому и слышали: горе вам законни­ком, яко взясте ключ разумения: сами не внидосте, и входя­щим возбранисте (Лук. 11, 52). Таким образом вследствие слов руководителей погиб подчиненный им народ. Потому и уста­ми пророка Бог говорит в одном месте: понеже обуяша пас­тыри, и Господа не взыскаша: сего ради не уразуме все ста­до, и расточено бысть (Иерем. 10, 21). Так и великое множе­ство иудеев лишилось обетования и стало непричастным благодати, даруемой чрез Христа. Впрочем останок спасен чрез Христа (Римл. 11, 5; 9, 27). И сего ясным прообразом могут быть Халев, сын Иефонии, и Иисус, которые весьма мно­гое говорили сынам Израилевым, возбуждая их к мужеству, называя землю прекрасною и достойною занятия и громко возглашая, что они одержат верх над народами, ее населяющи­ми. Но они едва не погибли; ибо рече сказано, весь сонм побити их камением (Числ. 14, 10). Од-

254

 

 

нако они же и наследниками назначены от Бога. Кто такой Халев, это может уяснить его имя. Оно значит: все сердце в). Иефония же, с другой стороны, значит: обращение г). Итак имеющие совершенное с Богом сердце суть сыны обращения, а вместе с ними и Иисус. Они же опять суть те, которые уверовали вследствие проповеди Апостолов, которых можно разуметь под бывшими как бы в виде начатка и которые призвали Израиль. В них же можно умопредставлять и останок. Призывая иудеев, Апостолы подвергались опаснос­тям; однако поставлены наследниками святой земли. Ибо, что вполне успокоившееся в Боге сердце имеют сыны обращения, то есть обратившиеся от заповедей закона к служению верою и к благодати, это всякий может узнать из того, что ясно пишет Павел, который считал за уметы то, что было в жизни подза­конной, вменял это тщету быти за превосходящее разумение Христа, чтобы только Его приобрести и иметь оправдание чрез Него (Филип. 3, 6-9).

в) От כָלַבобнимать, все захватывать, значит собственно: все объемлющий, за все хватающийся, стремительный, пылкий и под. Буквально же в смысле: все сердце, (Πσα καρδιά) имя Халева толкуется у Филона в его De nom. mutat. pag. 823 ed. cit.

г) Имя Иефонии, с еврейского (יְפֻנֶּה), собственно означает человека, которому открыт, проложен свободный путь.

255

 

 

Итак, что Израиль лишен будет обетования, однако не совсем погибнет, но спасен будет хотя в небольшой части своей (потому что это, думаю, значит оста­нок), это ты весьма легко можешь уразуметь, как я уже прежде говорил, видя входящим в землю по обетованию Божию Хале­ва, с которым сопряжен некоторым образом и входит рядом спасающий. Ибо так толкуется имя Иисус. Почему и Боже­ственный Ангел Гавриил, когда благовествовал Святой Деве образ вочеловечения Единородного, говорил: не бойся, Мари­ам: обрела бо еси благодать у Бога. И се зачнеши во чреве, и родиши Сына, и наречеши имя Ему Иисус. Сей будет велий и Сын Вышняго наречется (Лук. 1, 3032). Итак, один лишь останок всего сонмища иудеев наследовал обетования и во­шел в священную землю. А самый народ, — далеко нет. Вмес­те же с останком вошел и новый и верующий народ; потому что вместе с Халевом Бог всяческих обещал ввести и все мо­лодое поколение. На это указывал нам и Божественный Давид, говоря о наследии святых: да напишется сие в род ин, и людие зиждемии восхвалят Господа (Псал. 101, 19). Ибо не для детоводимых в законе соблюдено наследие, но для иного рода. Какой же это иной род? Это — новый, как я сказал, и верую­щий народ: потому что мы созданы во Христе к обновлению

256

 

 

жизни, совлекшись ветхого человека с страстями и похотями его, так как говорится, что Христос создал оба народа во единаго нового человека, творя мир и примиряя обоих во едином Дусе ко Отцу (Ефес. 2, 15-16 и 18). Итак, во образе нового народа да будут и истинным Халевом вводимые чада. Им и богоглаголивый ученик (Христов) писал в Послании, говоря: яко новорождени младенцы, словесное и нелестное млеко возлюбите, яко да о нем возрастете во спасение. Понеже вкусисте, яко благ Господь (1 Пет. 2, 23). А что и богоглаголи­вый Павел, так уразумев заключающееся в законе, пременяет в истину содержащийся в письменах прообраз, это ты ясно мо­жешь узнать из того, что написал он в Послании к Евреям, говоря: Темже, якоже глаголет Дух Святый: днесь, аще глас его услышите, не ожесточите сердец ваших, якоже в прогневании, во дни искушения в пустыни: идеже искусиша Мя отцы ваши, искусиша Мя и видеша дела Моя. Четыредесять лет. Сего ради негодовах рода того, и рех: присно за­блуждают сердцем: тии же не познаша путей Моих. Пред ними кляхся во гневе Моем, и не внидут в покой Мой (Евр. 3, 7-11). А чтобы и мы, отталкивая от себя проклятое неверие и возможно дальше устраняя его от души своей, оказывались наследниками обетования, он взывал опять: блюдите братие, да не когда будет в некоем от

257

 

 

вас сердце лукаво (исполнено) неверия, во еже отступити от Бога жива. Но утешайте себе на всяк день дондеже днесь нарицается, да не ожесто­чится некто от вас лестию греховною: причастницы бо быхом Христу, аще точию начаток состава даже до конца известен удержим: внегда глаголет: днесь, аще глас его ус­лышите, не ожесточите сердец ваших, яко же в прогневании. Нецыи бо слышавше прогневаша, но не вси изшедшии из Египта с Моисеом: коих же негодова четыредесять лет? не согрешивших ли? ихже кости падоша в пустыни, Которым же клялся не внити в покоище Его? яве, яко противлшимся. И видим, яко не возмогоша внити за неверствие (Евр. 3, 12­19). Ибо что необузданность и неуступчивость мановениям воли Божественной были для них причиною того, что они, хотя и надеялись, однако утратили надежду, и что обратное действование принесло бы им немалую пользу, в этом не менее прежнего может убедить нас тот же Апостол, говоря: да убо­имся убо, да не когда оставлену обетованию внити в покой Его, явится кто от вас лишився. Ибо нам благовествовано есть, якоже и онем: но не пользова онех слово слуха, не растворенное верою слышавших. Входим бо в покой веровав­ший (Евр. 4, 1-3) Спасителю всех нас и Искупителю, то есть Христу, чрез Которого и с Которым Богу и Отцу слава со Святым Духом во веки веков. Аминь.

258

 

 

О том, что Христос соделался для нас хлебом жизни.

1. Обличая страсть иудеев учить других, богоглаголивый пророк Иеремия говорил, и весьма справедливо: како речете, яко мы мудри есмы, и закон Господень с нами есть? Истинно всуе бысть трость лживая книжником. Постыдешася премудрии, устрашени, и поимани быша, слово бо Господне отвергоша: кая премудрость есть в них? (Иерем. 8, 8-9.) Ибо хотя весьма много надмевавшиеся ведением законов и высоко поднимавшие брови книжники и фарисеи высокомерно отно­сились к толпе народной, однако же недуговали глупостью, самыми делами обличаемы были как немудрые и малосведу­щие; потому что отвергли снисшедшую свыше и с неба Пре­мудрость, то есть происшедшее от Бога Отца Слово, Иже бысть нам премудрость от Бога, правда же и освящение и избавле­ние (1 Кор. 1, 30). Поэтому-то и оказались они фальшивыми и бездушными, буи и слепии, по слову Самого Спасителя (Матф. 23, 17). Когда же отвергли они слово Божественное и как бы весьма далеко ушли от животворящей благодати и были изоб­личаемы многократно как огорчавшие Бога крайнею непокорностью, то погибли голодом. И сбылось то, что сказано было от Бога устами пророка: се дние грядут, глаголет Господь: и наведу глад на землю, не гладь хлеба, ни жажду воды: но глад слышания слова Го-

259

 

 

сподня: и поколеблются воды от моря до моря: и от севера до восток обтекут ищуще словесе Гос­подня, и не обрящут (Ам. 8, 11-12). Ибо те, которым можно было бы иметь его, и притом в изобилии, весьма неразумно отвергши его, наконец, по Божественному определению нака­зываются, теряя все наилучшее и то, чрез что они наверное могли бы обогатиться вышними благами. А поелику они реши­лись не покоряться и нечестиво оскорбили Божественную и досточудную благодать, то на них наведен был глад Боже­ственных учений; и весьма справедливо. Для нас же, верую­щих в него, Еммануил соделался хлебом жизни. Он есть хлеб, сшедый с небесе и даяй живот миру (Ин, 6, 41, 51, 58 и 33): в Нем и чрез Него препобеждая богоненавистную державу тле­ния и облекаясь в ниспосылаемую свыше и с неба благодать, то есть в нетление, мы приносимся Богу и Отцу светлые и священные. И чем же не одаренные из таковых благ мы скончаваем течение в мире? В таковых рассуждениях утверждает нас буква закона. В нем написано так: и рече Господь к Моисею, глаголя: глаголи сыном Израилевым и речеши к ним: егда внидете в землю, в нюже Аз ввожу вас тамо: и будет егда ясте от хлебов земли (тоя), отложите участие во отделение Господу: начаток теста вашего: хлеб отлучите участие оное: якоже участие от гумна:

260

 

 

тако отделите той (хлеб), начаток теста вашего, и дадите Господу участи в роды ваша. Егда же согрешите, и не сотворите всех запове­дей сих, ихже глагола, Господь Моисею. Якоже повеле Гос­подь Бог вам рукою Моисеовою, от дне в оиьже повеле Гос­подь к вам, и потом в роды ваша. И будет аще от очес сонма сотворится неволею, и да сотворите весь сонм телца единаго непорочна от волов во всесожжение, в воню благовония Господу, и жертву сего и возлияние его по установлению, и козла единаго от коз греха ради: и да помолится жрец о всем сонме сынов Израилевых, и оставится им, яко нехотение есть: и сии принесоша дар свой, принесение Господу греха ради своего пред Господем, нехотений ради своих. И оста­вится всему сонму сынов Израилевых, и пришелцу, приходя­щему к вам, яко всем людем нехотенное. Аще же душа едина не хотящи согрешит, да приведет козу едину единолетну греха ради: и да помолится жрец о души нехотевшей, и согрешившей нехотением пред Господем, и да помолится о ней, и оставится ей. Населнику (земли) сынов Израилевых, и пришелцу прилежащему в них закон един да будет им, иже аще сотворит не хотящи (Числ. 15, 17-29). Так в книге Чисел. В книге же Левит иначе изображается таинство. Впрочем со­зерцания не очень отстоят одно от другого в несходстве. По­этому, на-

261

 

 

помнив и об этом, — ибо весьма необходимо знать это — из двух составим как бы одно повествование. Написано же опять так: И рече Господь к Моисею, глаголя: глаголи сыном Израилевым, и речеши к ним: егда внидете в землю, юже, Аз даю вам, и пожнете жатву ея, и принесете снопы начаток жатвы вашея к жерцу: и вознесет сноп пред Господа приятен вам: на утрие первого дне субботы, да возне­сет его жрец, И сотворите в день в оньже аще принесете сноп, овча непорочно единолетно во всесожжение Господу: и жертву его две десятины муки пшеничны спряжены в елей: жертва Господу, в воню благовония Господу, и возлияние его вина четвертую часть ина. И хлеба, и пряженых класов новых да не сиесте, даже до того дне самаго, дондеже прине­сете вы дары Богу вашему: законно вечно в роды ваша во всем населении вашем (Лев. 23, 9-14).

2. Итак, сноп есть начаток жатвы и знамение нового благоплодия; хлеб же — собранного зерна, сваленного в кучу для взятия из нее на потребу, а может быть и снесенного в самые житницы. Возношением же Богу делать это повелел поселив­шимся уже на земле обетованной для того, чтобы в том и дру­гом уразумеваем был Христос. Ибо Он есть хлеб сходяй с небесе и животворящий (Иоан. 6, 33) и начаток смешения (тес­та) воссозидаемых в Нем к обновлению жизни. Начатком

262

 

 

древ­нейшего смешения (теста) был Адам; когда же вознерадев о данной ему заповеди он впал в преступление, то тотчас же был проклят и в нем осужден был на смерть и тление человеческий род. А Христос есть начаток второго смешения (теста). Он избежал проклятия, потому именно, что сам соделался за нас клятвою (Галат. 3, 13), и отгнал державу тления опять потому, что был в мертвых свободь. Ибо Он воскрес, поправ смерть, и взошел ко Отцу не только как возношение светлое и дароприношение, но и как бы некий начаток человечества, обновляемый в нетление. Поэтому принесение хлеба в святую скинию и предложение Богу во Святом Святых может означать, и весь­ма естественно, восхождение Еммануила на небеса. Не в рукотворенная бо святая вниде и не в противообразная ис­тинных, но в самое небо, ныне да явится лицу Божию о нас, как написано (Евр. 9, 24). А что Он есть и хлеб животворя­щий, сходяй с небесе и свыше; что, кроме того, Он избавляет и от грехов и освобождает сущих на земле от грехов неведения, принося Себя за них в воню благоухания Богу и Отцу, это ты очень хорошо уразумеешь, очами ума созерцая Его закалаемого, как бы тельца приносимого во всесожжение и как козла за грехи неведения народа. Ибо грехопадения кто разумеет? как написано (Псал. 18, 13). Смотри, как ясно за-

263

 

 

конодатель назвал очищение, совершаемое чрез Христа, стоящим без срав­нения выше служения по закону. Если вы преступите, говорит, заповеди Моисея, и если некоторые изобличены будут в небре­жении к заповедям законного служения, тогда, говорю, вы най­дете подаваемое вам чрез кровь забвение (грехов), именно когда заклан будет телец и принесен в жертву козел. А это было в прообраз Христа. Итак, закон определяет наказание для преступивших, избавляет же от наказания и освобождает от вины неведения Честная Кровь Христа. Он положил душу свою за нас, дабы уничтожить грех мира. Поэтому как бы под хлебом можно разуметь Христа, как жизнь и животворящего; под тельцем Он же опять разумеется как приносимый во все­сожжение и приносящий Себя в воню благоухания Богу и Отцу; и под видом козла как соделавшийся ради нас жертвою за грех и закаляемый за грехи. И сноп также может быть понимаем иносказательно. А что и он означает, по возможно­сти сказано будет. Полевым колосьям можно уподобить род человеческий, восходящий, так сказать, из земли и ожидающий приличествующей ему полноты, а с течением времени срезае­мый, в чем он и находит себе смерть. Так и Сам Христос говорил святым ученикам: Не вы ли глаголете: яко еще четыри месяцы суть, и жатва приидет?

264

 

 

се глаголю вам: возве­дите, очи ваши и видите нивы, яко плавы суть к жатве уже. И жняй, мзду приемлет, и собирает плод в живот вечный (Иоан. 4, 35-36). Итак, как я сказал сейчас, полевому посеву весьма легко уподобить можно живущих на земле. Христос же соделался подобен нам, возникши из Святой Девы наподо­бие колоса. Поэтому и сам Он называл Себя зерном пшенич­ным, говоря: аминь, аминь глаголю вам, аще зерно пшеничпо пад на земли не умрет, то едино пребывает: аще же умрет, мног плод сотворит (Иоан. 12, 24). Он же соделался и как бы приношением за нас Отцу и в смысле снопа, как бы начатком земли, чрез произведения свои свидетельствующей о своем благоплодии. Колос, поименованный один, так же как и мы сами, не один только, но как сноп приносится, то есть как состоящая из многих колосьев одна связка. И это дело необ­ходимо на пользу и представляет собою образ таинства. Ибо один есть Иисус Христос, но как бы в виде снопа представля­ется духовно как один из многих состоящий, каков и есть, так как Он содержит в Себе всех верующих, конечно, именно по единству духовному. Иначе каким образом блаженный Павел пишет, что мы совоскресли с Ним и спосаждены будем Ему на небесных? (Ефес. 2, 6.) Поелику же Он соделался подобен нам,

265

 

 

то мы соделались стелесниками Его и обогатились единством с Ним чрез тело. Поэтому мы говорим, что все мы заключаемся в Нем. Так Он и Сам в одном месте говорит Небесному Отцу и Богу: хощу, да яко же Аз и Ты едино есмы, так и они в Нас (Иоан. 17, 24, 11 и 21), как и прилепляяйся Господеви, един Дух есть (1 Кор. 6, 17). Итак Христос есть сноп, как всех содержа­щий в Себе и за всех возносимый, и начаток человечества, совершенного в вере и долженствующего быть принесенным наконец в вышние и небесные сокровищницы. Приносить же сноп должно, говорится, на утрие перваго дне (Лев. 23, 11), что значит: на третий день. Ибо Христос ожил из мертвых на третий день и своею силою восшел на небо, то есть в скинию истинную и во Святая Святых. Но как духовно представляе­мый хлебом, знаменуем был и в образе тельца, предназначав­шегося во всесожжение и в воню благовония, а также и в образе козла, который приносим был за грехи неведения: так, с другой стороны, хотя духовно представляется снопом, но Он же есть и овча единолетнее, то есть совершенное; ибо Христос всесовершен и свободен от недостатков по самому естеству Своему. К тому же Он и был всесовершенно непорочен; пото­му что греха не знал, ни обретеся лесть во устех Его (1 Пет. 2,

266

 

 

22). Сам же Он есть и пшеничная мука светлая и напоенная елеем, то есть жизнь в тучности и веселии. Ибо мы живем в Нем, радуясь за упование отложенное (Кол. 1, 5); и орошае­мые благодатью Святого Духа говорим согласно сказанному в псалмах: умастил еси елеом главу мою (Псал. 22, 5), потому что мы помилованы чрез веру во Христа, с Которым некоторым образом и приносимся в жертву, занимая второе место, совер­шенно так, как и так называемые пряженые класы в отноше­нии к пшеничной муке Его. Под пряжеными класами мы разу­меем муку из зеленых плодов д). Ибо что Христос, хотя по Домостроительству и соделался подобен нам, выше нас однако представляется по естеству, в этом никто не может усомниться. Итак, честнейшею, без сравнения, нашей является Его жизнь, так как она всесовершенно свята и непорочна. Наше же состо­яние хуже и ниже и занимает место как бы пряженых класов, в отношении, говорю, к муке из пшеницы. А пшеничная мука есть образ жизни. Но и пряженые класы приносятся на жерт­венник вместе с

д) Под словом χίδρα (класы), о котором здесь речь, разумеются собственно стертые в муку сырые зерна, незрелые плоды, пожалуй и шелушные (напр. бобы), которые по преимуществу св. Кирилл имеет в виду в своем настоящем объяснении, употребляя слово ὄσπριον, переведенное нами потому словами: «зеленые плоды».

267

 

 

пшеничною мукой. Ибо мы приносимся в жертву курения, как я сказал, вместе с Христом и Ему все благоухаем и вместе с Ним становимся приятны Богу и Отцу. А не имеющие Христа вообще неспособны быть и жертвою; яко без Мене, говорит Он, не можете творити ничесоже (Иоан. 15, 5). Новых же, сказано далее, да не снесте, даже до того дне, самого, дондеже принесете сноп (Лев. 23, 14). Ибо ни время закона, ни лик святых пророков не имел повой нищи, то есть учения Христова, равно как и самого обновления природы человеческой, разве только в одном предсказании. Когда же, наконец, Господь наш Иисус Христос воскрес и как бы вместо снопа в начаток от человечества принес Себя Богу и Отцу, тогда и только тогда и мы как бы в новую жизнь пересозидаемся. Ибо мы по-евангельски начинаем жительствовать не в вет­хости писмене, но во обновлении духа (Римл. 7, 6). Чрез Него и с Ним Богу и Отцу слава со Святым Духом во веки веков. Аминь.

О рыжей юнице (телице), сожигаемой вне стана.

Богоглаголивый Давид в одном месте говорит: что воздам Господеви о всех, яже воздаде ми? (Псал. 115, 3.) И нам самим в особенности приличествует таковое же слово. Ибо что мо­жет быть сделано равноценного с нашей стороны Богу и Отцу? Он Сына Своего дал

268

 

 

есть за нас, да всяк веруяй в Он, не погибнет, но имать живот вечный (Иоан. 3, 16), как бы пренеб­регши приличествующею Ему любовью; потому что Он пре­дал Себя за грехи наша, по Писаниям (Иса. 53, 5; 1 Пет. 2, 24), и мы чрез Него спасены. Он мучен бысть за грехи паша, и о нас болезнует (Иса. 53, 5 и 4), претерпев и самую телесную смерть, не для того, чтобы видим был оставшимся с нами в мертвых, но дабы с Ним и чрез Него востекая к жизни и возвращаясь к нетлению, мы радуясь говорили: где победа твоя, смерте? где остен твой, аде? (Ос. 13, 14; 1 Кор. 15, 55.) Какая же стезя приводит нас к сему? — Благодать, даруе­мая чрез Крещение, чрез которое очищаемые от всякие сквер­ны мы являемся причастниками Божественнаго естества (2 Петр. 1, 4), вселяющегося в нас Духом Христовым. Тогда-то и только тогда будучи окроплены и очищены в совести от мертвых дел, как пишет блаженный Павел (Евр. 9, 14); соделавшись причастниками таинственного благословения и ис­полнив ум свой благодатью свыше, мы можем явиться достой­ными соревнования и общего внимания и чего еще (не можем удостоиться) такового? И то, что я сказал, ты поистине уви­дишь, если уразумеешь изречения, касающиеся юницы (тели­цы). И рече, сказано, Господь к Моисею и Аарону, глаголя: се расположение закона, елика заповеда

269

 

 

Господь, глаголя: гла­голи сыном Израилевым, и да приведут к тебе юницу рыжу непорочну, яже не имать на себе порока, и на нюже не бе возложено иго: и даси ю ко Елеазару жерцу: и да изведут ю вне полка на место чисто, и да заколют ю пред ним: и да возмет Елеазар от крове ея, и да покропит спреди скинии свидения от крове ея седмижды. И да сожгут ю пред ним, и кожу ея и мяса и кровь ея с мотылы ея да сожгут. И да возмет жрец древо кедрово, и иссоп, и соскание червленое, и да вложат в средину сожжения юницы: и да измыет ризы своя жрец, и да омыет тело свое водою: и потом да внидет жрец в полк, и нечист будет жрец до вечера. И иже сожигает ю, да исперет ризы своя, и да омыет тело свое водою: и нечист будет до вечера. И да соберет чистый человек пепел юницы (Числ. 19, 1-9). И далее: и да будет сыном Израиле­вым, и пришелцем прилежащим посреде вас, законно вечно (ст. 10). К сему законодатель прибавляет еще, что оскверняет некоторых и делает их нечистыми прикосновение к трупу умер­шего. Нечист будет тот, с кем таковое случилось, в течение целых семи дней; да очистится же посредством пепла юницы (телицы), смешанного с водою, окропленный кровью в день третий, а также и в день седмый (ст. 11-12). Если же не сделает сего, сказано, то неомытою будет иметь нечи-

270

 

 

стоту (ср.: ст. 13). Он потерпит даже и наказание, потому что скинию Господню оскверни: потребится, сказано, душа та от Израи­ля, яко вода окропления не воскропися нань (там же). Если же и в дому случится, сказано (ст. 14), что умрет кто-либо, то обвинение в нечистоте должно переходить тогда и на самый Домашний очаг и на все в доме, например, на сосуды. И даже если бы находились некоторые из сосудов свободные от на­питков, то и те должны считаться оскверненными. Не менее того нечист, сказано, всякий прикоснувшийся на поли или яз­венному, или кости мертвого, или гробу (ст. 16). Каким обра­зом повелел (Бог) очищать таковое, об этом мы также скажем по возможности, неясность буквы Писания искусно раскрывая приличными рассуждениями.

2. Итак, юница всесовершенно непорочная, вполне свобод­ная от всякой нечистоты и не ведающая греха, есть Господь наш Иисус Христос. Ибо Он дерзновенно сказал: грядет мира сего князь, и во Мне не имать ничесоже (Иоан. 14, 30). Равно также иудеям говорит: кто от вас обличает Мя о гресе? аще ли истину глаголю, почто вы не веруете Мне? (Иоан. 8, 46.) Кроме того, обрати внимание на то, что Он в Священных Писа­ниях именуется то тельцем, а то юницею. Это конечно для того, чтобы посредством мужеского пола Он знаменуем был, как руководитель,

271

 

 

а посредством женского, — как меньший и находящийся в подчинении. Ибо, как всяческих Бог, Он всем управляет, и вместе с Богом и Отцом простирает свою державу на все. Но Он же добровольно соделался подзаконным, испол­нял предписания Моисея, как бы имевшего над Ним преиму­щество, хотя сей был и раб. И неудивительно; потому что Он и пророком наименован (Втор. 18, 15) и в зраке раба явился (Филип. 2, 7), хотя есть Господь и Бог самих пророков. Юница же должна была быть рыжею. Ибо в крови совершилось таин­ство вочеловечения, если истинно то, что Он послушлив был Отцу даже до смерти, смерти же крестныя (Филип. 2, 8) и пришел спасти поднебесную своею кровью. Знамением же крови, и очень ясным, может быть рыжий цвет. Но если Он и был послушлив Отцу и вместе с нами, по домостроительству, соделался подзаконным, как человек, если наименован и рабом, не обесчестив природы воспринятой плоти: тем не менее Он был и есть в то же время свободный, как по естеству Бог, игом рабства отнюдь не связан и совсем не испытал его. Ибо Он пришел свыше и есть выше всего, происходя от самого свобод­ного существа Бога и Отца. Поэтому и сказано, что юница должна быть приведена рыжая и непорочная и тягостей ярма не испытавшая. Ибо если Единородный

272

 

 

истощил Себе и доб­ровольно снизошел до зрака раба (Филип. 2, 7), то как или почему может быть сомнительно то, что это снисхождение было во всяком случае с высоты, а истощание — от полноты? От врожденной и изначальной свободы это было как бы снисшествием, говорю, в зрак раба. Итак, Он был юницею по причине того, что начальственное является как бы в подчинении и под законом; — рыжею же, потому что образ домостроительства состоял в крови ради нас и за нас. А непорочною, по причине безгрешности, так как Он не ведал греха,— не испытавшею труда и ярма, по причине Его свободы по Божеству и несродности к рабству, хотя Он и соделался подобен нам и был в зраке раба. Но пусть дадут, сказано, юницу ко Елеазару жерцу: и да изведут ю вне полка на место чисто, и да заколют ю пред ним (Числ. 19, 3). Жрец может быть образом священни­ков и освященных и помазанных во Святом Духе; поелику и в отношении к нам уверовавшим сказано в одном месте устами святого Апостола: вы же род избран, царское священие, язык свят (1 Пет. 2, 9). Итак, нам священным, роду избранному и святому народу, Христос дан от Бога и Отца, как освящение и избавление, премудрость и правда (1 Кор. 1, 30), Спаситель и Искупитель, Который, как пишет богоглаголивый Павел, и

273

 

 

вне врат пострадати изволил (Евр. 13, 12). Туда и мы должны идти, говорит он, поношение Его носяще (ст. 13), то есть каж­дый — свой крест. О сем говорил и сам Спаситель: аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и последует Ми (Лук. 9, 23; Матф. 16, 24). А что священ­ным и освященным приличнее всего и служит на пользу то, чтобы и как бы пред очами своими иметь умершего Христа, на это может указывать законоположение о том, что юница, долж­на быть закалаема пред лицем жреца. Когда же мы будем памятовать об умершем ради нас и за нас Христе, тогда еще более изумлены будем словами богоглаголивого Павла, взыва­ющего нам о Нем: Един за всех умре, да живущии не ктому себе живут, но умершему за них и воскресшему (2 Кор. 5, 14. 15). И еще: аз бо законом закону умрох, да Богови жив буду, Христови сраспяхся: живу же не ктому аз, но живет во мне Христос. А еже ныне живу во плоти, верою живу Сына Божия, возлюбившаго мене и предавшаго Себе за нас (Галат. 2, 19. 20). Итак, да предлежит некоторым образом очам ума нашего Потерпевший за нас заклание; ибо тогда мы будем уже не для себя самих, но скорее для Бога, как искупленные кровью Христа, предавшаго Себе за нас, по Писаниям (Галат. 2, 20). Далее, повелело было рукою жреца окро-

274

 

 

пить кровью святую скинию, и это седмижды, а юницу сжечь, не извергая совершенно ничего из того, что было в составе тела ее; но вместе с мясом и навоз и кожу и прочие части тела. Ибо Христос Своею кровью освящает истиннейшую скинию, то есть Церковь: и освящает совершенно, то есть богатно; потому что это, думаю, значит семикратное окропление скинии кровью: число достигающее семи есть знамение совершенства. Сожжение же юницы огнем после заклания указывает, кажет­ся, на искушение (испытание) даже до смерти, которому, за нас подвергся Христос. Ибо серебро искушается (испытывается) на огне, согласно воспеваемому в псалмах: яко искусил ны еси Боже, разжегл ны еси, якоже разжизается сребро (Псал. 65, 10). А что чрез послушание Христос некоторым образом иску­шен был даже до смерти, на это, я думаю, ясно может предука­зывать следующее: в одном месте устами пророка Захарии Он сказал оправданным в вере, или тем, за которых Он умер: И реку к ним: аще добро пред вами есть, дадите мзду Мою, или отрецытеся (Зах. 11, 12). Затем пророк говорит: и поставиша мзду мою тридесять сребреник. И рече Господь ко мне: вложи я в горнило, и смотри аще искушено есть, имже образом искушен бых о них (ст. 12. 13). Итак, искушение Христа даже до смерти может означать, как

275

 

 

я сказал, сожже­ние юницы огнем после заклания. Но кроме того при этом ничто от нее не извергается, так как Христос весь свят; и мясо, и кожа, то есть и сокровенное в тайне и явное, под руками находящееся. Ибо Он был по естеству Бог, со делавшийся по­добным нам, не ведая однако греха. Далее, в пепел (юницы) влагается кедровое дерево, а также иссоп и червленая нить (соскание червленое). При этом кедровое дерево превосходно указывает нам на нетление, так как кедр не подвергается гни­ению; иссоп — на очищение, так как трава сия имеет очисти­тельное свойство и естественным образом уничтожает нечис­тоты во внутренностях; нить же червленая весьма ясно знаме­нует воплощение Слова, так как Слово как бы связано плотью и кровью. Искушено же Оно ради нас и чрез огонь, притом даже до смерти, как я сказал только что. Но страдание Его и образ вочеловечения были для нас порукою нетления и очи­щения. Ибо в Нем мы оправданы, очистившись от скверны в душе и утробе, если поистине спасительно крещение и по силе не плотския отложение скверны, но совести благи вопроше­ние у Бога (1 Пет. 3, 21), чрез Которого может быть отпущение прегрешений, а за исповеданием веры несомненно последует благодать. А что смерть Христа за нас соделалась путем к нетлению и жизни, это отнюдь не подлежит сомнению. Но и со-

276

 

 

жигавший юницу и примешивавший к пеплу ее кедровое дерево, иссоп и червленую нить, а равно и собирающий пепел нечисты, сказано, до вечера (Числ. 19, 8-10), хотя бы, омыв одежды, и могли быть чистыми. Этот закон, по всей вероятно­сти, указывает на немощь естества человеческого. И если тон­ко и тщательно исследовать наше состояние, то не может быть безупречным никто из поставленных на служение, Божествен­ное, конечно, и священное; но хотя бы кто и из людей, быть может, и решился бы вести наилучшую жизнь, и был насколько возможно чист; однако не может иметь беспорочным свое слу­жение, потому что никто не достоин касаться тайн Спасителя нашего. И не удивительно. В этом может убедить нас Боже­ственное слово, так говорящее: звезды же нечисты суть пред Ним (Иов 25, 5). Итак, если кто сравнит наше состояние с чистотой Христа, то оно окажется нечистым и оскверненным и подлежащим осуждению Божественному. Может быть, кто-либо удивится, — что и весьма естественно, — Божественному Псалмопевцу, говорящему: аще беззакония назриши, Господи, кто постоит? яко у Тебе очищение есть (Псал. 129, 3). Обли­чается таким образом даже и тот, кто кажется чистым; потому что гораздо выше, как я сказал, природы человека, чтобы быть совершенно безгрешным и чтобы нам по чистоте прибли-

277

 

 

зить­ся ко Христу. Затем вода очищения должна быть выливаема, сказано, вне полка (Числ. 19, 9), а уже не в самом стане; ибо как бы вне Синагоги иудейской имело быть очищение во Христе, так как Он вышел из нее, решительно объявляя: се остав­ляется вам дом ваш пуст (Матф. 23, 38). Излилась же как бы на язычников, наконец, очищающая благодать, и, как говорит Павел, бывшии далече стали близ (Ефес. 2, 13); ибо они при­званы чрез веру и обогатились оправданием во Христе, между тем как израильтяне не восхотели веровать. А что всякий вид Чечистоты может омыть, и очень легко, вода очищения, это Разъясняет Писание, говоря: если кто прикоснется к мертво­му, тот осквернится; освобожден же может быть от этого слу­ченного осквернения не иначе, как только если окроплен будет водою очищения в день третий и седмый (Числ. 19, 11-12). Мертвость есть тление тел и знамение нечистоты. Окропление же водою, с примешением к ней пепла юницы и иных веществ, может быть образом святого Крещения. Итак, придерживаю­щийся мертвых дел и приводящих к тлению скверн (делами же мертвости мы называем нечестивые и скверные страсти плоти: блуд, нечистоту, страсть, похоть злую, Колос. 3, 5) не иначе может стать чистым, как только если очистится и омоет осквернение посредством святого крещения в

278

 

 

день третий и седьмой. И третий означает время воскресения, а седьмой е) — последнее и как бы составляющее последнюю цель, для кото­рой Единородный соделался человеком. Если также и дом осквернен будет, сказано, от присутствия в нем какого-либо умершего, то нечистыми являются все вступающие в него. Не­чистыми становятся и всякая посуда и сосуд неприкрытый. Но водою очищения и это очищается таким же образом в день третий и седьмой (Числ. 19, 14-15). Домом оскверненным, посу­дою в нем находящеюся и сосудом неприкрытым в этом слу­чае законодатель, кажется, указует нам на убившее Господа сонмище иудеев, которое совокупно разумеется под всем, что в доме, а по отдельности под каждым из сосудов; потому что человек есть как бы сосуд на земле. А что у них ум не твердый, очень способный к осквернению и ко всему тому, что обыкно­венно допускает повреждение, на это прикровенно указывает­ся сосудами неприкрытыми, в которые легко может попасть что-либо нечистое: ящерица, или какое-либо другое из посе­лившихся в доме животных. Но у оправданных в вере ум не таков: он тверд и прикрыт и не

е) Хотя слова: «седьмой» нет в подлиннике, но оно требуется и ходом мысли и прежним объяснением числа семи у св. Отца.

279

 

 

доступен увлечению тем, что обыкновенно повреждает его. Затем если также кто прикос­нется, сказано, язвенному, или кости мертвого, или гробу, то в таком случае будет осквернен (ст. 16). Под язвенным мы ра­зумеем не здравое сердце, как бы уязвленное или мирскими похотями или пожеланиями мирскими или плотскими. Кость мертвеца мы примем в значении остатка нечистоты. Гроб же — в напоминание некоторым образом и уже умершей нечистоты. Ибо сатана иногда поражает сердце ранами. Побеждаемые же отчасти плотскими страстями и сами мы недугуем, не во всякий грех впадая, но как бы еще среди остатков его проводим жизнь в мире, как, например, когда кто стремится побеждать гнев или сребролюбие, но не совсем избегает превозношения. Это, ду­маю, значит, что некоторые не свободны от остатков нечистоты, знамением чего может быть кость мертвеца. Но и допуская в ум воспоминание о побежденной уже страсти и близко подхо­дя к погребенному уже удовольствию, мы иногда немало по­грешаем. Избавляемся же от вины сих грехов, когда Христос омывает нас и очищает своею страстью; ибо Он умер за нас и язвою Его мы исцелехом (Иса. 53, 5). И Он грехи наша носит (ст. 4) и есть Ходатай пред Отцом о гресех наших, не о наших же точию, но и о всего мира, как написал не-

280

 

 

которым богоглаголивый Иоанн (1 Ин. 2, 2). Итак, в Нем всякое очищение, всякое оправдание, освящение, избавление. С Ним и чрез Него Богу и Отцу глава со Святым Духом во веки веков. Аминь.

 

О медном змие.

Бог смерти не сотвори, ни веселится о погибели живых, согласно написанному (Прем. 1, 13). Созда бо во еже быти всем, и спасительны бытия мира (ст. 14). Когда же начатой рода, то есть Адам вознедуговал преслушанием и нерадев о Божественной заповеди, оскорбил Зиждителя Бога, а потому подпал тлению: то проклято было естество человеческое и род наш подвергся осуждению. Мы же несчастные, хотя и создан­ные в нетлении, наконец, подобно теням или траве полевой, на короткое время и едва лишь вышедши на свет, неожидан­но падаем, как бы на матерь нашу, на землю. Отсюда святые превосходно взывали, оплакивая состояние наше. Так, напри­мер, ясно можно слышать блаженного Давида, вопиющего: че­ловек суете уподобися (Псал. 143, 4); а с другой стороны Исаию: всяка плоть сено и всяка слава человеча яко цвет травный (Иса. 40, 6). Ибо мы дошли, как я сказал, до такого бедствия и несчастия, что даже и весьма мудрые духоносцы не могли бы сказать, с чем по справедливости можно было бы сравнить наше

281

 

 

состояние. Однако впавших в такое состояние не пре­зрел Творец; напротив Он удостоил их и попечения и внима­ния Своего и явил во Христе свободными от смерти и тления. Как, или каким способом? Наперед всякому известно, хотя бы никто о том и не говорил. И, кроме того, в самих ветхозавет­ных Писаниях всякий может видеть силу этого таинства. Нагшсано же так в книге Чисел: И воздвигшеся от Ора горы пу­тем иже к морю Чермному, обыдоша землю Едомлю: и малодушествоваша людие на пути. И роптаху людие на Бога и на Моисеа, глаголюще: вскую извел еси ны из Египта убити нас в пустыни, яко несть хлеба ни воды? и душа наша него­дует о хлебе сем тщем. И посла Господь на люди змиев умерщвляющих, и угрызаху людей: и умроша люди мнози от сынов Израилевых. И пришедше люди к Моисеови, глаголаша: согрешихом, яко роптахом на Господа и на тя: помолися убо ко Господу, да отженет от нас змий: и помолися Моисей ко Господу о людех. И рече Господь к Моисею: сотвори себе змию (медяну), и положи ю на знамя: и будет аще угрызет змия человека, всяк угрызенный видев ю, жив будет. И со­твори Моисей змию медяну, и постави ю на знамени: и бысть егда угрызаше змия человека, и взираше на змию медяну, и оживаше (Числ. 21, 4-9). Израильтяне рабствовали в Египте и

282

 

 

отягченные невыносимым игом рабства были избавлены Бо­гом, сотворившим там многие досточудные знамения: вода пре­вращаема была в кровь; жабы и скнипы, песии мухи и град как бы войну вели против земли Египетской. Наказываемы были египтяне также и мраком, и смерть первородных тяжко пора­жала желавших продолжить насилие над израильтянами, ко­торых дивно спасал Бог. Затем, шествуя среди моря, как посуху, они видели египтян несчастно погибшими. Хлеб получа­ли они с неба, так как Бог ниспосылал им манну. Потом, как бы в камне предначертанный, Христос умилосердился над ними, неожиданно напоив их жаждавших водными струями; потому что Божество всесильно и независтно дарует потребное для жизни приверженным к Нему. Но вкусившие столь изрядных благ бесчестят себя на малых страданиях, поелику и не памя­туют о том, что им сделано было от Бога, и оказываются не твердыми в вере в Него, дерзкими, легко возмущающимися и готовыми к малодушию, неразумно пренебрегают познанием о том, чем почтены от Бога. Ибо они называли ничтожным хлеб, ниспосланный с неба и жаловались на недостаток воды, хотя и знали, что ничего нет неисполнимого для Божественного и неизреченного естества, Которое и утесистый камень делало для них источником речных

283

 

 

струй. Производя же беспричин­ный ропот на Бога, они наказываемы были укушениями змей.

Затем, пришедши к воспоминанию о прегрешении своем, стали, наконец, проливать слезы, исповедывать свою вину и умоляли посредника своего, разумею Моисея, о том, чтобы он соделал Бога милосердым и снисходительным к ним. Моисей, припа­дая к Богу, умолял Его о сем и, повинуясь мановениям свыше, сделал медного змия, поставил его на высоте и повелел пора­женным укушениями змиев пристально смотреть на него. Де­лая это, они исцелялись.

2. Но какой смысл, какое великое и премудрое таинство заключается в этом? — Это тщательно нужно исследовать. Ибо для людей, имеющих более глубокий ум, недостаточно одной буквы; для них в прообразах как бы сокрыты таинства. Итак, скажем же теперь о сем; как бы опять переводя пове­ствование от прообраза ко всеобщему и главнейшему, к тому, что истинно. Обнаруживая недовольство даруемыми от Бога и свыше благами, нерассудительно стремясь более к приятно­му, нежели к полезному, и отвергая упражнения в добродетели, предаваясь же постыднейшему, мы огорчаем Благодетеля и не одним каким-либо образом оскорбляем Зиждителя. Поэтому и подвергаемся укушениям змей: змей, разумею, мысленных, которые, поражая нас всяким

284

 

 

грехом, подвергают нас узам смерти. Начальствует же как бы над множеством этих ядови­тых животных змий отступник, то есть сатана, от укушения которого в древности погиб первый человек, то есть Адам. Но это зло, как бы от корня, простирается и на нас, от него происшедших. Но мы некоторым образом спасены. Ибо взи­раем на змия, то есть на Христа. Каким же образом является змием Тот, Кто по естеству есть благий Бог, более, даже сама благость? Это потому, что Он соделался подобен нам, кото­рые злы по произволению, был в подобии плоти греха (Римл. 8, 3) и со беззаконными вменися (Иса. 53, 12). А что мы злы, не будучи однако же сотворены таковыми от Бога, но ниспадши до такого худого состояния по причине возобладав­шего над нами греха, это может разъяснить и Сам Христос, говорящий: аще убо вы лукави суще, умеете даяния блага оаяти чадом вашим, кольми паче Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него? (Матф. 7, 11.) Итак, змий есть Христос, Который был в подобии зла (греха), поелику соделался чело­веком. Но кто будет взирать на Него мысленно, тот будет выше тления, избежит смерти, может пренебрегать укушениями и не заботиться о множестве ядовитых животных. Взирать же мы будем на Христа, если будем правильно разуметь таин­ство о Нем и твердо веровать,

285

 

 

что, будучи Богом по естеству, Он соделался человеком. Но если Он и был в подобии зла (греха), тем не менее пребыл благим; потому что соделался подобен нам не для того, чтобы вместе с нами оказаться злым, но чтобы нас соделать добрыми, с помощью Святого Духа, преводя ко всякого рода добродетели. Змий был повешен на знамени. Ибо Христос имел вознесен быть на Честной Крест, и об этом сам Он провозгласил иудеям, говоря: егда вознесете Сына Человеческаго, тогда уразумеете, яко Аз есмь (Иоан. 8, 28). А что (ветхозаветный) прообраз относился к этому таин­ству Его, о том ты можешь узнать от Него же Самого, ясно говорящего: якоже Моисей вознесе змию в пустыни, тако подобает вознестися Сыну Человеческому (Иоан. 3, 14). Мед­ный же был змий по причине звучности и благогласия Боже­ственной и евангельской проповеди. Ибо нет никого, кто бы не слышал богодухновенных глаголов Христа; но во всей подне­бесной возвещается совершенное Им таинство, и Ему всяко колено поклонится, и всяк язык исповесть, яко Господь Иисус Христос в славу Бога Отца (Филип. 2, 10-11). Аминь.

286


Страница сгенерирована за 0.12 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.