Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл Александрийский, святитель

Кирилл Александрийский, свт. Γλαφυρά, или искусные объяснения избранных мест из книг Левит

О том, что страдание Христово спасительно.

1. Бог всяческих смерти не сотвори, пи веселится о по­гибели живых, но созда во еже быти всем и спасительны, бытия мира и нет аду царствия на земли (Прем. Сол. 1, 13-14), как написано: завистию диаволею смерть вниде в мир (2, 24). Эти слова содержат в себе уже сами по себе весьма ясную истину; ибо столь славного и достойного удивления (каков человек) не мог поставить Творец в ряд с теми, которые сотво­рены, чтобы легко разрушаться; но смерть вкралась чрез гнев, потому что праотец Адам, пренебрегши Божественную запо­ведь, уклонился в непослушание и необузданность. Ныне же во Христе, ради послушания одного человека, вины (праотца) уни-

177

 

 

чтожены и изглажены. Ибо в Нем мы получили оправда­ние, о чем засвидетельствует боговдохновенный Павел, кото­рый пишет: якоже ослушанием единаго человека грешни быша мнози, сице и послушанием единого праведни будут мнози (Римл. 5, 19). Ибо в том (первом Адаме) мы были осуждены на смерть, но ради Христа мы помилованы и обновлены для жиз­ни, так как Он был послушлив Отцу до смерти и положил душу (свою) за пас и язвою Его мы исцелехом (Иса. 53, 5), как говорит Писание. Посему надлежит сказать, что мы, недуговав в Адаме грехом для мира, во Христе стали жертвой духовной и благовонной Богу и Отцу, (жертвой) доброй, благоприятной и несравненно лучшей, чем жертвы сени законной. А Христос есть наш начаток и Он обновил нам путь; ибо так говорит Давид в книге Псалмов к Отцу Небесному и Богу: жертвы и приношения не восхотел еси, тело же свершил ми еси, всесо­жжении и о гресе не взыскал еси. Тогда рех: се прииду, еже сотворити волю Твою, Боже... восхотех (Псал. 39, 7-9). И то же самое еще можно усмотреть и из написанного в книге Левит, в которой читается следующее: аще же принесеши жерт­ву от начатков жит Господу, новы спряжены зелены класы истлачены Господу, и принесеши жертву от начатков жит: и да возлиеши на ню елей, и да возложиши на ню ливан: жертва

178

 

 

есть. И да вознесет жрец память ея от спряженых с елеем, и весь ливан ея: принос есть Господу (Лев. 2, 14--16).

2. Итак, буквальный смысл очень ясен и, как я думаю, не требует особенного усилия, чтобы вполне, говорю, понять его. Скажу только, что зелены класы (κιβρα) означают муку из овощей, а как прообраз имеют значение таинства Христова. Именно Он есть жертва за нас, перворождение духовное, то есть начаток человечества, первенец из мертвых, первый в не­тление, как бы начаток усопших, подобно тому, как пшеничное зерно, упавшее на землю и умершее, возрождается с многим плодом в виде колоса. Сам Он объяснял нам это, говоря: аще зерно пшенично над на земли не умрет, то едино пребывает, аще же умрет, мног плод сотворит (Иоан. 12, 24). Но Он умер не за Себя, но ради нас. И это прекрасно назнаменали нам письмена закона, ибо он говорит; если кто захочет принести жертву от начатков жит Господу, новы спряжены зелены класы истлачены Господу (Лев. 2, 14). Смотри, как Моисей или письмена закона побуждают нас приносить жертву из новых плодов. Ибо, как я сказал, Христос есть начаток есте­ства и в Нем быша вся нова (2 Кор. 5, 17). По потребное для жертвы приносится не от одной пшеницы, но и от раздроблен­ных овощей; ибо как предписывал

179

 

 

(закон) приносить в жерт­ву всесожжения пшеничную муку, а не самое зерно в есте­ственном виде, так и здесь (он) повелел, чтобы приносимое из овощей было раздроблено, то есть смолото, дабы приносимое в жертву являлось как бы съедобным, ибо мы обыкновенно изго­товляем пищу не из цельного зерна, но из смолотого. Итак, Христос есть перворождение и жертва Богу приятная и самая благоуханная (Филип. 4, 18) и весьма питательная и для нас самих. Ибо Он сам есть хлеб сшедый с небесе и даяй живот миру (Иоан. 6, 41 и 33) и некоторым образом предлагает нам в пищу Самого Себя, как пшеничную муку или муку из овощей. Но закон говорит, что должно возливать елей на жертву и повелевает возлагать на нее и ладан, потому что елей символи­чески означает изобилие и веселость, а ливан прекрасно назнаменует священное и благоуханное, ибо, как я сказал, Христос сделался жертвою за пас и как бы начатком полей, начатком плодов духовных. А что смерть его не была в слезы и плач, но скорее служила к уничтожению слез и плача и к возбуждению радостной надежды, как или почему может кто-нибудь усомниться в этом? Ибо Он не был удержан вратами ада и не остался в мертвых. Но если смерть, возобладав, и поглотила Его, по слову пророка (Осии 13, 14), то Бог опять отнял всякую слезу от

180

 

 

всякого лица и поношение народа снял со всей земли. Как или каким образом? Ибо воскрес Христос, поправши смерть, дабы и нас освободить от нетления и дабы, совершенно уничто­жив плач, как бы побудить нас в радости восклицать: обратил еси плач мой в радость мне, растерзал еси вретище мое и препоясал мя еси веселием (Псал. 29, 12). Итак, образ жертвы подлинно имеет радостное в уповании. Но если бы кто желал, может быть понимаема (она) и иначе. Ибо мы помилованы во Христе и это, думаю, означает: умастил еси елеом главу мою (Псал. 22, 5). А что смерть Христова не была следствием каких-нибудь благословных причин или проступков (с Его сторо­ны), но самою благознаменнейшею и совершенно беспорочною жертвою за нас (ибо Он принесен был в жертву, чтобы освобо­дить нас от греха и происходящей из него и чрез него смерти), это уразумеешь ты от ладана (возлагаемого на жертву). Ибо праотец Адам за преступления, совершенные в начале, понес вполне справедливое наказание, и так как он впал в болезнь поистине зловонного греха, то посему и справедливо был осуж­ден. А Спаситель всех и Господь не был обличен ни в чем безместном (ибо Он не сотворил греха) и стал доброю и бла­говонною жертвою за нас и как бы начатком новых плодов и как бы во всяком виде — и

181

 

 

в виде, говорю, пшеницы и в виде овощей. Он умер за всех, малых и великих, за язычников и иудеев, и мы чрез Него и в Нем сделались поминовением Богу и Отцу. Посему говорит предписанное законом: и да вознесет жрец память ея от спряженых с елеем и весь ливан ея: принос есть Господу (Лев. 2, 16). Ибо, прогневав Отца многи­ми грехами, мы едва не были лишены Его лицезрения. Но так как Христос сделался жертвою за нас, то Он вспомнил о нас и благословил нас: благословил есть боящияся Господа, малыя с великими (Псал. 113, 21). Посему мы и научены петь и гово­рить: благословени вы Господеви, сотворшему небо и землю (ст. 23). И иным образом закон объясняет нам жертву Хрис­та: Аще жертва спасения дар его Господу, аще убо от говяд принесет, аще мужеск пол или женск, непорочен да принесет е пред Господа: возложит руце свои на главу дара и да зако­лет и пред Господем у дверий скинии свидения: и да возлиют сынове Аарона жерцы кровь на олтаръ всесожжения окрест: и да принесут от жертвы спасения принос Господу, тук покрывающий утробу, и весь тук, иже на утробе, и обе почки, и тук иже на них и иже на стегнах и препонку яже на печени с почками отъимет: и да вознесут я сынове Аарона жерцы на олтаръ во всесожжения на дрова сущая на огни, яже на олтари: припос воня бла-

182

 

 

говония Господу (Лев. 3, 1-6). Приношение жертвы всесожжения не только из волов, но, если кто хотел, и из овец, а равным образом приношение жертвы спасения из козлов совершалось одинаковым обра­зом и во всех случаях образ священнодействия был один и тот же. Было ли жертвенное животное мужеского или жен­ского пола, закон требовал, чтоб жертва была совершенно свободна от всякого порока. Сказанное о жертве должно быть относимо к самому Еммануилу: Он есть телец упитан­ный, беспорочная жертва, вземлющий на Себя грех мира и как бы закалаемый за нас под видом козла; ибо козел по закону закалаем за грех. Однако смотри опять с тщательным вниманием на образ жертвы.

Письмена закона не дают особенно точных предписаний относительно при несения в жертву мужеского и женского пола. И оно должно быть понимаемо так, что обоими полами (прооб­разуется) Христос: мужским полом Он (прообразуется) как предводитель и начальник (ибо мужеский пол более способен к предводительству, чем женский), а женским полом Он (прообразуется) как бывший под законом и управляемый (ибо женский пол всегда находится в подчинении и занимает вто­рое место сравнительно с мужеским, как поистине обладаю­щий меньшим и низшим достоинством). Но во всяком случае жертвенное животное бес-

183

 

 

порочно. А таков Христос. Поэтому Он и сказал: Грядет сего мира князь, и во Мне не имать ничесоже (Иоан. 14, 30); и иудеям, указывая на свою совершенную беспорочность, доказывал тем Божественность Своего ес­тества, говоря: Кто от вас обличает Мя о гресе? аще ли истину глаголю, почто вы, не веруете Мне? (8, 46.) Итак, священная жертва долженствовала быть беспорочною; она закалалась пред Господом при дверях скинии, при возло­жении на псе рук принесшего. Потом, когда проливалась кровь ее при основании жертвенника, внутренности ее, сказано, на­добно было сжечь. Так смерть Сына, положившего душу Свою за жизньмира, совершилась как бы пред очами Бога и Отца. Ибо если истинно слово сказавшего: честна пред Господем смерть преподобных Его (Псал. 115, 6), то мог ли Бог и Отец не удостоить Своего воззрения самую смерть Сына Своего? Нет, Он совершенно ценит ее и удостаивает Своего назирания, от­вращается же наоборот от гнусного и презренного. А что смерть Его не бесславна, Он тотчас показал бы это, взявши во свидете­ли Самого бывшего самовидцем Отца. Закалалось же жерт­венное животное пред самыми священными дверями, потому что Еммануил умер как бы открывая нам вход во святая свя­тых и верующим в Него отверзая двери высшей и небесной церкви. Итак, чрез смерть Хри-

184

 

 

стову мы получаем вход в са­мую святую скинию, юже воздрузи Господь, а не человек, в небесный Иерусалим, вышний преукрашенный град, матерь свя­тых и питательницу Ангелов. А что смерть Христова свята и священна, на это указывает повеление закона, чтоб кровь про­ливаема была при самом жертвеннике. Но назнаменает и иным образом, что Он положил душу свою за Церковь. Ибо жерт­венник был образом Церкви, а кровь — образом души. А приношение или посвящение внутренностей — жира, печени и почек опять указывает на то, что во Христе все свято, священ­но и благоуханно, ибо люди мудрые утверждают, что в печени находится седалище всяких желаний и стремлений; а почка есть орган тела, обладающий способностью различения, отли­чающий бесполезное от полезного, каковое действие произво­дится в нас умом, ибо если обладает мудрости ю, он усматрива­ет то, что может нанести вред, и усердно стремится к тому, что приносит пользу. И блаженный Давид как бы от лица Христа воспевает в одном месте: пред Тобою все желание мое (Псал. 37, 10) и опять: яко Ты создал еси утробы моя, Господи (Псал. 138, 13). А что Еммануил исполнен богоподобающего совершен­ства, это опять показано в образе тука; ибо как тук бывает в животных, наилучшим образом откормленных, так точно, ду­маю, обладает совершенством тот

185

 

 

ум, который питается небес­ною пищей. Итак, Христос свят и непорочен и исполнен доб­родетели, священен и благоуханен, всесожжение мысленное, как бы во всяком виде приносимое, в виде тельца, и овна, и козла. Он стал спасительною за нас жертвою и один предал себя за всех, будучи всем равноценен. Чрез Нею и с Ним Богу и Отцу слава со Святым Духом во веки веков. Аминь.

 

О том, что, став участниками в таинственном благословении, мы сделаемся совершенно святыми и богоугодными.

Божественные ученики соделались распорядителями та­инств нашего Спасителя, и это не сами восхитив себе честь и несамозванно устремившись на сие, напротив будучи избраны в апостольское служение и будучи призваны распространить во всей поднебесной спасительное учение, то есть Евангелие Христово. Ибо Христос поставил славных строителей тайн, говоря так: Шедше научите вся языки (Матф. 28, 19). И так, с величайшею готовностью повинуясь велениям Господним, они просвещают вселенную. Сами имея наставником своим Небес­ного Отца и Бога, они делают причастниками благодати дру­гих, ибо, как подобало, они твердо памятовали о заповеди по­славшего их на сие Христа, который ясно говорит: туне

186

 

 

приясте, туне дадите. И Божественный Павел пишет и уясняет глубину таинства воплощения, так говоря: немощное бо зако­на, в немже немоществоваше плотию, Бог Сына Своего по ела в подобии плоти греха, и о гресе осуди грех во плоти, да оправдание закона исполнится в нас, не по плоти ходящих, но по духу (Римл. 8, 3-4). Ибо Христос ради нас соделался грехом, как написано, хотя и был совершенно непричастен гре­ху. Мы не привыкли буесловить этого (то есть что был прича­стен греху), поелику совершенно не знал Он прегрешения, будучи естеством Бог и воссияв от Бога Отца, но поелику стал жертвою за грех: ибо Пасха наша за ны пожрен бысть Хрис­тос (1 Кор. 5, 7), и поэтому-то мы и говорим, что он стал грехом. Как я сказал, он принес Себя в жертву, дабы Своею Кровью приобрести Себе поднебесную: куплени бо есмы ценою (1 Кор. 6, 20), по Писанию, и уже не себе принадлежим, по Тому, Кто сделался за пас грехом, дабы освободить пас от прежних наших грехов и чрез Причастие Его Святой Плоти, а ясно, что и Его Крови, явить пас святыми. Это предвозглашал нам и Божественный закон. Ибо в книге Левит написано так: Рече Господь Моисею глаголя: рцы Аарону и сыном его глаголя: сей закон согрешения: на месте, на нем же закалают всесожжения, да закалают яже греха ради пред Господем: святая бо святых

187

 

 

суть. Жрец приносяй ю, да снест ю: в месте святе да снестся, в притворе скинии свидения. Всяк прикасаяйся мяс ея, освятится: и ему же аще воскропится от крове ея на ризу, яже аще воскропится на ню, да исперется на месте святе. И сосуд глипян, в немже варится, да разбиется: аще же в медяне сосуде сварится, да истрет его, и измыет водою. Всяк мужеск пол в жерцех да снест ю: святая бо святых суть Господу (Лев. 6, 24-29). Итак, уразу­мевай, как повелевает закалать грех, то есть жертву за грех. Козел же был образом Христа, сделавшегося, как я сказал, ради нас грехом. Ибо Он со беззаконными вменися и распят вместе с разбойниками, был опозорен и проклят, писано бо есть: проклят всяк, висяй на древе (Галат. 3, 13). Но хотя Он нисшел до этого домостроительным образом ради нас, однако был и есть свят, и не вследствие заимствования как бы от другого, подобно нам, напротив по естеству, поелику Сам есть Бог. И мы веруем, что чрез Него освящается всякая тварь, так что назовешь ли мне Ангелов, или иные существа, превосходя­щие их славою, или еще высшие существа — Престолы и На­чала, или укажешь мне на самих Серафимов, — все они ос­вящаются не иначе, как от Отца чрез Сына в Духе. Итак, хотя Он стал грехом, но пребыл тем, чем был, то есть святым по естеству,

188

 

 

как Бог, и не в меру дает Духа, по слову Иоанна (Крестителя, — Ин. 3, 34). А что и смерть Его Плоти, подъятая для умерщвления плоти, была святою и священною и самым приятным Богу и Отцу фимиамом, на это ясно указывает за­кон, говоря: на месте, на немже закалают всесожжения, да закалают яже греха ради пред Господем (Лев. 6, 25). Хрис­тос есть всесожжение, то есть весь изо всего (целый из целого), а не отчасти, приносимый в воню благоухания Богу и Отцу, поэтому Он есть поистине Святый святых. Ибо в Нем мы освящены и Он есть всецелое наше оправдание и даже освяще­ние самых высших духов, как я уже сказал. Жрец, сказано, приносяй ю, да снест ю (Лев. 6, 26). Смотри опять, как Цер­ковь управляется священными и Божественными постановле­ниями во всем, что должно быть совершаемо. Ибо когда при­носит (священник) жертву, сие (вышеуказанное) из нее быва­ет. Всякий, кто воспитан в законах Церкви, знает, о чем я говорю. А что церковь Божия есть самое приличное место для Божественных священнодействий и что в них необхо­димо совершается таинство Христово, это ясно докажет (себе) тот, кто был внимателен к сказанному мною: в месте святе да снестся, в притворе скинии свидения. Но в то время была одна скиния в пустыне, а после нее один храм, построенный в Иерусалиме Соломо-

189

 

 

ном, и смертная казнь была определена тем, которые приносят жертву вне скинии. Ибо так говорят священные письмена: Человек от сынов Израилевых, иже аще заколет телца или овцу или козу в полце, и иже аще заколет вне полка, и пред двери скинии свидения не прине­сет его, яко принести дар Господу пред скинию Господню: и вменится человеку тому кровь: кровь пролиял, да потребится душа она от людий своих (Лев. 17, 3-4). Итак, противоза­конна и скверна и достойна смертной казни наклонность соводворяться с нечестивыми еретиками и держаться общения с ними: ибо они приносят жертву за грех вне святой скинии и совершают священное жертвоприношение не в святых местах. Церковь одна, как древле был один храм, и как была одна и скиния, проявлявшая в образах красоту церкви. Будем же приносить жертву за грех как бы во святом дворе и будем вкушать от святых мяс, то есть делаясь участниками в таин­ственном благословении, будем получать освящение. И закон свидетельствует об этом, говоря: всяк прикасаяйся мяс освятится. А это и кропление кровью жертвы равносильно таин­ственному благословению. Ибо опять закон говорит: и ему же аще воскропится от крове ея на ризу, яже аще воскропится на ню, да исперется на месте святе. И что удивительного, если освящается разум-

190

 

 

ное животное, то есть человек, когда и самые сосуды, избиравшиеся для священнодействия, освяща­лись совершенно свойственным для них образом? Поэтому они и не берутся для обычного употребления, но одни из них вымываются, а другие разбиваются, ибо то, что употреблено было для Божественного служения, как может быть взято на употребление людское. А что вкушение от мяс жертвы подоба­ет святым и никому иному не прилично, как только тем одним, которые научились одерживать победу в борьбе со грехом и торжественно стремились к добродетели, — на это указывает­ся следующими словами: Всяк мужеск пол в жерцех да снест ю: Святая Святых суть Господу. Но скажи мне, неужели закон повелел устранять женский пол от благословения. Мы не говорим этого, ибо он освящается вместе с нами. Но то было в прообразах и тенях: чрез мужской и священный род хорошо указывало на тех, которые во Христе духовно муже­ственны и святы. Итак, мы призваны к участию в благовонней­шей жертве, как священный и избранный род, царское священие, язык свят (1 Пет. 2, 9), юноши и девы, старцы вместе с молодыми: ибо во Христе Иисусе нет ни мужеского пола, ни женского, но все мы одного, как причащающиеся от единаго хлеба, по написанному (1 Кор. 10, 17). Итак, отверстыми устами и

191

 

 

непрестанными гласами будем славословить Царя всех и искупителя Христа, чрез Которого и с Которым Богу и Отцу слава со Святым Духом во веки веков. Аминь.

 

Об очищении проказы.

1. Воцарился над нами грех и обладал сущими на земле, вследствие того, что прилежит помышление человеку прилеж­но на злая от юности (Быт. 8, 21), и что он неудержимо стремится к худшему, обращая в ничто славу подобающей жиз­ни. Бог же, богат сый в милости, за премногую любовь Свою, ею же возлюби нас, и сущих нас мертвых прегрешенми сооживи Христом и с Ним воскреси и спосади на небесных (Ефес. 2, 4-5). Ибо во Христе мы обогатились вышнею кротостью и омылись от бесславного и всеплачевного греха, будучи призваны чрез веру к освящению. А сверх сего, став причаст­никами вечной жизни, мы будем приятными Богу и Отцу и будем принесены Ему в воню благоухания. И истину говорит блаженный Павел, что мы «воня» Христова Богу, потому что хотя грех жестоко властвовал над нами в продолжение неко­торого времени, но мы свергли позор, омылись от нечистоты и во Христе освободились от прежних болезней, как в этом убе­дит нас священное Писание. Ибо в книге Левит написано следующее: И рече Господь к Моисею глаголя: сей

192

 

 

закон про­каженному, в онь же день аще очистится, и приведется к жерцу: и да изыдет жрец вне полка, и узрит жрец, и се исцеле язва прокажения от прокаженнаго: и повелит жрец, да возмутся очищенному два птичища жива чиста, и древо кедрово и соскана червленица, и иссоп: и повелит жрец, да заколют птичище едино в сосуд глинян, над водою живою: и живое птичище да возмет, и древо кедрово, и соскану червленицу, и иссоп, и да омочит их и птичище, живое в крови закланаго птичища над водою живою: и да воскропит на очистившагося от прокажения седмижды, и чист будет: и да отпустит птичище живое на поле. И да исперет очистивыйся ризы своя и да острижет вся власы своя, и да измыется водою и чист будет: и по сих да внидет в полк и да пребудет вне дому своего седмь дней. И будет в день седмый, обриются вси власы ею, глава его, брада и брови, и всяк влас его да обриется: и да измыет ризы своя, и да омыется тело его водою, и чист будет (Лев. 14, 1-9). Смысл этого повествования ясен, хотя бы никто и не объяснял его; но оно не содержит ничего, клонящегося к пользе, если не будет понимаемо духовно. Станем же объяснять его, искусно преоб­разуя немощную букву Писания в таинство Христа. Но пред­варительно скажем несколько слов, необходимых для уясне­ния дела. Проказа есть

193

 

 

болезнь, поражающая тела некоторых людей без всякого с их стороны повода; она весьма разруши­тельна и всегда более проникает во внутрь прежде, чем обхва­тить какую-нибудь часть тела тех, в которых находится. Она есть болезнь, совершенно недоступная лечению и не поддаю­щаяся знанию врачей и старанию опытных в этом деле людей. Она едва уступает (только) как бы восстающей против нее природе, освобождающейся от бедствия при помощи Божией. Однако закон повелевает, чтоб прокаженный, как нечистый, был высылаем из стана. Ибо законодателю Моисею сказано Богом: Повели сыном Израилевым и да изгонят из полка всякаго прокаженного, и всякаго проливающаго семя, и вся­кого нечистого душею (Числ. 5,2). Мы вовсе не говорим, чтобы закон наказывал за телесные болезни. Совершенно несообраз­но подвергать наказанию тех, которые против своей воли пора­жены болезнью: такие скорее достойны сожаления. Но тво­рившееся через премудрого Моисея, чревонося истину, пред­ставляло собою прообразы. Ибо проказа умерщвляет тело, а напротив грех, случающийся с душами, если войдет и в ум человека посредством мертвых дел, тотчас делает его немощ­ным и мертвенным. Под мертвыми делами плоти мы разумеем нечистые и скверные страсти плоти и влечение к помышлению о земном. Поэтому мы в начале го-

194

 

 

ворили, что сущих нас мерт­вых прегрешенми Бог и Отец сооживи Христом. Итак, по­средством наглядного действия закон приводит нас к тонким мыслям. Он высылает зараженных проказою из стана, прикровенно указывая на то, что умерщвленных грехом и имею­щих ум, зараженный различными страстями, и страдающих многими как бы внутренними безобразиями надобно удалять из общества сезятых и исключать из священных свитков. Ибо нечестивый никогда не будет сообщаться с праведными и сквер­ный — с чистыми, а равно и имеющий несмываемую скверну греха никогда не будет сообщаться с освященными, поелику сказано: кое общение свету ко тме, или кая часть верну с неверным? (2 Кор. 6, 14-15.) А что хотящим благочестно жити, для их пользы необходимо стараться о том, чтобы удаляться от нечестивых, в этом опять нас убедит богодухновенное Писа­ние. Ибо Бог говорит так своим друзьям: изыдите, изыдите от среды их, отлучитеся носящии сосуды Господни (Иса. 52, 11). Под сосудами же Господними можно разуметь многооб­разные добродетели; посему и боговдохновенный Павел гово­рит: облецытеся во вся оружия Божия (Ефес. 6, 11). Итак, как бы в образе прокаженных Бог удаляет зараженного и осквер­ненного грехом от сонма святых. Но было очень естественно, что некоторые из заболевавших этою

195

 

 

болезнью освобожда­лись от нее. Ибо мы перестаем грешить в том случае, когда направляем свой ум к решимости делать и мыслить лучшее и подобающее. Итак, что закон? Неужели не указывает он пути желающим раскаяться? Неужели не отверзает дверей спасе­ния? Не думай этого, ибо благ и человеколюбив Господь. Ус­лышь ясно говорящего (устами Иеремии): возвратитеся сынове возвращающиеся, и исцелю сокрушения ваша (Иерем. 3, 22), и также устами Иезекииля: обратитеся и отвратитеся от неправд ваших доме Израилев и не будут вам в наказа­ние за беззаконие (Иез. 33, 11-12). Какой же это путь спасе­ния? Кто избавляет согрешивших от должного наказания? Кто легко искупляет и спасает их? Господь наш Иисус Хрис­тос, давший Себя в избавление за всех и освящающий нас Своею Кровью.

2. Но в том, что написано в законе, опять усматривай как бы еще в тенях таинство (Христово). Прокаженный приводим был к священствовавшему по закону (жрецу), который нахо­дился вне врат; а когда болезнь принимала лучший оборот и становилось видно, что она наконец прекратится и исчезнет, тогда совершаемо было то, что относилось к очищению соглас­но с определением законодателя: брались два птичища чиста и древо кедрово и соскана червленица, как бы в виде шнура и также иссоп, который есть род травы. Потом едино птичище закалывалось над

196

 

 

водою, другое же согласно с тем, что недавно сказано нами, погруженное в воде и крови убитого, совершен­но невредимым выпускалось на волю. Затем жрец, семикратно окропивши водою больного проказою, делал его свободным от законных обвинений. Прокаженный же остригал себе волосы и наконец беспрепятственно входил в стан и в собственный дом после семидневного пребывания вне его. Ибо мы, носив древле мертвенность греха и быв осквернены многообразной грубостью страстей и как бы болев мысленною проказою, так как заблудились, служа твари, приведены к Богу, великому, святому и непорочному Первосвященнику, по слову блажен­ного Павла: приведены же Богом и Отцом. И Христос сказал иудеям, говоря: не ропщите между собою. Никто же может приити ко Мне, аще не Отец, пославый Мя, привлечет его (Иоан. 6, 44). Ибо Бог и Отец приводил немощных к Сыну как бы собственною силою; потому что Он пришел исцелить со крушенных сердцем и отверзти очи слепым. Итак, если мы, отвергая слабость и бессилие, чтоб творить угодное Богу, бу­дем иметь рачительнейшее сердце и, крепко прилепившись к делам милосердия, будем проводить славный и достойный удив­ления образ жизни; то, исповедуя истинного и по естеству Господа, будем говорить вместе с Псалмопевцем: Благослови душе Моя

197

 

 

Господа, очищающаго вся беззакония твоя, исцеляющаго вся недуги твоя, избавляющаго от истления живот твой, венчаюшаго тя милостию и щедротами (Псал. 102, 1-5). Примечай, как зараженный проказою приводится к жрецу, находящемуся вне врат и весьма далеко от стана. Так и к нам, как бы изверженным и пребывавшим вне святого и священно­го града, то есть церкви Божией, нося подобие наше, пришел Христос и, посетив нас, соделал нас чистыми чрез святое Кре­щение и чрез Свое Тело. Он был принесен в жертву за нас и явился спасительным для нас врачевством чрез то, что благоволил претерпеть за нас смерть на древе. И это прообразовано для нас в священных письменах. Берутся два птичища чиста, которые были прообразом Христа, сшедшего свыше и с небес ибо птица есть существо, летающее по воздуху. Еммануил же сошел к нам свыше и с небес; ибо так Он говорит: никто же взыде на небо токмо сшедый с небесе Сын Божий (Иоан. 3, 13) и премудрый Иоанн пишет: Грядый свыше над всеми есть (ст. 31). Птичища (требовались) чистые; ибо поистине чист и непорочен Господь как неведавший греха. И вовсе не говорим мы, что разумеем как бы двух Христов, хотя и говорится о двух птичищах; но это слово привносит нам мудрое и необходимое созерцание. Единородный, будучи по

198

 

 

естеству Богом, воспри­нял плоть от Пресвятой Девы и неизреченно и непостижимо слагается как бы из двух, то есть природы высочайшей и чело­веческой; однако же Господь Иисус Христос един. Итак, слово это созерцает соединение двух воедино. Посему-то закон, мно­гообразно знаменуя двумя птичищами таинство Христово, го­ворит, что долженствовало быть взято и древо кедрово, ибо и сие было также образом Его святой плоти, непотерпевшей тле­ния, поелику это дерево не подвержено гниению. Иссоп же был образом силы Святого Духа, чрез которую мы, воспламе­няясь духом, как бы расплавляем внутреннюю нечистоту: ибо иссоп есть трава, имеющая свойство горячить и уничтожать находящуюся во внутренностях наших горячую и холодную нечистоту; Христос же, как я сказал, силою Духа освобождает нас от страстей, которые сокрыты внутри нашего ума. И чаще всего этот род травы и добывается на текучей воде. Ибо, как написано, мы крещены Духом Святым и огнем (Матф. 3, 11; Мк. 1, 8; Лук. 3, 16; Ин. 1, 33). Трава же эта, как я сказал, горячая и указывает на силу Духа. А соскана червленица собою знаме­нует в свою очередь образ вочеловечения Единородного. Сло­во, будучи Богом, как бы сплелось с плотью и кровью, которые изображает червленица, ибо таковой она представляется взору и такова и на

199

 

 

самом деле есть. Итак, птица закалывается над водою живою, в которой погружается вместе с прочим остав­шаяся в живых и, наконец, как я уже сказал, совершенно не­вредимая отпускается на волю. За нас же заклан был Христос, но Он был и в смерти и выше смерти, ибо Он, как написано, умерщвлен быв плотию, ожив же духом, о немже и сущим в темнице духовом, сошед проповеда (1 Пет. 3, 18-19). По­скольку Он мыслится и был человеком, Он подъял смерть, а поскольку Он есть истинная жизнь и из жизни, — явился выше смерти. Птичище живое погружалось в смерть умерше­го: этим закон прикровенно дает понять, что Слово, будучи по естеству жизнью и из жизни, усвояет Себе смерть своей плоти. Ибо плоть, которая была воспринята Им, не была чуждою Ему, но Его собственною. Прокаженный, будучи окроплен семи­кратно водою, освобождался, наконец, от обвинений за прока­зу. И Христос, как я сказал, освящая нас чрез святое Креще­ние, делает нас чистыми. Я думаю, что на это указывает семи­кратное окропление. Так разумея, говорит блаженный Павел: Идеже бо умнижися грех, преызбыточествова благодать (Римл. 5, 20). Следовательно, на обилие благодати и на то, что имеет как бы совершенно очищающую силу, указывает седмеричное число. После окропления прокаженный остригал во­лосы.

200

 

 

И мы, очистившись чрез святое Крещение, отлагаем от себя как бы плотские израстания, то есть врожденные в нас влечения к удовольствиям, разумеемые в образе волос, вместе с другими недостатками; и это совершается в нас силою Хрис­та. Ибо Он есть Слово живое, действенное и острейшее, отсе­кающее грехи и освобождающее ум от нечистоты страстей. Быв острижен, прокаженный входил, наконец, в стан, но еще не входил в свой дом. И мы, очистившись, как я сказал, вступаем в общение со святыми и сообращаемся, наконец, с блаженным и священным родом. Таким образом мы входим в дом Божий, но не входим еще в высшие обители; ибо этот дар соблюдает­ся для святых в будущем веке. Посему очистившийся и вво­дится в стан, и проведши в нем семь дней, наконец, входил и в собственный дом. И мы после нынешнего века, имея очищение чрез Христа, будем жить наконец в вышних обителях и каж­дый из освященных будет обитать в имеющем быть назначен ном ему жребии, как бы в собственном доме. Ибо уверовавшим не тотчас даны будут награды, но только звание и залог духа в благом уповании. Благодать же и исполнение надежды воссияют в свое время во Христе, чрез Которого и с Которым Богу и Отцу слава со святым Духом во веки веков. Аминь.

201

 

 

Об иудейской Синагоге, — как случилось, что она пала вследствие непокорности.

1. Крайнюю загрубелость, непокорливость и упорство иудеиской Синагоги Бог ясно изобразил еще в древности устами Иезекииля, говоря так: весь дом Израилев непокориви суть и жестокосерды (Иез. 3, 7). Поэтому Сам Спаситель укорял ее за противление спасению и присущую ей грубость, говоря Ирусалиме, Иерусалиме, избивый пророки ы камением побиваяй посланныя к тебе, коль краты восхотех собрати чада твоя, якоже собирает кокош птенцы своя под крыле, и не восхотесте. Се оставляется вам дом ваш пуст (Матф. 23, 37­. 38). Бог всяческих употреблял бесчисленные средства, чтоб спасти ее; но многие, впавши в совершенную необузданность и пренебрегши высшим милосердием о них вследствие страш­ных и неожиданных переворотов, вовлечены были в бедствие и погибель. Чрез Моисея Бог дал закон, посредством которого они могли правильно воспитываться к знанию добродетели и удобно приобретать познание истины, — по временам упо­треблял для их пользы наставления святых пророков, чтоб они имели и других самых лучших руководителей, способных вес­ти их к славному и вполне сообразному с законом образу жизни и ко всему, достойному удивления. Но они, вместо

202

 

 

того, чтоб принести благодарение Богу всяческих, с охотою принять своих наставников, удостоить их всякой чести, с великою го­товностью измениться к лучшему и внять этому весьма благо­му призыву, оказались грубыми и упорными и впали в еще более тяжкую болезнь. Вследствие этого они и совершенно погибли, как говорит о них пророк Иеремия: дом Израилев падеся и ктому не приложит востати (Ам. 5, 1). Но смотри опять, как об этом прикровенно возвещается и в писании Мо­исея; ибо в книге Левит говорится так: И рече Господь к Моисею и Аарону, глаголя: егда внидете в землю Ханаанску, юже Аз даю вам в притяжание, и дам язву прокажения в домех земли притяжанныя вам: и приидет, его же дом, и повеет жерцу, глаголя: аки язва является в дому моем. И повелит жрец испразднити сосуды дому, прежде неже внити жерцу видети язву, и да не будут нечисти вся яже в дому: по сих же внидет жрец соглядати дом: и узрит жрец язву, и се язва на стенах дому удолия зеленеющаяся, или червленеющаяся, и обличив их худее стен: изшед жрец из дому к дверем дому, и отлучит жрец дом на седмь дний. И возвра­тится жрец в седмый день, и узрит дом, и се разсыпася язва по стенам дому: и повелит жрец, да изымут камение, на них же есть язва, и да изнесут е вон из града на место нечисто:

203

 

 

и да постружут извнутри дом окрест, и изсыплют персть состроганую вне града на место нечисто: и да возмут каме­ние ино острогано и вложат я вместо камения: и персть ину да возмут, и помажут дом. Аще же паки найдет язва, и явится в дому по изнесении камения и по острогании дому и по помазании, и внидет жрец, и узрит: аще разсыпася язва в дому, промажение пребывающее есть в дому, нечист есть. И разорят дом, и древо его, и камение его, и всю персть дому изнесут вне града, на место нечисто (Лев. 14, 33-45). Потом объявивши нечистым спящего и ядущего в нем и вообще вся­кого входящего в него, вводит для осмотра его жреца; ибо говорится: аще пришедый внидет жрец, и увидит, и се, разсыпанием не разсыпася язва в дому по помазании дому, да очистит жрец дом, яко изцеле язва: и возмет очистити дом, два птичища жива чиста, и древо кедрово, и соскану червленицу и иссоп: и да заколет птичище едино в сосуд глинян над водою живою: и возмет древо кедрово, и соскание червленое, и иссоп, и птичище живое, и да омочит е в кровь птичища закланнаго над водою живою, и да окропит ими в дому седмижды: и очистит дом кровию птичищной и водою живою, и птичищем живым и древом кедровым, и иссопом и сосканою червленицею: и да отпустит птичище живое вне града на поле, и помолятся о доме,

204

 

 

и чист будет (48-53). В этих словах ясно изображается нам все таинство иудейской Синагоги, и то, что уже было с нею от начала до конца и что имеет совершиться чрез Христа. Итак, тщательно вникая во все част­ности и раскрывая многосодержательность письмен, постара­емся обнаружить красоту заключенного в нем созерцания.

2. Проказа есть болезнь, поражающая человеческое тело, которая не может быть уничтожена искусством врачей, но усту­пает вместе с другими болезнями только великой и всемогу­щей деснице, будучи побеждаема вседействующей силой Божией. У однажды пострадавших от нее тело является в другом виде, чем каким оно было в начале. Некоторое, происходящее при этом изменение цвета кожи, влияет на (самую духовную) природу, искажая ее, сколько можно предполагать подобное искажение по виду тела, и на перемену воли в нас и направле­ние ее от лучшего к худшему. Ибо часто многие, переменяя добрые намерения на худые и оставляя приличное природе, чернят свою душу многоразличной нечистотой, как бы сохра­няя себе внешний вид того и другого, поелику и не совсем утрачивают добро и не впадают в совершенное нечестие и раз­вращение. Итак, бывающее в нас иногда такое состояние и то. что обыкновенно бывает с человеческой природой и волей, Св. Писание часто изображает под

205

 

 

образом прокаженного: в лице его одного оно представляет, как бы на картине, нравы всех. А когда оно хочет изобразить такое состояние или народа, или города, или страны, тогда употребляет образ дома, который, вмещая живущих в нем, указывает также на многих. Поэтому, слушая слова (Св. Писания) о доме, заражен­ном проказой, разумей совершенно всю иудейскую Синагогу, которая очевидно поражена была собственными пороками и мало обращала внимания на то, что было возвещено ей свыше, которая скорее наклонна была делать то, что доставляло им удовольствие, нежели то, что могло явить бы ее доброхвальною. Закон повелевает возвестить жрецу, что язва проказы усматри­вается в доме; но мы не говорим, чтобы законодатель повелевал объявляющему это о своем доме идти к жрецу, и тем более просить у него, как бы у врача, лекарства против случившейся заразы. А так как мы признали, что поражена была проказой Синагога иудейская, то мы постараемся рассмотреть как можно лучше, кто возвещающий о проказе и кто жрец. Итак, пусть будет перед нами лицо возвещающего, — лик святых проро­ков, которые Первосвященнику всех и предстателю душ на­ших, то есть Христу, возвещали и о страстях безумия Иудеев пред Его воплощением и о порочности и развращении их нра­вов, побуждаемые не враждой и ненавистью к ним,

206

 

 

но благого­вением к Благодетелю, и которые не без слез обличали их пороки, но в то же время взывали и о помиловании их. Так, обрати внимание, каким образом блаженный пророк Иеремия оплакивает проказу иудеев, и как он сильно сокрушается о ней, вследствие чего, умоляя Господа, взывает: Беззакония наша противусташа нам: Господи, сотвори нам ради имене Твое­го, яко мнози греси наши пред Тобою, Тебе согрешихом. Ожи­дание Израилево, Господи, Спасителю наш во время скорби, векую яко пришлец еси на земли, и яко путник уклоняющся во виталище? Еда будеши яко же человек спяй, или аки муж, не могий спасти? Ты же в нас еси Господи и имя Твое призва­но бысть на нас, не забуди нас (Иерем. 14, 7-9). И еще: у люте мне душе, яко погибе благочестивый от земли, и исправляю­щего в человецех несть: еси в кровех прятся, кийждо ближняго своего озлобляет озлоблением, на зло руки своя уготов­ляют (Мих. 7, 2-3). Из этих сетований пророков мы узнаем, что Израиль был поражен проказою.

Жрец приказывает опорожнить дом. Ибо весьма страшно бывает посещение Божие за преступления наши; и так как виновные в каких бы то ни было грехах должны быть наказу­емы, то посему, будучи человеколюбив, Бог повелевает забо­титься об очищениях, стараться об устранении поразившей болезни

207

 

 

и таким образом избегать праведного посещения (Его), как видно из слов: омый от лукавства сердце твое Иеруса­лиме, да спасешися: доколе будут в тебе помышления бед твоих? (Иерем. 4, 14.) Здесь по справедливости можно разуметь не иные помышления о бедах, как те, чрез которые мы подвер­гаемся бедствиям и наказаниям за преступления. Итак, усмат­ривай в сем то, что жрец приказывает устранить вины, за кото­рые кто-нибудь по справедливости может подвергнуться нака­заниям.

3. Потом закон говорит: и внидет жрец соглядати дом: и узрит жрец язву, и се язва на стенах дому (Лев. 14, 36. ­37). И еще: изшед жрец из дому к дверем дому, и отлучит жрец дом на седмь дней (38). Ибо по прошествии срока, назначенного по милосердию, и после семи дней, назначен­ных для очищения, опять появляющееся зло в образе прока­зы приводило в справедливое негодование жреца, представ­ляющего в этом случае лицо Божественное. Посему снова заметив язву, то есть признаки и знамения болезни, он отлу­чал дом на целые семь дней. Так и Бог, хотя Он и человеколюбив, весьма справедливо разгневавшись на преступления Израильтян против закона, отослал всех их в плен, предав­ши в руки Вавилонян на целые семьдесят лег, положивши за один день десять лет: семь дней, говорит закон, назначены для отлуче-

208

 

 

ния дома и один день считается за десять лет, по сказанному пророком Иезекиилем: день за едино лето положих тебе (4, 6). Эго слово подтверждает и Ангел, моля­щийся о Синагоге у Захарии, говоря: Господи Вседержителю, доколе не имаши помиловати Иерусалима и грады Иудовы, яже презрел ecu сие седмьдесятое лето? (Зах. 1, 12).

Далее опять закон повелевает: и возвратится жрец в седмый день (Лев. 14, 39). Под возвращением жреца ты должен разуметь здесь не что иное как обращение человеколюбия Божия к народу, как по сей причине Господь говорит ему следующее: обращуся к Иерусалиму щедротами, и храм Мои созиждется в нем, глаголет Господь Вседержитель, и мера протягнет во Иерусалиме еще (Зах. 1, 16); или как говорится еще в этом месте: что тя устрою Ефреме? защищу ли им Израилю? Яко же Адаму устрою тя и якоже Севоим превратися сердце Мое в нем, смятеся разскаяние мое. Не сотво­рю по гневу ярости Моея: не оставлю еже потребитися Ефремовы: зане Бог Аз есмь, а не человек: в тебе свят (Ос. 11,8-9).

Итак, закон предписывает: возвратится жрец в седьмый день и узрит дом, и се разсыпася язва по стенам дому: и повелит жрец, да изымут камение, на нихже есть язва и да изнесут е вон из града (Лев. 14, 39-40), и спустя несколько: и да возмут камение ино острогано и вложут я вместо тех камней (42). Ибо после

209

 

 

того как прощены были прежние преступления, все испытующий в нас Бог, снова внимательно рассмотревши иудейскую Синагогу и найдя ее по всей вероят­ности не всю уже зараженною проказой, по и не совершенно свободною от древней нечистоты, не на всех разгневался, а только на тех, которые были виновниками ее страдания и при­чиною ее болезни: их-го и называет (закон) камнями, указы­вая тем на некоторые части целого дома, то есть народа. А такими были с одной стороны некоторые цари, совращавшие народ в идолопоклонство, с другой стороны, некоторые лже­пророки, которые, как написано, говорили то, что исходило из их собственного сердца и которые ослабляли благочестие сво­их слушателей: их-то и приказывает (закон) удалять из дома, намекая тем на их отлучение или истребление. Таково сказан­ное Богом на Иехонию: земле, слыши слово Господне. Напи­ши мужа сего отвержена (Иерем. 22, 29-30); а об ложных про­роках (написано): сего ради пожах пророки ваша, убих я словесем уст Моих (Ос. 6, 5) и опять: сего ради старейшины людей Моих извергутся из домов сладости своея, злых ради начинаний своих отреновени быша (Мих. 2, 9); и еще: нечис­тоты ради истлесте тлением (10). А что взамен изъятых влагались другие камни, чистые и остроганные, это указывает на то, что промышлением Божиим,

210

 

 

по временам являлись такие люди, которые служили опорой дому Израилеву и содержали (его) в месте чистом, то есть или цари, или пророки, или свя­тые, как (это видно) из сказанного Богом блаженному Исаии: Сице глаголет Господь Саваоф: иди в кущу к Сомнану строителю дому и рцы ему: что ты зде? и что тебе зде, яко истесал еси себе зде гроб, и сотворил еси себе на высоце гроб, и написал еси себе на камени кущу? Се, ныне Господь Саваоф извержет и сотрет мужа, и отымет утварь твою, и венец твой славный, и повержет тя в страну велику и безмерну, и тамо умреши: и положит колесницу твою доб­рую в безчестие, и дом князя твоего в попрание: и извержешися от строительства твоего, и от степене твоего. И будет в той день, и призову раба моего Елиакима сына Хелкиева, и облеку его во утварь твою и венец твой дам ему, и державу твою, и строительство твое дам в руце его: и будет яко отец живущим во Иерусалиме (Иса. 22, 15-21).

Но и персть ину да возмут, говорит закон, и помажут дом (Лев. 14, 42). Выражение помажут употреблено вместо кругом вымажут. А это указывает и на увещание Израилю, бывшее чрез святых пророков, которые, умащая согрешающих своими прекрасными и спасительными речами, убеждали с го­товностью следовать воле Божией, и очищаться

211

 

 

от скверны страстей и стараться исполнять то, в чем законодатель усмат­ривает полезное для служащих Богу, как сказано Им чрез одного из святых: взыщите добра, а не зла, яко да поживете и будет тако с вами Господь Вседержитель (Ам. 5, 14). Закон далее говорит: аще же паки найдет язва и явится в дому по изнесении камения и по острогании дому и по пома­зании и внидет жрец и узрит: аще разсыпася язва в дому, прокажение пребывающее есть в дому, нечист есть. И разо­рят дом, и древа его, и камение его, и всю персть дому изнесут вне града на место нечисто (Лев. 14, 43-45). Когда употреблены были все средства к уврачеванию израильтян, когда изъятие зараженных камней не принесло никакой пользы, когда, наконец, оказалось бесполезным умащение их чрез про­роков, то есть увещание, — жрец снова входит с целью осмот­реть зараженный проказою (дом). Сделавшись человеком, Еди­нородный (Сын) пришел в мир сей во плоти с целью тщатель­но рассмотреть, обнаруживает ли Синагога какое-нибудь обращение от древнего нечестия к доброй жизни? А поелику Он нашел ее одержимою прежними страстями и болеющею неистребимой нечистотой, наконец повелевает уничтожить ее и ввергнуть в место нечистое; ибо весь союз Иудеев, утверждаю­щийся на законе, был разрушен и народ рассеян во всякое нечистое

212

 

 

место, согласно со словами пророков: и развею я всяцем ветром (Иерем. 49, 32) или: развею их во вся языки (Ам. 9, 9). На это прекрасно указывает и сказанное Спасите­лем о храме их: пе видите ли вся сия? Аминь глаголю вам: не имать остати зде камень на камени, иже не разорится (Матф. 24, 2; Мк. 13, 2; Лук. 19, 44). К этому (Писание) присовокупля­ет, что (всяк) входяй в дом вся дни, в няже есть отлучен, нечист будет до вечера; и спяй в дому да исперет ризы своя, и нечист будет до вечера: и ядый в дому — точно так же (Лев. 14, 46-47), ясно указывая сим на то, что всякий, каким бы то ни было образом прилепляющийся к иудеям чрез одинако­вое с ними мудрование, будет вполне причастным и их нечис­тоте. Потом для нового осмотра дома, зараженного проказой, еще раз приводится жрец, ибо закон говорит: аще пришедый внидет жрец, и увидит, и се разсыпанием не разсыпася язва в дому по помазании дому, да очистит жрец дом, яко изцеле язва (Лев. 14, 48). Итак, Синагога иудейская за свою вражду против Христа была уничтожена, как нечистая, и лишалась благоволения Божия. Но после долгого пребывания в таком состоянии, дондеже исполнение языков внидет, по слову апос­тола Павла (Римл. 11, 25), она будет помилована Христом. А когда Бог опять призрит на нее, после забвения о ней, и в последние

213

 

 

времена опять приведет ее к оправданию, оправда­нию же всецело через веру и любовь к Нему, тогда придет великий Первосвященник еще раз осмотреть ее и, найдя ее исправившейся, тотчас очистит и примет ее к Себе, как сказано святыми пророками: в той день глаголет Господь: соберу сокрушенную и отриновенную, прииму и ихже отринух: и положу сокрушенную во останок (Мих. 4, 6-7). И еще в другом месте: зане дни многи судят сынове Израилеви, не сущу царю, ни сущу князю, ни сущей жертве, ни сущу жерт­веннику, ни жречеству, ниже явлению: и посем обратятся сынове Израилевы и взыщут Господа Бога своего и Давида Царя своего и почудятся о Господе и о благостех Его в послед­няя дни (Осии 3, 4-5). Итак, после того как жрец осмотрит дом, зараженный проказою, и очистит его, — возмутся, говорит закон, очистити дом два птичища жива, чиста, и древо кедрово, и соскана червленица и иссоп (Лев. 14, 48-49) и опять: птичище живое да омочит в кровь птичища закланнаго над водою живою... и птичищем живым, и древом кедровым, и иссопом и сосканою червленицею: и да отпустит птичище живое вне града на поле чистое, и помолятся о доме и чист будет (ст. 51-53).

4. В этих словах опять ясно усматривай все таинство на­шего Спасителя и очищение чрез святое Крещение: ибо закон повелевает взять

214

 

 

две птицы живые и чистые, дабы ты во образе пернатых разумел небесного человека и вместе Бога, разделя­емого в два естества, на сколько приличествует каждому (из них) подобающее свойство. Ибо Он был Слово, восставшее из Отца, во плоти же (родившееся) от жены, однако не разделяе­мый: в обоих един Христос. И посему-то берутся две птицы и мыслятся обе как одна, но живая и чистая, ибо Слово само по себе есть Податель жизни и всякой чистоты и храм из Девы, имеющей в самой себе Слово живое. Тело было у Него соб­ственное, а не (как) внешнее облачение. Посему един Господь Иисус Христос.

Кроме птиц закон повелевает брать и древо кедрово, чтоб ты разумел, что Тело Христа нетленно; оно не видело тления, подобно тому, как и кедр не подвергается гниению. А поелику должно принимать, что Святое Тело Христово не увидело не­тления, становится очень убедительною мысль об Его Вос­кресении. А соскана червленица указывает на паше испове­дание смерти Спасителя, почему и говорится о Церкви в кни­ге Песнь Песней: яко вервь червенна устне твои, сестро моя невесто (4; 3. 10). Так как уста Церкви всегда пропове­дуют спасение кровью Христа и повелевают, чтобы вступаю­щий (в нее) произносил исповедание веры в Него, посему весьма хорошо уста ее сравниваются с вервью червленою: а

215

 

 

участие в самой Таинственной вечере возвещает о смерти и Воскресении Самого Христа. И убедив уверовавших исповедывать это прежде всего, мы затем приводим их к святому Крещению и делаем их совершенными в крови завета вечно­го, как написано. Ибо червленицей знаменуется исповедание веры в Крови Христа, а иссопом — горение Святого Духа, ибо он (иссоп) есть трава горячая и способная очищать от бес­чувственности страстей; а в этом и обнаруживается действие и сила Святого Духа в нас.

И возмет, говорит закон, тот, кто очищает зараженный про­казою дом два птичища жива, и древо кедрово и червленицу иссоп, и омочит их в кровь птичища закланнаго над водою живою, и да окропит ими в дому седмижды, и очистит дом кровию птичищною, и водою живою, и птичищем живым и древом кедровым, и иссопом, и сосканою червленицею (Лев. 14, 51. 52). Закон снова нам показывает, что не иначе можно было очистить иудейскую Синагогу от осквернения непокор­ства и изгладить пятно разнообразных преступлений, как од­ним только благословением, подаваемым от Христа, исповеда­нием Его и верою в Него, получающею совершение и освяще­ние чрез святое Крещение. Смотри, как вышесказанным всецело изображается нам Христос и указывается на веру в Него и испо-

216

 

 

ведание Его, ибо под птицею живою ты должен разуметь всегда живое, животворящее и небесное Слово, а под убитою — чистую кровь пострадавшего Храма, поелику мы говорим, что Он (Христос) пострадал плотью, но как в своем собственном теле; под негниющим деревом — нетленную плоть (Его), под иссопом — Святого Духа, под червленицею — исповедание Завета в крови; под водою живою — животворящую благо­дать крещения, на которую ясно указало во время самого (Его) страдания святое ребро нашего Спасителя, источившее кровь с водою; посему и говорит закон, что должно кропить дом, чтоб он очистился, по слову пророка Иезекииля: и возму вы от язык, и соберу вы от всех земель... и воскроплю на вы воду чисту, и очиститеся (Лев. 36, 24-25). Окроплять же дом законом повелеваегся не один раз, а семикратно: идеже бо умножися грех, преизбыточествова благодать (Римл. 5, 20). К этому законодатель потом присовокупляет, что птицу жи­вую отпустит (жрец) вне града на поле, и помолится о доме, и чист будет (Лев. 14, 53). Только что упомянутый нами дом мы взяли за образ Синагоги иудейской или всего народа. При­мем же, что город заключает в себе много домов. Таковою ты должен представлять себе обитаемую нами вселенную, так как она заключает в себе многочисленные роды людей и опоясана

217

 

 

твердою, как бы некоторой круглой стеной; и, наконец, под широким и чистым полем разумеется вышний мир. Таким образом тем, что птица отпускается вне града на поле, законода­тель указывает на удаление из мира и на восхождение на небо Христа. Ибо Он, представ пред Отца и Бога, будет ходатай­ствовать за всех нас и за иудейскую Синагогу, и мы очистимся, говорит мудрейший ученик (Его) Иоанн: ходатая имамы ко Отцу, Иисус Христа праведника. И той очищение есть о гресех наших: не о наших же точию, но и о всего мира (Ин. 2, 1. 2). Прекрасно сказал иудеям и Сам Христос: аще бо бысте веровали Моисеови, веровали бысте убо и Мне: о Мне бо той писа (Иоан. 5, 46). Чрез Него и с Ним Богу и Отцу слава и держава со Святым Духом во веки веков. Аминь.

 

О том, чтобы Аарон не всегда входил во Святая Святых.

1. Единородный, будучи по естеству Богом и (рожден­ным) от Бога Отца, уничижил Себя до нас и на земле явился, по написанному, и обращался между людьми, и это для того, как говорит боговдохновенный Павел, да милостив будет и верен Первосвященник яже к Богу, во еже очистити грехи людские (Евр. 2, 17). Закон, данный чрез Моисея древним при посредстве Ангелов, поставляет во священники людей, кото­рые болеют общей при-

218

 

 

родной немощью и по причине ее долж­ны приносить жертву как за людские, так и за свои грехи: Слово же клятвенное, еже по законе, поставило Сына во веки совершенна (Евр. 7, 28); темже и спасти до конца мо­жет приходящих чрез Него ко Богу, всегда жив сый, во еже ходатайствовати о них (ст. 25). Ходатайствует же Христос вовсе не за Себя, ибо истинно слово, что Ом греха не сотво­ри, — а напротив за нас, и это вполне изъясняет нам Божественный Павел, написавший о Нем: егоже предположи Бог очищение верою в крови Его (Римл. 3, 25). Посему и говорит, что Он вошел во Святая Святых однажды, вечное искупление обрел и единем приношением совершил есть во веки освящае­мых (Евр. 10, 14). И мы спасены: Он подъемлет грехи наши и о нас болезнует; ибо Он добровольно положил душу Свою за нас. Но Он воскрес, ибо по естеству был Богом, и сидит на небесах одесную Отца, всегда жив Сый во еже ходатайствовати о святых (Евр. 7, 25), как я сейчас сказал. И это опять мне как бы возвещено сенью законной, о которой как она себя имеет, ясно я изложу. Итак, в книге Левит написано: и рече Господь к Моисею: глаголи Аарону брату твоему, да не вхо­дит по вся часы во святое внутрь завесы пред лице очистилища, еже есть над кивотом свидения, и да не умрет: во облаце бо

219

 

 

явлюся над очистилищем (16, 2). Ибо Аарон дол­жен был, подлинно должен был представлять собою установ­ленный образ и вид священства Христова, входя во Святая Святых не во всякий час или во всякое время, и (чрез сие) как бы отпечатлевая красоту таинства; поелику, я сказал, Христос однажды вошел, вечное искупление обретый. Таким образом, было бы грехом против самой истины, заключенной в образах, если бы Аарон входил во Святая Святых не однажды в год, но во всякий час и как бы во всякое время. Посему Бог приказал (ему) строго соблюдать (это постановление), чтоб не умереть (ему). Если же нарушающему только сень и оскорбляющему прообраз истины назначался смертный приговор, то какое пос­ле сего наказание будет тем, которые погрешают против самой истины, то есть Христа? Так поступили иудеи, не хотевшие уверовать в Него и всевозможным образом поносившие Его, хотя Он и говорил ясно: Аз есмь Истина (Иоан. 14, 6), то есть исполнение прообразов, содержащихся в законе, ибо Христос — конец закона и пророков. Об этом пишет нам и сведущий в законе священнейший Павел. Итак, Аарону воспрещается вхо­дить во Святая Святых во всякое время, дабы красота таинства сияла целою и неповрежденною и в самих сенях. Вхожде­ние его совершалось однажды в году и в одно

220

 

 

определенное время. А каким образом должно было совершаться, и при сем без нарушения должного порядка, это определил зако­нодатель, говоря: сице внидет Аарон в святое: с тельцем от говяд греха ради, и со овном на всесожжение. И в ризу льняну освящену да облечется, и надраги льняны да будут на теле его, и поясом льняным да опояшется, и клобук льпян да возложит, ризы святы суть: и да омыет водою все тело свое, и да облечется в ня. И от сонма сынов Израилевых да возмет два козла от коз греха ради, и овна единаго во всесо­жжение. И да приведет Аарон тельца, иже греха ради своего, и да помолится о себе, и о доме своем. И да возмет два козла, и поставит я пред Господем, у дверей скинии свидения: и да возложит Аарон на оба козла жребия: жребий един Господу, и жребий другий отпущению. И да, приведет Аарон козла, на немже паде жребий Господу, и да принесет греха роди: и козла, на немже паде жребий отпущения, да поста­вит его жива пред Господем, яко помолитися над ним, и яко отпустити его во отпущение, и да отпустит его в пустыню  (Лев. 16, 3-10). В этих словах законодатель объясняет нам способ жертвоприношения. — Потом Аарон приводил тельца греха ради своего и дома своего. По заклании же тельца и избрании овна во всесожжение на основании закона, сюда относившегося, да возмет

221

 

 

(Аарон), говорится, кадильник полн углия огненна от олтаря, иже пред Господем, и да наполнит руце фимиама сложения чиста, и да принесет внутрь заве­сы. И да возложит фимиам на огнь пред Господем, и да покрыет дым фимиамный очистилище, еже на свидениих, и не умрет: и да возмет от крове тельца, и да воскропит перстом на очистилище... да воскропит седмижды от крове, перстом своим (Лев. 16, 12-14). К этому присовокупляет: И да заколет козла, иже греха ради, иже за люди, пред Господем: и да вознесет от крове его внутрь завесы, и да сотво­рит крови его, якоже сотвори крови телчи (ст. 15). И все это, сейчас указанное, закон установил для того, чтоб очистить сы­нов Израилевых от нечистот и всех грехов их. Кровью же тельца и также козла окроплялось не только очистилище и внутренняя скиния, то есть Святая Святых, но и самый алтарь приношений в первой скинии; ибо снова говорит: и изыдет ко олтарю, иже есть пред Господем, и помолится на нем, и да возмет от крове тельца и от крове козла, и возложит на роги олтаря окрест: и да воскропит перстом своим нань седмижды от крове и очистит его, и освятит его от нечис­тот сынов Израилевых (ст. 18-19). К этому прибавляет еще: и приведет козла живаго: и да возложит Аарон обе руце свои на главу козла живаго, и да исповесть на нем

222

 

 

вся беззакония сынов Израилевых, и вся неправды их, и вся грехи их: и возложит я на главу козла живаго и отпустит рукою чело­века уготованнаго в пустыню: и возмет козел на ся неправ­ды их в землю непроходиму: и да отпустит козла в пустыню (ст. 20-23).

2. Как это в свое время предвозвещено в образах, так и сбылось, так именно и исполнялось. А поелику тень прешла и настало время исполнения, то вот мы теперь, пользуясь тонки­ми и искусными соображениями, укажем, как целию закона было таинство Христово. Господь наш Иисус Христос вниде единою во Святая, вечное искупление обретый (Евр. 9, 12), но в крови завета вечного и не кровью козлею и телчею, а Своею кровью изглаживая грех мира, ибо Он принесен в жерт­ву не ради Своего спасения (как эго возможно?), но ради спасения нашего. Итак, мы будем неуклонно следовать за са­мыми тенями закона. Было весьма естественно и даже необхо­димо, чтоб боговдохновенный Аарон приносил жертву за соб­ственные грехи; ибо нельзя думать, чтоб он, будучи человеком даже лучшим, был непричастен греху; Христу же это нисколь­ко не приличествует и далеко от Него, ибо Он, как Бог, по природе Своей избыточествовал безгрешностью; но в Себе и чрез Себя Он есть очищение даже самых освященных, разу­мею -жрецов и пародов. Смотри, как Аарон в жертвах, при­-

223

 

 

носимых им за себя, изображает мысленную жертву во Христе и духовное благовоние. Ибо телец и овен назначались во все­сожжение. Под тельцом же опять разумеется Христос, ибо приношения Богу за святых весьма обильны и весьма различ­ны их образы. Телец есть священное животное и лучшее всех других, назначенных для жертвы; посему он должен изобра­жать нам совершенство жертвы. Овен же (приносится) во всесожжение, ибо Господь наш Иисус Христос сделался вонею благоухания Богу и Отцу, уничтожая как бы в Самом Себе мерзость и безобразие греха мира. Наблюдай же, как Аарону приказано было входить по временам во Святая Святых и неупустителыю совершать жертвоприношения за свои грехи. В то время он является не в первосвященническом образе, но, как говорит Св. Писание, в ризу льняну освящену да облечется, и надраги льняны да будут на теле его, и поясом льняным да опояшется, и клобук льнян да возложит, ризы святы суть: и да омыет водою все тело свое (Лев. 16, 4). Но такое одеяние было по закону общим для всех священнослу­жащих: какой же, по нашему мнению, вероятный или лучше истинный смысл заключался во всем этом? Не подобало Ааро­ну, приносящему жертву за свои грехи, являться в образе Хри­ста, не знавшего греха; ибо облачение, наиболее приличествую­щее ему, и са-

224

 

 

мый первосвященнический образ знаменовали царское и вместе первосвященническое достоинство нашего Спасителя. А что невозможно кому-нибудь, кроме предочищенных водою паки рождения, войти во Святая Святых и в скинию истинную, юже водрузи Господь, а не человек, на это ясно указывал закон, повелевающей Аарону омывать себя во­дою пред тем, как он должен был войти во Святая Святых.

Закон приказывал взять горячие уголья с самого жертвен­ника и отнести их внутрь, то есть внутрь завесы, а затем поло­жить на них полную горсть топкого фимиама. По возложении же его покрыет, говорит закон, дым фимиамный очистилище, еже на свидениих. А в этом изображался Христос, закланный как телец и принесенный во всесожжение как овен и всю святую скинию, то есть Церковь, наполняющий духовным бла­гоуханием, так что должно быть сказано нами: миро излиянное имя Твое: сего ради отроковицы возлюбиша тя. Привлекоша Тя: в след Тебе в воню мира Твоею течем (Песн. 1, 2­3). Но возвратим нашу речь к началу, и тогда изложение наших мыслей приведет нас прямо к тому, что нам нужно. Итак, телец и овен приносимы были в жертву за Аарона, а два козла за народ и также овен во всесожжение, ибо написано: и да возложит Аарон на оба козла жребия: жребий един Го-

225

 

 

спо­ду, и жребий другий отпущению (Лев. 16, 8). Необходимо сказать, какая тайна заключалась в этих словах. Некоторые думают, что один из козлов отдаваем был некоему отврати­тельному и нечистому духу, почему и отпускаем был в пусты­ню; но мы полагаем, что такое мнение исполнено нелепого суеверия и не свободно от упрека в эллинском заблуждении; недостаточно этого, без колебания скажу даже большее: мы допустим нечестивую мысль, будто закон — виновник греха против Бога, тогда как он всячески отвлекает от заблуждения многобожия и свидетельствует о едином и истинном Господе вселенной и всегда руководит к познанию истины. Кто из привыкших правильно мыслить решится сказать, будто по сей причине закон установил отпускать и отдавать как бы в жерт­ву злой и противодействующей Богу силе то, что было прине­сено, разумею козла. И что в таком случае Аарон совершал бы полезного, когда возложивши руки на козла, исповедывал гре­хи сынов Израилевых? И не нужно ли было бы смотреть на это действие, как на обнаружение величайшей глупости и не чуждое эллинского нечестия и развращенности мыслей? Для кого или каким образом может еще показаться спорным то, что до такой степени подлежит несомненному осуждению?

3. Итак, что же было совершаемо? Приводимы

226

 

 

были два хороших и одинаковых по величине козла, оба одних и тех же лет, одного цвета и не имеющие никакого недостатка; наконец писались два жребия, которые, по установлению законодателя, очень хорошо означали имена козлов, ибо один (из) них назы­вался Господом, другой — отпущенным. Так называемы были козлы, один — Господом, другой — отпущенным; последний назывался так именно от того, что был отпускаем, от этого дано было ему имя, и мы не должны думать, будто отпущаемым назывался демон, но самое животное. Господь же (ибо, как я сказал, таково было имя одного из козлов) закалался с соблю­дением установленных обрядов и (его) кровью освящал (Аарон) внутреннейшую скинию и потом самый внешний ал­тарь плодоношений, на котором по закону приносили жертвы. А другой из козлов, то есть козел отпущения, прогоняем был в пустыню после того, как Аарон исповедывал над ним грехи сынов Израилевых. Тот и другой знаменуют Христа, который умер как человек и принесен был в жертву за нас как бы в виде козла, ибо козел закалался во отпущение грехов, освящая церковь, разумеемую под образом внутреннейшей скинии, а также потому и самих, находившихся под законом, ибо, как я сказал, освящался и самый подзаконный алтарь. Но без всяко­го же прекословия меньшее благословляется от

227

 

 

большего. Сле­довательно, в законе нет совершенства, и не может богослуже­ние, совершаемое по закону, освящать кого-нибудь. Посему совершенно необходим был Христос, как могущий быть совер­шителем и освящать собственною кровью тех, которые творят законное служение. Посему богодухновенный Павел так гово­рит о себе и призванных от обрезания: Уведевше же, яко не оправдится человек от дел закона, но токмо верою Иисус Христовою: и мы во Христа Иисуса веровахом (Галат. 2, 16), дабы подлинно мы имели оправдание чрез Него. Итак, Он заклан был за грехи наши, по Писанию, по воскрес и преселился в страну, недоступную людям, то есть на небо, как бы унося с Собою грехи наши; ибо Он, как говорит Писание, грехи наши носит и о нас болезнует. По моему мнению, козел отпущения и знаменует это, поелику Он как бы отослан был из нашей среды в вышний град, чтоб теперь явиться пред лицом Бога за нас. В этом утверждает нас блаженный Иоанн говоря: Чадца моя, сия пишу вам, да не согрешаете: и аще кто согрешит, ходатая имамы ко Отцу, Иисуса Христа праведника. И той очищение есть о гресех наших: не о наших же точию, но и о всего мира (1 Ин. 2, 1. 2). Итак, определено было Богом, чтоб мы были очищены во Христе и язвою Его получили исце­ление, а Он есть Ходатай за нас и преселился

228

 

 

в недоступную людям страну, образом которой была пустыня; ибо предтечею за нас Он вошел в (оный) мир и сам устроил нам путь, новый и надежный и вводящий во внутреннее завесы. Посему, отпу­щенный есть Христос, как бы в виде козла носящий на себе грехи наши, ибо, как я сказал, козел закалаем был за грехи.

Совершенное же сходство и равенство во всем козлов таин­ственно указывало на Пего, как на остающегося (всегда) од­ним и тем же; ибо было невозможно опять оживить козла уже закланного; такое дело показалось бы ничем иным, как чудом: но Бог никогда не творит чудес для суетной славы, хотя и может все совершить чудесно. Поэтому-то домостроительно и избираемы были два козла, имеющие между собою совершен­ное всецелое сходство, точно так же как и при очищении про­каженного Законодатель установил, чтобы приносимы были две птицы, из которых одна закалалась, а другая отпускалась в пустыню. Таким образом, при помощи бесчисленных весьма ясных образов закон преподавал нам таинство Христа. Чрез Пего п с Ним Богу и Отцу слава и держава со святым Духом ныне и присно и во веки веков. Аминь.

229


Страница сгенерирована за 0.31 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.