Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл Александрийский, святитель

КНИГА 12. О священстве

О священном облачении, равно как и о жертвах, которые Бог узаконил совершать при посвящениях священников, ска­зано ясно. Но так как о них и многое другое было изречено в отношении к священнослужению и к очищениям и к тща­тельной заботливости о том, чтобы жить вполне законно и отменно со стороны превосходства духовного, то, я думаю, прежде всего другого должно сказать вот о чем.

Палладий. О чем это?

Кирилл. Колено Левиино было посвященным Богу и из­бранным от всех колен, и закон давал этому колену право священнодействовать, так как Бог уделил ему эту отменную почесть; впрочем, не оставлял совсем без испытания сонм священнодействующих и не допустил к сему делу без исклю­чения всякого за то только, что он происходил от племени Левия; но повелевал про-

319

 

 

изводить тщательное и весьма точ­ное исследование, дабы кто-нибудь, кому случится недуговать каким-либо телесным пороком, не был неугоден Богу и не приступал к Нему предосудительно, и как бы, входя неомовенными ногами в скинию свидения, не оскорбил Бога, хотя бы то невольно. Написано же опять так в книге Левит: и рече Господь к Моисею, глаголя: рцы к Аарону: человек от рода твоего в родех ваших, аще коему будет на нем порок, да не приступит приносити дары Бога своего. Всяк человек, ему же аще будет на нем порок, да не приступит: человек слеп или хром, или корносый, или ухорезан, или человек ему же есть сокрушение руки, или сокрушение ноги, или горбат, или гноеточив очима, или бельмоочен, или человек на немже суть красты дивия, или лишаи, или единоятрный. Всяк ему же аще будет на нем порок от семени Аарона жерца, да не при­ступит принести жертв Господу, зане порок на нем: даров Бога своего да не приступит припосити. Дары Бога своего Святая Святых, и от святых да сиест. Обаче к завесе да не приступит, и к олтарю да не приближится, яко порок имать: и да не осквернит святилища Бога своего, яко Аз Господь освящаяй их(Лев. 21, 17—23).

П. Неужели, скажи мне, может служить кому-либо в вину телесный недостаток? Ужели

320

 

 

Зиждитель подвергает обвине­нию природу, даже невольно испорченную?

К. Хорошо, Палладий; ты мыслишь правильно. — Вина и обвинение может быть только на тех, кои добровольно обращают свои помышления к порочному и предпочитают склонность ко всему, что есть нелепого. Ставить же в вину недостатки тела, естественно и невольно случающиеся, я ду­маю, и жестоко, и безжалостно, и не свободно от грубости. Отсюда можно понять, что Зиждитель всяческих не за не­вольные вины подверг обвинению человеческое естество и не как нечистого удалил недугующего телесно от предназна­ченного ему служения; но как бы опять от образа телесных предметов возводит наши мысли к более тонкому разуме­нию и указует на многообразие душевных страстей, а также дает понять, что оно богоненавистно. Разве и божественный Павел не сказал, что избранным на священство должно быть славными во всем досточудном? Да совершен, — говорит он, — будет Божий человек, на всякое дело благое угото­ван (2 Тим. 3, 17). Равно также и епископу, очень ясно ут­верждал он, должно быть безукоризненным (ср. 1 Тим. 3, 2­8); и о сем он много заботится.

П. Согласен, но знай, что я желал бы понять смысл каж­дого из недавно исчисленных недостатков.

321

 

 

К. Ну так, разделив их по частям на виды, скажем то, что придет нам мысль. Человек, — сказано, — от рода твоего в родех ваших аще коему будет на нем порок, да не присту­пит приносити дары Бога своего (Лев. 21, 17). Непоколеби­мое слово и суровое изречение; ибо закон этот положен не против одних только тех, которые тогда происходили от Ааро­на, но простирается на весь род, на все священническое племя и распространяется на всякое время: это означает, думаю, изречение: от рода твоего в родех ваших. Всегда неприятно Богу то, что не беспорочно; никто не может указать времени, в которое было бы любезно Ему предосудительное, как, на­пример, в недугах, особенно же духовных. Напротив, Им ценится непорочное, ни с какой стороны не недугующее растле­нием, но совершенное в добродетели и сильное в освящении, всегда заботливое о том, чтобы в терпении стяжать себе славу, ревностно со всегдашним благоразумием. Поэтому-то и дает закон о сем, простирающийся на весь род, уготовляя себе безу­коризненный род священный и избранный, тогда в колене Левиином и в племени Аароновом, а ныне в освященных во Христе, великом и истинном Архиерее, с которым мы сродни­лись чрез Духа, являясь общниками и причастниками Его соб­ственного естества (2 Пет. 1, 4). Поэтому же и в братский союз

322

 

 

призвав оправданных верою, похваляется ими как общ­никами, говоря: се Аз и дети, яже Ми даде Бог (Ис. 8, 18). Не признавал ли и божественный Павел, что эти слова касаются лица Христа (Евр. 2, 13)?

П. Конечно так.

К. Итак, преграждает доступ к должности священничес­кой тому, в ком есть какой-либо из поименованных пороков, как немощному и презренному. Да не приступит, сказа­но, приносити дары Бога человек слеп или хром. — Недо­статки эти, если даже разуметь их телесно, сами по себе име­ют много безобразия: ибо у кого потеряны глаза или, кто не тверд ногою и не может ходить прямо, тому не лучше ли оставаться в покое, как нераспознающему, куда должно идти священнику, нежели идти сопровождаемому смехом и пользу­ющемуся чужими ногами и глазами? Но это было бы еще не очень важно. Скажем теперь о необходимом для нас к позна­нию и созерцанию духовному, минуя грубость смысла бук­вального. Слепым, кажется, называет Он человека весьма простого и несмысленного; ибо что глаз в земном теле, то в душе, можно сказать, есть ум, просвещаемый светом Боже­ственным и созерцающий самую чистую красоту, легкими как бы и быстрыми движениями мыслей весьма скоро восходя к точности мнения и умея не погрешать в правости учения. Это, думаю, озна-

323

 

 

чает приточно сказанное: очи твои право да зрят, и вежди твои да помавают праведная (Притч. 4, 25); сказа­но также и матери иудеев, не право зрящей: се не суть очи твои, ниже сердце твое благо, но к сребролюбию твоему и крове неповинныя пролиянию, и к обидам и к убийству, еже творити я (Иер. 22, 17). Итак, негоден к священнодействию Духовно слепой, то есть совершенно неразумный и поврежденный умом и помыслом. Негоден к сему также и хромой, то есть муж, не умеющий ходить право и не крепкий для совершенного хождения: ибо слепота, как я сказал недавно, есть образ крайнего неразумия, а хромота как бы расслаблен­ного и вялого движения и расположения, являемого при совершении всякого дела. Не к людям ли так поврежден­ным надлежит возгласить: укрепитеся руце ослабления, и колена разслабленая (Ис. 35, 3)? Обвинял и Сам Христос народ Иудейский, как не хотевший утверждать на Нем пра­вые стези, но, напротив, обратившийся к хромоте и уклоняв­шийся от правых помышлений; ибо сказано: сынове чуждии солгаша Ми: сынове чуждии обетшаша и охромоша от стезь своих (Псал. 17, 46). Итак, равны между собою и очень близки как бы подобием пороков духовная хромота и слепота: пер­вая — достоинство разума, другая — крепость в добрых де­лах переменяет в неспособность. Кроме сих отверженным по-

324

 

 

велел считать закон и корносого, а вместе с ним и челове­ка с отрезанными ушами. К ним можно применить такое толкование: чувством обоняния распознается зловонное и благовонное из того, что таково по своей природе, то есть имеет запах; это чувство очень способно различать то, что может нас увеселять, и то, что не таково, но инаково и как бы находится в худшей доле. И человеческий ум, если он со­вершен в своих силах, то мощно идет к различению качества вещей и сделает точное исследование о каждой, и как наи­лучший меновщик, все испытывающий и хорошее удержива­ющий, а от всякия вещи злыя отгребающийся, согласно на­писанному (1 Сол. 5, 22), весьма прославится; ибо он при­знает негодным постыдное, так сказать, и поддельное в поступках, но охотно допускает полезное и лучшее. Итак, тупоносие означает, что не очень здраво и совершенно то чувство, которым мы, распознавая все наилучшие предметы и о наилучших давая лучшее, а о постыднейших худшее суж­дение, бываем и называемся мудрыми и проницательными и тому подобными именами: потому что подобно запаху не­сется в ум качество действий, им разумеваемых. Урезание же уха указывает, как мне кажется, непослушность; ибо по­рок урезанного уха, думаю, есть благопослушливость только отчасти, а не всецелая готовность к послуша-

325

 

 

нию, или неспо­собность непорочно внимать священному, особенно же Писанию, что и делают некоторые, безрассудно обращающие благопослушливость души своей к тому, к чему не следует. Таковы, по слову премудрого Павла, суть чешеми слухом, и от истины его отвращающие, но прилежащие духовом лест­ным и уклонившиеся к скверным тщегласиям (2 Тим. 4, 3-4; 1 Тим. 4, 1; 6, 20; 2 Тим. 2, 16). Итак, человек с урезанным ухом означает изувечение внутреннего и мысленного слуха и извращение от правости в худшее. Но если у кого замече­но будет присущим и сокрушение ноги или сокрушение руки, да отступит, сказано, и да постав лен будет в одном с други­ми ряду. При этом человек со сломанной ногой или рукой, но не совсем расслабленный дает нам понять в себе не могу­щего вполне непорочно приступать к делам и не совершен­но безупречное имеющего хождение или действование, ра­зумею, в жительстве и жизни вполне законной. И таковы опять суть или творящие дело Господне с небрежением, ко­торым устами пророка возвещено горе (Иер. 48, 10), или же праведное не праведне гонящие, согласно написанному (Втор. 16, 20; ср. Прем. 6, 10). Заметь же, что наравне с духовной и совершенной хромотой ставится и заодно считается также и умеренное изувечение голени; ибо на одинаковом счету с полным бессилием

326

 

 

делать что-либо доброе должно полагать и неправое совершение. И по справедливости представляет­ся в хромоте полное бессилие, а в сокрушении неправость при совершении добрых дел.

П. Кажется, так.

К. Также и горбатого, и с пятнами на лице, и с гноем на глазах причисляет как бы к самым негодным. И горбатым мы считаем как бы преклоненного и долу взирающего умом, и склонившегося к страстям плоти, и утверждающего взор, очевидно мысленный, на земном, и, наконец, доходящего до того, чтобы ненавидеть исправление, то есть направление ума к помышлению о горнем. На сем счету могут быть поставле­ны преступления иудеев, о которых написано: да помрачат­ся очи их, еже видети, хребет их выну сляцы (Псал. 68, 24). Имеющим же пятна на лице мы считаем такого, который имеет пятна т) на самом челе. Недуг этот имеет свойство делать тем­ным вид верхней кожи. У тех, кому случится страдать этим недугом, отнимается

т) Собственно так называемую ἐφηλίδα, — болезнь, происходящую от влияния солнца (ηλιος) на кожу человека и состоящую в появлении темных пятен на лине с чешуйчатой кожей. Эта болезнь представляет обыкновенное явление на Востоке. См. Свиды, Лексикон, под словом ἐφηλίς. В слав. Библии поэтому слово ἔφηλος неточно передано словом гноеточив, причем без надобности к нему отнесено выражение τοὺς ὀφθαλμούς, которое относится только к ближайшему πτίλος (имеющий воспаление).

327

 

 

даже возможность хотя бы скрыть его, так как он зарождается на бровях и распространяется по всему лицу. Таков пятнолицый телесно; мысленно же он указывает на человека нагло и открыто бесстыдного и как бы не имеющего чистого лица, но делающего для всех явным безобразие в жизни, до того, чтобы не знать даже и правиль­но сказанного одним из мудрыхмудрые сокроют стыдения своя (Притч. 12, 16)

П. Каким образом?

К. Разве, Палладий, в нас не кроются бесчисленные стра­сти?

П. Да. Так что же из этого?

К. То, что каждый из нас, говорю тебе, почтеннейший, недугует чем-либо, но часто, побеждаемый стыдом пред бра­тиями, употребляет много старания и ума на то, чтобы и казаться здоровым, и скрыть свой недуг.

П. Хорошо говоришь

К. А если бы кто дошел до такой степени бесстыдства, что­бы считать за ничто — даже и явно грешить и совершенно пре­зирать украшение чести, не показался ли бы уже таковой кому бы то ни было далеко ушедшим от священного и святого рода?

П. И очень.

К. Итак, пятнолицым закон называет такового за то, что он не умеет и не старается скрывать случающийся с ним недуг и по-

328

 

 

рок. Имеющим же гной на глазах называет хотя и отнюдь не лишенного зрения, но не могущего употреблять его здраво, каковы суть некоторые, у которых есть благоразумие, но не видно решимости мыслить право: ибо одни и видя, как сказа­но, доброе, однако же обращают стремление своих желаний к ненадлежащему (Рим. 7, 19. 21); а другие, хотя и могли бы быть причастны правому учению, однако же сами поврежда­ют свой ум, направляя его к непристойнейшей погоне за мне­ниями и не принимая никакого здравого понятия о Боге, каковы некоторые, особенно исчадия еретиков и кроме них иудеи, хотя и верующие, что есть Бог Отец, но явившегося из Него по естеству Сына безумнейшим образом отвергающие. Посему истинно воспеваемое о них гласом пророка: имею­щие очи, не видят (Иер. 5, 20; ибо никакой пользы нет в зрении, если не будет старания о том, чтобы зреть правильно, подобно тому как и хромоту и сокрушение ног мы справед­ливо признавали нужным считать в одинаковом положе­нии; потому что совершенно ничем не будет отличаться от полной невозможности ходить хождение неправильное, оче­видно, стезею дел и путем действий.

П. Хорошо говоришь.

К. Не должен также приступать к священнодействию че­ловек, на котором оказалась бы дикая короста, или лишаи, или человек одно-

329

 

 

ятреный, или же всякий, в котором есть порок. Дикой коросте должно уподобить гнуснейшие из стра­стей, стремительными потоками изливающиеся в душу и пе­реходящие всякую меру, берущие начало от удовольствия, но доходящие до горького конца. Или ты не думаешь, что в каждом из прегрешений замечается и некоторая умеренность и неумеренность зла?

П. Каким образом?

К. Побеждаемый телесным удовольствием разве не страж­дет им и умеренно и сверх меры? Одни побеждаются только и недугу ют умеренно, а другие доходят до вершины зла, недугуют неудержимо неистовствующим вожделением, так что вы­ступают даже из пределов страстей, сообразных с природою.

П. Понимаю, что говоришь.

К. Итак, в каждом из зол неуместное выступление из пределов разума и обычной для многих меры может быть названо дикою коростою; лишаем же, кроме того, всякая, какая бы то ни была, страсть, всегда распространяющаяся вширь и имеющая непрестанное возрастание к худшему. Но Божественный закон хочет, чтобы мы умеряли и уменьшали появляющиеся у нас страсти. Так понимать должен ты, когда слышишь слова: аще дух владеющаго взыдет на тя, места твоего не остави: яко исцеление утолит грехи велики (Еккл.

330

 

 

10, 4); ибо не наказанные из страстей всегда стремятся к постыднейшему, объемлют сердце и ум и доводят до совер­шенной гибели. Таким образом, нам должно обуздывать по­рочность, так чтобы наша трезвенность укрощала ее восхож­дением к лучшему, и уничтожала мало-помалу. Одноятреным же кроме того называет, как я думаю, полумужчину, у кото­рого отсечено приличествующее совершенному мужу; ибо ска­зано: ни блудницы, ни малакии Царствия Божия не наследят (1 Кор. 6, 9. 10). Женоподобными называет таковых, потому что они, получив природу мужчины, искажают приличеству­ющее мужчине, изнеженные умом и телом, и добровольно переламывая себя до бессилия и женоподобия. Но, вероятно, одноятреный означает и другое нечто. Мужчиною обыкновен­но называют человека крепкого, плотно сложенного и имею­щего достаточно силы к совершению всего, на что бы он ни решился. А под полумужчиною по справедливости можно ра­зуметь не всецело крепкого и не вполне ревностного в дости­жении того, что приличествует: ибо тому, кто посвящен Богу, не приличествует приносить Ему мужество урезанное и кре­пость поврежденную и как бы немоществовать отчасти; но мужаться и крепиться, согласно написанному (Псал. 26, 14), имея безупречное и безукоризненное рвение. Итак, бесспорно не может быть священником по-

331

 

 

винный пороку; однако же не устраняется от причащения святой пищи; ибо сказано: от святых да сиест. Обаче к завесе да не приступит, и к алта­рю да не приближится (Лев. 21, 22-23). Одержимые сокры­тыми внутри души немощами еще могут причащаться благо­словения Христова, хотя и не таким же образом, как святые, то есть в подаяние освящения, в утверждение ума и в непод­вижное постоянство во всем наилучшем; но так, как приличе­ствует недугующим, то есть в отложение зла, в прекращение греха, в умерщвление похотей и в восприятие здравия духов­ного. Поелику Христос есть нова тварь, по Писаниям (2 Кор. 5. 17; ср. Гал. 6, 15): то посему и мы приемлем Его в себя, чрез святую Его Плоть и Кровь, дабы чрез Него и в Нем преоб­ражаясь в обновление жизни, отложить ветхого человека, тлеющаго в похотех прелестных, согласно написанному (Рим. 6, 4; Еф. 4, 22).

П. Правильно сказал ты.

К. Итак, Бог запрещает занятие священными делами немоществующим, так сказать, укоренившеюся н неотвратимою духовною болезнью; ибо не может быть свят постоянно недугующий прирожденными страстями. Но если и кому-либо из тех, которые не имеют в себе самих порока и безукоризнен­ны в священнослужении, случится заболеть одним из

332

 

 

общих и неискоренимых недугов, то повелевает не оставлять его безна­казанным, говоря: рцы Аарону и сыном его, да внимают от святынь сынов Израилевых, и да не осквернят имене святаго Моего, елика они освящают Ми: Аз Господь. Рцы им: в роды ваша, всяк человек, иже аще приступит от всякаго Семене вашего ко святым, елика аще освятят сынове Израи­левы Господу, и нечистота его на нем будет, потребится душа оная от Мене: Аз Господь Бог ваш. И человек от Семене Аарона жерца, и сей прокажен, или семя изливает, от святых да не снест, дондеже очистится: и прикасайся ко всякой нечистоте души, или человек ему же аще изыдет от его ложа семя: или иже аще прикоснется ко всякому чаду нечисту, иже осквернит его, или человеку, иже осквернит его, по всякой нечистоте его: душа яже аще прикоснется их, нечиста будет до вечера: да не снест от святых, аще не омыет тела своего водою, и зайдет солнце и чист будет; и тогда да снест от святых, яко хлеб его есть. Мертвечины и звероядины да не снест, еже осквернитися ему в них: Аз Господь. И да сохранят повеления Моя, да не приимут сих ради греха, и измрут за их, аще осквернят лих: Аз Господь Бог освящаяй их (Лев. 22, 1-9). Приносящие жертвы, сказано, или освящаемое от сынов Израилевых, что они предлагают в жертву Богу, да не

333

 

 

сквернят имя Его, принося пепредочищенные и имея еще не омытою нечистоту, которой, им случится подпасть; иначе пусть знают, сказано, что тотчас подвергнутся крайнему наказанию: Аз есмь Господь, то есть не бег лжеименный, против которого если бы кто и согрешил, ничего не будет преступного; ибо по отношению к камню или дереву что может быть сделано нами такого, в чем нам следовало бы давать от­чет? Итак, сильными устрашениями направляя пас к осторож­ности, с пользою исчисляет виды нечистоты, которые могут слу­читься с нами, дабы священнослужители ведали путь наиболее приличествующей им честности, а также и то, чем они могли бы быть приятными Богу и чистыми, проводя жизнь, самую угод­ную Законодателю.

П. Правильно сказал ты.

К. Таким образом, прокаженного и страдающего семятечением удаляет от священнослужения и повелевает ему быть непричастным святыни дотоле, пока он не устранит от себя приключившийся с ним недуг и не будет от него возможно далее. К сим присоединяет, как страждущего однородною нечистотой, и прикасающегося ко всякой нечистоте души, или того, у которого истечет семя на ложе, а также и прикасающе­гося к гаду, и равно человека, подлежащего какому бы то ни было обвинению в осквернении; чрез

334

 

 

что, как я думаю, закон не телесные состояния осуждает, если обратить внимание на истинную и чистую цель его, но как бы еще в образах в чувственном и телесном являет пороки душевные. Так, обра­зом мертвости служит проказа, потому что она истребляет и пожирает плоть, приводит в противоестественное состояние и изменяет вид тела. А семятечение есть устранение плодоро­дия, так как при этом естественное истекает вотще, каковым усматривается и ум человеческий, подвергшийся растлению и едва не обессиливаемый до бесплодия, поелику не может ра­зуметь ничего из необходимого для спасения. Таковы, напри­мер, были Именей и Александр, думавшие и говорившие, что воскресение уже было (2 Тим. 2, 18; сн.: 1 Тим. 1, 20; 2 Тим. 4, 14). К сим могут быть присоединены и необузданно уклоняю­щиеся ко всему гнусному и плод своего разума повергающие прямо в пустые и неумеренные удовольствия. Итак, прока­женный и страдающий семятечением, то есть одержимый де­лами мертвости — а дела мертвости суть плотские страсти, — и имеющий не нерастленным плодоношение, очевидно ум­ственное и сокровенное, да отступит, сказано, от святых дондеже очистится: потому что, как сказал божественный Павел: иже аще яст (Тело Господне и пиет чашу) Его недостойне, суд себе яст и пиет, не разсуждая

335

 

 

тела Его. Да искушает же, — говорит, — человек себе, и тако от хлеба да яст и от чаши да пиет (1 Кор. 11, 27—29).

П. Ты превосходно сказал.

К. Но обрати внимание, Палладий, на точность закона: устраняет не прокаженного только и страдающего семятече­нием, но как бы вместе с ними, осуждает и того, кто даже случайно прикоснулся бы к этим больным, разумею прока­женного и страдающего семятечением. И прикасайся, — ска­зано,— всякой нечистоте души, или ему же аще изыдет от его ложа семя, нечист, будет (Лев. 22, 4 и 6).

П. Какой же может быть от этого вред для прикасающихся?

К. Конечно никакого, если иметь в виду ближайший смысл закона: ибо не осквернит души человека прикосновение к телу. Но закон духовен и прикровенно опять научает нас, что нечисты и виновны в осквернении одержимые душевными стра­стями. А вместе с ними оскверняются и прикасающиеся к ним или прилепляющиеся, очевидно по тождественности намере­ний и действий, так как тлят обычаи благи беседы злы (1 Кор. 15, 33) и нет никакой части верну с неверным (2 Кор. 6, 15); враждебен тьме свет и несходен с нею (ср. ст. 14) и истинно, что с преподобным преподобен будеши, и с мужем неповин­ным неповинен будеши, и со из-

336

 

 

бранным избран будеши, и со строптивым развратишися (Псал. 17, 26-27). А что заболева­ние гнуснейшими пороками весьма тягостно не для одних только заболевших, но что и те, которые бывают с ними со­гласны и единомысленны, не менее, чем оные, осквернятся, на это закон указал, тотчас присоединивши: иже аще прикоснет­ся всякому гаду нечисту, осквернит его, или человеку иже осквернит его по всякой нечистоте его: душа яже аще при­коснется их, нечиста будет до вечера (Лев. 22, 5-6). Гадами же лютыми и ядовитыми, думаем, называются и бывают те, к которым было бы прилично отнести изречение: яд аспидов под устнами их (Псал. 139, 3), их же уста клятвы и горести полны суть (Рим. 3, 14; сн. Пс. 9, 28). Таковы, и прежде всех других, суть извращающие правое и влагающие в уши про­стых людей гибельное учение, увлекающие к недобрым по­мыслам и к превратному мнению о Боге, или, может быть, и те, которые говорят: да ямы и пием, утре бо умрем (Иса. 22, 13; 1 Кор. 15, 32), и увлекающие умы людей неученый к мирским прелестям. Нечисты также и могут осквернять прикасающих­ся или близко подходящих к ним — говорю по отношению к Закону расположения — те, о которых сказал в одном месте и Премудрый Павел: аще некий брат именуем будет блудник, или пияница, или хищник, или

337

 

 

лихоимец, или идолослужитель, с таковым ниже ясти (1 Кор. 5, 11): ибо разве ты не ‘Считаешь наиприличнейшим священному и избранному роду, — не быть в таковых пороках и не примешиваться к людям, ими недугующим?

П. Конечно считаю.

К. Итак, нечист будет, — сказано, — иже аще прикоснется их, до вечера: да не снест от святых, аще не омыет тела своего водою: и зайдет солнце, и чист будет: и тогда да снест от святых, яко хлеб его есть. Запрещает, кроме того, также и вкушение мертвечины и звероядины, как могущее ос­квернить. Но обрати внимание, Палладий, на то, что отложе­ние всякой скверны и освобождение от вины в нас может быть не иначе, как чрез одного Христа и во время пришествия Его.

П. Каким образом?

К. Что все еще оставалось не очищенным и в осквернении и что не причастно было жизни то, что было прежде прише­ствия Единородного, это Он показал, сказав: нечист будет до вечера, и да не снест от святых. Разве не в последние времена века пришел Еммануил?

Я. Да, это ясно.

К. Оживотворены же мы, снедая хлеб истинно святой и небесный, то есть Христа, когда время пришло к концу и солнце как бы зашло и вечером заключило меру времени.

Я. Конечно.

338

 

 

К. Поэтому-то оскверненный нечист до вечера, непричас­тен также и святой и животворящей пищи, ожидая времени очищения; но омывшись водою, после захождения солнца становится чист и имеет свой хлеб небесный: ибо освящен­ным как бы водою, разумею в святом крещении, даровано благословение чрез Христа; и Он есть хлеб животный, Он же опять есть и сшедший с небес и даяй живот миру (Иоан. 6, 33). А что захождение солнца означает время пришествия Спасителя нашего, это ты ясно увидишь из того, что Бог гово­рит об Агнце священнотаиннику Моисею: рцы сынам Израи­левым, и да возьмут себе овча по домом, и будет, — гово­рит, — соблюдено от десятого дня месяца даже до четвертагонадесять: и заколют то все множество сынов Израилевых к вечеру (Исх. 12, 3 и 6). Десятым называется тот час, в который явился нам Еммануил, уже к самому вечеру, то есть к концу настоящего века. Мертвечина, затем, и звероядина не менее чем и проказа в духовном смысле приносит оскверне­ние прикасающимся: причем мертвечина очевидно означает человека совершенно мертвого и угасшего как бы в делах плоти; звероядина же —душу, подпавшую власти диавола А что, далее, спасительное дело — избегать человека, привык­шего мыслить о мертвом и угасшего умом и как бы питающе­го

339

 

 

собою сатану (ибо он пожирает те души, которые захватит), это каким образом может быть не ясно для истинно здраво­мыслящих и весьма усиленно старающихся как можно далее отходить от всего, имеющего свойство осквернять?

П. Это так.

К. Но поелику разъяснения доходят у нас уже до такой точности, и цель закона та, чтобы отнюдь не оскверненные, а непорочные были причастниками святых и животворящих яств, то он тотчас же весьма ясно различает роды и определяет, кто достоин благословения и способен приступить к сему: разъяс­нил также и то, кому надлежит быть устраненным от святых яств, говоря: и всяк иноплеменник да не снест святынь: приселник иереев, или наемник, да не снест святынь. Аще же жрец пристяжет душу пристяженую сребром, сей да снест хлеб его: и домочадцы его, и сии да снедят хлебы его (Лев. 22, 10-11). Исключает как оскверненного и еще не омовенного иноплеменника и чужеземца, то есть того, кто еще не уверо­вал и не познал истинного Бога; ибо каким образом те, кото­рые не связаны духовным и мысленным родством со Христом, великим и истинным Священником, могут быть причастниками хлебов Его? Мы не будем давать святая псом, и никто не станет

340

 

 

метать мысленный бисер пред свиниямщ по слову Самого Спасителя (Матф. 7, 6). Итак, вовсе непричастен иноп­леменник. К нему присоединяет также присельника и наемни­ка. Присельники опять, как мне самому кажется, суть живу­щие для мира и в нем жительствующие и как бы сделавшие своим отечеством землю вследствие того, что помышляют об одном только плотском, а в любви Христовой являются как бы Прясельниками одною лишь холодною верою. И как можно судить по их словам, они полезны и честны, а на делах и в Нравах очень далеко отстоят от истинного благоговения. На­емники же суть те, которые и самое верование принимают не из уважения к истине, но ища благоволения некоторых, как бы награды за то, что кажутся христианами, и с ласкательством прибегают к попечениям со стороны людей, могущих быть им Полезными, и таким образом благочестие обращают в прибыток (ср. 1 Тим. 6, 5) и прикрытие любостяжательности, благо­намеренностью речей прикрывая себя, как бы личиною. Итак, что касается до силы закона, то присельники и наемники дол­жны сопричисляться к иноплеменникам и вместе с ними быть как можно далее от святых. Едва не родственными недугуя пороками, они справедливо должны подвергаться и однород­ному наказанию. Домашних же закон повелел до-

341

 

 

пускать до участия в святыне, ибо да снедят,— сказано,— домочадцы иереев и тот, кого они купят, причем закон называет приобре­тенным, купленным на серебро и домочадцем родственного по вере и домашнего по духу, и купленнаго ценою, по слову бла­женного Павла (1 Кор. 7, 23; 6, 20); ибо Христос ны искупил есть от клятвы законныя, быв по нас клятва, согласно напи­санному (Гал. 3, 13).

П. Правда.

К. Присоединяет также постановление, что и дщерь че­ловека жерца, аще посягнет за мужа иноплеменника, сия от начатков святых да не снест (Лев. 22, 12). Домашнего явно почтил, допустив его причащаться святынь, как род­ственника. Но что имеющим родство со священником долж­но всевозможно остерегаться того, чтобы прилепляться к не сродным по вере и образу жизни и как бы не приобретшим сродства по добродетели, это может быть ясным для желаю­щих тщательно исследовать веру священных Писаний: ибо как в прежде уже прочитанном закон считал нечистым про­каженного и с ним еще страдающего семятечением, а также причастником их осквернения и нечистоты полагал и близко к ним находившегося и как бы связанного с ними вследствие прикосновения: так и здесь говорит, что дочь священника, хотя и имеет святое родство, не получит отсюда никакой

342

 

 

пользы, вступив в союз с другим, то есть с иноплеменником, отнюдь не родственным ей и не от крови Израиля происшед­шим. Итак, вот исторический смысл сих слов. Если же закон перенесен будет нами к созерцанию духовному, то мы долж­ны будем сказать, что дщерью священника он называет душу, от воды и Духа возрожденную силою Христа и чрез веру призванную к освящению. Но и таковая душа, говорит, мо­жет быть непричастна святым, если она посягнет за инопле­менника, то есть если вступит в союз с некоторыми не истин­но святыми и не имеющими духовного расположения к Богу так тела имеют телесный образ соприкосновения, а духи — духовный.

П. Кого же мы должны считать впадающими в это состо­яние?

К. Тех, кого предостерегало честное слово премудрости, так гласящее: сыне, да не прельстят тебе мужи нечестивии, ниже да восхощеши, аще помолят тя, глаголюще: иди с нами, приобщися крове (Притч. 1, 10-11). К ним же мы присоединим и тех, которые, невежественно уклонившись от правой веры, идут вслед плоти, не приемля словес Святого Духа, но внемлюще духовом лестчим, в лицемерии лжесловесник, сожженных умом (1 Тим. 4, 1. 2). Таковые, отметая родство со Христом, поистине посягнули за людей инопле-

343

 

 

­менных и приняли в себя семена диавольские и, будучи в заблуждении, плодоносят дела заблуждения и погибели. Итак, отвержена, хотя и священная некогда, и благочестивая душа, подпадшая столь постыдному осквернению: ибо впол­не не священно все то, что соделывается нечистым и осквер­ненным вследствие союза с людьми дурными и нечестивы­ми. Рядом с этим Бог тотчас изрек и другой закон, который изложен так: и дщерь жерца аще будет вдова (или) отпу­щена, плода же не будет ей, возвратится в дом отца свое­го, по юности своей, от хлебов отца своего да снест (Лев. 22, 13). Исторический смысл, думаю, ясен; посему должно перейти к внутренним и сокровенным мыслям. Если, гово­рит, душа, как осужденная, будет отвержена и окажется ли­шенной мужа, то есть мысленного Жениха, не имея никакого плода добродетели, то пусть бежит на первоначальный путь и скорее возвратится в дом отца своего, очевидно чрез раска­яние ища родства с Богом, и тогда да вкушает от хлебов Его. Впрочем, ничто не препятствует применить силу сказанного к тому, о чем мы недавно говорили. Если случится, сказано, что священная и святая душа, предавшаяся нечестивым мужам, впадет в заблуждение и воспримет скверну чуждых учений и посему станет как бы вдовою и оставленною Богом, отрезвившись же как бы, по-

344

 

 

знает, во что она пала: то пусть Возвратится к Отцу, ибо Он приемлет заблудших, если они Оказываются чистыми от приразившихся к ним нечестивых семян и если не принесут с собою никакого остатка мерзос­ти введших их в заблуждение, и сопричисляет их к стаду святых своих поклонников так, что Себя Самого предлагает как хлеб с небес, пищу им животворящую. Впрочем, думаю, что посредством этих законов Законодатель указывает нам и на нечто другое. Он предвозвещает как бы отпадение си­нагоги иудейской и ее осуждение за это, а также и имеющую снизойти на нее по времени благость, призывающую ее ми­лостью Божией к обращению и возводящую в первоначаль­ное состояние: ибо дщерь, сказано,  человека жерца аще посягнет за мужа иноплеменника, от начатков святых да не снест. Что касается до научения и наставления, то как бы каким отцом синагоги иудейской был божественный Мои­сей. Таким образом она была дщерью жреца, потому что и Моисей был священнодействователем, так как происходил от крови и колена Левия. Но дщерь его посягнула за чело­века иноплеменника: ибо за совершенно малозначащее счи­тая определенное Богом и некоторым образом пренебрегая семенами, свыше ниспосылаемыми, она заботилась об уче­ниях и заповедях человеческих и плодоносила мнениям

345

 

 

людей чуждых. За сие то Бог и обвинял ее, говоря ей устами Иеремии: воздвигни очи твои на правоту и виждь, где не смесилася еси: на самых путех сидела еси аки врана особя­щаяся, и осквернила еси землю в любодеянии твоем и в лукавствех твоих, и имела еси пастырей многих в претыкание себе (Иер. 3, 2-3). Но это древние преступления иудей­ской синагоги; им родственны и новые, соделанные против Самого Христа: ибо отнюдь не приняв свыше и от Бога Отца пришедшего Жениха, она внимала словам книжников и фа­рисеев. Таким образом, она посягнула за человека инопле­менника и посему осталась непричастною святым, так как не вкушала хлеба небесного, то есть Христа. Видишь преступ­ления и тотчас наложенное от Христа на нечествовавших ими людей наказание. Посмотри теперь и на то, каким обра­зом они помилованы и возведены в первоначальное состоя­ние. Дщерь, сказано, жерца, аще будет вдова отпущена, плода же не будет в ней, возвратится в дом отца свое­го, по юности своей, и от хлебов отца своего да снест (Лев. 22, 13). Вдовою и отпущенною за нечестие против Христа явилась синагога иудейская и пребыла в грехах и в неимении ничего из духовных благ, и в этом (положении) провела долгие времена. Но она возвратится в отеческий дом свой, ибо и она будет призвана чрез веру к Бо-

346

 

 

гу; при­знает для себя вместе с нами Отцом Зиждителя всяческих и сделается причастной благословения Христова. Эту тайну сделает тебе ясною и слово пророка; ибо он так сказал: зане дни многи сядут сынове Израилевы, не сущу царю, ни кня­зю, ни сущей жертве, ни сущу жертвеннику, пи жречеству, ниже явлениям. И по сем обратятся сынове Израилевы и взыщут Господа Бога своего, и царя своего, и почудятся о Господе и о благостях Его в последняя дни(Ос. 3, 4-5).

П. Истинно слово.

К. Итак, священное, то есть святое, может быть вкушаемо и благоприлично для восприятия только людьми неповреж­денными в себе самих; но не может еще быть предложено не пребывающим здравыми или оскверненным чрез общество с чуждыми; ибо написано: со строптивым развратишися (Псал. 16. 27). А что и для людей истинно священных не безвредно как бы обращать на общее употребление святыню и думать, что она ничем не отличается от прочих яств, это он разъяс­нил, тотчас же говоря: и человек иже аще яст святая по неведению, и да приложит пятую свою часть ко истому, и да даст жерцу святое. И да не осквернят святынь сынов Израилевых, ихже они отделяют Господу: и да не наведут на себе беззаконие преступления,

347

 

 

внегда ясти им святыню их: яко Аз Господь освящаяй их(Лев. 22, 14-16).

Я. Не очень понимаю, что значит сказанное тобой.

К. Уразумеешь это, и очень ясно, ибо здесь нет ничего трудного. Возносимое в воню благоухания, тельцы ли то или же овцы, возносимы были на алтарь только отчасти, причем отделяемы были внутренности, ноги и голова, тук, а иногда и почки; остатками же питались священники, ибо ядущии жертвы общницы олтареви суть, как и божествен­ный Павел сказал (1 Кор. 10, 18). Итак, необходимо было, чтобы посвящаемо было Богу нечто из приносимого, соглас­но приличествующему каждой жертве обряду, а остальным телом жертвы вознаграждались бы совершители ее. Если же бы кто унес совершенно весь дар и употребил на собствен­ные нужды, ничего не воскурив, то виновен был бы пред Законом, как употребивший в пищу святое. Так поступали сыновья священника Илия, похищая и оскверняя посвящае­мое Богу прежде принесения его в жертву и весьма нечести­во говоря приходящим для жертвоприношения: даждь мяса испещи жерцу (1 Цар. 2, 15). Но оные беззакония, как вольные и заключавшие в себе явное оскорбление, получили со­ответственное наказание. Если же случится кому-

348

 

 

либо, ска­зано, или по забвению, или по неточному знанию постановлен­ного законами сделать что-либо таковое, тот пусть подвергнет­ся взысканию и немедленно отдаст равное возмездие; и да приложит к сему еще пятую часть, то есть пятую долю цен­ности; и таким образом разрешит вину и устранит вред, проис­шедший по неведению (Лев. 22, 14-16). Итак, когда и по неве­дению совершенное не свободно от вины, то что же думать о совершаемом с умыслом и по дерзости? Посему имеющим попечение о священном должно остерегаться искать случая присвоять что-либо прежде жертвоприношения, иначе пусть они знают, что, ужасно согрешая, повинны будут наказанию и подвергнутся Божественному гневу. Разве ты не считаешь этого истинным, друг мой?

П. Вполне.

К. А что священствующим должно быть святыми и омовенными и мужественно отрясать мертвый, так сказать, и охлажденный помысел, не дышащий добродетелью, это Бог разъяснял, говоря: рцы жерцем сыном Аароним, и речеши им: над душами да не осквернятся в языке своем, но разве в дому ближняго своего, над отцем и материю, и сынами, и дщерми, над братом, и над сестрою девою, яже есть ближ­няя ему, не дана мужу, над сими да осквернятся. Да не осквернится внезапу в лю-

349

 

 

дех своих, во осквернение свое. И да не обриете главы по мертвым, и обличил брады да не обриют и на плотех своих да не сотворят язв. Святи да будут Богу своему, и не осквернят имене Бога своего: жерт вы бо Господни дары Бога своего сами приносят, и будут святи (Лев. 21, 1-6). Если кто тщательно исследует пред­мет в его истине, то для человека совершенно никаким оск­вернением не может быть смерть другого. По смертность телесная есть образ смертности внутренней и душевной, ко­торою необходимо оскверняется приблизившийся к ней или хотением, или деланием того же самого: поэтому святым прилично удаляться и находиться возможно далее от мерт­вых дел, и прекрасно — не сходиться с недугующими тако­выми делами; ибо написано: касаяйся смоле очернится (Сирах. 13, 1). Причастен может быть, и очень легко, порочности дру­гого не остерегающийся прилепляться ему. Но закон дозво­ляет освященным неповинно оскверняться по отношению к отцу и матери, детям и братьям, а также и близким родствен­никам, чрез приближение даже к бездушным телам их, из ува­жения к естеству, и не обращает внимания на эти, бывшие образом, прегрешения, лишь бы знаемые Богу не казались же­стокими, надменными и несострадательными. Закон ясно го­ворит: чти отца твоего и матерь твою, да

350

 

 

благо ти будет (Исх. 20, 12). И в другом отношении и смысле, говорим, запре­щено освященным скорбеть: как можно отягчаться скорбью о смерти тем, которые являются священнодействователями жиз­ни и приносят жертвы Богу в разрешение от смерти (ибо смерть Христова, прообразуемая овцами и тельцами, есть раз­решение от смерти)? Так и Божественный Павел ясно пишет крещенным во Христа в надежде жизни и воскресения: сие же говорю, да не скорбите, якоже и прочии не имущии упования. Аще бо веруем, яко Иисус умре и воскресе, тако и Бог умершия в Иисусе приведет с Ним и воздвигнет с нами (1 Сол. 4, 13-14. 17). Итак, закон дозволил освященным подходить к умершим, очень близким для них по родству; но умеряет это и не дозволяет нарушать наиболее приличествую­щее им посредством пользования этим правом в излишестве и сверх нужды, дабы тем не оскорбляем был почетный дар свя­щенства. Так, например, запрещает остригать, по подобию дру­гих, головы и, для обезображения лица, брить бороду; повеле­вает также, чтобы и другие нечестивые дела эллинского безу­мия, разумею нарезы на теле, даже на мысль не приходили: ибо сочувствовать близким родным в скорби нисколько не безрассудно, но совершенно безобразить себя было бы вполне нелепо и безум-

351

 

 

но; потому что сказано: вся благообразно и по чину да бывают (1 Кор. 14, 40). Предпочитать же обязаннос­ти в отношении к Богу обязанностям даже и в отношении к самим родителям, согласно с древним законом, повелел нам и Сам Спаситель, так говоря: иже любит отца, или матерь паче Мене, несть Мене достоин (Матф. 10, 37).

П. Ты хорошо сказал.

К. Итак, отнюдь не повелевает священникам оскверняться прикосновением к мертвым. А что не сходно и не согласно с нечистым святое, это и другими способами являет Он нам, установляя для нас законы о браках и тотчас после вышеска­занного говоря о всяком священнике: жены блудницы, и оск­вернены да не поймут, и жены изгнания от мужа ея да не поймут: ибо он свят у) Господу Богу своему. И да освятиши его: дары Господа Бога вашего сей приносит, свят будет: яко свят Аз Господь освящая их (Лев. 21, 7-8). Жена поистине блудница и оскверненная недугует пороком открыто по­стыдным и несомнительно заслуживает осуждения; но ника­ким образом не безвинна и изгнанная (мужем): ибо не на­прасно потерпела изгнание от очага сожителя своего.

у) В славянской Библии: святи суть, согласно с общепринятым греческим текстом Библии. У св. Кирилла: ἅγιός εστι, согласно с Александрийским кодексом.

352

 

 

Поэтому возведенным на столь почтенную степень служения должно удерживаться не только от пороков, имеющих в самих себе явное и открытое осуждение, но и от всякого дела, с которым соединяется мысль о пороке и недоброе предположение и бес­честие по причине очень многих подозрений. Кажется, эти слова таинственно указывают и на несчастие синагоги иудей­ской, которую за то, что она соблудила с пастыръми многими, по написанному (Иер. 3, 1), не принял в духовное общение Христос, всечистый Священник, вознесший Себя Самого за нас Отцу, как бы какой избранный дар, — святой вместе с нами по человеческому естеству, хотя и Сам всю тварь освящающий, как от Бога происшедший и Бог. Затем более ясным делает значение таинства, говоря, что и дщерь человека жерца, аще осквернится, еже соблудити, имя отца своего сия оскверня­ет: огнем да сожжется (Лев. 21, 9). Предана пламени, как нечестивая и оскверненная, и синагога иудейская, следовавшая мнениям книжников и фарисеев и весь свой ум предавшая заповедям человеческим. Посему весьма справедливо слыша­ла она пророка, говорящего: како бысть блудница град вер­ный Сион поли суда (Ис. 1, 21.)? Итак, соблудивши и совер­шенно призревши вышнего и духовного Жениха, она соделалась пищей огня. Посему-то, источая над нею горь-

353

 

 

кие слезы, и пророк Иеремия говорит: маслину благосенну, красну зраком нарече Господь имя твое, ко гласу обрезания ея: разгореся огнь в ней, велика скорбь на тебе, непотребны быша ветви ея. И Господь сил, иже насади тебе, глаголал есть на тя зло (11, 16-17). Таким образом род мысленного блужения есть уклонение от правомыслия и старание прилежать учите­лям постыдным и нечестивым.

П. Так полагаю.

К. Впрочем, образы сказанного не ясны и не довольно хорошо видны на других священниках, но они как бы воссиявают в Аароне, носящем образ Христа; ибо сказано еще: и жрец великий от братий своих, емуже возлиян на главу елей помазания, и совершенный, еже облачитися в ризы, главы да не открыет, или да не снимает митры ф), и риз своих да не раздерет: и ко всякой души умершей да не приидет: над отцем своим и над материею своею да не осквернится. И от святых да не изыдет, и да не осквернит святыни Бога своего, яко святый елей помазания Бога на нем: Аз Господь. Сей в жену деву от рода своего поймет: вдовицы же и изгнания, и оскверненыя, и блудницы, сих да не пой­мет: но девицу от народа своего да поймет в жену. И да не

ф) Здесь св. Кирилл имеет в виду два различных чтения: οὐκ ἀ ποκιδαρώσει (да не снимает кидара, в Слав. Библии: да не открыет) и οὐκ ἀπομιτρώσει (да не снимает митры).

354

 

 

осквернит Семене своего в людех своих: Аз Господь Бог освящаяй их (Лен. 21, 10-15). Видишь ясно, как бы еще в образах, Еммануила и Христа, наименованного как бы в Ааро­не: ибо Он помазан Духом, по Писаниям (Ис. 11,2; 42, 1 и др.), Сам будучи всесовершенный Священник. Посему и неотъемлемую имеет славу священства: да не открыет, — сказано,— главы, то есть да не снимает священнолепного облачения; ибо Спасителю всех и Искупителю сказано; Ты иерей во век по чину Мелхиседекову (Псал. 109, 4), И они множайшии священницы быша, зане смертию возбранени суть пребывати: Сей же, занеже пребывает во век, непре­ступное имать священство: темже и спасти до конца мо­жет приходящих чрез Него к Богу: так написал и боже­ственный Павел (Евр. 7, 23-25). Итак, запрещение снимать кидар с головы указывает на неотъемлемость священства. Если же сказать и так: да не снимает митры (увясла) х) с головы, то ты весьма легко уразумеешь здесь постоянство и непоколебимость царства его: ибо митра, имеющая на са­мой вершине чела золотую дощечку, есть образ начальства и цар-

х) Здесь уже известное нам головное украшение священника, называемое по-гречески митрой, и по-славянски увяслом (головная повязка, чалма — Исх. 28, 37; Лев. 8, 9), как бы сравнивается с венцом (в Иса. 61, 10 так и передано по-славянски греческое слово: μίτρα), царской принадлежностью.

355

 

 

ства. Но и риз да не раздерет, сказано. У некоторых есть обычай делать это над мертвыми; но это дело совершенно чуждо Христа: ибо жизнь не может потерпеть никакого му­чения от смерти. Для нее совершенно ничего не значит мерт­вое; но она сама есть и разрешение смерти и разрушение тления. Так и Спаситель некогда запрещал желавшим опла­кивать дочь начальника синагоги, говоря: отыдите и не плачь­те: не умре бо девица, но спит (Матф. 9, 24). Поистине нера­зумно было проливать слезы над девицею, как над умершею, когда присутствовала жизнь всех, то есть Христос. А если Он и Сам прослезился над Лазарем (Иоан. 11, 35), то это, как мы полагаем, было следствием любви, и сострадание к нам происходило от Божественной благости: ибо удручаемое смер­тью естество побуждалось к состраданию и разрешением стра­дания для Него были слезы.

П. Кажется, так.

К. А что во Христе отнюдь нет ничего скверного, на эго косвенно указуется словами, что архиерей должен удаляться от мертвечины, не подходя ни к чему мертвому, не заботясь при сем о почтении к отцу, или к матери, или к братьям Смотри, как благоразумен закон и сколь немалое значение придает он приличествующему предметам умопостигаемым благоукрашению: по отношению к

356

 

 

другим священникам он обнаруживал внимание к естеству, и дозволял освященным безвинно совершать общепринятые действия по отношению к очень близким и кровным умершим; и не очень заботился о грехе в сени: ибо изображаемы были наши вины, и образ относился к людям, с которыми если бы и случилось осквер­нение, то ничего не было бы в том неестественного: много бо согрешаем еси (Иак. 3, 2), и самое естество наше немоществует склонностью ко греху. Но в великом Архиерее, то есть Христе, честь соблюдена чистою в самом даже прообразе и безукоризненность и самых тенях, дабы не была повреждена красота истины, как бы в них нарушаемая; потому что бессквернен Христос и не знает греха и превыше всякого осквер­нения, напротив, причастен светлости и чистоте мысленной, и находится во всецелом освящении, и непреходящим имеет проявление этого, вследствие утверждения сего на естественных законах и всегдашнего пребывания в одном и том же положении и одним и тем же образом. И это, думаю, означает изречение: от святых да не изыдет, и да не осквернит свя­тыни Бога своего (Лев. 21, 12). Затем весьма ясно говорит, что женою для брачного общения должна быть дева, и исключает из брачного общения отверженную. Это было образом синаго­ги иудейской, ибо она из-

357

 

 

вержена от общения с Ним и о ней говорит Он устами пророка, яко та не жена Моя, и Аз не муж ея (Ос. 2, 2). А Павел обручил Христу церковь из язычников, как деву чистую, не имущу скверны или порока, но святую и непорочную (сн. 2 Кор. 11, 2 с Еф. 5, 27). И таким образом это указание на церковь из язычников и матерь иудеев (синагогу) верно, и образ прекрасен. Если же кто пожелал бы силу этих мыслей надлежащим образом обратить на каждого из людей, го говорим, что с душами скверными и нечестивыми не сопри­касается Христос; но со всесвятыми и чистыми, как бы с девами, духовно соединяется, и делает их плодоносными, и называ­ет их своим родом: иже бо аще сотворит волю Отца Моего, говорит Он, иже есть на небесех, той и брат Мой, и сестра Моя, и мати Моя есть (Матф. 12, 49).

П. Ты сказал правильно.

К. Итак, каковыми должны быть избранные на священно­действие, и что они должны стараться делать правильно, и от чего прилично им быть свободными, о том изречено ясно; но кроме того благоразумно было ясно сказать и о том, каким образом они должны священнодействовать, и исчислить в за­конах виды жертв и все священнодействуемое, чтобы чрез это непорочным было у них дело и чтобы таким образом они совершили наи-

358

 

 

приятнейшее служение Богу. Посему и прежде всего другого да не взыдеши, сказано, по степенем ко олтарю Моему, яко да не открывши срамоты твоея на нем (Исх. 20, 26). Но каким образом может случиться это, тотчас же скажет кто-либо, когда Он дал священникам надраги льняны, чтобы покрывати, как сказано, стыдения плоти его (Исх. 28, 42.)? И так если бы нужно было и высоко восходить, ничего Ив было бы в том оскорбительного, когда их срамота была Прикрыта. Какая же поэтому, говорим, была цель закона? По­клонникам идолов казалось достохвальным и необходимым Высоко в дубравах водружать жертвенники; и при этом не­кого было им заботы о том, чтобы быть в честном одеянии. Итак, закон благоразумно направляет Божиих священнодействователей к лучшему от того, что обыкновенно с ними случа­ется, и как бы от образа телесного возводит к созерцанию духовному; ибо да не взыдеши, сказано, по степенем ко олтарю Моему, яко да не открывши срамоты твоея на нем. То есть Божий священнодействователь, посвященный на слу­жение Мне, должен стремиться к смирению и не восходить на высоту; должен остерегаться надменности, чтобы не оказаться бесстыдным и безобразным: ибо надменная мысль безобразна и совершенно бесстыдна и есть весьма тяжкий недуг ума. Елико велик еси, сказа-

359

 

 

но, — толико смиряйся, и пред Господем обрящеши благодать (Сир. 3, 18). Пишет также и уче­ник Спасителя: да хвалится брат смиренный в высоте сво­ей: богатый же во смирении своем (Иак. 1, 9-10); ибо прей­дет как трава и никаким образом не будет отличаться от цветов полевых (ср. Пс. 102, 15).

П. Соглашаюсь.

К. Итак, сказано, что от надменности и гордости должен быть свободен священнодействующий. Узнаешь ты совершен­но ясно и о том, каким образом он мог бы сделать священно­действие самым законным и безукоризненным; ибо в книге Левит написано: и рече Господъ к Моисею, глаголя: заповеждь Аарону и сыном его, глаголя: сей закон всесожжения: сие всесожжение на горении его на олтаре всю нощь до утра: и огнь олтаря да горит на нем, не угасает. И да облечется жрец в срачицу льняну, и надраги льняны да возвлечет на тело свое, и да изнесет принос, его же аще изжжет огнь, всесожжение от олтаря, и да поставит близ олтаря: и да совлечет ризы своя, и да облечется в ризы ипы и да изнесет принос вне полка на место чисто: И огнь на олтаре да горит на нем, и не угасает, и да возжжет на нем жрец дрова по вся утра, и да воскладет нань всесожжение, и да возложит нань тук спасения: и огнь всегда да горит на олтаре, и не угасает

360

 

 

(6, 8-13). Итак, непрерывен и непрекращаем совершенно огонь алтаря, и не чуждый или внешний, но получаемый с самого же алтаря, то есть свыше и с неба. И что это значит? То, что святой алтарь наш исполнен славы Божией. В виде же огня является Божественное и неизреченное естество. Но ка­жется, эти слова весьма ясно указуют и на нечто таинственное

П. Что это такое, о чем ты говоришь?

К. Разве мы не говорили, что Божественный алтарь, как бы в образе, есть Еммануил, чрез Которого мы приходим к Богу и Отцу, служа разумно и едва не воскуряя благоухание в добро­детелях и освящение евангельского жительства? Ибо сказано: представите телеса ваша жертву живу, святу, благоугодну Богови, словесиое служение ваше (Рим. 12, 1).

П. Говорили: помню.

К. Так смотри, не дозволяет прекращать сошедший с неба на алтарь огонь или возжигать угасший, но повелевает, чтобы он был на нем постоянно и пребывал непрерывно. Засвиде­тельствовал же и Иоанн Креститель о Христе: яко видех Духа сходяща с иебесе в виде голубя, и пребысть на Нем. И аз, говорит, не ведех Его, но пославый Мя крестити, Той мие рече: над Него же узриши Духа сходяща с неба и пребывающа на Нем, Той есть крестяй Духом Святым (Иоан. 1, 32.

361

 

 

33). Итак, предъизображаем был как бы еще в тенях, в виде огня, Дух Святой, сходящий на Христа и всегда пребы­вающий на Нем: ибо неусыпаем и совершенно непрекращаем огонь алтаря. А что Дух уподобляется естеству огня, в этом уверяет тебя и блаженный Креститель, говорящий на­роду Иудейскому: аз крещаю водою: посреде же вас стоит, Его же вы не весте, грядый по мне, Ему же несмь достоин, да отрешу ремень сапогу Его (Иоан. 1, 26-27). И сказал: Той вы крестит Духом Святым и огнем (Матф. 3, 11; сн. Ин. 1, 33); потому что мы крещены не чувственным огнем, но Свя­тым Духом, наподобие огня истребляющим в душах сквер­ну. Посему и написано о Христе: се Той входит яко огнь горнила, и яко мыло перущих. И сядет разварш и очищая яко сребро, и яко злато (Мал. 3, 2-3). Итак, неугасим огонь алтаря: потому что пребывает во Христе Дух Святой, хотя и по естеству присутствует в Нем, поскольку Он мыслится и есть Бог. Но закон сказал также и то, что огонь алтаря есть Его собственный: ибо если Единородный и соделался чело­веком и, как то приличествует человечеству, называется соделавшимся причастным Духа; однако же Дух есть поистине Его Дух и в Нем и собственный Ему. А если бы кто захотел смысл сего отнести и к каждому из освященных верою

362

 

 

во Христе, так чтобы каждый из них представляем был как бы Божественным алтарем, то и такое толкование будет полезно; потому что мужам священным и посвятившим жизнь свою Христу прилично являться горячими и кипящими Духом, — и это постоянно, — не увлекаемыми мирскими удо­вольствиями к охлаждению, но, напротив, воспламеняющими в освящении ум к любви Божественной и желанию добродете­ли. Это есть способ служения словесного. Таков смысл алта­ря. Присоединяет же некоторое повеление полезное и со сто­роны буквального смысла; именно говорит, что пепел должен быть выносим не кем-либо другим из иноплеменников или из другого колена, но чрез освященных. И замечай, как закон не дозволяет ничего из относящегося до Божественного служе­ния считать маловажным или недостойным священнической деятельности, чтобы уступить это другому лицу не священно­му: потому что святое недоступно для нечистых. Да и самый Божественный алтарь неприкосновенен. И чтобы избранные для священнодействия ведали превосходство Божественного алтаря в освящении, усвояет честь и самим священнолепным облачениям: предусмотрительно не дозволяет являться вне скинии облеченными в священные одежды, дабы освященное, вращаясь среди нечистого и приемля осквернение отвне, не оскорбило чести

363

 

 

святой скинии. Поэтому, хотя позволяет не­сти пепел одетым священнолепно, но когда выносят его вне скинии и удаляются от святых мест, повелевает переодевать­ся. Изрек же сродное таковому и устами Иезекииля; а пишет сей так: и рече ко мне: преграда яже к северу и преграда яже на юг, находящиеся на известных расстояниях, суть преграды святилища, в которых едят жерцы, сынове Садуковы, при­ступающий к Господеви в Святая Святых, и там положат Святая Святых, и жертвы, и яже за грехи, и за неведение; потому что место свято. Да не внидет туда кто-либо кроме священников. И пусть не исходят сии из двора святилища во внешний двор, дабы всегда были святы приносящие жертву, и да не прикасаются риз их, в них же служат, потому что они святы, и да облекутся в ризы ины, когда соприкасаются с народом (Иез. 40, 45 и далее; 44, 19. 29). Итак, святы и самые облачения священников и неприкосновенны для народа. Но­чью и днем горит всесожигаемое: ибо непрекращаемо благо­ухание Христово. И самая жизнь святых, если ее разуметь под образом всесожжения, имеет непрекращаемое благовоние: по­тому что они благоухают Христовым благовонием, священно­действуя Богу похвалы от дел евангельского жития.

П. Истинно слово.

364

 

 

К. Итак, каков способ совершения всесожжения, это ясно из сказанного. А каков должен быть, и притом самый пра­вильный, способ совершения жертвы (хлебного приношения), об этом повелевает, говоря: сей закон жертвы, юже принесут сынове Аарони пред Господем, прямо олтаря. И да возмет от него (жрец) горстию муки пшеничны жертвенныя се елеем ея, и со всем Ливаном ея, сущими на жертве: и да вознесет на олтарь принос в вопю благовония, в память ея Господу. Ос­тавшееся же от нея сиест Аарон и сынове его: пресна да снедятся в месте святе, в притворе скинии свидегшя да спедят я. Да не испечется квасна: часть сию дах им от припосов Господних: всяк, иже аще прикоснется им, освятится (Лев. 6, 14-18). Итак, всесожигаемое означает как бы всесовершенпое и всецелое посвящение избранных святых; жертва же — оную как бы отчасти святую и подчиненную Богу жизнь, точным указанием которой служит пшеничная мука, горстию священника возносимая с елеем и Ливаном: ибо жизнь, посвя­щенная Богу, хотя бы то и отчасти, должна быть всецело благовонною и утучняемой самыми блестящими Надеждами. Разве ты не признаешь благовоннейшим всякое доброе дело наше?

П. Конечно признаю.

365

 

 

К. Что же? Разве эти дела не совершаются нами с добры­ми надеждами?

П. Несомненно: ибо во всяком случае за ними будет сле­довать обетованное от Бога.

К. Итак, ливан и напитанная елеем пшеничная мука указует нам на благовонную и блистательнейшую жизнь.

П. Ты хорошо сказал; но какая может быть у нас жизнь как бы отчасти святая?

К. Ни доходящая до вершины святолепного жительства, ни идущая стезею очень возвышенною, какова была жизнь Иоанна или святых Апостолов; ни лишенная чести вследствие того, что побеждается жизнью низшею. Разве жизнь находя­щихся в мире и производящих детей, если бы они решились проводить жизнь похвально, не разделися между Богом и миром, по слову блаженного Павла (1 Кор. 7, 33)?

П. Разделилась: как же иначе?

К. Итак, образом жизни не вполне посвященной Богу, но как бы средней и обращенной в обе стороны было частич­ное посвящение пшеничной муки, имеющей благовоние и веселие, о которой закон говорит, что она будет в память о примесшем ее чрез служение священническое. И мы воисти­ну приобретем памятование о себе у Бога тем, что благоуха­ем, делая приношения, так как Христос посредствует и при­носит Богу как

366

 

 

всецело святого, наподобие всесожжений, так и не совсем такового вследствие разделения между миром (и Богом), как бы какую жертву отчасти посвященную Богу. Затем жертва — пресная ибо прилично было бы, чтоб вся­кое наше дело совершалось чисто, во славу Божию. Так и Спаситель повелел остерегаться совершать молитвы стоя сре­ди площади, и иметь угрюмый вид во время пощения, и бе­зобразно трубить при подаянии милостыни братиям (Матф. 6, 1 и дал.; 5 и дал.; 16 и дал.), ибо это есть закваска, осквер­няющая священное (жертвоприношение). Совершаемому же во славу Божию приличествует быть свободным от обвине­ния в человекоугодии, потому что таким образом оно будет поистине бесквасною и священною жертвой. Долею же и пищей для священников служит остаток жертвы. Всякий мужеский пол жертвы снедается в святом месте Тем, что жерт­вы потребляются священниками в святом месте, соблюдается почтение к таинственнейшим словам нашим, а тем, что снеда­ется всякий мужеский иол, превосходно указуется на то, сколь безобразное и поистине нечестивое дело — изнеженность в избранных от Бога: ибо она делает человека оскверненным, лишает его благословения духовного и являет непричастным уделяемых от Бога святым благ. Изнеженным оказался и Иуда, уклонившийся к сквер-

367

 

 

ностяжанию, а это произошло от помысла отнюдь не мужественного и не благородного, посему-то он остался и не вкусившим Божиих благ и совершенно непричастным дарованных святым преимуществ.

П. Это так.

К. Таков закон жертвы, приносимой кем-либо из сонма израильтян; иным способом установил приносить жертву от рода священного, говоря· сей дар Аарону и сыном его, егоже принесут Господу в день, в оньже аще помажеши его: десятую часть меры ефи муки пшеничны в жертву всегда, пол ея заутра, и пол ея в вечер. На сковраде в елей да сотворится, спряжену да принесет ю, витую жертву от укрухов, жертву в воню благовония Господу. Жрец помазанный, иже вместо его от сынов его, да сотворит ю: законно вечно, все да совершится. И всяка жертва жреческа всесожженна да будет, и да не снестся (Лев. 6, 20-23). Усматривай, Палла­дий, точность закона и великую тонкость в священнолепной непоколебимости его: между тем как не повелел быть всесожигаемыми жертвам, приносимым от сонма, как не вполне святую жизнь имеющего, но разделенную как бы между Богом и миром, по справедливости выделивши и на высшем месте поставивши избранных для священнодействия, повелел жерт­ве за них быть всесожигаемою, приносимую в жертву

368

 

 

пшенич­ную муку воскурять Богу утром и вечером, то есть во весь день и во всякое время: ибо свят некоторым образом всегда и непрекращающееся имеет благовоние, очевидно духовное, из­бранный, не разделенный между Богом и миром, как некото­рые, но благоприлежно и неотвлекаемо и всецело привержен­ный своему Владыке, и как бы восклицая: Христови сраспяхся: живу же не ктому аз, по живет во мне Христос (Гал. 2, 19-20). Десятая часть меры ефы пшеничной муки есть знаме­ние жизни, благоухающей Богу во всякое время. Но на сков­раде, сказано, а также и в елей спряжену и от укрухов да принесет ю; сковородою, как я думаю, загадочно указуется нам на болезнование, смешением с елеем — на изобилие в ра­дости, а тем, что от укрухов, — как бы на нежность и удобосокрушаемость сердца святых: потому что во всяком случае жизнь вполне и всецело святую сопровождают перенесение трудов, изобилие в надежде на Бога и полная удобосокрушаемость. Менее всего приличествует ей несокрушимость, ибо на­писано· сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит (Псал. 50, 19). Но ожесте аки камень и аки наковальня не подвижна сердце диавола: так говорит Священное Писание (Иов. 41, 15). И этот закон простирается навсегда, исполняемый преемством священнодействующих: ибо должно следовать похвальным де-

369

 

 

яниям предков и являться подражателями славы отцов, идя по следам служения оных и принося Богу приятнейшее бла­гоухание, не раздельно, а всецело. Это, думаю, значит изрече­ние: всяка жертва жреческа всесожженна да будет.

П. Итак, мы должны приносить себя самих и посвящать Богу в воню благоухания, следуя жизни святых и подражая их священнодействиям, очевидно духовным

К. Совершенно так, Палладий. Но что очиститься от сквер­ны и избежать греха не иначе возможно было бы для кого бы то ни было, как только чрез Христа, в Котором и чрез Кото­рого всякое очищение, так как Он претерпел за нас спаси­тельное заклание, об этом всякий узнает, и притом немедлен­но, из соседственного с тем и сопряженного с ним законопо­ложения. Оно таково: и рече Господь к Моисею, глаголя: рцы Аарону и сыном его, глаголя: сей закон согрешения: на месте, на немже закалают всесожжения, да закалают яже греха ради пред Господем: святая святых суть. Жрец приносяй ю, да снест ю: в месте святе да снестся, в притворе скинии свидения. Всяк прикасаяйся мяс ея, освятится: и ему же аще воскропится от крове ея на ризу, яже аще воскропится на ню, да исперется на месте святе. И сосуд глинян, в немже варится, да разбиется: аще же в медя-

370

 

 

не сосуде сварится, да изтрет его, и измыет водою. Всяк мужеск пол в жерцех да снест ю: святая святых суть Господу (Лев. 6, 24-29). Итак, жертва за грех есть не иное что как Еммануил, Который есть истинный Агнец Божий, вземляй грехи мира (Иоан. 1, 29). Закалается же на месте всесожжения: ибо не отчасти и не как мы свят Христос (по­тому что Он греха не сотвори, 1 Пет. 2, 22), но весь благоуханен и священ и есть податель освящения для всех других ибо хотя Он и со беззаконными вменися (Ис. 53, 12) и смотрительно сопричислен был к осужденным, однако же Отец знал, что свята и священна смерть Сына. Посему и говорит на месте, на немже закалают всесожжения, да закалают яже греха ради: святая святых суть (Лев 6, 25). Сын есть как Бог богов, так и Святой святых, Сам освящающий всю тварь Своим Духом, поколику родился от Отца и есть истин­но Бог. Да снест жертву, сказано далее, жрец припосяй ю (ст. 26): ибо каждый, думаю, из возведенных на священное слу­жение соберет плоды трудов своих и пожнет воздаяние за свое служение. И остаток жертвы снедается в святых местах, в притворе святой скинии (ср. 6, 16): потому что в церквах совершаются таинства и в них избранный род удостаивается святой трапезы. И место, на котором священствует законный священ-

371

 

 

ник, должно быть свято. Затем жертва освящает при­касающегося к ней и окропление крови (ср. ст. 6, 27): ибо мы приступаем к святым тайнам не ради чего-либо другого, как для того, чтобы причаститься святого Христа посредством неизреченной и духовной жертвы. Очищаются, кроме того, и служащие для жертв сосуды, чтобы не послужило чему-ни­будь другому и не употребляемо было на нужды человечес­кие то, что послужило святыне. И этот закон наблюдается и сохраняется в церквах. А что мужающимся прилично быть благословляемыми, и это опять уяснит закон, сказав: всяк мужеск пол в жерцех да снест ю (ст. 29).

П. Речь ясна.

К. Законополагает, кроме того, и о том, каким способом может быть правильно совершаема жертва, разумею за грех, и какие части ее могут быть снедаемы служащими, а какие, напротив, избираются в воню благоухания; ибо написано так: и вся, сказано, яже о гресе аще принесутся от крове их в скинию свидения, ко очищению в месте святом, да не спедятся, огнем да сожгутся. И сей закон овна иже о преступлении: Святая святых суть. На месте на немже закалают всесо­жжение, да заколют овна иже о преступлении пред Господем. И кровь да пролиют на стояло олтаря окрест: и весь тук его да принесет от него,

372

 

 

и чресла, и весь тук покрываю­щий утробу, и весь тук иже на утробе. И обе почки, и тук иже на них, иже на стегнах, и препонку яже на печени с почками, да отымет я. И вознесет я жрец на олтарь принос Господу: о преступлении есть. Всяк мужеск пол от жрец да снест я, на месте святе да снедят я: святая святых суть. Якоже греха ради, тако и преступления ради, закон един их: жрец иже помолится о нем, ему да будет (Лев. 6, 30; 7, 1-7). Запрещает употреблять в пищу внутренности (утробу) жертв. Одному Богу, сказано, они должны быть посвящаемы и Ему Приносимы; ибо это, думаю, означает изречение: огнем да сожгутся, то есть должны быть отделены для посвящения одному Божественному и все превосходящему естеству, обра­зом Которого служит огонь. Когда же приносится в жертву овен преступления, то кровь проливается у подножия (сто­яла) алтаря: ибо свята и священна, равно как и благоуханна смерть Христова. Возносятся внутренности, тук (жир), почки и лопасти (препонка) печени. Это, я думаю, как и раньше говорил, служит образом добродетели не единой, но как бы и виде многих: ибо весьма много видов добродетели. Итак, мы оправданы во Христе, претерпевшем за нас смерть и принес­шем Себя Самого в воню благоухания Богу и Отцу (Еф. 5, 2). А что мы не безвозмездно будем служить

373

 

 

Богу, это уяс­няет, тотчас же и кряду говоря: и жрец приносяй всесожжение человечо, кожа всесожжения, еже приносит он, ему да будет. И всяка жертва яже сотворится в пещи, и всяка яже сотворится на огнищи, или на сковраде, жертву иже приносит ю, тому да будет. И всяка жертва спряжена с елеем, и яже не спряжена, всем сыном Аароним комуждо равно да будет (Лев. 7, 8-10). Сохраняется и церквах и сей закон, и предписывает равенство между священнодействую­щими, разделяя каждому без различия дары бескровной жерт­вы. И зная это, Павел пишет: тако и Господь повеле служащим олтарю от алтаря жить (1 Кор. 9, 13-14). И принося­щие жертвы общницы олтареви суть, как он же опять говорит в другом месте (10, 18).

П. Это так.

К. Благоустрояет также и жертву хваления и дает запо­ведь о том, как она должна быть совершаема, говоря: сей закон жертвы спасения, юже принесут Господу. Аще убо похваления ради принесет ю, и принесет на жертву хваления хлебы от муки пшеничны пряжены в елей, и опресноки помазаны елеем и муку тиеничну смешену с елеем: с хлебы квасными да принесет дар свой на жертву хваления спасительнаго: и да принесет един от всех даров своих участие Господу: жерву возливающему кровь жертвы спасения, тому да будет. И

374

 

 

мяса жертвы хваления спасительнаго тому да будут, и в оньже день принесутся, да снедятся: да не оставят от него на утрие (Лев. 7, 11-15). Повелел совершать жертву хваления на хлебах квасных, хотя ясно и очевидно высказал в другом месте: всяк квас и всяк мед да не принесете Господу Богу вашему дар: от начатков да принесете я Господу: на олтарь же да не вознесутся в воню благовония Господу (2, 11-12). Не считаешь ли ты, Палладий, полез­ным полюбопытствовать об этом?

П. И очень.

К. Итак, скажем, сколько возможно тщательно исследуя и идя стезею сокровенною, какой вид домостроительства будет заключаться в этом. И божественный Давид, бряцая на духов­ной лире, вполне согласно с законом говорит: чашу спасения прииму, и имя Господне призову (Псал. 115, 4), чашею спасения очевидно называя жертву хваления. Приносим и мы хваление, собираясь во множестве в церквах, в единстве духа и как бы в одном теле и в одной душе, верою; ибо написано: народу же веровавшему бе сердце и душа едина (Деян. 4, 32). Соверша­ем также славословия часто и уединяясь каждый в доме, днем и ночью; и это дело обычно для людей честных. Разве не правду я говорю?

П. Как же нет?

К. По в церквах ли всенародно приносит-

375

 

 

ся нами жерт­ва, в других ли местах совершается, поодиночке ли или меж­ду двумя, тремя и большим числом лиц, безразлично предстояние привыкших песнословить и для сего сошедшихся: ибо вместе с очищенными уже чрез святое крещение возно­сит жертву сию и еще оглашаемый; но вместе с совершен­ными вознесши хвалу, от более таинственного еще удаляет­ся и от жертвы Христовой устраняется. Поэтому прекрасно закон предвозвещал домостроительство и повелел совершать жертву хваления на квасных хлебах и на бесквасных пече­ньях (опресноках). Каждое из поименованного, как я думаю, означает вид жизни: хлеб квашеный будет служить образом жития и жизни, еще не очищенной святым крещением и не совсем освобожденной от мирской нечистоты; бесквасное же печенье уже очищенной во Христе чрез веру, — жизни, говорю, совершенных, к которым и божественный Павел воз­глашал, говоря: темже да празднуем не в квасе ветсе, ни в квасе злобы и лукавства, по в безквасиих чистоты и исти­ны (1 Кор. 5, 8). И еще: очистите убо ветхий квас, да будете ново смешение, якоже есте безквасни (5, 7).

П. Ты превосходно сказал.

К. А пшеничная мука затем, еще не приведенная к едине­нию, как, например, с хлебом или печеньем, но как бы остаю­щаяся

376

 

 

еще в крупинках, указует на похвалу приносящих ее как бы на каждый раз особо и поодиночке: ибо мы приятны Богу, совершая славословия и в частности каждый, и все во множестве, как один. Возливается же на жертву хваления елей, означая радость совершаемого и то, что для обыкших приносить ее во всяком случае и всячески последует помило­вание от Бога. Пожри, сказано, Богови жертву хвалы, и воздаждь Вышнему молитвы твоя: и призови Мя в день скорби твоея, и изму тя, и прославиши Мя (Псал. 49, 14-15). Пишет также негде и ученик Христов: унывает ли кто в вас? Да молитву деет: благодушествует ли? Да поет (Иак. 5, 13). Итак, ясно повелел, чтобы жертва хваления совершае­ма была на хлебах квашеных и бесквасных печеньях, и еще в крупинках пшеничной муки; когда же все это поодиночке было принесено от каждого и мука пшеничная, сколько ее могло быть в одной горсти, и когда заклана была овца, и внутренности воскурены но закону, а остальное отдано в пищу поставленным на священнодействие, чем закон являл не бесприбыточным священство, тогда присоединяет к сему еще повеление, говоря: в оньже день принесется, да снестся: да не оставят от него на утрие (Лев. 7, 15). Чрез сие можно легко понять следующее: когда пройдет это время и век на­стоящий ми-

377

 

 

нет как день, тогда у нас измышлен будет другой способ славословия помимо тех, которые мы знаем. Как осво­божденные от владычества фараонова в подзаконное время, радуясь, говорили: поим Господеви, славно бо прославися: коня и всадника вверже в море (Исх. 15, 1 и 21), а некоторые из святых, созерцая наперед в духе несравненно более свет­лые и превосходные дела пришествия Спасителя нашего, вос­клицали: воспойте Господеви песнь нову (Псал. 97, 1); и песнь эта была: взыде Бог в воскликновении (46, 6), пленив ад и сказав сущим во узах: изыдите, и сущим во тьме: открыйтеся (Иса. 49, 9): таким же, думаю, образом, когда упразднит­ся смерть и грех совсем разрешится, будет приличествующий времени и способ хваления: ибо мы за большее будем воспе­вать и, обогатившись превосходящими ум и слово благами, светлейшими похвалами увенчаем вместе с Богом и Отцом Подателя нам всех благ Христа. Аще пророчествия, ска­зано, упразднятся, аще разум испразднится: и ныне от части разумеваем: егда же приидет совершенное, тогда, еже от части, упразднится (1 Кор. 13, 8-10). Также и Сам Христос негде сказал: сия в притчах глаголах вам: по при идет час, егда ктому в притчах не глаголю вам, но яве о Отце возвещу вам (Иоан. 16, 25). Итак, поелику в нас будет по времени знание со-

378

 

 

вершеннейшее, то мы возвышеннее, нежели ныне, и воспевать будем.

П. Рассуждение вероятно.

К. Установив таким образом для каждой жертвы приличе­ствующие ей границы и весьма ясно высказав, как ее совершать, тотчас делает священнодействователя общником алтаря; ибо написано так: и рече Господь ко Аарону, глаголя: ты и сынове твои, и дом отечества твоего, возмите начатки святых, ты же и сынове твои возмите грехи жречества вашего (Чис. 18, 1). Присоединив же к сему, что им должно с возбужденным и трезвенным умом приниматься за священные занятия, говорит: и се Аз дах вам снабдение начатков от всех освященных Мне от сынов Израилевых: тебе дах я в честь, и сыном твоим по тебе законно вечно. И сие да будет вам от освященных свя­тых приношений, от всех даров их, и от всех жертв их, и от всех грех их, елика отдают Мне от всех святынь, тебе да будут, и сыном твоим. Во Святом святых ядите я: всяк мужеский полядите я, ты и сынове твои: свята будут тебе. И сие да будет вам от начатков даяний их, от всех возложе­ний сынов Израилевых: тебе дах я и сыном твоим, и дщерем твоим с тобою законно вечно: всяк чистый в дому твоем да яст я. Всяк начаток елей, и всяк начаток вина, и пшеницы, начаток их

379

 

 

елика аще отдадят Господу, тебе дах я. Перво­родная вся елика в земли их, елика аще принесут Господу, тебе да будут: всяк чистый в дому твоем да яст я. Всяко освященное в сынех Израилевых, тебе да будет. И всякое разверзающее ложесна от всякия плоти, елика приносят Гос­поду, от человека до скота, тебе да будут: но токмо искуп­лением искупятся первенцы человечестии, и первенцы скотов нечистых да искупятся: и искуп его от единаго месяца, сценение пять сикль, по сиклю святому: двадесять медняц ц) есть. Обаче первородная телцев, и первородная овец, и первород­ная коз, да не искупятся: святая суть: и кровь их проливши у олтаря, и тук принесеши принос в воню благовония Господу: и мяса тебе да будут якоже и груди возложения, и по раму десному тебе да будут. Всяко участие святых, елика аще отлучат сынове Израильтестии Господу, тебе дах, и сыном твоим, и дщерем твоим с тобою, законно вечно: завет соли вечныя есть пред Господем, тебе и семени твоему по тебе (Чис. 18, 8-19). Итак, отсюда понимаешь, думаю, и очень ясно, что всякий вид жертвы и приношения наглядно отделил свя­щенному

ц) По-гречески оволов. Овол представлял собою медную монету (χαλκοῦς) ценностью в шестую часть драхмы аттической (Египетская драх­ма равнялась 10 оволам), серебряной монеты в 20-25 копеек, следо­вательно равнялась нашим 3-4 копейкам А отсюда сикль священный еврейский равняется 20 оволам или нашим 70-80 копейкам.

380

 

 

и избранному роду: и от всякого преступления, и от всех грехов, то есть жертвы за всякое преступление и грех: ибо имя жертвам за грех есть грех. Посему-то и мудрый Па­вел у нас прилагает ко Христу это изречение закона, говоря: молим по Христе, примиритеся с Богом. Неведевшаго бо греха по нас грех сотвори (2 Кор. 5, 20-21): потому что Сын заклан был за грехи наши, по Писаниям, яко агня незлобивое (Иер. 11, 19; сн. Ис. 53, 7; Деян. 8, 32; Апок. 5, 6-12 и др.). А что имя грех со стороны закона прилагается к жертвам за грехи наши, это Бог уясняет, говоря чрез пророка о священно­действующих: грехи людей Моих снедят (Ос. 4, 8), то есть жертвы за грехи народа Моего будут пищей для священни­ков. Итак, Он отделяет им остаток всякой жертвы и повелева­ет употреблять в пищу, но только, говорит, во святом месте и всякому мужескому полу (Чис. 18, 10). Какой смысл сего, о том уже сказано нами в предшествующем; а начаток елея, пшеницы и вина, и выкуп первородных, и возложения назна­чены в пищу уже не для одного мужеского пола и не в святом притворе, но в доме священника и предлагаются для вкуше­ния даже дщерям и всякому знакомому и домашнему. И та­кое различение необходимо заметить: ибо остатки жертв при­личны к употреблению только

381

 

 

одним освященным и не дол­жны быть как бы общей пищей; и приличествующее им место есть место святое. Что же касается до прочего, что принесено как дар, эго, говорит, как бы занимает второе место и может принадлежать всему дому священнодействующих, лишь бы только вкушающий был чист, то есть не осквернен: по закону, лишь бы не был не обрезанный, не иноплеменник, не прока­женный, не страдающий семятечением (Лев. 13; 15 и др.); а по цели новозаветного Писания и верованию церковному, лишь бы не был несвященный и неверный, но был бы благочес­тивый и боголюбивый: ибо возведенным на Божественное свя­щеннодействие наиболее всего приличествует прилеплять­ся к тем, которые добры нравами и имеют душу, полную люб­ви Божественной. Присоединив же к сему, что завет соли вечныя есть пред Господем, тебе и семени твоему по тебе (Чис. 18, 19), повелел всячески наблюдать то, о чем и в другом месте сказал: не будет недостатка в соли завета Господня от жертв ваших, во всяком даре вашем да принесете Господу Богу вашему соль (Лев. 2, 13). А что солью посыпалась жертва, этот образ означал то, чтобы мы благоразумно посвящали себя Богу и как бы делали наиприятнейшим Ему доступ к Нему: ибо не снестся хлеб без соли, по написанному (Иов. 6, 6).

382

 

 

Вы есте соль земли, — провозгласил святым Апостолам и Христос (Матф. 5,13).

Я. Ты хорошо сказал.

К. Таковы законы, по которым освященным прилично свя­щенствовать. А что избранным, получившим наилучшее суж­дение о себе, необходимо удаляться и от скверного сообщества, и от мирского попечения, при котором и ум хорошо утверж­денный может быть опьянен и едва не уклоняется к неразум­ным удовольствиям, это уясняет, говоря в книге Левит: вина и сикера не пийте, ты и сынове твои с тобою, егда входите в скинию свидения, или приступающим вам ко олтарю, и да не умрете. (И будет сие) законно вечно в роды ваша: отлучити между вещми святыми и между сквернавыми, и между нечистыми и между чистыми, и устроити сыном Израиле­вым вся законная, яже глагола Господь к ним рукою Моисеовою (10, 9-11). Итак, смотри, как необходимо им бодр­ствовать; и причиной смерти может служить тот случай, когда приступают к священному служению с умом помраченным и сердцем озабоченным и одержимым мирским опьянением (так как некоторые пьяны и без вина): ибо иногда ум доходит до безобразия, не держась правого пути, и тогда священное при­ходит в упадок, и дела совершаются уже не в Порядке, но как бы сбиваются с правого пути. Находящиеся в таком состоянии необходимо оскор-

383

 

 

бляют Бога и потерпят горькое наказание за легкомыслие. Итак, необходимо бодрствовать, оттрясая опь­янение, происходящее от мирского попечения. Делать это вну­шает и Сам Спаситель, говоря: внемлите да не когда отягча­ют сердца ваша заботой и печальми житейскими (Лк. 21, 34). А каков у нас может быть способ трезвенности или как нам пребыть нескверными и чистыми, и свободными от нака­зания, это означил тотчас: отлучити, говорит, между свя­тым и сквернавым, и чистым и нечистым, и устроити сы­ном Израилевым вся законная, яже глагола Господь рукою Моисеовою (Лев. 10, 10-11). Очевидно должно сказать то, что священникам надлежит, оттрясая опьянение, удаляться от му­жей не святых, скверных и нечистых. И это, думаю, может сделать всякий, и очень легко, пребывая нескверным и чис­тым: ибо всяко животно, сказано, любит подобное себе, и к подобному себе прилепится муж (Сир. 13, 19). К тому же священникам надлежит быть мудрыми и учительными: пото­му что поставленный над словесным стадом должен быть трез­вен и учителем. И весьма хорошо сказано: устроити, то есть разъяснить, так чтобы слушающие могли познать, что закон есть пестун (Гал. 3, 24) и изрекает таинство Христово: ибо он нисколько не недоступен и не требует объяснения, если не будет понимаем духовно, так как буквальный смысл совер­шенно прост и свободен от тени неясности.

384


Страница сгенерирована за 0.14 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.