Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл Александрийский, святитель

КНИГА 10. Еще о том же и о бывшем во святой скинии

Ясно ли для тебя, Палладий, и достаточно ли полно сло­во, сказанное нами о святой скинии и о бывшем в ней?

Палладий. Ясно — весьма, но вовсе не полно.

Кирилл. Так не хочешь ли, мы весьма охотно снова пе­рейдем к тому, что кажется недостаточным в рассуждениях о ней? Ибо ты, по всей вероятности, считаешь нужным, чтобы присоединено было слово, объясняющее то, каким образом она была воздвигнута, и когда, и как расположено было за­ключавшееся в ней, и что такое оправдания и законы, обнов­ление и освящение и суды.

П. Да, скажи еще о каждом из этих предметов: ибо ты рассуждаешь правильно.

К. Итак, я буду говорить, ты же, в свою очередь, будь снисходителен, приняв во внимание полнейшую трудность подлежащего рассмотрению, и если, может быть, я что-либо скажу далекое от основательности и отступающее от надлежа­щего смысла, ты изменяй и поправляй:

185

 

 

ибо я сделаю тебя сподвижником и помощником моей речи.

П. Приступай, с Божией помощью.

К. Итак, когда совершены были как следует дела святой скинии, а равно и каждая из принадлежностей ее мудро и искусно была сделана, по образцу красоты, показанному на горе, Господь сказал Моисею, говоря: в день первый месяца перваго, в новомесячие поставиши скинию свидения (Исх. 40, 2). И чрез несколько слов еще: и бысть, — сказано, — в первый месяц во второе лето исходящим им от Египта в новомесячии ста скиния: и постави Моисей скинию (ст. 17-18) И так воздвигнута была, по изволению Божию, древняя ски­ния, весьма хорошо пред открывавшая в себе образы Церкви, мыслимой во Христе. Исследуем же, если угодно, причины того, почему она воздвигнута была именно Моисеем, а об Иисусе Навине на этот раз умалчивается, хотя он всегда предстоял всеизряднейшему Моисею, восходил с ним на гору Синай и по гласу Моисея воевал и выводил полки в сраже­ние с Амаликом: ибо некогда он (Моисей) сказал ему: избе­ри себе мужи сильны, и изшед ополчися на Амалика заутра (Исх. 17, 9). И он ополчился и победил (40, 10 и 13). Не достойно ли исследования то, какое основание этого?

П. Совершенно так.

К. Итак, если кто решится сколько возможно

186

 

 

тщательно исследовать смысл таинства в каждом из сделанного, тот изумленный скажет: о глубина богатства и премудрости и разума Божия (Рим. 11, 33)! Ибо смотри, как и глубок и необходим смысл в каждом: с восходящим на гору боже­ственным Моисеем восходит вместе Иисус; ибо не иначе до­ступен Отец, как только через Сына. И истинно то, что говорит Он: никто же приидет к Отцу, токмо Мною (Иоан. 14, 6). Посему и самим святым возможен доступ только во Христе, и не может кто бы то ни было воспрянуть, как бы на гору, к высокому некоему и превознесенному созерцанию, но даже, я думаю, и быть близ Бога, то есть по способу союза жития в Духе и освящении, если не будет с ним Еммануил, Который и недостижимое для человеков делает дос­тупным и легко достигаемым. Об этом-то, я думаю, сказано устами Исаии: всяка дебрь наполнится, и всяка гора и холм смирится: и будут вся стропотная в право, и острая в пути гладки (40, 4): ибо во Христе для нас и крутое делается ровным, и шероховатое — удобопроходным, и неудобопроходное — гладким и низменным; ибо, как еще гово­рит негде тот же пророк, путь благочестивых прав бысть и приуготован путь благочестивых (26, 7). Итак, необ­ходимо совосходит Иисус с божественным Моисеем: ибо Отец доступен, как я сказал, чрез Сына, и Он есть Посредник, чрез Себя

187

 

 

Самого соединяющий нас (с Отцом) и возводя­щий на преестественную высоту. Ополчился же (Иисус На­вин) с избранными мужами и победил Амалика: ибо Христос избравши святых, начатком которых были Божественные ученики, победил началовождя века сего. Но Моисей был повелевавшим: ибо под законом был Сын (срав. Гал. 4, 4) хотя и Законоположником пребывая как Бог. И время Ополчения было не на тот самый день, в который было дано повеление Моисея, но заутра, то есть перенесено было на другое время: ибо закон предвозвестил будущее и содержит ясное повествование о делах Спасителя, если разумеется духовно. По сей то причине, как я думаю, и святую скинию воздвиг Моисей: ибо не бесполезно для устроения Церкви наставление чрез закон,, потому что он детоводит ко Христу, который есть Глава Церкви и всякое устроение, столп и утверждение истины, как написано (1 Тим. 3, 15). Так и к иудеям возгласил Христос: аще бысте веровали Моисеови, веровали бысте и Мне, о Мне бо той писа (Иоан. 5, 46). Посему созидает и Моисей, то есть наставление чрез закон, Церковь Христову, предоткрывая как бы еще в тенях таин­ство ее. Лицо Моисея иногда представляет собою данный чрез него закон, как сказано правильно и в евангельских притчах: имут Моисеа и пророки (Лк. 16, 29).

188

 

 

П. Ты сказал правильно

К. Что же обозначается тем, что святую скинию надле­жало водрузить в один день и притом в повомесячие перво­го месяца и во второй год (Исх. 40, 2. 17-18), об этом мы скажем теперь, исследуя истинное и кажущееся наилучшим для читателей: ибо день один указывает на то вожделенное для нас и спасительное время, в которое Единородный, соделавшись человеком, смертью Своей Плоти стяжал Богу и Отцу сущих на земле. Время же это было одно из всех: умерый бо единою, ктому уже не умирает: смерть Им ктому не обладает, по Писаниям (Рим. 6, 7, 10 и 9): ибо мы уже не будем ожидать, что Сын умрет за нас и за духов, которые в аде, и что будет второй начаток умершим (1 Кор. 15, 20): потому что если не будет смерти, то как же будет и воскресе­ние? Итак, можно, не говоря лжи, сказать, что время этого одно, как я сказал недавно, и день один, о котором и пророк упомянул, говоря как бы от лица Бога: во время приятно послушах тебе и в день спасения помогох ти (Ис. 49, 8) Пишет же и божественный Павел, се ныне время благоприятно, се ныне день спасения (2 Кор. 6, 2), в который Христос воскрес из мертвых, разрушив страшную державу смерти, когда и святых Апостолов, как бы каких строителей и духов­ных художников Церкви из язычников, поставил, говоря шедше

189

 

 

научите вся языки, крестяще их во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, у чаще их блюсти вся елика заповедах вам: и се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века (Матф. 28, 19—20): ибо разве ты не то считаешь устроением Церкви?

П. Что ты имеешь в виду?

К. Преданную святыми тайноводителями веру и пропове­данное ими житие, разумею во Христе и единение с Богом, совершаемое чрез святое крещение и причастие Святого Духа; ибо так взывает к нам Павел, говоря: и вы яко камение живо зиждитеся в храм духовен, в Церковь святую, в жилище Божие Духом (Ефес. 2, 22 и 21; 1 Пет. 2, 5): потому что древле Христос предызображаем был как бы в различных сосудах в святой скинии, как золотой кадильник, как кивот, как све­тильник, а равно и как трапеза и бывшее на ней. В настоящее же время, я думаю, каждый из уверовавших называется до­мом и храмом Божиим, имея обитающего в себе Христа: ибо Он вселяется верою в сердца наши, как написано (Ефес. 3, 17), один и тот же пребывая по естеству, хотя и мыслится с плотью, ибо един Бог Отец, из Негоже вся, и един Господь Иисус Христос, Имже вся (1 Кор. 8, 6), в различных же свойствах Божества имея в Себе как бы многообразие и раз­лично мыслимый: потому что Он существует в нас как Слово Божие, и Премудрость, и Свет, и Жизнь, и Хлеб животный,

190

 

 

и Сходящий с небеси (Иоан. 1, 14; 1 Кор. 1, 24 и 30, Ин. 8, 12; 12, 46; 14, 6; 6, 51).

П. Я понял, что ты говоришь.

К. Итак, время вочеловечения и вожделеннейший день воскресения из мертвых предызображен был для нас древле словами Бога: в день первый поставиши скинию (Исх. 40, 2). Слова же: в новомесячие месяца перваго (там же) — можно рассматривать, Палладий, как с пользою и необходимостью присоединенные: ибо как начало месяца есть первый из дней в нем, то есть новомесячие, так и как бы некоторое начало нового века и наступление новости времен есть время прише­ствия; потому что во Христе нова тварь: древняя мимоидоша (2 Кор. 5, 17; сн. Гал, 6, 15). Воссиявает же как бы нам век после настоящего будущий, ныне как бы еще в надежде види­мый, тогда же и истинно имеющий наступить, когда Христос снова воссияет нам со святыми Ангелами во славе Отца, Имея взять с Собою и ввести в давно ожидаемую славу и Царство решившихся ходить в новости жизни и в терпении обогатившихся отличнейшею красотою евангельского жития. А что нова тварь и как бы новое поколение времен и вещей во Христе, это очень ясно указывает гадательное значение меся­ца перваго, в который на земле являются мягкие и свежие травы, совершается распускание растений и виднеется мно-

191

 

 

го­образная красота луговых цветов, при радостном весеннем благоухании г); ибо как бы в таковое же время Христос воззвал Церковь из язычников, так говоря: востани, прииди ближняя моя, добрая моя, голубице моя: яко се зима прейде, дождь отыде, отыде в себе: цвети явишася на земли, время обреза­ния приспе (Песн. песн. 2, 10-12): ибо снова зацвело естество чело­века, как бы какое растение, быв иссушено смертью по причине преступления Адамова и владычествовавшего над всеми нами греха. Слышу же Христа, говорящего и чрез одного из святых пророков: Аз есмь Сам глаголяй, ту есмь, как весеннее время д) на горах (Ис. 52, 6-7): ибо что производит весна в горах и лесах, увенчивая растения новою отраслью, то же и в нас со­вершило пришествие Спасителя нашего, бывшее по порядку времен как бы во второе лето, а не в первое время, в которое был закон и лик пророков и в которое властвовала смерть: ибо царствовала (смерть) от Адама даже до Моисеа (Рим. 5, 14). Итак, как бы во второе

г) Нужно принять во внимание при этом, что первый месяц года у евреев соответствовал нашему марту, когда в Палестине весна являлась уже во всей своей красе.

д) ρα — время, весеннее время. В некоторых кодексах греческого перевода Библии читается вместо этого слова ραίοι (красивые), н сообразно с этим последним чтением сделан славянский перевод: ту есмь. Коль красны на горах (ноги благовествующих мир).

192

 

 

лето, то есть как бы во время, следовавшее за первым, в которое был закон, воссияла Цер­ковь из язычников, имея обитающим в себе Христа — кончину пророков и закона (ср. Рим. 10, 4 и Мф. 5, 17). Не кажется ли тебе, что слово наше направляется к решению прямому и ис­тинному?

П. Совершенно так.

К. Думаю же я, что истиннейшая скиния предвозвещена нам устами Исаии, говорящего как бы к каждому из званных в вере к праведности: очи твои узрят Иерусалим, города богатые, кущи, которые не поколеблются, ниже подвигнутся колие храмины его, и ужя его не преторгнутся в вечное время (Ис. 33, 20); ибо Церковь есть град Божий, о котором и божественный Давид воспомянул, говоря: преславная глаголашася о тебе граде Божий (Пс, 86, 3): она богато украшена вышни­ми и небесными дарованиями и имеет непоколебимое в твер­дости стояние, водружение и пребывание, ибо врата адова не одолеют ей, по слову Спасителя (Матф. 16, 18).

П. Ты рассуждаешь весьма правильно и правдоподобно.

К. А что, когда воздвигнута была скиния, надлежало быть расположенным в порядке тому, что было в пей, а не разбро­санно и небрежно, этому научает всех Владыка Бог, говоря: и да положиши кивот свидения, и покрывши ки-

193

 

 

вот завесою. И внесеши трапезу, и предложиши предложение ея. И внесеши светилник, и поставиши светила его. И положиши олтарь златый, в каждение пред кивотом. И возложиши покров за­весы над дверию скинии свидения, и олтарь приношений по­ставиши у дверей скинии свидения. И поставиши скинию и все, что в ней, поставишь окрест (Исх. 40, 3-6 и 8). Но в этом можно видеть, что внесены в святую скинию священные сосуды; приличествующее же каждому и отдельное место еще нельзя ясно видеть. Так не желаешь ли, мы соберем тонкие и точные сведения о такого рода относящихся к скинии повеле­ниях?

П. Весьма охотно.

К. Итак, Бог сказал священному Моисею: и да сотвориши завесу от синеты, и багряницы, и червленицы сканыя, и виссона пряденаго: делом тканым да сотвориши ю херувимы. И возложиши ю нa четыри столпы негниющия позлаще­ны златом: и верхи их златы, и стояла их четыри сребряна. И повесиши завесу на столпех: и внесеши тамо внутрь заве­сы кивот свидения: и разделяти будет завеса вам посреде святилища, и посреде святая святых. Закрывши завесою кивот свидения во святая святых. И поставиши трапезу вне завесы, и светилник прямо трапезы на стране скинии, яже к югу: и трапезу поставиши на стране скинии,

194

 

 

яже к северу. И да сотвориши закров в дверех скинии от синеты, и багряницы, и червленицы сканыя, и виссона сканаго, делом пестрящаго. И да сотвориши завесу пять столпов, и позлатиши их златом: и верхи их златы: и да сливши им пять стоял медяных (Исх. 26, 31-37). Но об этом сказано сие; об Умывальнице же следующим образом: сотвори умывалницу медяну, и стояло ей медяно, еже умыватися: и да поставиши ю между скиниею свидения и между олтарем (30, 18). Ясно ли для тебя сказанное о каждом предмете?

П. Не так ясно: я нахожусь в затруднении, уверяю тебя, и что значит это, сказать не могу.

К. Итак, на каждое из предложенных предписаний, взяв­ши полезное для их рассмотрения, я сделаю, как могу, ясное и удобопонятное толкование. Воздвигнута, Палладий, в пус­тыне святая скиния как бы в двояком положении и виде: одна часть ее была внутреннейшая, имя же ей — Святая Святых; преддверием же как бы некоторым к ней и первою около нее частью была та, которая называлась Святое. И во внутреннейшую скинию был поставлен кивот, имея на четырех золо­тых столпах завесу, искусно сделанную из голубой, пурпуро­вой и червленой ткани и крученого виссона. Но уже сказавши и, как я думаю, достаточно о виссоне, о пурпуровой, червле­ной и голубой шерсти, удалим тождесловие, а скажем на на­стоящий раз лишь следующее: завеса на четы-

195

 

 

рех золотых столпах, основания (стояла) которых были серебряные, про­являла тогда таинство Христа: ибо разве не назвал для нас завесою Тело Христа и мудрый Павел, так говоря: егоже (то есть вход во святая) обновил есть нам путем новым и живым, завесою, сирень Плотию Своею? (Евр. 10, 20 и 19.)

П. Ты сказал правильно.

К. Так усматривай же как бы в сени и гадании, что Слово, будучи Бог и от Бога Отца но естеству, было, как бы в золотом и негниющем кивоте, в воспринятом от Девы храме: ибо не­тленно и честно Тело Христа; едва же и не таился Он как бы за завесою, принявши плоть. Говорим, что таится рожденное от Бога Слово не так, чтобы Оно ограничивалось малым те­лом: Сын существует везде и во всем, но таится смотрительно и выжидает времени явления. Время же явления всем есть воскресение из мертвых: ибо прежде честного креста Он запо­ведовал святым ученикам, да не яве Его творят: так написа­но (Матф. 12, 16). После же того, как, претерпевши смерть, Он воскрес, говорит: шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа (28, 19). Итак, завеса повешена была на столпах, скрывая внутри кивот, и была об­разом Христа, подъемлемого на высоту проповеданиями свя­тых евангелистов и в славе Божества видимого для нахо-

196

 

 

дя­щихся в святой скинии, то есть в Церкви. Столпов четыре, золотых и посеребренных: равночисленны им и Евангелисты, светлые и честные. Итак, положен был кивот, а сверху донизу доходившая завеса из виссона, пурпуровой и других шерстей делала его невидимым. С верху же завесы и расположенных направо и налево Херувимов давал откровения Бог, показы­вая, что Он выше всей твари и что даже все высочайшие из разумных существ, то есть Серафимы, ниже Божественной и неизреченной славы и копьеносят е) даже Сыну, хотя Он и соделался плотью и был как бы в уменьшении равенства пред Отцом, так как стал человеком. Поэтому и сказал Сам: Отец Мой болий Мене есть (Иоан. 14, 28). Будучи же равен Родив­шему по естеству, говорит, что соделался меньшим Его только по человечеству. Посему и в святой скинии вокруг завесы Херувимы, и те копьеносят Сыну как Богу. Также над самою завесою, которая была образом Христа, мыслится Бог: ибо сказано: и познан буду тебе оттуду, и возглаголю тебе (Исх. 25, 22): потому что Отец выше всей твари и Самого Еммануила, не постольку, поскольку Он мыслится и есть Бог, — ибо Он по всему равен Богу, но по отношению к образу раба и мере человечества.

е) В объяснение сего см. примечание к книге девятой, на стр. 134 тома второго тома второго под буквой щ).

197

 

 

П. Как тонко слово и глубоко.                                            .

К. Однако же не удаляется от цели.

Я. Соглашаюсь.

К. По установлении же таковом кивота и положиши, говорит, олтарь златый, в каждение пред кивотом (Исх. 40, 5). А что олтарь златый есть Христос, об этом, мне кажется, достаточно сказано нами. Полагается же он пред кивотом, над которым была завеса, а вокруг — Серафимы и выше всего — Бог, как бы принимающий несравненное благо­ухание Еммануила: ибо греха не сотвори, ниже обретеся лесть во устех Его, как написано (Ис. 53, 9); посему и Сам сказал: Отец любит Сына (Иоан. 3, 35). Приятны же Богу и мы, благоухая миром Христовым, в чем уверит и Павел, пишу­щий: Богу же благодарение всегда победители нас творяще­му о Христе, и воню разума Его являющу нами, яко Христово благоухание есмы Богови (2 Кор. 2, 14-15).

П. Ты сказал правильно.

К. Проникая взором в написанное, мы поймем точно, что кивот поставлен был на стороне святой скинии, которая к западу; пред ним же золотой алтарь в месте восточном: ибо восток и запад, север и юг исполнены Христа. Так и место для светильника — южная сторона скинии, для трапезы же — северная. И что обоими этими предметами означается Хрис­тос, мы уже прежде показали в длинной речи: ибо что

198

 

 

Хрис­тос есть свет, на это указывает светильник; а что Он есть жизнь и хлеб животный, на то указывает трапеза и то, что было на ней. Только о том еще размысли и взирай вот на какое таинство: самая южная — страна иудеев, а самая север­ная — страна язычников. Итак, из положения обоих, то есть светильника и трапезы, желающие очень легко могут понять, что Христос воссиял как свет иудеям и у них проповедовал. Аз есмь свет (Иоан. 8, 12). ибо Он послан ко овцам погибшим дому Израилева (Матф. 15, 24). И их обетования, по Писани­ям (Рим. 9, 4). Поелику же они не приняли света истины, то Он соделался жизнью и хлебом с небеси для язычников. И язычники не без света: это ты можешь узнать из того, что свет светильника достигал и северных частей скинии. Так как свя­тая скиния была тесна, то ничего нет безрассудного думать, что светильник едва не рядом поставлен был с трапезою, хотя и к югу имел место. Являет же нам и иначе сей образ, что, когда сияет свет Божественный, то достойным можно бывает причаститься Христа, как хлеба животного и истинного. Пи­шет также еще и божественный Павел, что язычники соделались сотелесниками и сопричастниками Христа (Ефес. 3, 6). Сотелесниками же и сопричастниками язычники сделались исполняемые светом, то есть мысленным, когда день озаряет и денница

199

 

 

возсиявает в уме, как сказал некто из учеников Спасителя (2 Пет. 1, 19). Когда так расположено и устроено было находившееся в Святом Святых, Он повелел сделать занавес или завесу из голубой, пурпуровой и червленой ткани и крученого виссона (Исх. 26, 36). И сказал, чтобы ее непре­менно простерли над входами в скинию, повесив ее на пяти позолоченных столпах, подножия которых медные. И про­стертое над дверями именует занавесом потому, думаю я, что он с помощью малых колец отдергивался, открывая вход; но, будучи потом задернут и простираясь во всю свою ширину над дверьми, скрывал Святое. Пять же столпов позолоченjjbix и с медными подножиями предызображают явившихся как бы в пятое время, в которое было пришествие Христа, учителей и вождей церковных; которые, право уча слову ис­тины, суть честны как золото и благозвучны как медь, потому что во всю землю изыде вещание их, и в концы вселенныя глаголы их (Псал. 18, 5; сн. Рим. 10, 18), и которые искусным и богодухновенным тайноводством открывают как бы вход же­лающим войти во Святая Святых. Итак, Святая Святых, то есть внутреннейшая скиния, закрыта была завесою. Прямо же ко второй прилегала и пристроена была первая скиния, имевшая алтарь для приношений, на котором совершались всякое кровавое приношение, хлебные приношения

200

 

 

и ливан, и всякая жертва, и возлияние; и кроме алтаря еще медная умывальница. Место же алтарю было пред дверьми скинии, очевидно внешней, а умывальнице — по самой средине ски­нии.

П. Какой смысл имеет это новое твое замечание?

К. Все в Священном Писании, Палладий, точно, и совер­шенно ничего в нем нет напрасного ибо смотри, как это зага­дочное предписание показывает нам, что закон детоводит ко Христу. Алтарь служения по закону ставится у самого входа в Святая Святых: ибо закон приводит нас только к началам таинств Христа и как бы к первым входам в точное познание Его, но никоим образом не вводит во Святая Святых, то есть во внутреннейшую скинию, в которой Христос существует многовидно — как Слово Божие, как свет, как хлеб живот­ный, как воня благоухания Богу и Отцу Не думаешь ли ты, что эти предуготовительные действия служения по закону были стихиями и началами глаголов Божиих?

П. Правда.

К. А что закон ничто же совершил, невозможно бо крови юнчей и козлей отпущати грехи (Евр. 7, 19; 10, 4), это узна­ешь ты тотчас и без большого труда, как только вдумаешься в употребление умывальницы. Поставлена была она в средине первой скинии светлая и со всех сторон видимая, служа к предварительному

201

 

 

омовению водой ее входящих во Святая Святых: ибо так положено было иереям законом о сем. Итак, Даже и кажущееся совершение в законе несовершенно, преду­казывая собою очищение чрез святое крещение, которое измывает род священный, разумею оправданных в вере, которым и божественный ученик провозгласил, говоря: вы же род избранУ царское священие, язык свят, людие обновления, яко да добро­детели возвестите из тмы нас призвавшаго в чудный Свой свет (1 Пет. 2, 9). Должно знать также, что если над дверью внешней скинии распростерта была завеса, дабы не было обна­жено и видимо для находящихся совне Святое, то есть первая скиния, в которой находился законный алтарь (кадильный), то образ сей, думаю я, опять означает то, что даже и сам закон не был ясен для читающих его: ибо буква закона имеет на себе покров и покрыта и облечена некоторою неясностью, как бы какой сенью.

П. Это так.

К. Итак, в первой скинии поставлена была умывальница и алтарь, во второй же и внутреннейшей — кивот и светиль­ник, а также и золотая кадильница, на которой воскурялся тонкий фимиам, потом трапеза и хлебы. Упоминает же боже­ственный Павел и о стамне златой имущей манну (Евр. 9, 4). Называет он нам также и жезл Ааронов, о котором гово­рит, что он

202

 

 

положен был во Святом Святых, говорит, как сведущий в Священных Писаниях, и зная весьма хорошо из­реченное Богом в известные времена и поваленное Им бла­женному Моисею. Знал он и находившуюся в первой скинии трапезу и светильник. А пишет он таким образом о двух заве­тах: внегда же глаголет нов, обветши перваго: а обветшавающее и состаревающееся близ есть истления. Имеяше убо первая скиния оправдания службы, святое же людское. Скиния бо сооружена бысть первая, в ней же светилник и трапе за и предложение хлебов, яже глаголется Святая. По вторей же завесе скиния глаголемая, Святая Святых, злату имущи кадилницу и ковчег завета окован всюду златом, в немже стамна злата имущая манну, и жезл Ааронов прозябший, и скрижали завета. Превышше же его Херувими славы осеняющии олтарь: о нихже не леть ныне глаголати подробну (Евр. 8, 13 9, 5).

П. Но если бы кто захотел полюбопытствовать и сказал бы, что должно высказать причины всего этого устройства, то какая об этом у пас была бы речь?

К. Речь та, Палладий, что одно повелено было Богом прежде устроения святой скинии, а другое после сего: ибо в книге Исход и еще прежде, нежели показаны были образы святой скинии и даны повеления касательно ее, Он, зная будущее, изрек слово о золотой стамне (Исх. 16, 33). После же

203

 

 

водру­жения целой скинии в книге Чисел найдем жезл Ааронов внесенным во Святая Святых (Чис. 17, 10). А в книге Левит Бог присоединяет еще законоположение о светильнике, а так­же и о трапезе, находившейся в первой скинии (Лев. 24, 2 и далее). Будучи же сведущим в законе, премудрый Павел со­вершенно ничего не опускает из бывшего, но упоминает пер­вое, среднее и последнее.

П. Ты сказал превосходно. Так растолкуй о каждом пред­мете в частности ясно и раздельно: потому что, конечно, ска­занное об этом имеет глубокий смысл.

К. Да, ты говоришь правильно: ибо таково поистине дело. И я начну свое толкование со стамны. Наподобие дождя нис­посылал Бог сынам Израилевым манну в пустыне: она была для них пищей и хлебом свыше и с неба. Но не до чувственно­го лишь простиралось совершавшееся: ибо как бы посред­ством образа и сени оно возводило ум к мысли, что по време­ни придет к нам свыше и от Отца Слово, как бы хлебе неба, как и божественный Давид показывает нам, говоря: хлеб не­бесный даде им: хлеб ангельский яде человек (Псал. 77, 24-25). И не говорим того, что чувственная манна есть хлеб с неба и ангельский: ибо дух питается духовно, тело же — сообразно собственному естеству, то есть телесно. Пища же ангелов и хлеб, приличествующий

204

 

 

небесам и вышним духам, есть рож­даемое от Бога Отца Слово. Итак, манна означала Христа. Но никакой пользы не приносил бы образ, если бы в нем не показываема была истина, то было сенью ее, не ради себя самого собственно бывши, но чтобы в нем живописуемо было нечто лучшее. Посему Христос мудрую делал укоризну наро­ду Иудейскому за то, что он не Ему более удивлялся, как истине, но Моисею, служителю образов. Он так сказал: аминь, аминь глаголю вам: не Моисей даде вам манну: хлеб бо Бо­жий есть сходяй с иебесе, и даяй живот миру. Аз есмь хлеб животный (Иоан. 6, 32-33, 35). Итак, поставивши манну обра­зом сшедшего свыше и с неба Слова, Бог изрек и о стамне. Написано же так: рече же Моисей: сей глагол, егоже завеща Господь: наполните гомор от манны в скров в роды ваша: да видят хлеб, егоже ядосте вы в пустыни, егда изведе вас Гос­подь от земли Египетския. И рече Моисей ко Аарону: возми стампу златую едину, и вложи в ню юмор полный от манны, и положиши тую пред Богом, в соблюдение в роды ваша, якоже заповеда Господь Моисею. И положи Аарон пред свидением в соблюдение (Исх. 16, 32-34). Как говори­ли мы, что кивот, заключавший в себе слово Божественное, означал Еммануила, ибо Слово Божие было, как бы в святом храме, в храме воспринятом от Девы: так точно и златая стамна, заключавшая

205

 

 

в себе чувственную манну, являет нам свыше сшедшее и животворящее Слово, го есть от Отца, как бы в священном и нескверном теле. Полна же была стамна манны: потому что в Том обитало всяко исполнение Божества телесне, по слову блаженного Павла (Колос. 2, 9). И не в меру дает Духа (Иоан. 3, 34): ибо Христос всесовершен. Положена же была стамна в соблюдение в роды сынов Из­раилевых: ибо Христос нетленен и всегда пребывает и весь­ма знаем всегда и во всякое время. И находится пред Госпо­дом, то есть пред очами Отца: ибо когда Единородный соделался подобным нам, тогда и вниде во Святая Святых, большею и совершеннейшею скиниею, то есть на небо, ныне да явится лицу Божию о нас, как написано (Евр. 9, 11-12 и 24). И не Себя Самого Он поставляет пред лицем Отца, но нас как бы в Себе Самом, хотя мы и удалены были от лица и как бы от очей Его по причине преступления в Адаме и господствовавшего над всеми греха. Посему во Хрипе мы возымели приведение и дерзновение ко входу во Святая, как сказал нам мудрый Павел (Ефес. 2, 18 и Евр. 10, 19): ибо как совосстали мы и совоссели на небесных во Христе (Ефес. 2, 6), так опять в Нем и явились пред лицем Отца. О священ­ной стамне сказано да будет сие; а теперь скажем, если угод­но, о том, что и самый жезл Ааронов означает Христа.

206

 

 

П. И очень.

К. Итак, Корей, а также Авирон и к тому еще Дафан происходили от колена и крови Левия; и тогда как им поруче­на была установленная определением свыше служба в святой скинии, как сказано (Чис. 16, 9), они возжаждали славы Моисея и Аарона, сами себе восхищая честь, но не званные к тому от Бога (ср. Евр. 5, 4); и надмеваемые неукротимою дерзостью, весьма гордясь, они делают неудобоносимый и даже совершенно несносный наговор против обоих; как ос­тавляющие стадо волы, они удаляются и, оттрясая служение Богу, убеждают и других нечестивцев отступить вместе с ними. Но за свою дерзость они понесли наказание: ибо земля, раз­верзши уста свои, низвела в ад надменных людей вместе со сродниками, шатрами и имуществами их (Чис. 16, 31-33). Желая же сделать для всех ясным, что определением свыше, а не по желаниям Моисея назначен был Аарону преимуществу­ющий в священстве чин, Законоположник сказал к превосход­нейшему Моисею: глаголи сыном Израилевым, и возми от них по жезлу, по домом отечества, от всех князей их, по домом отечества их, дванадесять жезлов, имя же коегождо напиши на жезле его. И имя Аароне напигии на жезле Левиине: есть бо жезл един: по племени дому отечеств своих да дадят. И да положиши их в скинии свидения, прямо

207

 

 

свидению, в них же явлюся тебе ту. И будет человек, его же аще изберу, жезч его прозябнет: и отыму от Мене роптание сынов Израилевых, елика сии ропщут на вы. И глагола Мо­исей сыном Израилевым: и даша ему вси князи их по жезлу, князя единаго жезл, по княжению, по домом отечеств их, дванадесять жезлов: и жезл Аарон посреде жезлов их. И положи Моисей жезлы пред Господем в скинии свидения. И бысть на утрие, и впиде Моисей и Аарон в скинию свидения: и се прозябе жезл Аарон в дому Левиине, и израсти ветвь, и процветоша цвети и израсти орехи. И изнесе Мо­исей вся жезлы от лица Господня ко всем сыном Израиле­вым: и видеша, и взя кийждо жезл свой. И рече Господь к Моисею: отложи жезл Аарон пред свидениями в сохране­ние, в знамение сынам ослушливых: и да престанет ропта­ние их от Мене, и не измрут (Чис. 17, 2-10). Итак, то, что жезл процвел, есть ясный признак того, что божественный Аарон светло и особенно избран был из рода Левиина на священнодействие. Но если перейти от этого жезла, как грубо­го еще образа, к духовному созерцанию, то снова воссияет таинство Христа.

П. Каким образом?

К. Еммануил избран от Бога и Отца Законоположником и вместе Архиереем для нас, имея принести Себя Самого в жертву за нас

208

 

 

(ср. Евр. 4, 14; 9, 14 и др.): ибо так и блажен­ный Павел сказал: закон, данный чрез Моисея, человеки по­ставляет первосвященники имущия немощь: слово же клят­венное еже по законе, Сына во веки совершенна (7, 28). Итак, сошло с неба Слово и соделалось подобным нам, став святым служитель и скинии истинней, юже водрузи Господь, а не человек (8, 2). Но не угодно было происходившим из рода Израилева мыслить правое: как бы выводя на битву с Ним собственное хотение, они многообразно метали в Него стрелы зависти, не щадя ни языка, ни дерзости, ни чрезвы­чайных усилий, себя самих погубляя, несчастные, и наконец распяли. Но процвел жезл из корня Иессеева: поднялся и ожил Христос, разрешив болезни смертныя, как написано (Деян. 2, 24): ибо как возможно было держиму быти смертию (там же) и не более ли свойственно побороть тление Тому, Который, как Бог, по естеству есть жизнь? И как про­израстание жезла и неожиданное прозябение бесцветного уже древа для древних служило достаточным знамением того, что Аарон был избран в первосвященника определением свыше, так и попрание смерти и боголепное воскресение служит, по нашему мнению, светлым и ясным и весьма достаточным до­казательством того, что Еммануил есть по естеству Бог. Так и Сам Христос, хотя без труда и легко мог совершить все, что бы

209

 

 

ни было выше вероятности и разума, говорит, однако же, требовавшим от Него знамения: род сей лукав есть: знамения ищет, и знамение не дастся ему, токмо знамение Ионы про­рока: якоже бо бе Иона во чреве китове три дни и три нощи: тако будет и Сын Человеческий в сердцы земли три дни и три нощи (Лк. 11, 29; Мф. 12, 40). Итак, поистине славным и для всех видным и для истинно благоразумных достаточ­ным к вере знамением того, что Сын есть по естеству Бог и рожден от Бога Отца, служит упразднение смерти и тления и процветение к жизни: ибо Он начаток умершим бысть и перворожден из мертвых (1 Кор. 15, 20; Кол. 1, 18). И знамение сие дано сынам непослушных, дабы они знали, что определением Бога и Отца Христос стал для нас архиерей преподобен, незлобив, безсквернен, отлучен от грешник, и вышше небес бывый, как написано (Евр. 7, 26).

П. Но у нас не только расцвел жезл Ааронов (ибо это недавно показало нам священное слово), а и израсти орехи. Что означает сие загадочное изречение, я не могу понять.

К. Прежде всего, Палладий, ничего невероятного нет в том предположении, что жезл был из орехового дерева. И у древ­них было в обычае употреблять таковые жезлы. Если же нам должно применить и приличествующий созерцаниям смысл, то я сказал бы опять то,

210

 

 

что как бы уже разглашено и кажется для некоторых достойным вероятия, именно, что жезл из оре­хового дерева имеет не недостаточно силы производить бес­сонницу, если он положен в головах у кого-либо, производя это действие естественными силами по изволению Божию. Уверит же нас в этом и Сам Всезнающий и Зиждитель всячес­ких, говоря Иеремии: что ты видиши Иеремие? Он же в ответ: жезл ореховый. И Бог говорит на это: правильно видел еси, понеже бдех Аз над словесы Моими, еже сотворити я (Иер. 1, 11-12). Итак, жезл ореховый по справедливости мо­жет быть признаваем за символ бодрствования. Воскресение же Христа из мертвых было как бы пробуждением от сна. Посему и чрез лиру Псалмопевца говорит: аз уснух, и спах, востах, яко Господь заступит мя (Псал. 3, 6).

П. Истинно слово.

К. О светильнике же и трапезе, бывшей в первой скинии, написано еще так: и рече Господь к Моисею, глаголя: заповеждъ сыном Израилевым, да возмут елей от масличия чист исцежен в светение, да горит светило всегда, вне завесы в скинии свидения: и возжигати будут Аарон и сынове его от вечера до заутра пред Господем непрестанно: законно вечно в роды ваша. На светилнице чистем возжигати будете свети­ла пред Господем даже до утра. И возмете муки пшеничны, и сотворите

211

 

 

от нея дванадесять хлебов: дву десятин да будет хлеб един. И возложите их на два положения, по шести хле­бов едино положение на трапезе чисте пред Господем. И воз­ложите на положение ливан чист и соль, и да будут хлебы в Память предлежащия пред Господем: в день субботы будете предлагать пред Господем всегда от сынов Израилевых, за­вет вечный. И да будут Аарону и сыном его, и да снедят я на месте святе: суть бо святая святых: сие ему от жертв Господу в закон вечный (Лев. 24, 1-9). Итак, требуется елей чистый и притом масличный, то есть из маслин, а не из инород­ных и земляных семян, из которых выжимается масло как бы не настоящее и поддельное: ибо всегда чист и истинно неподде­лен в церквах свет, то есть через Христа даруемый Духом, хотя он преподается устами святых, которым сказал Христос: вы есте свет мира (Матф. 5, 14). И ничего нет удивительного: ибо кого Он наименовал братиями и сделал причастниками Себя Самого, тем, естественно, уделяет и славу собственных достоинств. Итак, возжигается светильник, и притом в первой скинии, и это может иметь двоякий смысл. Во внутреннейшей скинии являются семь светильников, возжигаемых утром и испускающих обильный свет на входящих в нее. Светильник есть опять как бы в образе Христос, осиявающий многим и обиль-

212

 

 

ным светом желающих входить во Святая Святых: ибо приступите, — сказано,— к Нему и просветитеся (Псал. 33, 6). Также и возжигание светильников утром может обозначать время «очеловечения: ибо тогда воссиял Он, как какой-либо день, и возоблистал свет мысленный, прогоняя тьму древнего неведения нашего и рассеевая облегавший, наподобие ночи, сердца всех мрак. Так называл нам и пророк время прише­ствия Спасителя, говоря: заутра услыши глас мой: заутра предстану Ти, и узриши мя (Псал. 5,4): ибо когда стали прият­ны молитвы всех и мы, древле блуждавшие, как бы предстали Богу чрез сродство, очевидно, духовное, и чрез послушание веры, как не тогда, как воссиял нам свет с небеси, то есть Христос? Итак, во внутреннейшей скинии был обильный и чистый свет семи светильников, в первой же скинии был светильник светящий и показывающий, как я думаю, то, что и сами детоводимые в законе были не без света Божественного: ибо и данный чрез Моисея закон призывал от многобожия к познанию Того, Который естеством и истинно есть Бог, отвле­кал древних от служения твари помимо Творца и убеждал поклоняться Зиждителю всяческих; а это совершалось в душах детоводимых не без света мысленного. Итак, скажу я опять, обильно и велико освещение, от Христа ниспосылаемое входя­щим во Святая святых,

213

 

 

находящимся же в законе меньше. И истинно слово: ибо никоим образом сень законная не может равняться в светлости духовной евангельским изречениям: по­тому что они осиявают всю вселенную, а та была известна одним лишь происшедшим от Израиля.

П. Ты сказал правильно.

К. Кажется же, Палладий, и другое нечто обозначает тра­пеза и светильник, находившийся в первой скинии.

П. Что это такое?

К. Светильник, может быть, предызображает нам боже­ственного Иоанна Крестителя, двенадцать же хлебов — лик святых Апостолов.

П. Каким образом?

К. Или ты не знаешь, что божественный Креститель был Как бы некоторым светильником, предшествовавшим Христу для находившихся в законе и живших в Иудее, и о Нем предвозвестил Бог и Отец: уготовах светилник Помазанно­му Моему (Псал. 131, 17). Засвидетельствовал же сие и Сам Спаситель, говоря о нем учителям иудеев: он бе светилник горя и светя, вы же восхотесте возрадоватися в час светения его (Иоан. 5, 35). Смотри, как сведущий в законе блажен­ный Павел едва не возводит к напоминанию о светильнике, находившемся в первой скинии: потому что Законоположник повелел соблюдать

214

 

 

его неугасимым, так говоря: и возжигати будут его Аарон и сынове его от вечера до заутра пред Господем непрестанно (Лев. 24, 3). Но иудеи, на весьма ко­роткое время возрадовавшись о нем, поелику прибегали к крещению чрез него и много дивились о нем, предали его смерти, как бы загасивши всегда светящий светильник: ибо хотя дерзость эта приписывается Ироду, но он был тоже из рода Израилева ж). Посему Христос, обвиняя народ Иудейский в дерзости против всякого святого, говорит: невозможно есть пророку погибнути кроме Иерусалима (Лк. 13, 33). .

П. Таким образом и божественный Креститель был для находившихся в законе и живших в Иудее светом и светиль­ником по подобию и по причастию Христа.

К. Так говорю. Равным образом под хлебами, мы думаем, разумеются святые Апостолы: ибо хотя один есть естеством и истинно Хлеб с небеси и животворящий; но по подража­нию и по причастию Того, Который есть Хлеб πό естеству, и божественные тайноводцы суть хлебы, питающие в благочес­тие, вносящие в нас слова жизни и удаляющие из души веру­ющих глад невежества. Равночисленны же ученикам хлебы: ибо их двенадцать и они возложены на

ж) Ирод был Идумеянин по происхождению; а идумеи (Эдомляне) были потомки Исава (Эдома), брата Иакова (Израиля), одного из патриархов народа Израильского.

215

 

 

два положения, шесть с одной стороны, как сказано, и шесть с другой, едва не кру­гом облегая трапезу и имея на среднем месте положенным один Хлеб и небесный, то есть Христа. И дву десятин каж­дый, то есть из двух мер совершенных: ибо с обеих сторон были совершенны Божественные ученики, ко всему, что бы то ни было благому имея совершенство и делом отличные и словом. Кроме того на хлебы посыпается ливан и соль, при­чем ливан указывает на благоухание в освящении и благово­нии Христа, а соль на благоразумие: ибо не неразумно или безумно слово святых, но во благодати и солию растворено, как написано (Колос. 4, 6), и благодать дающее слышащим (Ефес. 4, 29). Сказано же им и Христом: вы есте соль земли (Матф. 5, 13). Предлагаются хлебы в день субботы: ибо день избрания святых Апостолов есть время мысленной субботы, то есть пришествие Христово, которого не познали проис­шедшие от Израиля, почему и говорит о них Павел: убо оставлено есть субботство людем Божиим (Евр. 4, 9): ибо они не вошли в покой Его, не принявши веры в Него. Итак, время пришествия Спасителя нашего есть мысленное и ис­тинное субботство. Предложение хлебов было в очах Божиих, и в очах Израиля: ибо сказано, что будете предлагать в день субботы пред Господ ем всегда от сынов Израилевых (Лев. 24, 8), в очах Божиих потому, что Бог со-

216

 

 

зерцает и непрестанно удостаивает Своего взора святых; ибо сказано: очи Господни на праведныя (Псал. 33, 16); в очах же Израиля потому, что он должен внимать оным и как бы вперять в них око разума, образом которого может служить (око) те­лесное. Но да будут, сказано, Аарону и сыном его, и да снедят я (Лев. 24, 9): ибо писания святых Апостолов предлагаются в пищу нам, оправданным в вере, святому и священному роду, людям обновления, избранным и пома­занным благодатью Святого Духа (ср. 1 Пет. 2, 9 и 1 Ин. 2, 20 и 27).

П. Ты хорошо сказал, и я соглашаюсь с тобой. Но почему не во Святом Святых, а в первой скинии поставляются обра­зы святого Крестителя и святых Апостолов?

К. Прежде всего потому, что велико расстояние, так что, где находится Христос, там не может находиться относящееся до святых, но как бы вне и в низшем месте: ибо изъято и выше меры Божественное, и большая разность отделяет от него человеческое, делая несравнимым особенность естеств и различие славы. Затем потому, что они были из иудеев и ог служения по закону. Посему место как бы им приличествую­щее есть первая скиния, в которой стоял и прообразовательный алтарь приношений. Или не думаешь, что звание святых учеников было из рода Израиля и от скинии как бы первой?

217

 

 

П. И очень.

К. Итак, поелику очень достаточно сказано нами о сем, то приведем, если угодно, слово божественного Павла, превос­ходно уясняющее свидетельство о первой и второй скинии. Пишет же так: сим же тако устроенным, в первую скинию выну вхождаху священницы, службы совершающе: во вто­рую же единою в лето един архиерей, не без крове, юже при­носит за себе и о людских невежествиих. Сие являющу Духу Святому, яко не у явися святых путь, еще первей скинии имущей стояние. Яже притча во время настоящее утвердися, в неже дарове и жертвы приносятся, не могущия по сове­сти совершити служащаго; точию в брашнах, и питиях, и различных омовениих, и оправданиих плоти, даже до времене исправления належащая. Христос же пришед архиерей гря­дущих благ, большею и совершеннейшею скиниею, нерукотворенною, сиречъ, не сея твари, ни кровию козлею ниже телчею, но Своею кровию, вниде единою во Святая Святых, вечное искупление обретый (Евр. 9, 6-12). Итак, ты понима­ешь, что в первой скинии службы совершали священники, не имея права входить во Святая Святых: ибо таково как бы служение по закону, пребывающее в тенях. Но тщетно сие к очищению и омытию греха: ибо ты слышал недавно Павла, вопиющего, что все это недостаточно имеет силы по совести совершити служащаго (ст. 9);

218

 

 

соблюдалось же более до времене исправления, то есть вочеловечения Единородного, когда неблаголепие образов перешло в истину. Единою же в лето и един архиерей входил во Святая Святых. И не без крове, юже приносил за себе и о людских невежествиих (9, 7). И сие уяснит нам премудрый Павел, говоря о Христе: выше глаголя: яко жертвы и приношения и всесожжений и о гресех не восхотел еси, ниже благоволил еси, яже по закону прино­сятся, тогда рече: се иду сотворити волю Твою: отъемлет первое, да второе поставит. О нейже воли освящени есмы принесением тела Иисус Христова. И всяк убо первосвя­щенник стоит на всяк день служа, и тыяжде множицею при­нося жертвы, яже никогдаже могут отъяти грехов: Он же едину о гресех принес жертву, всегда седит одесную Бога, прочее ожидая, дондеже положатся врази Его подножие ног Его: единем бо приношением совершил есть во веки освящае­мых (10, 8-14): ибо умерши единою, Он ктому уже не умира­ет, как написано (Рим. 6, 10 и 9). Вознесши же многих грехи, Он вошел во Святая Снятых, то есть, в небо, ныне да явит­ся лицу Божию о нас (Евр. 9, 28 и 24).

П. Речь ясна, посему не трудись говорить о сем; а объяс­ни мне, прошу тебя, какая это еще была кровь, которую было в обычае у вождя священников приносить за себя и за грехи неведения народа.

219

 

 

К. Павел, будучи сведущим в законе и весьма много при­лежа к заповеди Моисеевой, говорит это Еврейскому народу, как мудрому в сем деле и читавшему закон о столь честных и неизреченных вещах, говорит не в широте повествования, а, напротив, мимоходом и напоминанием лишь уже известного им. Приведу же, если угодно, и закон о сем для захотевшего быть любознательным и весьма возжаждавшего точности и отделки в разъяснении созерцаемых предметов. Итак, в кни­ге Левит написано: и рече Господь к Моисею, глаголя: рцы к сыном Израилевым: душа, аще согрешит пред Господем не хотящи от всех повелений Господних, ихже не леть есть творити, и сотворит едино что от них: аще убо архиерей помазанный согрешит, во еже людем согрешити, да приве­дет о гресе своем, имже согрешил, телца от говяд непороч­на Господеви о гресе: и да приведет телца к дверем скинии свидения пред Господа, и да заколет телца пред Господем. И взем жрец помазанный совершен руками от крове телца, да внесет ю в скинию свидения: и да омочит жрец перст в крови, и да покропит от крове седмижды перстом пред Господем, у завесы святой. И да возложит жрец от крове телчи на роги олтаря фимиама сложения иже пред Госпо­дем, иже есть в скинии свидения, и всю кровь телчу да излиет у стояла олтаря всесожжении, иже есть у дверей

220

 

 

скинии свидения. И весь тук телца, иже о гресе, да оты­мет от него, тук покрывающий утробу, и весь тук иже на утробе, и обе почки, и тук иже на них, иже есть на стегнах, и препонку яже на печени с почками отымет е, яко же отъемлется оное от телца жертвы спасения: и да вознесет жрец на олтарь приношения. И кожу телчу, и всю его плоть со главою, и с крайними частьми, и со утробою и с мотылы. И да изнесут всего телца вне полка на место чисто, идеже изсыпают пепел, и да сожгут его на дровах огнем: на месте изсыпапия пепела да сожжен будет (Лев. 4, 1-12). Этому быть повелел закон в том случае, если преимуществующий в священстве обвиняется в каком-либо из грехов неведения. Должна же, говорит он, и за грехи неведения народа быть совершаема жертва, причем приводим был телец и таким же образом закалаем был при дверях скинии свидения пред Гос­подом, старейшины сонма возлагали на него руки, и кровь его вносилась во Святая Святых, одним словом, над ним совер­шалось все по подобию жертвы за Аарона. Но что очищение и священников и народа есть Христос (ибо в Нем мы оправ­даны, очищаемые от скверны греха), это для всякого может быть ясно уже и из сего. Мы же скажем о каждой части напи­санного в отдельности: потому что таким образом

221

 

 

слово наше раздельно будет подвигаться вперед, раскрывая, сколько воз­можно, сокровенное.

П. Хорошо говоришь.

К. Итак, телец берется непорочный и не имеющий уве­чья во образ Христа истинно непорочного и не попустивше­го Себе потерпеть язву от греха: грядет бо, — говорит Он,— князь мира сего, и во Мне не найдет ничесоже (Иоан. 14, 30). Ибо Он греха не сотвори, по Писаниям (1 Пет. 2, 22). При­водится же к самым дверям святой скинии пред Господа, как бы не отказываясь пострадать за святую скинию, то есть за Церковь, и приносимый за нее в воню благоухания Богу и Отцу. Посему и сказал: за них Аз свящу Себе К Ии. 17, 19), говоря свящу вместо: привожу и посвящаю себя в приноше­ние непорочное Богу и Отцу; ибо посвящаемое Богу назы­вается освящаемым, как написано негде: сеть мужеви скоро нечто от своих освящати, по обете бо раскаяние бывает (Притч. 20, 25). А что приношение приятно и благоугодно, на это указывают слова: пред Господа, потому что мы разу­меем написанное о двоице братьев, — говорю о Каине и Авеле: ибо призре, — сказано, — Бог на Авеля и на дары его: на Каина же и на жертвы его не внят (Быт. 4, 4-5). Что Он взирает на приятное Ему и с ненавистью отвращается от того, что не таково, это ясно. По возложении же на тельца рук согрешившего совершается заколение, и притом

222

 

 

пред Господом: ибо Сей грехи наша подъемлет, и о нас болезнует (Ис. 53, 4), закалаемый, так как рука служит образом дела и деяний. А пред Господом закалается потому, что Отец почти снисходит к тому, чтобы за нас умер Сын, ибо не отвращает­ся, смотря на закалаемого, не похваляя, конечно, страдания, но не не ведая, что страдание за нас Еммаиуила спасительно миру. Итак, Он Сам подъемлет грехи наша и о пас болезнует, претерпевая ради нас заколение на честном кресте. По­том жрец, взяв перстом от крови, покропит седмижды на свя­тую завесу, которая была над кивотом, Имя же ей: очистилище. Помазует также и рога алтаря кадильного, ибо очищением для нас и очистилищем соделался Христос (сн. Ин. 2, 2 и Рим. 3, 25). Затем в крови завета вечного Он нам дарует совершеннейшее очищение: ибо это, я думаю, значит семижды кропить кровью очистилище, так как число семь есть символ совершенства. Даже и смерть Его благоухает спасением мира, жизнью и приведением в вере: ибо един за всех умре, да живущии не ктому себе живут, но умершему за них и вос­кресшему, по Писаниям (2 Кор. 5, 14 и 15). Итак, помазание кровью золотой кадильницы означает благоухание смерти (Христовой). Изливается же и остальная кровь у подно­жия алтаря приношений в первой скинии; и кровь служит образом души. По-

223

 

 

ложил же душу Свою Еммануил не за одну только церковь из язычников, но и за подзаконных, то есть Израиля; ибо мы искуплены кровью Христа все совокупно, эллины и иудеи, и засвидетельствует о сем Павел, говоря: или иудеев Бог токмо, а не и языков? ей и языков. Понеже един Бог, иже оправдит обрезание от веры, и не обрезание верою (Рим. 3, 29-30). По изъятии же самых внутренностей тельца и возношении их на алтарь остальное тело сожигается вне стана: ибо Сам Он (Христос) есть жертва священная, благо­ухающий добродетелями, образом которых могут служить внутренности, поелику и добродетели как бы сокрыты в нас и заключены внутри души; Сам же Он есть и страждущий вне врат, и смертью своей плоти очищающий осквернен­ных: ибо пепел юнчий кропящий оскверненныя освящает, — сказано, к плотстей чистоте (Евр. 9, 13). Итак, пребы­вая одним и тем же, Еммануил и благоухает во святых ски­ниях, то есть в церквах, и пострадал вне врат, куда и нам должно входить поношение Его носящим, сказал божествен­ный Павел (Евр. 13, 12 и 13). Приводится же телец и за грехи неведения народа одинаково и без изменения, и способ жертвоприношения но всем был тот же самый: ибо рав­ным образом и Еммануил принес Себя за малых и великих, за народ и священников. Или не истинно то, что я говорю?

224

 

 

П. Почему же нет?

К. Так не желаешь ли, чтобы мы, как бы поворотив слово назад, обратились к повествованиям о скинии?

П. И очень.

К. Итак, когда окончены были все дела и священные сосуды были очень хорошо расположены на приличнейшем каждому из них месте, тогда Бог повелел освятить их и ски­нию, так говоря божественному Моисею: и возмеши елей по­мазания и помажеши скинию и вся яже в ней, и освятиши ю, и вся сосуды ея, и будут свята: и да помажеши олтарь прино­шений, и вся сосуды его, и освятиши олтарь, и будет олтарь святый святых (Исх. 40, 9-10). Итак, ты видишь помазуемыми святым елеем и кивот, и трапезу, и светильник при ней, и золотую кадильницу; и что всем этим прообразуется Емма­нуил, это уже разъяснило нам пространное слово.

П. Правда.

К. Итак, пойми воспеваемое как бы к Нему (Богу) голо­сом Давида: возлюбил еси правду и возненавидел еси не­правду: сего ради помаза Тя Боже Бог Твой елеем радости паче причастник Твоих (Псал. 44, 8); пишет же и Павел: и святяй и освящаемии, от единаго еси (Евр. 2, 11). Но над­лежит знать, что, по неукоризненному учению, Он Сам, буду­чи как Бог, вместе с Богом и Отцом, подателем и со-

225

 

 

раздаятелем освящения для всех других, однако же вместе с нами освящается по Своему человечеству. И это есть так называ­емое истощание (Филип. 2, 7); ибо, будучи святым по естеству, как Бог, Он признается имеющим нужду в освящающем Боге. И это говорит блаженный Петр: Иисуса, иже от Назарета, яко помаза Его Бог Духом Святым (Деян. 10, 38). Итак, к человечеству относится помазание и освящение плоти, свя­той не по естеству, по как бы по причастию от Бога: ибо извне приходит освящение тварям и по усвоению от Бога изобилуют они благодатью. Помазуется же вместе с други­ми предметами и алтарь служения по закону: ибо свят и закон, призывающий к помазанию Того, Кто есть Бог по ес­теству, и влагающий в души слушателей ведение правды и приводящий детоводимых к начаткам благости: начало, — сказано,— пути блага, еже творити праведная (Притч. 16, 6). Пишет также негде и божественный Павел: темже убо закон свят, и заповедь свята и праведна и блага (Рим. 7, 12). Закон же есть святой святых, не потому что он — сень, но потому что, если обратиться к духовному созерцанию, образы его возвещают нам Самого Христа, истинно Святого Святых, ибо как Бог Он освящает, помазуя Своим Духом соделавшихся причастными Ему чрез веру. После речи о воздвижении и помазании святым елеем святой скинии

226

 

 

мы скажем, если угодно, и о следовавшем за тем.

П. Конечно так.

К. Написано таким образом: и сконча Моисей вся дела. И покры облак скинию свидения, и славы Господни исполнися скиния. И не можаше Моисей внити в скинию свидения, яко осеняше над нею облак, и славы Господни исполнися скиния. Егда же восхождаше (облак) от скинии, воздвизахуся сынове Израилевы со имением своим: аще же не взыде облак, не воздвизахуся даже до дне, в оньже взыдет облак. Облак бо Господень бяше над скиниею в день, и огнь бяше над нею в нощь пред всем Израилем во всех путеше­ствиях их (Исх. 40, 33-38). Когда явилась в мире святая и истиннейшая скиния, то есть из язычников составившаяся Церковь, тогда воссиял свет Христов и как бы какое облако духовное, обильно напояющее нас росою свыше, наполняет Божественный храм. Однако не можаше, — сказано, — Мои­сей внити: ибо не вошел Израиль, не в силах будучи снести лучей Божественного света, и не уразумел таинства Христо­ва, не достиг также и просвещения духовного и не узрел очами разума славы Господа, вместе с Которым, подъемлющимся как бы в образе облака от мира и шествующим к высоте, и мы поднимаемся по следам владычним: потому что Он обновил путь новый и живой (Евр. 10, 19-20), разу­мею,

227

 

 

— на высоту и на небо; с Ним же как бы успокаиваю­щимся и останавливающимся успокоимся и остановимся вме­сте и мы. С поднятием облака поднимался народ и с остановкой останавливался: ибо облак бяше, — сказано,— над скиниею в день, и огнь в нощь; потому что Христос напояет дарованиями духовными пребывающих как бы во дне и све­те за то, что они приняли тонкое и тщательное познание о Нем и имеют просветленный ум; освещает же в неведении  пребывающих, И совершенно нет тьмы мирской лести в церк­вах, так как Христос окружает их блеском и все осиявает мысленным светом: ибо несмы нощи ниже тмы, но сынове света и дне, по написанному (1 Сол. 5, 5).

П. Ты сказал правильно.

К. Приложивши же к сему, и не в протяженности слон, законы о скинии и дароприношеииях народа, изъясним также и поднятия его с места и остановки: ибо так речь наша пойдет правильным путем.

П. Соглашаюсь.

К. Итак, Законодатель и Судия постановил, чтобы в од­ной только святой скинии совершали жертвы желавшие де­лать это, отвращая их, как думаю, от прежнего лжеучения, разумею бывшего в Египте, где было великое посмешище идолов, нелепейшее множество лжеименных богов, которое и самим решившимся по-

228

 

 

клоняться им не могло быть извест­но, допускалось и приносить жертву, как кто бы ни захотел, сообразно сказанному безрассудно кем-то из эллинских муд­рецов, и один приносил жертву одному богу, другой друго­му. Итак, отклоняя от столь нелепого и нечестивого образа действия и бессмысленнейшего обычая, Он сказал еще в книге Левит: глаголи Аарону и сыном его, и ко всем сыном Изра­илевым, и речеши к ним: сие слово еже заповеда Господь, глаголя: человек от сынов Израилевых, или от пришелец иже прилежат в вас, иже аще заколет телца, или овцу, или козу в полце, и иже аще заколет вне полка, и пред двери скинии свидения не принесет, яко же сотвориши е во всесожжение, или спасение Господу приятно, в волю благовония: и иже аще заколет вне, и пред двери скинии свидения не принесет его, яко не принести дар Господу пред скинию Господню: и вменится человеку тому: кровь пролиял, да потребится душа она от людий своих (Лев. 17, 2-4). Итак, кровь проливает и повинен будет обличению в скверноубиистве приносящий жертву вне скинии; ибо себя самого как бы умертвил и погубил собственную душу отвра­щающий ее от Того, Который есть по естеству Бог, отдающий Же ее камням и деревам и приносящий в жертву измышле­ниям демонов. А что не всякую вообще жертву Бог повелел приводить к дверям скинии, но толь-

229

 

 

ко ту, которую кто-либо захотел бы посвятить в жертву Богу, это Он ясно показал, тотчас же присовокупляя: и да не пожрут ктому жертв своих суетным, имже сами блудодействуют вслед их (ст. 7). Итак, совершенно воспрещает приносить жертвы безраз­лично кому бы кто ни захотел, но очень ясно говорит, что совершать службы должно единому по естеству Богу.

П. Как прекрасна речь наша.

К. Но немало, я думаю, нам принесет пользы и другой образ понимания того, сколь полезно и даже необходимо, чтобы заклание совершалось и священные жертвы приноси­лись в одной только святой скинии.

П. Каким образом?

К. Не говорили ли мы, что образом и предначертанием Еммануила служил закалавшийся при святой скинии за свя­щенника и за грехи неведения народа телец?

П. Говорили.

К. По сей то причине, говорим мы, Христово таинство должно быть совершаемо, как в святых скиниях, в церквах Божиих. Это прообразовал Он нам еще и в некотором дру­гом месте: ибо, узаконивши вначале, каким образом сынам Израильским, поднимавшимся из земли Египетской, надлежа­ло закалать агнца во образ Христа, говорит: в дому едином да снестся, и не изнесите от мяс

230

 

 

его вон (Исх. 12, 46). Итак, нарушают волю Божию иномыслящие еретики, помимо истин­но святой скинии водружающие себе иную и вне закалающие агнца, весьма далеко относящие его от единого дома и разде­ляющие неделимого: ибо один и совершен во всем Христос. Но оный мудрец и священнотаинник Моисей заповедует нам во Второзаконии: Внемли себе, да не припесеши всесожжения твоего на всяком месте, еже аще узриши, но токмо на месте, еже изберет Господь Бог твой, в едином от городов твоих, тамо да припесеши всесожжения твоя и тамо сотвориши вся, елика аз заповедаю тебе днесь. Но токмо всем желанием твоим да пожреши и спеси мяса по желанию души твоей, по благословению Господа Бога твоего, еже даде тебе во всяком граде. Нечистый при тебе и чистый вкупе да нет его, яко серпу или еленя. Токмо крове да не снесте: на землю пролиете ю аки воду (Втор. 12, 13-16). Итак, виною и осуж­дением нечестивейшей души служит дерзновение приносить жертву на всяком месте, а не в доме Божием совершать таин­ство Христово.

П. Хорошо говоришь; только объясни мне вот что: закон запретил вкушение крови, и весьма справедливо; но какой смысл заключается в букве этого предписания?

К. Если так угодно тебе, то скажем и о том, что постанов­лено о сем в книге Левит; ибо

231

 

 

там содержится следующее: и человек от сынов Израилевых, или от пришелец прилежа­щих в вас, иже аще яст всякую кровь, утвержу лице Мое на душу ядущую кровь, и погублю ю от людей своих. Зале душа всякия плоти кровь его есть, и Аз дах ю вам у олтаря умоляти о душах ваших, кровь бо его вместо души умолит. Сего ради рекох сыном Израилевым: всяка душа от вас да не снест крове и пришелец прилежащий в вас да не сиест крове. И человек от сынов Израилевых, или от пришелец прилежа­щих в вас, иже аще уловит ловитву зверя, или птицу еже ястся, и пролиет кровь и покрыет ю землею: душа бо всякия плоти кровь есо есть. И рекох сыном Израилевым: крове всякия плоти да не снесте, яко душа всякия плоти кровь его есть, всяк ядый ю потребится (Лев 17, 10-14). Смотри, как ясно и очевидно кровь принимается во образ души.

П. Понимаю.

К. Таким образом, закон отчуждает и отделяет кровь от тел закалаемых, научая тому истинному догмату, принятому нами верою и чтимому в церквах, что разумную душу челове­ка должно считать и представлять бессмертною, которую не приводит к нетлению вместе с земными телами смерть, а на­против, Зиждитель отрешает, и отпускает, и освобождает от страданий, соделав ее причастною жизни: ибо вначале чело­век сотворен в душу живу,

232

 

 

так как Бог ввел в него дыхание жизни, как написано (Быт. 2, 7). Мы обвиним, как я думаю, в бессилии оживотворяющую все жизнь, если станем утверж­дать, что произведенное ею для жизни погибает вместе с привременными телами. И наоборот, мы увенчаем себя прекрас­ным венцом мудрости, веруя, что душа бессмертна, поелику Зиждителю всех, Которым мы живем и движемся и есмы (Деян. 17, 28), угодно, чтобы она была таковою. Таков, по моему мне­нию, смысл законоположения об этом. Перейдем же и к дру­гим постановлениям о скинии. Так сказал Бог в книге Ис­ход: да не заколеши с квасом крове жертв Моих (34, 24). Бесквасна, говорит, да будет проливаемая кровь, то есть, да не прилагается к приносимому в жертву Богу закваска или заквашенная пшеничная мука: ибо должно нам, очищен­ным и как бы пребывающим бесквасными, то есть не имею­щим в душе своей, так сказать, примеси порочности и лукав­ства, посвящать Богу свои души, образом коих служит кровь. И божественный Павел называл новым смешением и безквасными (1 Кор. 5, 7) соблюдающих душу свою чистою и нео­скверненною и не смесившеюся с порочностью, очевидно, чрез веру во Христа и чрез всесовершенную любовь. Но ниже да долежит, — сказано, — тук праздника Моего до утрия (Исх. 23, 18), то есть вчерашнего тука не возноси в воню благоуха­ния. В книге же Ле-

233

 

 

вит Законодатель делает более ясное из­ложение этого закона и представляет дело это очевидным, говоря о приносящем жертву: и аще обет будет, или вольный пожрет дар свой: в оньже аще день жертву принесет да снестся, и на утрие. И оставшееся от мне жертвы до дне третьяго, на огни да сожжется. Аще же ядый сиест от мяс в день третий, не приимется ему приносящему ю, не вменит­ся ему: осквернение есть: душа же, яже аще сиест от него, осквернится и грех приимет (Лев. 7, 16-18). И так, тридневную жертву отметает, а что и вчерашнюю отвергает, это он разъяснил, говоря: аще же пожреши жертву обет радования Господеви, приятно вам пожрите е: в той же день да снестся, да не оставится от мяс на утрие: Аз есмь Господь; грех приимет (Лев. 22, 29-30).

П. Какой же смысл и этих предписаний?

К. В прежде сказанном закон часто предуказывал нам, что Божественному Писанию обычно все время разделять иногда на два периода: на время, в которое был закон, и время, в которое воссиял Христос; а иногда еще на три, полагая меж­ду тем и другим и поставляя в средине то время, в которое воссиял лик святых пророков, хотя, впрочем, и во время Мои­сея и во времена святых пророков образ служения был одни и тот же, именно в тенях законных. Когда же настало утро, или появилось наконец еще третье время, и мыслен-

234

 

 

ный свет, то есть Христос, облистал всю подсолнечную, а древний мрак наконец разрешился, то уже неприятным стал образ тогдаш­него служения, по или вчерашним, или тридневным туком, или жертвою уже не приятною, но мерзкою и отверженною пред Богом и в осквернение вменяемою решившимся не вовремя приносить ее. Разве ты не считаешь истинным того, что когда Христос евангельским учением осиявает души святых и весьма мудро тайноводит их в духовное служение, то уже некоторым образом излишне н бесполезно соблюдение закона?

П. Считаю, ибо я помню божественного Павла, назвав­шего тщетой и уметами похвалы по отношению к закону, за превосходящее разумение Христа (Филип. 3, 7 и 8). Слышу также и то, что он написал к некоторым: глаголю же вам, яко аще обрезается, Христос вас ничто же пользует (Гал. 5, 2).

К. Правильно сказал ты. Итак, когда уже явился Христос и прошло время, и которое был закон и пророки, держаться сыновного служения и покушаться приносить Богу овцу, или тук, или ливан есть грех и осквернение, так как Сын ясно говорит Богу и Отцу: жертвы и приношения не восхотел еси, тело же свершил Ми еси: всесожжений и о гресе не взыскал еси. Тогда рех: се прииду: в главизне книжне писано есть о Мне, еже сотворити во-

235

 

 

лю Твою Боже (Псал. 39, 7—9; сн. Евр. 10, 5-7): ибо, принесши Себя за нас, как бы жертву непороч­ную, Сын остановил совершаемое по закону, как не могущее отъяти грехов (Евр. 10, 11); кончина бо закона и пророков есть Христос (Рим. 10, 4; ср. Мф. 5, 17).

П. Хорошо сказал ты.                                              . '

К. Так чрез законное служение уже недоступен Отец после совершения во Христе, доступен же чрез одного Сына. Посе­му Он и сказал: никто же приидет ко Отцу, токмо Мною (Иоан. 14, 6). А что негодно для жертвоприношения и несовер­шенно все, что не во Христе, приятно же и весьма священно то, что чрез Него и в Нем, это может сделаться ясным и чрез то, что говорит закон в книге Исход: да не свариши агнца в млеце матере его (Исх. 34, 26), а также в книге Левит: и рече Господь к Моисею, глаголя: телец или овча, или козля, егда родится, да будет седмь дней под материею своею, в день же осмый и далее принесется в дар принос Господу: и телца и овчате вкупе с материю да не заколете в един день (Лев. 22, 26-28). Итак, агнца только что родившегося и еще сосцами питающегося не дозволяет закалать, показывая тем, что несовершенное и как бы слабое по разуму и немощ­ное еще не священно, а потому и неприятно Богу. Таковы были некоторые немудрые и малосмысленные, которым Бо­жественный Павел пи-

236

 

 

шет: ибо должии суще быти учители лет ради, паки требуете учащего вас, кая писмена начала словес Божиих: и бысте требующе млека, а не крепкая пищи: совершенных же есть твердая пища (Евр. 5, 12-14). Итак, еще несовершенно питающееся молоком и сосцами, говорю по отношению к разуму и духовной крепости. Пусть же сло­во наше о сем опять перейдет от вещей чувственных и на­глядных, как от образа, к предметам сверхчувственным и мыс­ленным: и ты очень хорошо поймешь, что во Христе все стало совершенным и приятным, ибо приносимые и посвящаемые Богу животные семь дней должны быть под матерью, в день же восьмой и далее — быть даром и приношением Богу.

П. Не очень ясна речь сия.

К. Или ты не признаешь восьмой день днем Воскресения Спасителя и началом как бы нового века, так как век подза­конный прешел как бы в семь первых дней?

П. Признаю.

К. Итак, несвященно и уже не должно быть приносимо то, что живет как бы во времени подзаконном, то есть в плотском служении; и наоборот, уже даром, и благоприят­ным Богу, служит все то, что существует во Христе в восьмой день и далее; ибо нескончаемо звание во Христе, имеющее началом воскресение. И ведая это, Сам Сын сказал в одном случае:

237

 

 

аще Аз вознесен буду от земли, вся привлеку к Себе (Иоан. 12, 32), а в другом: аминь глаголю вам: аще зерно пад на земли не умрет, то едино пребывает: аще же умрет, мног плод сотворит (Иоан. 12, 24).

Я. Ты сказал правильно; но что означает то, что мать не должна погибать вместе с детьми в один день?

К. Законоположив надлежащим образом то, что относи­лось ко Христу, и премудро предвозвестивши подаваемое чрез Него совершенство, Он, как Бог, конечно, не не знал непослушность иудеев и необузданность Иерусалима и что по сей причине погублены будут израильтяне, как убийцы Господа и свирепо вознеистовствовавшие на Сына Божия. Впрочем, не вообще весь до основания погибнет Иерусалим, но пребудет как бы лишенным чад, ожидая конечного и по­следнего времени, в которое и сам спасется, идя вослед языч­ников (ср. Рим. 11, 25-26); ибо он положен в хребет, то есть позади, по слову Псалмопевца: яко положиши я хребет (Псал. 20, 13); потому что весь Израиль спасется, после того как стадо язычников разместится в Божественных стойлах. По­сему закон не допускает тлению доходить до крайнего всегубительства, предвозвещая срастворенный с милостью гнев на непослушных, но вместе с тем, как я думаю, поставляя этот предмет примером той непреложной истины, что не обратится совершенно в

238

 

 

ничто существующее, овладеваемое всецелым тлением, но пребудет сохраняемое как бы в преемственнос­ти — одно в другом, по сродству или одинаковости вида, так как Бог удаляет от своих созданий совершенное погубление, созда бо во еже быти всем, и спасителны бытия мира, по написанному (Прем. 1, 14). Прилично же было предвещание, а равно и раскрытие таковых речей о Христе, чрез Которого и в Котором истлевшее сохраняется и овладеваемое смертью сно­ва расцветает для жизни: ибо окончился корень человеческо­го рода, подобно какой-либо матери, как бы в Адаме, но произ­росшие от Него, то есть мы, расцветаем во Христе и существу­ем и спасаемся, имея Его Самого жизнью и как бы вторым корнем рода нашего.

Я. Как хороша и весьма обработана речь эта.

К. Но заслуживает, Палладий, быть присоединенным к сказанному и следующее: да не насадиши себе дубравы, вся­кого древа, близ олтаря Господа Бога твоего да не сотвориши себе. Да не поставиши себе капища, еже возненавиде Господь Бог твой (Втор. 16, 21-22). Смотри, как поклонника истины совершенно удаляет от идололепной лести, менее все­го допуская пользоваться законами эллинов, а повелевая, на­против, отвергать их обычаи, хотя бы они, может быть, и не принесли никакого вреда, если бы даже и соблюдаемы были.

239

 

 

П. Что такое говоришь ты?

К. Эллины, приметив где-либо хорошо растущие дере­вья и какой-либо густо разросшийся лес, ставили здесь алта­ри и приносили жертвы демонам: ибо весьма необходимо было, чтобы с алтарями демонов было сопряжено как бы заб­луждение ума и мирские прелести, потому что ложь внутри себя недугует бессилием, украшается же часто поддельной красотою, подобно тому как, известно, и бесчестные женщи­ны. Но Божественному алтарю, блистающему красотою ис­тины, какая надобность во внешних придатках или в сует­ных украшениях? Ибо не чрез мирские прелести становится Доступным Божество и не распущенному как бы и привя­занному к плотским удовольствиям уму, но трезвенному и обращающему пристальный взор к высоте и на небеса. И если бы случайно, как бы сам собою, Божественный алтарь оказался где-либо под деревами, то это нисколько не повре­дило бы непоколебимому и истинному поклоннику Спаси­теля; но поелику вообще это есть эллинское учреждение, то должно избегать подражания и сходства в обычаях, как, на­пример, несомненно для верного и достигшего умом до ис­тинного ведения идол в мире ничто, а равно и идоложертвенного нет (1 Кор. 8, 4); однако, по повелению того же (священного писателя), не позволяется вкушать от него ради совести более немощных: вскую бо я буду осуждаем от иныя

240

 

 

совести? Аще аз благодатию причащаюся, почто хулу приемлю, о немже аз благодарю? (10, 29-30.) Посему похваль­но пред Богом это дело, говорю о том, чтобы отказываться от дел, одинаковых с эллинскими, как, например, в установле­нии алтарей, в обычаях и обрядах служения

П. Соглашаюсь.

К. А что должно делать приношения во славу Божию и не с пустыми руками приходить во святую скинию, это опять разъясняет нам Священное Писание, так говорящее в книге Чисел: и бысть в день в оньже сконча Моисей, яко же поставити скинию, и помаза ю, и освяти ю, и вся сосуды ея, и олтарь, и вся сосуды его, и помаза я, и освяти я. И приведоша князи Израильтестии, дванадесять князи домов отечеств своих: сии князи племен, сии предстоящий над согляданием: и приведоша дары своя пред Господа, шесть колесниц покрытых и дванадесять волов: колесницу (едину) от двоих кня­зей и телца от коегождо, и приведоша пред скинию. И рече Господь к Моисею, глаголя: возми от них: и да будут на дела служебная скинии свидения: и даси я левитом, коемуждо по его служению. И взем Моисей колесницы и волов, даде я левитом (Чис. 7, 1-6). И не до сего только простирались приношения князей колен, но присоединены были к сим и другие; ибо написано: и npunecouia князи на обновление олтаря в день, в онь

241

 

 

же помаза его, и принесоша князи дары своя пред олтарь. И рече Господь к Моисею: князь един на день, князь на день да принесут дары своя на обновление олтаря. И бяше приносяй дар свой в первый день Наассон сын Аминадавль, князь племене Иудина: и принесе дар свой, блюдо сребряно едино, вес его сто и тридесять (сикль): чашу едину сребряну, седмдесят сикль по сиклю святому: обоя полны муки пшеничны, спряжены с елеем на жертву: фимиамник един десяти златник, полн фимиама: телца единаго от во­лов, овна единаго, агнца единаго единолетна во всесожже­ние: и козла от коз единаго греха ради: и на жертву спасе­ния юницы две, овнов пять: козлов пять, агниц единолетпих пять: сей дар Наассопа сына Аминадавля (ст. 10-17). Принес­ли свои дары и другие князи по порядку до двенадцатого таким же образом и с одинаковым великолепием, причем каж­дому был отделен установленный для него день; ибо так пове­лел Бог.

Я. Какой же смысл заключается в столь многообразном приношении?

К. Конечно, Палладий, это есть приношение; но с ним соединяется, думаю, и таинственный смысл, по которому это иносказание относится к Еммануилу и к нам самим. Объяс­ню его, как могу. Когда явилась в мире сем святая и истин­ная скиния, то есть Церковь, Христос,

242

 

 

многообразно сияя в ней, едва не нами самими и за нас приносится как священная жертва Богу и Отцу, как выкуп и замена жизни всех, будучи Один равноценен всем. Ибо когда Единородный соделался человеком, как один из нас, Он принес Себя Самого Богу и Отцу как бы некоторую первину и начаток человеческого естества, благоухающего в освящении, естественно и суще­ственно пребывающем в Нем, поскольку Он мыслится и есть Бог, но привходящем в Него по человечеству Efo. Но, буду­чи один и тот же, Он многоразлично изображаем был в оном приношении князей: как и ныне Христос приносится в жер­тву являющимися по порядку времен вождями, многообраз­но мыслимый и различными именами чтимый. Приношение было ежедневное: это обстоятельство указывает как бы на непрерывность и непрекращаемость жертвы Христовой на всякий день и на плодоприношение оправданных верою; ибо не прекратятся поклонники и не будет оскудения в дароприношениях; но будет приноситься Христос нами и за нас, таинственно священнодействуемый в святых скиниях. Сам Он есть и наше первое и изрядное приношение; ибо Он принес Себя в жертву Отцу не за Себя Самого, по безуко­ризненному учению, но за нас, находившихся под игом и виною греха. По уподоблению же Ему и мы являемся священными жертвами, умирая для мира,

243

 

 

поскольку грех умер­щвлен в нас, и живя для Бога жизнью в освящении и пра­ведности. Вот на что, кажется, указывает нам приношение князей, которое, не желаешь ли, мы и по частям исследуем надлежащими рассуждениями, как это будет для нас лучше, и поясним по возможности?

П. И очень.

К. Принесен был от каждого (князя) телец и отделены были на священные дела святой скинии колесницы, числом шесть. Затем от каждого — блюдо одно серебряное и одна чаша, обоя, — сказано, — полны муки пшеничны, спряжены с елеем; фимиамник один, наполненный фимиамом; овен один, агнец один единолетний во всесожжение; козел от коз за грех: и это были всесожжения. Но приносили и на жертву спасе пия, сказано, юницы две, овнов пять, козлов пять, агниц единолетпых пять.

П. Так скажи же прежде всего о том, в чем здесь разни­ца, — какое можно указать различие между жертвой спасе­ния и всесожжения?

К. Слушай. Всесожжения животных совершенно все сожигаемы были священным и неугасимым огнем, причем нич­то вообще не исключалось, но как бы всякая частица и член восходил к Богу в воню благоухания. Напротив, животные, закалавшиеся в жертву спасения, посвящались только отчас­ти, как то: их правое плечо, голова и ноги, почки и печень и

244

 

 

некоторые другие внутренние и сокровенные части. Так, Хри­сту приличествует быть принесенным в жертву всесожже­ния, ибо Он весь истинно свят, весь исполнен благоухания и священен; нам же свойственно быть жертвою не во всем свя­тою и не всецело священною, как имеющим в себе нечто и из нечистоты по причине существующего в нас греха: ибо, по на­писанному, никто не чист от скверны (Иов 14, 4) и грехопадения кто разумеет (Псал. 18, 13.)? Посему очень правильно по­становил закон, чтобы жертва за спасение была не всесожигаемою, но, напротив, посвящаемою лишь отчасти. Итак, ясна ли, Палладий, для тебя и достаточна ли для понимания моя речь?

П. И очень.

К. Ну, так затем перейдем к тому, чтобы сказать что-либо о каждом из принесенного и уразуметь необходимое на пользу.

П. Переходи.

К. Итак, вот принесенное от каждого из начальников ко­лен: серебряное блюдо одно и одна чаша, то и другая напол­ненные пшеничною мукой, смешанной с елеем. Блюдо служит для съестного и употребительно при ядепии вареного, как и Сам Спаситель Иоанну, доверенному ученику, любопытство­вавшему, кто есть имевший предать Его, говорит: омочивый со Мною в солило (блюдо) руку (Матф. 26, 23; ср. Ин. 13, 23-26). Об употреблении же чаши

245

 

 

что я стану и говорить, когда само дело ясно свидетельствует о том? Затем пшеничная мука зна­менует хлеб, потому что из нее и хлеб; а хлеб жизни есть Христос. Таким образом как блюдом и чашею, так и бывшим в обоих этих сосудах хлебом (ибо они были полны пшеничной муки), так затем и пищей и пишем знаменуется жизнь и жи­вотворящий — Христос; ибо Он говорит: аминь глаголю вам: аще не снесте Плоти Сына Человеческаго, пи пиете Крови Его, живота не имате в себе (Иоан. 6, 53). Мука, сказано, была увлажнена елеем, так как почти эго образно воспевается в Псалмах: возлюбил еси правду, и возненавидел еси беззако­ние: сего ради помаза Тя Боже Бог Твой елеем радости паче причастник Твоих (Псал. 44, 8). Фимиамник, далее, имея образ и вид кадильницы, сделанной наподобие чашицы, и сам был полон фимиама, ибо Христос есть благоухание и кадильница, не отвне имея благоухание, как имеем его, конечно, и мы, по причастию добродетели и освящению чрез благочестие при­обретающие таковое состояние, по внутри Себя, как Бог, и в собственном естестве изобилуя тем, за что Ему удивляются, и всю вселенную наполняет премирным и вышетварным благо­уханием; потому что Он ясно распознается как по естеству и истинно Бог и как получивший воню познания Отца: таким образом, фимиамник наполнен фими-

246

 

 

амом. Засим приводится телец и овен, а также и агнец и козел от коз и то, что сверх того приносилось. И чрез все эго изображается Сам Он (Хри­стос); в тельце, по причине его великой крепости и потому, что преимуществующий между ручными и чистыми живот­ными есть телец, превосходящий и величиною тела; так и все, относящееся ко Христу, имеет мысленное превосходство и Сам Он превосходит и превышает все ни с чем не сравнимым отличием; в овне — по причине его совершенства; в агнце — По причине его незлобия: Аз же, говорит Он,— яко агня незлобивое ведомое на заколение не разумех (Иер. 11, 19); а в козле — по причине заклания его за согрешивших, так как козел, по закону, есть жертва за грех (ср. Лев. 16, 10 и далее), а Еммануил ради нас подвергся смерти, и мы искуплены от прежних грехов по причине заколения, которое Он потерпел за нас. Или и это не считаешь ты истинным?

П. Как же нет?

К. Обрати внимание и на то, что принесены были тельцы и отданы на дела скинии, чтобы во время похода они, нося тяжести на колесницах, освобождали от труда и беспокой­ства священнодействующих: потому что и Церковь покоится на Христе; Он Сам носит нас, не допуская того, чтобы священ­ный и честный род и сведущие в святых делах люди подпали

247

 

 

превышающим силу трудам. Таким-то образом относится ко Христу все упомянутое. Что же касается до жертвы спасения, то ее приносили вожди как бы опять вместо самих себя, по­свящая ее некоторым образом святой скинии и вознося в воню благоухания Богу. Юниц (телиц) было две, овнов пять, козлов пять, агниц пять. И телец — это Христос, а юницы (те­лицы) — мы. И основание для того и другого не отдаленное, а, напротив, истинное и очевидное: ибо мужеский пол всегда является как бы предводительствующим и в чести и славе превосходнейшей у Бога; и свидетелем служит сама природа, удостоверяющая в этом. Женский же пол ниже и подчинен ему и как бы идет позади силы и славы мужчин. Итак, в тель­це, животном мужеского пола, разумеется вождь наш Хрис­тос; мы же находимся как бы в подчинении, обладаем сравни­тельно с Ним гораздо меньшей силой и славой и отделены от Него на не сравнимое ни с чем расстояние; ибо хотя Он и соде л алея подобным нам (как и телица видом подобна тель­цу), но Его свойства много превосходнее: ибо кто уподобится Богу в сынех Божиих? (Псал. 88, 7.) Христос есть вместе и подобен нам и выше нас превосходством Божества, хотя и стал плотью (Иоан, 1, 14). Две телицы, думаю я, суть образ двух народов, сошедшихся в один, состоящий из двух, так как связует

248

 

 

их чрез веру в единство духовное Явившийся ради нас и среди нас. Далее, овны и равночисленные им агнцы, а также не меньшие числом козлы указывают на множество верующих, разумею собранное как бы в пятое время, в которое было пришествие Говорящего: аще Аз вознесен буду от зем­ли, вся привлеку к Себе (Иоан. 12, 32). Кроме того посредством овнов означается совершенство разумения и полнота духовно­го возраста уверовавших, очевидно достигаемого во Христе; а посредством агнцев — простота и незлобие; ибо сказано: братие, не дети бывайте умы, но злобою младенствуйте, умы же совершении бывайте (1 Кор. 14, 20). Затем посредством козлов, приносимых в жертву за грех, означается всегдашняя нужда наша в очищении и оставлении прегрешений. Посему и научены мы говорить в молитвах: остави нам грехопадения (Матф. 6, 12); ибо нет времени, когда бы истинно благоразумным и ведающим человеческого естества немощь не было необходи­мости вопиять: грехопадения кто разумеет? и: от тайных моих очисти мя (Псал. 18, 13). Это есть жертва духовная и благоухающая пред Богом за спасение душ наших.

П. Истинно.

К. Итак, Христос, сказал я, означается в тельце и овнах, агнце и козлах и других животных, — и мое слово об этом я не счел бы отступающим от надлежащего. Если же

249

 

 

кто ре­шился бы и на нас самих перенести силу этих мыслей, то ничего нет препятствующего присоединить к предлежащему таковое некоторое созерцание.

П. Какое же?

К. Приносимы были по закону священные жертвы от все­го Израиля, и проливаема была на Божественный алтарь кровь закалаемых животных, каковое действие едва не изображало как бы в сени и косвенно указывало нам на то, что нам надле­жит посвящать святому Богу свои души.

П. Ты хорошо сказал.

К. И так вместо нас и за нас приносятся жертвы и мы в них преобразовательно священнодействуемся.

П. Правда.

К. Ну так исследуем же потщательнее принесенное как бы от лица всех рукою вождей, и мы увидим красоту духов­ного созерцания. Принесенное в серебряных сосудах, то есть в блюде и чаше, было пшеничная мука, увлажненная елеем. Но серебро есть символ светлости, а мука — жизни, как про­изводящая хлеб, который поддерживает жизнь; елей же — радости. Пусть же приносится от нас самих высшему над всем Богу как бы в светлости жизни радость, надеждою во Христе; ибо сказано: упованием радующеся (Рим. 12, 12). Да и каким образом не были бы исполнены высшей радости

250

 

 

блюстители заповедей Спасителя нашего, великим подвигом достигшие славы в жизни и поведении? Им как бы то ни было и во всяком случае уготовано у Бога участие в славе Его. Умросте бо, — сказано, — и живот ваш сокровен есть со Христом в Бозе. Егда же Христос явится, живот ваш, тог­да и вы с Ним явитеся в славе (Колос. 3, 3-4). Итак, пшеничная мука увлажнена елеем: ибо и жизни святых присуща радость как бы в надежде славы, вместе со светлостью, очевидно, и святости и правде. Золотой же фимиамник, полный фимиама, изображает красоту святых и как бы в избранных сосудах благоухание в освящении и затем как бы некоторый дар Богу, истинно благовоннейший. Или мы, Палладий, не признаем свя­тых светлыми и избранными сосудами?

П. Без всякого сомнения признаем.

К. Телец был приносим от каждого, и всех их было две­надцать. Они возят святую скинию, будучи по двое запряже­ны в одну колесницу и под одно ярмо, и они отделены на служение левитам. Это может служить образом двух наро­дов, еще не разделенных неподобием учения и жизни, но как бы сопряженных и терпеливо и мужественно шествующих вместе под одним игом Спасителя; ибо сказано: мужайся и да крепится сердце твое и потерпи Господа (Псал. 26, 14). А телец есть животное терпеливое и весьма крепкое: таковы во всяком

251

 

 

случае избравшие богопочтение, как бы иго на себе носящие Христа, прообразуемого в святой скинии. Телом же Его называл Церковь и божественный Павел (ср. Кол. 1, 24 со ст. 18); сказано также было и Анании о нем, то есть Павле: иди, яко сосуд избран Ми есть сей, пронести имя Мое пред языки (Деян. 9, 15). Кроме того приносимые овен, а равно и агнец указывают на приближение к Богу и как бы посвяще­ние, очевидно духовное, как старейшего приведенного к Нему, так и нового народа: ибо как терпеливость и мужество озна­чается посредством тельцов, так равно, думаю я, и в овцах ясно указывается как бы плодоносие в кротости оправданных верою во Христа; потому что это животное кроткое и плодо­витое. А таковы все прилежные делатели евангельского жи­тия, к которым взывал и Сам Христос: всякому просящему у тебе дай: и от взимающаго твоя не истязуй, и биющему тя в ланиту, обрати ему и другую (Лк. 6, 30 и 29); сн. Мф. 5, 39). Пишет также и Павел: рабу Господню не подобает сваритися, но тих у быти ко всем, с кротостию наказующу противныя (2 Тим. 2, 24). А что за вышесказанным должно было следовать и приношение козла, это указывало, я думаю, не на что иное, как на то, о чем я недавно сказал, то есть что все, хотя бы некоторые обладали и добрыми свойствами, имеют нужду в очищении чрез покаяние и в

252

 

 

забвении грехопадений. И, ведая это, божественный Давид сказал: аще беззакония назриши Гос­поди, Господи кто постоит? (Псал. 129, 3.) Таким образом, козел был жертвою за отпущение по древнему закону; покаяние же и прошение о забвении (грехов) есть ныне жертва, приносимая нами, приходящими к Богу в духе и истине; ибо сказано: глаго­ли ты беззакония твоя прежде, да оправдишися (Ис. 43, 26). Воспевает также негде и Давид: рех, исповем на мя беззаконие мое Господеви: и Ты оставил еси нечестие сердца моего (Псал. 31, 5). Ясна ли для тебя наконец речь о дароприношении кня­зей?

П. Совершенно.

К. Должно также, я думаю, сказать и о том, что когда уже была принесена от каждого и за всех жертва, тогда было положено начало Божественных откровений во святой скинии священнотаиннику Моисею. Написано же еще так в книге Чисел: сие обновление олтаря, по исполнении рук его и по помазании его. Егда вхождаше Моисей в скинию свиде­ния, глаголати ему, и услыша глас Господа Бога глаголюща к нему свыше очистилища, еже есть над ковчегом свидения между двема херувимы: и глаголаше к нему (Чис. 7, 88-89): ибо лишь после того, как совершена была как бы святая скиния и явлена была миру истинная святыня, то есть Цер­ковь, был к нам глас Бога и Отца; а Он глагола нам в Сыне (Евр. 1, 2), Которого мы называем

253

 

 

очистилищем за грехи наши, по Писаниям (Рим. 3, 24; сн. 1 Ин. 2, 2). Сверху Херувимов был глас; потому что Бог превыше и вне твари, имея существенное и присущее Ему превосходство пред всем произведенным. Передавая же нам эти свыше и от Отца исходящие гласы, Сын, истинное очистилище, говорил: гла­голы, яже Аз глаголю, не суть Мои, но пославшаго Мя (Иоан. 14, 10; сн. 12, 49; 6, 38-40 и 63). Итак, сверху очистилища был глас. Немало удивился бы ты также, если бы обратил внимание и на порядок, в каком приходили начальники колен: по назначению каждому отдельно дня, в который должно было исполнять постановленное и принести дар, они приходили в порядке, согласно воле Законодателя: но толь­ко не по порядку рождения или по возрасту, а также и не смешанно и без всякого порядка, но напротив располагались как бы в таинственном распорядке.

П. Что такое говоришь ты, я не могу понять; изложи это мне яснее.

К. Хочешь ли, мы в порядке и последовательно скажем о происшедших от Иакова? Тогда стало бы весьма ясным и самое отступление от порядка в прихождении князей.

П. И очень.

К. Итак, первородный — Рувим, а за ним Симеон, Левий и Иуда от одной матери Лии; Вала же потом служанка рож­дает Дана и Неффалима; а равно Зелфа, рабыня Лии, — Гада и

254

 

 

Асира, Лия же к прежним четырем — Исахара и Заву лона. Родились и от Рахили Иосиф и Вениамин. Таким образом четыре первые от Лии, от свободной: Рувим и Симеон, Левий и Иуда; затем от двух служанок Валы и Зелфы — четыре: Дан и Неффалим, Гад и Асир; другие же еще кроме сих четыре: два от Лии — Исахар и Завулон, и два от Рахили — Иосиф и Вениамин. Необходимо припомнить также и то, что наследие Иосифа разделилось на два поколения: Ефрема и Манассии, от него происшедших (Быт. 29 и далее).

П. Порядок имен я очень хорошо разумею; а что есть искомое в этих именах, это разъяснить уже твое дело.

К. Приходившие с дарами, Палладий, делали это не по возрасту, но первым был Иуда, хотя и четвертый по времени, затем девятый после него Исахар и с ним вместе десятый Завулон. Второй же как бы после сих разряд: первородный Рувим и следовавший за ним и второй Симеон, а к ним при­соединился и Дан, от рабыни. Затем выступил третий ряд происшедших от трех свободных: Ефрем, Манассия и Вениа­мин. И напоследок разряд четвертый происшедших от слу­жанок. Их также было трое: Дан, Асир и Неффалим, хотя и преимуществовавшие по времени рождения пред поставлен­ными в порядке прежде их, разумею Ефрема, Манассию и Вениамина. Разве

255

 

 

ты не считаешь необходимым исследова­ние о сем?

П. Наиболее всего считаю; так какой смысл сего, попы­тайся изложить мне.

К. Это дело, как я думаю, служит опять прикровенным указанием на то, что установленное чрез Христа занимает у Бога первое место сравнительно с данным в законе, и что становятся первый последни, и последний перви (Матф. 20, 16): ибо как бы старейшие по времени и посему первородные, то есть Израиль, идут позади язычников. И имеющие дух раб­ский и сыны рабствующего Иерусалима уступят преимуще­ство в славе сынам свободной, которая есть мать всех нас, оправданных во Христе и призванных в свободное состояние чрез свободу духа (сн. Рим. 8, 15 и Гал. 4, 25-26); ибо усматри­вай, если угодно, точность умозрений: первым приносит дар колено Иудино, из которого произошел по плоти Христос; а после него тотчас же Исахар и Завулон, оба свободные и от свободных; затем Рувим первородный, Симеон и Гад, кото­рый от рабыни: знаменуется же чрез них Израиль. Теперь скажем о каждом, собирая изречения из пророчества Иакова о них. Так сказал божественный Иаков: Рувим первенец мой, ты крепость моя и начало чад моих: жесток терпети и жесток упорник (Быт. 49, 3). И еще: Симеон и Левий бра­тия совершиста обиду от воли

256

 

 

своея: в совет их да не приидет душа моя, и к собранию их да не прилепятся внутрен­няя моя: яко во гневе своем избиста человеки и в похоти своей пререзаста жилы юнца. Проклята ярость их, яко упорна, и гнев их, яко ожесточися (ст. 5-7); о Гаде же сказал следу­ющее: искушение искусит: он же искусит того при ногах (ст. 19). Итак, посредством Рувима по справедливости обо­значается Израиль, первородный по времени, но жестокий, упорный и оскорбитель; и посредством Симеона, к которому присоединен и Левий, обозначается он же, как готовый к скверноубийству и убивший святых; ибо кого, сказано, от пророк не убиша отцы ваши (Деян. 7, 52), и как бы перерезавший сверх того жилы юнца, который есть Христос: потому что не одно только племя иудейское уличается в дерзости против святых и Христа, но с ним сошелся и Ле­вий, то есть священный род, приседящие алтарю книжники и фарисеи. Посему в пророчествах праотца Иакова с Симео­ном сопряжен и Левий. Также и в Гаде, который от рабыни и есть искушение, разумеется тот же народ, как низкий умом и искушающий Иисуса и расставляющий сети для злодея­ния Ему; ибо приступили некоторые к Нему, говоря: достой­но ли есть дати дань Кесаревы, или ни (Матф. 22, 17.)? Итак, возведу снова речь свою к началу: первородный во времени Израиль, жестокий, упорный и оскорбитель, склонный к

257

 

 

скверноубийству и имеющий проклятый гнев, избивший человеков и перерезавший жилы юнца, низкий и жестокий в коварстве, расставляющий сети и искуситель, поставлен позади тех, ко­торые во Христе и свободны, хотя и он будет свободен после нас, как только придет к лицу Божию (ср. Рим 11, 25-26)

П. Ты хорошо сказал.

К. Ты познаешь то, что я говорю, когда обратишь свой ум и на последующее за сим. Трое, вместе соединенные, приносили дар потом, происшедшие от свободной Рахили Ефрем, Манассия и Вениамин. Потом и за ними также трое, вместе соеди­ненные, происшедшие от служанок, разумею Дана, Асира и Неффалима. Заметь, что предшествуют и весьма почтены рож­денные от свободной, а за ними следуют и рожденные от слу­жанок. Не очевидно ли это есть то самое, что и божественный Павел пишет нам? Ибо он говорит, что когда исполнение язы ков внидет, тогда весь Израиль спасется (Рим 11, 25-26).

П. Ты сказал правильно: замечание твое очень тонко

К. И что это не ложно, ты тотчас узнаешь, и очень легко, ибо слово Божие утверждает нас в этом и другими мыслями Бог повелел, чтобы воздвизания полков и остановки или пре­бывания сынов Израилевых на стоянках совершались в над­лежащем порядке, весьма мудро

258

 

 

постановил идти вокруг ски­нии, сообразно тому, думаю я, что и блаженным Давидом пре­восходно воспевается: и обыду жертвенник Твой Господи: еже услышати ми глас хвалы Твоея (Пс. 25, 6-7), или: обыдох и пожрох в селении Его жертву воскликновения (26, 6) Указывается же нечто и другое, что как бы в прообразе повелено было делать: должно нам не удаляться от Бога, но яв­ляться как бы стоящими вблизи и вокруг Него, так чтобы грех не находился в средине и мирское удовольствие не разделяло нас от Него, но чтобы присутствие правого разума и готов­ность ко всему достохвальному собирали нас в единство ду­ховное: ибо решившимся столь похвально действовать наибо­лее всего приличествует делать приношения, так как написа­но: вси иже окрест Его принесут дары (Псал. 75, 12) Итак, Он повелел им подниматься в путь вместе с скинией и шествовать вокруг нее, и притом в порядке, приличествующем не возрас­там и не смешанно идущем от первых к последним, но чтобы они соединены и распределены были по частям так же, как и в приношении даров Написано же так в книге Чисел; И рече Господь к Моисею и Аарону, глаголя: человек держайся по чину своему и по знамениям, по домом отечеств своих, да ополчаются сынове Израилевы пред Господем, окрест скинии свидения да ополчаются сынове Израилевы (Чис. 2, 1 — 2).

259

 

 

Затем указывается определенное каждому место, — где и как и кто должен ополчаться, ибо присоединяет следующее: и ополчающиися первии на восток, чин полка Иудина с силою их. И ополчающиися близ, от племене Исахарова, и ополча­ющиися близ, от племене Завулоня (2, 3, 5 и 7). Потом упоми­нает о втором разряде и говорит, чип полка Рувимля к югу с силою их, и князь сынов Рувимлих Елисур, сын Седиуров: сила его согляданая четыредесять и шесть тысящ и пять сот. И ополчающиися близ его, от племене Симеоня, и опол­чающиися близ его, от племене Гадова (2, 10-12 и 14). И третий разряд тотчас же присоединяет, говоря: чин полка Ефремля к морю с силою их. И ополчающийся близ, от племене Вениаминя (2, 18 и 22). Вскоре же упоминает и четвертый разряд, говоря, чин полка Данова к северу с cuaojq их. И ополчающиися близ его, племя Асирово. И ополчающиися близ его, племя Неффалимле. Всех, — говорит, — сочтенных полка Данова сто пятьдесят и седмь тысящ и шесть сот: после­дний да воздвизаются по чину своему (ст. 2, 25 и 27, 29 и 31). Видишь ли, что в первом ряду поставлен Иуда и бывшие с ним и имеет избранное место к востоку и югу? Ибо во свете пребывают те, которые во Христе, и духом горят. Второй Ру­вим и бывшие с ним. И третьи — также от свободной рожден­ные. Затем после

260

 

 

них другие трое — происшедшие от служа­нок, — те, о которых сказано, последний да воздвизаются. Не очевидно ли и не выше ли всякого сомнения, что первородно­му предпочтено и прежде его призвано второе, то есть те, кото­рые во Христе, и происшедшим от рабского состояния — сво­бодное по вере? Эти предводительствуют ради происшедшего от Иуды Христа, а те едва позади идут и как бы на втором месте поставлены.

П. Ты сказал весьма правильно, и я восхваляю тебя за столь тонкое остроумие.

261


Страница сгенерирована за 0.16 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.