Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл Александрийский, святитель

КНИГА 6. О том, что нам должно быть приверженными к единому по естеству Богу и любить Его от всей души и от всего сердца

Кирилл. О мужестве, во Христе мыслимом, и духовной крепости достаточно, кажется, сказано нами, Палладий; но необходимо еще, как я думаю, обозреть, в чем эти качества могут у нас проявляться.

Палладий. Ты хорошо говоришь.

К. Итак, обращая вокруг себя умственный взор и направ­ляя его к тщательному обозрению того, что до нас касается, посмотрим внимательно, какою стезею идя, мы будем светлы­ми и примем, как бы венец, приговор, что мы поступали вполне достохвально. Разве тебе не кажется, что я правильно рассуждаю, предпринявши исследование этого предмета?

П. Без сомнения, я и сам сказал бы, что надобно прежде всего получить возбуждение чрез призвание к мужеству и восхотеть того, чрез что можно сделаться светлым и прямым путем достигнуть непорочной жизни.

290

 

 

К. Будем же говорить. Опора всего дома есть фундамент; и начало корабля — киль, а для решившегося поступать пра­вильно основание и первая подпора есть познание истины и неложное учение веры в единого по естеству и истинного Бога. Ибо аще не уверите, ниже имате разу мети, говорит Священное Писание (Ис. 7, 9). Не разумеющие ничего из необходимого не могут преуспевать, не умея поступать пра­вильно. Разве не соглашаешься ты, что для приобретения похвалы нам необходимо исследование всего, что должно де­лать, если мы вознамерились правильно совершать то, что совершать необходимо? а)

П. Соглашаюсь.

К. Итак, вера есть питательница разумения; а разумение составляет для нас пробный камень того, что должно делать. Поэтому, когда Бог всяческих как бы пестуном и мудрым правителем над сынами Израилевыми поставил данный чрез Моисея закон, то как бы фундамент и непоколебимое начало прежде всего положил Он ведение о едином и истинном Бо­жестве: потому что Он не признавал для них возможным достигнуть безукоризненной и чистой жизни, настроиться со­гласно с законом, советником прекрасных дел,

а) Хотя в изданиях переводимого творения св. Кирилла здесь поставлено: έρᾶν любить, но весь смысл речи требует предположения здесь слова δράν  — делать, совершать.

291

 

 

и следовать заповедям, если они не воспримут в свой ум, как бы огражде­ние, веру в Бога и не будут таким образом мужественно про­тивостоять вожделениям, располагающим их к нерадивости. Итак, было весьма необходимо, чтобы древние наперед отло­жили, как бы какую душевную немощь, заблуждение много­божия и надлежащим образом утвердились в вере в единого по естеству и истинного Бога. Поэтому прежде всего воссиял им закон: Аз есмь Господь Бог твой, изведый тя от земли Египетския, от дому работы. Да не будут тебе бози инии разве Мене. Не сотвори себе кумира и всякаго подобия, елика на небеси горе, и на земли низу, и елика в водах под зем­лею: да не поклоншиися им, ни послужиши им: Аз бо есмь Господь Бог твой, Бог ревнитель, отдаяй грехи отец на чада до третьяго и четвертого рода ненавидящим Мене, и творяй милость в тысящах любящим мя и хранящим повеления Моя (Исх. 20, 2-6). Ибо поистине надлежало, чтобы жестокими угрозами устрашены были те, которые иначе неприняли бы заповеди; посему Бог и называет Себя ревнителем и грехи отцов возлагающим на детей их, если они захотят жить по­добно тем и соревновать преткновениям своих предков. Мы не говорим, что грехи отцов надают на не провинившихся совершенно ни в чем, когда Бог ясно возгласил: да не ум-

292

 

 

рут отцы за сыны, и сынове за отцы: кийждо за свой грех да умрет (Втор. 24, 16). Но если дети следуют правам отцов и бывают соревнователями нечестия предков, то, конечно, грех простирается и на них. И хотя бы случилось, что Бог, Кото­рый над всем, но сродному Ему человеколюбию, освободил первых от наказания, однако же потом Он устремляет на вторых или на третьих Свой гнев, по справедливости навле­ченный и заслуженный прежде нечестивым родом. Итак, Он возбуждал к страху, именуя Себя Богом ревнителем; но и другим способом утверждал Он их и вере, обещая творить милость в тысящах любящим Его. К этому Он присовокупил еще близкую и сродную заповедь: не возмеши, — говорит, — имени Господа Бога твоего всуе: не очистит бо Господъ приемлющаго имя его всуе (Исх. 20, 7). Некоторые делали это, усвояя название Бога дереву и камням и невежественно пере­нося имя, которое выше всякого имени, на произведение ис­кусства и труда рук человеческих. О них Бог сказал гласом Исаии: избрав древоделя древо, постави е в меру, и клеем сострой е: и сотвори е аки образ мужеск, и аки красоту человечу, поставити е в дому. Посече древо в дубраве, еже насади Господъ, ιι дождь возрасти, да будет человеком на жжение: и взяв от него, согреся, и изжегше я, испекоша ими хлебы, из оставшаго сотвориша

293

 

 

боги, и поклоняются им (Ис. 44, 13-15). И после других изречений: познайте, яко пепел есть сердце их, и прельщаются (44, 20). Они-то приемлют имя Господа всуе. Но я думаю, что те, которые стали уже вне сети диавольской и познали Бога истинного, не должны скло­няться к пустым мыслям и безрассудно чтить низкое, увлека­ясь к признанию других богов, или думать, что есть какие-нибудь боги, кроме Единого и Истинного. Ибо если и называ­ются некоторые богами и господами на небесии на земли: но нам един Бог Отец, из негоже вся и мы у него: и един Господь Иисус Христос, имже вся и мы тем(1 Кор. 8, 5-6), и един Дух Святой, в Котором все и мы в Нем. Мы не будем сокра­щать по-иудейски естество Божества в одного только Бога Отца, но как бы расширим его в Святую и Единосущную Тро­ицу; вместе с тем, различая его по свойству лиц и по особен­ности ипостасей, опять сократим его в единого Бога по причи­не тождества существа, и Ему будем служить, Ему покло­няться, призывая Отца и Сына и Святого Духа. Ибо сказано: да не будут бози инии разве Мене (Исх. 20, 3). И еще Господу Богу твоему поклониишся, и Тому единому послужиши(Матф. 4, 10; сн. Втор. 6, 13). Поелику же един есть Бог Отец, и един Господь Сын, и един Дух Святой исходящий, то не будем лишать

294

 

 

ни единого Бога истинного господства, ни истинно и по естеству Господа — божества. Ибо без сомнения за божеством по естеству следует господство и за истинным господством слава божества.

 П. Весьма правильно и весьма мудро сказал ты.

К. Итак, Палладий, мы будем знать единого Бога и от­нюдь никого не будем приравнивать к Нему, сколько возмож­но дальше отстраняя от своей души нечестивое и преступное двоедушие, как по истине полное надменности и своеволия, дабы и нам не возгласило священное слово: доколе храмлете на обе плеснет? Если Ваалу, так Ваалу, а если Богу, так Богу (3 Цар. 18, 21). Нам нужно являться одинаковыми, а не раз­номыслящими и колеблющимися и с полною готовностию переходящими к тому, к чему не следует; а хромание на обе ноги и колебание я назвал бы самым безбожным делом. Так и древний закон наказывает смертью непостоянного, ибо го­ворит: иже жертву приносит богом, да потребите я, но точию Господу единому (Исх. 22, 20). Поэтому восставать про­тив Божественной славы и приличествующее ей, и только ей одной, пытаться воздавать кому вздумается, и не сущим по естеству богам, есть постыднейший из недугов, даже более — преступление и виновность в крайнем нечестии. Итак, ис­тин-

295

 

 

но чистому и боголюбивому необходимо удаляться от та­ких вещей и не только сердце очищать, но даже, так сказать, и на язык никогда не допускать имени: идол. Ибо написано: имен богов инех не поминайте, ниже да слышатся изо уст ваших (Исх. 23, 13). Поелику что постыдно знать, о том и говорить не безвредно. Решившимся же всячески чтить чис­тоту в вере следует памятовать блаженного Павла, пишущего так: невозможно бо просвещенных единою... и добраго вку­сивших Божия глагола, и силы грядущего века, и отпадших паки обновляти в покаяние (Евр. 6, 4-6). Ибо однажды при­веденные к восприятию небесной и Божественной благодати чрез святое крещение, принявшие истинное и животворящее слово о Воскресении и Царстве Христовом, если решатся воз­вратиться к прежнему и подвергнуться прежней болезни, не обновятся к очищению чрез второе крещение. Ибо нвверствие их веру Божию не упразднит, как говорит божественный Па­вел (Рим. 3, 3). И из-за того, что некоторые, идя назад, пренеб­регли Божественною благодатию, мы не будем обвинять ее в Непостоянстве: напротив, Судия всех подвергнет наказаниям людей, не уклонившихся от падения в столь великое нечестие, что попрали Сына Божия, кровь Завета сочли обыкно­венною кровью и оскорбили Духа благодати, в Котором они

296

 

 

освятились и соделались общниками Божественного естества (Евр. 10, 29). Как воина, бросившего щит и бежавшего с поля битвы, должно не удостаивать вторично доспехов, а наказы­вать и подвергать взысканию за трусость, таким же точно, я думаю, образом и оскорбляющих священную и дивную благо­дать следует не вторично удостаивать дара Духа Святого, по отвержения первого, но уже подвергать наказаниям. Что од­нажды просвещенным следует достигать такого образа мыс­лей н такой твердости суждения, чтобы знать единого по есте­ству Бога, гнушаться вводящими кроме сего что-либо другое и весьма охотно нападать на идолов, разрушать капища и за ничто считать эллинские святыни, этому научит нас и древ­нее слово. Вот что написано в книге Чисел: И рече Господь к Моисею в западе Моава у Иордана при Иерихоне, глаголя: глаголи к сыном Израилевым, и речеши к ним: вы преходите Иордан в землю Ханааню, и погубите вся живущия на земли от лица вашего, и разрушите стражбы б)  их, и вся идолы излиянныя их сокрушите я, и вся капища их разрушите (Чис. 33, 50—52). Понимаешь ли, что перешедшим Иордан надлежа­ло истреблять жертвенники и священные рощи и немедлен­но раз-

б) Τὰς σκοπιὰς — сторожевые пункты, отсюда возвышенности, на которых устроялись храмы и жертвенники.

297

 

 

рушать самих идолов и капища, так как давать пощаду таким дурным вещам было бы ясным признаком того, что они недостаточно утвердились и не посвятили Богу непорочного сердца, тогда как Он ясно говорит о безбожных и злых: да не поклонишися богом их, ниже послужиши (им: да не сотвориши в) по делом их, но разорением разориши, и сокрушением сокрушиши капища их. И да послужиши Господу Богу твоему: и благословлю хлеб твой, и вино твое, и воду твою, и отвращу болезнь от вас. Не будет безчаден, ниже неплоды на земли твоей, число дней твоих исполню (Исх. 23, 24-26). Итак, ясно, что для людей, крепко утвердившихся и по здра­вому разуму предающих себя Богу всяческих, позаботивших­ся также представить очевидное доказательство этого, имен­но разрушение жертвенников, капищ и кумиров людей умо­поврежденных, такой образ действий будет виновником Божественных дарований.

П. Правда.

Κ. Если, говорит, разрушишь рукотворенное и будешь слу­жить Богу, возненавидевши обычаи их, то благословлю хлеб твой, и вино твое, и воду твою. Слово таинственное и глубо­кое: оно значит, что для верных Богу при-

в)         Поставленных в скобках слов приведенного места книги Исход нет в существующих изданиях творений св. Кирилла; но они требуются смыслом речи.

298

 

 

частие Христовых тайн и благодать, даруемая святым крещением, послужит в благословение духовное, а для двоедушествующих, склонных к отступничеству — в гнев и осуждение. А разве это маловаж­но — принять благословение духовное? Об этом-то, я думаю, и сказал премудрый Павел, что ядый и пияй Тело и Кровь Хри­ста недостойне суд себе яст и пиет, не разсуждая Тела Гос­подня. Да искушает же, говорит, человек себе, и тогда от хлеба да яст, и от чаши да пиет (1 Кор. 11, 29 и 28). Итак, для истинно боголюбивейших причастие Святых Таин будет, сказано, в благословение; и они освободятся от немощи, то есть от наклонности недуговать несправедливостию и слабоду­шием. Не будет безчаден, сказано, среди их, ниже неплоды; ибо всякая боголюбивая и преподобная душа весьма чадородна и изобильна святыми плодами, то есть славою добродетели.

П. Это так.

К. Не дозволяя иметь удобоколеблемое сердце, (Бог) искусно приводит к решимости сохранять устойчивость в вере и непоколебимость в благочестии: иногда приличными соображениями научая лучшему, Он повелевает пренебре­гать, или лучше, совершенно отвращаться от жертвоприно­шения или поклонения идолам, как причиняющего гибель, показывая, что такого рода болезнь исполнена

299

 

 

крайней вины и даже величайшего нечестия; иногда же, приставив к нам страх наказания, как бы пестуна и отличного стража, всячес­ки обращает нас к тому, что Ему угодно. Так и говорит бла­женный Моисей во Второзаконии: и сия заповеди и суды, яже снабдите творити на земли, юже Господь Бог отец ваших, дает вам в жребий во вся дни в няже вы жити будете на земли. Пагубою погубите вся места, в иихже служиша тамо языцы богом своим яже вы приимете, на горах высоких и холмех, и под древом сеновным. И да рас­копаете требища их и сокрушите столпы их, и дубравы их ссечете, и ваяние богов их сожжете огнем, и погубите имя их от места того (Втор. 12, 1-3). Эллинские мудрецы и избранники, особенно же поэты называют нимф или демонов какими-то Ориадами и Амадриадами г). А есть и такие, которые, вознамерившись чтить своих богов на местах возвышенных, поставили на горах жертвенники, стали заботиться о принесе­нии в жертву волов и, утвердивши вокруг более красивых деревьев статуи и изображения демонов, занимались заклани­ем в жерт-

г) Ориадами (от ὄρος гора) назывались нимфы гор, населившие (будто бы) горы, по верованию язычников. Амадриадами (от ἄμα вместе и δρὺς; дуб, дерево вообще) назывались нимфы дерев, растительности, жившие и умиравшие, но верованию греков-язычников, вместе с своими растениями.

300

 

 

ву овец. Но было необходимо, чтобы подчинившиеся истинному и по естеству Богу, ничего не страшась, разрушали эти кумиры заблуждающихся и как можно дальше отступали от их обычаев. Поэтому сказано еще: аще же потребит Гос­подь Бог твой языки, в няжевзойдешь ты тамо, паследити землю их, от лица твоего, и приимешиих в наследие, и вселишися в земли их: внемли себе, да не взыщеши последовати им, по потреблению их от лица твоего не взыщи богов их, глаголя: якоже творят языцы сии богом своим, сотворю и аз. Да не сотвориши Господу Богу твоему тако: мерзост­на бо, яже возненавиде Господь: сотвориша богом своим, яко и сыны своя и дщери своя жгут огнем богом своим (12, 29­31). Правильно Законодатель совершенно запрещает подра­жание заблуждающимся и строго повелевает удаляться от не­милосердого заклания детей; а кровожадных и лжеименных богов обличает, как разрушителей и губителей человечества, грубо пренебрегающих, по своему произволу, даже природны­ми законами любви. Созда бо Бог во еже быти всем и спаси­тельны бытия д) мира и нет аду царствия на земли. Завистию же диаволею смерть вниде в мир (Прем. 1, 14; 2, 24). И тогда как Божественное изволение ниспровергает смерть и разрушает тление и ненавидит небытие существующего; созда бо во еже быти всем,

д) Αί γενὲσεις происхождение, или творение.

301

 

 

как написано: напротив, те, которые корыстью демонов уловлены в сети заблуждения, приносят сатане как бы сласти и самые лучшие и благовоннейшие куре­ния, погибель сотворенного для жизни и смерть созданного во еже быти. Итак, Он хотел прекраснейшим образом показать, что дела их (язычников) исполнены крайней виновности, что природа у них оскорбляется и законы достожеланного чадо­любия попираются; таким образом Он сильно привлекал тех служителей, которые имеют ум благородный и ненавидящий злое, к тому, чтобы чтить и усердно принимать то, чего Он хочет и что говорит. Такое-то законоположение было сделано в древности для ниспровержения у них нечестия. Но кроме того Он определяет смерть тому, кто хочет переубедить утвер­дившегося и боголюбиво воспринявшего ведение истины. Ибо так сказал Он еще: аще же востанет в тебе пророк, или видяй соние и даст тебе знамение или чудо, и приидет (сбу­дется) знамение или чудо, еже рече к тебе, глаголя: идем, да послужим богом иным, ихже не весте: да не послушаете глагол пророка того, или видящаго сон той: яко искушает Господь Бог твой вас, еже уведети, аще любите Бога вашего всем сердцем вашим, и всею душею вашею. Во след Господа Бога вашего ходите и того бойтеся, и заповеди его сохра­ните и гласа его послушайте, и тому служите, и к нему прилепитеся. И пророк той или видяй сон да умрет: глаго­ла бо еже

302

 

 

прелъстити тя от Господа Бога твоего (Втор. 13, 1-5). Какой святой и приличный Богу закон! Если убий­цам тела всенепременно следует по законам умереть, как же не потерпеть того же по справедливости человеку, вводяще­му душу в губительное заблуждение и ввергающему в ров погибели то, что, по гласу Самого Спасителя, лучше тела (Матф. 10, 28)? Итак, Бог признал справедливым, чтобы лжец и обманщик наказан был смертию; но такое же наказание определяет Он и тем, которые с удобопреклонным и легко­мысленным расположением духа внимают таким людям. Когда легко можно было, отрезвившись умом, найти прибе­жище в истине, зачем же, говорит, он добровольно бежал к неправде? Аще же обрящется у тебе во едином от градов твоих, яже Господь Бог твой дает тебе, муж или жена, иже сотворит лукавое пред Господем Богом твоим, преступиши завет Его, и шедше послужат богом иным, и по­клонятся им, солнцу или луне, или всякому, яже от красо­ты небесныя, ихже не повелел е) тебе: и нe возвестится тебе, и взыщеши зело, и се истинно бысть слово, мерзость сотворися сие во Израили: да изведеши человека того или жену ту, иже сотвориша дело злое сие, и побиете их камением, и да ум-

е) В слав. пер. Библии: повелех, согласно чтению греч. кодд. AFX, где поставлено προσέχαξα, между тем как у св. Кирилла, согласно чтению всех остальных библейских греч. кодексов, стоит: προσέταξε.

303

 

 

рут. При двою свидетелех или при трех да умрет: умираяй да не умрет при едином свидетеле. И рука свидетелей да будет на нем в первых, умертвити его, и рука всех людей послежде: и истреби ж) зло от вас самех (Втор. 17,2-7).

Когда оскорблен Бог в Его почитании, тогда быть мило­сердным небезопасно и даже весьма вредно — не время раз­неживаться в слабодушном, взаимном благорасположении. Об этом-то, я думаю, и сказал Господь; иже любит отца или матерь паче Мене, нестъ Мене достоин (Матф. 10, 37). Пусть тогда исчезнет закон сочувствия и удалится сила естественной любви и все, что относится к человеколюбию, чтобы, так сказать, посредством благочестивой жестокости воздано было почитание Богу. Не благочестивым ли назовешь ты делом, чтобы немилосердно наказывались совершающие неизвини­тельное отступничество, как оскорбляющие высшую над всем славу и не отказывающиеся беззаботно бесчестить Того, Ко­торого лучше было бы радовать стараниями о твердости?

П. Благочестивым; как же иначе?

К. Напомню я еще то, что сказал Он древ-

ж) Ἐξαρεῖς, согласно чтению библ. греч кодексов AEFX, тогда как во всех остальных кодексах, с которыми согласен и слав, перевод: из измите, читается ἐξαρεῖτε.

304

 

 

ним: кое обретоша отцы ваши во Мне погрешение, яко удалишася от Мене и ходиша во след суетных и осуетишася? (Иер. 2, 5.) И как бы изумившись крайнему невежеству сынов Израилевых, Он говорит; ужасеся небо о сем и вострепета по премногу зело земля, глаголет Господь. Два бо зла сотвориша людие мои: мене оставиша источника воды живы, и ископаша себе кладенцы сокрушения, иже не возмогут воды содержати (Иер. 2, 12-13). Я считаю, и не без основания, лишенными всякого благоразумия тех, которые, удаляясь от служения Богу, слу­жат твари, помимо Зиждителя и Творца, или, ниспадая к еще более постыдному заблуждению, поклоняются делам рук сво­их, тогда как легко было бы, если бы они захотели правильно мыслить, из создания мира усмотреть красоту всевышнего и неизреченного естества и от стройности происшедшего бытия прийти к мысли о Чиноначальнике, Вожде и Творце этой все­ленной. Но некоторые из древних, презревши столь достойный и дивный образ мыслей, променяли золотое на медное, выражаясь словами эллинских поэтов з), потому что, оставивши поклонение Богу по естеству, по-детски обратились к беспо­лезному

з) Илиады, VI, 236: χρύσεα χαλκεων, κατμβοι ννεαβοων, — речь идет о Главке, который, ради верности в дружбе с Диомидом променял свое золотое вооружение на медное Диомидово, — стоющеее ста быков на ценимое в девять быков.

305

 

 

идолослужению и), стыд и смех низводя на свою голову и сами на себя призывая лишение вышней помощи. Так и сказал Бог: якоже стыд татю, егда ят будет, тако посты­дятся сынове Израилевы, тии и царив их, и начальницы их, священницы их, и пророцы их. Древу рекоша: яко отец мой еси ты: и камени: ты мя родил еси: и обратиша ко Мне хребты, а не лица своя: и во время озлобления своего рекут: востани, и избави нас. И где суть бози твои, яже сотворил еси тебе? Да востанут и избавят тя во время озлобления твоего. По числу бо градов твоих быша бози твои, Иудо, и по числу путей Иерусалимских жряху Ваалу. Векую глаго­лете ко Мне? Вси вы беззаконновасте ко Мне, глаголет Господь (Иер. 2, 26-29).

П. Поистине ужасно это дело, друг мой.

К. Но есть и из числящихся между нами некоторые, еще не очень утвердившиеся, которые имеют ложную и притвор­ную любовь ко Христу и, облекшись, как бы овечьею шку­рою, видом боголюбивых, оказываются свирепыми и нечис­тыми зверями, лукавыми и перебежчиками, так что дома и ночью, то есть скрытно, они предаются демонскому служе­нию, по всей вероятности думая, что возможно убежать и от

и) Согласно чтению кодекса Ватиканского, где стоит: εἰδωλολατρεὶαν, вместо εἰκαιολατρείαν.

306

 

 

Самого Бога и обмануть ум естества неизреченного. Можно доказать — и притом без труда, — что человек, так думаю­щий, имеет образ мыслей более низкий, нежели какой свой­ствен был безумию эллинов. Ибо эллинским мудрецам каза­лось правильным, что созданное и происшедшее солнце, све­тило великое, для того самого и сотворенное Богом (чтобы светить), все назирает и все слышит i); потому что они думали, что признаваемое за Бога должно обладать и достоинствами Божественного естества; достоинство же высочайшего есте­ства — все знать и видеть. Такого мнения они держатся; а нам древле возглашал Бог: Бог приближаяйся Аз есмь, глаголет Господь, а не Бог издалеча: разве утаится что от Меня? (Иер. 23, 23-24.) Ибо ничто не может скрьгться от Того, Кто истинно по естеству Бог. Да научит нас и блаженный Давид, говоря: разумейте безумный в людех, и буыи некогда умудрытеся. Насаждей ухо не услышит ли и создавыйочи не сматряет лы? (Пс. 93, 8-9.) И я думаю, по неразумию, некоторые говорили: не узрит Господь, ныже уразумеет Бог Иаковль (ст. 8). Не совершенно ли глупо говорить, что Податель знания не знает, и думать,

i) Илиада, III, 276. Здесь Агамемнон, обращаясь к солнцу, говорит: Ἠέλιος θ’, ὅς πὰντἐφορᾷς καὶ παντ ἐπακοὺεις.

307

 

 

что Дающий чувство слуха сотворенным от Него суще­ствам не слышит?

П. Совершенно нелепо.

К. Итак, должно поклоняться только единому Господу Богу, по Писаниям, иному же, кроме Его, никому. Ибо написа­но: совершен да будеши пред Господем Богом твоим (Втор. 18, 13). Совершенство же духовное есть утверждение в вере, непорочность в служении и безупречная красота любви к Богу.

П. Так полагаю.

К. Итак, Палладий, неужели мы избавим от порицания и вины тех, которые хотя решились не поклоняться иным богам или твари помимо Творца, но, не знаю, каким образом, доверя­ют лжепрорицаниям идолослужащих? Разве объявлять их свободными от обвинения в отступничестве безопасно для ис­тинно верных?

П. Никак.

К. Звездочетство же и гадания, лжепророчества и демонс­кие обольщения приличествовали бы, я думаю, одним только тем, которые с неразумнейшею готовностию допускают в свою душу бесславное и проклятое идолослужение.

П. Ты правильно сказал, потому что и Божественное слово повелевает нам гнушаться заключающейся в этом мерзостию. Именно там написано: аще же внидеши в землю, юже Господь Бог твой дает тебе, да не навыкнеши

308

 

 

творити по мерзостем языков тех: да не обрящется в тебе очищая сына своего и дщерь свою огнем, волхвуя волхвованием, и чаруяй и птицеволшебствуяй, чародей обавая обаванием, утробоволхвуяй и знамепосмотритель, и вопрошаяй мертвых: есть бо мерзость Господу Богу твоему всяк творяй сия (Втор. 18, 9­12). И через несколько слов за тем говорит опять: совершен да будеши пред Господем Богом твоим: языцы сии, ихже ты наследиши, сии чарований и волхвований послушают: тебе же не тако даде Господь Бог твой. Пророка от братии твоея якоже мене, возставит Господь Бог твой, Того послу­шайте. По всему елико просил еси от Господа Бога твоего в Хориве в день собрания (18, 13-16).

К. Хорошо, друг мой. Итак, мы не будем следовать истол­кователям предзнаменований и вопрошателям мертвых, не бу­дем также принимать за истинное какое-то дело и полета птиц, направо ли они летят или налево, к западу или к востоку к); потому что это естественно крайнему невежеству. Напротив, признавая вождем всего Христа, ради нас соделавшегося по­добным нам, и пророком, от Него примем знание необходимо­го, при Нем будем находиться безотлучно, далеко прогоняя

к) Здесь имеются в виду слова Гектора к Полидаманту. Илиады, ΧΙI, 239-240.

309

 

 

и отвергая лжесловие демонов. Ибо как оживотворение и про­изведение всего естественно и собственно принадлежит Богу, так, думаю, и знание всего. Его естеству исключительно свой­ственно — ясно знать будущее и иметь в Себе как бы собран­ным знание всего. Не кажется ли тебе мудрым и истинным сказанное об этом?

П. Совершенно так.

К. Итак, мы против Него погрешим и на высочайшую славу взведем обвинение, если будем верить, что мерзким и нечистым духам присуще то, чем Он украшается и является весьма славным. После этого думающие так глупо могут пред­положить, что сатана в состоянии и животворить л), и быть создателем, если мы припишем ему и будем считать свой­ственным его природе лучшее из всего и принадлежащее собственно естеству Божию; собственное же и лучшее благо высочайшего естества есть знание будущего. Не истинно ли то, что я говорю?

П. И очень. Ибо гласом Исаии сказано некоторым, возда­ющим твари принадлежащее Богу: помяните сия и возстените, покайтеся прельстившиися, обратитеся сердцем, и по­мяните первая от века, яко Аз есмь Бог, и

л) Οὶμώξειν... καὶ ἐρρῶσθαι λέγοντες - собственно значит: «говоря: рыдай и будь здоров (прощай)».

310

 

 

несть еще разве Мене: возвещаяй первее последняя, прежде неже быти им, и абие сбышася: и рекох: весь совет Мой станет, и вся елика совещах сотворю (Ис. 46, 8-10). Итак, как бы указанием того, что нет другого какого-либо по естеству и истинно Бога, кроме Его, он поставил для слушателей то, что Он может возвещать последняя прежде, нежели оно сбылось.

К. Хорошо, Палладий. Но я желал бы, чтоб мы, тщательно обозревая истину, рассмотрели и следующее: если мы вполне принадлежим к числу желающих жить правильно и по Еван­гелию, то как после этого мы будем следовать обольщениям лжепророчеств? И внимая им, как будто бы какое-либо слово их истинно, не сочтем ли мы лживыми и слова Спасителя? Ибо Он сказал надменным и гордым иудеям: вы отца вашего диавола есте, и похоти отца вашего хощете mвopumu. Он человекоубийца бе искони, и во истине не стоит: яко несть истины в нем: егда глаголет лжу, от своих глаголет: яко ложь есть сам и отец лжи (Иоан. 8, 44). Каким же образом лжец будет говорить истину? И каким образом не устоявший в истине не будет везде и во всем говорящим ошибочное? Итак, не ясно ли, Палладий, что, приписывая истинность речам демонов, мы Христа обвиним во лжи и скажем, что истина говорит ложь?

311

 

 

П. Недалеко до этого.

К. Сверх того, присоединил бы я еще к сказанному, мы научены Христом не принимать речей нечистых духов, если бы даже они захотели когда-нибудь предлагать неупотребитель­ную у них и неприличную для них истину.

П. Как же так?

К. Не слышишь ли святых Евангелистов, написавших, что демоны приступали ко Христу, пронзительно и громко крича: остави, что нам и тебе, Иисусе Назарянине? пришел еси погубити нас. Мы знаем Тебя, кто еси, Святый Божий (Мк 1, 24). Он же, запрещая, — сказано, — не даяше им глагола ти, яко ведяху Христа Самого суща (Лк. 4, 41). Почему однако, — спросил бы по справедливости кто-нибудь, — Хрис­тос запрещал им, когда они провозглашали истинное? — Со­вершаемое было полезно для нас. Ибо чрез это мы научаемся, что мы не должны приникать к словам их, если бы даже они хотели возглашать самую истину и говорить очевидно верное: потому что, вплетая по временам в истину ложь, они вредят слушателям, не иным, думаю, способом, как таким, какой мы видим у людей, примесью меда отнимающих ощущение горь­кого и прибавлением сладкого хотящих удалить неприятный вкус.

312

 

 

П. Итак, без сомнения, опасно внимать обольщениям про­рицателей.

К. Смертью наказывает Бог такое дело и ставит его в числе крайних зол. Он так сказал в книге Левит: и душа, яже аще последует утробным баснем (чревовещанию) или волхвом, яко соблудити в след их, утвержу лице мое на душу ту, и погублю ю от людей ея, И будете святи, яко аз свят Господь Бог ваш (Лев. 20, 6 и 7). И несколько дальше: и муж или жена, иже аще будет oтних чревобасник или волшебник, смертию да умрет: камением да побиете их, повинни суть (20, 27). Во-первых, Он запрещает следовать лживым гаданиям по звездам или по трупам умерших, гово­ря, что это дело весьма далеко от приличествующее святым образа жизни и совершенно не пристойно предающим себя Богу; а во-вторых, определяет смерть и самим гадателям, го­воря, что они повинны, и не дозволяя нам оказывать милость людям, дошедшим до такой негодности, что они сделались сетью смерти, ловушкою для невинных душ, дверью к погибе­ли, дном ада (Притч. 9, 18); и каким еще из таковых зол они не сделались? Но, я думаю, было бы мудро и правильно — мыслить, что Бог установил столь горькую и превосходя­щую всякое несчастие кару не для тех, которые могут знать и другим сообщать будущее и имеют сказать о нем

313

 

 

нечто ис­тинное. Ибо не слово истины наказывается, а лжесловие про­клинается; но кто будет уличен в совершении сего, и притом как бы от Бога, тот клевещет на само неизреченное естество и, приписывая истине ложь, как бы приличествующую ей, пре­терпев равное вине наказание, устремится к погибели. Слово (Божие) порицает не тех, которые от Бога (получают дар предсказания): да не будет! — а тех, которые делают вид, как будто от Бога м): так что предсказание их не свободно и от лжи. И так как они, не принявши от истины, говорят, что вздумается и что им самим кажется, то вследствие этого они и погрешают.

П. Итак, по этому признаку мы можем распознать, Бог ли провещавает или они говорят от себя самих?

К. И очень. Ибо и в этом Божественный закон тотчас убе­дит нас. Бог так сказал во Второзаконии: если же скажет кто в сердцы: како познаем слово, его же не глагола Господь? Елика аще возглаголет пророк оный во имя Господне, и не сбудется слово, его же не рече Господь: в нечестии глагола пророк, не убойтеся его (Втор. 13, 21-22). Слышишь ли, он

м) ’Επίτιμα, γὰρ ὁ λόγος οὑ τοῖς ἐκ Θεοῦ, μή γένοιτο, πραττομένοις τὰ ὡς Θεοῦ. Речь не вполне ясна вероятно, несколько слов пропущено.

314

 

 

говорит, что неисполнение предсказываемого будет ясным доказательством того, что это не от Бога проречено, потому что истина любит истину? Нечто подобное говорит Он и гласом Иеремии: Бог приближаяйся Аз есмь, глаголет Господь, а не Бог издалеча. Аще утаится человек в сокровенных, и Аз не узрю ли его? еда небо и землю не Аз наполняю? рече Господь. Слышах, яже глаголют пророцы, пророчествующе во имя Мое лжу (Иер. 23, 23-25). Затем, в промежутке предложивши нелегкое обвинение против презирающих Божественные законы, поставляет истину ясным показанием того, что от Бога и что нет. Ибо Он сказал еще: пророк, иже имать сновидение его и иже имать слово Мое к нему, да глаголет слово Мое во истине (23, 28). Таким образом, если бы оказалось что-либо погрешающим против ис­тины, то это тотчас же показало бы, что виновник предсказания лжеречив и говорит от сердца своего, а не от уст Господних, как написано (23, 16).

П. Хочешь ли, подвергнем исследованию нечто из необхо­димого, или, опустивши это, пойдем туда, куда поведет нас твоя речь?

К. Да ведь мы, Палладий, немало ценим необходимое на пользу, так что я по справедливости счел бы виною — не гово­рить свободно о том, о чем представляется нужным; итак, ска­жи, нимало не медля.

315

 

 

П. Если не от уст Господних говорят некоторые, но изры­гают, как ты говоришь, слово от сердца своего, то каким обра­зом та жена-чревовещательница привела Саулу святого умер­шего Самуила, рассказавшего ему исход будущего? Некото­рые думают, что это совершилось так именно, а не иначе.

К. А ты сам думаешь ли, что это было не так, и рассужда­ешь ли об этом правильнее, или легкомысленно утвержда­ешь, что душа праведника на самом деле подверглась наси­лию и пришла по зову женщины?

П. Я не мог бы сказать об этом с достоверностью; но думаю, что исследование раскроет истину.

К. Ты хорошо сказал. Итак, прежде всего другого долж­но быть тщательно исследовано пока то, чрез Бога ли чудо­действуют и завершают такого рода дела те, которые этим занимаются, или чрез злых духов

П. Кто же дойдет до такой нелепости мыслей, чтобы ду­мать что вопрошатели мертвых, чревовещатели и заклинате­ли чудодействуют чрез Бога? Напомню о законе, определяю­щем крайнее наказание всякому, решившемуся делать это. После этого как же не бессмысленно думать, что осужденный на смерть не неугоден Богу? Ведь не станет же Он вести борьбу с своими собственными законами.

К. Ты превосходно рассуждаешь. Притом,

316

 

 

в этом случае души святых, освободившиеся от тел, нам придется считать презренными и ни во что вменяемыми, доходящими до тако­го бедственного положения, что подчиняются злым и нечис­тым духам, легко заставляющим их невольно следовать, куда бы они (духи) ни пожелали. Между тем премудрый Иоанн, составивший нам книгу Откровения, которая и решением От­цов одобрена, ясно утверждает, что души святых он видел под самым божественным жертвенником (Апок. 6, 9); если же они (злые духи) влекут души (святых) из их вышних обителей, беспощадно уводят их из священнейших мест, — и никто не препятствует, — то всем демонам доступно небо, от­воряются пред ними, по-видимому, и врата рая; отступает, как кажется, пред ними и пламенное оружие, и не только пред ними самими, во время их входа и выхода, но даже и если бы они захотели дерзновенно вывести кого-нибудь из находя­щихся внутри (рая) Затем, не значит ли это ругаться над надеждою во Христе и представлять несчастнейшею жизнь дивных мужей?

П. Кажется.

К. Да, это очевидно. Каким образом дивному Павлу луч­ше было — разрешитися и со Христом быти (Флп. 1, 23)? Если точно мы, удалившись от земного и соединившись со Христом, будем подчинены духам сопротив-

317

 

 

ным, то испразднися вера, по написанному (Рим. 4, 14), и всякий, думаю, согла­сится, что пребывание в теле несравненно лучше, нежели пре­бывание со Христом и что это последнее труднее переносить: потому что, уже проводя настоящую жизнь, мы не подвластны хотениям диавола, даже более — мы наступаем на змию и на скорпию и на всю силу вражию, по слову Спасителя (Лк. 10, 19). А затем, соединившись со Христом, неужели мы будем в худшем положении? Как же останутся истинными Его слова овцы Моя гласа Моего слушают, и Аз знаю их, и по мне грядут. И Аз живот вечный дам им, и не погибнут во веки, и не восхитит их никтоже от рук моих. Отец Мой, Иже даде Мне, болий всех есть: и никтоже может восхитити их от руки Отца Моего (Иоан. 10, 27-29)? Обманывал, должно быть, борцов благочестия во Христе и премудрый Петр, напи­савший так: страждущии от других по воли Его, верну зиждителю да предадят души своя (1 Пет. 4, 19). Если переданной Богу душе сатана делает насилие, водя и нося ее, куда бы в какое время ни пожелал, то каким же образом может быть признан верным защитник святых, взявший как бы в залог дух каждого? Итак, было бы нелепостию и ужасным бессмыслием думать, будто душа н) пророка, вследствие пусто-

н) хотя в греческих кодексах переводимого творения Св.

318

 

 

го заклинания гнусной женщины, на самом деле была извлечена из назначен­ных ей мест.

П. Так как же объяснить рассматриваемое событие? Та­кое постыдное предположение, я думаю, не следует, так ска­зать, принимать даже и в мысль.

К. Предложивши самые слова Священного Писания, мы затем поставим в ясность и заключающийся в них смысл, повсюду неотступно держась надлежащего взгляда Сказано так: и Самуил умре, и рыдаше по нем весь Израиль, и погребоша его во Армафеме, во граде его. И Саул изби чревобасники и волхвы земли своея. И собрашася иноплеменницы, и приидоша, и ополчишася в Сонаме: и собра Саул вся мужи Израилевы, и ополчишася в Гелвуе. И виде Саул полки иноплеменничи, и убояся, и ужасеся сердце его зело. И вопроси Саул Господа, и не отвеща ему Господь ни во сне, ни во явлениих, ни во пророцех. И рече Саул отрокам своим: по­ищите ми жены волшебницы, и пойду к ней, и вопрошу ея: и реша отроцы его к нему: се жена волшебница во Аендоре. И прикрыся Саул, и облечеся в ризы ины, и иде сам, и два мужа с ним, и прииде нощию к жене, и рече ей: поволхвуй ми чревоволшебством, и возведи ми, егоже реку ти. И рече ему жена:

Кирилла здесь поставлено φωνὴν (голос), по смысле речи требует предположить на этом месте ψυχὴν (душу).

319

 

 

се ныне ты сам веси, елика сотвори Саул, како истреби чревобасники и волхвы от земли, и векую ты ловиши душу мою, еже умертвити ю? И клятся ей Саул, глаголя: жив Господь, аще срящет тя неправда о словеси сем. И рече жена Саулу: кого возведу ти? и рече Саул: Самуила возведи ми. И виде жена Самуила, и возгласи гласом велиим. И рече жена к Саулу, почто мя прельстил еси? и ты еси Саул. И рече ей царь: не бойся, рцы, кого видела еси? И рече ему жена: боги видех восходящия от земли. И рече ей: что по­знала еси? И рече ему: мужа прямаго о) восходяща от земли, и сей оболчен одеянием долгим: и уразуме Саул, яко сей Саму­ил, и приклони лице свое на землю, и поклонися ему И рече ему Самуил: почто понудил еси мя взыти ми? И рече Саул: скорблю зело, яко иноплеменницы воюют на мя, и Бог от­ступи от мене, и не услыша мене ктому ни в руках проро­ческих ни во снех: и ныне призвах тя, да скажеши ми, что сотворю. И рече Самуил: почто вопрошавши мя, а Господь отступи от тебе, и бысть со ближним твоим? И сотвори Господъ с тобою, якоже глагола Господь рукою, моею, и ис­торгнет Господь царство твое из руку твоею, и вдаст е ближнему тво-

о) Ὅρθιον, как и в греческих библейских кодексах, обозначаемых у издателей буквами ВА, тогда как во всех остальных код стоит вместо этого, γέροντα — старого, согласно и с еврейским подлинником и славянским переводом.

320

 

 

ему Давиду. Понеже не послушал еси гласа Господня, и не исполнил еси гнева ярости его на Амалике: глагола ради того сотвори тебе Господь в день сей. И пре­даст Господь Израиля с тобою в руки иноплеменничи, и за­утра ты и сынове твои падут с тобою, и полк Израилев предаст Господь в руки иноплеменничи (1 Цар. 28, 3-19). Итак, можно ли тебе после этого сомневаться в том, что Саул пришел в расслабление, обличаемый собственным своим мнени­ем? Ибо когда он устрашился бессилия для борьбы с собран­ным против него поиском, то счел нужным узнать будущее от Бога; когда же Бог умолчал и не открывал ничего, то обращает­ся к оскорблению Того, Который восхотел молчать: отправляет­ся к вопрошательнице мертвых — разумею знахарей, считаю­щих себя сведущими в будущем,— и говорит затем: Самуила возведи ми, — не потому, что заклинание и магическое искусст­во может вызвать душу святого, а потому, что гадающие всегда употребляют такие слова. И я слыхал, что они, привлекая демо­нов какими-то тайными словами и совершая заклинания над водою, видят призраки и тени и как бы в зеркале — фигуры некоторых людей, так как, может быть, демоны искусно произво­дят образы людей, о которых говорят, что их вызывают. И действительно, вначале та женщина сказала: вижу боги восхо-

321

 

 

дящии от земли (28, 13), а затем: и виде, — сказано,— жена Самуила (28, 12). Ничего нет трудного в том, что явилась оди­наковая и подобная образу блаженного Самуила тень и при­зрак, произведенный действием демонским. И если бы кто поду­мал, что душа пророка поистине была вызвана, то он должен признать истинными и те слова женщины, которые она говорит, что видела богов, выходящих из земли, и не должен приписы­вать лживость обрядам гадания, но думать, что в самом деле есть какие-то боги такого разряда, выходящие из земли, тогда как Бог по естеству есть только один.

П. Ты сказал правильно. Впрочем, кто-нибудь, я думаю, скажет: однако ж волшебница сказала правду, когда Саул полюбопытствовал о будущем. Между тем немало рассужде­ний потрачено было нами на доказательство того, что у нечи­стых духов нет истины.

К. Действительно, нет. Ибо несогласимое и несродное не­что — свет и тьма. Христос и Велиар (2 Кор. 6, 14-15). Конечно, раздражающим и привыкшим огорчать Бога Он иног­да открывает будущее и чрез тех, от которых этого менее всего надлежало бы ожидать, причем, вероятно, святые Ангелы сообщают уму человеческому, что если решившиеся любопыт­ствовать узнали бы что-нибудь, то крайне изнурятся и от само­го предузнания измучатся,

322

 

 

видя как бы некоторый начаток угрожающего им гнева и суда. Святым пророкам часто свой­ственно сообщать не одно только скорбное, от чего человек, опечалившись, подвергся бы плачу, но и то, что служит некото­рым к благодушию и благоденствию; а нечестивым и безза­конным любителям гаданий Бог открывает их будущие несчастия.

П. Но каким образом и чем можно доказать это?

К. Священным Писанием. Ибо случившееся с древними преднаписано, как образ и способ тайноводства для нас. Раз­ве ты не знаешь, что Валак, сын Сепфора, царь моавитян и мадианитян, устрашившись непреоборимого и несокрушимо­го множества израильтян и уверенный в очень скорой поги­бели своей вместе с другими народами, подкупал Валаама, говоря: прииди проклени мне Израиля? (Чис. 22, 6.) Когда же пришли послы, он говорит им: препочийте зде нощь, и отвещаю вам деяния, яже аще возглаголет Господь ко мне (22, 8). Домогаясь пустых и демонских сновидений и от заклинания и колдовства вероятно ожидая себе случайных явлений, он говорит, что Господь возглаголет к нему. Ибо он представ­лял себе, что Бог его услышит. Но если Священное Писание и употребляет обычные чародеям слова, однако же, правиль­но мысля, мы не можем думать, чтобы сам истин-

323

 

 

ный Бог, будто бы из любви, влагал в души нечестивых истину и беседовал с мужем скверным, чародеем и идолослужителем. Однако же сказано: прииде Бог к Валааму и рече ему: что человецы сии у тебе? (22, 9.) Когда же Валаам объявил причину прибытия их, рече Бог к Валааму: да не идеши с ними, ниже да кленеши людей: суть бо благословени (22, 12). Вот ясно, что блаженный Ангел, от лица Божия, отвращает обманщика и пустослова ча­родея от намерения проклинать благословенный Богом народ и противопоставлять вышним определениям изобретения челове­ческой злонамеренности не потому, что проклятие имело бы силу произвести вред, но дабы безумно предавшийся таковой надежде ясно и наглядно был удостоверен, что не будет когда-либо пленен моавитянами или мадианитянами Израиль, когда Бог защищает и поборает и Своими милостями ограждает пре­данный Ему и благословенный народ. Это самое и сказал и повелел сделать божественный Ангел. Когда же прорицатель обещаниями даров прельщен был к тому, чтобы идти, предполо­живши, что он, может быть, действительно будет иметь силу, тогда блаженный Ангел попустил ему идти, но среди пути явил­ся с молниеносным мечом, ясно научая, что у Валаама война и с Богом и с Ангелами, если он хочет проклинать благословен­ных. Когда

324

 

 

же он прибыл к царю мадианитскому, то поставил жертвенники и приказал приносить в жертвы быков, но тотчас стал пророком, не таким, каким был прежде, т.е. ложным, но Божественною и неизреченною силою, сверх чаяния, обратился в противоположную сторону. Ибо он не стал проклинать, а напротив, благословлял Израиля, и поверг Валака в горькую печаль. Написано же так: разгневася Валак, и плесне руками своими, и рече Валак к Валааму: кляти тя врага моего призвах, и се благословляя благословил еси их в третие. И рече Валаам к Валаку: и послом твоим, ихже послал еси ко мне, не рекох ли, глаголя: аще ми даст Валак храмину свою полну сребра и злата, не могу преступити слова Божия, еже сотворити е зло или добро от мене самаго: елика аще речет ми Бог, сия возглаголю (24, 10, 12-13). Лжепророкам обычно употреб­лять обманчивые провещания и притворно показывать вопро­шающим их, что они говорят истину. Но пойми, что говорить истину есть дело чуждое ремеслу заклинателя и волхва; присо­единялось же иногда по Божию попущению к их словам истин­ное, чтобы предсказанием будущего произвести страх в душах нечестивых.

П. Соглашаюсь.

К. Что Бог ненавидит и разрушает подобные чары и пус­тословия, это ясно, так как

325

 

 

Он Сам говорит: Аз Господь Бог. И к этому еще: кто ин разсыплет знамения чревоволшебпи­ков, и волжбы от сердца? Отвращаяй мудрыя вспять, и советы их обуяяй, и уставляя глагол раба своего, и совет вестников своих истинен творяй? (Ис. 44, 24-26.) Волжбы от сердца Он объявляет пустыми и лживыми; всякий же глагол раба Своего, то есть Христа, уставляет и совет вест­ников своих, то есть, что захотели бы говорить проповедники веры в Него, все это Он показывает исполненным истины, подтверждая знамениями и чудесами и иными действиями Духа. Сказал же Он еще негде, порицая некоторых за осквер­нение закона Божия: стани ныне с волхвы твоими, и со многими чары твоими, имже паучилася еси из юности твоея, аще возмогут ти помощи: утрудилася еси в советех твоих: да станут и спасут тя звездочетцы пебесе, смотрящии звезд, да возвестят ти, что имать на тя приити (Ис. 47, 12-13). Итак, видишь, как изобличает Бог достойное смеха и совершенно бесполезное проклятое гадание по звездам. А что Ему только Одному приличествует истинность и безошибочное исполнение слов об ожидаемом в будущем, об этом послушай, что говорит Он гласом Исаии: помяните сия и возстаните, покайтеся прелъстившиися, обратитеся сердцем, и помяни­те первая от века, яко Аз есмь Бог,

326

 

 

и несть разве Мене, возвещаяй первее последняя, прежде неже быти им, и абие сбышася; и рекох: весь совет Мой станет, и вся елика хощу сотворю (Ис. 46, 8-10). Итак, одному только высшему над всем Богу мы должны приписать и ясное ведение и способность безо­шибочного предсказания о будущем. Но, с другой стороны, вздо­ром и старушечьими сказками, шутовством и обманом оказыва­ется совершаемое теми, которые, будучи развращены умом, гово­рят от сердца своего, как написано (1 Тим, 6, 5), и ложь делают предлогом к сбору денег.

П. Правда; потому что это так, а не иначе.

К. Итак, будем удерживаться и от этого, и оставивши путь развращения, пойдем путем правым, полагаясь на одно­го только Бога и за словами святых признавая истину.

П. Совершенно так.

К. Что же? Ужели, кроме того, мы не будем считать не­навистным и уделом эллинского безбожия и то, чтобы лю­бить очищения, например, огнем и водою и другими какими-либо подобными способами?

П. Непременно. Поэтому и Божественное откровение ясно говорит: да не обрящется в тебе очищая сына своего и дщеръ свою огнем (Втор. 18, 10).

К. Как хорошо, что закон провозгласил нам об этом и запретил это делать! Я

327

 

 

думаю, что это дело исполнено без­рассудства и не имеет наилучшего и разумного основания. Ибо каким образом естество огня может принести нам пользу? Или каким образом быстро обносимые кругом фа­келы могут избавить согрешившего? Нечистоту меди или какого-либо другого подобного вещества сила огня истреб­ляет; но каким образом она уничтожит нечистоту ума и души? Не смешно ли это и не есть ли это изобретение пустых вымышлений?

П. Совершенно так.

К. С большим удовольствием сказал бы я тем избранни­кам из эллинов, которые были изобретателями этих постыд­ных учреждений и передали их другим: что вы имеете в виду, благородные и мудрые мужи, когда оного Тития, которого счи­таете родившимся от земли, мучите во аде, приставляя к нему коршунов, терзающих его печень, за то, что он, удивившись красоте женщины, вознедуговал вожделением? п)  Зачем говори­те вы также о том, что Танталу угрожает камень, и рассказыва­ете юношам басни о том, что он несет это наказание за необуз­данность языка р)?

п) Одиссеи XI, 576-581.

р) Под необузданностью языка св. Отец разумеет надменность, которую при всяком почти случае своих сношении с смертными обнаруживал Тантал, сын Зевса. По некоторым мифам одно из мучений его состояло именно и том, что он постав-

328

 

 

Для чего, привязав Иксиона к колесу, долго и непрестанно вертящемуся, говорите, что он терпит это нака­зание за обман, не поправившийся вашим богам с), а самих себя и других, хотя и самыми ужасными и скверными пороками одержимых, освобождаете от огня и ветвей лаврового или мас­личного дерева т), как вам самим вздумается, и даруете омове­ние от преступлении людям даже самым преступным? Скажи­те мне, почему же на Тития и сейчас поименованных, разве за недостатком огня, налагаете вы жестокое и нескончаемое нака­зание? И известный, по вашим рассказам, похититель огня, передавший его людям, говорю о Прометее, если только он существовал, обладал употреблением огня и притом прежде других; но и его ваши басни представляют связанным несок­рушимыми узами, причем и к нему, как и к Титию, говорят, прилетали коршуны с закривленными когтями, эти ужасные и дикие каратели. Давайте же, давайте очищение посредством огня не одним только им, но и тем, которые неистовствовали в вожделении к дочерям или женам вашим или чужим, де-

лен был в таком месте ада, где ему постоянно грозила падением часть нависшей над ним скалы.

с) Иксион, царь Лапитов, пылавший любовью к Гере, скрывал свою страсть от Зевса и обманывал его. См.: Пиндара. Пиф. 2, 21 и далее.

т) См. Aeneid. VI, 230.

329

 

 

лая то, чего не должно; следует и им посредством огня освободиться от вины, а вместе с тем избегнуть и от судейских приговоров за преступления. Тогда как против других тотчас приводятся в движение судилища и приговоры и сила законов, ненавидя­щая преступления, вы самих себя, безрассудно проводящих постыднейшую и омерзительную жизнь, считаете свободными от всякого осквернения, обольщаемые пустыми и ребяческими забавами и в служители для сего принимая негоднейших из людей, которые, отвергнув вместе с наружным видом и при­личную мужчине речь, нисходят до обычаев и образа жизни, до тела и мыслей женщин. После этого каким же образом очистится такой человек? Настроенные таким образом, вы сде­лаете нечто подобное тому, как если бы кто вздумал надушить себя благовонными мастями, но, намазавшись самою нечистою грязью, стал бы думать потом, что он совершил, и притом весь­ма хорошо, пришедшее ему на ум.

П. Хорошо говоришь; и я соглашаюсь с тобою, говорящим истину.

К. Не говорю о безумии их в этом отношении, умолчу пока и о совершителях очищения, а перехожу опять к самому делу; и еще скажу, что всякий может уличить идолопоклонников в том, что они проводят жизнь самым безумным и невежественным образом,

330

 

 

не понимают способа очищения и не знают в точности, в чем действительно состоит осквернение и нечистота. Прелю­бодеяния и еще более сих дикие страсти: мужеложство и убий­ства, наветы и зависть, лжепророчества и коварства, обман и ложные клятвы — вот скверны и нечистоты, оскверняющие душу и тело и с трудом отмываемые и свергаемые. Их не очистят ни огонь, ни источники вод. Не зная, что теми пороками сквернят они душу и делают ум полным нечистоты, они удаляются меж­ду тем от мертвых тел и гнушаются разложившимся трупом, не почитая законов природы. И даже снедями, за которые им нуж­но браться, они пренебрегают, по их мнению, будто бы разумно; а если бы пришлось случайно и невольно коснуться их, они тотчас, отскакивая, прибегают к очищению посредством огня и воды, как будто, если только воздержатся от них, будут святы и чисты. Так препобеждены они этим мнением и вышли из ума, и о     них можно сказать очень кстати: горе вам, разнузданные и невежественные, оцеждающие комары, велблуды же пожирающе (Матф. 23, 23-24). Ни во что считая то, что действительно оскверняет, они чрезмерно страшаться того, от чего никто не терпит никакого вреда, так что, если бы кто из них подошел к могильному памятнику и вошел в гробницу умерших, тот, сняв­ши

331

 

 

одежду, обривает голову, остригая и самые волосы, как бы подвергшиеся осквернению. Что нам следует удаляться и от­чуждаться от подражания сему, о том научил нас Божествен­ный закон, сказав еще: да не нарезуетеся, т) не возложите пле­ши между очима вашима над мертвым (Втор. 14, 1). Ибо писатели эллинские баснословят, что Аполлон есть бог, именуя его и Фебом (φοίβον), то есть, чистым и неоскверненным. Его же называют они и солнцем. Итак они говорили; φοιβάζειν и φοιβᾶσθαι по словоупотреблению у греков, как они думают и как находится в их законах, означает: очищать и очищаться. А нас Божественное повеление удерживает от столь постыдных и чрезвычайно неприличных обычаев. Ибо не следует считать за осквернение для души смерть телесную, ни думать, что будто самое воззрение на мертвого оставляет нечистый отпечаток в сердцах зрителей; не следует по той же причине и обривать волосы, ибо это дело совершенно пустое и свойственно грубому представлению. Посему хорошо говорит закон: да не

т) Οὐ ψοφήσετε, или как в греч библ. код. ΑΧ. Ου’ φοιβηθήσετε выражение, представляющее собою неточный перевод с еврейского, к которому ближе славянский перевод (не делайте нарезов) и в греч. общепринятом тексте цитируемого места вовсе не встречающееся, собственно значит: не делайте себя лучезарными, светлыми, чистыми, не очищайтесь. На этом значении слова св. Отец основывает свои дальнейшие разъяснения текста цитаты.

332

 

 

нарезуетесъ, потому что такого рода очищение не приносит пользы душе, а скорее повредит, отнимая знание полезнейшего пути и отводя от искания полезного. Обратим же внимание на следу­ющее: законы, действующие у нас, происходят от имеющих власть на земле, давая всем, где бы они ни были, награду за исполнение их и запрещая, чего не должно делать; но никто не мог бы избежать наказаний за преступления, если бы не была ниспос­лана ему прощающая благость царя. Подобно сему и не испол­нивший Божественных законов не сделался бы чистым, если б не был обогащен этим благодеянием но Божественному изволе­нию. А потому если мы преступили законы огня или воды и отчет за грех относится к ним, то пусть вода обмывает вину, пусть огонь истребляет нечистоту и пусть они своею властью отпускают вины, кому хотят. Если же истинен взывающий к Богу: Тебе единому согреших и лукавое пред Тобою сотворих (Пс. 50, 6), ибо един законоположник и судия (Иак. 4, 12), то зачем же, оставивши Господа, Которому принадлежит право наказания и прощения, впадают в неразумные мысли, огню и воде приписывая силу освобождать их от вменений вины? Прочь такое безрассудство! Приступай, человек, к единому по естеству Богу и внимай Тому, Который прямо говорит: Аз есмь заглаждаяй беззакония твоя мене ради, и нe помяну

333

 

 

(Ис. 43, 25). Вот истинное очищение! Вот светлость духовная! Ибо мы очищены верою во Христа, приобретши отпущение греха, освященные банею пакибытия (Тит. 3, 5) и обогатившись Божественною благодатию, благодатию Духа Божественного, который, наподо­бие огня, истребляет скверну, подобно пыли вторгшуюся в мыс­ли наши. Поэтому справедливо говорит богодухновенное Пи­сание, что мы крещены Духом Святым и огнем (Матф. 3, 11).

П. Таким образом, и заблуждение на этот счет мы будем считать в ряду идолослужения?

К. Непременно так. Ибо это есть дело полного безбожия. Наряду с ним по справедливости может быть поставлено и к нему причислено мнение, будто человеческие дела управляют­ся мановением каких-то существ и будто над тем, что от нас зависит, не мы сами имеем власть, а те, кого захотели измыс­лить изобретатели столь невероятных учений. Так, поставив, не знаю каким образом, Судьбу, Счастие и Рождение у) как бы управлять

у) Под именем γένεσις, которое у латинского переводчика передается словом «ortus», разумеется особое представление судьбы, определяющей участь человека при рождении, которая, так сказать, на роду человека написана. Затем представление это было поставлено на более практическую почву и под именем γενεαλόγια (родословие) вводилось с определением человеческой судьбы при рождении и с гаданием о будущности человека по гороскопу. Против этого суеверия вооружался св. Златоуст, доказывая несовместимость представления о γένεσις с признанием свободной воли (Ноm. it I   Timoth.). Исидор Пелусиот опровергает ту же доктрину в

334

 

 

рулем в корабле жизни, они говорят, что никто из нас не есть распорядитель или господин своих действий, а ведется, как бы узами необходимости, к тому, что угодно вла­ствующим над ним. Что могло быть когда-либо неразумнее этого? И чем сатана мог бы нанести большую обиду роду человеческому, как не расположивши его к тому, что так и следует думать и рассуждать? Как же в таком случае челове­ку пожелать доброго и направиться к нему по собственной воле? Да и предавшийся постыднейшим делам и обращающий помыслы к тому, на что не должно, каким образом мог бы признавать себя виновным, а удрученный скорбями переме­нить намерение, решившись мыслить и делать лучшее? Ибо как переправляющимся чрез море и решившимся переплыть его совершенно необходимо водиться дующими от кормы ко­рабля ветрами и под-

особом письме κατὰ τῶν λεγόντων, εἶναι γένεσιν εἴ τοι εἰμαρμένην ἤ τὴν λεγομένην τύκην (Patr. curs. compl. t. 78. p. 748 et 833). Свод цитат, относящихся к этому термину, см.: Dugange Glossar sub. h. voc. Sviceri Thesavr. I p. 750. Максим Грек убеждал «рождению не внимати, глаголю же, астрологическому угаданию». Самое происхождение этого названия он объясняет следующим образом «рождением у нас, греков (т. е. средневековых византийцев), принято называть то, что еллины (т. е древние греки) называют имармения (εμαρμένη), а латиняне — фатум и фортуна (Соч. Макс. Грека в рус пер., ч. I. с. 370 — 371). В 61-м правиле Трулльского Собора подвергаются эпитимии «произносящие гадания о щастии, о судьбе, о родословии (γενεαλογία)». В связь с этим поверьем следует поставить и известное место из вопросов Кирика. «а еже в роду и рожанице кроют хлебы, и сыры и мед».

335

 

 

чиняться их силе всюду, куда они пи направят его: так точно и нам необходимо уступать, куда бы ни захотели перенести нас случай и неизбежные, по их мне­нию, ветры Судьбы. Не признаешь ли ты, что это сказано верно?

П. Как же не признать?

К. А если так, то совершенно неразумно доброго и честно­го венчать похвалами и удостаивать почести, злого же и не­воздержного считать гнусным и презренным.

П. Каким образом утверждаешь ты это?

К. А потому, Палладий, что, по их мнению, рождение и случай властвуют над всем и приводят несчастнейший из все­го, что есть на земле, род человеческий, помимо его воли, к тому или другому, т. е. к добру или злу. Добровольного же у нас нет ничего. Ибо способное и могущее привести что-либо в движение разве не есть причина движения для движимого им?

П. Согласен.

К. Перейди теперь, путем тех же соображений, к делам человеческим и взвесь относящееся к нам, и ты очень хоро­шо увидишь, как были бы мы несчастны, если бы следовали и направлялись туда или сюда не по своим собственным сво­бодным движениям, но находились под властию и, так ска­зать, несли иго других, имеющих силу направлять и вести наши дела так, как бы им пожелалось. В

336

 

 

таком случае, и мысля надлежащим образом, мы к себе самим не отнесем ничего из сделанного, а напротив, вину во всем возложим на тех, которые правят кормилом всего по своей воле. Таким образом, как праведник устранится от всякой похвалы, так и неправедник от кары и должного наказания.

П. Ты рассуждаешь весьма правильно.

К. Поэтому напрасно удивляются изобретатели этих уче­ний афинянину Солону, Дракону и Ликургу, как вводителям прекрасных правил и изобретателям превосходных законов для эллинов. Ибо какая от этого польза, если ничего нет у нас своего, а напротив все наше зависит от других? В равном или по крайней мере подобном положении с знающим зако­ны будет и не знающий их, если желающим невозможно де­лать свободно то, на что они решились. Я признаю даже, что составители законов самые несправедливые люди, хотя и стя­жали себе великую славу справедливости. Ибо они узакони­ли, не знаю, на каком основании, чтобы беспечные были караемы и подвергаемы жестоким наказаниям за преступление закона, и в то же время, как бы юношам, передали им правила и достохвальнейшие уроки поведения, потому ли, что от нас самих зависит избрать честный род жизни, или не знаю, на основании каких-нибудь других соображений. В таком слу­чае, я думаю, кто ни-

337

 

 

будь мог бы сказать: хорошо ты, Солон, законодательствовал для людей своего времени, но во всяком случае должно было бы при этом убедить Судьбу дозволить тем, для кого назначен закон, мыслить и делать то, чего бы они хотели; а ты законодательствовал, не убедивши; впрочем, может быть, и сам ты смеялся над этою баснею (о судьбе) и, зная, что мы сами распорядители своих действий, устранял несправедливый и слепой случай от участия в делах челове­ческих. Или ты не думал, что самым лучшим гражданином должно считать человека благочестивого и блюстителя зако­нов, достигшего высшей славы в благоповедении, а наоборот Негодным и принадлежащим к числу позорнейших — того, кто законам, советующим идти правым путем, говорит: про­щайте?

П. Ты сказал превосходно и как нельзя лучше.

К. Что же, друг мой, не назовем ли мы бесполезными Наставления, внушения и возбуждения к добродетели, кото­рые делают родители детям, а учители ученикам, если мы принуждены совершить путь не по воле и идти стезею жизни недобровольно?

П. И очень.

К. А если бы кто, раздраженный против собственных детей или против чужих каких-либо провинившихся, подверг их спра­ведливому наказанию, похвалил ли бы ты сам та-

338

 

 

кового или счел его поступившим несправедливо за то, что он виновникам всех наших зол попускает оставаться, не знаю почему, безнака­занными, а тех, которые приведены к тому невольно и по необ­ходимости, подвергает наказаниям?

П. Справедливо говоришь: речь твоя имеет много убеди­тельности.

К. А что такое их мнение исполнено крайнего нечестия, это ты узнаешь из следующего: отнимая у Бога, как бы у кор­мчего и правителя вселенной, присущую Ему славу и доходя даже до такой дерзости, что осмеливаются совсем отчуждать от Него Его собственные достоинства, они по собственному решению передают власть над нашими действиями тому, кто им просто на ум придет, хотя и видят, что вся тварь приводит­ся к своим целям движениями, не лишенными управления. В самом деле, что из происходящего в творении совершается не в порядке? Что из существующего не соблюдает своего чина и только что не провозглашает голосом о Виновнике порядка, не вопиет о том, что оно подчинено законам и управляется мано­вением имеющего силу властвовать, то есть Бога? Поэтому и божественный Павел говорит: невидимая бо Его от создания мира творенми помышляема видима суть, и присносущная сила Его и Божество, во еже быти им безответным: занеже разу-

339

 

 

мевши Бога, не яко Бога прославиша, но осуетишася, и омрачися неразумное их сердце. Глаголющеся быти мудри, объюродеша (Рим. 1, 20-22). И как не сказать: объюродиша о тех, которые и сами для себя решили и другим советуют ду­мать нечто совершенно противоположное справедливости? Но, пожалуй, кто-либо скажет: зачем носиться с столь жалкими рассуждениями, когда самим же вашим поэтам не нравится эта басня? Ибо им казалось правильным распоряжение наши­ми действиями поставить в зависимость не от кого-либо дру­гого, как от нас самих. Так и Гомер в своих поэмах сказал, что всесовершеннейший и верховный ваш Зевс обратился к дру­гим богам с следующею речью о прелюбодеянии Эгиста и о наказании за оное.

«Странно, как смертные люди за все нас богов обвиняют!

Зло от нас, утверждают они; но не сами ли часто

«Гибель, судьбе вопреки, на себя навлекают безумством.» ф)

За что, говорит он, некоторые обвиняют богов, будто бы от них происходит зло, а не жалуются, напротив, на свою соб­ственную греховность, которая повергает их в не-

ф) Одиссеи, 1, 32-34

340

 

 

счастия — и притом помимо рока, то есть помимо Судьбы или изволения Судьбы? Итак, если кто решится правильно жить и вести занятия в жизни самые благонамеренные и пристойные, тот пойдет правым путем и избежит опасностей, а плодом своего правого и неуклонного намерения будет иметь то, что не под­падет под власть зла. И это истинное слово; потому что от нас самих зависит обращать взор на то или другое, то есть на доброе или противоположное ему; а потому те, которые счита­ют важным то, что удивительно по природе, и стезю, ведущую к правоте, получат блага добродетели; уклоняющиеся же в противную сторону и неправду предпочитающие лучшему, как растлевающие собственную жизнь, будут уловлены и изобли­чены подобно самоубийцам и преступным губителям собствен­ной жизни. А что от нас самих зависит обращать взор на то или другое, как я сейчас сказал, и что, гоняясь за удовольстви­ями, мы сбиваемся с пути в поисках за полезным, это может быть ясно из того, что провозглашает их же поэт, именно Ев­рипид. Он выводит на сцену женщину, страдающую необуз­данным сладострастием, а затем, не знаю, каким образом, пред­ставил ее рассуждающею и говорящею так:

«Жены Тризенския, обитающие в этом край-

341

 

 

нем преддверии страны Пелопсовой! х) Некогда ночью я долгое время обдумыва­ла, отчего испорчена жизнь смертных. И, мне кажется, они дела­ют злое не по природе своей воли, ибо есть много благомысля­щих, но вот как об этом следует думать: мы понимаем и знаем, что полезно, по избегаем труда, одни по лености, другие вслед­ствие предпочтения прекрасному того или другого удоволь­ствия. Есть много удовольствий в жизни: продолжительная болтовня и праздность, приятное зло» ц). Понимаешь ли, что и по мнению отдаленной древности обвинять нужно не Случай, не Рождение, не Судьбу, как будто насильно уклоняющих нас от познанной нами правоты и от того, что мы узнали, как полезное? Ибо сказано, что «испорчена жизнь смертных не по природе воли», то есть не потому, что они имеют злую по природе волю, но потому, что не хотят трудиться для достижения того, что полезно. И какой предлог к этому? Или леность, как сказано, сковала их до бездействия, или какое-либо из удовольствий жиз­ни, сказано далее, привзошедшее и противоборствующее полез­ному, отклонило

х) Тризена, или Посидония, также Дамала, в древности была одним из значительнейших городов Арголиды. Она лежала на восточной окраине последней неподалеку от Саронического залива и потому естественно могла быть названа преддверием страны Пелопсовой (Пелопоннеса) со стороны Миртового моря.

ц) Это слова Федры из трагедии Еврипида «Ипполит венценосец», ст. 366-377.

342

 

 

их от поисков за необходимым и отвлекло ум в виду более легкого пути к беспечности. Мы могли бы без всякого затруднения присоединить к этому и бесчисленное множество свидетельств из их писателей. Но кто усумнится, что приятно для слушателей то, что в меру? Поэтому удалим все излишнее в речи.

П. Ты сказал правильно. Но если хочешь, как говорится, оставь это. Теперь же поразмысли о том, что следовало бы сказать в защиту, если бы кто спросил: какое можно предста­вить разумное основание неравенства повышения между нами и понижения не по достоинству. Ибо всякий может видеть и злого благоденствующим и богатеющим и часто, наоборот, человека честного и достойного высших похвал — находящимся в положении, противоположном сему.

К. Это дело, Палладий, поистине неудобопонятное и мало­доступное, и желание разъяснить его я счел бы превышающим и превосходящим меру сил человечества. Необходимо предоста­вить все судам Божиим, и если мы захотим мыслить правильно, то, приписав одному только высочайшему и чистому уму, и ему только, знание домостроительства, направимся к тому, что в наших руках, да и это обретаем с трудом, по словам Писания (Прем. 9, 16). Но так как, я думаю, нам должно по мере возмож­ности защитить это поло-

343

 

 

жение и доводами разума, то, пожалуй, и к нему приступим. Немного выше мы изобличали пустое мнение безбожников, пользуясь не умозаключениями, не отно­сящимися к спорному вопросу, по из необходимых соображе­ний показав, что рулем мыслей человека управляет не Рожде­ние и на нас не возложено суровое и неизбежное иго Судьбы, но что воля каждого есть властительница избираемых для со­вершения действий и от нас самих зависит выбор делать что угодно: доброе или злое. Если бы я мог перечислять разные способы благоденствия сообразно тому, что принимается за бла­го в Священном Писании, то такими благами оказались бы не те, которыми наслаждается эта нечистая и земная плоть, но те, посредством которых можно было бы душе, высшей тела, с о де­латься причастницею жизни вечной. Таковы, я думаю, суть: попечения о добродетели и чистота в вере и делах. А если желающим жить целомудренно не удается это, будут ли неко­торые хорошего нрава или дурного, — тогда пусть выступят на средину обличители. Если же несмотря на то, что от выбора зависит свободно направлять свою деятельность, кто к чему хочет, и для всех есть возможность быть духовно счастливым и наравне с другими становиться участником высшей славы, а между тем некоторые страдают корыстолюбием, имея преиму­щества в бо-

344

 

 

гатстве или мирской славе, то это не должно приво­дить нас к каким-либо безбожным и противным истинному знанию мнениям, напр., думать, что на дела наши наложено иго Судьбы и Случая. Но пусть обвиняют, если кому угодно, любо­стяжание богачей, которые благо, общее всем, сделали своим собственным, если не было у них в виду основательной причины к приобретению. Лучше же пусть исследуют волю Творца; ибо Он, желая, чтобы принадлежащее нам было распределяемо и наблюдаемо в равном порядке, богатым повелевает продавать собранное богатство и разделять на нужды бедных и не дозво­ляет любить славу и предпочтение. А что Бог распределяет все в равной мере между живущими на земле, это нетрудно видеть и из самого устройства нашего тела. Ибо природа не знает ни бедного, ни богатого, ни неблагородного, ни знаменитого, ни бла­городного, ни отверженного, ни украшенного славою в сей жиз­ни; но проявляется во всех одинаково без лицеприятия и одни­ми и теми же членами тела наделяет каждого, приводя их в соответствующий вид и красоту. И один для всех существует путь к рождению, точно так же, как одно и оставление жизни; не освобождает от уз одного, а другого как бы удерживает в них, но все сотворенное приводит к одному суровому и неизбежно­му концу. Итак, скажи

345

 

 

мне, разве еще не ясно, даже более того — разве не очевидно для всякого, что намерение Божественной Воли состоит в том, чтобы находящиеся на земле жили в равных условиях? Послушай же, если угодно, что говорит Он чрез од­ного из пророков: не Бог ли един созда нас? Не Отец ли един всем нан? Что яко остависте кийждо брата своего? (Мал. 2, 10.) Итак, если некоторые, имея свободное стремление делать то, на что решились (ибо Творец почтил естество свободою), нарушают волю Творца, то это нисколько не относится к делу, так как некоторые презирают и наши законы. Но никто, думаю я, если только он владеет умом, не стал бы порицать за это законодателей, а скорее обвинит, и вполне справедливо, тех, ко­торые решились презирать необходимое. А потому, когда неко­торые, сделав проступок, скажут: вероятно так угодно Случаю, и: таково было намерение Судьбы в отношении меня, тогда и с нашей стороны будет сказано им: что за болтовня? Зачем вы обвиняете несуществующее, не сознаваясь в собственном своем легкомыслии? Но пусть само Божественное Писание провозг­ласит истину не пожелавшим идти правым путем: неразумие мужа погубляет пути его, и Бога виновна творит в сердце своем (Притч. 19, 3). Итак, подлинно погрешали против истин­ного мнения те, которые поста-

346

 

 

вили распорядителями над наши­ми делами Рождение, Судьбу и удобоподвижный Случай вмес­то того, чтобы к Богу относить управление делами; так как Христос говорит: не две ли птицы ценятся единым ассарием? И ни едина от них падет па земли, без Отца вашего, Который на небесах: вам же власи главнии изочтени суть. Не убойтеся убо: мнозех птиц лучши есте вы (Матф. 10, 29-31). Но хотя Творец промышляет о живущих на земле, однако же попускает каждому и делать, что ему угодно, и идти путем, каким кто желает. Когда же род земной как бы какою болезнию объят был превратным направлением, тогда Он тотчас же дал ему в помощь закон, согласно написанному (Гал. 3, 19; Рим. 3, 20). Итак, всякому, воспринявшему веру во Христа и оставившему древнее оное заблуждение, опасно, увлекаясь старушечьими бас­нями, преклоняться к тому, к чему не должно, и удаляться от здравого мнения, думая, что все вообще, а также и человек уп­равляется вовсе не существующими Случаем и Судьбой.

П. Весьма опасно. Ибо таковой всенепременно возбудит против себя гнев Судии.

К. А в таком случае не сочтешь ли ты делом постыдней­шим и как нельзя более близким к такого же рода заблужде­нию наблюдения дней и часов, и времен, и годов, также увели­чения и ущерба лунного круга?

347

 

 

П. Даже очень. И божественный Павел весьма ясно ста­вит это дело в вину спасенным из язычников, когда говорит: но тогда убо не ведуще Бога, служисте не по естеству су­щим богом: ныне же познаете Бога, паче же познаны бывше от Бога, како возвращаетеся паки на немощныя и худыя стихии, им же паки свыше (снова) служити хощете? Дни смотряете и месяцы и лета и времена. Боюся о вас, еда како всуе трудихся в вас (Гал, 4, 8-11).

К. Итак, наблюдение часов и дней, я прибавил бы, и вре­мен, совершенно неприлично тем, которые получили хотя некоторое познание о едином и по естеству Боге, а особенно тем, которые познаны Им чрез веру и призваны в духовную близость с Ним по благодати: ибо на прежнее возвращается тот, кто, оставивши похваление свое во Христе, решился по­ступать так и уже не сохранил своего ума свободолюбивым, а напротив, неразумно идет под ярмо древнего заблуждения, усвояя стихиям мира ту честь, которую должен бы иметь Бог, и венчая высшими похвалами то, что само вызвано к бытию мановением Сотворившего. Стихиями же мира Апостол на­зывает времена и месяцы и их измерения, совершаемые по­средством часов и дней, как бы основные элементы всего су­ществующего. Ибо непрерывное и имеющее вечнотекущее движение вперед время Бог подчинил мерам и

348

 

 

числам вре­мен, часов и дней, как бы каким перерывам и возвращениям назад, потому что нужно было, чтобы у имеющего небезначальное появление к бытию, пока оно не достигнет конца своей жизни, и время было таковое же, то есть начинающее­ся и прекращающееся и сообщающее тому, что не всегда су­ществует, свойственную ему природу. Поэтому, если посред­ством времен, часов и дней ничего другого не привносится к Существующему на земле кроме одного только круговраще­ния и точного измерения, то зачем же некоторые измышля­ют такие басни, о которых и подумать смешно? Почему одни из часов называют благодетельными, другие же не такими, Наблюдают их самым тщательным образом, приписывая им возможность приносить благополучие и противное ему тем, Которым они, вероятно, желали бы или которым необходимо было, чтобы так случилось? Итак, не есть ли все это пустая выдумка и ужасное умоповреждение, какая-то диавольская западня, злодейски хитро устроенная?

П. Соглашаюсь; да это и само собою ясно.

К. Как раньше говорили мы, что эти люди убеждали нас относить наши собственные действия к судьбе и случаю и к посторонним мановениям, представляя напрасным наше ста­рание и отклоняя от попечения о самих себе: так и теперь, изготовляя нам то же заблуж-

349

 

 

дение, они говорят, что живущие на земле подвержены как бы игу необходимости, влиянию дней и часов, имеющему неизбежный исход; но что особенно стран­но (ибо такие сказки приличны лишь старухам), видя, что за этим вздором следуют бесчисленные неудачи, они не предос­тавляют опыту возможность вывести наружу обман, но, обви­няя в дурном качестве часы и дни, прилагая то же суждение и к ущерблениям лунного круга, они готовы говорить, что угод­но. Итак, если бы кто вздумал сосчитать и поименовать в один и тот же час и день одних находящихся в благоденствии, других же постигнутых крайними несчастиями (хотя по при­роде злое для всякого и всегда было бы таково, каким оно прирождено), — если, таким образом, есть час и заря, вредные для живущих на земле, почему же в этом случае не для всех равно происходит от них вред, но одни находятся в самом вожделенном состоянии, другие же погибают и удручены не­счастиями до крайней степени, становятся притчею в жизни и предметом для трагической сцены? Впрочем, желающим со всею точностию узнать наиболее полезное и потрудиться над ним легко можно увидеть, что в один и тот же день, а может быть и час, один бывает пойман в прелюбодеянии или убий­стве и подвергается жестоким наказаниям у судей, другой же, наоборот, принимает пох-

350

 

 

валы за благоразумие, пристойность и чрезвычайную честность. Но ни развратному день и час не воспрепятствовали бы быть благоразумным, ни честного и при­стойного не побудили бы к непристойности и необузданным удовольствиям; напротив, свободно направляющая к тому или другому воля и ее нестесняемое устремление — одного приво­дит в такое, другого же в иное состояние. Итак, от нас, а не οт естественных свойств времени зависит быть в хорошем или дурном расположении духа.

П. Так; кажется потому, что рассуждение правильно.

К. Более же всего они боятся пятого и осьмого дня и на них сваливают вину в грехах, но ни от кого из здравомысля­щих не укроется, что они объяты пустыми и суеверными мыс­лями; и не краснеют несчастные, неразумно приплетая к ним (дням и часам) бытие каких-то Эриний э), появление демонов, более лютых, чем другие, кары и наказания и еще нечто дру­гое. Если же круг луны, полный перед тем, начинает идти к ущербу (ибо в таком порядке по воле мудрого устроителя она совершает круговращение, в течение месяца уменьшаясь и возрастая), то они останавливают всякое дело и откладыва­ют

э) Эринниями у греков назывались богини-мстительницы.

351

 

 

отправление в путь, думая, что и относящееся до нас непременно  терпит ущерб вместе с этой планетою и что с ее поворотом к ущербу и человеческие дела приходят в упадок. И если нужно что-либо сказать в насмешку над подобным неразумием, так разве то, что эти люди питают страх, свой­ственный моллюскам и самым простым ж) овощам. Ибо, может быть, такие тела, и даже большие и превосходнейшие, по при­роде должны испытывать сочувствие (лунным кругообраще­ниям); каким способом это происходит, о том знает Творец; потому что опасно в таких предметах исследование и небес­полезно отсутствие любопытства: но что касается до челове­ческого духа, то такое свойство (сочувствие круговращениям луны) далеко отстоит от него. Если и подвергается ущербу эта планета, но благоразумный и благопристойный будет все таким же, и ни ум его не будет клониться к ущербу вместе с блеском луны, ни свойство действий не изменится оттого к худшему или лучшему, как будто вынужденное силою небесного тела. А потому совершителей прекраснейших действий всегда сопровождает приобретение всякого блага, а делателей зла то, что им бо-

ж) В настоящем случае мы следуем кодексу de Harlay, в котором доставлено εὐτελεστάτοις, вместо обыкновенного чтения ἀτυχεστάτοις — Самым несчастным.

352

 

 

лее всего прилично. Удивляюсь я тому, что когда луна ущербляется и месяц доходит до конца, то у рос­товщиков и очень сребролюбивых людей прибытки увеличи­ваются и кошельки отдающих деньги в рост делаются туже, между тем другие дела, не знаю, почему, истощаются вместе с планетою и умаляются. Не скажешь ли ты, что во всем этом весьма мною смешного и неразумного?

П. Совершенно так.

К. Противопоставлять длинные рассуждения предполо­жениям столь нелепым было бы, я думаю, напрасно, потому что они сами по себе страдают безобразием, хотя бы никто не говорил об этом. Перейдем же теперь лучше к другому.

П. К чему?

К. Мне кажется, что сатана гнушается пятым и осьмым днем и возвращением луны от полного света, или временем сближения я), то есть четырнадцатым днем (луны), по следу­ющей причине (хотя он, будучи весьма коварен и искусен в обмане, связывает с ними другие предлоги): ему, вероятно, нестерпимо даже и в мысли иметь те времена или

я) Τῆς συνὸδου. Разумеется сближение луны с солнцем. От новолуния до полнолуния луна удаляется от солнца. Тотчас после полнолуния начинается вместе с ущербом сближение луны с солнцем.

353

 

 

дни, в которые ускользнула от него тирания над нами, когда восси­ял нам Единородный в человеческом образе и в подобном нашему виде.

П. Каким образом утверждаешь ты это?

К. Не считается ли у нас, Палладий, пятым время при­шествия Спасителя нашего?

П. Понимаю, о чем ты говоришь, из евангельской притчи (Матф. 20, 1-6). Ибо Христос сказал, что нанимавший делате­лей в виноградник выходил около часа первого, и третьего, и шестого, и девятого и наконец одиннадцатого, то есть в послед­нее время, в которое Он явился и воссиял нам.

К. Весьма разумно ты сказал и очень правильно. Что же? Разве мы не утверждаем, что в пятый день по субботе Он был предан и как бы положил начало всего домостройтельства, чрез которое все мы спасены, когда ради нас Вочеловечившийся претерпел за нас спасительный крест?

П. И очень.

К. А упразднил смерть и снова ожил, расхитив ад, не в восьмой ли день, то есть во едину от суббот? (Матф. 28, 1; Мк. 16, 2.)

П. Несомненно.

К. Так и древний закон обрезание во плоти — как некото­рое предызображение обрезания в духе и истине (Рим. 2, 29; Кол. 2, 11-12), — установил совершать в восьмой день

354

 

 

(Быт. 21, 4). Превосходнейшее же оного древнего обрезание, то есть обрезание в духе, есть причастие Святого Духа и изначальная благодать, которую опять возобновил нам Христос, когда, вос­став из мертвых, сказал: приимите Дух Свят (Иоан. 20, 22). Сказал же где-то и блаженный Павел, что Пасха наша пожрен бысть Христос (1 Кор. 5, 7). А день этого спасительного и многожеланного заклания есть четырнадцатый по лунному течению. Так и закон ясно предвозвещал время заклания Спа­сителя нашего, которое, говорим мы, Он претерпел за жизнь мира. Ибо в десятый (день) месяца первого, как сказано, пусть возьмут себе овча по домом, по числу, сказано, душ соберут. И будет соблюдено до четвертагонадесятъ дне месяца сего: и заколют то все множество сынов Израилевых к вечеру (Исх. 12, 3 — 6). Слышишь ли, что жертва, взятая от дня десятого, сохраняема была древними до четырнадцатого, чтобы ты ура­зумел пятое время, в которое соделавшийся человеком подъял за нас смерть, когда начался уже ущерб луны, которая постав­лена в начала нощи? (Быт. 1, 16.) И это дело имеет таинствен­ный смысл и, кажется, тонко намекает на обратный ход власти диавола и постепенное как бы ниспадение его к бессилию и совершенной немощи. Он имеет как бы своим образом луну: ибо и он начальствует над

355

 

 

ночью, то есть над теми, которые находятся во тьме и еще дремлют и не имеют света богопознания; а что богодухновенному Писанию обычно уподоблять стадо заблуждающихся ночи, об этом послушай, что говорит Владыка всех иудеям, когда Иерусалим возвратился к йдолослужению: нощи уподобих матерь твою: уподобишася людие Мои аки не имуще умения (Ос. 4, 5 — 6). Не ясно ли тебе, что ночью называет он не имеющих познания об истинном и по естеству Божестве? Поэтому враг всех возненавидел времена и дни, в которые он погиб, мы же спасены. И ненавидящий оные вместе с ним получит часть его и жребий его, то есть непрекращающееся наказание.

П. Таким образом, и это мы поместим в разряд подлинно нечестивого и богоненавистного идолослужения, так же, как и пустые выдумки о так называемом Рождении.

К. Знай, что это так именно, как и показало самое исследо­вание дела. Сверх того должно весьма опасаться привязаннос­ти к бесполезным наблюдениям над полетом птиц, нашептыва­ниям и заклинаниям: так как некоторые из эллинов впали в такое легкомыслие, что стали думать, будто знание относящих­ся до нас обстоятельств содержится даже в летящих по воздуху птицах. Поэтому они исследуют полеты к востоку и западу,

356

 

 

направо и налево, и если покажется где-либо каркающая воро­на, то, подставивши ухо, внимательно слушают, как будто что-нибудь весьма истинное, и возвращаются с радостью; и ни­сколько не стыдятся эти жалкие люди, усвояя птицам силу столь важного прорицания. При этом измышляется ими и та­кого рода твердое, как они сами думают, основание, будто бы чрез них (птиц) дают откровение боги. Мы же не называем богами отпадших ангелов, чрез которых поставляются для вас такого рода добрые и досточудные пророки и знатоки будуще­го, как каркающая ворона и быстрокрылый ястреб, и темно­желтые голуби, по словам эллинов, и другие роды птиц, — про­роки, достойные тех, которые внушают им щебетанье, для вас предназначенное. Счастливы же и достойны соревнования вы, получившие таковых истолкователей воли богов! Как видно, забыли вы, хотя и удивляетесь мнениям ваших поэтов, что и им это дело представлялось смешным, что и они считали его вздор­ным и бесполезным. Ибо Гомер говорит: «друг мой, оставь птиц, летят ли они направо к востоку и солнцу, или налево, к темному западу» я).

я) Илиада, XII, 239-240. Это слова Гектора, обращенные к Полидаманту, когда последний, во время одной из вылазок троянцев, увещевал Гектора прекратить бой, считая дурным предзнаменованием появление орла, который держал в когтях дракона, но, будучи укушен им, выпустил его.

357

 

 

Также и Эврипид ясно и наглядно определяет тщету наблюдения за полетом птиц. Он говорит, что Тезей воспы­лал гневом на своего сына Ипполита и пытался даже из­гнать его из отечества. И когда этот сказал:

«Неужели ты, не приняв в соображение ни клятвы, ни веры, ни изречений прорицателей, без суда извергаешь меня из отечества?»

Тезей на это отвечал:

«Эта запись, не имеющая никакого признака прорицания, наверное обвиняет тебя; птицам же, летающим над головою, я желаю сказать: прощайте» ө). Пусть голос Божий будет достоин внимания и вера превосходнее написанного в записи, потому что нам не чуждо говорить и ложь, тогда как Богу свойственно ни в чем не погрешать и Ему всего более любезна истина. Но Тезей без сомнения знал, что летающие над головою птицы со­вершенно ничего не значат. Итак, демонам не должно приписы­вать знания будущего, напротив, предоставим это знание Богу, как принадлежащее Ему по преимуществу. Гадания же по пти­цам будут после того обманом, а вера в них очевидным изобли­чением нетвердости рассудка.

ө) Вся цитата заимствована из Эврипидова: «Ипполит венценосец», ст. 1055 — 1059.

358

 

 

И самый закон говорит где-то: не вражите (Лев. 19, 26) а), зная, что это дело гнусное и всего более ненавистное владычествующему над всем Богу.

П. И мне также кажется, что это так.

К. А затем заклинание и нашептывание, это скрытное и старухам приличное занятие — также может быть признано частию и видом волшебства. В этом смысле и божественный Моисей разъяснил нам вышние законы, постоянно сопостав­ляя эти заблуждения и полагая заклинание как бы в братстве и родственном союзе с отравлением, говоря: да не будет меж­ду вами волхвуя волхвованием, и чаруяй, и птицеволшебствуяй, чародей обавая утробоволхвуяй и знаменосмотритель, и вопрошаяй мертвых (Втор. 18, 10-11). И хотя закли­нание весьма гнусно и дурно, но некоторые, не знаю, почему, благоговеют пред ним, говоря, что упражняющиеся в таких занятиях, совершая заклинания над заболевшими; произно­сят имя Господа Саваофа, и этим стараются утвердить, что занятие сие непредосудительно. Таким-то пустым и слабым соображением они, как видно, увлекаются к заблуждению и помрачению ума; это-то и есть наиболее тягостное в сем деле. Ибо словами: Господь Саваоф мы взываем к Богу всяческих, намереваясь

а) Точнее: не гадайте по птицам — οὐκ οἰωνιεισθε.

359

 

 

славословить Его, и не допускаем усвоять это название ничему другому из существующего, потому что один и только один есть Господь сил. Они же столь преестественное и преславное наименование или славословие легкомыс­ленно придают кому захотят из забавляющихся вместе с ними Демонов, и исполнителям мнимого их чудодейства воздают славу, приличествующую единому Богу, обольщая и обольщае­мые и, в возмездие за содействие в чем вздумается, платя чрезмерностию столь ужасного нечестия. Ибо рать демонов всегда является богоборствующею и весьма славолюбивою. Поэтому нам не должно увлекаться их коварными советами, а как мож­но далее уходить от них и не внимать лукавым врачам или чудодеям, демонам, требующим от нас как бы какой награды за доставленное нам увеселение нелепыми речами. Ты же, если имеешь недуг в какой-либо части тела и истинно веришь, что слова: Господь Саваоф и подобные названия, которые Боже­ственное Писание усвояет Богу по естеству, будут для тебя целительными от болезни, тогда, молясь сам за себя, возглашай эти слова, и ты лучше, нежели они, поступишь, воздавая славу Богу, а не нечистым духам. Напомню и Божественное Писание, которое говорит: болит ли кто в вас, да призовет пресвитеры церковный и да молитву сотворят над ним, помазавше его елеем, во имя Господне.

360

 

 

И молитва веры спасет болящаго, и воздвигнет его Господь: и аще грехи сотворил есть, отпус­тятся ему (Иак. 5, 14-15).

П. Итак, гадание по птицам, а также заклинание да будет поставлено, если угодно, наряду с тем, что осуждено законом и что у Бога считается самым постыдным и гнусным делом.

К. И очень. Я прибавил бы к этому, что мы и другими способами можем оскорблять Бога, что повинен и ответствен в нечестии против Него тот, кто решился дать ложную клятву и произнести какое-либо злословие или что-нибудь неподобное о превосходящей все высочайшей славе. Первое (ложная клят­ва) подвергает виновного крайнему гневу и невыносимому на­казанию, так как серп, как написано, истребляет жилище даю­щего ложную клятву и потрясает его до основания. Внидет, — сказано, — (серп) в дом татя, и в дом кленущагося именем моим во лжу, и вселится посреде дому его, и скончает его, и древа его, и камение его (Зах. 5, 4). А второе (богохульство) влечет за собою смерть и наказание, превышающее всякое зло. Поэтому должно клясться не во лжу, лучше же и совсем не клясться; ибо так научил нас Спаситель, говоря: буди (слово) ваше: ей, ей, ни, ни; лишше же сего от диавола есть (Матф. 5, 37); потому что нет никакой нужды в клятве для людей, при­зна-

361

 

 

ваемых честными и сделавших добродетель как бы сожи­тельницею себе; ибо жизнь таковых весьма чтится у любите­лей благочестия и недоверие им ненавистно. И если бы что сказано было ими, то тотчас же удостаивается доверия слушате­лей. Поэтому пусть наша жизнь пользуется доброю славою, и тогда совершенно прекратится, как я думаю, и надобность в клятве. Если же когда-либо и окажется надобность, так как иногда и подобающую святым честь некоторые уничижают, то пусть свидетелем клятвы будет Бог и да не привносится иное какое-либо имя. Так некоторые, неосмотрительно поддаваясь необузданному легкомыслию, безразлично употребляют слова: клянусь небом, или справедливостию, клянусь Адрастиею г), кля­нусь светом, клянусь светильником. Набирая к этому и другое, что только им вздумается, они, может быть, полагают, что посту­пают благочестиво, когда отстраняют Божественное имя и сла­вою, приличествующею Богу, украшают то, что призвано к бы­тию Его мановением. Такого рода заблуждением, как увидим, по временам болели израильтяне. Всем известно, что они воз­двигли в Иерусалиме храм Богу, но, много думая об этом

г) Αδράστειαα+δράω — чего нельзя избежать — эпитет судьбы, Первоначально означало имя фригийской богини Реи Цибелы, а позднее отождествлялось с именем Немезиды, богини неизбежного мщения.

362

 

 

и будучи уверены, что стяжали себе похвалу за благочестие и достигли наивысшей славы, они оказались беззаботно пренебрег­шими то, что было заповедано им премудрым Моисеем. Но что дело то (постройка храма) не служит им к прославлению и что Бог не удовлетворяется постройками из камней, этому Он учит, говоря: небо престол Мой, земля же подножие ног Моих: кий дом созиждите Ми? — или: кое место покоища Моего? глаго­лет Господь (Ис. 66, 1, 2). Бог все наполняет; Он покоится на небе, но простирается и на землю; потому что Божество не подлежит количеству, но далеко как от телесного образа, так и от ограничения местом, и от количественного представления. Иудеи же, услышав, как Он однажды сказал: небо престол Мой, земля же подножие ног Моих, — и пришедши к невер­ным мыслям, делали свидетелем клятвы небо, называя его Бо­жественным престолом, подобным же образом и землю, как лежащую под ногами Божиими, а также и Иерусалим; ибо, говорили они, это город владычествующего над всем Бога; между тем древние святые употребляли при клятве слова жив Господь (напр. Суд. 8, 19; Руфь. 3, 13; 1 Цар. 14, 45 и др). Но это весьма неразумное рассуждение иудеев изобличил в лживости Спаситель, говоря, что не должно клясться ни небом, яко престол есть Божий: ни землею,

363

 

 

яко подножие есть ногама Его: ни Иерусалимом, яко град есть великаго царя (Матф. 5, 34. 35). Таким образом то, что они говорили пустословя, Спаси­тель провозгласил на пользу им, обличая вполне измышленную и не знаю откуда появившуюся эту их набожность. Итак, да удалится и это заблуждение. Ибо мы научены при употребле­нии клятвы не упоминать никогда ничего другого, для верности же прочной и надежной употреблять слова: «да, да» и «нет, нет». И в законе сказано: если отданное кому-либо на сбереже­ние погибнет, отдавший же потребует уверения в этом, то клят­ва да будет Божия между обоими (Исх. 22, 10 — 11). И человецы большим кленутся (Евр. 6, 16), как сказал нам мудрый Павел. Большим же человека, рассуждая правильно, мы назы­ваем не то, что превосходит нас величиною или разумом и мудростью и славою, но то, что таково по существу.

П. Не понимаю, что говоришь.

К. А между тем, Палладий, сказанное, как мне кажется, ясно и очевидно. Разве не утверждаем мы, что многое из сотворенного, и, между прочим, небо, несравненно превос­ходнее по своей величине, нежели человеческие тела?

Л. Конечно.

К. Разумом же и мудростью и тонкостью тел не превос­ходят ли (человека) Ангелы?

П. Превосходят, но также и честью.

364

 

 

К. По светлости же и славе, разумеется, в отношении к телу, не несравненно ли лучше естество солнца?

П. Лучше.

К. Итак, несомненно, что каждое из поименованных су­ществ по справедливости имеет пред нами преимущество в том, в чем ему естественно превосходить нас. Но неужели поэтому мы станем делать их свидетелями клятвы, минуя, как излишнее, призывание Бога?

П. Никаким образом.

К. Итак, стало быть, и большим человека следует на­звать существо, превосходнейшее по природе и всем бытием своим отличное от сотворенного, то есть Бога.

П. Ты хорошо говоришь.

К. Поэтому для решившихся вести совершенную жизнь пусть слова: «да» и «нет» — заменят употребление и силу клятвы и пусть получают они надлежащую твердость: тогда последует за ними и доверие. А если бы кто не уважил слов: «да» и «нет», тогда при употреблении клятвы уже должно обратиться к су­ществу большему, нежели мы и даже вся тварь. — Что же те­перь сказать о злословии (богохульстве), в чем оно состоит и до какого несчастия доводит употребляющих его? За него и древ­ний закон положил наказание горькою смертию, и Сам Христос присудил неизбежные и не-

365

 

 

скончаемые страдания: ибо иже аще речет слово на Сына Человеческаго, отпустится ему: а иже речет на Духа Святаго, не отпустится ему, ни в сей век, ни в будущий (Матф. 12, 32),— говорит Христос, Духом называя естество высшее тела, то есть Бога, на Которого дерзающий направить необузданный язык пожнет плоды своей несдержан­ности в слове. Ибо устне безумнаго приводят его на зло, — как написано, — уста же его дерзостная призывают смерть (Притч. 18, 6). Поэтому и божественный Псалмопевец говорит: положи Господи хранение устом моим, и дверь ограждения о устнах моих. Не уклони сердце мое в словеса лукавствия (Пс. 140, 3-4). Под этими словесами, по-видимому, разумеется нечестивейшее порицание Бога, неизреченного и чистого есте­ства.

П. Итак, без сомнения, должны быть тверды те, которые стараются беспорочно идти правым путем и не дозволяют себе оскорблять Бога.

К. Так полагаю. Ибо тем, которые приступают к Богу с сердцем не здравым, по с нерешительным и поврежденным, которое расположено болеть бессилием и непостоянством, пророк говорит: доколе храмлете на обе плесне ваши? Если Ваалу, так Ваалу, а если Богу, так Богу (3 Цар. 18, 21). А не быть совершенно здравым в вере и (в то же время) не же­лать пребывать в заблуждении,

366

 

 

это и значит хромать на обе ноги и как в том, так и в другом случае противно искренно­сти. Причиною же столь непрочной и легко изменяющейся воли служит, по моему мнению, то, что некоторые имеют воображаемую, а не истинную любовь к Богу, что они лице­мерно хотят быть христианами, делают это не от всего серд­ца, не будучи убеждены уважением к истине и не почитая правое, по приступают к вере или гоняясь за своим удоволь­ствием, или желая как бы заколдовать себя от страха опаснос­ти и жестокого напора невзгод и иметь многих других, решив­шихся подвизаться вместе с ними и взять на себя их заботы. Но на долю таковым выпадет крайняя скорбь и удел их меж­ду самыми отверженными; они окажутся всех менее чтимыми, самыми презренными и едва ли достигающими того, чтобы быть удостоенными жизни, когда Бог станет испытывать со­кровенное в нас; таковыми были некоторые из Гаваонитян. Они прибыли некогда к Иисусу (Навину) и очень умоляли присоединить их к народу Божию; но прибегли не без ковар­ного умысла, неспроста и не без расчетов на выгоду, — как будто из любви к Богу, но на самом деле с притворством и лукавством. Вначале они и утаились было, но когда были уличены в недостойном поступке и оказались злоумышленни­ками и хитроумными, то были поставлены в самых последних, став древосеками и водоносами для всего общества

367

 

 

(Израиле­ва —  I. Нав. 9, 17-27). Итак, видишь, к чему приводит притвор­ство и нежелание здравою мыслью чтить духовное общение со святыми. И действительно, некоторые иногда обманывают, не говорю Христа всеведущего, но тех, которые служат обра­зом Его, то есть вождей народов, подобно тому как и Гаваонитяне, без сомнения, обманули тогда Иисуса (Навина), служив­шего образом и предначертанием Христа; они приступают под прикрытием коварства, с затаенными замыслами и лукавство ума прикрывая притворством; а быв изобличены, потому что скрыться невозможно, они едва спасутся, получив последнюю участь, приличную рабам. Ибо обман есть плод несвободного расположения духа. Мы же, у которых цель — здраво мыс­лить о том, что относится до Бога, и которым нет заботы об остальном, будем привержены к своему Владыке и Богу всех, от чистого сердца, правою мыслью, всецелою любовью, чуж­дою недуга двоедушия, любовью, которая совершенно отстра­няется от обычаев и мыслей эллинских и отчуждается как нельзя дальше и решительнее от того, что осуждено законом. Таким образом мы будем совершенны пред Господем Богом, по написанному (Втор. 18, 13), и светлы и прославлены вместе с другими святыми во Христе, чрез Которого и с Которым слава Отцу со Святым Духом во веки веков. Аминь.

368


Страница сгенерирована за 0.14 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.