Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл Александрийский, святитель

КНИГА 5. О мужестве во Христе

Итак, Палладий, святые мужи, несмотря на то что они борются за жизнь других людей, стремятся, однако ж, к тому, чтобы не приобретать себе ничего, находящегося в мире: ибо таким образом они бывают мудры и сильны, исполнены бла­гой надежды и хорошо ограждены небесными благоволения­ми. И иначе быть не может, как ты хорошо знаешь, друг мой. Ведь если ум их выше мирских развлечений и временных пожеланий, то они найдут врагов своих весьма легко победимыми и без труда преодолеют своих противников, так как Сам Бог ниспровергает могущество их. Но если они сами пленятся мирскими страстями и увлекутся земными пожела­ниями, в таком случае они делаются беззащитными и легко уловимыми для тех, кто пожелает напасть на них, и, оказав­шись лишенными вышней защиты, становятся легкою добы­чей для своих врагов.

Палладий. А какое может быть удостоверение сказанно­го, желал бы я знать?

238

 

 

Кирилл. Священное Писание, которое благопотребно воз­вещает случившееся с древними. Не говорит ли и божествен­ный Павел, что оно написано в научение наше? (1 Кор. 10, 11.)

П. Подтверждаю; потому что то, что мы узнаем из него, приносит нам немалую пользу. Тени были образами истины.

К. Итак, приступим к рассуждению. Когда сыны Изра­илевы перешли Иордан, они устремились на Иерихон и, следуя Божественным указаниям, постарались осадить его в том намерении, чтобы немедленно овладеть им и взять его; тут были, по закону войны, и люди, отличные в воен­ном деле, как написано: и вниде Иисус сын Навин к жерцем и рече им, глаголя: повелите людем объити и окружити град, и воини да предъидут вооружены пред Господом (Нав. 6. 5-6). Так и мы по повелению Христа, передаваемому уста­ми вождей, ополчимся на врагов, предпринимая борьбу не к крови и плоти, но к началом и ко властем (Еф. 6, 12) и против закона, владычествующего в плотских членах (Рим. 7. 23). Тогда мы будем находиться пред очами Божиими, как бы облеченные Божественным и духовным всеоружием (так как наши оружия не плотские, по слову Павла, 2 Кор. 10, 4) и отличаясь славою праведности. Итак, Владыка всяческих Бог взирает на людей воинственных, облеченных в светлые доспехи праведности, то есть как

239

 

 

бы пред лицем Христа про­ходят вооруженные воины. И конечно весьма почетное и поистине вожделенное это дело — находиться пред взором Божиим, если нельзя признать неверным, что как бы наказа­ние какое налагает Бог на оскорбляющих Его, Свое от них отвращение, говоря: егда прострете руки ко Мне, отвращу очи Мои от вас (Ис. 1, 15). Когда осада продолжилась до седьмого дня, опять сказал Иисус Навин сынам Израилевым: воскликните ко Господу, предаде бо Господь вам град. И будет град сей проклят, и вся елика суть в нем Господу сил Саваофу: токмо Раав блудницу снабдите ю, и вся елика суть в дому ея. Но вы соблюдитеся от клятвы  ф) да не когда помыслывше вы возмете от клятвы и сотворите полк сынов Израылевых клятву, и потребите ны. Злато же все, и сребро, и медь, и железо свято да будет Господу: в сокро­вище Господне да внесется (I. Нав. 6, 15-18). Остальной, взя­той на войне добычей он (I. Навин) позволил пользоваться людям мужественным, а все серебро, золото, медь железо, говорит, должно внести в сокровищницу Господню: это и составляло то, что названо анафемой, то есть отделенным из всего и назначенным Богу. Но ни во что вменив заповедь, взя, — сказано,— Ахар

ф) От заклятого. Здесь и дальше в приведенном месте словом клятва Переводится греческое άνάθεμα, которое выше переведено: проклят.

240

 

 

сын Хармии, сына Замврии, сына Зары, от племене Иудина, от клятвы. И разгневася Гос­подь яростию на сыны Израылевы(Нав. 7, 1). Это значит, что тем, которые выводят на брань против мирских удоволь­ствий и развлечений сей жизни крепкий во Христе дух, ко­торые решились стяжать себе славу оружием правды и уже находятся пред лицем Христа, таковым, полагаю, не следует желать ничего такого, что в мире возбуждает удивление: ни богатства, ни славы, ни власти, ни превосходства, ни не­честивых учений эллинской мудрости. Образом блеска от­личий и преимуществ служит серебро: потому что это ве­щество блестящее, образом богатства — золото; на благо­звучие языка, каким отличаются мудрецы мира сего, указывает медь, а на силу и власть — железо, которое очень твердо и препобеждает всякое вещество. Если кто-нибудь пожелает приобрести себе эти предметы, то, хотя бы он имел у Бога высокое место, был зачислен между воителями и отличался величием духовным, он нанесет этим оскорбле­ние Богу и, решившись таким лукавым уклонением (от дан­ного повеления) опечалить своего соратника и защитника, подвергнется за это гневу Божию.

П. Ты хорошо сказал, и я могу согласиться с тобой. Но вот что объясни мне, удалив на короткое время свое рассуж­дение от события и истории: почему серебро, золото, медь и железо

241

 

 

посвящаются Богу, а не выбрасываются, напротив, из стана или как предметы, быть может, бесполезные, или же как способные осквернить, так как в силу духовного созерца­ния оказалось, что они нечисты?

К. Это потому, Палладий, что всякая светлость, премуд­рость и богатство, также и крепость достойно и праведно приписываются Богу. Ибо Его — слава и всякая светлость, богатство и премудрость и сила. И если кто приемлет от Него и обогащается от сокровища Господня, то есть имеет богатст­во мысленное, славу и разум и крепость духовную, то он будет достоин общего внимания и соревнования; а если поже­лает принять сие от мира, то будет постыден и ненавистен перед Богом, любящим добродетель, и повинен суду и наказа­нию. Ибо за богатством во всяком случае последует любовь к наслаждениям, блеску же и преимуществовать прямой сосед — гордость; и с властью тесно связано властолюбие, а с мудрое тию мирскою нелепость учений, хотя и благозвучен язык из­ложивших оные. Это самое и Павел говорит: аще кто мудр есть в вас, буй да бывает, яко до премудр будет. Премудростъ бо мира сего буйство у Бога есть (1 Кор. 3, 18-19) Так Ахар, не из сокровища Христова принявший, но как бы от мира — из Иерихона, оскорбляет Бога (Нав. 7, 1). Проис­шедшая же отсюда пагуба и то, что совершилось вследствие гнева

242

 

 

Божественного, не на одного лишь обличенного в этом простиралось, но поразило все общество, ибо, соделавшись непричастным помощи свыше, некогда непобедимый Израиль стал немощным и бессильным.

П. Но как или откуда можно было бы узнать, что слово об этом истинно?

К. Из написанного вслед за тем. Ибо после того, что произошло при Иерихоне и совершено в нем славно и муже­ственно всем Израилем, Иисус (Навин) послал мужей из Иерихона в Гай, и идоша мужи, и соглядаша Гай. И возвратишася ко Иисусу, и рекоша ему: да не идут еси люди, но яко две тысящи или три тысящи мужей да идут, и да воюют город: да не ведеши тамо всех людей, мало бо есть их. И идоша тамо, аки три тысящи мужей, и побегоша от лица мужей Гаиских. И убиша от них мужи Гайстии яко тридесять и шесть мужей, и отгнаша их от врати сокрушиша их на стремнине: и ужасеся сердце людей, и бысть яко вода (I. Нав. 7, 2-5). Взявшие города и опустошившие страны и без труда победившие самые дикие племена находят непобедимы­ми жителей Гая, едва спасаются и отступают не без ущерба, тогда как сначала они не хотели даже, чтобы полное количе­ство воинов было призвано к оружию, и открыто признали, что немногим легко будет завоевать город. Ибо да не идут еси люди, — гово-

243

 

 

рили они, — но яко две тысящи мужей (Нав. 3). Когда же Иисус весьма огорчен был этим негаданным бедствием и неожиданным несчастием, разорвал одежду, при­пал пред Богом и недоумевал, как это случилось, то Бог сказал: востани, векую ты так пал еси на лице твое? Согрешиша людие, и преступиша завет Мой, егоже завещах к ним, и украдше от клятвы, скрыша в сосудех своих. Сего ради не могут сынове Израилевы стати пред лицем врагов своих, но хребет обратят пред враги своими, яко клятвою сташася (подпали заклятию): не приложу ксему быти с вами, аще не измете клятвы от себе самих (Нав. 7, 10-12). Ког­да же указан был Ахар, Иисус спрашивал его, говоря: даждь славу днесь Господу Богу Израилеву и даждь исповедание, и исповеждь ми, что сотворил еси: и не утай от мене. И отвеща Ахар Иисусу, и рече: поистинне аз согреших пред Господем Богом Израилевым: сице и сице сотворих. Видех в плене ризу красну(прекрасную) х) и двести дидрахм среб­ра, и сосуд ц) един злат, пятьдесят дидрахм вес его: и по­мыслив на ня взях, и се

х) И в тексте творений св. Кирилла, и в тексте LXX поставлено здесь ποικιλην — разноцветную, хотя перевод «прекрасную» более соответствует еврейскому подлиннику.

ц) Как в тексте творений св. Кирилла, так и в переводе LXX, согласно с еврейским подлинником, здесь употреблено слово γλῶσσα — язык, здесь разумеется продолговатый, имеющий форму языка, слиток золота.

244

 

 

сия сокровенна суть в земли в кущи моей, и сребро сокровенно под ними(Нав. 7, 19-21). Пони­маешь, что и сам укравший говорит, что он увидел между добычею разноцветную одежду, двести дидрахм серебра и золотой язык в пятьдесят дидрахм и задумался о них, то есть возымел беззаконное желание приобресть их. Одежду ч) эту считают за воинскую и говорят, что это был плащ, выт­канный разными цветами: это одеяние воинское и есть сим­вол корыстолюбия: потому что военному сословию как бы прирождена сильная страсть корыстолюбия. Серебро же есть образ мирского блеска, а золотой язык — сладкоречивой муд­рости эллинской: таков некоторым образом и у эллинских мудрецов язык и способ образования, как бы золотой и весь­ма драгоценный, по причине блеска изложения. Когда грех уже был открыт, Иисус подверг Ахара наказанию, как не только себе самому причинившего вред, но простершего и на все общество пагубу, происшедшую от его невоздержного по­желания. И может быть, на это указывает весьма хорошо и премудро сказанное нам устами Павла: измите злаго от вас самех. Мал квас все смешение квасит (1 Кор.

ч) Св. Кирилл, согласно с переводом LXX, употребляет здесь слово φιλὴ, т е. στολὴ, и так как это слово, как малоупотребительное, могло быть непонятно для Палладия, то он и разъясняет его последнему.

245

 

 

5, 13 и 6). Итак, не ясно ли показано тебе сначала в Аврааме, что для святых остается безопасною слава их силы и что они легко достигают возможности одолеть врагов, если не пожелают искать ниче­го от мира, — а потом противоположное сему в Ахаре, укло­нившемся от пути правого и склонившемся к мирскому?

П. Совершенно так: сказано ясно.

К. А что святые должны являться везде одинаковыми и в образе  жизни и в мнениях, это очевидно, так как закон ясно говорит: да не будет утварь мужеска на жене, ни да облачится муж в ризу женску: яко мерзость есть Господе­ви всяк творяй сия (Втор. 22, 5): потому что мерзостью пред Богом и неприятнейшим зрелищем в очах Его равно является как то, когда изнеженность принимает вид муже­ства — ибо это значит: утварь мужеска на жене, так и то, когда мужество недугует изнеженностию, ибо сему подобно облечение мужчины в женскую одежду.

П. Что такое говоришь ты?

К. Лицемерие не есть ли дело худое и бесчестное пред Богом и людьми?

П. Правда.

К. Ну, а если бы кто, будучи любострастен и невоздержен и самими делами изобличаем в этом, впоследствии прикрасил себя славою умеренности, то похвалил ли бы ты сам, Палла­дий, такового?

246

 

 

П. Никак.

К. Не думаешь ли ты также, что на самом деле умерен­ный и благоприличный должен быть устойчивым в тожестве мнения и не казаться иным, нежели каков он есть?

П. Согласен.

К. Итак, пусть не скрывается слабое и изнеженное распо­ложение некоторых за славою мужества, — ибо это значит: да не будет утварь мужеска на жене,— и истинно крепкое пусть не стремится к изнеженности, ибо это опять значит изрече­ние: ни да облачится муж в ризу женску. потому что в том и другом — одинаковый порок, и как тот, так и другой грех есть оскорбление добродетели.

П. Ненадежное, как видно, дело и небезвредное — изне­женность.

К. Без всякого сомнения: ибо это — страсть, совершенно достойная отвержения и богоненавистная. Посему и из свя­щенных списков изглаждается виновный в этом. Я утверж­даю, что человек, истинно крепкий и мужественный, никаким образом не должен беззаботно попускать своему уму дохо­дить до расслабления, наоборот, должен блюсти его от всякой боязливости и лености всецело утвержденным в вере в Бога и говорить: вся могу о укрепляющем мя Христе (Флп. 4, 13), отказываться же от желания помышлять о земном, как при­чиняющего гибель и являющего нас недостойными

247

 

 

пред Бо­гом. Так и во Второзаконии опять написано: аще изыдеши на брань на враги твоя, и узриши кони и всадники, и люди множайшия тебе, да не убоишися их: яко Господь Бог твой с тобою, изведый тя из земли Египетския. И будет, егда приближишися к рати, и приступив жрец да возглаголет к людем, и речет к ним: послушай Израилю: вы исходите днесь на рать ко врагом вашим: да не ослабеет сердце ваше, ни убойтеся, ниже устрашитеся, и не уклонитеся от лица их: яко Господь Бог ваш идый пред вами, споборствует вам на враги ваша и спасет вас. И да рекут книгочия к людем, глаголюще: кий человек создавый храмину нову, и не обнови ея? да идет, и да возвратится в дом свой, да не умрет на рати, и человек ин обновит ю: и кий человек, иже насади виноград, и не веселися от него? да идет и возвратится в дом свой, да не умрет на рати, и человек ин возвеселится от него: и кий человек, иже обручи себе жену, и не понял ю? да идет, и возвратится в дом свой, да не умрет на рати, и ин человек поймет ю. И да приложат книгочия глаголати к людем, и рекут: кий человек страшлив и слаб сердцем? да идет, и возвратится в дом свой, да не устрашит сердца брата своего, аки сердце свое (Втор. 20, 1-8).

П. Что получившие дерзновение у Бога должны отли­чаться добродетелями и мужаться во всем

248

 

 

добром, это и я утверждаю, но как или каким образом некоторые отсылаются с поля сражения, как негодные, этого я не могу понять.

К. Разве не знаешь, что тот не достоин пред Богом и не решится переносить труды ради благочестия, кто не считает жизнь в мире сем пришельствием? Это весьма хорошо и ясно как бы во образе и начертании изображено в жизни святых. Божественный Авраам проживал в шатрах и делал переходы с места на место. И весь Израиль в пустыне часто переменял стоянки и обитал в шатрах. Этим же очень славится и пророк Давид, так говорящий Богу: ослаби ми, яко пресельник аз есмь на земле, и пришлец, якоже вси отцы мои (Пс. 38, 14 и 13). Стремился же он сильно к вышним обителям, так говоря: коль возлюбленна селения Твоя Господи сил. Желает и скончавается душа моя во дворы Господни (Пс. 83, 2-3). Тако­вые помышляют о небесном и жаждут небесных обителей, которые Сам Спаситель обещает любящим его, говоря: иду и уготовлю место вам. И паки прииду и поиму вы с Собою: да идеже есмь Аз, и вы будете там со Мною (Иоан. 14, 2~3). Итак, образом того, кто не в состоянии считать настоящую жизнь пришельствием, служит строющий дом и усердно пре­дающийся заботам о нем, а образом любостяжательного и корыстолюбивого — насаждающий виноград; женонеистового же и изнежен-

249

 

 

ного и предавшего ум похотям плоти может обозначать преступающий к обручению с женою. Посему-то они по гласу войскового глашатая удаляются от священного и воинственного собрания. Что свойственно было объятым сими страстями думать и говорить, это глашатай объявлял заранее. Разве не правда, что недугующим сими страстями приятно во время гонений наслаждаться покоем и не совер­шать занятий делами любви к Богу, так как они думают, что если придется в сражении потерпеть что-либо, то они ли­шатся домов и имущества и дорогих для них удовольствий? Оттого-то и происходит, что они являются несмелыми и ма­лодушными. Итак, что свойственно было им думать и гово­рить, то провозгласил книжник, как бы косвенными обличе­ниями и прикрытыми порицаниями поражая малодушного, находящего предлог к извинению его слабости и, как бы пищу какую для своей трусости, собирающего мирские наслажде­ния. Поэтому и повелел Бог войсковому глашатаю сделать последнее воззвание открытое и неприкровенное: и да при­ложат, сказано,— книгочия глаголати к людем, и да рекут: кий человек страшлив, и слаб сердцем? да идет в дом свой, да не устрашит сердца брата своего, аки сердце свое (Втор. 20, 8). Почти прямо говорит он следующее: предан­ный земному, созидающий домы, насаждающий виноградник и побеждаемый удовольствиями плотоугодия

250

 

 

будет, без со­мнения, робким и бессильным; а таковой совершенно него­ден и будет во вред другим. Ибо тлят обычаи благи беседы злы (1 Кор. 15, 33), и легко пленяемый трусостию увлекает иногда к малодушию даже сильного и отважного. Посему-то и божественный Павел укорял некоторых, хотевших воспре­пятствовать ему отправиться в Иерусалим; ибо говорит: что творите, плачуще и сокрушающе ми сердце: аз бо не точию связан быти, но и умрети готов есмь за имя Господа наше­го Иисуса Христа (Деян. 21, 13). Должно заметить также, что и отказ званных на брак был таков: село купих, и,— жену поях и не могу приити (Лк. 14, 18 и 20). Так написано в евангельских притчах. Нетрудно увериться в этом, если тебе угодно, и из древних примеров.

П. Говори же, нимало не медля, ибо ты принесешь вели­кую пользу.

К. Итак, вот что читаем мы в книге Чисел: и посих воздвигошася людие от Асирофа, и ополчишася в пустыни Фарани. И рече Господь к Моисею, глаголя: поели от себе мужи, и да соглядают землю Ханаанску, юже Аз даю сыном Изра­илевым во одержание: мужа единого от племене, по сонмом отечеств их да послеши их, всякого старейшину от них. И посла я Моисей от пустыни Фарани глаголом Господним: вси мужи старейшины сынов Изра-

251

 

 

илевых (Чис. 13, 1-4). По исчислении же посланных по коленам и родам, и шедше, сказано далее, — соглядаша землю от пустыни Сип даже до Роова, до входов Емаф (13, 22). И немного потом: и приидоша до дебри гроздныя, и соглядаша ю, и урезаша оттуда ветвь, и гроздь винограда един на ней, и воздвигоша ю на жердь, и от шипков, и от смоквей. И место оно назваша, дебрь гроздная, грозда ради, его же урезаша от­туда сынове израильтестии. И возвратишася оттуду соглядавше землю по четыредесяти днех. И ходивше приидо­ша к Моисею и Аарону, и ко всему сонму сынов Израилевых в пустыню Фараню в Кадис: и поведоша им слово, и всему сонму, и показаша им плод земный, и поведаша ему, и рекоша: ходихом на землю, на нюже посылал еси нас, на землю кипящую млеком и медом, и сий плод ея. Кроме яко людие силъни зело, иже на ней живут, и гради утверждени ограж­дением и велицы зело, и род Енаков видехом тамо(13, 24­29). Замечаешь ли, как страшливые и весьма не смелые из обозревавших землю обетования открыто признали, что земля эта богата виноградом и тучна и обильна зрелыми плодами, но присоединяют ксему нечто и для устрашения, называя живущий там народ храбрым ш), говоря все о том, что города крепки и ограж-

ш) Θρασύ Так поставлено у св. Кирилла согласно с переводом LXX.

252

 

 

дены стенами, отнимая таким образом у Из­раиля надежду на завоевание и устрашениями приводя к малодушию?

П. Это так.

К. Но мудрые и отважные из них Халев и Иисус (На­вин) противостали пустословию их, говоря народу и боже­ственному Моисею: никакоже, но восходя взыдем, и приимем ю в наследие, яко преодолеем их (13, 31). Посланные же с ними не переставали утверждать, что израильтянам труд­но будет взять землю обетования. Затем сказано: и взем весь сонм, даде глас: и плакахуся людие всю нощь ту: и роптаху на Моисеа и Аарона вси сынове израильтестии, и рекоша к ним весь сонм: о дабы умерли быхом в земли Египетстей, или в пустыни сей да быхом умерли: и векую вво­дит нас Господь в землю сию, еже пасти на брани? Жены наша и дети наша будут в разграбление: ныне убо лучше есть нам возвратитися во Египет. И рече друг к другу: поставим себе старейшину, и возвратимся во Египет (14, 1-4). В такое-то жалкое состояние и малодушие впал весь сонм; и даже, когда Иисус Навин пытался было возвратить их к мужеству, и разорвал одежду, и высказывал бесчислен­ные похвалы земле, они не хотели ободриться, неразумным малодушием преогорчевая поборавшего по них Бога и соб­ственным силам предоставляя исполнение своей надежды. Посему-то

253

 

 

наконец Бог и поклялся, говоря: если щ) узрит кто либо из мужей сих землю, еюже кляхея отцем. их, разве Халев сын Иефонииин и Иисус Сын Навин (14, 23 и 30). Ужели еще сомнительно, что робкий, избегающий труда и маловерный губит вместе с собою и других, развращая их злыми беседами, и лишается наследия и надежды на Бога, а мужественный и сильный покоится в надежде и будет дру­гом Божиим?

П. Несомненно; потому что достаточно доказано.

К. И таким образом, как говорили мы вначале, кто пре­дан мирским удовольствиям, тот не способен стать в ряды воинства духовного.

П. И очень.

К. А я прибавил бы еще — ибо, я думаю, никак не следует упускать полезное, — что и недавно начавший упражняться в какой-либо добродетели еще неспособен к битве, но весьма легко может увлечься к греху.

П. Как же так?

К. Во Второзаконии написано: аще кто поймет жену внове, да

щ) Et. В переводе LXX, по общепринятой редакции его, здесь поставлено: ἦ μὴν οὐκ — истинно не, как переведено и в славянской Библии. Впрочем в чтении, приводимом у св. Кирилла, смысл тот же, как и в обыкновенном, именно, Бог как бы так говорит: если кто-нибудь из этих людей увидит землю обетованную, то клятва Моя будет нарушена.

254

 

 

не идет на брань, и да не наложится ему никая же вещь, неповинен будет в дому своем лето едино, да веселит жену свою, юже поял есть (24, 5). Но следует ли, Палладий, придерживаться одного прямого буквального смыс­ла? Неужели добротолюбивый Законодатель в самом деле заставляет сидеть дома человека, способного к войне, и не дозволяет приобретать похвалу, предоставляя ему увлекать­ся пустыми разговорами с женою и предпочитать необходи­мому плотоугодие?

П. Всего менее я могу согласиться, что такова была мысль Законодателя. Но здесь, как кажется, скрывается какой-ни­будь более правдоподобный смысл.

К. Итак, я повторю то, что сказал: муж, коснувшийся доб­родетели, но еще недостаточно утвердившийся в ней, легко может увлечься к противоположному.

П. Скажи, каким образом? Ибо я недостаточно постигаю это.

К. Соломон говорит в одном месте: нарцы премудрость сестру тебе быти, разум же знаем сотвори тебе (Прит. 7, 4). Мы как бы сродняемся с добродетелями, когда стараемся сколько возможно более приносить плодов в них: когда один, например, упражнением приобретает мудрость в знании, дру­гой кротость и тихость нрава, или и другое что-либо таковое избирает для исполнения. Итак, неужели

255

 

 

ум, только что начав­ший упражнение в сих добродетелях, способен выдержать ис­пытание и искушение? И разве тот, кто недавно лишь вступил в родство с премудростью ъ), если встретится с людьми, извра­щающими правое, не развратится скорее, нежели победит и избежит вреда от них, еще не будучи достаточно устойчивым и утвержденным в разуме?

П. Разумеется, так.

К. Разве не легко приходит в гнев человек, который хотя старается быть кротким, но еще недостаточно упражнялся в этом, — когда кто-либо раздражает его?

П. Я думаю так.

К. Испытанный же мудрец, вступая в борьбу с мудрыми, не противопоставляет ли мужественно их хитросплетениям правильные умозаключения?

П. Правда.

К. А укрепившийся в кротости не неподатлив ли на гнев, хотя бы кто когда и вызывал его на то?

П. Подтверждаю.

ъ) Здесь имеются в виду выше приведенные слова Писания: нарцы премудрость сестру тебе быти.

256

 

 

К. Итак, правильно говорит закон, прекрасно изобразив­ши добродетель, сожительствующую святым, как бы под ви­дом жены: аще кто поймет жену внове, да не идет на брань, и да не наложится ему никая же вещь: неповинен будет в дому своем лето едино, да веселит жену свою, юже поял есть (Втор. 24, 5). Он не допускает, чтобы обременяем был труда­ми и преследованиями тот, кто, так сказать, только что уста­новился и имеет еще неокрепшее стремление к добру, но как бы праздному и сидящему у себя дома, находящемуся в теп­ле, предоставляет соединяться с добродетслию узами любви. Мы найдем, что так поступили и святые Апостолы, которые к обращенным из язычников и недавно призванным к по­знанию Бога мудро пишут в послании: изволися бо Свято­му Духу и нам, ничтоже множае возложити вам тяготы, разве огребатисявам от блуда и удавленины и крове (Деян. 15, 28). Ибо предусмотрительно опустивши труднейшие из заповедей, они повелевают сохранять немногие и необходи­мые, зная неудобоносимость бремени страданий для тех, ко­торые лишь недавно приведены к богопочитанию. И тако­вым Бог всяческих прощает и гнев и вины, если бы даже они и пали но малодушию, проходя необычный путь трудов; ког­да же потом наводит Свой суд и подвергает движениям Сво­его гнева, то уже не тех,

257

 

 

которые немоществуют вследствие непривычки к трудам, а тех, которые более по своему произ­волу впадают в соблазн и изнеженность и весьма охотно предаются своей беспорядочности. Ибо не трудно ли дости­жима добродетель, и не стропотен ли путь к ней, и не по­требно ли решившемуся на исполнение ее трудиться с вели­ким усилием?

П. Согласен.

К. Но не было бы безрассудным, даже более: не было бы недостойным и неприличиым только что приведенных к сему состоянию руководить со снисходительностию (так как они еще не вполне утвердились в ревности, ходят как бы нетвер­дою стопою и еще страдают бессилием), а с опытным управ­ляться сурово, посредством наказаний а) и страха, привлекая его к перенесению страданий и обузданию себя, как бы по необходимости.

П. Ты рассуждаешь весьма хорошо.

К. Это дело представится ясным, если прообразовательно совершившееся у древних б) мы захотим расследовать обсто­ятельно. Ибо написано так: поят же Моисей сыны Израилевы от моря Чермнаго, и веде их в пустыню Сур:

а) Хотя в большей части кодексов переводимого творения св. Отца в настоящем случае поставлено: πόνοις (трудами), однако же, судя по смыслу, нужно признать более верным чтение кодекса Ватиканского, где стоит вместо этого: ποινας (наказаниями).

б) То есть в Ветхом Завете.

258

 

и идяху три дни в пустыни, и не обретаху воды пити. Приидоша же в Мерру, и не можаху пити воды от Мерры, горька бо бе: сего ради назвал имя месту тому, горесть. И роптаху людие на Моисеа, глаголюще: что пием? Возопи же Моисей ко Господу: и показа ему Господь древо, и вложи е в воду, и усладися вода (Исх. 15, 22-25). Не задолго перед тем поднявшись из земли Египетской и сбрасывая с себя тяжкое и неудобоносимое иго рабства, сыны Израилевы, по призванию Божию, спешили пере­правиться в давно обещанную отцам землю. Первое затрудне­ние на пути встречается им в недостатке воды, которой едва нашлось для долго томившихся жаждою, да и та была не без затруднения для пользования: горька бо бе, как написано. Но чрез вложение древа она изменяется в приятную и сладкую, после того как Бог показал божественному Моисею способ, как тут поступить. Посему, научаемые законом Божиим предпочти­тельно следовать Богу, избавляющему от рабства страстям, и освобождаться от насилия демонов, искушаемые должны тру­диться с великим усилием и возлагать на себя венец славы, измождая плотские вожделения подвижническими трудами и как бы некоего зверя укрощая жаждою и голодом необузданное движение страстей, постоянно направляющееся к наслаждению. Потому-то первая брань у нас, желающих

259

 

 

соблюдать воздержа­ние, — к плоти и тому, что от нее. И я не думаю, чтобы кто-либо мог иначе упражняться в добродетели. Итак, жажда, приклю­чившаяся древним в пустыне, была прообразом подвижниче­ских трудов, и телесное — начатком духовных упражнений. Да­лее обрати внимание на то, что израильтяне не тотчас же, с самого начала, бросаются в сражение (ибо не тотчас же пред­принимают брань против начал и властей (Еф. 6, 12) недавно начавшие вести борьбу со страстями и идти путем добродетели, так как находящиеся под испытанием не имеют еще довольно мужества и твердости), но испытываются в трудах борьбы про­тив плоти, между тем как Бог соразмеряет тяжесть труда с навыком испытуемых. Это, я думаю, и означают слова: искуше­ние вас не достиже точию человеческое: верен же Бог, иже не оставит вас искуситися паче еже можете, но сотворит со искушением и избытие, яко возмощи вам понести (1 Кор. 10, 13). Подвиги же ради добродетели, сами по себе весьма горькие, претворяет в приятные и сладкие Христос, Который называется и есть древо жизни. Ибо и Сам Он сказал в евангельских Писаниях: аще в суров древе сие творят, в су се что сделают (Лк. 23, 31), называя Себя Самого зеленеющим и доброцветным древом. Божественному Моисею древо показует Бог: ибо

260

 

 

один только Отец открывает Сына, поелику один Он и знает Его: никтоже весть, кто есть Сын, токмо Отец (Лк. 10, 22). Итак, во Христе, древе жизни, горькое становится сладким, неудобоносимое — выносимым, то, что по своей природе вредо­носно, — необходимым для жизни.

П. Каким же образом?

К. Если справедливо то, что труды, когда они очень горь­ки, изнуряют тело, а между тем душу делают причастною жизни вечной (как и Павел сказал где-то: егда немоществую, тогда силен есмь, 2 Кор. 12, 10; и еще: аще внешний наш человек тлеет, обаче внутренний обновляется по вся дни, 4, 16), то кто же захотел бы принимать на себя столь горькие труды, если бы не имел сладкой надежды во Христе?

П. Конечно, я думаю, никто.

К. Итак, посмотри (ибо нам необходимо, Палладий, привес­ти на память сказанное в начале) на Израиля, томившегося Жаждою в пустыне, ропщущего на премудрого Моисея и безна­казанно впадшего в такое малодушие. Он не вызвал суда и не подвергся последствиям гнева, хотя Бог и обычно наказывает повинных в этом, потому что только что начинающий упраж­няться в добродетели, пользуется помилованием, хотя бы он и падал; но не получает снисхождения тот, кто и по-

261

 

 

сле того обна­руживает крайнее малодушие и необузданное влечение к неле­пым пожеланиям. Так и в книге Чисел Священное Писание опять говорит о сынах Израилевых: и отъидоша от горы Гос­подни в путь трех дней: и кивот завета Господня предъидяше пред ними в путь трех дней, соглядати им стана. И бысть, егда воздвизаху кивот, и рече Моисей: востани Господи, и да разсыплются врази Твои, да бежат еси ненавидящии Тебе. И в поставлении (кивота) рече: возвращай Господи тысящи тем во Израили. И облак Господень бысть осеняющ над ними в день, егда воздвизахуся из полка. И быша людие ропщуще злая пред Господем: и слыша Господь, и разгневася гневом, и разгореся в них огнь от Господа, и потреби часть некую от полка. И возопиша людие к Моисею: и помолися Моисей к Господу, и преста огнь. И прозвася имя месту тому, запаление: яко разгореся в них огнь от Господа (10, 33— 11,3). И после того еще: и воздвигшеся от Ора горы путем, иже к морю Чермному, обыдоша землю Едомлю: и малодушествоваша людие на пути. И роптаху людие на Бога и на Моисеа, глаголюще: векую извел еси ны из земли Египетския убити в пустыни? яко несть хлеба ни воды: и душа наша негодует о хлебе сем тщем. И посла Господь на люди змиев умертвляющих, и угрызаху людей: и умроша люди мнози от сынов

262

 

 

Израилевых (21, 4-6). Итак, ты видишь, что огнем и змеями был истреблен народ ворчливый и ропщущий. Ибо в то время, когда одни сходят с горы Господней, в предшествии кивота, изыскива­ющего для них впереди место для отдохновения, и когда Мои­сей молился и ходатайствовал за них, а облак осенял их, другие, называя хлеб, посылаемый с неба, негодным, издавали весьма громкий вопль против Бога и Моисея. Вследствие сего одни по необходимости сделались пищею огня, а другие немедленно в) погибли от укушения ядовитых змей.

П. Что же должно заметить относительно того и другого места Писания? И что такое — гора Господня?

К. Горою Господнею, я думаю, называет Писание Синай, на которую сошел в виде огня Зиждитель всех, явился всему наро­ду, как написано (Исх. 19), и изрек законы для деятельности. Ибо тамо положи сынам Израилевым оправдания и суды (Исх. 15, 25). Но установителем сих законов и древле был Христос. Поэтому Он и называет данные чрез Моисея законы Своими словесами; ибо сказал: аминь глаголю вам: дондеже прейдет

в) Лучшие издатели предполагают в этом место слово ἀμελλητί (немедленно) вместо обычно стоящего в кодексах ἀμελητί (без попечения, беззаботно).

263

 

 

небо и земля, йота едина, или едина черта не прейдет от закона дондеже, вся будут. Небо и земля мимо идет, словеса же моя не мимо идут (Матф. 5, 18; 24, 35). Итак, оставим грубую оболочку истории, проникнем в тонкость заключающегося под нею духовного смысла. Подлинно, те, которые уже удостоились богосозерцания и богопознания, очами ума созерцали светлость Божественного естества, как бы на горе, то есть в чрезвычайном и недоступном величии (ибо слава и естество Божие выше всего), которые, так сказать, представляли самих себя Христу чрез веру, оказались внимательными к словам Его и обещали послушание (ибо так поступил тогда и Израиль, говоря: все, что сказал Господь Бог твой, сотворим и послушаем, Исх. 24, 3), — таковые будут пользоваться попечением, подобающим близким Ему, и удостоятся промышления, направленного к спасению их. Ибо Сам Бог будет для них вождем и защитником и пойдет впереди для отыскания им места успокоения. Потому-то. Хрис­тос первый, ради нас и за нас, противопоставил Себя древле побеждавшему сатане, прошедши пост и искушение в пусты­не, дабы мы имели покой, видя сатану побежденным, падшим и поверженным под ноги наши. Поэтому Он и говорил: в мире вы имеете скорбь, но дерзайте, яко аз победих мир (Иоан. 16, 33). И еще:

264

 

 

вот Я дал вам власть наступати на змию и на скорпию, и на всю силу вражию (Лк. 10, 19). Он первый ради нас и за нас, сразившись со смертию, разрушил ее держа­ву, нам же даровал успокоение, обновив нас в нетление. Он Первый вошел в рай, как устранивший «обращаемое оружие» (Быт. 3, 24), от нас же удалив грех, заграждавший вход в рай. Он Сам за нас заплатил долги наши: и язвою Его мы исцелехом, по написанному (Ис. 53, 5). Он первый восшел ко Отцу и Богу, обновляя нам путь на небо и предуготовляя горние обители как и сказал Он: пойду и уготовлю место вам (Иоан. 14, 2). Итак, в кивоте завета подлинно предызображен был Христос. Ибо устроен был оный из негниющих дерев и хранил в себе Божественный закон, который есть Слово Божие. Соответству­ющее сему таинство ты можешь увидеть во Христе; потому что Бог бе Слово (Иоан. 1, 1), в нетленном храме. Кивот предшество­вал израильтянам, усматривая для них место отдохновения: и нам предшествует Христос сказанным сейчас способом. И кро­ме того, исполняя служение посредника, Он является ходатаем и умилостивлением за нас пред Отцом подобно тому, как и Моисей древле, при поднятии с места кивота, говорил: востани Господи, и да разсыплются врази Твои, да бежат вси ненави­-

265

 

 

дящие Тебе, а при остановке его: возвращай, Господи, тысящи тем во Израили (Чис. 10, 34-35). Ибо, когда востал на помощь нашу Единородный, говоря древле гласом Псалмопевца: страсти ради нищих и воздыхания убогих ныне воскресну, глаголет Господь (Пс. 11, 6), тогда пали враги и обратились в бег­ство супостаты и вступившие в борьбу со славою Божествен­ною. Потому чтона кресте Он восторжествовал над началами и властями и Своею смертию упразднил князя века сего, по написанному (Иоан. 12, 31; 16, 11; Евр. 2, 14). Когда же Он как бы успокоился г), и привел к концу все домостроительство Вос­кресением из мертвых и восшествием на небо к Отцу, то всю обратил землю и тысячи тем соделал Своими поклонниками Когда вознесен буду от земли, — говорит Он,— вся привлеку к Себе (Иоан. 12, 32). Итак, молитва Моисея была прообразом ходатайства Христа, Который в образе человеческом молился и испрашивал нам от Бога и Отца все наилучшее, как говорит божественный Иоанн: ходатая имамы ко Отцу, Иисуса Хри­ста праведника. И той очищение есть о гресех наших, не о наших же точию, но и о всего мира

г) Καταπαύσας в соответствие (прообразовательное) поставлению на место кивота во время странствования евреев по пустыне, о каком поставлении у св. Отца было употреблено выражение, καταπαύσας.

266

 

 

(1 Ин. 2, 1-2). Кроме того, в Нем мы имеем еще и кивот покровителя, как это прикровенно разумеется в осеняющем облаке. Да слышит оправдываемый верою в Него сии слова: во дни солнце не ожжет тебе, ниже луна нощию (Пс. 120, 6). Некоторые же и относительно выра­жения в евангельской притче о распределении наград — мы понесли тяготу дне и вар (Матф. 20, 12) — говорят, если не ошибаюсь, что здесь под тяготою дняи варом разумеется чрез­вычайная и высшая сила для истребления, подобно огню, не­обузданных увлечений, а также, может быть, и искушений. Итак, Христос помощник и покровитель бысть нам во спасение(Исх. 15, 2). Когда же некоторые из удостоившихся богосозерцания, быв сами слушателями Божественных вещаний и чрез исповедание веры, так сказать, уже обещавшие благое послушание, уклонением к худшему отвергают предваряюще­го и водительствующего их, разумею Христа, Который забо­тится найти для них место успокоения д), предстательствует, как бы в качестве ходатая, и служит покровителем — что подразу­мевается прикровенно в образе облака, — тогда, подлинно тог­да, и вполне по справедливости, отдавая отчет в собственном своем неразумии, они потерпят

д) Ανάπαυσιν - упокоение, место покоя, место стоянки, в соответствие бывшему с израильтянами в пустыне.

267

 

 

жестокое наказание посред­ством огня. И в этом-то, я думаю, смысле сказал сам премуд­рый Павел: волею бо согрешающим нам по приятии разума истины, ктому о гресех не обретается жертва: страшно же некое чаяние суда, и огня ревность поясти хотящаго сопротивныя (Евр. 10, 26-27).

П. Итак, отвергшие, вследствие греха, все домостроитель­ство, во Христе умопредставляемое, будут пищею огня. Ропот же, как кажется, означает отступничество и нежелание вос­принимать совершенное чрез Него спасение, хотя они и вку­сили благодати и в опыте прошедшего имеют верный залог будущего.

К. Так именно. А другие, предавшись малодушию,. произ­води ли такой же вопль и попусту роптали на Бога и Моисея, называя негодным хлебом манну с неба, но такие погибали от змей. И оскорбляющие неблагодарностию Спасителя всех и Искупителя и ни во что ставящие благодать свободы, и сверх того охуждающие животворящее слово Его и дар Духа Свято­го, как бесполезный, подвергнутся у кущениям скверноубийцы дракона. Те же, которые не впали в столь нелепые грехопаде­ния, избегнут угрожающего злобе наказания и суда и одержат верх над врагами, на аспида и василиска наступят и поперут льва и змия (Пс. 90, 13). Итак, несомненно и засвидетельство­вано для нас самим делом, что опасно

268

 

 

быть легкомысленными и впадать в малодушие людям уже опытным в борьбе и не забо­тящимся о получении похвалы за труды и уже некоторым обра­зом привыкшим к подвигам ради добродетели.

П. Твердо доказано и истинно.

К. Эта речь подтвердила для нас ту мысль, что не только ропот на Бога богоненавистен и подлежит суду, но и самое малодушие заключает в себе как бы нарекание или недо­вольство благостию Спасителя, особенно если труды упот­реблены были еще незначительные; но что достойно про­клятия и чего нет хуже, — это любить распущенность и, имея возможность беспрепятственно наслаждаться Божественны­ми дарами и питаться свыше и чрез Духа Святого ниспосы­лаемыми словами, необузданно стремиться к тленным удо­вольствиям и удовлетворению нечистого плотолюбия. Ибо предпочтительное избрание худого есть явное оскорбление лучшего и спасительного, а предпочтение небесному земно­го, несмотря на то что последнее заключает в себе величай­шую гнусность, есть нечестивейшее решение ума. И по спра­ведливости о таковых едва не плачет пророк Исаия, говоря: горе глаголющим лукавое доброе и доброе лукавое, глаголю­щим горькое сладкое и сладкое горькое, полагающим тму свет и свет тму (Ис. 5, 20). А таким-то тяжким грехопаде­ниям, как мы увидим, и подпали израиль-

269

 

 

тяне. Ибо тотчас же после наказания, естественно последовавшего за ропотом, они стали недуговать похотью к самым постыдным делам: как бы презирая даруемое от Бога и нечестиво печалуясь на бла­га небесные, они тем самым необходимо раздражали против себя Судию, как написано: и общий народ иже в них похотеша похотением, и седше плакахуся сынове Израилевы, и рекоша: кто ны напитает мясы? Помянухом рыбы, яже ядохом в земли Египетстей туне, и огурцы, и дыни, и лук, и червленый лук, и чеснок: ныне же душа наша изсохла, ничтоже, точию манна пред очима нашима. И услыша, сказано, — Моисей плачущихся их в сонмех своих, коегождо их пред своими дверьми: и разгневася Господь гневом зело, и пред Моисеом бяше зло (Чис. 11, 4-6, 10). Ужели ты не признаешь достойным гнева Божественного и осуждения со стороны святых мужей то, когда даже люди, испытанные в трудах, нисходят до такого расслабления и бессилия в рас­суждении, что начинают страдать неудержимым желанием возвратиться к крайней нечистоте, и настолько ослабели к невоздержанности, что ребячески плачут о невозможности будто бы вынести сильный напор похотения?

П. Ты говоришь правильно.

К. Когда же премудрый Моисей недоумевал и приходил в сильное уныние и громко возо-

270

 

 

пил, что один он не в состоянии когда-либо сдержать народ столь изменчивый и легко перехо­дящий к сумасбродству и отступничеству, Бог указал ему му­жей, числом десять, в подвижники и помощники для попече­ния о народе, которых и отличил дарованием Святого Духа. Ибо они стали пророчествовать в стане. Моисею же говорит: и людем речеши: очиститеся на утрие, и снесте мяса, яко плакастеся пред Господем, глаголюще: кто ны напитает мясы? Яко добро нам бысть во Египте: и даст Господь вам мяса ясти, и снесте мяса. Не един день ясти будете мясо, ни два, ни пять дней, ни десять дней, ниже двадесятъ дней, до месяца дней ясти будете, дондеже изыдет из ноздрей ваших: и будет вам в мерзость е)\ яко не покористеся Госпо­ду, иже есть в вас, и плакастеся пред Ним, глаголюще: векую бе нам изыти из Египта? (Чис. 11, 18-20.) Особенно то огорчало Освободителя, что Израиль не помышлял и о самом рабстве и, ради мяс и зловоннейших овощей, за ничто считал труды, понесенные в Египте. И нас самих пылкие и острые ж) удовольствия часто заставляют считать сносным раб­ство диаволу и возлагать

е) Εἰς χολέραν собственно, в болезнь, сопровождаемую рвотой и поносом.

ж) Θερμαὶ καὶ δριμεῖαι — теплые и острые на вкус — в соответствие яствам, на отсутствие коих жаловались евреи в пустыне, именно* мяса вареного и овощей.

271

 

 

на себя ярмо греха ради тленных и земных пожеланий. Но как тогда Он давал есть мясо не один день, даже и не десять, а тридцать дней — чем означается продолжительность гнева на них: так и теперь неудержимо вдавшимся в мирские удовольствия Он попускает, по воле их, пользоваться даже плотскими удовольствиями, и пользовать­ся долгое время. Ибо так и говорится, что Он предаде, некото­рых в неискусен ум, творити неподобная (Рим. 1, 28). Но как для израильтян пища стала в мерзость, так и для любя­щих плотское и предпочитающих тленное и земное духовной манне, которая есть слово Божие, такое направление приведет к смерти. Этот-то смысл и имеет, я думаю, изречение: сеяй в плоть, от плоти пожнет истление (Гал. 6, 8). Освобождение же от этой болезни заключается в следующем: духом ходите и похоти плотския не совершайте. Плоть бовоинствует на духа, дух же на плоть: ибо сия друг другу противятся (Гал 5, 16-17). Так, если бы израильтяне захотели считать достаточ­ным удовольствие, поставляемое манною, которая есть духов­ный хлеб Ангелов и образ сладости, даруемой чрез Святого Духа, то не стали бы удовлетворять похоти плотской и не пожали бы от нее нетления. И вот явились выразительнейшие памятники того народа: тамо, — сказано, — погребоша людей похотевших (Чис.

272

 

 

11, 34), согласно с другим изречением: бу­дут в позор всякой плоти (Ис. 66, 24); а потерпевший оное народ назван похотевшим соответственно, как я думаю, тому, что сказано о некоторых: ихже слава в студе их (Флп. 3, 19). Ибо от греха и название, и нескончаемым позором за малодушие служит эта надгробная надпись над несчастно умершими и вместе знамением того, в чем они были повин­ны.

П. Правда.

К. Итак, поистине, избравшим для себя путь любоучения особенно надлежит избегать нетерпения в перенесении трудов, малодушного ропота и неблагодарного пустословия и не допус­кать осквернения себя, происходящего от испорченности и плотолюбия, что нечестивее всего другого. Ибо таковой колеблет­ся на обе стороны и имеет храмлющие голени рассудка, как написано: горе сердцам страшливым, и рукам ослабленным, и грешнику ходящу на две стези (Сир. 2, 12). Тем же, которые придают полное значение твердости в перенесении страданий и постоянству в терпении, должно, я думаю, приводить на па­мять слово Христа, Который говорит: аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне гря­дет (Матф. 16, 24), то есть, если кто хочет быть Моим учени­ком, тот пусть охотно идет путем одинаковых с Моими

273

 

 

страда­ний, пусть ходит как бы тою же стезею и любит ее. Потому что тогда он найдет себе успокоение и будет жить вместе со Мною. Этого Сам Он просил нам от Бога и Отца, говоря: хощу, да идеже еемь Аз, там и тии будут со Мною (Иоан. 17, 24). Впро­чем, мы пребываем со Христом и тогда, когда ходим по земле, но живем не плотски, а духовно и сами стараемся устроить себе обитель и место покоя, т. е. творить угодное Ему. Прооб­раз сего представлен тебе в книге Чисел. И в день, сказа­но, — в оньже поставися скиния, покры облак скинию, и доя свидения: от вечера же бяше, над скиниею аки вид огнен до заутрия. Тако бываше всегда: облак покрываше ю в день, и вид огнен нощию. И егда восхождаше облак от скинии, по сих воздвизахуся сынове Израилтестии: и на месте, на немже стояше облак, тамо ополчахуся сынове Израилевы. Повеле­нием Господним да ополчаются сынове Израилевы, и повеле­нием Господним да воздвизаются: во вся дни, в няже осеня­ет облак над скиниею, да ополчаются сынове Израилевы. И егда промедлит облак над скиниею дни многи, да стрегут сынове Израилтестии страну Господню, и да не воздвижутся. И будет егда покрыет облак дни числа над скиниею, гла­голом Господним да ополчаются, и повелением Господним да воздвижутся. И будет егда пребудет облак от вечера до заутрия, и аще воз-

274

 

 

двигнется облак заутра, да воздвигнут­ся днем или нощию, и аще воздвигнется облак, да пойдут. Или день или месяц дней умножит облак осеняющ над нею, да ополчатся сынове Израилевы, и да не воздвизаются: во отступлении его, воздвизахуся. Яко повелением Господним да ополчаются, и повелением Господним да воздвизаются: стражу Господню стрежаху по повелению Господню рукою Моисеовою (Чис. 9, 15-23). Когда воздвигаема была в пусты­не святая скиния, ее, как сказано, наполняло облако. Затем, касательно отправления и остановки израильтян вместе с нею, Бог дал подробнейшие наставления, повелевая с особенною тщательностию наблюдать время ее отправления, а склонным к лености указывая на опасность, угрожающую за несоблюде­ние сего. Так по буквальному изложению. Теперь рассмот­рим со стороны духовного смысла. Вместе с тем как воздвиг­лась и воссияла на земле истиннейшая скиния, то есть Цер­ковь, она исполнилась славы Христовой. Ибо не что иное как это, я думаю, означает покрытие облаком древней скинии. Итак, Христос исполнил Церковь славою Своею и для находящихся в неведении и заблуждении, для пребывающих как бы в ночи и во тьме, светит наподобие огня, возниспосылая на них ду­ховное просвещение, а тем, которые уже просвещены и имеют духовный день в сердце, дарует от Себя осе

275

 

 

нение и покров и напояет их духовною росою, то есть утешениями свыше чрез Духа Святого. Ибо это-то и есть то, что представлялось в Виде огня ночью и в виде облака днем. Потому что младенчествующим было нужно, очень нужно, просвещение и озарение, приводящее к богопознанию, а выше их стоящим и уже озарен­ным верою — покров и помощь, дабы они могли мужественно переносить жар настоящей жизни и тяготу дня. Ибо вси хотя­щий благочестно жити о Христе, гоними будут (2 Тим. 3, 12). С поднятием облака воздвигается и скиния, а с остановкою его останавливается; вместе с нею делали то же и израильтяне: это потому, что Церковь всюду следует за Христом и святой сонм верующих не отступает от Призывающего ко спасению.

П. Но какое можно разуметь у нас поднятие с места и остановку, в предшествии и под водительством Христа?

К. Различия в этих словах Писания, по моему мнению, нет; так как поднятие и остановка скинии вместе с облаком представляет нам собою как бы некоторое образное выраже­ние желания быть с Богом. Впрочем, направляя ум к возмож­но более тонким соображениям, скажем еще и то, что первое поднятие с места есть восхождение от неверия к вере, от незнания к познанию и от не-

276

 

 

ведения того, кто по естеству и истинно есть Бог, к ясному ведению Владыки и Творца всего. Второе же, следующее за тем и приносящее пользу поднятие есть восхождение от испорченности и развращения к жела­нию и думать и делать сколько возможно лучше. А третье, предпочтительнейшее в сравнении с предыдущим и более славное, есть восхождение от недостатков к совершенству в дей­ствиях и учении. Разве не постепенно мы идем к духовному возрастанию во Христе, стремясь прийти в мужа совершенна и достигнуть в меру возраста исполнения Его (Еф. 4, 13)? Об этом-то, может быть, и вещает нам голос божественного Павла: задняя убо забывая, в предняя же простирался, со усердием гоню к почести вышняго звания (Флп. 3, 13-14). Восходя же мысленно от незнания к познанию, от неведения к разумению, от неверия к вере и постоянно преуспевая в добродетелях, разве мы не переносимся с места на место? А переходя от одного какого-либо расположения или навыка к другому, разве не уподобляемся обыкновенным путникам?

П. Понимаю, что ты говоришь.

К. Но ни выхода из состояния испорченности, ни достиже­ния лучшего и пребывания в нем каким бы то ни было спосо­бом никто не мог бы иметь без участия и водительства Христа, почему Он и святым ученикам Сво-

277

 

 

им говорил: без Мене не можете творити ничесоже (Иоан. 15, 5). Итак, тогдашнее подня­тие с места в одно время с движением облака и остановка вместе с остановкой облака прикровенно означает быть с Бо­гом и делать все с Ним. Впрочем, повелением Господним, — сказано, да воздвизаются (Чис. 9, 23). Это, я думаю, означает, что почитающие необходимым следовать за Христом имеют нужду также и в слове, возбуждающем к мужеству и благоуст­роению себя, приличествующему святым. Ибо вся,  сказано, благообразно и по чипу да бывают(1 Кор. 14, 40). Образом того же служит и написанное далее. Ибо так сказал Бог священнотаиннику Моисею: сотвори себе две трубы кованы: сребряны сотвори я, и будут тебе на созвание сонма, и возставляти полки. И да вострубиши ими, и да соберется весь сонм пред двери скинии свидения. Аще же единою трубою востру­бят, да приидут к тебе вси князи и тысященачалышки Израилтестии. И вострубите в знамение, и воздвигнутся полцы ополчающиися па востоки: и вострубите в знамение второе, и воздвигнутся полцы ополчающиися от юга: и вострубите в знамение третие, и да воздвигнутся полцы ополчающиися от моря: и вострубите в знамение четвертое, и воздвигнутся полцы ополчающиися от севера: знамением да вострубят в воздвижение их. И егда соберете сонм, вострубите не в знамение.

278

 

 

И сынове Аарони жерцы да вострубят трубами: и да будет вам законно вечно в роды ваша (Чис. 10, 2-8). .

П. Что же, скажи теперь, означают две трубы и различие знамений? Также, почему Бог повелел сделать трубы кованые и из серебра?

К. Две трубы: это потому, что увещательная проповедь в церквах — двоякого рода. Одна приводит уверовавших к правомыслию в учении и изобличает во лжи слово развращенных, каково, например, было слово возбраняющих женитися и не­сообразно учивших удалятися от брашен, яже Бог сотвори в снедение верным (1 Тим. 4, 3). К таким я причислил бы также и учителей иудейских, которые, отвергнув одобренное и утвержденное законом Божественным, как устарелое, и считая его совершенно незначительным, повелевали руководимым ими успокаиваться на их собственных учениях и на заповедях человеческих. А иные некоторые неразумно учили оправдан­ным верою обрезываться, да в чужой плоти похвалятся, по Написанному (Гал. 6, 13). Но о них сказано было: вне псы, вне злые делатели (Апок. 22, 15; Флп. 3, 2). Другого же рода проповедь приводит к нравственному исправлению и проясня­ет путь жизни во Христе. Серебряные же трубы собственною природою вещества, из которого сделаны, превосходно указыва­ют нам на светлость и особенную чистоту того и дру-

279

 

 

гого рода проповеди. Сказано: звуком труб пусть созывается народ к скинии (Чис. 10, 3): это потому, что проповедию созываются в церкви те, которые живут как бы в кущах своих. Тех же, кото­рые сходятся сюда, мы и увещеваем восходить от постыднейше­го к подобающему освященным и прекрасно научаем перехо­дить от дурного к хорошему. Разве слово не приводит уступчи­вого и истинного любителя жизни во Христе к правомыслию в учении и нравственному исправлению?

П. Подтверждаю.

К. Итак, две трубы собирают народ к скинии. Аще же еди­ною трубою вострубят, сказано, — да приидут к тебе еси князи и тысященачальники израилтестии (Чис. 10, 4). Так как нуждаются, полагаю я, в увещании и возбуждении даже совершеннейшие по духовному состоянию, хотя и не в такой степени, в какой имеет нужду большинство остальных: поэтому-то всех других с трудом созывают две трубы, а избранных созывает одна. Это потому, что для мудрого достаточно немно­гого, чтобы он, взяв это за повод к дальнейшему, приложил и остальное согласно изречению: даждъ премудрому вину, и пре­мудрейший будет: сказуй праведному, и приложит приимати (Притч. 9, 9). Затем Бог повелел наблюдать четыре различия знамений (Чис. 10, 5-6),

280

 

 

чтобы по ним снаряжались и воздвига­лись полки, находившиеся к востоку и западу, к северу и югу. Этим, я думаю, означаются для нас четыре книги Евангелий, посредством которых весь мир руководится к познанию вероу­чения и нравственности. Впрочем, если бы при дальнейшем размышлении можно было сказать нечто другое, то мы нисколь­ко не замедлим, считая приобретение полезного более ценным, нежели сон и отягчение. Так мы найдем в этом четыре различ­ных вида нашей проповеди, при помощи которых весь мир может повести жизнь превосходнейшую и поистине славную. Один и самый первый вид тот, посредством которого к позна­нию истины и восприятию света Божественного мы обыкновен­но призываем служивших твари вместо Творца (Рим. 1, 25) и по неведению говорящих древу: отец мой еси ты, и камени: ты мя родил еси, как говорил пророк (Иер. 2, 27). Остальные же три вида проповеди по справедливости относятся к уверо­вавшим уже. И Спаситель учил о трех различных видах жизни и поведения, когда говорил в притче, что брошенные на добрую землю семена произвели плод, ово убо сто, ово же шестьде­сят, ово же тридесят (Матф. 13, 8). Посему для каждого из них есть особо приличествующее ему слово. Ибо неправильно по­ступили бы мы, если бы неосмотрительно одною и тою же про-

281

 

 

поведию думали принести пользу как тем, которые, сочетав­шись законным браком, разделили свою привязанность между Богом и миром, так и тем, которые избрали превосходнейшую и подвижническую жизнь, или приличествующую священству: но первым мы скажем: привязался ли еси жене, не ищи разрешения: отрешился ли еси жены, не ищи жены (1 Кор. 7, 27) или иное что-нибудь, что приличествует думать и делать вступившим в брак; подвижникам же и навыкшим в терпении: умертвите уды ваша, яже на земли, блуд, нечистоту, страсть, похоть злую (Кол. 3, 5), и еще: недостойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явитися в нас (Рим. 8, 18). Призванным же к священству: устне иереовы сохранят разум, и закона взыщут от уст его (Мал. 2, 7), а равно и то, что внушает премудрый Павел Тимофею в своих Пославших к нему. Разве приведенные места Писания отступают от того, что прилично, и ведут к тому, что неправо?

П. Никаким образом.                                                ·

К. Заметь еще и то, что Бог повелевает употреблять трубы только получившим жребий священства, предоставив чрез то, как я думаю, одним учителям народов и посвященным во свя­щенство слово тайноводственное и возбуждающее к желанию добродетели. Поэтому-то, я думаю, говорит Он к Моисею: со­тво-

282

 

 

ри себе две трубы (Чис. 10, 2), — и, утверждая это дело как бы печатью закона, прибавляет: и сынове Аарони жерцы да вострубят трубами: и да будет вам законно вечно в роды ваша (10,8).

П. Итак, виды знамений мы примем в значении различ­ного рода наставлений, приличествующих тому или другому роду похвально живущих, а поднятие и остановку израиль­тян вместе с облаком — в значении духовного споследования Христу и упокоения с Ним.

К. Ты справедливо говоришь; и в этом мнении убедит нас слово пророка, которое гласит так: и ныне Израиль, чесого Господь Бог ищет от тебе, разве еже творити суд и любити милость, и готову быти еже ходити с Господем Богом твоим? (Мих. 6, 8.)

П. Что ходити с Господем Богом твоим есть дело пре~ красное и всякого достойное и за мужество обогащает сла­вою, это может ли быть для кого не ясно? Но я бы желал, чтобы ты объяснил мне, что значит: готову быти?

К. Отчего же нет? Это значит: со всею готовностию стре­миться к тому, чтобы мыслить и поступать угодно Богу, когда это так удобно для нас, и ничто этому не препятствует и не отвлекаете неискусен ум (Рим. 1, 28); это, я думаю, и значат слова: готову быти еже ходити с Богом.

283

 

 

П. За кого же вообще будем мы считать желающих следо­вать Богу, но еще не от всей души готовых на это дело, но падающих по причине бессилия и отказывающихся от того, что требует усилий?

К. Для тех, которые отличаются медлительностию и едва доходят до желания мыслить угодное Богу, не прилепились всем помышлением своим к жизни, приличествующей святым, которые лишь малую долю присущего им старания и усердия уделяют для любви к Богу, все же остальное решились беспо­щадно и открыто расточать на развлечения настоящей жизни, на бесполезные труды и тяжкие заботы, — для таковых обра­зом служат сыны Рувима и Гада, о которых в книге Чисел написано следующее: и скота множество бяше сыном Рувимлим и сыном Гадовым, много зело. И видеша страну Иазирову, и страну Галаадову, и бяше место, место скотно. И пришедше сынове Рувимли, и сынове Гадовы, рекоша к Моисею и ко Елеазару жерцу, и ко князем сойма, глаголюще: Атароф и Девон, и Иазир и Намра, и Есевон и Елеали, и Севама, и Навав и Веан, земля, юже предаде Господь пред сыны Израилевыми, земля скотопитательна есть, рабом же твоим скот есть. И реша: аще обретохом благодать пред тобою, да дастся нам земля сия рабом твоим во одержание, и не преводи нас чрез Иордан. И рече Моисей сыном Гадовым и сы-

284

 

 

ном Рувимлим: братия ваша пойдут нα брань и вы ли сядете ту? И векую развращаете сердце сынов Израиле­вых, не прейти на землю, юже дает Господь им? (Чис. 32, 1-7.) Затем, присоединив к сказанному укоризну отцам их за неповиновение и указав на наказание, постигшее их за это, ибо изомроша в пустыни,как сказано о них (Нав, 5, 4), не увидев, так сказать, земли обетования, он прибавляет еще: и се востаете вместо отец ваших, сокрушение человек греш­ников, приложити еще к ярости гнева Господня на Израи­ля: яко отвратистеся от Него, приложити еще оставити его в пустыни, и возбеззаконнуете на весь сонм сей. И приидоша к нему и глаголаша: ограды овцам да соградим зде скотом своим, и грады имениям нашим. И мы вооружени пойдем на стражбу первии сыном Израилевым, дондеже вве­дем я в место их: и да вселятся имения наша во градех утвержденных ради живущих на земли. Не возвратимся в домы наша, дондеже разделятся сынове Израилтестии, кийждо в наследие свое: и ктому не наследим в них об ону страну Иордана и далее, яко прияхом жребия наша сию страну Иордана на востоки (Чис. 32, 14-19). Видишь от­сюда, что ради пастбищ и хлевов для скота, из-за любви к женам и детям, эти люди совсем не хотели перейти Иордан, но решались вовсе отказаться от войны и битв и не захотели участвовать вмес-

285

 

 

те с другими в славе и надежде на будущие блага: им казалось самым лучшим и вожделенным остаться, не омочив, так сказать, ноги в водах Иордана. Когда же Мо­исей стал укорять их и внушать, как страшно пренебрежение к гневу Божию, только тогда едва дают они обещание перей­ти вместе с другими Иордан и принять участие в трудах войны и битв, но не с тем, чтобы участвовать с прочими и в разделе земли по ту сторону Иордана, так как уже имели или удерживали участок по сию сторону. Таковыми оказы­ваются некоторые по образу жизни: будучи подавлены забо­тами о настоящей жизни и как бы все сердце своеотдавая помышлению о земном, они едва уделяют самое малое попе­чению о необходимом, а о том, что относится до Бога, не заботятся; мнози бо, сказано, — звани, мало же избранных (Матф. 20, 16). Относясь к числу званных только по вере, но не будучи еще в числе избранных вследствие удобопреклонности их к удовольствию, медлительные и весьма нере­шительные даже относительно самой благодати святого кре­щения, они боятся принять труды ради славы Божией и сво­его собственного блага, как прилично святым, и вместе с искренними Божиими подвергаться гонениям, хотя бы к тому и представлялось благоприятное время. Только тогда, когда начинает укорять их Божественный закон или угрожать гнев Божий, они

286

 

 

идут, и то нерешительно, к спасительному креще­нию и вместе с избранными принимают участие в трудах, вме­сте с ними постясь, только более умеренно, или даже соревнуют им, когда церкви подвергаются нападениям, однако еще не дошли до убеждения презирать мирское, но возвращаются к земным удовольствиям и наслаждениям, как бы к собственно­му и назначенному им уделу. Поэтому-то Христос говорил любителям правоты и ревновавшим всего более о благочес­тии: внемлите, да не когда отягчают сердца ваша заботами и печальми житейскими (Лк. 21, 34). Разве ты не признаешь этого дела опасным?

П. Признаю; как же иначе?

К. Направь же теперь проницательное око ума в глубину написанного, и ты весьма удивишься красоте образа.

П. Каким образом?

К. Обнаружившие равнодушие в отношении превосход­нейшего из-за пастбищ для скота, из-за детей и жен, хлевов и построек были Рувим и Гад.

П. Так что ж из этого?

К. Тот был первородным сыном Иакова, а этот родился от рабыни Зелфы.

П. Правда.

К. Итак, первородные по вере и званные те, которые полу­чили от Бога, насколько возможно для них, по благодати из­бранный жребий, не

287

 

 

оказались любителями свободы, вслед­ствие преобладающей в них наклонности к постыдному. Церковию же первородных на небесех написанных, говорим мы, названы оправданные верою (Евр. 12, 23); по первородный нелюбитель свободы является скорее сообщником и едино­мышленником тех, которые предают себя позору рабства з).

П. Ты превосходно сказал.

К. Но так как мое слово уже приближается к берегу и, так сказать, бросает канаты, то прилично сказать и напомнить еще раз, что должно быть мужественным в стремлении к тому, что служит на пользу, и признавать труды подвигом в добродете­ли, и верить, что один Бог спасает и дарует силу побороть восстающих против нас, хотя бы они и превосходили нас сила­ми. А что мы употребляем усилия не бесполезные, перенося труды ради добродетели, этому научит нас Моисей, говоря во Второзаконии: и да помянеши весь путь, имже проведе тебе Господь Бог твой в пустыни, да озлобит тя и искусит тя, и уразумеются яже

з) Мысль св. Отца такова: Рувим и Гад, отказавшись от участия в общем наследии, были: первородный сын Иакова и сын рабыни. В приложении к нравственному состоянию христианина это значит, что одно преимущество первородства по вере не спасает человека, если не соединяется с духовною свободою. Свобода же христианская, о которой идет здесь речь, есть положительное направление воли к добру, а рабство — ее направление отрицательное, наклонность ко греху.

288

 

 

в сердце твоем, аще сохраниши заповеди Его, или ни (Втор. 8, 2) Не дозволяет он также и недуговать малодушною боязливостию тем, которые очень хорошо видят руку защищающего их. А в другом месте оп пишет так: аще же речеши во уме твоем: яко язык сей множае паче мене, како возмогу аз потребити я? Не убоишися их: памятию да помянеши, елика сотвори Господь Бог твой фараону и всем египтяном, искушения великая, яже видеста очи твои, зна­мения она и чудеса великая, руку крепкую, и мышцу высо­кую, якоже изведе тя Господь Бог твой: тако сотворит Господь Бог ваш всем языком, ихже ты боишися от лица их (Втор. 7, 17-19).

289


Страница сгенерирована за 0.13 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.