Поиск авторов по алфавиту

Автор:Кирилл Александрийский, святитель

КНИГА 2. О том, что невозможно избежать смерти, от греха происходящей, и власти диавола иначе, как только чрез освящение, совершаемое Христом, и что не в законе оправдание, а во Христе

Итак, основательное рассуждение показало нам, Палла­дий, что это дело и славное и полезное — тщательно удалять­ся от того, что вредно по своей природе, и неуклонно стре­миться к тому, чтобы сделаться рабами Божиими.

Палладий. Так точно.

Кирилл. И мы с уверенностью утверждаем, что нам над­лежит, всячески удаляясь от постыдного, искать лучшего.

П. Конечно так.

К. Мы нашли потом, что надобно, как можно дальше уходя от любви к удовольствиям мирской жизни и соединен­ного с ними смятения, спешить приносить жертву Богу и, расположением духа находясь как бы в пустыне, совершать служение Ему спокойное и чистое, чуждое скверны, прекрас­ное и приятное.

П. Так мы нашли.

К. И не было ли показано бесчисленным мно-

85

 

 

жеством при­меров, что, когда сатана по своему властолюбию заключил нас под свою власть и хотел удержать у себя, Божественный закон призвал нас к достоинству свободы, противополагая его мерзостям наставление в прекрасных делах и детоводительствуя нас к лучшему?

П. Правда.

К. Итак, податель спасения и виновник всего нашего бла­годенствия есть Бог, указующий нам путь к сближению с ним при посредстве Христа. Сего посредничества Христова не есть ли образ, и притом весьма ясный, посредничество Моисея?

П. Как же именно?

К. Божественный Моисей освободил Израиля от раб­ства плотского, избавил его от трудов над выделкою кирпи­чей и от земляных работ и, как бы находясь в средине между Богом и людьми, передавал им горние глаголы. Господь же наш Иисус Христос, прелагая в истину то, что существовало как бы в образе и тенях, изъемлет нас из умственного раб­ства, устранив владычествовавший прежде над нами грех и поколебав силу диавола. Он убеждает тех, которые считают долгом последование Ему, оставить земной образ мыслей и заботу о плотском, как бы преобразует это расположение духа в стремление к добродетели и вполне ясно возвещает нам волю Бога

86

 

 

и Отца. Посему-то и сказал Он: слова, которые Я говорю, не суть Мои, но пославшего Мя (Ии. 14, 24). И еще: Я не от Себя говорю, но пославый Мя Отец, Той Мне запо­ведь даде, что реку и что возглаголю (Иоан. 12, 49), И сам Моисей в своих делах видел образ и подобие посредниче­ства Христова, когда говорил сынам Израилевым: пророка от братии твоея, якоже мене, возставит тебе Господь Бог твой, того послушайте по всему, елико просил еси от Господа Бога твоего в Хориве в день собрания (Втор. 18, 15-16). Таким образом, то, что совершено чрез Моисея, и сила его посредничества было образом и подобием; но го­раздо неизреченнее способ посредничества во Христе. Ибо тот был служителем закона и тени и передавателем вышне­го детоводительства, а Христос, как Владыка закона и проро­ков, законополагает угодное Ему и стал посредником в силу того, что в Нем божество и человечество сближаются и как бы сходятся в одно, так как во Христе мыслится вместе то и другое. И Моисей убо верен бе во всем дому Его, якоже слуга: Христос же, якоже Сын в дому Своем: Его же дом мы есмы (Евр. 3, 5-6), мы, приведенные чрез веру в Него к истинной свободе. Итак, несомненно, что священноучитель Моисей — посредник плотской свободы, буквы и тени; Гос­подь же наш Иисус Христос есть виновник того, что выше зако-

87

 

 

на, и дарует свободу несравненно лучшую плотской, то есть свободу духовную. Посему-то и сказал Он освобожден­ным по плоти сынам Израилевым: аще вы пребудете во словеси Моем, воистинну ученицы Мои будете и уразумее­те истину, и истина свободит вы (Ин. 8, 31-32). И еще: всяк, творяй грех, раб есть греха. Раб же не пребывает в дому во век: сын пребывает во век. Аще убо Сын вы свободит, воистинну свободны будете (8, 34-36).

П. Ты сказал весьма хорошо.

К. После этого мы должны хвалиться не плотской сла­вой, но славою духовною и праведностию во Христе, а не в законе. Ибо если пребывание во грехе есть рабство, а закон нисколько не оправдывает, но, напротив, осуждает и обвиня­ет преступающих его; то не для каждого ли ясно, что всякое оправдание во Христе, что чрез Него и в Нем силою освяще­ния достигается духовное совершенство? И премудрый Павел пишет: не стыжуся бо благовествованием Христовым: сила бо Божия есть во спасение всякому верующему, иудеови же прежде и еллину. Правда бо Божия в нем является от веры в веру, якоже есть писано: праведный же от веры жив будет (Рим. 1, 16 — 17). Он же в следующих словах изображает бес­полезность и бессилие древнего закона: а яко в законе никтоже оправдается от Бога, яве, яко праведный от веры жив будет. За-

88

 

 

кон же несть от веры: не сотворивый та человек, жив будет в них (Гал. 3, 11-12). Таким образом, верою во Христе мы оправдываемся и освобождаемся от рабства духов­ного.

П. Так закон бесполезен?

К. Не то я говорю; не напрасно же закон провозвещен; он дан в помощь, как написано. В самом деле, по отношению к детоводигельству, к познанию греховности и к тому, чтобы мы могли усвоить простейшие начала провещаний Божиих (Евр. 5, 12), как же не считать его полезным? Но он бессилен для очищения от греха и для приведения к освящению. И божественный Павел сказал нам: вемы же, яко елика закон глаголет, сущим в законе глаголет: да всяка уста заградятся, и повинен будет весь мир Богови. Зане от дел закона не оправдится всяка плоть пред Ним: законом бо познание гре­ха (Рим. 3, 19. 20). Итак, закон способен указать грех, но не приводит к похвалам добродетели. И действительно, сказать, например: не любодействуй, не прелюбодействуй, не укради (Исх. 20, 14-15), не преступай клятвы и все подобное это­му, — свойственно было закону, как указывающему виды по­рочности и удаляющему нечистоту, но не вносящему позна­ния добродетели и не сообщающему слушателям яснейшего ведения непорочной жизни. Ибо, но моему мнению, не-

89

 

 

ра­зумно в числе правил совершеннейшего образа жизни пред­лагать то, что не должно совершать постыдного. Напротив, я считаю весьма справедливым, что нам разве в том только случае следует получить похвальный отзыв во всех отноше­ниях, если мы, отбросив и прогнав зло и оставивши как бы внизу пребывание в порочности и гнусной нечистоте, взой­дем на самую высоту добродетели. Господь наш Иисус Хри­стос говорит: истинно, истинно глаголю вам: яко аще не из­будет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидете в Царствие Небесное (Матф. 5, 20). Ты, конечно, понимаешь, что Спаситель заповедал восприять праведность, которая выше законной; и мудрый Павел, зная, что это дело прекрас­ное, пишет: аще кто ин мнит надеятися во плоти, аз паче. Обрезан осмидневно, от рода Израилева, колена Вениами­нова, евреин от еврей, по закону фарисей, по ревности гоних церковь, по правде законней быв непорочен. Но яже ми бяху приобретения, сия вмених Христа ради тщету. Но убо вменяю вся тщету быти за превосходящее разумение Христа Иисуса Господа моего, Егоже ради всех отщетихся: и вменяю вся уметы быти, да Христа приобрящу, и обрящуся в нем, не имый моея правды, яже от закона, по яже верою Христовою (Филип. 3, 4-9).      

П. Понимаю, потому что сказано ясно; однако вот что скажи: если древний закон недостато-

90

 

 

чен был для усовершения, то почему же не с самого начала провозвещено было нам оправдание чрез веру и освящение посредством ее?

К. Потому, друг, сказал бы я, что естественно быть омы­ваемым грязному, очищаемым оскверненному и просветляе­мым омраченному. Я думаю, прилично, по слову Спасителя, исцелять расслабленное, и призывать к покаянию не освя­щенных, но обремененных прегрешениями (Матф. 9, 12-13). Не необходимо ли было, чтобы призываемые к прощению были наперед осуждены и чтобы они освобождены были пос­ле того, как подверглись опасности по присущей им слабос­ти? Поэтому надлежало, чтобы сначала явился указатель гре­ха закон, как бы некоторый обличитель и строгий обвинитель всеобщей немощи, так, чтобы сделалось для пас попятным величие Божественной благости, явленной чрез Христа. Ибо где или как могла иметь место благодать прощения, если бы ей не предшествовало обвинение? Если, соблюдая краткость речи, нам нужно обратиться и к некоторым древним пове­ствованиям, то я укажу на Авраама, которому Бог даровал обетование благодати чрез веру, и так как он был в числе первых помилованных, то на нем именно Он явил, что про­щение, даруемое благостию Божиею, выше закона. Ибо на­писано, что верова Авраам Богу, и вменися ему в правду (Быт. 15, 6). Кроме того и Павел свидетельствует, говоря: како убо вменися ему?

91

 

 

во обрезании ли сущу, или в необрезании? не во обрезании, но в необрезании. И знамение прият обрезания, печать правды веры, яже в необрезании (Рим. 4, 10-11). Он слышал Бога, ясно говорящего, что благословят­ся о тебе все пароды (Быт. 12, 3). Это о тебе может значить: по подобию твоему. Так именно понимает это Павел и гово­рит: предувидевше же писание, яко от веры оправдает языки Бог, прежде благовествова Аврааму: яко благословятся о тебе вси языци. Темже сущии от веры благословятся с верным Авраамом (Гал. 3, 8-9). Итак, обрезание есть знамение веры, сущей в необрезании, Авраам оправдан не делами закона, и похвала веры оказывается выше плотского обрезания, потому что он назван был другом Божиим.

П. Естественно теперь мне прийти в недоумение относи­тельно того, отчего произошло это замедление освящения чрез веру? Почему знак как бы на первом месте, а высшее как будто на втором?

К. Да не говорили ли мы сейчас, что это было делом удивительного и неизреченного искусства, что осуждающий закон предшествовал во времени оправдывающей вере? Не во тьме ли светит свет (Ип. 1, 5) и сила не в немощи ли соверша­ется (2 Кор. 12, 9), по Писанию?

П. Хорошо говоришь.

К. Итак, закон привниде, да умножится пре-

92

 

 

грешение; ибо где нет закона, там нет и преступления (Рим. 5, 20). И каким образом возможно было бы знать о прощении пре­ступления и расположения к нему, если бы закон наперед не осуждал нас? Что сказанное мною истинно и что рассужде­ние мое об этом предмете не слабо или нелепо, это подтвердил Павел, говоря, что закон преступлений ради приложися, дондеже приидет семя, ему же обетовася, вчинен Ангелы (Гал. 3, 19). Будучи весьма мудр, Павел старается заранее пресечьимеющие возникнуть когда-нибудь у некоторых хитрословия и сомнения. Ибо естественно было некоторым негодо­вать на замедление оправдания верою и говорить, что пред­варительное прившествие закона было отменою древнего обетования. Посему он говорит: закон ли убо противу обе­тованием Божиим? да не будет. Аще бо дан бысть закон могий оживити, воистину от закона бы была правда. Но затвори писание всех под грехом, да обетование от веры Иисус Христовы дастся верующим. Прежде же пришествия веры под законом стрегоми бехом затворени в хотящую веру открытися. Темже закон пестун нам бысть во Хрис­та, да от веры оправдимся. Пришедшей же вере, уже не под пестуном есмы. Вси бо вы сынове Божии есте верою о Христе Иисусе (Гал. 3, 21-26). То же недоумение он весьма хорошо разъясняет, присовокупив: сие же глаголю, завета предутвержден-

93

 

 

наго от Бога, бывый по летех четыреста и тридесятих закон не отметает, во еже разорити обето­вание. Аще бо от закона наследие, не ктому уже от обето­вания: Аврааму же обетованием дарова Бог (3, 17-18). Та­ким образом закон, заключивши нас в грех, сделался для нас детоводителем ко Христу, ибо Христос есть цель закона и пророков. Посему и сказал Он неверовавшим в него иудеям: аще бысте веровали Моисеови, веровали бысте убо и Мне: о Мне бо той писа (Иоан. 5, 46). Значит, мы оправдываемся не делами закона, а, напротив, верою во Христа. Елицы бо от дел закона суть, под клятвою суть: писано бо есть: про­клят всяк, иже не пребудет во всех писанных в книзе за­конней, яко творити я. Но Христос искупил есть всех от клятвы законныя, быв по нас клятва. Писано &о есть: про­клят всяк висяй на древе. Да в языцех благословение Авраамле будет о Христе Иисусе да обетование Духа приимем верою (Гал. 3, 10 и 13-14).

П. Но, почтеннейший, если угодно, перейдем теперь луч­ше к чему-нибудь другому, что полезно знать; о законе же и Домостроительстве посредством его довольно и этого.

К. Так скажи же, что и для тебя самого приятно, да и для Моего слова не очень недоступно.

П. Мое недоумение не очень трудно и не недоступно Для разрешения; и я думаю, что иско-

94

 

 

мое можно постигнуть и даже весьма легко, если Христос ниспошлет нам Боже­ственный свет. Итак, ведь мы, после того как приняли оп­равдание в вере и устранили служение в тенях и образах, будем чтить Бога не кровавыми приношениями?

К. Конечно; ибо написано: чти Господа от праведных твоих трудов, и начатки давай Ему от твоих плодов правды (Притч. 3, 9); таковыми бо жертвами благоугождается Бог (Евр. 13, 16), по словам святых.

П. Итак, безрассудно заботиться о принесении в жертву волов и исполнять предписания древней заповеди; ибо закла­ние овец и ладан, кроме того печения и крупчатая мука, поли­тая маслом, горлицы и голуби — это жертвоприношения, свой­ственные богопочитанию того времени. Но почему же, скажи мне, с самого начала это не было отвергнуто, а только теперь Бог законополагает то, что Ему приятно, и открывает нам образы духовной жертвы?

К. Так разве ты думаешь и осмеливаешься сказать, что Бог сначала неправильно постановил и, как бы уклонившись ошибочно от совершеннейшего блага, с трудом мог изыскать лучшее? Или сначала избрал существующее как бы в тенях, как показавшееся Ему достаточным, а потом подвергся ка­кой-то свойственной нам страсти к новизне и потому принял дру-

95

 

 

гое решение и установил для нас новый образ богопочитания, прежде неизвестный?

П. Нисколько; по-моему это бессмыслица. Я и не поду­маю, чтобы Ему была присуща возможность ошибиться хотя бы в чем-нибудь; а мне только весьма приятно узнать, но какому побуждению Он узаконяет для земнородных тогда одно, а теперь другое.

К. Слова твои вынуждают нас как бы возвратиться назад: разве я не сказал, что закон был детоводителем, то есть вос­питателем еще юных, и что людям, не способным понимать, что такое истинное благо и какова воля Божия совершенная и благоугодная, он загадочно указывал на это и обозначал как бы в грубых еще образах? И ты поймешь, и поймешь без боль­шого усилия, что образ духовного служения всегда с самого начала был весьма приятен Богу; но он еще был недостижим и недоступен душам иудеев. Поэтому именно нужно было слово пригодное для юных, наставления простые и уход за детьми искусный, не имеющий ничего трудного или сурового; вот почему Бог сначала и законоположил то, что в образах. Однако Он наперед показал, что истинное служение придет еще и будет в свое время; а кровавые жертвонрипошения и служение, бывшее тенью, Он признавал достойным отверже­ния и отстранял, говоря чрез пророка Амоса: возненавидех, и отвергох праздники ваша, и не обоняю в сонмех

96

 

 

ваших: зане аще принесете Ми всесожжения и жертвы ваша, не призрю. Отстави от Мене глас песней твоих, и песни органов твоих не послушаю (Ам. 5, 21-23). А чрез Михея он изобразил человека, желающего точно узнать, каким образом он мог бы беспорочно делать добро: в чем постигну Господа, срящу Бога моего Вышняго? срящу ли Его со всесожжением, тельцы еди­нолетными? Еда приимет Господь в тысящах овнов, или во тмах козлищ тучных дам ли первенцы моя о нечестии моем, плод утробы моея, за грехи души моея? (Мих. 6, 6-7.) Потом прямо после этого Он говорит: возвестися бо тебе, человече, что добро, или чесого Господь ищет от тебе, разве еже творити суд, и любити милость и готову быти еже ходити с Господем Богом твоим? (6, 8.) Не очевидно ли, что это то же, что сказал Христос: аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе и возмет крест свой, и по Мне грядет? (Матф. 16, 24.) И еще: любящий Меня Мне да последствует: и идеже есмь Аз, ту и слуга Мой да будет (Иоан. 12, 26). Итак, служение Христу состоит не в богопочитании подзаконном, но в святом и духовном.

П. Весьма правильно ты сказал.

К. А гласом Исаии Он сильно укоряет сынов Израиле­вых, говоря: услышите слово Господне, князи содомстии: вне­млите закону Божию, людие гоморстии. Что Ми множе­ство жертв ва-

97

 

 

ших, глаголет Господь? исполнен есмь всесожжений овних и тука агнцов и козлов не хощу. Ниже приходите явитися Ми: кто бо изыска сия из рук ваших? ходити по двору Моему не приложите. И аще принесете Ми семидал, всуе: кадило, мерзость Ми есть. Новомесячий ва­ших, и суббот, и дне великаго не потерплю: поста, и празд­ности, и праздники ваша возненавидела душа Моя; бысте Ми в сытость (Ис. 1, 10-14). То же самое говорит Он еще чрез пророка Малахию людям, весьма ненавистным Ему; Он упоминает притом о тех временах, когда по всей земле будут приносить Ему бескровную и умственную жертву; благово­ние несравнимое. Он так сказал: несть воля Моя в вас, гла­голет Господь Вседержитель, и жертвы не прииму от рук ваших. Зане от восток солнца и до запад имя Мое просла­вится во языцех, и на всяком месте фимиам приносится имени Моему, и жертва чиста: зане велие имя Мое во язы­цех, глаголет Господь Вседержитель (Мал. 1, 10-11). Пони­маешь, что по Его словам все народы будут приносить Ему курение и жертву чистую. И назвав позднейший с нами во Христе завет новым, Он признал ветхим первый (Евр. 8, 13); ибо так пишет нам и божественный Павел, что здесь, сказав­ши о будущей в свое время чистой жертве от всякого народа, Он осуждает древнюю в том, что она не такова. Ибо каким образом может быть чистою

98

 

 

жертва, которая не очищает и не имеет силы усовершать в добродетели? Посему-то блажен­ный Павел говорит, что она была не безукоризненна, и необ­ходимо было привнести совершенное Христом, и изыскать место для второй жертвы (Евр. 8, 7).

П. Итак, служение в тенях совершенно неугодно всесвятому Богу?

К. Вполне так. Мы можем слышать Его, ясно говоряще­го сынам Израилевым устами Иеремии: сия глаголет Гос­подь: всесожжения ваша соберите со жертвами вашими, и изъядите мяса: яко не глаголах ко отцем вашим, и не заповедах им в день, в оньже изведох их от земли Египетский, о всесожжениях и жертвах. Но (токмо) слово сие заповедах им, рекий: услышите глас Мой (Иер. 7, 21-23). Таким обра­зом, что касается точной воли законодателя, то по ней и вна­чале вовсе не был бы провозвещен закон, существующий в тенях, и не было бы умолчано о служении в духе. Но так как это было трудное дело и для людей того времени недоступ­на была возможность совершенной добродетели, напротив, для них она была жестокою и суровою, то предусмотритель­но постановлен был закон писанный, как бы некое упражне­ние, свойственное детскому возрасту, имеющее образ исти­ны. Впрочем, законоположник ясно показал нам, что вовсе не это Ему особенно угодно, а вожделенно то, что

99

 

 

возвещено Христом. Поэтому Он сказал еще: сего ради пожах пророки ваша, убих я словесем уст Моих: и суд Мой яко свет изыдет. Зане милости хочу, а не жертвы, и уведения Божия нежели всесожжения (Ос. 6, 5-6). Ибо пред Богом любовь к братьям во исполнение закона и преимущество познания Христа, чрез Которого может быть познаваемым для нас и Сам Отец, гораздо лучше и тельца гибнущего, и заклания овцы. А в том, что это познание доставляет жизнь вечную, никто не усумнится, когда Христос говорит к Отцу Небесно­му: се же есть живот вечный, да знают Тебе единаго ис­тинного Бога, и Егоже послал еси Иисус Христа (Иоан. 17. 3). Но как можно сомневаться в том, что сама истина ника­ким образом не станет лгать?

П. Никак нельзя.

К. А об Израиле, который уклонился от общения с Богом, так как, не принявши веры, не познал Его, Он решительно говорит, что не иначе он может возвратиться к первоначально­му состоянию, как только чрез Христа, оставивши подзакон­ные обычаи. Именно написано так: зане дни многи сядут сынове Израилевы, не сущу жертвеннику, ни жречеству, ниже явлениям. И посем обратятся сынове Израилевы, и взыщут Господа Бога своего, и Давида царя своего, и почудятся о Госпо­де, и о благостях Его в последняя дни (Ос. 3, 4. 5).

100

 

 

Ибо когда придет исполнение языков, тогда весь Израиль спасется (Рим. 11, 25-26), однако во Христе; а назван Он Давидом потому, что Он от семени и от колена Давидова. Что и самые жертвы подзаконные будут отменены, это Он ясно утверждал, говоря чрез Иоиля: препояшитеся и бийтеся жерцы, плачитеся слу­жащий жертвеннику: внидите, поспите во вретищах служащий Богу, яко отъяся от дому Бога вашего жертва и возлия­ние (Иоил. 1, 13), и еще чрез того же пророка: извержеся жертва и возлияние из дому Господня: плачитеся жерцы, слу­жащий жертвеннику (ст.  9). Сверх того Он обещал, что и самая скиния будет устранена, говоря, и будет егда умножитеся, и возрастете на земли, глаголет Господь, во дни оны не рекут ктому: кивот завета Господа Святаго Израилева, не взыдет на сердце, ни воспомянется, ниже посетится, ниже сотворится ктому (Иер. 3, 16): потому что когда жертва в образах и кровавая совершенно уничтожена, то необходимо было устранить и самую скинию, так как взамен ее воздвигну­та более истинная, то есть Церковь, о которой и Сам Христос сказал: зде вселюся, яко изволих и (Пс 131, 14). А что способ служения перейдет и изменится к лучшему в новое служение во Христе, это ясно из того, что Малахия пишет нам о Боге: и очистит сыны Левиины, и прелиет я яко злато,

101

 

 

и яко среб­ро: и будут Господеви приносяще жертву в правде. И угодна будет Господеви жертва Иудова и Иерусалимля, якоже дние века, и якоже лета преждняя (Мал. 3, 3-4). Понимаешь ли, что он говорит об имеющей быть как бы переделке и преобра­зовании священства, а вместе с ним и жертв?

П. Понимаю.

К. Не к этим ли мыслям имеют в виду привести нас слова: прелиет и очистит, сказанные как будто о золоте и золотых дел мастере?

П. Совершенно так.

К. Что вочеловечившееся Слово долженствовало духовно совершить нечто такое, об этом засвидетельствовал Бог Отец, говоря: внезапу приидет в церковь Свою Господь, Егоже вы ищете, и Ангел завета, егоже вы хощете: се грядет, глаголет Господъ Вседержитель. И кто стерпит день пришествия Его, и кто постоит в видении Его? зане Той входит яко огнь горнила, и яко мыло перущих. И сядет разваряя и очищая яко сребро, и яко злато (Мал. 3, 1-3). Таким образом Он говорит, что совершится обновление и преобразование свя­щенства, показав, что и образ священнодействия будет не иной, как именно Христово таинство. Гласом Иезекииля Он сказал также об избранных для посвящения: сии приступят ко Мне, еже служити Мне, и станут пред ли-

102

 

 

цем Моим, еже приносити Мне жертву, тук и кровь, глаголет Адонаи Гос­подь. Сии внидут во святая Моя, и сии приступят к трапе­зе Моей, еже служити Мне (Иез. 44, 15-16). Туки кровь и служение при трапезе не назовем ли мы по справедливости Христовым таинством?

П. Хорошо говоришь.

К. Бог показал нам весьма ясно и самое время, в которое совершится переход всего к лучшему и обновление, говоря: и будет от осмаго дне, и потом, сотворят жерцы на жертвеннице всесожжения ваша, и яже спасения вашего: и прииму вы, глаголет Господь (Иез. 48, 27). Осьмым днем Он называет время Воскресения нашего Спасителя, когда стали совершаться всесожжения, то есть совершенное и полное посвящение Богу уверовавших, приятное Богу, и принесение даров духовных Этому учит и божественный Павел, когда пишет: тем убо приносим жертву хваления выну Богу, сиречь плод устен исповедающихся имени Его (Евр. 13, 15). И еще: благотво­рения же и общения пе забывайте: таковыми бо жертвами благоугождается Бог (13, 16). И какие иные плоды от нас, оправданных верою, могут быть приносимы Богу, как не про­должительное и беспрерывное славословие? А чистейшая жертва есть несравненное благовоние непорочной жизни.

103

 

 

П. Прекрасно и истинно наше рассуждение о том, что менее всего можно оправдаться законом, а напротив — верою во Христа и евангельским тайноводительством. Но я желал бы, чтобы об этом было рассказано в ясных примерах и чтобы мне научиться этому из самого Священного Писания.

К. Я с готовностью приступаю к этому, друг мой, по твоему желанию. Но и ты с своей стороны доискивайся точного и опре­деленного смысла каждого из моих положений, и если тебе по­кажется, что я не совсем правильно думаю или говорю, то ты рассудительно поправляй и сообразно с истиною изменяй, под­ражая лучшим строителям, которые, когда их работа уклоняет­ся от надлежащего, искусно переделывают ее так, как представ­ляется наилучшим. А как бы начатком наших речей об этом мы сделаем священноучителя Моисея; коснувшись бегло повество­вания о нем, я постараюсь вполне убедить и ясно показать, что закон отнюдь не доставлял совершенства и недостаточен для спасения, но что Искупитель всех и Спаситель — Христос.

П. Знай, что ты принесешь немалую пользу, если пока­жешь себя и в этом свободным от медлительности. Хотя весь­ма неудобопонятно то, о чем идет у нас дело, и очень неудободостижимо познание искомого, но Бог открывающий богат.

104

 

 

К. Хорошо говоришь; и твоя речь поощряет меня к тому, чтобы, подобно псам с тонким обонянием, идти по следам мыслей, скрывающихся в глубине и невидных. И так, когда в пустыне, называемой Мадиамскою, блаженный Моисей, пася стада овец, находился при самой подошве горы Хорив, ему было показано, по устроению Божию, нечто странное и уди­вительное. Явися ему, сказано, — Ангел в пламени огненне из купины: и видит, яко купина горит огнем, купина же не сгараше. Рече же Моисей: мимошед увижду видение вели­кое сие, яко не сгарает купина (Исх. 3, 2-3). Купина а) не принадлежит к числу разводимых человеком растений; на­против, это вид дикой колючки и горного растения, на кото­ром и совершалось страшное чудо, бывшее прекрасным об­разом таинства. Ангелом был тот, который вполне отвсюду был по-видимому снедаем огнем, между тем не сообщал де­реву ни малейшего действия огня, но как будто его и не было, и дерево нисколько не принимало участия в теплоте, происходящей от огня.

П. Что же это значит?

К. Израилю, как бы дикому дереву и не имеющему неж­ных плодов праведности (так

а) Славянское купина означает всякого рода куст, но греческое слово, βατος, которое переведено в славянском — купина, значит терновый куст. В еврейском также употреблено слово, обозначающее колючий кустарник: םֽנֵּח.

105

 

 

как он воспитывался в законах египетских), имел быть дан при посредстве Ангелов закон, способный, правда, просветить, если бы он понимался духовно, и рассеять умственный мрак (потому что и это есть дей­ствие огня); однако он был бесполезен для принявших его, и, конечно, не сам по себе, а потому, что те, которым дан был этот закон, не воспринимали его света в свой ум и сердце, а лишь наружно овладевши буквою, как бы видимостью света, не имели на самом деле того, что думали иметь. Нечто такое, по моему мнению, и означает то, что огонь был видим вокруг купины, но нисколько не сообщал теплоты дереву. А что свет закона был бесполезен для иудеев, это ясно показывает Сам Спаситель, говоря: испытайте писаний, яко вы мните в них имети живот вечный: и та суть свидетельствующая о Мне. И не хощете приити ко Мне, да живот вечный имате (Иоан. 5, 39-40). И несколько после Он еще говорит учителям иудей­ским и всему народу: не мните, яко Аз на вы реку ко Отцу: есть, иже на вы глаголет, Моисей, наньже вы уповаете. Аще бы бысте веровали Моисеови, веровали бысте убо и Мне: о Мне бо той писа. Аще ли того писанием не веруете, како Моим глаголом веру имете? (5, 45 — 47.) Ибо те, которые весьма неразумно отвергли совершенно начальное научение посредством закона, каким образом

106

 

 

приняли бы научение от Христа, сообщающего знание о совершенном благе? Видя го­рящую, но не сгорающую купину и нисколько не уступаю­щую огню, блаженный Моисей удивился тому, отчего не сго­рает купина. Так можно изумляться и полной бесчувственно­сти израильтян, которые, принявши от Бога закон, как помощника и защитника, и снабженные его светом, нисколь­ко не дорожили этим и, не водворивши данного в своем уме и сердце, не получили от него пользы: потому что ум у них поистине как бы мертв и бездыханен и но справедливости можно было бы сказать о них: отчего не сгорает купина? В противном случае они вместе с нами стали бы духом горящие (Рим. 12, И).

П. Ты хорошо сказал.

К. Это событие, кажется, позволяет нам разумно усмат­ривать в нем и другие мысли. Когда израильтянам предстоя­ло уже удалиться из земли Египетской, свергнуть иго неволь­ного служения, и вследствие этого подпасть гневу своего по­велителя, тогда совершавшееся с купиною Бог дал в знамение того, что они будут много сильнее самого огня и будут неуло­вимы для тех, которые могут притеснять их, сообразно, ду­маю, с Божественным изречением: не бойся, яко с тобою есмь. Пламень не опалит тебе; реки не покрыют тебе (Исх. 43, 5 и 2).

107

 

 

П. Остроумно сказано.

К. Итак, Моисей удивился видению и поспешил прибли­зиться к нему. Егда же, сказано, — виде Господь, яко при­ступает видети, воззва его Господь из купины, глаголя: Мои­сее, Моисее. Он же рече: что есть? Он же рече: не прибли­жайся семо: иззуй сапоги от ног твоих: место бо, на немже ты стоиши, земля свята есть (Исх. 3, 4-5). Блаженный Мо­исей есть для нас образ закона: имут Моисеа и пророки (Лк. 16. 29), говорит в евангельских сказаниях блаженный Авра­ам. Или сказанное кажется тебе невероятным?

П. Нисколько: Моисей действительно представитель б) за­кона.

К. Так воззван был Израиль и то стадо, которое жило по закону и под законом: Господь, сказано,— Бог еврейский воззва нас (Исх. 3, 18). И хотя оно внимало зовущему Богу, как свидетельствует и Моисей: вся, яже глагола Господь Бог, сотворим и послушаем (Исх. 24, 3); но так как и подчинение закону не имеет достаточной силы для очищения: невозможно бо крови юнчей и козлей отпущати грехи (Евр. 10, 4); то Моисею воспрещается приближаться к Богу: не приближай­ся семо,сказано (Исх. 3, 5). Ибо добро недоступно посред­ством закона и сила жизни по предписаниям Моисея не

б) Собственно: лице, πρόσωπον.

108

 

 

очень достаточна для того, чтобы привести к Богу; поставля­ет же нас пред Ним Христос чрез освящение: потому что надлежит быть святыми тем, которые стараются соединить­ся со снятым Богом: будете святи, — сказано, — якоже свят есмь Аз (Лев. 11, 44). А что образ жизни по закону не впол­не безукоризнен, это Господь тотчас показал словами: иззуй сапоги от ног твоих: место бо, па немже ты стоиши, зем­ля свята есть (Исх. 3, 5). Он повелел священноучителю Моисею снять с ног обувь, показывая этим, что путь жизни по закону еще не чист и не вполне свободен от дел тления и мертвенности. А что не следует приближаться к Богу тому, в ком есть остатки мертвенности и тления, этому божествен­ный Моисей научился из обыкновения эллинов: так как они не входили в храмы, имея на ногах обувь, сделанную из умер­ших животных, и это, по их законам, считалось родом оск­вернения. Но от мертвенности, тления и относящейся сюда нечистоты освободил нас, друг мой, не закон и не путь жиз­ни по букве Моисеевой, а напротив, вера во Христе и совер­шеннейшее очищение евангельского образа жизни. Или не так я говорю?

П. Как же не так?

К. Когда же снял Моисей с ног обувь, потом побежал и приблизился, Бог воззвал: Аз есмь Бог отца твоего, Бог Ав­раамов, и

109

 

 

Бог Исааков, и Бог Иаковлъ. Отврати же, сказа­но, — Моисей лице свое: благоговеяше бо воззрети пред Бога (Исх. 3, 6). Так отложивши мертвенный образ мыслей и, так сказать, чистыми и свободными ногами ступая по пути жизни во Христе, мы будем близки к Богу, очевидно, по духовному состоянию, а не по расстоянию в пространстве; потому что эти дела Моисея суть образы и тень. Затем мы усвоим учение о       вышнем тайноводстве и соберем в себе знание о Боге, так как Отец открывает нам Себя в Сыне. Мы узрим Его, и узрим несравненно лучше, чем древний народ видел Его в лице Мои­сея, который отвратил лице свое, потому что боялся воззреть на Бога, чем обозначается немощь ума детоводительствуемых в законе, не выстаивающего некоторым образом пред Богом и не могущего созерцать славу Его, сообразно с тем, что воспе­вается в Псалмах: да помрачатся очи их, еже не видети (Ис. 68, 24), или со следующими словами: вот людие буии и не имущии сердца: у них очи, и не видят (Иер. 5, 21). Мы же, устремляя чистые и просвещенные очи на учение о неизре­ченной природе, созерцаем в Сыне превосходную красоту Бога и Отца. И тогда как иудеям, думавшим, что они видели Отца, Христос премудро сказал: не видения Его видесте, ни гласа Его слышасте (Иоан. 5, 37); Филиппу, сильно любо­пытствующему и на-

110

 

 

стойчивее, чем следовало бы, впрочем по любознательности просящему и говорящему: Господи, по­кажи нам Отца, и довлеет нам, — Христос отвечал: толико время с вами есмь, и не познал еси Мене Филиппе? видевый Мене, виде Отца; не веруеши ли, яко Аз во Отце, и Отец во Мне есть (Иоан. 14, 8-10). Что разумение и науче­ние, сообщаемое заповедью закона, не очень сильно и недо­статочно для точного и безукоризненного познания о Боге, это мы как бы на тени и загадочно можем видеть и на двух дочерях Лавана. Ибо написано, что у Лавана бесте две дще­ри, имя старейшей Лиа: имя жедругой Рахиль. Очи же Лиины болезненны: Рахиль же бе добра видом и красна взо­ром зело. И хотя патриарх Иаков был привержен к Рахили, но женился прежде нее на Лии (Быт. 29, 16-28). Если этот образ будет возведен к истине, то ты усмотришь Христово таинство. Две жены призваны к духовному союзу со Хрис­том и находятся в супружестве с Ним: старшая и первая, призванная чрез Моисея в лице иудейской синагоги, кото­рой гласом пророков сказано было от Бога: се не суть очи твои, ниже сердце твое благо, но к сребролюбию твоему, и ко обидам, и ко убийству, еже творити я (Иер. 22, 17); вторая же юнейшая и прекраснейшая, то есть Церковь из язычников, которой божественный Давид сказал: слыши, дщи, и виждь и приклони ухо

111

 

 

твое, и забуди люди твоя и дом отца твоего, потому что возжелал царь доброты твоея (Пс. 44, 11-12); и в другом месте сказано ей: очи твои голубине (Песн. 1, 14). Красота же Церкви, конечно, умственная и поистине не земная; ибо написано, что вся слава дщери царевы Есевон (Пс. 44, 14), а Есевон на еврейском языке значит внутри в); ведь красота Церкви неуловима для очей телесных, но хорошо видима взорам чистого ума. Не так ли?

П. Совершенно так.

К. Значит, не чрез детоводительстио по

в)  Есевон по Греческому произношению то же, что еврейское חֶשֽׁבּון. Это слово значит мудрость, разум (Еккл. 7, 26, 9 и 10) Этим словом назывался также один из городов Палестины (Чис. 21, 25). В еврейской Библии в Пс 44, 14 этого слова нет, а поставлено פּֽנִיםָח, которое значит внутри. В переводе LXX в Пс 44, 14 слово: ’Εσεβὼν не только находилось, как должно думать, в тех кодексах, которыми пользовались св. Кирилл и Дидим, но оно поставлено в Ватиканском кодексе: оно также находится и в эфиопском переводе, который сделан с перевода LXX. В других кодексах вместо Εσεβὼν стоит, как и следует ἔσωθεν (внутри). Можно думать, что эта разница произошла от ошибки переписчика, который неразборчиво написанное ἔσωθεν, вследствие сходства в начертании, прочел ε'σεθών. Но имеет некоторое основание и догадка тех, которые думают, что в рассматриваемом месте Есевон произошло вследствие неправильного прочтения в еврейской Библии следующего далее в этом месте слова םִםִּשֽבּֽעוֹת (шитьем), которое было прочтено םֵחֶשֽׁבּוֹן. Эта догадка подтверждается тем, что, по свидетельству Дидима и Иеронима, в некоторых списках они читали ἑξ ἑννοιών (из мыслей), выражение, которым могло быть переведено мохешбоп. См. Sctilevsneri Thesaurus veteris Testamenti, sub voce Ἑσεβων.

112

 

 

закону можно созерцать Божественную и чистую красоту, а напротив во Христе и чрез Его наставления.

П. Правда.

К. И не Моисей или закон достаточен, друг мой, для искупления и исторжения из руки и власти диавола, а Влады­ка Моисея, то есть Христос, и сила Его таинства. И действи­тельно, когда Бог сказал: видя видех озлобление людей Моих, иже во Египте, и вопль их услышах от дел приставников: увидех бо болезнь их, и снидох изъяти их от руку египетску, и извести я из земли тоя в землю благу и многу, в землю кипящую млеком и медом (Исх. 3, 7-8), — и тотчас присово­купил: и се ныне вопль сынов Израилевых прииде ко Мне: и Аз видех тугу, еюже египтяне стужают им. И ныне гряди, да послю тя к фараону, царю египетскому, и изведеши люди Моя, сыны Израилевы, из земли Египетския (3, 9 и 10), то Моисей в ясных и определенных словах воскликнул: кто есмь аз, яко да пойду к фараону, царю египетскому, и яко да изведу сыны Израилевы от земли Египетския (3, И). Не ясен ли этот образ и не имеет ли отношения способ отказа к несравненно высшему и превосходнейшему, то есть Христу? Иначе было бы несообразностью сказать: кто есмь аз? Ведь весьма легко избавить народы и спасти племена и привести к свободе, когда сокру-

113

 

 

шен и обессилен содержащий их у себя в рабстве, то есть сатана.

П. Весьма легко; ты сказал правильно.

К. Что же? Не вполне ли удобно видеть отсюда, что начальником спасения всех соделался Единородный? Ибо Им мы искуплены и, как говорит пророк, не ходатай, ниже ангел, но Сам Господь спасе нас (Ис. 63, 9).

П. Откуда ты это выводишь?

К. Бог всяческих ясно повелел Моисею немедленно идти к сынам Израилевым и прямо сказать, что при помощи и заступничестве всемогущего Бога они легко освободятся от тяжелого рабства в Египте, возвратятся домой и, снова полу­чивши свободу своих отцов, будут обитать в святой земле и там обильно будут пользоваться благами, которые даст им Бог. Отвеща, сказано, — Моисей и рече: аще не уверуют ми, ниже послушают гласа моего, рекут бо, яко не явися тебе Бог, что реку к ним? И рече к нему Господь: что сие есть в руце твоей? Он же рече: жезл. И рече: поверзи его на землю. И верже и на землю, и бысть змий: и отбеже Моисей от него. И рече Господь к Моисею: простри руку, и ими за хвост: простер убо руку, взя за хвост, и бысть жезл в руце его (Исх. 4, 1-4).

П. Какое необыкновенное чудо, друг мой! Скажи же опять сам, что оно означает?

К. Изволь, скажу. Не безызвестно было Мо-

114

 

 

исею, что израильтяне, проживши долгое время вместе с египтянами, впавши во всякого рода грехи и наслаждаясь туземными удовольствиями, будут потому медленны и весьма неудобоподвижны к благонравию; и он премудро думал, что тягость работ поневоле принудит их к послушанию, если они увидят его творящим чудеса; ибо хотя поистине трудно отстать от удовольствия и нелегко укротить дикость страстей в нас, однако, когда одолевает пот и наложены тягостные работы, то, обещая освободить от них, он легко мог убедить их пре­зреть и самое приятное. И я думаю, что Бог, имеющий веде­ние о всяком благе, по весьма мудрому смотрению в это именно время наслал на израильтян особенно несносное и Мучительное властолюбие египтян для того, чтобы они были благорасположены к бегству, чтобы не сделались, привязав­шись к обычным удовольствиям, упорными и весьма неудобопреклонными и не освоились охотно с служением в Египте, презирая благость Призывающего их к свободе, по­ставляя выше наслаждение настоящего времени в сравне­нии с небольшими, иногда бывающими трудами, и даже счи­тая его лучше самих благодеяний Божиих. И действитель­но, они, с большою радостью освободившись от притесне­ния прежних своих властителей, обитая в пустыне и питаясь вышнею н небесною пищею — я разумею пропитание ман­ною, —

115

 

 

не без слез вспоминают о египетской роскоши, ут­верждая, что для них было лучше и предпочтительнее уме­реть во время наслаждения египетскими яствами, и ребя­чески восклицая: о дабы быхом измерли мы уязвени от Господа в земли Египетстей, егда седяхом над котлы мяс­ными, и ядохом хлебы до сытости (Исх. 16, 3).

П. Хорошо говоришь.

К. Итак, Моисей знал, что необходимо было для убежде­ния их к послушанию какое-нибудь чудотворение. Поэтому он говорит: если не послушают меня, рекут бо, яко не явися тебе Бог, что реку к ним? (Исх. 4, 1.) И Господь всех тотчас повелел сделать чудо, как бы некое упражнение; этим опытом Он заранее убеждал, думаю, своего служителя в том, что для всех других, так же, как и для него, совершаемого будет достаточно для точного показания его божественного призва­ния, так как никому другому не свойственна сила изменять по произволу природу сущего, как только Создателю всего. Вме­сте с тем Он загадочно предложил это чудо, как указание на спасение чрез Христа; потому что в нем мы усмотрим преоб­разование человеческой природы в древнее состояние и как бы превращение ее в то, чем мы были в Адаме, только что приведенные в бытие и еще не лишенные вышней славы и освящения.

116

 

 

П. Каким образом? Речь твоя неясна.

К. Жезл, или скипетр, не есть ли для нас, Палладий, символ царства?

П. Без сомнения; ведь некоторые из древних клялись им, как говорят люди, занимающиеся воспеванием дел эллин­ских г).

К. Что же? Не соглашаешься ли ты, что он есть произрастение рая д), которое прежде, чем было срублено, зеленело в садах?

П. Соглашаюсь.

К. Так теперь перенесись мыслью к древнему оному Ада­му и в нем, как в начале и корне рода, представляй все чело­вечество; при этом подумай о том, что он сотворен по образу Создавшего его, поставлен обладать всем, что есть на земле, и что он, проводя жизнь в святости, находился как бы в руке Божией и был как будто райским растением, цветущим и благороднейшим. Когда же он, обольщенный ухищрениями змия, удалился от первоначального состояния и уличен был в пренебрежении Божественной заповеди, тогда он, оторвав­шись от первого своего поло-

г) Указывается на слова Ахиллеса Агамемнону, Илиада, 1, 233-235:

Но тебе говорю, и великою клятой клянуся,

Скипетром сим я клянуся, который ни листьев, ни ветвей.

Вновь не испустит ……

д) Παραδείσου φυτὸν. Παράδεσος, также как и славянское — рай значит сад, и в этом общем смысле употребляется здесь Св. Кириллом; но дальше он относит это название к тому саду, который был первоначальным местопребыванием человека.

117

 

 

жения и корня, выскользнул из руки Того, Который удерживал его в святости, упал на зем­лю, то есть с высот добродетели, и слабодушно пришел к мысли избрать плотское, заболевши уже несмягченною зло­бою и ничем не различаясь, думаю, от змия. Так он лишился первоначального царства и славы, выслан был из рая и уда­лен от наслаждения. Не это ли самое сказал нам божествен­ный Моисей?

П. Так; он сказал это.

К. Законоположник же, видя его ниспадшим до такой порочности, отбежал некоторым образом и возгнушался при­сущей ему злобы; как и Моисей, оставив змия, побежал, ибо написано, что Святой Дух премудрости убежит от коварства и уйдет от помышлений неразумных (Прем. 1,5), так как не могут сойтись между собою святость и нечистота, свет и тьма, справедливость и несправедливость.    

П. Правда.

К. Итак, то, что жезл выпал из руки Моисея, может оз­начать, что сотворенный по образу Божию был вначале рай­ским растением и находился в славе царствия и в руке Со­здателя, а потом ниспал на землю, потому что избрал по­мышление о плотском и, вследствие до крайности дошедшей жестокости, был пред очами Божества как бы змием. Но Моисей получил повеление протянуть руку и взять змия за хвост, и он тотчас превратил-

118

 

 

ся в то, чем был прежде, и был уже не змием, а опять жезлом и райским растением. И Бог Отец, когда благоволил возобновить все во Христе и воссоз­дать сотворенное в первобытное состояние, послал к нам с неба Единородного, руку десную Свою, поистине создатель­ницу и спасительницу всего, по Писанию: десница Господня сотвори силу, десница Господня вознесе мя (Пс. 117, 15­16). Тогда-то Он подъял лежавший на земле род человечес­кий и, освободивши нас от звероподобной жестокости, состоя­щей в порочности и грехах, чрез освящение вознес к царст­венной чести и кротости, свойственной добродетели. А древнее жилище, предназначенное верующим, Он даровал сначала и прежде всех висящему вместе с Ним разбойнику: аминь, глаголю тебе, — сказал Он, — днесь со Мною буде­ши в рай (Лк. 23, 43).

П. Отлично и правильно состоялось у нас это рассужде­ние. Однако скажи еще, почему Бог повелевает взять змия за хвост, а не за голову или за средину?

К. Потому, любезный, что так надлежало сделать: так как взять именно за хвост, а не за средину или за голову, было пригодно для таинства.

П. Каким это образом?

К. Ведь у каждого животного голова есть как бы начало, а хвост оконечность. Пусть теперь весь род человеческий мыс­лится у нас, как

119

 

 

одно животное. Христос взял его за хвост, то есть за последние и конечные его части, ибо Он пришел в последние времена века. И как, хотя Моисей взял змия за хвост, однако преобразование достигло самой головы, ибо весь змий превратился в жезл; таким же образом, хотя Хрис­тос взял за последние части, но преобразование чрез благо­дать простирается на весь род и достигает самой головы, то есть Адама; ибо написано, что на сие Христос и умре и воскресе, да и мертвыми и живыми обладает (Рим. 14, 9). Та­ким-то образом вместе с последними совершается и искупле­ние первых.

П. Рассуждение для нас убедительное, и объяснение не удаляется от цели.

К. Он сделал его весьма твердым в вере обещанному еще двумя другими Божественными знамениями; ибо тот­час вслед за тем написано: рече ему Господь паки: вложи руку твою в недро твое. И вложи руку, и бысть рука его прокажена яко снег. И рече паки: вложи руку в недро твое. И вложи руку свою в недро свое, и изъят ю от недра свое­го, и бысть паки в румянстве плоти своея (Исх. 4, 6-7). Смотри, как совершаемое благоприлично и весьма достойно удивления и как оно способно привести, подобно первому, к объяснению таинства Христова.

П. Поясни же это, потому что я еще ничего не понимаю.

120

 

 

К. Проказа хотя есть болезнь плоти, но превышающая силы врачей и не поддающаяся их искусству. Далее, прока­женный осквернен и нечист по древней заповеди Моисея, также весьма ненавистен и для уважающих обычаи эллинов; потому что страдающий этим полумертв, а мертвый отвратителен и нечист. Итак, возможность исцелить прокаженного, как сверхъестественная и превышающая нашу меру, припи­сывается единственно Божественной и несказанной природе и действию. Поэтому-то и удивлялись Христу, когда Он со вла­стию возгласил прокаженному: хощу, очистися (Матф. 8, 3): ибо совершил чудо в этом человеке вседетельный голос, кото­рый воздвигает из гробов самых мертвецов и который силь­нее смерти и тления. Итак, Бог повелел Моисею скрыть руку в пазухе, потом велел ему, обнаживши ее от облегающей одеж­ды, показать ее всю покрытою проказой; когда же он вторич­но скрыл ее в пазухе, тотчас являет ее свободною от того, что с нею случилось, для того, чтобы израильтяне поняли отсю­да, что Моисей, как бы вооруженный неизреченною и неска­занною силой, защитит обиженных и беззаконно порабощенных власти египтян. Это повествование не обширно, но по­лезно для исследования. И я думаю, что надобно, тщательно исследуя смысл предложенного места, доискиваться того, что означает скрытие руки в па-

121

 

 

зухе, и то, что она, вынутая отту­да, была сильно поражена проказою. Надобно рассудить так­же и о способе очищения, именно о том, что, вложивши руку в пазуху, он освободил ее от болезни.

П. Правда; исследование каждого из этих вопросов не­мало принесет нам пользы.

К. Мне кажется, что столь странное событие как бы в тени указывает на нечто такое. Пока сотворенный по образу Божию человек был как бы лелеем в недре Божием и еще не попрал данной ему заповеди, до тех пор он, окруженный охранением и любовью Бога, пребывал чист, свят и не знал омертвения в смерти. Когда же он вышел из-под покрова и любви Божией чрез уклонение к худому, то очевидно оказал­ся оскверненным, гнусным и заболевшим мертвенною нечистотой. Но когда Бог  и Отец опять принял нас в Себя во Христе, облек Божественною благодатью и имеет нас как бы в недрах чрез усыновление, то мы, вместе с нечистотой от­бросивши мертвенность, происшедшую от древнего прокля­тия, возвышаемся в первоначальное состояние; ибо написано о руке Моисея, что она была восстановлена паки в румянстве плоти своея (Исх. 4, 7).

П. Ты сказал весьма прилично.

К. А третье затем знамение весьма ясно и открыто гласит нам о таинстве Христа; потому

122

 

 

что так сказал еще Бог Мои­сею; аще же не уверуют тебе, ниже послушают гласа знаме­ния перваго, уверуют тебе ради гласа знамения втораго; и что это значит, Он пояснил, говоря; и будет аще не уверуют тебе двема знамениями сими, ниже послушают гласа твое­го, да возмеши от воды речныя, и проливши на сухо: и будет вода, юже возмеши от реки, кровию на сусе (4, 8-9). Ибо последним знамением для мира соделалась смерть Христа и очищение водою и кровию с присоединением, без сомнения, и святого тела, которое обозначается сушею; о том же, что кровь и вода истекла нам из святых ребр, когда они прободены были копием, я не стану и говорить, потому что это весьма хорошо всем известно. Но и то, что смерть Спасителя названа знаме­нием, ясно можно узнать из Священных Писаний. Весьма дерзкие фарисеи, хотя уже много совершено было чудес, как будто ни одного не было, приступили ко Христу со словами: учителю, хощем от Тебе знамение видети (Матф. 12, 38). Он же отвечал им: род лукав и прелюбодей знамения ищет: и знамение не дастся ему, токмо знамение Ионы пророка. Яко же бо бе Иона во чреве китове три дни и три нощи: тако будет и Сын Человеческий в сердцы земли три дни и три нощи (12, 39 и 40). Итак первая помощь нам во Христе дана чрез закон Моисея; ибо закон, по гласу пророка, в помощь даде (Ис. 8,

123

 

 

20); но Моисей взял за хвост. Второе затем очи­щение во Христе было чрез святых пророков и чрез голос и посланничество Иоанна; ибо те говорили: измыйтеся, и чис­ти будете (Ис. 1, 16), а этот призывал к крещению покаяния. А третье знамение, которое называется и последним, — смерть Христа, за которую последовала и вера. Аще, — сказано, — не уверуют тебе, ниже послушают гласа знамения перваго, уве­руют тебе ради гласа знамения втораго (Исх. 4, 8). Видишь, Он очень ясно говорит, что вера последует не за первым зна­мением, то есть не за помощью от закона, и не за средним очищением, то есть очищением чрез святых пророков и Иоан­на, но только за гласом последнего знамения; ибо таинство Христа не безгласно, но призывает всех по всей земле высо­ким и громким проповеданием (Притч. 9, 3) к очищению во­дою и кровью и в животворение чрез приобщение святой плоти. Таким образом служение закона состояло в предвоз­вещениях о Христе, а сам он не очень достаточен для того, чтобы спасти кого-либо. Я думаю, можно показать, что и это ясно высказывает Моисей в том же своем писании. Хотя Бог сказал ему: Я буду с тобою (Исх. 3, 12), и предварительно убеждал его в этом чудотворениями, он умолял Его, говоря: Господи, недоброречив есмь прежде вчерашняго и третьяго дне, ниже отнележе начал еси глаголати

124

 

 

рабу Твоему: худогласен и косноязычен аз есмь. И рече Господь к Моисею: кто даде уста человеку; и кто сотвори нема и глуха и видяща и слепа? Не Аз ли Господь Бог? И ныне иди, и Аз отверзу уста твоя, и устрою тебе, еже имаши глаголати. Рече же Мои­сей: молюся Ти, Господи, избери могуща иного, егоже послеши(4, 10-13). Ибо закон немощен и не достаточно силен для того, чтобы спасти всю землю и изъять человека из влас­ти диавола. Моисею не было неизвестно, что он косноязычен и слаб голосом, особенно когда с ним начал беседовать Бог и когда повелевал ему вести о Нем речь. Так, говорит Он, скажи сынам Израилевым: Я есмь Сущий; таково имя Мое (3, 14­. 15). Закон косноязычен в том отношении, что не может раз­дельно изложить учение о Сущем и не в состоянии тайноводствовать к поклоняемому во святой Троице, досточтимому и неизреченному естеству. Он и слаб голосом для этого, так как может говорить только израильтянам, и то с трудом, слы­шится в одной Иудее; а что касается до всех остальных народов, его проповедь, так сказать, и не дошла до их ушей. Поэтому-то божественный Моисей, провидя имеющего достаточно силы для точного и совершенного изложения слушателям учения о Боге и для того, чтобы легко проповедать его всей земле, то есть Христа,

125

 

 

говорит: молюся, Господи, избери могуща иного, егоже послеши. Ибо истинно могущий есть Хрис­тос; и что в свое время Он будет избран на это по благоволе­нию Бога и Отца, это предвозвещено и законом. Отказ же Моисея и после Божественного обещания, и после явления многих знамений может быть образом Израиля, медлящего и вместе отрицающегося от Божественного и евангельского слу­жения под властию Христа и от послушания, так как изра­ильтяне после столь бесчисленных поучений о вере и после явления чудотворения сохранили свое непослушание и оста­лись неверующими. Отказ Моисея был двукратный, ибо было два времени, в которые Израиль был необуздан и упрям: во время Моисея, Иисуса (Навина) и Судей, и затем тотчас пос­ле того времени, в которое были пророки и Иоанн, находя­щийся как бы в средине между Апостолами и пророками, так как он был концом пророческого служения и как бы началом светлости апостольской. Но отказ Моисея вызвал Бога на гнев, и потом состоялось иное распоряжение, чрез которое надлежало спастись угнетаемым властолюбием египтян. И разгневався Господь на Моисеа, рече: не се ли брат твой Аарон Левитин? Вем, яко глаголя возглаголет он вместо тебе. И се той изыдет во сретение тебе и узрев тя, возра­дуется в себе. И речеши к нему, и вдаси словеса

126

 

 

Моя во уста его: Аз же отверзу уста твоя и уста его, и устрою вам яже имате творити. И той возглаголет от тебе к людем, и той будет уста твоя: ты же будеши ему в тех, яже к Богу (4, 14-16). Ибо когда закон оказался слабым, а изра­ильтяне весьма непокорными, послан был Христос, истинный Левит, великий Архиерей, поставленный наряду с сущими под законом как брат им по человечеству, говоривший с Моисеем как Бог, но наставляемый Отцом, в качестве пророка, хотя Он и Господь: пророка возставлю им от среды братии их, и вдам слово Мое во уста его, и возглаголет им, якоже запо­ведаю ему (Втор. 18, 18). И Сам Христос сказал: Я не от Себя говорю: но пославый Мя Отец, Той Мне заповедь даде, что реку и что возглаголю (Иоан. 12, 49). Итак, Христос гово­рил с народом и сделался устами Моисея, объясняя нам ду­ховно Его закон, а Моисей со своей стороны был Его устами, говорящими с Богом. Ибо Моисей представляется в некото­ром отношении более близким к Богу, так как Еммануил был под законом и объявлял, что Он соблюдает предписания пре­мудрого Моисея, говоря: не мните, яко приидох разорити закон, или пророки: не приидох разорити, но исполнити (Матф. 5, 17). Таким образом Христос есть ясный толкователь таин­ства, прелагающий косноязычие закона на внят-

127

 

 

ность и преоб­разующий худогласие буквы в весьма благозвучное объясне­ние; ибо закон во Христе духовен и Христовы провещания родственны древним, потому что Аарон был брат Моисея.

П. Значит, закон сам по себе был немощен, потому что он ничего не совершил.

К. Так я и говорю; и невысокий характер жизни по зако­ну можно усмотреть из того, что следует далее; так как напи­сано, что пойде Моисей, и возвратися ко Иофору, тестю своему, и рече: пойду и возвращуся к братии моей, иже во Египте, и увижду, аще еще живи суть. И рече Иофор к Мои­сею: иди здрав. По днех же оных многих, умре царь египет­ский. И рече Господь к Моисею в земли Мадиамстей: иди, отъиди во Египет: измроша бо вси, ищущия души твоея. Поим же Моисей жену свою и отрочата, всади я на ослята, и возвратися во Египет (Исх. 4, 18-20).

П. Но что же из этого? Я не могу понять и объяснить, в чем по справедливости мог бы кто-либо обвинять жизнь по закону.

К. А между тем, Палладий, ее найдет заслуживающею весьма сильного порицания тот, кто устремит изощренный взор на смысл приведенного места; так как божественный Моисей, избранный для посланничества, не прямо отправля­ется на это дело, оставивши мирское, но отчасти предается и плотским заботам и

128

 

 

наперед советуется с родными о своем путешествии. И не прежде ушел он из земли мадиамитян, пока не узнал, что правитель земли Египетской умер, ибо он весьма боялся быть убитым. Когда же он освободился от этих опасений, получив извещение от Бога, тогда только он, взяв­ши жену и детей, приходит в землю Египетскую, исполняя то, что ему было повелено. Это именно и есть изображение жизни по закону, разделенной некоторым образом и взираю­щей на обе стороны, то есть и на Божественное, и на челове­ческое; ибо она не свободна от заботы земной и мирской и не всецело священна, между тем как евангельская жизнь, не уделяя совершенно никакой части на то, что касается плоти, или на мирские дела, всецело как бы посвящает Богу подчи­нившихся Христу. Иже Христовы суть, — сказано, — плоть распята со страстми и похотми (Гал. 5, 24). Поэтому, ког­да один из учеников, приступивши ко Христу, сказал: Учи­тель, повели ми прежде ити, и погребсти отца моего, то был вразумлен относительно вполне священной жизни, не­медленно услышав: гряди по Мне, и остави мертвых погребсти своя мертвецы (Матф. 8, 21-22). И божественный Павел пишет некоторым: егда благоволи Бог явити Сына Своего во мне, да благовествую Его во языцех, абие не приложихся е)  плоти и крови (Гал. 1, 15-16). А Мои-

е) Ού προσανεθέμην — не стал советоваться (с плотью и кровью).

129

 

 

сей советуется; ибо, как сказано, жизнь по закону разделена и лежит еще под страхом смерти: Моисей убоялся идти в Египет, избегая смерти. Но во Христе и это упразднено, в чем удостоверит нас священный Павел, говоря о Христе и о нас: понеже убо дети приобщишася плоти и крови, и той приискренне приобщися техже, да смертию упразднит имущаго державу смерти, сиречь диавола: и избавит сих, елицы страхом смерти чрез все житие повинни беша работе (Евр. 2, 14-15). Посему ум святых дерзновенно противостоит и самой смерти, как сказал в дру­гом месте Павел: мне бо еже жити, Христос: и еже умрети, приобретение есть (Флп. 1, 20, — и еще: кто ны разлучит от любве Христовой? Скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч? (Рим. 8, 35.) Что жизнь по закону одержима страхом смерти, а славная жизнь во Христе отрешилась от него, это ясно из Священного Писа­ния, которое гласит, что смерть царствовала от Адама до Моисея (Рим. 5, 14). Но упразднивший смерть, поколебав­ший силу тления и спасший вместе с верующими и тех, кото­рые были некогда детоводительствуемы под законом, кто же иной, как не единый Господь наш Иисус Христос? Не хода тай, ниже ангел, но Сам Господь спасе их, сказало проро­ческое провещание (Ис. 63, 9). Сию

130

 

 

тайну ты можешь ви­деть, и очень ясно, опять как бы в образе, в том, что случи­лось с блаженным Моисеем. Когда он уже уходил из земли Мадиамской и поспешал в Египет, Бог сказал ему: идущу тебе и возвращающуся во Египет, зри вся чудеса, яже дах в руце твои, да сотвориши я пред фараоном (Исх. 4, 21). Потом несколько далее сказано: бысть же на пути на ста­ну, срете его Ангел Господень, и искаше его убити. И вземши Сепфора камень, обреза конечную плоть сына своего: и припаде к ногам его, и рече: ста кровь обрезания сына моего (4, 24-25). Нужно ли тебе для ясности длинное рассужде­ние? Понятен ли предмет рассмотрения?

П. Нимало: я совершенно не понимаю, на что, как бы в тени, указывается в случившемся.

К. Не правда ли, по-твоему, любезный, что природа чело­веческая скована была смертью вследствие того древнего про­клятия? Ведь нам сказано в Адаме, как в начале и глубочай­шем корне рода: земля еси, и в землю отъидеши (Быт. 3, 19).

П. Совершенно так.

К. И так как началу рода приключилось подвергнуться смерти, происшедшей от греха, то она по необходимости пе­решла и на нас, и вместе с корнем испорчены и отрасли, от него восходящие: потому что от разрушимого тела и плод разрушимый. Таким образом

131

 

 

смерть царствовала над всеми, и до самого Моисея, то есть до времен под законом (Рим. 5, 14). Что смерть имела силу до Моисея и что все человеческое подлежит тлению, образ этого ясный и очевидный есть быв­шее тогда покушение Ангела против Моисея. Впрочем, сожи­тельница и супруга Моисея Сепфора удержала губителя и отклонила от него, обрезавши свое дитя камнем, умоляя и говоря: ста кровь обрезания сына моего (Исх. 4, 25). Ста же кровь говорит она не в том смысле, что прекратилось течение крови; я не думаю, чтобы это отвлекало когда-либо губителя от хотения убить; но она как бы сказала: сделано и исполнено угодное Богу, то есть обрезание сына, подобно тому, как если бы кто-нибудь сказал, например: стал образ такого-то дела, или: стало рассуждение об этом, вместо того чтобы сказать: дело пришло к концу и разъяснено.

П. Но кого мы должны разуметь под Сепфорою? Что значит камень и совершенное им обрезание? И каким образом отклонен был божественный Ангел и избежал Моисей угро­жавшей ему и заслуженной им смерти, после того как сын был обрезан?

К. Предмет темный, и смысл исследуемого поистине не­удобопонятен; но, уповая на Бога, опять скажу, как могу. Сепфора, дочь мадиамского священника (а он был из иного рода и не от крови Израиля), представляет нам

132

 

 

образ и оли­цетворение церкви из язычников, призванной к Богу из мир­ского служения: ибо ей сказано в одном месте устами Давида: слыши дщи, и виждь и приклони ухо твое, и забуди люди твоя и дом отца твоего:потому что возжелал царь доброты твоея: зане Той есть Господь твой (Пс. 44, 11-12). Итак, она наи­менована последовательницею закона и соединенною с Моисеем-детоводителем, прекрасно возводящим к таинству Хрис­тову. Ибо закон — начальный учитель; он приводит к начат­кам глаголов Божиих и посредством намеков и тени как бы посевает в нас ведение тайны Христовой. Ведь и иудеям, от­вергшим самого священнейшего Моисея, Христос сказал: ду­маете ли вы, яко Аз на вы реку ко Отцу? Есть, иже на вы глаголет, Моисей, нанъже вы уповаете. Аще бо бысте верова­ли Моисеови, веровали бысте убо и Мне: о Мне бо той писа (Иоан. 45-46). Если же Сепфора принята нами за олицетворе­ние церкви языческой, то сын, происшедший от нее, без со­мнения, будет образом нового народа, так как уверовавшие приняли духовное детство во Христе и возрождение в Боге; их и Давид в одном месте назвал народ зиждемым (Пс. 101, 19). Это новорожденное во Христе чадо, то есть новый народ обрезания чрез веру, отклоняет от себя смерть; ибо камень есть знак несокрушимой природы,

133

 

 

сила и крепость которой обозначается твердостию камня. И Иисус Навин, переправив­ши израильтян чрез Иордан, обрезал их ножами каменными (Нав. 5, 3), прообразуя духовное обрезание во Христе; так как Христос есть камень, на который как бы в образе ясно указывает, как я только что сказал, и камень, обрезавший сына Сепфоры. Тогда-то отступила смерть и ищущий убить отошел от Моисея, почтивши таинство обрезания во Христе, и это событие гадательно возвещает нам, что не только удали­лась смерть от удостоившихся обрезания во Христе, но что это дело, я разумею таинство Христа, послужило помощью и самим отцам; потому что как все мы умерли в Адаме, так и на всех переносится благодать, дарованная чрез Христа: ибо Он для того умер, да и мертвыми и живыми обладает (Рим. 14, 9). Таким образом во время обрезания нового народа вместе исправлена была и жизнь отцов: ибо имеющие жить живы для Бога; это сказало нам и священное слово (Лк. 20, 38). А временем обрезания, духовно мыслимого, было пришествие Христа, который, как Бог, старше Моисея, но занимает вто­рое место и следует после него, поколику Он явился челове­ком на служение для нас. Обрати внимание на то, что Бог избрал сначала Моисея, а потом присоединил Аарона, прообразуя, что в отношении к посланничеству и служению Моисея

134

 

 

будет позднее во времени явление Христа, Который был ра­вен Моисею по человечеству, но имел Божественное и несрав­ненное превосходство пред ним, потому что родился от Бога Отца. Если ты хочешь, то и это можешь видеть из самого Священного Писания: сотвори, сказано, Моисей и Аарон, якоже заповеда им Господь, тако сотвориша. Моисей же бе осмидесяти лет, Аарон же брат его осмидесяти трех лет, егда глаголаста к фараону (Исх. 7, 6-7). Слышишь, что оба они были равны в том отношении, что достигли осмидесятого года, хотя в служении Аарон был после Моисея? Так и Хри­стос: Он некоторым образом равен Моисею по человечеству и есть второй в домостроительстве, но несравненно превосхо­дит его и возвышается над ним по Божеству и славе Святой Троицы.

П. Изъяснение очень ясное и понятное.

К. Что же? Не достойно ли рассмотрения кроме того и следующее?

П. Что такое?

К. То, что израильтяне, без сомнения, не вышли бы из земли Египетской и не освободились бы от столь тягостного и ужасного для них рабства, даже более, совершенно не избег­ли бы смерти, посланной перворожденным в Египте, и трудно избежимой руки губителя, если бы не заклали агнца во образ Христа, подъявшего грехи мира. Кровью они помазали поро­ги по закону, данному

135

 

 

им чрез Моисея, а Христово таинство они соделали как бы оружием и ограждением души своей. Ибо смерть Христа есть врачевство, освобождающее от смерти, и участвующие в таинственном благословении выше тления, по Писанию: аминь аминь глаголю вам: ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь, имать живот вечный (Иоан. 6, 53-54). А снедая агнца, они вкушали при нем бесквасные хлебы; и этот образ в бесквасной и чистейшей пище указывает на благообразие евангельских наставлений, которое, впрочем, будет не без труда и не без горечи скорбей. Итак, снедение горьких трав вместе с бесквасными хлебами означает, что бесхитростная и чистейшая жизнь во Христе будет не без горечи. Поэтому необходимо было к бесквасной пище при­совокупить горечь; так как еси, сказано, — хотящии бла­гочестиво жити о Христе, гоними будут (2 Тим. 3, 12). Но потерпевшие это блаженны; ибо, вместе с Ним страдая, они вместе с Ним будут и царствовать, по Писанию (Рим. 8, 17). Не уклоняется ли это рассуждение к чему-нибудь нехоро­шему?

П. Нисколько.

136


Страница сгенерирована за 0.16 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.