Поиск авторов по алфавиту

Глава VI. Русская Православная Церковь при местоблюстителе Патриаршего престола митрополите Сергии. Окончание

В октябре 1943 г. немецкие оккупационные власти образовали Белорусскую центральную раду — своего рода марионеточное правительство во главе с президентом Радославом (Романом) Казимировичем Островским. При раде был создан отдел по церковным делам, в котором и собирались те самые белорусские активисты, которые давно уже вели войну с православным духовенством Белоруссии. По настоянию этого отдела Островский решил удалить из Минска архиепископа Филофея. На его место он хотел пригласить епископа Смоленского Стефана (Севбо). Но владыка Стефан отказался от предложения. Тогда Островский решил поставить во главе Белорусской Церкви присоединившегося к украинским автокефалистам Александра (Иноземцева), который титуловался митрополитом Пинским. Незадолго до этого Пинское и Брестское Полесье были присоединены к генеральному комиссариату Белоруссии. Но навязать Церкви митрополита Александра в качестве ее главы Островский не смог.

12 мая 1944 г. митрополит Пантелеимон созвал в Минске Собор епископов. На Собор прибыли архиепископ Гродненский Венедикт, рукоположенный в Вене главой Карловацкого церковного центра митрополитом Анастасием на Гомельскую кафедру, епископы Григорий (Боришкевич), Новогрудский Афанасий (Мартос), Смоленский Стефан, находившийся в Борисове, из Могилева приехал епископ Брянский Павел (Мелентьев), рукоположенный в 1943 г. и впоследствии в эмиграции перешедший в унию. В качестве гостя "президента" Островского в Минске находился "митрополит" Пинский Александр. Из Бреста приехал архиепископ Иоанн (Лавриненко), который подал на Собор заявление с просьбой принять его в состав Белорусского епископата. Заседания Собора проходили под председательством митрополита Пантелеимона. Собор высказался самым резким образом против вмешательства Белорусской центральной рады в церковные дела. На Соборе решено было включить в состав Белорусской Церкви Пинскую и Брестские епархии. Предстоятелю Белорусской Церкви митрополиту Пантелеимону был дарован титул "Блаженства", а также право предношения креста за богослужением. Подчиняясь диктату немецких властей, Собор вынужден был также вынести решение о незаконности избрания Патриарха в Москве. Заседания Собора проходили в самый канун освобождения Минска и всей Белоруссии советскими войсками.

Территории Молдавии, Северной Буковины и Одесской области во время их оккупации были включены в состав Румынского государства. Румынская Патриархия распространила на них без согласования с Московской Патриархией свою юрисдикцию. В Кишинев вернулся митрополит Ефрем (Тигиняну), который занимал эту кафедру до 1940 г. в составе Румынской Церкви. Одесская область и Молдавское Приднестровье никогда раньше не входили в юрисдикцию Бухареста. Церковная жизнь на этой территории за два с лишним десятилетия советской власти была вконец разрушена, и ее надо было восстанавливать. Но вместе с тем румынские государственные и церковные власти ставили и иную задачу — румынизацию этого края, который они назвали Транснистрией. В Одессе устроена была Православная румынская миссия в Транснистрии во главе с архимандритом Юлием (Скрибаном). В начале 1942 г. его сменил архимандрит Виссарион (Пую). Это был выпускник Киевской Духовной Академии, хорошо знавший церковнославянский, русский и украинский языки. Он не препятствовал совершению богослужений в церквах Одесской епархии по-церковнославянски, сам проповедовал часто по-русски и пользовался потому доверием со стороны православных русских и украинцев. Из местного духовенства он поощрял тех, кто принадлежал ранее (в советский период) к канонической Церкви, обновленцев и самосвятов принимал в клир только после их перерукоположения. При нем в Одессе возобновилось богослужение в 30 церквах, а в области было открыто 300– 400 приходов.

Румынские власти, недовольные тем, что архимандрит Виссарион не считал первоочередной задачей румынизацию Одесской епархии, в 1943 г. отозвали его из Одессы. Его преемником в должности начальника миссии стал Антим (Ника), который, напротив, настойчиво проводил линию на румынизацию церковной жизни. В феврале 1944 г. он был хиротонисан в Бухаресте во епископа Измаильского и Транснистрийского. Ввиду приближения линии фронта епископ Антим перебрался из Одессы в Тирасполь, потом в город Измаил, по названию которого носил титул.

В ноябре 1942 г. в Дубоссарах была открыта новая духовная семинария, которая должна была готовить священнослужителей для Транснистрии. Ректором ее назначили Д. Христеску и приняли на обучение 80 студентов; на семинарию возлагалась задача румынизации церковной жизни юго-запада Украины, и потому занятия проводились на румынском языке.

По мере приближения фронта румынское духовенство в большинстве своем бежало на запад, в Бессарабию, потом в Румынию. На приходах оставались священники русского и украинского происхождения, которые, конечно, пользовались несравненно большим доверием и любовью народа. Во время румынской оккупации в Приднестровье возобновилась монашеская жизнь. Возрождено было 12 обителей, в Одессе был восстановлен Свято-Пантелеимонов монастырь. В нем спасалось 7 монахов-украинцев, а управлял обителью игумен Варлаам (Хирита), выпускник Кишиневского богословского факультета. Его сменил другой выходец из Бессарабии отец Василий Солтици. После бегства Румынской миссии из Одессы на запад игумен Василий Солтици взял на себя управление всей церковной жизнью Приднестровья.

Оккупированная Прибалтика, как и Белоруссия, входила в состав рейхскомиссариата "Остланд" (Восток). Первенствующим епископом в Прибалтике был экзарх Латвии и Эстонии митрополит Виленский и Литовский Сергий (Воскресенский). Когда началась война, митрополита Сергия должны были эвакуировать из Вильнюса, но он пожелал остаться со своей паствой и, чтобы избежать эвакуации, спрятался в крипте кафедрального собора. За то, что команде, выполнявшей эвакуацию, не удалось найти митрополита, был расстрелян его секретарь.

Немецкие власти после захвата Вильнюса арестовали владыку Сергия, но через 4 дня он был выпущен на свободу и смог исполнять свои обязанности по управлению церквами Прибалтики. Ему разрешили оставаться в каноническом послушании Московской Патриархии и возносить за богослужением имя Местоблюстителя патриаршего престола. Известно, что церковная ситуация в Прибалтике обсуждалась на совещании в Восточном министерстве в Берлине. И там сочли целесообразным сохранить канонические связи этого края с Московской Патриархией, с тем чтобы в будущем, после падения Москвы, православные были выселены из Прибалтики в рейхскомиссариат "Москва". В свою очередь митрополит Сергий (Воскресенский) должен был заплатить за терпимое отношение оккупационных властей к его канонической связи с Патриархией целым рядом публичных заявлений, направленных против правительства Советского Союза, ведущего войну с Германией, и заверениями в лояльности германским властям. Объяснялось это, конечно, не какими-то иллюзиями относительно фашизма, а политическим расчетом, стремлением сохранить легальную церковную организацию и хотя бы только молитвенную связь с Патриархией. В кругу совершенно доверенных лиц он, по словам очевидца, говорил: "Не таких обманывали... а этих колбасников обмануть нетрудно"410.

Немецкие власти разрешили митрополиту Сергию организовать миссионерскую деятельность на Псковщине, куда он направил 60 священников для открывавшихся там приходов, посылал богослужебные книги. При этом он не включал приходы Псковщины в свою церковную область. Он требовал от направлявшихся туда священников возносить за богослужением имя митрополита Ленинградского Алексия, на которого возложено было управление и Псковской епархией.

В 1942 г. митрополит Александр (Паулус), перешедший в свое время в юрисдикцию Московской Патриархии, объявил о восстановлении Эстонской автономной Церкви в составе Константинопольского Патриархата. Но здоровая часть православного духовенства и народа не поддержала схизматической акции митрополита Александра. В раскол ему удалось вовлечь в основном лишь те приходы, где большинство прихожан и клирики принадлежали к эстонской национальности. Приходы, оставшиеся в каноническом послушании Патриархии, возглавил епископ Нарвский Павел (Дмитровский). Из юрисдикции митрополита Сергия вышел и митрополит Рижский Августин (Петерсен). Экзарх Московской Патриархии энергично противодействовал расколу.

Митрополит Сергий болезненно переживал послание Местоблюстителя патриаршего престола от 22 сентября 1942 г., подписанное им вместе с другими епископами Русской Церкви. В этом послании митрополита Виленского Сергия осуждали за ряд прогерманских заявлений, в особенности же за телеграфное поздравление Гитлеру с очередными победами на фронте. Конечно, такие выступления митрополита Сергия (Воскресенского) были вынужденными, но и из резкого осуждения их со стороны Патриархии тоже, очевидно, нельзя делать вывод, что в Патриархии не понимали трудностей его положения. В довоенные годы митрополит Сергий пользовался особым доверием со стороны Местоблюстителя патриаршего престола. После того как архиерейский Собор 1943 г. постановил отлучить от Церкви всех клириков, запятнавших себя колоборационизмом, и среди них назван был и митрополит Сергий (Воскресенский), он напечатал в газетах Прибалтики статью, с характерным названием: "Сталин не Савл, он не станет Павлом", в которой писал об иллюзорности надежд на перемену церковной политики в Советском Союзе.

С подозрением относились к митрополиту Сергию и немецкие власти. Есть основания считать, что перед отступлением немецких войск из Прибалтики, митрополит Сергий готовил приходы к предстоявшим неизбежным переменам. По свидетельствам знавших близко митрополита Сергия, он опасался за свою жизнь. Узнав о смерти своего друга оперного певца Д. Смирнова, митрополит Сергий вместе с протодиаконом Редикюльцевым и его женой отправился из Вильнюса в Ригу на погребение. На следующий день 29 апреля 1944 г. все трое были найдены в автомобиле убитыми. Оккупационные власти не разрешили провести расследование террористического акта. Одни обвиняли в убийстве митрополита Сергия гестапо, другие — красных партизан. Местные жители видели убийц; они были в немецких мундирах. После войны советский трибунал приговорил к повешению нескольких сотрудников из немецкой администрации Риги. Среди прочего они были осуждены и за пособничество в убийстве митрополита Сергия. Митрополит Сергий был погребен на Покровском кладбище в Риге рядом с могилой архиепископа Рижского Иоанна (Поммера).

Примечания

348. Русская Православная Церковь в советское время (1917–1991). Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью. М., 1995. Кн. 1. С. 324.

349. Граббе. Правда о Русской Церкви. С. 87.

350. Одинцов. Государство и Церковь. С. 504.

351. Цит. по: Регельсон. Трагедия Русской Церкви. С. 504.

352. Цит. по: Дамаскин (Орловский). Мученики и исповедники. Кн. 1. С. 140–180.

353. Польский. Новые мученики. Т. 2. С. 88–94.

354. Там же. С. 78–82.

355. Дамаскин (Орловский). Мученики и исповедники. Кн. 1. С. 142, 231–233.

356. Там же. С. 179.

357. Лука (Войно-Ясенецкий), архиеп. Воспоминания // Журнал Московской Патриархии. 1993. № 12. С. 54–55.

358. Польский. Новые мученики. Т. 2. С. 121.

359. Подробнее: см.: Иоанн (Снычев), митр. Митрополит Мануил (Лемешевский). СПб., 1993. С. 180–185.

360. Свенцицкий А. Б. Отец Александр Хотовицкий. С. 1–2 [машинопись].

361. Польский. Новые мученики. Т. 2. С. 166–168.

362. Там же. С. 210–212.

363. Рар Г. (Ветров А.). Плененная Церковь. Франкфурт-на-Майне, 1954. С. 105–106.

364. Дамаскин (Орловский). Мученики и исповедники. Кн. 1. С. 231–232.

365 .Граббе. Правда о Русской Церкви. С. 86–87.

366. Польский. Новые мученики. С. XVII.

367. Граббе. Правда о Русской Церкви. С. 88.

368. Юрин А. Под маской религии. М., 1939.

369. Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война. (Сборник документов). М., 1943. С. 3–5; Правда о религии в России. М., 1942. С. 15–17.

370. Правда о религии. С. 85.

371. Там же. С. 87–88.

372. Там же. С. 290 (вкладыш).

373. Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война. С. 6–7.

374. Патриарх Сергий. С. 238.

375. Краснов-Левитин. Рук Твоих жар. С. 77.

376. Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война. С. 8–10.

377. Там же. С. 12.

378. Там же. С. 81.

379. Там же. С. 24–25.

380. Там же. С. 27.

381. Там же. С. 29–31.

382. Там же. 37–38.

383. Там же. С. 47.

384. Там же. С. 48–50.

385. Там же. С. 70–71.

386. Там же. С. 56.

387. Краснов-Левитин. Рук Твоих жар. С. 66.

388. Патриарх Сергий. С. 240.

389. Там же. С. 93.

390. Правда о религии. С. 7–12.

391. Афанасий (Мартос). Беларусь. С. 271.

392. Регельсон. Трагедия Русской Церкви. С. 510.

393. Там же.

394. Афанасий (Мартос). Беларусь. С. 291.

395. Heyer. Die Orthodoxe Kirche. S. 174.

396. Ibidem. S. 176.

397. Феодосий (Процюк), архиеп. Обособленческие движения в православной Церкви на Украине с 1917 по 1943 г. [Машинопись]. Смоленск, 1978–1979. Т. 4. С. 607.

398. Цит. по: Heyer. Die Orthodoxe Kirche. S. 175.

399. Феодосий (Процюк). Обособленческие движения Т. 5. С. 254.

400. Правда о религии. С. 129–135.

401. Там же. С. 137–140.

402. Там же. С. 141–142.

403. Феодосий (Процюк). Обособленческие движения. Т. 4. С. 685.

404. Там же. С. 690–691.

405. Цит. по: Heyer. Die Orthodoxe Kirche. S. 184–185.

406. Ibidem.

407. Феодосий (Процюк). Обособленческие движения. Т. 4. С. 701–703.

408. См.: Heyer. Die Orthodoxe Kirche. S. 208.

409. Афанасий (Мартос). Беларусь. С. 288.

410. Регельсон. Трагедия Русской Церкви. С. 511.


Страница сгенерирована за 0.07 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.