Поиск авторов по алфавиту

Архиепископ АМВРОСИЙ: «Память моя хорошо сохранила его образ — величественного, деятельного святителя нашей Святой Церкви».

Его Высокопреосвященству, Высокопреосвященнейшему Ювеналию, митрополиту Крутицкому и Коломенскому.

Я сердечно приветствую Вас, Ваше Высокопреосвященство, возлюбленный о Господе владыка митрополит.

Я получил Ваш запрос, в котором Вы просите меня описать мои впечатления, оставшиеся от общения с замечательным святителем нашей Святой Православной Церкви, в Бозе почившим владыкой митрополитом Никодимом.

Хотя моя земная жизнь приближается уже к своему вечеру, воспоминания о владыке Никодиме свежи и ясны, как будто и не было тех лет, которые прошли с того времени, когда мы встречались с ним в последний раз.

Впервые я встретил владыку Никодима, когда он был еще иеромонахом, секретарем Ярославской епархии. Я же заканчивал Духовную школу в Троице-Сергиевой Лавре. Священный сан я хотел получить, оставшись безбрачным, но для этого еще нужно было найти такого епископа, который согласился бы меня рукоположить, оставив целибатом.

Мне порекомендовали поехать в Ярославль, где правящим архиереем пребывал в то время в Бозе почивший приснопамятный архиепископ Димитрий (впоследствии схиархиепископ Лазарь). В Рождественские каникулы мы с моим однокашником Василием Подлесных, имеющим такое же расположение души к монашеству, как и у меня, прибыли в Ярославль в епархиальное управление. Владыка Димитрий был болен, но принял нас, благосклонно выслушал и порекомендовал приехать к нему в Пасхальные каникулы, что мы и выполнили.

Это был волнительный приезд. Я много молил Бога о том, чтобы желание моего сердца исполнилось. И здесь в Ярославле мы встретили прекрасный прием у архимандрита Исаии и иеромонаха Никодима. Эти дни были для нас незабвенны.

Моя память хорошо сохранила облик тогда секретаря Ярославской епархии отца Никодима. Это был очень энергичный, в то время молодой иеромонах, с замечательно свежим красивым лицом. Он был для своего возраста полным человеком, но не стеснялся своей полноты, считая, что она придает ему солидность.

Наш приезд пришелся на дни Страстной седмицы. Архимандрит Исаия и иеромонах Никодим очень прилежно соблюдали пост. Вспоминаю, что для меня, человека тогда еще неискушенного в постничестве, пост в эти дни казался особенно тяжел. Остановился я в келье отца Никодима. В то время в Ярославле был лишь один действующий храм — кафедральный собор, освященный в честь Феодоровской иконы Божией Матери. Служили там маститые протоиереи, люди со сложным характером. И меня очень впечатляло, как отец Никодим дипломатично с ними обходился, умел с каждым найти взаимопонимание. Общение с ними было весьма сложным, и я дивился его такту.

Рукоположение мое во диакона владыка Димитрий совершил в праздник Живоносного Источника Божией Матери, в Никольском приделе Феодоровского собора. Помню, во время пострижения во чтеца маленькой фелони не оказалось, и на меня надели большую священническую фелонь. Когда же архиепископ открыл Апостол и дал мне прочитать, то мне открылось: «Братие, Христос же пришед, Архиерей грядущих благ». Тогда отец Никодим сказал про меня: «Архиереем будет», что впоследствии и сбылось. Я помню незабвенную Божественную литургию, когда Ваше Высокопреосвященство, будучи еще совсем мальчиком, пономарили в алтаре, подавая кадило. За этой Литургией совершилось мое рукоположение во диакона. Отец Никодим сослужил архиепископу эту Литургию, по окончании которой он и архимандрит Исаия поздравили меня с принятием священного сана. Также отец Никодим преподал мне наставление, как подобает проходить свое служение клирику Православной Церкви. Я их сердечно полюбил: и архиепископа Димитрия, и сих благочестивых служителей Церкви. Ярославль в то время казался мне землей обетованной. Все мои мысли были о том, как остаться служить в Ярославле. Но Бог судил иначе. Мне нужно было еще вернуться в Лавру, чтобы сдать экзамены, и, волею судеб Божиих, мне не пришлось уже служить в Ярославской епархии, а Господь привел меня в землю Ивановскую. Здесь я был рукоположен в священники епископом Ивановским и Кинешемским Венедиктом и отправлен на приход. Прошли годы. Отец Никодим стал митрополитом, Председателем Отдела внешних церковных сношений. И он вызвал меня телеграммой в Отдел. По этому вызову я поехал в Москву и дважды был у владыки Никодима на приеме. Память моя хорошо сохранила его образ — величественного, деятельного святителя нашей Святой Церкви.

По-видимому, владыка Никодим в то время имел в отношении меня какие-то соображения, но какие именно, я, в силу сложившихся обстоятельств, так и не узнал. Мне было необходимо вернуться в свою епархию, так как мое отсутствие не было согласовано с владыкой Ивановским и Кинешемским Иларионом. В дальнейшем я много раз видел владыку Никодима, когда он был митрополитом Ленинградским. Помню его всегда энергичным, мудрым, умеющим широко смотреть на вещи. Его внезапная кончина в Ватикане глубоко меня поразила. Вы, Ваше Высокопреосвященство, были тогда в Риме и совершили первую панихиду по приснопамятному митрополиту Никодиму.

И вот что я хочу Вам сказать, дорогой владыка! Я никогда не забываю благословенный Ярославль, он навсегда остался в моей памяти. Я в смирении сердца всегда молю Бога о упокоении схиархиепископа Лазаря, епископа Исаии и, конечно же, в заупокойных молитвах моих всегда присутствует имя приснопамятного митрополита Никодима.

Чувствую внутреннее духовное родство с Вами, Ваше Высокопреосвященство, ибо земля Ярославская нас сроднила. Наверное, и в Вашей памяти проходят лица достойных святителей нашей Святой Православной Церкви. Их молитвами Господь да помилует всех нас.

+ АМВРОСИЙ, Архиепископ Ивановский и Кинешемский, 1997 год


Страница сгенерирована за 0.07 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.