Поиск авторов по алфавиту

Глава 1.7.

Что касается отношений монастырей ко власти светской, то распри между монахами и архимандритами судились воеводами: так, в 1534 году полоцкий воевода судил монахов Предтеченского монастыря с их архимандритом; монахи жаловались, что архимандрит берет себе следующую им половину доходов; архимандрит отвечал, что когда полоцкий воевода или его урядники приезжают в монастырь, тогда архимандрит и чернецы вместе их угощают и дарят, а теперь чернецы не помогли ему обдарить пана воеводу, потому он и вычел из их половины доходов; чернецы возражали, что на потребы церковные и на дары воеводами есть деньги постригальные: когда кто идет в монахи, то дает по рублю грошей в казну монастырскую. В 1540 году вследствие жалобы монахов Уневского монастыря на львовского епископа Макария, поданной королю и митрополиту, дело рассматривалось перед девятью шляхтичами, четырьмя мещанами и возным. Макарий оправдался, но писал потом, что дело это стоило ему 20 волов, которых он должен был подарить пану Краковскому. Монахи признались, что они жаловались на хищность епископа только для того, чтоб высвободиться из-под его управления вопреки королевской грамоте, по которой монастырь их был отдан в управление Макарию. Через 15 лет, в 1555 году, дело возобновилось: архимандрит Уневского монастыря жаловался митрополиту Макарию на львовского епископа Арсения, что тот, приезжая в монастырь, грабит его, архимандрита зовет к суду пред короля и панов радных, желая привести монастырь в свою власть; король велел митрополиту рассмотреть дело; митрополит назначил срок епископу и архимандриту стать пред ним на суд и решил дело в пользу архимандрита, освободил монастырь из-под управления епископа, не обращая внимания на упомянутую выше грамоту короля Сигизмунда; тогда епископ жаловался королю на несправедливость митрополичья суда, и митрополит был позван на суд королевский. Иногда могущественные паны позволяли своим урядникам вмешиваться даже в духовный суд митрополита, и лица духовные в надежде на покровительство какого-нибудь могущественного вельможи позволяли себе пренебрегать властию митрополита: в 1554 году митрополит Макарий жаловался королю, что княгиня Слуцкая приказывает наместникам своим вступаться в дела духовные, судить священников, сажать их в заключение, разводить мужей с женами; когда митрополит за двукратную неявку к суду запретил отправлять службу слуцкому архимандриту Никандру, то последний митрополичьей грамоты не захотел и читать, служку, присланного с нею, прибил, а сам прибегнул к покровительству княгини Слуцкой, которая за него заступилась. Король запретил княгине подобные поступки.

Короли по праву подаванья продолжали жаловать православные монастыри светским людям в управление: так, в 1562 году Сигизмунд-Август отдал полоцкий Предтеченский монастырь дворянину Корсаку с условием, чтоб он держал в монастыре наместника, особу духовную, человека ученого, который бы умел в делах духовных управляться по закону греческому. В 1568 году на городенском сейме митрополит Иона между прочими просительными статьями представил королю, чтобы достоинства духовные не раздавать людям светским, и если королю случится отдать духовную должность светскому человеку и последний в течение трех месяцев не вступит в сан духовный, то владыка вправе отбирать у таковых достоинства и хлебы духовные и раздавать людям духовным. Король отвечал, что просьба справедлива; но что если кто-нибудь из пожалованных не захочет вступить в духовное звание, то владыка не имеет права отбирать у него пожалования и отдавать другому, а доносит об этом королю, который сам отбирает пожалования и отдает другим, кого признает достойным. Такой ответ, как видно, был дан с тем, чтоб уклоняться, когда нужно, от исполнения просьбы: в 1571 году Сигизмунд-Август отдал киевский Межигорский монастырь безо всякого условия дьяку коронной канцелярии Высоцкому за верную службу, желая еще более усилить в нем ревность к службе; ясно, что дьяк, который должен был продолжать канцелярскую службу, не мог постричься в монахи. Но в других случаях припоминали ответ королевский, данный на городенском сейме. Король Стефан дал минский Вознесенский монастырь дворянину Невельскому, а тот, не желая вступать в духовное звание, передал монастырь с ведома королевского земянину Достоевскому, который не был даже православный; митрополит Илия и каштелян минский Ян Глебович жаловались королю, что Достоевский пользуется только доходами и вовсе не радит об управлении монастырем, и просили отдать последний земянину же минскому Михаиле Рагозе, человеку благочестивому и в священном писании знающему, который немедленно пострижется в монахи. Король исполнил их просьбу, ссылаясь на ответ Сигизмунда-Августа, данный на городенском сейме митрополиту. Это было в 1579 году; в 1581 видим жалованную грамоту дворянину Левоновичу на Браславский монастырь прямо с условием, чтобы он вступил в духовное звание. Иногда монастырь отдавался во владение светскому лицу и сыновьям его: так, Сигизмунд-Август отдал монастырь св. Спаса во Владимире Волынском Оранским-отцу и троим сыновьям, которые должны были владеть один за другим: и отец, и сыновья при этом освобождены были от обязанности постригаться в монахи, только должны были держать в монастыре викария-духовное лицо. Иногда такие владельцы закладывали монастыри. Виленский Троицкий монастырь принадлежал также к числу тех монастырей, которыми распоряжались короли; он был отдан королем митрополиту Онисифору Девочке. Но еще при жизни последнего, в 1584 году, бурмистры, радцы и лавники виленские греческого закона били челом королю, что вследствие редких посещений митрополичьих и дальности расстояния от Киева монастырь Троицкий обнищал и пришел в расстройство; дабы не пришел он в окончательный упадок, они просили короля отдать им его в управление по смерти митрополита Очисифора. Король исполнил просьбу, отдал им монастырь с тем, чтоб они собирали доходы и употребляли их на монастырские потребности, на поддержку строения, на содержание архимандрита, священников, чернецов, убогих монахинь, слуг церковных, на учреждение школ, где должны воспитываться дети людей, живущих в монастыре и при монастыре. Бурмистры, радцы и лавники получили право выбирать архимандритов в монастырь, которые не имеют права без их ведома распоряжаться монастырским имуществом; бурмистры, радцы и лавники должны выбрать одного или двух добрых людей сами собою или сообща с православными мещанами виленскими; эти выбранные добрые люди должны смотреть за доходами монастырскими и ежегодно отдавать об них отчет бурмистрам, радцам и лавникам. Монастыри с ведома королевского выбирали себе опекунов, которые имели обязанность охранять их выгоды.

Мы видели, что в 1522 году вследствие челобитной, поданной королю Сигизмунду I монахами Киево-Печерского монастыря, восстановлена была у них община, которая пала от обнищания монастыря после татарских нашествий. Но восстановленная община существовала только при одном архимандрите Игнатии, преемники которого уничтожили ее для своих выгод, отдавая доходы монастырские детям своим и родственникам. Монастырь начал приходить в упадок, и старцы в половине века снова обратились к королю Сигизмунду-Августу с просьбою о восстановлении общины; король поручил это дело воеводе киевскому, князю Фридриху Глебовичу Пронскому и дворянину Оранскому, которые и написали устав для общины. Здесь определено, какие доходы должны идти в казну монастырскую, какие-архимандриту и клирошанам: за погребение монахи должны брать то, что им дадут, а не торговаться; братию свою должны хоронить и поминать одинаково, оставит ли кто после себя имение, идущее на монастырь, или не оставит ничего. Архимандрит и старцы едят и пьют в одном месте; во время стола происходит чтение; монахи не смеют выходить из монастыря без позволения архимандричьего и экономова; ослушников архимандрит с братиею имеют право наказывать по их духовному праву, имеют право высылать из монастыря. Кельи и сады находятся в общем пользовании: монах, желающий выйти из монастыря, келью свою не продает, берет только движимое имущество; платье и дрова монахам даются из казны церковной; чернецы не могут держать у себя бельцов, мальчиков и никакой живности: один архимандрит держит слугу и хлопца; печать церковная хранится в казне; архимандрит ведает одно церковное управление; доходы же и расходы и управление имениями находятся в заведовании эконома, палатника и братни; в доходах и расходах эконом и палатник дважды в год отдают отчет архимандриту и братии; архимандрит и старцы не могут принимать к себе монахов из Москвы и Валахии. Несмотря на то, в Москве не забывали Киево-Печерского монастыря: по царевиче Иване послано туда милостыни 100 рублей.

Известно, что в 1509 году митрополит Иосиф созывал в Вильне собор, где постановлены были меры для отвращения беспорядков, происходивших от столкновения духовной власти со светскою; в 1546 году митрополит Макарий должен был созвать в Вильне собор по требованию короля Сигизмунда-Августа, который писал ему: "Слышали мы от многих князей и панов о беспорядках, которые происходят между вашим духовенством греческого закона, также между князьями, панами и простыми людьми, особенно между владыками, как например, на Волыни; а твоя милость, старший их пастырь, о том знать и удерживать их не хочешь". Поучения священникам от архиерея после поставления в Юго-Западной Руси были сходны с известными уже нам поучениями, употреблявшимися в Московской Руси.

Изменение, сделанное в календаре папою Григорием XIII, произвело сильное волнение как между протестантским, так и между православным народонаселением Польско-Литовского государства, не хотевшим принять новости, вышедшей из Рима. В 1583 году константинопольский патриарх Иеремия II запретил православному духовенству сообразоваться с новым грегорианским календарем, вследствие чего в 1584 году Стефан Баторий запретил правительственным лицам принуждать православных к отправлению праздников по новому календарю.

Несколько раз упоминали мы о братчинах или складчинных пирах, обычае, с незапамятных времен распространенном в древней России. О братчинах упоминает старинная летопись, о ней поет старая песня, о ней беспрестанно говорят старые уставы, старые грамоты. О древности и важном значении братчины в жизни нашего народа свидетельствует язык: в известной поговорке братчина является представительницею всякого общего дела, союза; о человеке, не способном по своей сварливости, неуживчивости к общему делу, говорится: "С ним пива не сваришь". Другая пословица говорит: "К пиву едется, к слову молвится"-и свидетельствует, как было много охотников ездить на братчины, к общему пиву. Некоторые почетные лица, как мы видели, были приглашаемы на братчины. Должностные лица, волостели, тиуны получали с братчин известные поборы. Но, кроме званых гостей или таких, которые по должности своей имели право приезжать на братчины, туда являлось много незваных гостей и таких, с которыми трудно было пиво сварить. Поэтому разные волости и села выхлопатывали себе жалованные грамоты, по которым запрещалось ездить к ним на братчины незваным. Но понятно, что за пивом и между самими участниками в братчине и гостями зваными всего легче можно было начаться ссорам и даже дракам; легко было поссориться и подраться, легко было и помириться при посредничестве других участников; нельзя было на ссоры и драки, происшедшие за пивом, смотреть как на беспорядки, произведенные.людьми, в полном сознании находящимися, и нельзя было взыскивать обычных штрафных денег с человека, который поссорился за пивом, а протрезвившись, спешит помириться, и потому в некоторых уставных грамотах говорится: "В пиру или братчине поссорятся или побьются, и не вышедши из пиру помирятся, то не платят ничего; если даже и вышедши с пиру помирятся за приставом, то не платят ничего кроме хоженого". В некоторых же областях братчины постарались освободиться совершенно от вмешательства правительственных лиц и приобресть право суда над своими членами, произведшими беспорядок во время пира. Легко догадаться что эту большую степень самостоятельности братчины могли приобресть преимущественно в Новгороде и его владениях, во Пскове, по известным формам тамошнего быта; так, в псковской судной грамоте говорится: "Братчины судят как судьи". То же самое право имеют братчины или братства и в Западной или Литовской России, где быт городов, как мы видели, представлял сходные черты с бытом Новгорода и Пскова и где видим сильнейшее развитие цехового устройства. К этим-то братствам Западной России мы и должны теперь обратиться, потому что об.устройстве их в описываемое время дошли до нас подробные известия.

Из актов описываемого времени и из позднейших видно, что братства в некоторых местах, например в Вильне, получили свое устройство гораздо прежде, именно в половине XV века. В 1579 году трое мещан Мстиславских от лица всех своих собратий жаловались Стефану Баторию, что у них издавна бывают складчины три раза в год-на Троицын день и на Николин-осенний и вешний: на каждый из этих праздников рассычают они по 10 пудов меду и продают его, воск отдают на свечи в церковь, деньги, что выручат за мед, отдают также на церковное строение. Но старосты мстиславские не позволяют им продавать этих складчинных медов долее трех дней и, что у них останется меду непроданного в этот срок, забирают за замок: от этого они терпят убыток; а церкви божии пустеют и приходят в упадок. Король предписал старостам, чтоб они не забирали медовых складов, а позволяли мещанам распродавать их все и по прошествии трех дней. В 1582 году виленские мещане (горожане) братства купеческого в челобитной королю объявляли, что у них в Вильне есть особый братский дом, на собственный счет их построенный; в этот братский дом собираются купцы виленские греческого закона для рассуждения о потребностях церковных и госпитальных и, по древнему обычаю, покупают мед восемь раз в год: на Велик день, на Седьмую субботу, на Петров день, к Успению богородицы, на Покров, на Николин день, на Рождество Христово и на Благовещенье, сытят этот мед и пьют его, сходясь по три дня в братский дом, воск отдают на свечи в церковь, а деньги, вырученные за мед, обращают на церковное строение, на слуг церковных, на госпиталь, на милостыню убогим. Чтоб дела братские отправлялись с большим порядком, они просили короля утвердить следующий устав: "Братья старшие и младшие братства купеческого выбирают ежегодно между собою старост, которым поручают все деньги братские, все имущество и все дела; по прошествии года старосты отдают отчет братьям старшим и младшим. Во время братских бесед эти годовые старосты сами и чрез ключников своих прилежно смотрят, чтоб братья вписанные и гости приходящие сидели в дому братском прилично, дурных слов между собою не говорили, на стол не ложились, меду братского не разливали, пили бы в меру и никаких убытков не делали; если же кто, напившись пьян, причинит какой-нибудь убыток, станет говорить неприличные слова, на стол ляжет и питье разольет, такого старосты должны сперва удержать словами, а, в случае упорства с его стороны, берут с него пеню, чем братья обложат. Если бы кто в братском доме завел ссору, то обиженный сейчас же объявляет о своей обиде старостам; старосты, выслушав жалобу, отлагают дело до завтрашнего дня, в который братия, собравшись в братский дом, судят и решают, кто прав и кто виноват, и последний платит пеню братству; никто, получивши обиду в братском доме, не жалуется никакому другому начальству, ни духовному, ни светскому, ни земскому, ни городскому, ни римской вере, ни греческой, но должен судиться перед старостами и братиею в том доме, где произошла ссора. Кто в братском доме выбранит старосту, выбранит или ударит ключника, тот наказывается братскою пенею; ключник, непослушный старосте, сперва удерживается словами, а потом наказывается братскою пенею; если староста провинится пред братьею, то братья старшие и младшие сперва останавливают его словами, а в другой раз наказывают братскою пенею. Если духовные люди, веры римской и греческой, или вписанные в братство, или приглашенные кем-нибудь из братий, или вписавшиеся на один только день, завели с кем-нибудь ссору, то не должны жаловаться - римской веры князю епископу, а греческой митрополиту, должны судиться в братстве и довольствоваться братским решением. Шляхтич или дворянин, или какой-нибудь чужой человек, приглашенный на братский пир, или вписавшийся на один день в братство, не должен брезговать местом, но обязан садиться, где придется; старосты, зная звание каждого, указывают места. Никто не смеет входить в светлицу братскую с оружием или приводить с собою слугу. Если бы кто-нибудь из вписанных братьев захотел перейти в другое братство, то обязан объявить об этом старостам и братье и взять выпись из их реестра; если же имя его будет стоять в братском списке, а он будет исполнять братские обязанности в другом месте, то он не считается братом, и братство не обязано хоронить его. Если вписанный брат умрет, то братья обязаны дать аксамит и свечи на погребение и сами провожать тело. Бурмистры и радцы виленские, римской и греческой стороны, не должны брать людей, в купеческое братство вписанных, служить к себе в братства: потому что каждое братство особенных слуг себе выбирает и для себя бережет". Король утвердил устав.

Замечательное по выражению новых потребностей государственных царствование Иоанна IV ознаменовалось и составлением более полного судного устава. В 1550 году царь и великий князь Иван Васильевич с своими братьями и боярами уложил Судебник: как судить боярам, окольничим, дворецким, казначеям, дьякам и всяким приказным людям, по городам наместникам, по волостям волостелям, их тиунам и всяким судьям. Так как в описываемое время, в XVI веке, явилась сильная потребность в мерах против злоупотреблений лиц правительственных и судей, то эта потребность не могла не высказаться и в Судебнике Иоанна IV, что и составляет одно из отличий царского Судебника от прежнего великокняжеского, от Судебника Иоанна III. Подобно Судебнику Иоанна III, новый Судебник запрещает судьям дружить и мстить, и брать посулы, но не ограничивается одним общим запрещением, а грозит определенным наказанием в случае ослушания. Мы видели, что Судебник Иоанна III о случаях неправильного решения дела судьями выражается так: "Кого обвинит боярин не по суду и грамоту правую на него с дьяком даст, то эта грамота в неграмоту, взятое отдать назад, а боярину и дьяку в том пени нет". Новый Судебник постановляет: если судья просудится, обвинит кого-нибудь не по суду без хитрости и обыщется то вправду, то судье пени нет; но если судья посул возьмет и обвинит кого не по суду и обыщется то вправду, то на судье взять истцов иск, царские пошлины втрое, а в пене, что государь укажет. Если дьяк, взявши посул, список нарядит или дело запишет не по суду, то взять с него перед боярином вполовину, да кинуть в тюрьму; если же подьячий запишет дело не по суду за посул, то бить его кнутом. Если виноватый солжет на судью, то бить его кнутом и посадить в тюрьму. По Судебнику Иоанна III, судья не должен был отсылать от себя жалобников, не удовлетворивши их жалобам; новый Судебник говорит и об этом подробнее: если судья жалобника отошлет, жалобницы у него не возьмет и управы ему или отказа не учинит, и если жалобник будет бить челом государю, то государь отошлет его жалобницу к тому, чей суд, и велит ему управу учинить; если же судья и после этого не учинит управы, то быть ему в опале; если жалобник бьет челом не по делу, судьи ему откажут, а он станет бить челом, докучать государю, то кинуть его в тюрьму. При определении судных пошлин (от рублевого дела судье одиннадцать денег, дьяку семь, а подьячему две) против старого Судебника также прибавлена статья о наказании за взятие лишнего: взявший платит втрое; если в одном городе будут два наместника или в одной волости два волостеля, а суд у них не в разделе, то им брать пошлины по списку обоим за одного наместника, а тиунам их-за одного тиуна, и делят они себе по половинам; а которые города или волости поделены, а случится у них суд общий, то им обоим пошлины брать одне и делить между собою по половинам же; если же два наместника или два волостеля, или два тиуна возьмут с одного дела две пошлины и уличат их в том, то заплативший пошлины берет на них втрое; если же кто станет бить челом, что с него взяли на суде лишнее, и окажется, что жалобник солгал, то казнить его торговою казнию и вкинуть в тюрьму. Постановлены предосторожности против злоупотреблений дьяков и подьячих и наказания в случае их обнаружения: дела нерешенные дьяк держит у себя за своею печатью, пока дело кончится. Дьяки, отдавая подьячим дела переписывать счерна начисто, должны к жалобницам и делам прикладывать руки по склейкам, и когда подьячий перепишет, то дьяк сверяет сам переписанное с подлинником, прикладывает руку и держит дела у себя, за своею печатью. Подьячие не должны держать у себя никаких дел; если же вынут у подьячего дело или список без печати и рукоприкладства дьяка, то иск, пошлины и езд взять на дьяке, а подьячего бить кнутом; если же вынут у подьячего список или дело за городом или на подворье, то иск взять на дьяке же, а подьячего казнить торговою казнию и выкинуть из подьячих. Недельщик не должен просить посула на судей и сам не брать, в противном случае казнить его торговою казнию, доправить посулы втрое и выкинуть из недель (отставить от должности). Кроме этого, по неделыцике давались еще поручные записки, в которых поручившиеся, человек 10, обязывались: "Ему, за нашею порукою, недели делать вправду; насильства и продажи никому не чинить, разбойников и воров оговаривать людей по недружбе не научать, колодников и воров не отпускать; безсудные и правые грамоты давать, а истцов и ответчиков не волочить; с записями людей своих и племянников не посылать и с приставными неписьменных ездоков не посылать же; корчмы, зернщиков, подпищиков, б... и всяких лихих людей у себя не держать и лихих дел никаких не делать; с конченных дел истцовы иски и царские пошлины править безволокитно, истцовы иски отдавать истцам, а с судных дел пошлин не красть; доправя пошлины, у себя не держать, отдавать в царскую казну. А станет он делать не так, как в этой записи писано, то на нас на поручниках царская пеня, что государь укажет, истцовы иски, царские пошлины, и наши головы в его голову, и наше имение в его имение".

Грозя наказанием корыстолюбивым судьям, новый Судебник заключает в себе меры и против ябедничества: по городам наместникам посадских людей судить, обыскивая по их имуществам, промыслам и по размету: кто сколько рублей дает царской подати, по тому их судить и управу чинить. Старосты, сотские, десятские и все горожане должны ежегодно присылать разметные книги в Москву к тем боярам, дворецким, казначеям и дьякам, у кого будут их города в приказе, а другие разметные книги должны отдавать старостам и целовальникам, которые у наместников в суде сидят. И если посадские люди станут искать друг на друге много, не по своему имуществу, то сыскивать про таких истцов разметными книгами, сколько рублей подати дает он с своего имения: и если окажется, что у него имения настолько есть, насколько ищет, то суд ему дать; если же нет, то обвинить его, взять с него пошлины, а самого прислать в Москву, к государю. Городским посадским людям искать на наместниках и на их людях также по своим имуществам, промыслам и по размету; а в который год староста и целовальники разметных книг в Москву не пришлют, в том году им на наместника суда не давать. По волостям волостелям судить черных людей по их жалобницам и управу им чинить безволокитно; а кто взыщет много, не по имуществу своему, а ответчик станет бить челом, что истец ищет много, имения у него столько нет, на сколько ищет, то волостели выбирают из тех же волостей лучших людей да целовальника одного или двоих, посмотря по делу, и посылают их обыскивать накрепко, было ли у истца на столько имения, на сколько ищет, и после обыску поступать, как в предыдущем случае. Если же истец скажет, что у него было чужое имение, то обыскивать, правда ли это и много ли было у него чужого имения и каким образом оно попалось к нему? В 1582 году государю было доложено, что многие холопи боярские ходят в доводах за своих господ и нанимаются в судах у других людей, ябедами и крамолами людей проторят, в жалобницах пишут иски большие, в суде лгут и говорят не по делу, оттягивая суд, или составляют крамолу, поминая другие прежние дела и брань; а те, которые нанимаются у ищеи или ответчика стоять за него в суде, стакнувшись с противником, продают своего наемщика, говорят в суде лишнее или не договаривают, чего надобно, и тем его обвиняют; иные, ходя, составляют жалобницы и суды за деньги, вмещают крамолы в людей и тяжбы негодные умножают-и таким злым людям, детям боярским и холопям и иных чинов людям казни нет. Государь приговорил со всеми боярами: ябедников, крамольников и составщиков по прежним уложениям не щадить. Кто будет стоять в суде за себя или за своего господина, или за кого-нибудь другого и в жалобнице напишет иск большой и доведет ответчик, что иск подписан ложно, то жалобника обвинить и, что искал лишнего, то, на нет доправя, отдать ответчику, да пошлина и продажа на нем же. Если в суде он будет говорить не по делу, того не слушать и не писать, а его, бив кнутом, от суда отослать и вперед к суду не пускать. А если бесчестил кого прежним делом, того также не писать, и если не докажет того, чем бесчестил, то, бив его кнутом, доправить бесчестье без суда. Если кто назовет другого вором и убийства, крамолы и рокоша на царя государя не доведет, того самого казнить смертью за то: в жалобнице и суде не бесчесть; а кто в жалобнице и суде лжет и составит ябеду, того казнить торговою казнью да написать в козаки, в украинские города Севск и Курск. Если какой-нибудь лихой человек, взявши деньги, продаст того, за кого стоял, тот суд не в суд, наемного доводчика казнить смертью, а кто подкупил, с того доправить все, что в жалобнице написано, также пошлины и протори все, да казнить его торговою казнию; если же доводчик с пытки не скажет, что подкуплен, то суд с головы. Которые дети боярские, бегая от службы, ходят в суды за других или бьют челом ябедою в больших исках, а мирятся на малом, потому что в жалобницах пишут иск не по делу, таких истцов винить во всем иску и вперед их в суд не пускать, и жалобниц от них не принимать ни в каком приказе. А кто уличен будет в составе и в крамоле, то такого лихого человека казнить торговою казнью да сослать в козаки в украинские города, а поместье и отчины, взявши, раздать роду его, а не будет у него рода, то беспоместным служилым людям, кого государь пожалует. Если судья будет помогать какому-нибудь составнику или ябеднику или таить крамольника, ябеду не станет обличать или жалобницу примет не по делу, или в суде даст говорить, что не к делу, на таком судье взять истцов иск, пошлины и протори, а в пене, что государь укажет.

Мы видели, что целовальники явились в Новгород в правление великого князя Василия; в Судебнике сына его читаем: на суде у бояр и детей боярских и у тиунов их быть, где дворский-дворокому, да старосте и лучшим людям целовальникам; а в которых волостях прежде старост и целовальников не было, в этих местах всюду теперь быть старостам и целовальникам. Случится кому из тех волостей перед наместником или перед волостелем, или перед их тиунами искать или отвечать, то в суде быть старостам и целовальникам той волости, из которой кто ищет или отвечает. Пришлет наместник или волостель, или тиун их список судный к докладу, а ищея или ответчик у доклада список оболживит, то послать на правду по дворского, старосту и целовальников, которые у того дела в суде сидели. Если эти судные мужи скажут, что суд был именно такой, у списка руки их и если противень писан наместничьим дьяком, сойдется слово в слово с судным списком, который писан земским дьяком, то виноват тот, кто список лживил, в противном же случае, если судные мужи скажут, что суд был не таков, список писан не земского дьяка рукою, руки у списка не их, противень не сходен со списком, то истцов иск взять на судье, да, кроме того, на нем пеня, что государь укажет. Если скажет дворский и те судные мужи, старосты и целовальники, которые грамоте умеют, что суд был именно такой и руки у списка их, а те судные мужи, которые грамоте не умеют, с ними порознятся, скажут, что суд был, да не таков, и противень с судным списком будет не слово в слово, то виноват судья и судные мужи, которые по списку такали, взять на них истцов иск, да пеню, что государь укажет. Если наместничьи или волостелины люди станут давать кого на поруку до суда и после суда и по ком поруки не будет, то должны объявить об этих людях в городе прикащикам городовым, да дворскому, старостам и целовальникам; а в волости объявлять старостам и целовальникам, которые в суде сидят; если же наместничьи или волостелины люди, не явя прикащику, дворскому, старосте и целовальникам, сведут к себе человека, по ком поруки не будет, да его у себя скуют, и род его и племя придут к прикащикам, дворскому, старосте и целовальникам бить челом; то прикащик, дворский, староста и целовальники этого человека у наместничьих или волостелиных людей должны вынуть и взять на них его бесчестье и, чего он на них взыщет, взять иск вдвое.

Относительно уголовных преступлений в новом Судебнике видим больше мер предосторожности против их возобновления, еще большее, чем в старом, обращение внимания на интересы целого общества. Так, в старом Судебнике определено, что пойманного на воровстве впервые бить кнутом, потом доправить на нем вознаграждение истцу и судье продажу и отпустить; если же не будет у него имения, то, бивши кнутом, выдать истцу головою на продажу. В новом Судебнике правительство не отпускает уже так легко человека, уличенного в преступлении и могущего возобновить его немедленно после суда и наказания; новый Судебник постановляет: вора, пойманного впервые, бивши кнутом и доправивши на нем истцов иск, дать на крепкую поруку; а не будет но нем крепкой поруки, то вкинуть в тюрьму, пока порука будет. Если у вора не будет имения, чем заплатить истцу, то, бивши кнутом, выдать его истцу головою на правеж до искупа, а истца дать на поруки, что ему, доправя свое, отдать преступника боярам; если же истец не захочет дать по себе поруки, что приведет преступника к судье, то вора вкинуть в тюрьму, пока будет по нем порука, и тогда за этою порукою доправлять на нем истцов иск. О правеже государь приговорил с боярами в 1555 году: стоять на правеже во сто рублях месяц, а будет иск больше или меньше, то стоять по тому же расчету; а на которых людях и в месяц истцова иску доправить нельзя, тех выдавать истцам головою до искупа; которые люди добьют челом о переводе, то дать срок деньги перевести и на другой месяц, а больше того срока не давать для людской волокиты.

Важное различие нового Судебника от старого состоит и в том, что в нем обращено внимание на собственное признание преступника: приведут его с поличным впервые, то судить его и послать обыскивать. Назовут его в обыску лихим человеком, то пытать; скажет на себя сам, то казнить его смертною казнию; а не скажет на себя сам, то вкинуть в тюрьму до смерти, а истцово заплатить из его имущества; если же скажут в обыску, что добрый человек, то дело вершить по суду. Также при вторичной поимке на воровстве велено вора пытать, и если скажет на себя сам, то казнить смертною казнию; если же не признается, то обыскивать; скажут, что дурной человек, то посадить в тюрьму на всю жизнь; назовут добрым человеком, то дать на крепкую поруку. Также если вор обговорит кого-нибудь и по обыску окажется, что обговоренный дурной человек, то его пытать, и если признается, то казнить; если же не будет доказательства вины и в обыску на него лиха не скажут, то речам вора не верить и обговоренною только дать на поруку. В разбойных делах собственному признанию не дано такой силы. В наказе губным старостам 1571 года говорится: на кого в обыску скажут, что они лихие люди, воры и разбойники, к кому разбойники приезжают и разбойную рухлядь привозят, кому эту рухлядь продают за разбойное, укажут именно на их дурные дела-кого разбивали и кого крали, то старосты эти речи велят губным дьякам писать подлинно, архимандритам, игуменам, попам, дьяконам и обыскным людям, которые грамоте умеют, велят к этим речам руки прикладывать, а кто грамоте не умеет, вместо тех прикладывают руки отцы их духовные. На кого в обыску скажут, что лихие люди, а истцов им нет, за такими старосты посылают и велят ставить их перед собою, имение их описывается и печатается до окончания дела, а самих пытают: станут виниться в разбоях и оговаривать других, то старосты посылают за оговоренными и ставят их на очную ставку с оговоривателями, а имение их опечатывается. Если на очной ставке язык с них не сговорит, то старосты обыскивают об них многими людьми: окажется по обыску, что люди добрые, то старостам отдавать их на чистые поруки за обыскных людей, которые их одобрили, а по разбойничьим речам брать на них долю (выти) в истцовые иски, по сыску и по новому приговору, в половину истцева иска. Кто сам повинится в разбое, того казнить смертию, а об имении его отписать в Москву, к боярам, в Разбойную избу. На кого язык взговорит в разбое на одной пытке, а на очной ставке с него сговорит и в обыску назовут его добрым, такого давать на чистые поруки за обыскных людей, безвытно. На кого язык говорит на двух пытках, а на очной ставке или на третьей пытке, или, идя к казни, станет с него сговаривать и в обыску назовут добрым, такого человека дать на чистую поруку, но взять на нем выть и сговору не верить. На кого язык в разбое сговорит, но в обыску назовут их лихими людьми, таких пытать. Если признавшийся на пытке разбойник будет боярский человек, то на господине его брать выть в половину истцова иска. На кого язык в разбоях говорил и в обысках назовут их лихими людьми, но сами они на пытках не признаются, таких казнить смертию по обыску. На ком истцы ищут разбоев, но языки на них в разбоях не говорят, и истцы, кроме поля, улики не приводят никакой, то обыскивать; скажут в обыску, что лихие люди, а лиха именно не скажут, то пытать; не признаются на пытке, то сажать их в тюрьму на смерть; если же сами не признаются, но в обыску именно укажут на их разбои, то казнить смертию. На кого язык говорит, а в обыске половина назовет его добрым человеком, а другая половина-лихим, то его пытать: не признается, отдать на поруку за обыскных людей, которые его одобрили, а по разбойничьим речам взять на нем выть; если же в той половине, которая назвала его лихим человеком, окажется большинство человек в пятнадцать или двадцать, а сам он на пытке не признается, то посадить его в тюрьму на смерть, а после прибудет на него другое обвинение в разбое, то казнить смертию, а на обыскных людях, которые его одобрили, взять выть. На кого говорят в разбое языка два или три, а в обыску одна половина назовет его добрым; а другая-лихим, то пытать: не признается, посадить в тюрьму на смерть, а после прибудет новое обвинение, то казнить смертию, а на обыскных людях, которые его одобряли, взять выть; сверх того, лучших людей двоих или троих бить кнутом. На кого языки скажут в разбое, а на очной ставке сговорят, но в обыску назовут лихими людьми с доводом, таких пытать и казнить смертию, хотя бы на пытке и не признались. В Судебнике определено: кто взыщет бою и грабежа и ответчик скажет, что бил, а не грабил, то ответчика в бою обвинить и бесчестие на нем взять, а в пене, посмотря по человеку, что государь укажет; в грабеже же суд и правда, а во всем не обвинять; также поступать, если ответчик скажет, что грабил, а не бил. И в других делах судить также: кто в чем скажется виноват, то на нем и взять, а в остальном суд и правда и крестное целование. По старому Судебнику, если скажут на кого человек пять или шесть детей боярских добрых по великого князя крестному целованию или черных человек пять, шесть добрых христиан целовальников, что он вор, а доказательства не будет, что он прежде воровал, то взять на нем вознаграждение истцу без суда. В новом Судебнике число свидетелей в этом случае увеличено до десяти или пятнадцати.

О поле, или судебном поединке, в новом Судебнике встречаем такие постановления: к полю приедут окольничий и дьяк и спрашивают истцов и ответчиков: кто за ними стряпчие и поручники? Кого за собою стряпчих и поручников скажут, тем велеть у поля стоять; а доспеху, дубин и ослопов стряпчим и поручникам у себя не держать. Бой полщикам давать ровный. А придут к полю посторонние люди, то окольничий и дьяк их от поля отсылают; кто не послушается, не пойдет, тех отсылать в тюрьму. Биться на поле бойцу с бойцом или небойцу с небойцом, а бойцу с небойцом не биться; если же захочет небоец с бойцом биться, то воля. Если кто пошлется на послухов, а послухи между собою порознят, одни скажут в истцовы речи, а другие нет, и первые попросят с последними поля, то позволять им биться. Если послухи, которые показывали согласно с истцом, убьют (то есть поборют) тех послухов, которые ему противоречили, то истцово и пошлины брать на ответчиках и на послухах, которые противоречили истцу, и наоборот. А не попросят поля послухи, показавшие согласно с истцом, или послухи не договорят в истцовы речи, то истец обвиняется. Досудятся в каком-нибудь деле до поля, а станет бить челом ответчик, что ему стоять у поля нельзя, чтоб присудили крестное целование, то поле отставить и дать на волю истцу-хочет сам целует или даст ответчику целовать и наоборот, если станет бить челом истец. Под 1572 годом новгородский летописец говорит, что царь установил в Новгороде наместника по старине и полям велел быть по старине.

Относительно обыска постановлено в 1556 году: если ищеи и ответчики, тяжущиеся перед боярами и во всех приказах, пошлются в обыск на многих людей безыменно, то бояре посылают обыскивать к старостам и целовальникам. Старосты и целовальники велят ездить к обыскам многим людям и всем лучшим, князьям и детям боярским, их прикащикам и крестьянам, архимандритам, игуменам, попам и дьяконам; а из городов с посаду лучшими людьми обыскивать с лица на лицо, а заочно обыскных людей не писать; речи свои обыскные люди пишут сами; а которые люди грамоте не умеют, те руки прикладывают и отцы их духовные к тем речам также руки прикладывают. Если обыскные люди скажут не одни речи-иные люди говорят по истце, а другие по ответчике; то, по ком скажет больше людей, человеками пятидесятью или шестидесятью, того по большому обыску оправить, а по меньшому обвинить, без поля и крестного целования. После того государь прикажет владыке или архимандриту, или игумену разведать вправду, которая половина солгала, и лживых казнить. Скажут в обыску поровну, половина по истце, а другая половина по ответчике, то по таким обыскам дела не вершить, а посылать на обыск в другой раз, велеть обыскивать другими многими людьми про то, которая половина солгала. На которую половину доведут, что она солгала, то выбрать из нее, изо ста человек прикащиков и крестьян, лучших людей человек пять или шесть, и бить их кнутом, а игуменов, попов и дьяконов отсылать к святителю; все убытки, которые потерпит правый, кроме иска, взыскивать на тех, на которых ложь доведут, а которых людей пытали по ложному обыску, тем людям взять на них бесчестье вдвое, для лжи, чтоб вперед не лгали. Тому же самому подвергаются люди, которые на обыске в одном деле двойные речи говорят. Пошлется в суде ищея или ответчик не на многих людей, человек на пять или на шесть, а верить этим людям нельзя, то ими не обыскивать, а вершить дело по суду и по делу, что положено на суде. Пошлется ищея или ответчик на боярина, или на дьяка, или на приказного человека, кому верить можно, несмотря по делу, то это свидетельство принимать и, как скажут, по тому и вершить без поля и крестного целования. Пошлется ищея или ответчик из виноватого, хотя на одного человека, то и это свидетельство принимать, что скажет, по тому и винить; если бы даже немного не договорил против ищеи или ответчика-обвинить. Бояре, дьяки, все приказные люди и дворяне должны приказать в своих селах накрепко, чтоб в обысках люди их и крестьяне не лгали, а говорили правду; если же сыщется, что люди их и крестьяне солгали в обысках, то самим боярам и детям боярским быть от государя в великой опале и людей и крестьян их казнить, как в разбойных делах. Сведает боярин, дьяк, приказный человек, дворянин и сын боярский, что в обыску люди их и крестьяне лгали, то сказать им правду государю, и в таком случае им от государя опалы не будет, а дело, сыскавши вправду, вершить. Старостам в воровских, разбойных и всяких делах обыскивать вправду, по крестному целованию, другу не дружить и недругу не мстить. Беречься им и сыскивать накрепко, чтоб в обысках не говорили бездельно, стакавшись семьями и заговорами; старосты должны о таких людях писать к государю: в случае неисполнения этих обязанностей старост казнить без милости.

Новый Судебник отличается от старого подробным постановлением о плате за бесчестье: бесчестье детям боярским, за которыми кормление, указывать против дохода, по книгам; а женам их-вдвое. Тем детям боярским, которые получают жалование, плата за бесчестье равняется этому жалованью, жене-вдвое. Дьякам палатным и дворцовым бесчестья, что государь укажет, женам их-вдвое. Гостям большим бесчестья пятьдесят рублей, женам их-вдвое. Торговым людям и посадским и всем средним бесчестья пять рублей, женам - вдвое. Боярскому человеку доброму бесчестья пять рублей, кроме тиунов и доводчиков, которые получают плату за бесчестья против дохода, женам-вдвое. Крестьянину пашенному и непашенному бесчестья рубль, жене его-два рубля. Боярскому человеку младшему или черному городскому человеку младшему бесчестья также рубль, женам их-вдвое. За увечье налагать пеню, смотря по человеку и по увечью. От описываемого времени до нас дошло дело знаменитого дьяка Василия Щелкалова, на которого подьячий Айгустов доводил многие лихие дела; на пытке обвинитель признался, что составил на Щелкалова многие дела по наученью князя Михайлы Черкасского; тогда государь велел взять на Айгустове бесчестье Щелкалова и жены его 600 рублей; так как у Айгустова недостало денег для уплаты, то взяли у него вотчину.

Относительно чужеземцев к положению старого Судебника прибавлено: если человек здешнего государства взыщет на чужеземце или чужеземец-на здешнем человеке, то давать им жребий: чей жребий вынется, тот, поцеловавши крест, свое возьмет или отцелуется. Англичанин Лэн описывает нам это вынимание жребия: два восковых шарика с именами тяжущихся клались в шапку, и, чье имя прежде вынималось, тот выигрывал.

Относительно займов в 1557 году царь почел за нужное сделать следующее постановление: на служилых людях править долги денежные и хлебные по кабалам и памятям и духовным грамотам в продолжение пяти лет, (до 1562 года), истину, деньги без росту, а хлеб без наспу, разочтя на пять жребиев; по старым кабалам, по Рождество Христово 1557 года, все росты государь отставил. Но если служилые люди станут занимать деньги в рост или хлеб в наспы в эти правежные пять лет, и в урочные года в новых долгах не выплатятся, то вперед с Рождества Христова 1562 года новые долги на служилых людях править всю истину сполна, да, кроме того, деньги с половинным ростом (10 на 100) и хлеб с наспом. Который заемщик в этот пятилетний срок не станет платиться по годам, будучи на службе или в отъезде год, два, то, когда возвратится, править на нет вдруг, за все те годы, в которые не платил. Кто будет на службе или в отъезде все урочные пять лет, то по возвращении править на нем весь долг вдруг, но без росту. Сторублевый долг править на служилом человеке два месяца, а будет долг больше или меньше, то по расчету; а неслужилым людям стоять на правеже во сторублевом долге месяц. По рядным грамотам на всех людях править всегда сполна. На неслужилых людях в урочные пять лет долги по старым кабалам править все сполна, но без росту; если же они станут занимать деньги в рост или хлеб в наспы в те же правежные годы, то на них в новых долгах правеж давать всегда, а рост и насып на хлеб велеть править вполовину (10 на 100); а не выплатят новых долгов в урочные пять лет, то править на них с полным ростом и наспом (20 на 100). Кто у кого возьмет деньги взаймы бескабально и без памяти или кто у кого возьмет в ссуду что-нибудь и на суде не отопрется, то велеть на нем править сполна и правеж давать всегда. Тот, кто занял деньги и заложил заимодавцу отчину за рост пахать, тот может выплачивать свой долг в урочные пять лет таким образом: отдает на первый год пятую долю долга по расчету, а вотчину возьмет назад; но заимодавец продолжает пахать ее у него за рост, и должник не может ни заложить ее, ни продать, ни променять, ни в приданое, ни по душе отдать, пока не выплатит всех денег, и если не выплатит, то вотчину отдавать назад заимодавцу. Если же должник, не заплативши всех денег по частям в пять лет, вотчину свою продаст, да, и продавши, не заплатит долга, то править на нем весь долг сполна; а не будет должника налицо, то править на том, кто у него закладную вотчину купил, и если на нем доправить нельзя, то взять у него эту вотчину и отдать заимодавцу, у кого она была заложена, а ему дать правеж на того, у кого он ее купил; если нельзя будет с него взыскать денег, то выдать его головою до искупа; а не будет его налицо, то у того, кто купил заложенную вотчину, деньги пропали, потому: покупай вотчину, сыскивая, свободна ли она? А если продавец после явится, то дать ему на него управу. В 1558 году государь приказал: кто займет деньги и кабалу на себя даст за рост служить, но, когда дело дойдет до взыскания, кабалу оболживит и скажет, что он сына боярского служивого сын, то сыскивать: если должнику более пятнадцати лет, а государевой службы не служит и в десятке не написан и кабала написана, когда уже ему минуло пятнадцать лет, то суд на него давать; если же ему будет менее пятнадцати лет, то на таких суда по кабалам не давать. В 1560 году по случаю пожара было постановлено: кто, потерявши дворы от пожара, станет искать по кабалам заемных денег на тех людях, у которых дворы также погорели, то приставов не давать и править долгов не велеть пять лет.

Мы видели, что в старом Судебнике, по всем вероятностям, вследствие влияния законов Моисеевых, помещавшихся в кормчих книгах, имущество умершего за неимением сына положено отдавать дочери, за неимением дочери-ближайшему в роде. Но Иоанн IV, как мы видели также, счел нужным право наследования в старинных княжеских вотчинах ограничить мужеским потомством умершего. Относительно наследства после бездетных бояр и сыновей боярских Иоанн тогда же, в 1562 году, постановил, что если ближнего рода и духовной у них не будет, то вотчина отбирается на государя, а жене государь велит дать из этой вотчины, чем ей можно прожить, и душу умершего государь велит также устроить из своей казны. В 1572 году относительно вотчин пожалованных было определено, что в случае смерти бездетного владельца надобно обращать внимание на смысл жалованной грамоты, будет ли в ней прописано, что вотчина пожалована ему, жене, детям, роду: как написано, так и поступать; если в грамоте написано, что вотчина жалуется одному лицу, то по смерти его она отходит на государя; если же у него не будет государевой грамоты, то вотчины отбираются по его смерти на государя, хотя бы у него и дети были. Впрочем, и право боковых родственников наследовать в выслуженной вотчине ограничено только известными степенями: бездетно умершему наследуют братья его родные, сыновья и внуки родных братьев; если умрет бездетным один из этих братних сыновей или внуков, то участки умерших отдаются братьям их родным, дядям, племянникам и двоюродным внукам, но родственникам далее двоюродных внуков вотчина не отдается.

В новом Судебнике находим постановление о праве выкупа вотчин, которое, по всем вероятностям, возникло из крепкой родовой связи, из общего родового владения поземельною собственностию. Закон говорит: кто вотчину продаст, то детям его и внукам до нее дела нет, не выкупать им ее. Если братья или племянники продавца подпишутся свидетелями в купчих, то им, их детям и внукам также нет дела до проданной отчины. А не будет братьи или племянников в свидетелях, то братья, сестры и племянники вотчину выкупают. Если сам продавший захочет выкупить свою отчину, то может сделать это полюбовно, с согласия того, кому продал, но принудить его к тому не может. Пройдет сорок лет после продажи вотчины, то вотчичам до нее уже дела нет, нет им дела и до купель: кто свою куплю продаст, дети, братья и племянники ее не выкупают. Кто оставит свою куплю в наследство детям, то она становится им вотчиною и вперед им ее выкупать. Кто вотчину свою выкупит в урочные сорок лет, тот должен держать ее за собою, другому в чужой род ее ни продать, ни заложить, отдать ему ее в свой род, именно тем родственникам, которые не подписались в прежних купчих свидетелями. Кто выкупит вотчину чужими деньгами или заложит, или продаст и прежде продавший ее родственник докажет, что выкупивший выкупил ее чужими деньгами и держит ее не за собою, то вотчина следует прежнему продавцу безденежно. Кто захочет свою вотчину, мимо вотчичей, заложить у стороннего человека, то эти сторонние люди должны брать в заклад вотчины только в такой сумме, чего вотчина на самом деле стоит. Если сторонний человек возьмет вотчину в заклад в большей цене, и вотчич станет бить челом, то последний может взять эту вотчину в заклад, в меру чего она стоит, а что сторонний человек дал взаймы лишнего, то у него деньги пропали. Кто свою вотчину променяет на вотчину и возьмет в придачу денег и если кто-нибудь из вотчичей захочет ее выкупить, то может это сделать, причем он должен тому, у кого выкупает, оставить земли в меру столько, сколько тот своей земли променял. В одном списке Судебника находится следующее прибавочное постановление: если бездетные князья, бояре и дети боярские и всякого чина люди захотят свои земли продать или заложить, или в монастырь по душе отдать, то им вольно это сделать со всеми своими куплями; что же касается до отчин, то могут отчуждать их только половину; если же кто отчудит больше половины и отчич будет бить челом об этом, то лишнюю продажу отдать отчичу, а, кто, не разузнавши, больше половины купил или под заклад взял, тот деньги потерял.


Страница сгенерирована за 0.07 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.