Поиск авторов по алфавиту

Автор:Бальтазар фон, Ганс Урс

Бальтазар фон, Ганс Урс «Как слышу, так и сужу»

«КАК СЛЫШУ, ТАК И СУЖУ»

Эти слова Господа (Ин. 5, 30) отражают самое центральное в Его непостижимой сущности. Контекст, однако, в котором они произнесены, как может показаться, содержит в себе явное противоречие. С одной стороны, Христос утверждает, что Он не может ничего творить от Себя самого, но только то, что видит у Отца творящего, и лишь поскольку Отец открывает Ему все дела Свои, постольку и Он, Сын, может творить их (Ин. 5, 19 и сл.). С другой же стороны, Господь подчеркивает, что Отец отдал Ему весь суд, дабы все почитали Его наравне с Отцом (5, 22 и сл.). При этом

/101/

 

 

эта передача — не временная, а в полное собственное владение: «Ибо как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе», отчего, кстати, и проистекает «власть производить суд» (Ин. 5, 26 и сл.).

В этом выражении «дано иметь в Самом Себе» заложен решающий смысл. Является ли «имение-в-себе-самом» подлинной до конца передачей, в которой даримое окончательно отделяется от дарящего, или же подаренное настолько тесно связано с «дающим», что «имение-в-себе-самом» все-таки остается зависимым от акта дарения? Вероятно, справедливо второе, ибо подобная мысль сокрыта в словах Христа, близких к тем, которые вынесены в заголовок, а именно: «Я могу судить лишь так, как Мне дает Отец». Далее: «Он свидетельствует, что Он видел и слышал (у Отца)» (Ин. 3, 32); «Что Я слышал от Него, то и говорю миру» (Ин. 8, 26); «Ничего не делаю от Себя, но как научил Меня Отец Мой, так и говорю» (Ин. 8, 28); «Ибо я говорил не от Себя, но пославший Меня Отец, Он дал Мне заповедь, что сказать и что говорить...Что Я говорю, говорю, как сказал Мне Отец» (Ин. 12, 49 и сл.). Итак, мы видим чистую зависимость, но тогда где же этот элемент — «от Меня Самого»? И такой ответ отыскивается: «Если Я и Сам о Себе свидетельствую, свидетельство Мое истинно, потому что Я знаю, откуда пришел и куда иду» (Ин. 8, 14). Здесь темнота немного рассеивается, но все же речение «Сам о Себе» поставлено в явную зависимость от начального «откуда» и последующего «куда». Эти оговорки не случайны, и из дальнейшего изложения становится ясно, что отчетливое знание происхождения Производящего суд и Его предстоящей судьбы заключает в себе два важных обстоятельства. С одной стороны, свидетельствуется «посланничество» от Отца, причем Отец дает Посланному полнейшую свободу. С другой стороны, перед нами и самосвидетельство Бога-Отца, который удостоверяет полномочия Посланного и правомочность Его дела: «Я Сам свидетельствую о Себе, и свидетельствует обо Мне Отец, пославший Меня» (Ин. 8, 18).

Следовательно, нельзя противопоставлять друг другу самостоятельность Бога-Сына и Его обратную связь с Богом-Отцом, поскольку само-стояние Сына в том и состоит, что Он есть прямое Слово Отца. Это Слово, как упоминалось, обладает полнотой жизни, не меньшей, чем Отец (Ин. 5, 26). Отсюда можно заключить, что в данном случае Иисус свидетельствует о Себе, действуя одновременно и из Своего человеческого сознания, и из Божественного. Его самостоятельность заходит очень далеко: «Ибо как Отец воскрешает мертвых и оживляет, так и Сын оживляет, кого хочет» (Ин. 5, 21). Самостоятельно Христос объявляет Отцу и о собственной воле: «Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною» (Ин. 17, 24). Но тем не менее отчего же Он, производя самостоятельный суд, во всем одновременно слушается Отца? Оттого, что Божественная свобода получена Им от Отца. Отец передает Ему власть и этим отказывается от собственной:

/102/

 

 

«Отец не судит никого, но весь суд отдал Сыну» (Ин. 5, 22). Этот отказ от власти виден непосредственно уже в самом послании Сына на служение людям: «Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него» (Ин. 3, 17). Так как же Сын вершит действительный суд, если Отец не вершит его? Христос произносит фразу, которая может показаться противоречивой: «Я не сужу никого. А если и сужу Я, то суд Мой истинен». Почему? «Потому что Я не один, но Я и Отец, пославший Меня» (Ин. 8, 16). Если, таким образом, для Сына не столько важен суд, сколько спасение людей (Ин. 12, 47), то кто же в таком случае все-таки осуществляет суд? Его творит Слово спасения, если человек не принял его, если он остался во тьме, не пожелав впустить в себя свет (Ин. 3, 19 и сл.). Принявшие слово милости без суда восстанут в жизнь вечную, а те, которые милость не приняли, «восстанут на суд» (Ин. 5, 29). Ибо любовь Бога, конечно, милосердна, но одновременно несправедливой она не бывает.

Тайна Сына и Его самостоятельности,— а Он постоянно принимает ее и за то благодарит,— есть прообраз тайны благодатного создания, которое одарено свободой чад Божиих без ограничений, но одаренность остается имманентной этой свободе. Следовательно, когда свободное чадо Божие послушествует Св. Духу, обитающему в его сердце, никакой зависимости не возникает; напротив, приобретается большая свобода. Не замкнутый на себя, а послушливый человек способен услышать свободу превечную.

 


Страница сгенерирована за 0.3 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.