Поиск авторов по алфавиту

Автор:Бальтазар фон, Ганс Урс

Бальтазар фон, Ганс Урс «Отец мой — виноградарь»

«ОТЕЦ МОЙ — ВИНОГРАДАРЬ»

В притче о винограднике Сын олицетворяет плодоносящее начало. Не Его вина, если отдельные ветви на Нем, на виноградной лозе, не приносят плода. Сам Он не сбрасывает с Себя неплодоносящие отрасли, дабы они, отрубленные и иссохшие, были ввергнуты в огонь. Заботу о них Сын предоставляет Отцу. Поскольку Сын выступает перед Отцом в качестве нашего Ходатая (Лк. 13, 6 —9), Он и уподобляется у ап. Луки деревенскому жителю, который испрашивает для смоковницы милосердной отсрочки. «Господин! оставь ее и на этот год, пока я окопаю ее и обложу навозом: не принесет ли плода. Если же нет, то срубишь ее». Все, что принадлежит Сыну, есть собственность Отца, и Отец заботится о том, чтобы плодоношение у Сына протекало в согласии с возможностями ветвей: «Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода» (Ин. 15, 2).

Пострадать приходится обеим: как отсеченной ветви, так и оставленной, но смысл и цель страдания при этом противоположны. Какие-то составляющие тела Христова ради благополучия целого должны быть удалены,— ведь «малая закваска квасит все тесто».

/199/

 

 

Община не должна общаться «с тем, кто, называясь братом, остается блудником...или злоречивым». Ап. Павел на всю общину возлагает ответственность за самоочищение («Разве вы не судите тех, которые принадлежат к вам?» 1 Кор. 5, 6. 9. 11). Он удаляет загнившую ветвь, предполагая на то согласие общины (1 Кор. 5, 4 и сл.). Апостол надеется своим поступком привести грешника в чувство, но «отсечение» Отцом уже необратимо. Между тем в притче не сказано, является ли засыхание и сожжение удаленных ветвей делом временным или окончательным. Решить вопрос предоставлено не нам.

Отторгаемые ради чистоты ветви должны, однако, знать, что Тот, Кто работает над ними,— чтобы они «больше приносили плода»,— это Отец. Мера того, что ожидается от них, задается Богом, и Бог, ради возможно богатой жатвы, может «начать суд с дома Божия» (1 Петр. 4, 17). Из Ветхого Завета известно, что ради очищения Израиля Господь иногда пользовался такой железной метлой, как Ассур и Вавилон. Аналогично преследования, которым подвергается новозаветная Церковь, могут быть поняты и как милость Божия, какими бы болезненными они ни были. Возможно, больше нет средства, чтобы преобразовать тепло-хладное и рыхлое большинство в решительное и сплоченное меньшинство. Прибегать к крутым мерам — это исключительное право Бога, а Его произволению мы не вольны ни содействовать, ни противостоять. Он Один взвешивает, принесет ли небольшое количество путем отсечений очищенных ветвей больше плода, чем большое количество застарелых и наполовину неспособных к плодоношению.

Когда очищение Церкви Христовой предоставлено Отцу с Его эффективными средствами, это правильнее, чем если Церковь подвергается операциям человеческими, слишком человеческими средствами. Несомненно: Ecclesia semperreformanda. Одновременно Церковь должна сначала поразмыслить, где именно она — в глазах Бога, а не в своих — потеряла ожидаемое от нее плодоношение. Для этого ей надо вновь обратиться к Господину Церкви, ибо в Евангелии относительно плодоношения даны четкие указания. Пример Иисуса Христа учит нас, в чем можно пойти навстречу человеческим слабостям и в какой мере допустимо терпеть человеческое противодействие. Возможность двоякой интерпретации притчей Иисуса в этом отношении показательна: они рассказываются, конечно, для того, чтобы их поняли, но одновременно и для того, чтобы и принципиально иное понимание осталось открытым. С этой точки зрения притчи похожи на Закон: в нем разъяснены благодатные Божественные заповеди, но в то же время обнаруживается, что человек совсем не желает следовать им. Поэтому соответственно если попытка Церкви очиститься с помощью Собора привела к столь противоречивым последствиям, будем ли мы все еще удивляться тому, если Бог прибегнет к более радикальным и — пока они еще не видны нам — более эффективным мерам?!

/200/

 

 

Плодоносящее дерево, если применить образ бл. Августина, растет корнями в небо, а кроной в землю. Происхождение плодоношения полностью сокрыто в Боге, и его нельзя пощупать. Земной урожай для небесной жатвы — это забота Божия. Господь достаточно изливает в сердца человеческие Своего Духа (Рим. 5, 5), чтобы на Ему одному известных путях пожать обильную жатву.

 


Страница сгенерирована за 0.32 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.