Поиск авторов по алфавиту

Автор:Феофан (Говоров) Вышенский Затворник, святитель

Феофан Затворник, свт Слово в день памяти преподобного Варлаама Хутынского

В ДЕНЬ ПАМЯТИ

ПРЕПОДОБНОГО ВАРЛААМА ХУТЫНСКОГО.

О тесном и прискорбном пути, с примера святого Варлаама Хутынского.

Иже на земли леганием,

пощением же и бдением тело

твое изнуряя, Преподобие, вся

плотская мудрования умертвил

еси; и исцелений струя

независтная явился еси, верою

притекающим к раце мощей

твоих, Варлааме, отче наш,

моли Христа Бога спастися

душам нашим.

Тропарь святому

Такую слышим мы похвалу преподобному Варлааму! За такие же труды и подвиги восхваляются и другие святые, прославляющиеся в Новгороде, во всей России и даже во всем христианском мире: Антоний Римлянин, Сергий Радонежский, Зосима и Савватий Соловецкие, Антоний и Феодосий Киево- Печерские, и все взошли на высокую степень

611

 

 

святости и потом вошли в рай, к нескончаемой славе небесной, путем тесным и прискорбным. Что за дивное устроение спасения? Рабы Бога, Владыки всяческих, в непрестанных скорбях, во все время служения Ему и за самое служение; други и дети Божии по благодати покоя не имеют день и ночь. Зачем все это так? Что за нужда в таком порядке вещей? Неужели Господу, Который есть одна благость, может быть приятно такое служение? Неужели Он может услаждаться такими кровавыми жертвами? Или нет другого способа Богоугождения, другого пути в Царство Небесное?

Сознаем обязанность угождать Богу, имеем желание войти в селения небесные; но когда напоминают нам о трудах и подвигах, тогда и плоть немощная, и сластолюбивое сердце, и развращенная воля, и все в нас сильный подает голос противления и нашему намерению, и совету других; и стоим мы, как обрекаемые на заклание, иногда с сомнительными, а иногда с утвердительными уже помышлениями: это не всем, это от произвола, можно совместить и удовольствия с чистотою христианской жизни, и потом совсем забываем о чистоте жизни, а гонимся за одними удовольствиями с уверенностию, что это извинительно.

Хорошо, если извинительно. Но, братие, известно нам, что Господь уставил день суда, строго-

612

 

 

го и неумытного, на котором не помогут никакие извинения. Остережемся же лучше теперь, пока еще есть время, чтоб после, когда не будет времени, не обратили нам в вину то, в чем мы теперь себя извиняем.

Ныне молитвенно приступаем мы ко граду Божию, Иерусалиму небесному, к Церкви Первородных на небеси, приступаем вслед за преподобным Варлаамом, который входит туда тернистым путем лишений и трудов. Когда же приличнее уверить себя, что скорбные подвиги и суровое житие точно необходимы для спасения и наследия Царства Небесного, чтобы вместе с тем защищение и похвалу такого пути обратить в похвалу Преподобному, избравшему его?

Если есть какое сомнение касательно сего, то куда нам лучше обратиться, как не ко всеобщему источнику вразумления слову Божию, которое одно, подобно светильнику, сияющему в темном месте, верно указывает пути и распутия в мрачную настоящего жития ночь 1), или еще ближе, как не к Начальнику и Совершителю нашего спасения Господу Иисусу? Что обещает Он слушающим слова Его и по гласу Его ищущим спасения? Покой, увеселение, утехи? Припомните один случай, очень замечательный в земной жизни Господа. Уже оканчивалось

1). 2 Пет. 1,19.

613

 

 

последнее полугодие и последнее проповедническое путешествие Спасителя, когда Он проходил близ пределов соседних язычников. Желая как бы узнать, что произвели Его проповедь и чудеса в народе, который в таком обилии всегда сопровождал Его, Он вопросил учеников: каких мыслей о нем народ и каких - они сами? И вот, когда открылось, что народ, хотя не совсем истинно понимал Его, однако ж признавал Его лицом Божественным, таким, которое он должен был во всем слушать, а ученики исповедали Сыном Божиим, Он собирает вокруг Себя и учеников, и народ, и к ним из среды, как бы с царского трона, дает всеобщую заповедь труженичества, озлобления и самолишения. И призвав народы со ученики Своими, рече им: иже хощет по Мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет. Иже бо аще хощет душу свою спасти, погубит ю; а иже погубит душу свою Мене ради и Евангелия, той спасет ю 1). Рассмотрите внимательнее, какой предлагается здесь путь ко спасению: отвергнисъ себя, считай себя отверженным, поступай с собою, как с презреннейшим извергом, будь чужой, враг себе; возми крест, веди себя так, как бы какое тяжкое бремя лежало на раменах твоих, держи себя в стесненном,

1). Мк. 8, 34 —35.

614

 

 

принужденном положении, будь как связанный по рукам и по ногам; погуби душу свою, питай смертоубийственную ненависть к собственным пожеланиям, живи так, как бы у тебя не было своей души, будь как бы машина, управляемая другою волею. И мысли не подал Спаситель о каком-нибудь утешении, а внушает только одно самопринуждение, самопротивление, самостеснение. И это не одному кому, и не некоторым только (например, ученикам во время проповеди), а всем; призвал Спаситель весь народ и вслух его сказал, чтобы не отказывался никто от скорбных подвигов ради спасения и не чаял от последования Ему никаких утех на земле. Подумает кто, что, может быть, только начало христианской жизни так скорбно, но с продолжением она опять встретится с утешениями и не будет уже ничем отличаться от обыкновенной жизни. Нет, и во все продолжение она должна быть одинакова: стесненная, скорбная, исполненная лишений; тесный путь, узкие врата вводят в живот, потому царствие Божие нудится и только нуждницы восхищают е 1). Как восходящий на гору находится в непрестанном напряжении, то чтоб подвинуться вперед, то чтоб не податься назад, или, как пробирающийся сквозь терние, при всей осторожности, поминутно получает уязвления, так

1). Мф. 11, 12.

615

 

 

и те, кои шествуют путем, ведущим ко спасению, должны быть и в непрерывном напряжении, и с непрестанными озлоблениями. Может быть, конец жизни приведет христианина к утехам? И до самого конца должен он чуждаться всяких удовольствий. Претерпевый до конца, говорит Спаситель, той спасется 1). За пределами сей жизни Спаситель обещает всякие утешения, такое обилие благ, которого мы обнять не можем, и таких благ, которых не можем изъяснить, а дотоле Он никому не позволяет искать утешений, и там возвеселит сердца верных Своих только в награду за скорби, поднятые здесь, и потому предварительно ублажает Он только нищих духом, плачущих, алчущих и жаждущих. Ежели теперь спасения нет, кроме Спасителя и кроме Его святой воли; если его получают только от Него, достигают при помощи Его и по способу, Им Самим определенному, то кто еще из желающих спасения станет говорить, что жестокое житие, скорбные лишения, трудные подвиги не нужны для спасения, что можно обойтись и без них, что если и избирали некоторые такой путь, то это зависело будто от их произвола, а не было необходимо? Такими мыслями прикрывается расслабление воли, сластолюбие сердца и саможаление враг всякого добра, а все это

1). Мф. 10, 22.

616

 

 

надобно же чем-нибудь прикрыть от взыскательного ока совести и тем, хотя сколько-нибудь, оправдать свою слабую ревность о спасении. А Спаситель что говорит? Овцы Моя гласа Моего слушают 1). Те только и Его, которые слушают Его повелений без прекословия, без самовольного толкования. Он не принуждает, а предлагает: желающий идет и спасается. Ко Мне никто, говорит, не придет, если не привлечет его Отец. Видите, какая есть премудрая, невидимая, однако ж тем не менее решительная и ужасающая разборчивость у Спасителя, желающего, впрочем, всем спастися.

А всему причиною собственное наше рассуждение. Много полагаемся на свой разум и не хотим иначе жить, как он укажет, а того и не замечаем, как он сам управляется страстями и худо настроенною волею. В самообольщении думаем, будто живем по началам разума, во свете, а в самом деле по внушению страстей, во мраке. Когда Спаситель заповедал самоотвержение, то разумел под ним между прочим и отречение от своего разума, потому что он может быть обольщен сам и нас может обольстить. Потому как спасительно внушение: не испытуй, а исполняй без размышления! Испытание первый шаг к падению, и мало таких, которые бы после сего

1). Ин. 10, 27.

617

 

 

первого не делали и второго, далее третьего и так до бездны пагубы. Наши все рассуждения должны ограничиваться одним: так повелел Спаситель. Велел Спаситель отказывать себе во всех удовольствиях и будем отказывать; и всякому, кто бы желал узнать от нас, почему мы так делаем, будем отвечать: так велел Спаситель. Но коль скоро станем испытывать, почему это, нельзя ли иначе, не другое ли что разумел Спаситель, когда говорил так, не избежать нам сначала некоторого расслабления воли внутреннего, а потом и самого падения.

Впрочем, хотя бы кто и собственным стал исследовать разумом, и тот нашел бы, что здесь, на земле, не следует человеку поблажать себе, знать и заботиться о приятностях и утешениях, а напротив любить более неприятности и озлобления и, если не приходят отвне, самому налагать их на себя произвольно. Когда был в раю человек, там позволено ему было вкушать все блага; но когда рай взят на небо, а человек остался на земле, что сказал ему Господь? Проклята земля в делех твоих, в печалех снеси тую вся дни живота твоего: в поте лица твоего снеси хлеб твой, дондеже возвратишися в землю, от неяже взят ecu 1). Отнято благословение и от дел, и от жилища человека — какие же тут утеше-

1). Быт. 3, 17, 19.

618

 

 

ния? Несущему наказание прилично ли предаваться радостям? Не скорее ли скорбми, соответственно намерению Правосудного, можно преложить Его правду на милость? Изгнанник, когда забывает о своем отечестве, тем самым не больше ли всего доказывает, что он точно не стоил сего? Что же другое сказать и о радующихся и утешающихся на земле? Они забыли, кто они, не чувствуют тяготы изгнания, не замечают своего унижения, разлюбили свое отечество подобно тому, как и недобрый сын, вне крова отчего, успевает иногда приложить сердце к иным вещам, к иным лицам и совершенно забыть о доме и отце. Но за то такая ему и похвала. Как же, скажет кто, Спаситель избавил нас от греха, проклятия и смерти и возвратил нам первое блаженство? Потому не местом ли ликований стало теперь место нашего изгнания? Нет сомнения, братие, что Спаситель точно стяжал сии блага для рода человеческого, но Он содержит их и хранит в Себе. Для того, чтобы удостоиться их, надобно, с одной стороны, нам приближаться к Спасителю, с другой — как бы низойти Ему Самому к нам. Но в том и другом случае подвиги, озлобления, скорби совершенно необходимы.

Приближающийся к Спасителю должен очистить себя от всякого греха, ибо иначе, кое общение свету ко тьме? Ищущий спасения и есть ревнующий о самоисправлении. Но самоисправ-

619

 

 

ление, на какой бы степени ни была наша испорченность, всегда мучительно. Грех вошел в самое сердце наше, откуда разветвился в разнообразных наклонностях, привычках, страстях, и проникнул таким образом все существо наше; мало того, он распространился вне и связал нас с чувственными вещами узами, столь же крепкими, как крепки узы бытия. Не видите ли, что очистить себя значит то же, что исторгнуть из своего существа другое некоторое греховное тело, а это возможно ли без болезненных мучений? Как ни осторожно будешь исторгать грех, не можешь не причинить скорби, подобно тому, как нельзя не причинить боли, когда вынимаешь занозу из живого тела. Можно теперь решительно сказать: не хотим скорбей и лишений, потому что не хотим и еще не начинали исправлять сердца, иначе давно уже опытом бы дознали, как необходимо нам жестокое житие... Спасающийся должен облещись в заслуги Спасителя, чтобы в них, как в некоей солнцеобразной одежде, с одной стороны, укрыться от стрел проклятия, с другой легче воспарить на небо и там безопаснее пройти сквозь врата рая, заграждаемые огненным мечом. Но заслуги Спасителя суть крестная смерть и страдания. Ими разрушено средостение, разделявшее человека с Богом и отверзт вход всем благословениям небесным на род человеческий. Они — основание нашего

620

 

 

спасения. Потому облещись в заслуги Спасителя, значит облещись в Его страдания; но как это возможно без собственных страданий? Иже Христовы суть, то есть кои усвоили себе все Христово, плоть распята со страстми и похотми 1), терпят такие страдания, какие терпит распинаемый. Вот почему первым условием спасения почитается приобщение Христовым страстям 2), приобщение не мыслию, но делом; вот почему Сам Господь биет всякого сына, егоже приемлет, чтоб скорбми уподобить его Себе и тем отверсть в него вход сокрытым в Себе благам! И премудрость, устрояющая спасение каждого человека, стропотно ходит с ним в первых, боязнь же и страх наведет нань, и помучит его в наказании своем, дондеже веру имет души его, и искусит его во оправданиих своих; и паки возвратится прямо к нему, и возвеселит его, и открыет ему тайны своя 3). Вот какой ряд испытаний сокрушительных проходит спасаемый под управлением премудрости Божией. Потому пересмотрите всех, которые премудростью Божией были спасены. В каких утехах они провождали все время пришельствия своего на земле? Вознеситесь на небо, в селения спасенных! Есть ли там хоть один, сколько-нибудь поблажавший себе или жалевший

1). Гал. 5, 24.

2). 1 Пет. 4, 13-14.

3). Сир. 4, 18 —21.

621

 

 

себя? Там только те, коих слово Божие сравнивает то с победителями, то с купцами и земледельцами, то с гонцами. А кому не известно, в каком стесненном и скорбном состоянии воины находятся во время войны, даже счастливой? Как обременительны заботы торгующих? В каком напряжении и в каких усилиях бывают гонцы? Приятны ли, наконец, зной дня и холод ночи у сеющих и жнущих? Много на небе уготовано обителей; но все они — обители страдавших и скорбевших. Вот какие надписи делает им Апостол: после тех, кои избиени быша... претрени быта, искушены быша, убийством меча умроша, следует у него по порядку обители тех, кои проидоша в милотех, и в козиях кожах, лишены, скорбяще, озлоблены: ихже не бе достоин весь мир, в пустынях скитающеся и в горах, и в вертепах и пропастех земных 1). Ни одной для вкушавшего радости или утешения! Не потому ли даже, что всякое утешение, получаемое здесь, отнимает у нас право на получение наград там? Припомните, что Авраам в притче о богатом и Лазаре сказал богачу, когда он во аде, сый в муках, просил себе малейшей отрады, капли воды на язык: чадо, помяни, яко восприял ecu благая твоя в животе твоем, и Лазарь такожде злая; ныне же зде утешается, ты же страждеши 2)... Может быть, тот

1). Евр. 11, 35, 37-38.

2). Лк. 16, 25.

622

 

 

богатый и не был злой человек, может быть, иногда делал добро; но потому что за всякое добро он получал уже соответственное утешение на земле, то на небе не нашлось ни одного дела не награжденного. Велико ли то, если хорошее мнение о себе услышит кто от другого, но и такому говорит Спаситель: ты уже получил мзду свою 1)... Апостол говорит в одном месте о спасающихся, что по мере скорбей увеличиваются их утешения, нельзя ли теперь сказать и наоборот: по мере утешений здесь все больше собирается мучений там, на главу утешающегося. Вот каких льстивых и злобных друзей принимаем мы к сердцу!

Темже убо и мы толик имуще облежащ нас облак свидетелей, а между ними и преподобного отца нашего Варлаама, гордость всяку отложше, гордость, которая больше всего отклоняет нас от самолишений и самоозлоблений, отложше и удобь обстоятельный грех, особенно саможаление, которое не позволяет нам поднять на себя рук, терпением да течем на предлежащий нам подвиг, будем изобретательны на подвиги, чтобы скорбеть и в скорбях терпеть ради спасения: взирающе на началники веры, и совершителя Иисуса, Иже, вместо предлежащия Ему радости, претерпе крест, о срамоте нерадив, одесную же

1). См.: Мф. 6, 2.

623

 

 

престола Божия седе.. Господь страдал, когда Ему не за что было страдать; нам ли отказываться от скорбей, грешным и нечистейшим? Помыслите убо таковое пострадавшего от грешник на себе прекословие, да не стужаете, душами своими ослабляеми. Не у до крове стаете, противу греха подвизающеся 1). Верно, еще не начинал вооружаться противу греха тот, кому неизвестны подвиги и жестокое житие. Аминь.

1). Евр. 12, 2, 3—4.

624


Страница сгенерирована за 0.29 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.