Поиск авторов по алфавиту

Автор:Феофан (Говоров) Вышенский Затворник, святитель

Феофан Затворник, свт Слово к новопостриженному в монахи отцу Протоиерею города Шацка, нареченному в монашестве Германом, и предназначенному быть Архимандритом Черниева монастыря

313

LXI.

К НОВОПОСТРИЖЕННОМУ В МОНАХИ ОТЦУ ПРОТОИЕРЕЮ ГОРОДА ШАЦКА ГРИГОРИЮ АГИШЕВСКОМУ, НАРЕЧЕННОМУ В МОНАШЕСТВЕ ГЕРМАНОМ, И
ПРЕДНАЗНАЧЕННОМУ БЫТЬ АРХИМАНДРИТОМ ЧЕРНИЕВА МОНАСТЫРЯ.

Приветствую тебя, возлюбленный о Господе собрат по иночеству, приветствием радости и благожеланий!—Мы рады, сретая тебя. Надеемся, что и ты радуешься, хотя не без трепета. Ибо если прошел ты сердцем совершенное над тобою в сии минуты, то не можешь не испытывать сильных ощущений, которые обычно волнуют добросовестные души, входящие в существо принимаемых ими на себя немаловажных дел. Прихожу тебе на помощь и попытаюсь упорядочить движения сердца твоего моим простым словом, хотя не скажу ничего больше того, что устами моими уже изрекла тебе св. Церковь.

Воистину дело доброе начал ты. Кто против сего?— Остается совершить его добре.—В сем отношении не говорю тебе: не думай, что облачением в иноческое одеяние окончен весь труд искания иночества. Этим я оскорбил бы твое рассуждение и сердце. Верно знаешь, что как одетый

 

 

— 314 —

в воинские доспехи может быть не воином, так и облаченный по-иночески может оказаться не иноком.—Ты теперь готов на иночествование и вступаешь в чип проходящих его. И о само иночествование твое еще впереди. Нарисуй же светлее образ совершенного инока в уме своем и стремись осуществить его в остальной жизни твоей, не щадя живота.

Видал ли ты, как пускают воздушные шары? — Шар наполняется газом—небесною стихией, без которой не возможно ему подняться вверх. Но и наполненный он нейдет вверх, пока привязан вервями к земле.—И отрешенный уже устремляется вверх, по мере густоты окружающего его воздуха и топкости, наполняющей его стихии. Там наконец скрывается он в высоте, или закрывается облаками, где и остается один, объятый со всех сторон небом.—Вот образ совершенного инока!—Отрешившись от всего умом и сердцем устремляется он горе, и пребывает там един с единым Богом.—Заметь, что в этом существо иночества,— быть едину с единым Богом, не минуту, не час, не день, а непрестанно. Ничто тварное—ни большое, ни малое не должно поглощать внимания и сердца инока... Он весь в Боге и в небе.—Что держит его там?.. Шар держится на высоте содержимою им небесною стихией—газом... И инок держится сознанием своим на небе по причине устремления туда всех желаний своего сердца, возгреваемых в нем небесною благодатию.—Испарится газ в шаре, шар начинает спускаться вниз, и чем более испаряется газ, тем ниже спускается шар, пока не падет опять на землю, от которой отрешился было... Умалится в иноке желание небесного,—он ниспадет вниманием долу и вместо Бога занят бывает тварью. Тогда теряет он свой характер. Заметь это и чаще приводи себе на память.

Не продолжаю далее сравнения. Предоставляю тебе самому развить его ширше. Только напомню об одном, что должно разуметь под отрешением. Отрешение иноческое не есть

 

 

— 315 —

одно отречение от житейских связей, от чувственных удовольствий, от своекорыстия и от всех вообще предметов, коими питаются страсти, но есть, кроме того, отречение и от всех естественных чувств, несчитаемых порочными, каковы чувства родства, дружбы и проч. Все сие должно быть поглощено духом и от него получить свой характер, как внушает Господь, говоря: кто есть мати Моли и кто суть братии. Моя? Иже аще сотворить волю Отца Моею, Иже на небесех, той брат Мои и сестра и мати Ми есть (Матф. 12, 49.) Тот предначатие вечного небесного суждения о вещах и лицах,—и соответственного тому расположения к ним.— Только возшедший на сию высоту наслаждается полною свободою,—и он только воистину есть раб Божий, ни чему, кроме св. воли Божией, непорабощенный.

Не говори: высоко—трудно. Никто и не утверждает, что это легко.—Но не устранится, ниже убойся. Близ Господь с благодатию Своею,—близ молитвы св. подвижников, к которым взывай, и житие которых предначертай в уме своем к подражанию. И то ведай, что не вдруг—на высоту.—Как всходят по лестнице? Начинают с низших степеней и постепенно поднимаются на самый верх ее.—Взойдешь и ты. Только не ослабевай. Нудь себя на всякое дело и всякий подвиг,—и будешь незаметно подвигаться вперед. За всякое напряжение свободы присетит тебя Божия благодать и закрепит за тобою то, чего искал ты. Благодать Божия действует в отношении к нам, как хозяин, который идя за тяжело-поднимаемым на гору возом, тотчас подкидывает под колеса камень, как останавливается лошадь, и тем сберегает пройденное.—Имея сие в виду, ревнуй, действуй с напряженным усилием в надежде,—и верно дойдешь до конца.

Не напоминаю тебе о честности поведения и исправном житии во внешних отношениях. С этой стороны ты очень известен, и перемена места верно не переменит твоих правил. Но не забывай при благообразии поведения заботиться и

 

 

— 316 —

о благоустроении сердца, о стройном сочетании в нем всех святых чувств и расположений.

Не напоминаю тебе и о внешних подвигах благочестия. Состарившемуся в благочестивой жизни верно по опыту известны и пощения, и ночные стояния, и долгие священнодействия, и точное исполнение правил молитвенных и действование не по своей воле,—известно все сие и с своими трудностями и с своими утешениями.—Теперь предлежит только тебе— все сие из прерывающего и чередового сделать непрерывным и постоянным. Но не забывай при том и о внутреннем служении Богу и о внутренних подвигах борьбы с помыслами, и со всеми льстивыми движениями не всегда исправного сердца нашего.

Не напоминаю тебе и о предлежащем тебе начальствовании. Столько уже лет знаком ты с делами управления.—И в новом кругу предлежащих тебе дел все устрояет то же благоразумие с опытностью, которым отличался ты доселе. Но не забывай, что главное у тебя будет управление душ в царствие не внешним, а внутренним путем,—рассуждением братних помыслов и распутыванием сетей, какими враг обык запутывать совести немощных и малоопытных.

Мы надеемся, что ты поправишь вверяемую тебе обитель;— но не думай, что при этом мы согласны, чтоб ты заботился об одном внешнем ее благолепии и довольстве, оставя внутреннее совершенство в иноческой жизни в небрежении. Нет. Если увидишь, что без ущерба последнему не может быть достигнуто первое,—оставь обитель в нищете, если это нужно, чтоб она цвела внутреннею красотою духовных совершенств.

Этим отграничусь.—Ибо если б все говорить, не было бы конца нашей речи. Впрочем, мудрый и в малом увидит многое. Да и сие малое я предложил тебе не за тем, чтоб учить, а чтоб напомнить только тебе то, что конечно сам

 

 

— 317 —

ты постоянно содержишь в уме и сердце своем. Господь да благословит тебя и да поможет тебе во всем добром, во славу всесвятого имени Своего. Аминь.

17 Декабря, 1860 г.


Страница сгенерирована за 0.32 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.